Леонтьев Д.А. — Жизненный мир человека и проблема потребностей

Д.А.Леонтьев

ЖИЗНЕННЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА И ПРОБЛЕМА ПОТРЕБНОСТЕЙ

Понятие потребности является одним из ключевых объяснительных понятий психологии личности. Все побудительные силы человеческой деятельности выводятся в конечном счете из тех или иных потребностей, понимаемых как источники человеческой мотивации. Само понятие потребности при этом, как правило, оказывается не требующим объяснения, т.е. пастулируется как предельная категория. Понятие потребности вошло в психологический обиход сравнительно недавно, придя на смену более старому понятию «влечение», которое, в свою очередь, является преемником понятия «инстинкт». Так в психологичеcком словаре Б.Е.Варшавы и Л.С.Выготского издания 1931 года (4) есть термины «инстинкт» и «влечение», но нет слова «потребность». Оно появилось в психологии вместе со смещением внимания от биологических к специфически человеческим побудителям поведения, во многом благодаря работам Г.Мюррея (H.Murray) (40), хотя и для Мюррея потребность в конечном счете оказывается лишь синонимом желания, влечения или мотива (41).

Поэтому общепринятое на сегодняшний день понимание потребности закономерным образом несет в себе остаточное содержание биологизированных предшественников этого понятия, из чего, на наш взгляд, вытекают некоторые принципиальные проблемы, связанные с его употреблением. Разрешение этих проблем представляется возможным лишь исходя из принципиально нового методологического подхода к изучению движущих сил человека, в корне пересматривающего устоявшиеся представления.

Потребительский взгляд на проблему потребностей: концепция потребности как нужды.

Потребность в традиционном ее понимании характеризуется двумя основными признаками. С фермально-динамической стороны — это состояние нужды в каком-то недостающем организму предмете. Основанием для вывода о наличии той или иной потребности выступает поведение, интерпретируемое как проявление данной потребности.

Такое понимание потребности, распространенное не только в научных работах, но и в обыденном сознании означает, по сути, не что иное, как отождествление потребности с потребностным состоянием нужды в чем-либо, либо непосредственно переживаемой субъектом, (субъективная нужда), либо констатируемой внешним наблюдателем («объективная нужда»).

Различия между этими двумя трактовками, как показал Б.И.Додонов (10), несущественны: «те, кто придерживается первой точки зрения, часто делают оговорку, что потребность может находиться не только в актуальном, но и в потенциальном состоянии. Но если нечто может пребывать в двух разных состояниях, оставаясь самим собой, значит оно само уже не состояние. С другой стороны, психологи, называющие потребность нуждой, чаще всего имеют в виду только такие нужды, которые, будучи неудовлетворены, непременно отражаются в сознании в виде того же чувства нуждаемости. И в том, и в другом случае в человеке вольно или невольно предполагается существование какой-то тенденции к определенному взаимодействию с внешним миром, которая не является ни просто его объективной нуждой в том, что для него полезно, ни переживанием нужды» (с.20).

11 стр., 5281 слов

Сервисная деятельность как форма удовлетворения потребностей человека

... поставленной цели: 1. Рассмотреть общую характеристику человеческих потребностей 2. Изучить характеристики общей сферы сервиса 3. Подробно рассмотреть понятие услуги 4. Изучить основные формы сервисного ... по мере развития общественных отношений. Например, потребность в жилище из простейшей нужды в крыше над головой превратилась в высокоразвитую потребность в благоустроенном жилье и т.п. ...

Потребность невозможно однозначно определить через потребностное состояние уже потому, что «одна и та же потребность человека (например, пищевая) дает о себе знать через трудно определимое множество разных потребностных состояний: одно — когда человек давно не ел; другое — когда он переел; третье — когда он съел не то, что надо, и т.д.» (11, с.15)

Традиционное (потребительское) понимание потребности содержит в себе еще ряд трудно разрешимых проблем. Во-первых, если ограниченный набор потребностей животных можно при желании свести к состоянию объективной нужды организма в чем-то, без чего он не может существовать, то переходя на уровень человека, оказывается очень не просто свести к общему знаменателю такие разнородные побуждения как потребность в кислороде, в движении, в пище, стремление к самоутверождению, жажда денег, жажда творчества, потребность быть личностью. Как справедливо заметил В.В.Столин (31), если применительно к биологическому индивиду достаточно ясно, нехватка чего приводит к нарушению функционирования и разрушению его структуры, то применительно к личности неясно, нехватка чего разрушительна для ее структуры. Во-вторых, умозаключение от поведения к постулированию соответствующей потребности-нужды в данном поведении дает лишь иллюзию объяснения поведения. «Пусть … мы постулируем потребность в игре … Наблюдая игровое поведение, отмечаем, что сегодня ребенок отказывается играть в «войну» и играет в «дом», а завтра отказывается от того и другого и играет в «автомобильные перевозки».

Понятие «потребности в игре»не только не объясняет этих отказов и предпочтений, но и противоречит им: потребность в игре есть, «война» — игра, а игры в «войну» нет. Если же через неделю ребенок вдруг возвращается к игре в «войну», а к игре в «дом» не возвращается больше никогда, то все это становится уже просто фантастическим. Для восстановления объяснительной силы теперь, видимо, требуется говорить о потребности в «войне», о потребности в «автомобильных перевозках» и т.д., которые напряжены сегодня и не напряжены завтра… Но вот послезавтра ребенок, играя в «автомобильные перевозки», отказывается от погрузки и лишь ведет машину и в конечном пункте символически ее разгружает. Теперь уже требуется постулировать отдельные потребности — в погрузке, в транспортировке и разгрузке. Очень скоро потребностей оказывается столько, сколько элементарных игровых действий. Они превращаются в ничего не объясняющие допущения, вовлекающие мысль исследователя в «порочный круг»: от факта действия заключаем о потребности, а от потребности — о факте действия, ничего к нему не добавляя, кроме термина (2, с.149).

18 стр., 8621 слов

Значение общения в жизни человека. Подходы к пониманию общения ...

... случае - это способ организации деятельности, в другом - удовлетворение потребности человека в другом человеке, в живом контакте. То есть в процессе общения осуществляется не ... психики последнего. Интерсубъективный подход имеет своим основанием согласие, которое означает одинаковое понимание людьми ситуации. Общаясь, люди уступают друг другу в разговоре, приспосабливаются друг к другу, строя ...

Приведенные цитаты и критические высказывания, являющиеся отнюдь не единственными, которые можно найти, отчетливо обнажают слабости традиционного понимания потребности. Это понимание повинно, на наш взгляд, не только в скрытой биологизации понятия потребности, о которой мы уже упомянули, но и в более откровенной психологизации этого понятия, под которой мы понимаем прежде всего смешение сущности с явлением, описание под видом сущности потребностей тех довольно поверхностных и вторичных их проявлений, которые предстают перед наблюдателем при интроспективном взгляде в себя. Подобная позиция исследователя действительно закрывает путь к объяснению самих потребностей; для психологизирующей интроспекции они выступают пределом, за который нельзя проникнуть, не сменив саму точку зрения. Для этого представляется необходимым подняться с психологического на философский уровень рассмотрения, с позиции нуждающегося потребителя переместиться в позицию внешнего наблюдателя. Однако, прежде чем это сделать, укажем еще на одно обстоятельство, способствовавшее (и способствующее до сих пор) укреплению позиций критикуемого нами взгляда на природу потребностей. Речь идет о соображениях идеологического характера.

Такие мифологемы развитого социализма как «закон все более полного удовлетворения развивающихся потребностей советских людей», «принцип формирования разумных потребностей и их возвышения» могли существовать лишь при понимании потребностей как конкретных предметных нужд, удовлетворение которых является заботой отчасти самого человека, но прежде всего государства. Именно такое, потребительское понимание потребностей было единственным, согласующимся с Системой, задававшей собственно активности человека вполне определенные границы. Напротив, понимание потребностей в свете таких понятий как деятельность, отношения с миром, которое будет представлено ниже, вступало бы в противоречие с установлением подобных границ, поэтому работы в этом направлении в лучшем случае не замечались. Характерно, что на Западе теории потребностей как побуждений человека к определенной форме активности появились уже в 40-е годы (Н.Murray, A.Maslow) и, хотя их нельзя было назвать господствующими, нельзя и отказать им в несомненном успехе и популярности в «обществе потребления». Таким образом, идеология формирования «нового человека социалистического общества» имплицитно опиралась на такой образ этого человека (по крайней мере в части понимания природы потребностей), который «в чужом глазу» становится предметом уничтожительной критики и украшения ярлыками «потребительства», биологизаторства» и «психологизаторства». Впрочем, подобные парадоксы вполне типичны для нашей государственной идеологии — многие ли задумывались, совместимо ли в принципе, положение о руководящей роли теории (даже марксистско-ленинской) в переустройстве общества с материалистическим пониманием истории (в том числе взглядами самого Маркса)?

18 стр., 8621 слов

Значение общения в жизни человека. Подходы к пониманию общения ...

... случае - это способ организации деятельности, в другом - удовлетворение потребности человека в другом человеке, в живом контакте. То есть в процессе общения осуществляется не ... психики последнего. Интерсубъективный подход имеет своим основанием согласие, которое означает одинаковое понимание людьми ситуации. Общаясь, люди уступают друг другу в разговоре, приспосабливаются друг к другу, строя ...

Но вернемся к нашему анализу природы человеческих потребностей.

От изолированного индивида к жизненному миру

Традиционное понимание потребностей базируется на онтологической схеме, получившей название «онтология изолированного индивида» (15).

Более того, пожалуй именно в традиционной трактовке потребностей названная онтология находит свое наиболее концентрированное и последовательное выражение.

Суть этого подхода заключается в том, что, как указывал еще С.Л.Рубинштейн (29), традиционное гносеологическое противопоставление субъекта и объекта, порожденное идеалистической философией, более или менее эксплицитно отождествляет человека с его сознанием. Тем самым человек изымается из бытия, из объективной действительности, и ставится как бы вне этой действительности. Такой подход лежит в основе всей классической психологии, на которую ссылается Ф.Е.Василюк, описывая «онтологию изолированного индивида»: «В пределах последней первичной для последующего теоретического развертывания считается ситуация, включающая, с одной стороны, отдельное, изолированное от мира существо, а с другой — объекты, точнее вещи, существующие «в себе». Пространство между ними, пустое и бессодержательное, только отъединяет их друг от друга. И субъект, и объект мыслятся изначально существующими и определенными до и вне какой бы то ни было практической связи между ними, как самостоятельные натуральные сущности. Деятельность, которая практически свяжет субъект и объект, еще только предстоит: чтобы начаться, она должна получить санкцию в исходной ситуации разъединенности субъекта и объекта» (5,83) (Эта онтологическая схема условно изображена на рис.1а).

Ф.Е.Василюк справедливо указывает на то, что именно с ней связаны известные постулаты непосредственности (см. /1/, /18/, /32/), сообразности (27) и ряд других методологических принципов, преодоление которых под силу только психологии, построенной на принципиально иных методологических и онтологических основаниях.

Альтернативой такой исходной онтологии должно выступать признание того, что «… человек находится внутри бытия, а не только бытие внешне его сознанию» (29, с.262) С.Л.Рубинштейн называет фикцией представление о человеке как замкнутом в себе существе. Однако с появлением человеческого бытия нельзя рассматривать и мир в абстракции от человека; происходит коренное преобразование всего онтологического плана. «Значит, стоит вопрос не только о человеке во взаимоотношении с миром, но и о мире в соотношении с человеком как объективном отношении. Только таким образом реально и может быть преодолено отчуждение бытия от человека» (там же, с.259).

Контуры альтернативной онтологии — «онтологии жизненного мира», преодолевающей это отчуждение бытия от человека, намечены Ф.Е.Василюком, констатирующим, что «мы нигде не находим живое существо до и вне его связанности с миром. Оно изначально вживлено в мир, связано с ним материальной пуповиной своей жизнедеятельности. Этот мир, оставаясь объективным и материальным, не есть, однако, физический мир … это — жизненный мир» (5, с.86).

Если рассматривать мир вне связи с субъектом, он лишается своей психологической характеристики и предстает как безжизненный мир. Напротив, «мир, каков он для человека, — это объективная характеристика» (29, с.382).

7 стр., 3167 слов

Система внешних по отношению к субъекту условий, побуждающих ...

... задачах названо формируемое качество (свойство, отношение), но не обозначено в какой деятельности оно формируется. Задач менее пяти.– ... сложностями в исполнении музыкального произведения. 17. Формирование потребности и способности трудиться в коллективе, подчиняя свои ... в) Педагогической психологии Система внешних по отношению к субъекту условий, побуждающих и опосредствующих его активность ...

На рис.16 схематически изображена суть «онтологии жизненного мира». В этой онтологии отношения, связывающие субъекта с миром, наделяются статусом особой реальности, первичной, в частности, по отношению к характеристикам субъекта, формирующимся в процессе реализаций этих отношений.

Идеи онтологии жизненного мира неоднократно в той или иной форме высказывались ведущими психологами. Близкий по содержанию пафос содержится и в классической работе Курта Левина (Lewin K.) о переходе от аристотелевского к галилеевскому способу мышления в психологии (37), и в теории потребностей Генри Мюррея (40), и в рассмотрении личности как открытой системы в работах Гордона Оллпорта (G.Allport) (34), и в холистической теории личности Андраса Энгьяла (A.Angyal) (35), и в «коперниканском» понимании человека, сформулированным в поздних работах А.Н.Леонтьева (19), и в целом ряде других психологических (и не только психологических) теорий. Понимание потребностей как изначально объективных отношений, связывающих индивида с миром, предлагается в работах Г.Г.Дилигенского (8,9); Л.П.Буевой (3); Е.А.Донченко, Л.В.Сохань, В.А.Тихоновича (12); В.А.Иванникова (13); Ф.Е.Василюка (15); Н.В.Иванчук (14); Д.А.Леонтьева (20,21).

Наиболее развернутой и проработанной психологической теорией человеческих потребностей, построенной в духе «онтологии жизненного мира», является «относительная» (relatiowal) теория поведения Жозефа Нюттена (J.Nuttin), вобравшая в себя конструктивные идеи концепций К.Левина, Г.Мюррея и Г.Оллпорта. Предлагаемая им модель «не определяет поведение как установление отношений между двумя предсуществующими автономными сущностями — организмом, индивидом или личностью, с одной стороны, и окружением, средой или миром, с другой. Вместо того, чтобы начинать с двух реальностей, которые, будучи уже существующими, вступают в контакт друг с другом, мы исходим из самой системы отношений, в которой личность и среда выступают как два полюса. Рассмотрение личности и среды вне этой системы отношений бесплодно для анализа поведения» (45,58).

Центральное место в этой сети отношений занимают потребности. «Фундаментальные потребности суть наиболее общие модельности или типы отношений, в которых индивиды нуждаются и которые они ищут в бесчисленных конкретных формах поведенческих контактов с их миром» (42, 190).

Более конкретно Нюттен определяет потребности как такие формы отношений индивид-среда, которые необходимы для оптимального биологического или психологического функционирования индивида, иначе говоря, в отсутствие которых это функционирование нарушается (44, 45).

Сам феномен нуждаемости в определенных формах отношений объясняется в теории Нюттена тем, что индивид является лишь одним полюсом целостной единицы «индивид-мир», который не обладает автономным функционированием в отрыве от второго полюса этой монады (45).

Возвращаясь к вопросу об определении понятия потребности в «онтологии жизненного мира», прежде всего необходимо задать критерий, конституирующий отдельно взятую потребность, служащий основанием для различения и классификации разных потребностей, иначе говоря, ответить на вопрос, потребности в чем мы имеем в виду, когда говорим о потребностях. Этот вопрос был подробно освещен нами в специальной публикации (20); здесь же мы ограничимся лишь сжатыми выводами.

2 стр., 983 слов

Потребности и способности человека

... потребности, умение накапливать знания, создавать мысленные конструкции. Значит человек- существо биосоциальное, обладающее речью, мозгом, умеющее делать и использовать орудия труда. Человек только в обществе становиться человеком. Человек – субъект ... природа, человечество, духовный мир Потребности и способности человека Потребности – осознаваемая нужда человека в чем-либо,… Виды потребностей : 1) ...

Традиционная точка зрения, определяющая потребности через недостающие предметы, даже при широком понимании предмета потребности, не в состоянии привести различные эмпирически очевидные потребности к общему знаменателю. Это можно сделать только, если определять потребности через формы деятельности, в которых они реализуются, и рассматривать их как потребности в деятельности, а не в предмете. Это положение, более очевидное по отношению к специфическим человеческим формам потребностей, распространяется и на низшие их формы, в том числе на потребности животных. Во-первых, каждой эмпирически очевидной потребности отвечает, как правило, не один, а целый ряд предметов, объединяет которые не что иное, как характер направленной на них деятельности. Во-вторых, один и тот же предмет может содержать возможности осуществления с ним несколько разных видов деятельности и быть, тем самым, релевантным одновременно нескольким потребностям. Сам предмет при этом может занимать в структуре потребности разное место, являясь либо непосредственно тем, что необходимо индивиду, либо носителем кристаллизованной в нем человеческой деятельности, которую необходимо освоить, либо продуктом реализации сущностных сил индивида в свободной деятельности. В соответствии с этими тремя возможными структурами выделяются три иерархических уровня человеческих потребностей — потребности в обладании, в распредмечивании и в опредмечивании (20).

Понятие деятельности, таким образом, является промежуточным звеном между понятием потребности и понятием отношений с миром или жизненных отношений. Понятие жизненных отношений также было подробно нами раскрыто в специальной работе (21).

По сути, это понятие описывает любые связи субъекта с отдельно взятыми объектами и явлениями его жизненного мира — той части универсума, которая потенциально выступает как предмет его практического либо познавательного отношения. Вся совокупность жизненных отношений субъекта образует потенциальную сторону его жизнедеятельности; актуальная сторона его жизнедеятельности образуется совокупностью деятельностей, в которых жизненные отношения находят свою реализацию. Вместе с тем не только далеко не все жизненные отношения фактически реализуются в деятельности субъекта, но и не все они требуют для своей реализации осуществления субъектом той или иной деятельности. Если обозначить термином «модус жизнедеятельности» качественно определенные формы взаимодействия субъекта с миром, представленные множеством качественно однородных жизненных отношений, — например, кислородный обмен, терморегуляция, отношения полов, познавательное отношение, эстетическое отношение, — то всю совокупность модусов жизнедеятельности можно разделить на два класса. К одному из них будут относиться формы взаимодействия с миром, решающую роль в осуществлении которых играет специально организованная активность субъекта в форме его деятельности*. К другому классу будут относиться формы взаимодействия субъекта с миром, осуществляющиеся автоматически, за счет саморегулирующейся активности отдельных органов и функциональных систем. Таков, например, кислородный обмен; осуществляющийся без участия деятельности целостного субъекта, если не считать отдельных экстремальных ситуаций.

5 стр., 2439 слов

Психология диалога и мир человека

... Гумеров Д.В. Психосемантическое исследование специфики диалога в деятельности государственного служащего 126 Дубниченко В.Ю., Руссавская, П.Э. ... замещающая семья, привязанность, приёмная семья, приёмный ребёнок, потребность, семейная система The article presents a research ... А.Ф. Удовлетворенность браком в зарегистрированных и незарегистрированных отношениях 64 Колесникова Н.А. Семейное воспитание как ...

Это разведение позволяет нам дать определение потребности в принятой нами онтологии жизненного мира. Потребность мы определим как соответствующее одному из модусов жизнедеятельности объективное отношение между субъектом и миром, требующее для своей реализации активности субъекта в форме его деятельности. Понятие требования означает здесь, что при отсутствии требуемой активности состояние жизненных отношений соответствующего модуса будет неблагоприятным для сохранения существования и развития субъекта.

В таком понимании потребность предстает не как негативная характеристика индивида, определяемая через отсутствие, нужду в чем-либо, а как позитивная характеристика, отражающая присутствие определенной формы взаимодействия с миром, определенной формы деятельности «действительных отношений», формы человеческих проявлений жизни», в полноте которых К.Маркс видел признак внутреннего богатства человека (23, 125); (24, 36).

Необходимость и возможность потребностей

Итак, согласно общей онтологии жизненного мира, потребности не являются чем-то изначально (в момент рождения) заложенным в человека, а выступают как форма отношений, складывающихся между человеком и миром, в котором он живет, в процессе их взаимодействия. Такое представление позволяет разрешить те логические противоречия, с которых мы начали данную статью, однако вступает в конфликт с положением, казалось бы, аксиоматическим — положением о врожденности базовых потребностей, часто называемых биологическими или физиологическими. Если в отношении ряда потребностей, традиционно относимых к высшим, нет сомнений в их прижизненно приобретаемом характере, то многие из числа более простых потребностей обычно рассматриваются как врожденные, генетически заложенные в структурной организации человеческого индивида.

Сам факт эмпирически очевидного проявления ряда потребностей в первые же часы после рождения* не могут свидетельствовать о том, что соответствующие потребности были заложены в момент появления на свет, поскольку уже налицо факт свершившегося взаимодействия новорожденного существа с окружающим его миром, взаимодействия, которое с точки зрения «онтологии жизненного мира», определяет формирование самих потребностей. Точнее было бы сказать, что у новорожденного существа потребности присутствуют потенциально, в возможности. Эта возможность задается объективной взаимодополнительностью определенных аспектов строения мира и определенных аспектов организации вступающего в мир субъекта. Реализуется же эта возможность в процессе реального взаимодействия субъекта с миром, в котором эта потенциальная взаимодополнительность обнаруживает себя и тем самым воплощается в действительность.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... том, чтобы это соприкосновение стало сознательным. Именно сознанием должен коснуться и касаться человек Высших Миров, ибо бессознательное с ними общение нужных следствий не даст... Сон – малая ... погружением в сон… В огорчении, злобе, омрачении, страхе, недовольстве, беспокойствах отходят люди, засыпая, в Мир Тонкий. Можно представить себе, какие сферы они посещают, в то время ...

Если доказать врожденный характер потребностей принципиально невозможно, то, напротив, об отсутствии врожденных потребностей можно говорить, ссылаясь на достаточно убедительные данные, касающиеся разнообразных потребностей. Так, врожденной традиционно считалась ориентировочно-исследовательская потребность, или «потребность в новых впечатлениях». Однако в исследованиях слепоглухонемых от рождения детей нашла эмпирическое подтверждение противоположная точка зрения: «Оказалось невозможным строить процесс обучения в расчете на врожденную ориентировочно-исследовательскую потребность. Такой потребности просто не оказалось. Совершенно незнакомый предмет, данный в руки слепоглухонемого ребенка, не ощупывается им» (25, 15).

Нельзя рассматривать как врожденную и коммуникативную потребность. «Она возникает в ходе жизни и функционирует, формируется в жизненной практике взаимодействия индивида с окружающими людьми» (22, 45).

Этот вывод основан на многочисленных эмпирических исследованиях. В частности, М.И.Лисина ссылается на исследования М.Ю.Кистяковской, наблюдавшей, что в условиях госпитализма дети иногда и в 2-3 года не начинают проявлять интереса к взрослым ни внимания, ни интереса. Однако организация педагогом соответствующей формы взаимодействия с ребенком приводила к формированию у него активного отношения к людям и потребности в общении, развитие которой проходило в данном случае те же этапы, что и при нормальном ее развитии на первом году жизни (там же, с.35).

Эти данные отчетливо показывают, что именно взаимодействие с миром (со взрослым) вызывает к жизни потребность в общении.

То же относится к половому влечению или сексуальной потребности. Сечас хорошо известно (15), что половое самосознание и соответствующее ему поведение не определяются однозначно биологическим (хромосомным) полем. Становление половой идентичности — это сложный, растянутый во времени процесс, вклад в который на разных стадиях вносят факторы разной природы, в том числе гормональные воздействия, воспитание в определенной половой роли, образ тела, подростковая половая идентичность и сексуальное поведение и др., причем психосоциальные факторы способны влиять и на гормональную активность. Дж.Мани (J.Money) принадлежит обобщенная схема развития половой идентичности (см. 15, 47), причем Мани характеризует ключевые точки этого процесса как точки бифуркаций (39, 43).

Иными словами, половая идентичность и сексуальные ориентации человека не детерминированы врожденными генетическими и морфологическими факторами; в процессе их становления возможно разнонаправленное действие различных факторов, что, в частности, выступает причиной транссексуализма — рассогласования биологического поля и полового самосознания, — а также гермафродитизма-рассогласования различных компонентов биологического пола между собой. По данным, которые приводит И.С.Кон (15, 57), в большинстве случаев гермафродитизма половая идентичность совпадает с половой ролью, в которой человек воспитывался, хотя бывают и обратные случаи. Как известно, при выраженном транссексуализме часто бывает легче изменить хирургическим путем биологический пол человека, чем адаптировать его самосознание к биологическому полу. «Формирование полового влечения в большинстве случаев транссексуализма соотвествует половоому самосознанию, т.е. у женщин с мужской аутоидентификацией оно возникает к женщинам, а у мужчин с женской аутоидентификацией — к мужчинам. Внешне подобное влечение воспринимается как гомосексуальное, но по сути таковым не является, поскольку в согласии с половым самосознанием направлено на противоположный пол» (30, 407-408).

13 стр., 6079 слов

Духовное одиночество человека в современном мире по рассказу В. Астафьева

... с произведениями его современников. Целью данной работы является анализ духовного одиночества человека в современном мире по рассказу В. Астафьева «Людочка». Задачи работы обусловлены целью и заключаются ... протяжении всего его творческого пути, определить наиболее характерные для разных этапов тенденции развития мировосприятия писателя, его творческого метода, жанровой системы, образности и стиля; - ...

Таким образом, мы видим, что и половое влечение, как ни странно это может показаться, не является врожденным и лишь отчасти может быть квалифицировано как физиологическое или биогенное.

Наконец, этот же тезис может быть распространен и на такую базовую потребность, как пищевая. «У новорожденного ребенка и высшего животного голод как таковой неспособен вызвать реакции, направленные к добыванию пищи. Тем самым нельзя сказать, что голод есть потребность в пище» (43, III).

Причем причиной этого отнюдь не является лишь беспомощность младенца. Как показали опыты Сирса (Sears) и Уайза (Wise), у младенцев, которых от рождения кормили из чашки, не возникало никаких проявлений сосательного рефлекса (38, 32).

А.И.Мещеряков, говоря о таких простейших естественных нуждах слепоглухонемых детей как еда, выделительная функция, защита, констатирует, что они не являются на первых порах потребностями, не существуют как потребности, ибо не могут еще стать двигателями целенаправленного поведения (26, 27).

Теоретически осмыслить изложенные факты, опровергающие тезис о врожденности потребностей, позволяет введенное И.Я.Гальпериным (6) важное различение биологического и органического. Биологическим П.Я.Гальперин предлагает называть «то, что в силу определенного строения организма предопределяет тип жизни во внешней среде, а органическим — то, что обусловлено строением организма, но характер жизни во внешней среде не предопределяет» (с.260).

Это положение придает аргументированность идее А.Н.Леонтьева (17) о качественном отличии «биологических» потребностей человека от внешне подобных им потребностей животных. «У человека нет биологических потребностей — нет инстинктов… У человека нет «биологического» (в том смысле, в каком оно есть и характерно для животных).

Очевидно, нужно изменить и постановку вопроса: не «биологическое и социальное», а «органическое и социальное» в развитии человека… Свойства организма намечают лишь границы физических возможностей человека, но в этих границах могут использоваться по-разному и на их основе могут воспитываться существенно разные формы поведения» (6, 261).

Тезис о врожденности потребностей человека является следствием рассмотрения человека в онтологии изолированного индивида и должен быть отвергнут при переходе к онтологии жизненного мира. Оригинальную и плодотворную интерпретацию «врожденного» характера потребностей дает А.Адлер, говоря о стремлении человека к совершенству. Оно врождено, пишет он, «но не так, как врождены влечения, …а как нечто, относящееся к самой жизни, … нечто, без чего невозможно вообще представить себе жизнь» (33, 22).

Действительно, входя в мир, новорожденное существо застает там существующие до него объективные законы жизни, которым оно вынуждено подчиняться. Взаимодействие с миром на уровне обмена веществ пробуждает к жизни соответствующие базовые потребности, аналогичным образом формируются и все остальные. Путь развития «биологических», «социальных» и любых других потребностей принципиально един: ни одни из них не заложены в индивида генетически, но все они с момента появления человека на свет «врождены» в систему его многооборазных и многоплановых отношений с миром его жизнедеятельности. По мере развития богатства связей человека с миром происходит и расширение круга потребностей. В литературе есть понятие о присвоении потребностей индивидом в процессе освоения общественно-исторического опыта человечества (7), (28).

Леонтьев Д.А. — Жизненный мир человека и проблема потребностей — Стр 2

Таким образом, человек при рождении не обладает потребностями, он обладает лишь потенциальными возможностями их возникновения. Потребности возникают при сочетании возможности данной формы отношений с миром, с ее необходимостью. Чем, однако, определяется эта необходимость?

Выше уже упоминалась точка зрения Ж.Нюттена, который выводит необходимость тех или иных отношений с миром из того факта, что невозможность их реализации приводит к нарушению функционирования индивида. При этом, однако, большая часть как раз специфически человеческих потребностей — в том числе потребности эстетические, нравственные и ряд других — оказываются чем-то факультативным, посколку множество людей и без них прекрасно субя чувствуют. Поэтому этот критерий требует по меньшей мере дополнения. Необходимыми следует, на наш взгляд, считать те формы отношений с миром, которые необходимы для сохранения и развития человечества как родовой общности.

Хотя и этот критерий не позволяет составить абстрактный список потребностей, он позволяет преодолеть разрыв между так называемыми «витальными» потребностями и высшими потребностями, которые нередко мысляться как факультативные. На самом деле их витальность проявляется на родовом уровне, а индивид, лишенный соответствующих потребностей, (познавательной, эстетической, предметно-преобразовательной, социально-преобразовательной и др.) может быть охарактеризован как индивид, человеческая сущность которого представлена в весьма урезанном виде.

Этот критерий необходимости хорошо согласуется и с изложенным выше положением о деятельности как конституирующей характеристике отдельно взятой потребности. Действительно, человечество как совокупный субъект вряд ли может нуждаться в отдельных предметах или классах предметов, без которых его развитие нарушается; гораздо естественнее мыслится связь развития человечества с формами деятельности, практики, которые способны развиваться практически без ограничений и развитие которых и будет определять нужду в определенных предметах или классах предметов.

Таким образом, потребности человеческого индивида не являются заложенными в него генетически. В качестве априорно заданной может рассматриваться только необходимость и возможность формирования тех или иных потребностей. Первая определяется, в конечном счете, направленностью развития человечества как родовой общности, вторая — взаимным соответствием, «стыковкой» человека и мира, их потенциальной взаимодополнительностью. Реальные потребности конкретного индивида — его отношения с миром, требующие от него осуществления и совершенствования определенных форм деятельности — складываются на основании названной необходимости и возможности, однако однозначно ими не определяются. Это обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, развитие человечества в целом является лишь конечным критерием необходимости индивидуальных потребностей. Связь индивиджа с человечеством в целом опосредуется его включенностью в ряд социальных общностей разного масштаба и разной природы — в этнические, классовые, национальные, профессиональные и другие общности, каждую из которых можно рассматривать как совокупный субъект и каждая из которых в этом качестве характеризуется специфичностью направленности своего развития и специфичностью отношений с остальной действительностью по сравнению с направленностью развития человечества в целом. Принадлежность индивида к каждой из подобных социальных общностей будет порождать свою систему критериев необходимости жизненных отношений, которые иногда могут противоречить друг другу, а также вступать в конфликт с направленностью развития человечества в целом. Из сказанного явствует, что сформулированный нами критерий необходимости жизненных отношений не только не ведет к унификации потребностей, но и не противоречит факту существования в разных этнокультурных группах разных потребностей, порой даже непостижимых для человека, принадлежащего к европейской или американской культуре (см.36).

Отмечаемая Д.Ли (D. Lee) почти безграничная вариативность человеческих потребностей, заставляющая ее отказаться от традиционного понятия «базовых потребностей», связана и со вторым обстоятельством, обусловливающим непредсказуемость формирования индивидуальных потребностей. Оно заключется в том, что сфера возможностей человека в установлении жизненных отношений с миром, в том числе потребностных отношений, шире сферы соответствующей необходимости, даже если принимать во внимание необходимость развития всех социальных общностей, к которым он принадлежит. У индивида могут возникать не только потребности, не играющие витальной роли в его жизнедеятельности и жизнедеятельности социума (например, коллекционирование спичечных этикеток), но и потребности, разрушительные для него, например, наркомания, главная опасность которой заключается в том, что человек, пораженный этим недугом, лишается тем не менее способности обходиться без наркотика; перестраивая процессы метаболизма, разрушительный наркотик становится одновременно необходимым и разорвать эту противоестественную связь без специального лечения практически невозможно. В целом же сама по себе широкая вариативность индивидуальных потребностей и потребностей микро- и макросоциальных общностей, видимо, способствует развитию человечества в целом в соответствии с общей закономерностью, согласно которой вариативность элементов системы является основной для прогрессивного развития системы в целом.

* * *

В данной статье мы представили нетрадиционный взгляд на проблему весьма традиционную — проблему человеческих потребностей. Обосновав отход от традиционного понимания потребностей, мы определили потребность как качественно определенную форму отношений субъекта с миром, требующих для своей реализации осуществление субъектом определенной деятельности. Потребности индивида складываются прижизненно на основе необходимости, определяемой задачей сохранения и направленностью развития социальных общностей разного ранга, к которым принадлежит индивид, и возможности разнообразного взаимодействия индивида с миром, определяемой взаимным соответствием структурной организации того и другого. Для того, чтобы потенциальная потребность обрела статус действительности, необходимо практическое взаимодействие субъекта с миром, в котором и рождается впервые деятельность, конституирующая данную конкретную потребность. Потребность предстает, таким образом, не как негативная характеристика индивида, определяемая через отсутствие, нужду в чем-либо, а как позитивная характеристика человеческих проявлений жизни.

ЛИТЕРАТУРА

1. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М., 1979.

2. Баканов Е.Н., Иванников В,А, О природе пробуждения //Вопросы психологии, 1983, N 4. c.146-154.

3. Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. М., 1978.

4. Варшава Б.Е., Выготский Л.С. Психологический словарь. М.,1931.

5. Василюк Ф.Е. Психология переживания. М., 1984.

6.Гальперин П.Я. К проблеме биологического в психическом развитии человека. //Соотношение биологического и социального в человеке: материалы к симпозиуму /отв. ред. В.М.Банщиков, Б.Ф.Ломов. — М., 1975, с.250-262.

7. Давыдов В.В., Зинченко В.П. Принцип развития в психологии //Вопросы психологии, 1980, N 12, с.47-60.

8. Дилигенский Г.Г. Проблемы теории человеческих потребностей: статья первая //Вопросы философии, 1976, N 9, с.30-43.

9. Дилигенский Г.Г. Проблемы теории человеческих потребностей: статья вторая //Вопросы философии, 1977, N 2,c.111-123.

10. Додонов Б.И. Потребность, отношения и направленность личности //Вопросы психологии, 1973, n 5, c.18-29.

11. Додонов Б.И. Эмоция как ценность. M.,1978.

12. Донченко Е.А., Сохань Л.В., Тихонович В.А. Формирование разумных потребностей личности. Киев, 1984.

13. Иванников В.А. Проблема потребности в теории деятельности //Вестник Моск. ун-та, Сер. Психология, 1983 N 2, c.20-26.

14. Иванчук Н.В. Потребности социалистической личности. М., 1986.

15. Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1989.

16. Леонтьев А.Н. Развитие психики. Дисс. докт. пед, наук. М., 1940.

17. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. М., 1971.

18. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность — 2-е изд- М., 1977.

19. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения в 2-х тт. М., 1983.

20. Леонтьев Д.А. Деятельность и потребность // Деятельностный подход в психологии: проблемы и перспективы /под ред. В.В.Давыдова, Д.А.Леонтьева -М., 1990 (а) с.96-108.

21. Леонтьев Д.А. Человек и мир: логика жизненных отношений //Логика, психология и семиотика: аспекты взаимодействия /отв. ред. Б.А.Парохонский. — Киев, 1990(б), с.47-58.

22. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М., 1968.

23. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года //Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т.42, М., 1974, с.41-174.

24. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. //Соч., 2-е изд., т.3, М., 1955, с.7-544.

25. Мещеряков А.И. Об авторе этой книги и о системе обучения слепоглухонемых //Скороходова О.И. Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир. М., 1972, с.3-25.

26. Мещеряков А.И. Слепоглухонемые дети. М., 1974.

27. Петровский В.А. Активность субъекта в условиях риска. Автореф. дисс. кнд. психол. наук, М.,1977.

28. Раппопорт С.Х. Потребности общества и потребности личности //Проблема потребностей в этике и эстетике /под ред. М.С.Кагана, В.Г.Иванова. Л., 1976, с.72-77.

29. Рубинштейн С.А. Проблемы общей психологии. М.,1973.

30. Сексопатология: справочник /под ред. Г.С.Васильченко, М., 1990.

31. Столин В.В. Перспективы развития теории деятельности и проблема мотивации //Развитие эргономики в системе дизайна: тезисы докладов Всесоюзной конференции. Боржоми, 1979, с.322-328.

32. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., 1966.

33. Adler A. Psychotherapie und Erziehung: Ausgewahlte Aufsatze. Bd III: 1933-1937 /Hrsg. von H.L.Ansbacher, R.F.Antoch. — Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag, 1983. -217 s.

34. Allport G.W. Personality and social encounter: selected issues. Chicago: University of Chicago Press, 1960 — x, 388 p.

35. Angyal A. The holistic theory of personality //Psychology of personality: readings in theory /ed. by W.S.Sahakian. — Chicago: Rand McNally, 1965, p.319-341.

36. Lee D. Autonomous motivation //J. of Humanistic Psychology, 1961, vol.1, n 2, p.12-22.

37. Lewin K. A dynamic theory of personality: selected papers. N.Y.; L.: McGraw-Hill, 1935. — x, 286 p.

38. McClelland D.C. Comments on professor Maslow’s paper //Nebraska symposium on motivation 1955, vol.3 /ed. by M.R.Jones. — Lincoln: University of Nebraska Press, 1955, p.31-37.

39. Money J. Stability and change in gender stereotyp //Totus Homo, 1975, vol.6, n 1-3, p.41-49.

40. Murray H. Explorations in personality. N.Y.: Wile 1938.

41. Murray.H. Bedurfnis //Lexikon der Psychologie /Hrsg. von W.Arnold, H.J.Eysenck, R.Meili. — Bd. 1. — Freiburg: Herder, 1974, s. 237-239.

42. Nuttin J. Personality dynamics //Perspectives in personality theori /ed. by H.P.David, H. von Bracken. — N.Y.: Basic Books, 1957, p. 183-195.

43. Nuttin J. Origine et developpements des motifs //La motivation. Symposium de l’ Association de psychologie scientifique de langue francaise. Paris: P.U.F., 1959, p.95-143.

44. Nuttin J. Problemes de motivation humaine. Psychologie des besoins fondamentaux et de projets d’avenir //Scientia, 1967, vol. CII, p.1-12.

45. Nuttin J. Motivation, planning, and action: a relational theory of behavioral dynamics. Leuven: Leuven Unlversity Press; Hillsdale: Lawrence Erlbaum Associates, 1984. — x, 251 p.

* Мы будем, вслед за А.Н.Леонтьевым (16, с.371) рассматривать в качестве отличительного признака деятельности то, что она непосредственно отвечает такому воздействию (объекту, явлению), которое значимо для жизни субъекта не само по себе, а в силу своей объективной устойчивой связи с другими, уже непосредственно значимыми воздействиями.

* Мы не касаемся здесь дискуссионных вопросов пренатального развития.