Влияние психогенных факторов на парафилии

влияние психогенных факторов на парафилии

Введение

сексуальная перверсия парафилия психогенный

Проблемы сексуальных перверсии являются крайне важными. Каждый из нас хотя бы раз задумывался, почему в мире происходит столько убийств, изнасилований и других по-настоящему жутких преступлений? Является ли мое сексуальное поведение нормальным? Что влияет на сексуальное воспитание, и как правильно воспитать своего ребенка? Ответ на все эти вопросы кроется в феномене парафилии. Парафилии это разнообразные формы сексуального поведения, которые отличаются от общепринятых. В прошлом стандарты общепринятых норм были разными, поэтому невозможно говорить о перверсиях как о чем-то четко разграниченном. Возможно поэтому сексология по сей день имеет огромные трудности с описанием и объяснением феномена парафилий.

Цель данной работы изучить влияние психогенных факторов на парафилии. В ходе проведения работы будут решаться следующие теоретические задачи:

Дать определение понятию парафилии,

Изучить теории возникновения парафилий,

Определить влияние психогенетических факторов на парафелии.

Предметом данного исследования являются парафилии, объектом человек, страдающий парафилией.

Гипотеза исследования психогенетические факторы влияют на развитие парафилий.

Основные характеристики и определение парафилии

Существует множество определений термина, например Мастерс и Джонсон так характеризуют парафилию: «Парафилия — это состояние, при котором сексуальное возбуждение и удовлетворение человека зависят от фантазий на тему необычных сексуальных переживаний, которые доминируют в сексуальном поведении. При парафилии возбуждение может вызвать необычный сексуальный объект (например, дети, животные, нижнее белье) или необычное сексуальное действие (причинение боли, бесстыдные телефонные звонки).

Природа парафилии обычно специфична и неизменна, причем парафилии больше подвержены мужчины, чем женщины"[1,510].

«Большой толковый психологический словарь» определяет парафилию как общий термин, предназначенный для обозначения любого способа сексуального выражения, при котором возбуждение зависит от того, что считается социально неприемлемыми условиями стимуляции [2].

21 стр., 10079 слов

Тексты к теме факторы психического развития, детерминация психического развити (взаимодействие и характер влияния факторов), возраст и периодизация психиче

... , детерминация психического развити (взаимодействие и характер влияния факторов), возраст и периодизация психического развития, Адреса ... психоанализа, а также поиска фактов, доказывающих ограниченное значение сексуальных влечений в жизни личности. Заключение. Развитие человека - ... своеобразии работы всей нервной системы, соотношении процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга, проявлении ...

Иными словами, отнесение той или иной формы сексуальной активности к нормальной или парафилии носит социальную временную окраску. Следовательно, возникает вопрос о понятии нормы. «Норма» отражает здоровое реальное состояние человека. В биологии и медицине норма подразумевает естественно возникающий процесс (функцию), не являющийся следствием заболевания (патологии).

Но каждый человек неповторим и отличается структурно и функционально особыми, лишь ему присущими индивидуальными особенностями, вместе с тем, все люди принадлежат к одному виду и обладают принципиально одинаковыми структурами, выполняющими одинаковые функции. Отсюда — сложность определения нормы, особенно в отношении сексуальности. Поэтому здесь выступает еще одна составляющая — социальная норма, которая представляет собой узаконенную в определенном обществе модель поведения, санкционируемую членами этого общества.

В сексологии, скорее правильнее говорить не о норме и патологии, а об обычных в данном обществе и менее обычных или вовсе необычных формах сексуального поведения. Свое определение нормы дал А.А. Ткаченко: «Нормальное сексуальное поведение — это поведение, соответствующее возрастным и полоролевым онтогенетическим закономерностям данной популяции, осуществляемое в результате свободного выбора и не ограничивающее в свободном выборе партнера"[3, 66]. Таким образом, мы можем видеть, что в последние десятилетия понятие нормы стало достаточно гибким, но тем не менее существуют люди, сексуальные пристрастия которых носят не совсем типичный характер. По классификации П.Б. Посвянского все парафилии подразделяются на: девиантную сексуальность, представлена отклонениями, не имеющими признаков безусловной патологии[3]. Девиантные (перверсные) тенденции, проявляющиеся лишь в мечтах и фантазиях человека, но по тем или иным причинам никогда не реализуемые на практике. Выделяют также девиантные элементы, которые выполняют роль дополнительных стимулов, усиливающих сексуальное возбуждение индивида при половых контактах, либо являются для него только одной из возможных форм достижения сексуального наслаждения. В ряде случаев лица с девиантной сексуальностью способны к эротической любви, тесным партнёрским отношениям и супружеству.

7 стр., 3448 слов

Характер 10

... их появление и дальнейшая судьба существенно зависят от сложившегося у человека характера. Характер - Стр 2 Как правило, гораздо чаще появляются и гораздо быстрее ... отношение к нему. Это также влияет на характер человека. Так, например, имеются определенные различия в характерах людей 30-40-летнего, 50-летнего и 60 ...

Истинные сексуальные перверсии — сексуальные девиации, которые становятся для человека практически единственным источником полового удовлетворения (обычный половой акт если и возможен, то всё равно не даёт необходимых ему ощущений и полной сексуальной разрядки), носят навязчивый и принудительный характер, имеют тенденцию к прогрессированию (учащению перверсных сексуальных действий и постепенному подчинению всей жизни человека удовлетворению искажённого полового влечения), исключают глубокие партнёрские связи, поскольку партнёру отводится роль обезличенного сексуального раздражителя, необходимого для реализации перверсных потребностей. При этом сильное сексуальное возбуждение и оргазм достигаются только строго определённым образом, с использованием особых ритуалов, замещающих реальный коитус фантазией или при помощи необычной сексуальной «техники».

При половых извращениях часто возможность испытывать половое наслаждение иным путём резко ограничена или отсутствует, а перверсные формы сексуального поведения постепенно приобретают принудительный, неотвратимый характер. Человек утрачивает волевой контроль над своими действиями и перверсная сексуальность занимает всё большее место в его жизни. Возрастание частоты перверсных действий нередко сочетается со снижением остроты сексуальных переживаний и одновременным усилением раздражительности, ощущения пустоты, чувства неудовлетворённости, что, в свою очередь, побуждает человека ещё чаще прибегать к перверсным сексуальным контактам, приносящим хотя бы временное облегчение. Сексуальные переживания приобретают характер неодолимой болезненной привычки, навязчивости, имеющей определённое сходство с такими болезненными пристрастиями, как влечение к алкоголю или наркотикам. У людей с выраженным перверсным влечением постепенно нарастает социальная неприспособленность, изоляция от окружающего мира. Они могут ощущать свою ущербность, несостоятельность, внутреннее раздвоение переживаний. Нередко появляется чувство отвращения к себе после снятия сексуального напряжения.

5 стр., 2414 слов

Человек в психоанализе

... обосновании именно сексуальных проблем, вопросов о месте Эроса и любви в жизни человека проявилась одна ... образом как внутренняя сила, источник сексуальной энергии и сексуальных влечений. Примечательной типологической особенностью российской психоаналитической ... 2.3 Деструктивность в психоанализе В психоаналитической традиции сексуальное, как правило, исследовалось в непосредственной взаимосвязи с ...

Нарастающий и неразрешимый конфликт между перверсными способами полового удовлетворения и общепринятыми сексуальными нормами часто приводит таких людей к психопатизации личности, тяжёлым невротическим расстройствам и попыткам самоубийства. Однако возможны варианты, когда извращённое половое влечение настолько тесно связано с деформированной личностью человека, что не вызывает у него серьезных душевных переживаний и чувства вины за содеянное даже после самого тяжкого сексуального насилия. Поскольку при перверсиях фактически нет партнёрства, сексуальные контакты характеризуются анонимностью и проявлениями промискуитета.

«Партнёр» подбирается по признаку наличия каких-то чисто внешних сексуально возбуждающих символов, а его собственные чувства и желания полностью игнорируются. Выбор объекта для перверсных действий целиком зависит от характера патологического влечения. В одних случаях для реализации перверсии требуются лица определённого пола, возраста или телосложения, в других главным сексуальным стимулом может явиться одежда или даже запахи, иногда же необходимы определённые эмоциональные и поведенческие реакции человека (испуг, стыд, оцепенение либо яростное сопротивление насильнику).

Для истинных перверсий характерна периодичность нарастания сексуального беспокойства. Подобные импульсы у людей с проявлениями перверсий возникают периодически и могут появляться в промежутках между периодами нормального сексуального поведения. Такой человек временами начинает испытывать сильное беспокойство на фоне нарастающего сексуального напряжения, которое требует немедленной разрядки. В этот период значительно возрастает частота перверсных сексуальных актов.

Официальные классификации декларируют «атеоретичность» подходов, ограничиваются феноменологическим принципом перечисления основных известных форм аномальных состояний сексуального влечения[3].

25 стр., 12056 слов

107) Расстройства сферы ощущений и психосенсорного синтеза. Разграничение сенестопатий, парастезий и патологической самотической интерорецепции

... , нейролептики. 91) Психосексуальные расстройства. Понятие. Клиника. Диагностика. Лечение. Психосексуальные рас-ва - сборная группа нарушений сексуального поведения, включает: - извращение сексуального поведения в отношении его ... прикосновении к половым органам. (истирический, обсессивный невроз). Истинные и ложные перверсии: 1. Гомосексуализм – половое влечение к лицам своего же пола (у ...

Во всех предшествовавших DSM-IV классификациях, включая и МКБ-10, описываемые состояния разводились по разным рубрикам. В DSM-III-R, например, расстройства половой идентичности находились за рамками собственно сексуальной патологии. В МКБ-10 существует несколько иное подразделение, подразумевающее соседство парафилий (F65 — расстройства сексуального предпочтения) и расстройств половой идентичности (F64) в іруппе «Расстройства зрелой личности и поведения», тогда как сексуальные дисфункции описываются в рубрике «Сексуальная дисфункция, не обусловленная органическим расстройством или заболеванием» (F52) группы «Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами».

Одной из немаловажных особенностей современных классификаций является наличие диагностических критериев для каждого психического расстройства, в том числе для психосексуального. Впервые они были введены в DSM-III и в последующем сохранялись во всех классификациях. В DSM-IV общими для всех парафилий стали два критерия-

А. Существование на протяжении не менее 6 месяцев периодически повторяющихся, интенсивных, сексуально возбуждающих фантазий, сексуальных побуждений или поведения.

Б. Фантазии, сексуальные побуждения или поведение вызывает клинически значимый дистресс либо нарушение в социальной, профессиональной или других важных областях функционирования.

Как видим, здесь оба компонента клинической картины парафилий — идеаторный и собственно поведенческий — уравнены в своей клинической значимости.

Систематика же парафилий в МКБ-10 выглядит следующим образом Расстройства сексуального предпочтения (парафилий)

Общими диагностическими критериями парафилий являются следующие:. Индивидууму свойственны периодически возникающие интенсивные сексуальные влечения и фантазии, включающие необычные предметы или поступки Индивидуум или поступает в соответствии с этими влечениями, или испытывает значительный дистресс из-за них.. Это предпочтение наблюдается минимум 6 месяцев.

14 стр., 6735 слов

Особенности психоорганических расстройств у лиц с парафилиями

... парафилии как самостоятельное расстройство, занимающее особое место в классификации психических болезней. Существование собственных закономерностей формирования и развития - одна из отличительных особенностей перверсий ... Был выявлен также различный характер зависимости между началом фрмирования парафилий и этапами сексуального развития. Парафильное поведение, возникшее на этапе формирования полового ...

Виды:

. Жертвенно/искупительная стратегия требует искупления греха сладострастия путем принятия кары и принесения жертвы. Крайним случаем жертвоприношения является сладострастное убийство, когда в жертву приносится партнер, и аутогомицидофилия, когда жертвой становится сам парафилик.

. Мародерско/грабительская стратегия подразумевает похищение или принуждение сладострастного партнера из-за того, что «безгрешный» партнер не допускает греха сладострастия. Крайний вариант этой стратегии — синдром насильственного или агрессивного парафильного изнасилования (раптофилия или биастофилия).

Спектр принуждения включает и те случаи, когда возраст партнеров ниже закрепленного законодательно совершеннолетия.

. Меркантильно/корыстная стратегия требует, чтобы греховное сладострастие было куплено и оплачено либо обменено, из-за чего «безгрешный» любовник не вовлекается по договоренности в этот свободный обмен. Само существование этой стратегии маскируется использованием ее в торговле оргазмом. Несмотря на распространенный характер последнего, существуют некоторые проститутки, так же как и их клиенты, которые обнаруживают особый вид парафилии (хрематистофилия) — маркетинг и покупка секса.

. Фетигиистско/талисманная стратегия щадит и избавляет «безгрешного» партнера от греха сладострастия подобием, фетишем или талисманом любовника. Фетиши связаны с запахом (при ольфактофилии) или тактильным ощущением (при гифилии), т. е. с признаками, основанными на сходстве запаха или ощущении частей человеческого тела.

. Избирательно/клейменная стратегия требует, чтобы партнер в сладострастии был, метафорически выражаясь, неверующим язычником — в корне отличным по религии, расе, цвету, национальности, социальной (классовой) или возрастной принадлежности от «безгрешного» любовника своей социальной группы. Неравенство при морфофилии связано с несоответствием телесного облика, неравенство же при хронофилии определяется возрастной дистанцией. Исключительным случаем морфофилии является акротофилия, при которой партнер должен иметь ампутированную культю Возрастные ограничения хронофилии связаны с инфантофилией/пеннофилией и геронтофилией.

10 стр., 4847 слов

Расстройства влечения, их формы, классификация

... сексуальных влечений: расстройства половой идентификации и сексуального предпочтения. К расстройствам половой идентификации относятся мужской и женский гомосексуализм (мужеложство, лесбиянство). Отношение к этим формам сексуальных ... рецидиву состояния. В отдельных случаях возможно формирование стойкого невротического развития личности. Перед экспертизой в таких случаях ставятся вопросы о ...

. Просительно/завлекающая стратегия предохраняет «безгрешного» партнера с помощью замещения акта копуляции в акцептивной фазе приглашающим жестом или инициативой в процептивной фазе. Она аналогична поведению приматов, у которых демонстрация гениталий и их осматривание является прототипическим приглашением к копуляции. При парафильном эксгибиционизме (педейктофилии) и при вуайеризме предварительная инициатива замещает основной акт своей собственной сладострастной значимостью.

Причины перверсий.

Причины перверсий до конца не изучены. Считается, что в формировании всех сексуальных отклонений, включая и их патологические, перверсные формы, играет роль множество биологических и социально-психологических факторов. Имеют значение неблагоприятная наследственность, гормональные нарушения, органические поражения головного мозга вследствие родовой травмы (перинатальныя энцефалопатия), интоксикации, перенесённые нейроинфекции, различные искажения психосексуального развития, в том числе обусловленные неправильным половым воспитанием, изоляцией от сверстников, асоциальным окружением, психические расстройства при шизофрении, эпилепсии, тяжелых психопатиях, органических психозах и т. д. В основе перверсий чаще всего лежит сочетание нескольких факторов, негативно воздействующих на сексуальную сферу человека и препятствующих становлению зрелой сексуальности.

Концепция Фрейда

Сексуальные перверсии являются в некотором отношении парадигмой для структуры и динамики архаических заболеваний Я. Их систематическое изучение тесно связано с развитием психодинамического мышления и внесло существенный вклад в понимание генеза и динамики т. н. психических заболеваний[4].

Если попытаться начертить схематический план психоаналитических теорий перверсии, можно приблизительно выделить три группы формулировок. Первая, в основном соответствующая первоначальным заключениям Фрейда об этом предмете, определяет перверсию как постоянное и обязательное отклонение от нормальной сексуальной цели или объекта, необходимое для достижения оргазма. Согласно этой теории, инфантильное сексуальное частичное влечение (анальное, оральное и т. д.) служит защитой от лежащего за ним невротического конфликта, а именно — неразрешенного эдипова комплекса. Эта концепция, подчеркивая центральное место кастрационной тревоги и эдипова комплекса в этиологии перверсии, рассматривает перверсию как защиту. С моей точки зрения, эта традиционная концепция перверсии продолжает быть валидной по отношению к тем пациентам, которые демонстрируют скорее невротическую, нежели пограничную организацию личности и нормальный инфантильный, а не патологический нарциссизм.

Фрейд (1905г) открытием полиморфной перверсной сексуальности ребенка установил связь между нормальным сексуальным поведением и сексуальными отклонениями, позволившую понять перверсную сексуальность как выражение и результат не удавшейся интеграции психосексуального развития. Он понимал перверсии как увеличенную и разделенную на свои отдельные побуждения инфантильную сексуальность и противопоставлял их неврозам как специфический защитный механизм, считая невроз так сказать, негативом перверсии. Он придерживался мнения, что перверсное поведение, как и невроз, является выражением неразрешенного эдипального конфликта. Под давлением сильного страха кастрации перверсный больной регрессирует на более ранние фазы сексуального развития — регрессия, которая делается возможной благодаря преждевременной фиксации инфантильного развития либидо. Перверсия проявляется поэтому, прежде всего, как знак неудавшегося вытеснения эдипальных стремлений, которое ведет к дезинтеграции организации либидо, уже интегрированной в фаллически-генитальной фазе.

Позднее на первый план выдвинулся аспект психологии Я. На примере фетишизма Фрейд предложил свою теорию: перверсная защитная операция находится в середине между неврозом и психозом. В качестве компромиссного формирования фетиш имеет характер невротического симптома, связанное же с фетишизмом отделение от реальности с помощью механизма отрицания имеет, напротив, психотический характер. В своей концепции расщепления Я в процессе защиты, Фрейд обратил внимание на структурные следствия этой защитной операции. Операция одновременного признания и отрицания реальности, ведущая к фетишистскому компромиссному формированию, позволяет, чтобы инстинкт сохранял свое удовлетворение и одновременно уплачивалась должная пошлина уважения реальности. Этот успех, однако, достигается за счет повреждения в Я, которое никогда не заживает, а со временем увеличивается. Он заключает: Обе противоположные реакции на конфликт остаются ядрами расщепления я.

Фрейд предполагал, что эдипальная угроза кастрации формирует исходное положение конфликта, однако констатировал: Весь процесс представляется нам таким странным, поскольку мы считаем синтез процессов в Я чем-то само собой разумеющимся. Но мы очевидно в этом неправы. Столь чрезвычайно важная синтетическая функция Я имеет свои особые условия и подлежит целому ряду нарушений.

Тем самым поднят вопрос о специфических условиях развития, предрасполагающих Я к расщеплению в процессе защиты. Вопрос, ответ на который дает возможным точный анализ преэдипального развития Я.

Психогенные заболевания (неврозы и реактивные психозы) могут обусловливать половые расстройства, но при реактивных психозах по сравнению с неврозами эти расстройства в клинической картине отодвинуты на второй план.

Психогенные заболевания и парафилии

Неврозы (неврастения, невроз навязчивых состояний, истерия) — один из наиболее распространенных нервно-психических заболеваний. Их распространенность в разных странах колеблется от 2 до 76 на 1000 мужчин и от 4 до 167 на 1000 женщин.

Сексуальные нарушения при психогениях у мужчин самые частые и встречаются как стержневой синдром у 39,4% всех обращающихся за сексологической помощью. Отмечая, что чаще психической травмой бывают невозвратимые потери, угроза здоровью или благополучию, унижения, Г. С. Васильченко пишет, что систематические измены или уход из семьи одного из супругов наносит удар сразу по 3 линиям: и невозвратимостью утраты, и доказательством неспособности сохранить привязанность, и унижением в глазах окружающих[7].

При несомненном значении социального конфликта в происхождении и развитии неврозов в целом, а также преморбидной почвы при клинической картине невроза с сексуальными расстройствами нужно исследовать личностную значимость для больного сексуальности как в общем, социально престижном, плане, так и в частном, в отношениях с конкретным сексуальным партнером.

Диагностика невротического расстройства требует обязательной оценки всей структуры личности, выяснения ее преморбидных особенностей, ознакомления с индивидуальной предысторией данного расстройства. Важно отметить возможность противоположных причинно-следственных отношений между неврозами и сексуальными расстройствами. У сексуально здорового человека психическая травма и последующие психогенные расстройства психической деятельности могут обусловить половые расстройства и наоборот, возникшие половые расстройства могут стать патогенным фактором для психогенных нарушений психики, поскольку большинство сексуальных расстройств поражает самые глубокие эмоциональные основы личности. Всегда необходимо вскрыть каузальный генез расстройств, в связи с чем у невротика с половыми расстройствами важно в первую очередь определить причину и следствие, хотя это бывает весьма затруднительным из-за взаимного усугубления по механизму порочного круга.

Невротические синдромы в сексологическом отношении можно разделить на две группы — с первичным (т.е. непосредственным) поражением сексуальной сферы и со вторичным вовлечением этой сферы в картину невроза. По данным Всесоюзного научно-методического центра по вопросам сексопатологии, стержневые синдромы первой группы отмечены у 23,1% всех мужчин, обратившихся за сексологической помощью, а синдромы второй группы — у 6,9% обследованных. Иными словами, первичные сексологические синдромы встречаются более чем в 3 раза чаще вторичных.

Среди невротических синдромов первой группы преобладают тревожно-фобические формы (51,1%), реже бывают астено-невротические (38,9%), а истерические формы не встречаются. В основных симптомокомплексах сексуально-невротических расстройств сначала преобладают экзальтационные «гиперфункциональные» феномены (ускорение эякуляции, учащение дневных поллюций, спонтанных эрекций и т. п.), а впоследствии — редуцированные формы (анэякуляторный феномен, снижение либидо, притупление оргазма, ослабление или отсутствие эрекции).

Сочетание перечисленных признаков позволяет отнести все рассматриваемые состояния к системным неврозам.

У больных с вторичным включением сексуальной сферы чаще бывают астеноневротические формы неврозов (75,6%), тревожно-фобические встретились в 19,5%, истерические — в 4,9% случаев. О вторичном вовлечении сексуальной сферы в картину невроза, вызванного несексуальными причинами, естественно, можно говорить лишь у лиц, здоровых в сексуальном плане до невротического состояния.

Однако патологическая «привязанность» невроза к определенному органу не может не иметь определенных причин. По мнению Ю.А. Кузнецова, в сексуальной сфере наиболее важными патогенетическими факторами являются: а) слабая половая конституция; б) заболевания, ослабляющие нейрогуморальную составляющую копулятивного цикла; в) личностные особенности (акцентуации характера, отношение к сексуальной сфере, субъективная значимость нормальных сексуальных отношений, личный опыт и объем информации об основных сексуальных проявлениях); г) особенности патогенной ситуации, в частности ее «локализация» внутри или вне семейных отношений, а также гармония межличностных и сексуальных отношений в браке.

На первый план выступает реакция личности на изменение полового акта и возникающую сексуальную дезадаптацию супружеской пары вследствие дизритмии половых отправлений. Существенное значение для развития сексуальных нарушений имеют клинические особенности невротического состояния (неврастенический, истерический, тревожно-фобический варианты) и формы срыва (острая невротическая реакция, стойко зафиксированная невротическая реакция, затяжной невроз, невротическое развитие личности).

Неврастеническое развитие личности в большинстве случаев сопровождается значительной сексуальной дезадаптацией. На фоне «ломки» сексуального стереотипа и деформации характерологических особенностей возникает глубокое отчуждение супругов. Больные с астеническим развитием считают половой акт непосильной для себя задачей и отказываются от половой активности. Такая же картина наблюдается и при ипохондрическом развитии, когда сексуальность вытесняется массивными ипохондрическими переживаниями.

В клинике истерического невроза описывается быстрое переключение психического на соматическое, истерическая симптоматика связана с теми лицами, которых больной считает виновниками своих неудач, хотя нарушения потенции наблюдаются очень редко. По мнению Г. С. Васильченко, это объясняется высокой престижностью нормальной потенции в обиходных представлениях и тем, что «условная приятность» болезни не затрагивает «безусловно приятные» сексуальные отношения. В результате эгоцентрических установок притязания супруги при возникающей сексуальной дезадаптации расцениваются как «кощунственные» и редко служат причиной дополнительной психической травмы. Все это не исключает нарушений потенции по истерическим механизмам при конфликте в сфере интимных отношений, например при разрыве ставшей нежелательной связи или при использовании полового расстройства для «эмоционального шантажа» супруги при межличностных коллизиях.

При тревожно-фобических состояниях, для которых типичны характерологические радикалы тревожной мнительности, обсессивно-фобические проявления разрастаются путем включения индифферентных ситуаций в число патогенно значимых. В ситуации интимного сближения некоторые больные отвлекаются от психопатологических переживаний и их вегетативного аккомпанемента. Стойкие общеневротические проявления обусловливают значительные колебания сексуальности, которые получают неадекватную интерпретацию в силу личностных изменений. Эти больные имеют стойко зафиксированные реакции ожидания неудачи, позиция «активного участника» интимных отношений трансформируется в позицию «постороннего наблюдателя» и сопровождается оживлением патогенных моделей из прошлого опыта. Потенция нарушается по типу дезавтоматизации привычных стереотипов вследствие невротической фиксации и ожидания неудачи.

По мнению А.Г. Агаркова, Н.К. Липгарт, в развитии сексуальных нарушений при неврозах у мужчин участвует поражение не только психической, но и нейрогуморальной составляющей копулятивного цикла вследствие общеневротических явлений (астения, вегетативные нарушения) и коррелятивного уменьшения андрогенной насыщенности организма при стрессовых реакциях. Конкретные сексопатологические проявления при неврозах нельзя полностью объяснить нейродинамическими особенностями невротического состояния, это требует патогенетического анализа всех описанных выше факторов.

Расстройства сексуального поведения при неврозах, и первопричинные, и вторичные, в основном определяются развившимся синдромом (неврастенией, неврозом навязчивых состояний или истерией) и значением психических и сексуальных расстройств в системе личностных отношений больного. Как правило, нарушения сексуального поведения у больных неврозами редко связаны с тяжелыми общественно опасными деяниями, но такая возможность не исключена.

При неврозах больные практически всегда вменяемы из-за отсутствия юридического критерия невменяемости. Это дало основание Н.И. Фелинской утверждать, что неврозы имеют значительно меньшее судебно-психиатрическое значение, чем реактивные психозы. Однако при психотических психогенных расстройствах, особенно острых, не бывает таких нарушений сексуального поведения, которые вызывают дифференциально-диагностические затруднения или сочетаются с общественно опасными действиями. Вместе с тем нарушения сексуального поведения при неврозах часто заставляют судебных психиатров проводить дифференциальную диагностику с инициальными проявлениями шизофрении, Психотические состояния психогенного происхождения обычно наблюдаются после ареста, и говорить в этой связи о нарушениях сексуального поведения лиц, находящихся в тюрьме или психиатрической больнице, просто не приходится. Однако нельзя не отметить случаи ежедневной, по нескольку раз в сутки, мастурбации (как правило, без эякуляций) у находящихся в реактивном психозе лиц, ожидающих высшей меры наказания. Г. С. Васильченко считает такую мастурбацию вторичным симптомом основного болезненного состояния.

Нарушения сексуального поведения при психопатиях

В советской психиатрии утвердились концепции П.Б. Ганнушкина о клинике, статике и динамике психопатий; значительный вклад в изучение динамики психопатий внес О.В. Кербиков.

Основные положения сводятся к следующему: а) психопатический склад личности представляет собой постоянное, врожденное свойство индивидуума, хотя психопатические особенности могут претерпевать известное видоизменение в течение жизни, т. е. усиливаться или развиваться в определенном направлении; б) патологические свойства личности тотальны, определяют всю психическую структуру; в) патологические изменения выражены настолько значительно, что являются препятствием к полноценной социальной адаптации.

Исследования Г. Ваиллант и Дж. Перри показали, что в зависимости от критериев диагностики среди взрослого населения психопатии составляют 5−15%. По данным О.В. Кербикова, среди больных, состоящих на учете в психоневрологическом диспансере и поступающих в психиатрические больницы, страдающие психопатией составляют около 5%. Среди проходящих судебно-психиатрическую экспертизу психопатических личностей значительно больше. По данным И.Н. Бобровой, А.Р. Мохонько, среди вменяемых психопаты составляют 13,1%, среди невменяемых — 2% общего числа направленных на судебно-психиатрическую экспертизу для определения вменяемости.

В.В. Гульдан, обследовав 480 психопатических лиц, проходивших судебно-психиатрическую экспертизу и судебную психолого-психиатрическую экспертизу в связи с различными противоправными действиями, у 7% установил сексуальные правонарушения. Однако это определялось лишь по так называемым сексуальным статьям, а не по всем общественно опасным деяниям, сопряженным с сексуально неправильным поведением. Следовательно, полученные данные не охватывают весь объем криминогенности половых расстройств.

Как отмечает Г. С. Васильченко, психопатии предрасполагают к сексуальным расстройствам так же часто, как и выступают в роли структурного центра всей сексопатологической констелляции (сопутствующий синдром — 4,9%, стержневой — 4,7%).

Наряду с другими формами (типами, вариантами) психопатий ряд авторов выделяли специальную группу сексуальных психопатов, другие описывали половые расстройства (главным образом расстройства сексуального влечения) в рамках иных форм психопатий, но можно с уверенностью сказать, что нарушения сексуального поведения, обусловленные дисгармонией всей личности, возможны при всех вариантах психопатий.

В трактовке этиологии и патогенеза сексуальных перверсий получили широкое распространение конституционально-генетические, эволюционные, эндокринные, психоаналитические, условно-рефлекторные, а также комбинированные концепции, которые в последние годы получают все большее признание.

Собственно сексуальная психопатия представлена лицами с патологической фиксацией внимания и концентрацией интересов на сексуальных отношениях (эротомания) и склонностью к извращениям в сексуальной жизни — наиболее сложным и дискуссионным вопросом, влекущим за собой ряд серьезных социальных последствий (в частности, экспертное судебно-психиатрическое заключение о вменяемости или невменяемости), остается понимание и дифференцировка истинных перверсий и псевдоперверсий.

Феноменология перверсий очень разнообразна. Начиная с работ Крафт-Эбинга, половые извращения принято подразделять на извращения с нарушением направленности полового влечения и извращения с нарушением способа полового удовлетворения. Такое разграничение весьма относительно, так как нередко сочетаются оба вида перверсий или они сменяют друг друга.

Расстройство полового влечения в форме фетишизма обусловливает нарушения поведения, квалифицируемые как хулиганство, кража и даже разбой. При фетишизме сексуальным объектом служит не женщина, а отдельные предметы женской одежды, как правило, уже находившиеся в пользовании (с запахом, потертостями и другими следами соприкосновения с женским телом).

В других случаях, по мнению ряда авторов, фетишем становятся определенные части тела (половые органы, молочные железы, ноги и др.).

Понятно, что уголовно наказуем не сам фетишизм, а кражи и насильственное изъятие объектов (предметов) фетишизма.

Всегда наказуема некрофилия (половое влечение к трупам).

Она преследуется как осквернение могилы. Иногда специально совершается убийство, чтобы иметь половое сношение с трупом.

Среди половых извращений особое место занимают садизм и мазохизм; садизм может быть сопряжен с нанесением телесных повреждений (от истязаний до убийства).

Садизм (активная алголагния, эротический тиранизм) — извращение, при котором сексуальное удовлетворение достигается при причинении страдания партнеру. Диапазон садистических актов очень велик: от упреков и словесной тирании до тирании физической — нанесения телесных повреждений и даже убийств из сладострастных побуждений. Психопатические личности, совершившие для удовлетворения извращенного полового влечения преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, привлекаются к уголовной ответственности.

При мазохизме (пассивная алголагния) половое удовлетворение достигается унижением и даже истязанием со стороны сексуального партнера. Мазохизм часто сочетается с садизмом (садомазохизм).

И садизм, и мазохизм бывают как гомо-, так и гетеросексуальными. Сама по себе реализация полового влечения в форме мазохизма не содержит состава преступления, но привлечение к роли активного партнера несовершеннолетних преследуется как половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, или развратные действия. В случаях гомосексуального садомазохизма возможно уголовное преследование за мужеложство. В качестве разновидностей мазохизма описывают: флагеллантизм (удовольствие от самобичевания), пикацизм (стремление пачкаться мочой, калом, выделениями из половых органов сексуального партнера), уролагния (возбуждение наступает при обливании собственной или чужой мочой, прикосновении к ней, ее питье), сервилизм (половое удовлетворение от подчиненной роли, от прислуживания) и др. Эти виды перверсного полового поведения могут лишь в особых обстоятельствах расцениваться как хулиганские действия.

Визионизм (вуайеризм, миксоскоппя, скопофилия) выражается в сексуальном возбуждении при подглядывании за обнаженными людьми или за половым актом. При этом виде нарушения сексуального поведения психопатические личности могут привлекаться к ответственности за хулиганство.

Фроттаж — извращение, при котором сексуальное удовлетворение достигается при трении о чужую одежду и прижимании (в толпе, в транспорте и т. п.) к лицам противоположного пола. Это нарушение полового поведения также может быть квалифицировано как хулиганство. При зоофилии (скотоложство, содомия, зооэрастия, бестиализм) — половом влечении к животным — половой акт оскорбляет достоинство граждан и может квалифицироваться как хулиганство.

Трансвестизм может переходить в транссексуализм — стремление приобрести и физические признаки противоположного пола. Этот вид нарушения полового влечения также не встречается в судебно-психиатрической практике.

Не является уголовно наказуемой инцестофилия (половое влечение к кровным родственникам), но это действие имеет другие регламентации, в частности, предусмотренные Кодексом о семье и браке.

При судебно-психиатрической экспертной оценке перверсий у психопатических личностей необходимо прежде всего уточнить соотношение социальных и биологических детерминант в возникновении, развитии, стабилизации и динамике парафилий.

Сексопатология еще далека от полного понимания этиологии и патогенеза парафилий. Преодоление дихотомического деления парафилий на «врожденные» и «приобретенные» стало продуктивным, поскольку искаженные психосексуальные ориентации формируются в постнатальном онтогенезе и определяются тесным взаимодействием социально-психологических факторов и патологически измененной (нередко уже в пренатальном периоде) почвы.

Во Всесоюзном центре по вопросам сексопатологии сформулирована дизонтогенетическая концепция, которая рассматривает перверсии как результат нарушений индивидуального психосексуального развития в постнатальном онтогенезе и объединяет большинство упомянутых теорий. Согласно этой концепции, парафилии формируются вследствие гипертрофии и закрепления отдельных проявлений психосексуального развития, свойственных его ранним этапам. Это не просто реликтовые, а претерпевшие изменения в процессе онтогенеза и включившиеся в половое влечение незрелые формы поведения детей и подростков. Фоном, способствующим становлению перверсий и определяющим их выраженность, а в ряде случаев и клиническую картину, служат различные варианты психосексуального дизонтогенеза — нарушение сроков и темпов становления сексуальности и искажение полоролевого поведения.

При ретардациях психосексуального развития формирование перверсий длится многие годы, их становление обычно задерживается на фоне выработки установки. Они поверхностны, не затрагивают ядро личности, долго не реализуются. В одних случаях парафилии так и существуют в форме только перверсных тенденций и элементов, в других они становятся истинными перверсиями, хотя и остаются факультативными, сочетаясь с нормальным либидо. При становлении перверсий на фоне ретардации психосексуального развития без адекватной реализации либидо особенно значительны роль микросоциальной среды, растление и совращение.

При формировании перверсий на фоне преждевременного психосоциального развития психосексуальные ориентации перемещаются на более ранние возрастные периоды (допубертатный) и искажают сексуальные проявления, свойственные возрасту. Изучая на судебно-психиатрическом материале сексуальные перверсии в клинике психопатий, В.В. Мохов отметил, что при раннем пробуждении сексуальности внимание фиксируется исключительно на сексуальных интересах. Парциальный инфантилизм в форме особой выраженности ориентировочного поведения приводит к повышенной чувствительности к неадекватным эротическим раздражителям. Для начала формирования перверсий может быть достаточно случайного раздражителя, вызвавшего сексуальное возбуждение. Свойственная детям недифференцированность полового влечения приводит к тому, что любой сильный эротический раздражитель и любая форма, в которой впервые было удовлетворено сексуальное возбуждение, становятся приемлемыми для последующих перверсных актов. Развивается своеобразный инфантильный стереотип реагирования на извращенные эротические раздражители. Со временем его механизм отрабатывается и становится однотипным. Эротические раздражители, довольно разнообразные, вызывают у психопатических личностей одинаковую реакцию, которая завершается каким-нибудь одним видом извращенного сексуального акта. «Расцвечивание» синдрома сексуальных извращений совпадает с пубертатным возрастом. В дальнейшем наряду с существующей перверсией появляются новые варианты парафилий, формируется синдром сексуальных перверсий.

Пониманию формирования садизма и мазохизма способствует гиперролевое поведение — чрезмерная акцентуация некоторых особенностей половой роли. В формировании гиперролевого поведения определенное значение придают процессу половой дифференцировки мозга, но ее нарушения являются лишь фоном, на котором формируется гиперролевое поведение. Гораздо большее значение имеют прививаемые нормы микросоциальной среды, особенно распространенные высокие требования к маскулинному поведению. Гипермаскулинному поведению созвучны гипертимные, неустойчивые и в какой-то степени истерические формы психопатии, а гиперфемининному — инфантильно-зависимые, астено-невротические, психастенические, сенситивные и те же истерические.

Формирование садизма у лиц мужского пола и мазохизма у женщин начинается с ранних этапов онтогенеза. По мнению Г. С. Васильченко, отсутствие с раннего детства тактильного и эмоционального контакта с матерью или другим лицом, ухаживающим за ребенком, к которому в норме должна возникать первая привязанность, приводит к агрессивному поведению детей. Элементы садизма, возникающие уже в первые годы жизни, обычно выходят в последующем за рамки нормального поведения, и на их основе формируются сексуальные перверсии. Даже скорригированная воспитанием агрессивность может включаться в структуру полового влечения в подростковом и юношеском возрасте, особенно если нормальная реализация сексуального влечения затруднена и заменяется фантазированием.

Мазохистические парафилии у женщин как извращенное проявление гиперфемининного поведения обычно формируются так же, как патологическое гиперролевое поведение у мужчин, приводящее к садизму.

В целом те или иные варианты парафилий могут наблюдаться у психопатических личностей, относимых к разным клиническим вариантам. Следует согласиться с мнением многих авторов о неоправданности выделения особой группы сексуальных психопатов (по нашему мнению, говорить о самостоятельности половой психопатии можно лишь тогда, когда половое извращение выступает как моносиндром без иных расстройств психопатического круга).

Типологические особенности психопатических личностей определяют предпочтительный набор перверсий и обусловливают специфическую окраску нарушений сексуального поведения.

При шизоидной психопатии отмечаются дисгармоничность, парадоксальность как внешнего облика и стиля поведения, так и эмоциональной жизни и психической деятельности в целом. Среди шизоидных психопатов выделяются две полярные структуры, различающиеся по так называемой психэстетической пропорции по Кречмеру: сенситивные шизоиды — мимозоподобные, гиперэстетические с преобладанием астенического аффекта и экспансивные шизоиды — холодные, иногда даже эмоционально тупые личности с преобладанием стенического аффекта.

Отмеченные психопатические черты шизоидов прослеживаются и в сексуальной жизни. Внешняя «асексуальность» и кажущееся презрение к вопросам пола обычно сочетаются с упорной мастурбацией и богатыми эротическими фантазиями, легко включающими перверсные элементы. Шизоидные психопаты глубоко таят сексуальные переживания, не склонны раскрывать мотивы своих сексуальных действий, и поэтому нарушения их сексуального поведения могут выглядеть импульсивными, психологически непонятными, нелепыми и обусловить в связи с этим судебно-психиатрическую экспертизу. Среди сопряженных с нарушениями сексуального поведения общественно опасных деяний у шизоидов бывают не только уголовно наказуемые перверсии, но и убийства, совершенные самым изощренным способом.

Психастенический и астенический типы психопатии при определенных различиях имеют много общего, что дало основание некоторым психиатрам объединить их в одну группу — тормозимых психопатов.

У психопатических личностей астенического круга почти всегда отсутствует ощущение физического тонуса. Они болезненно реагируют на грубость и бестактность окружающих, плохо привыкают к новой обстановке, легко смущаются. Самооценка понижена, они постоянно недовольны собой. Однако, несмотря на робость, нерешительность, склонность сомневаться во всех своих поступках и действиях, астенические психопаты иногда могут проявить выраженную агрессивность.

Психастенический патологический характер проявляется в постоянном самоконтроле, самонаблюдении, множестве ненужных задержек, в склонности к бесплодному, навязчивому мудрствованию. Они склонны к навязчивым состояниям, но к ним сохраняется критическое отношение. Так же как и астеники, психастенические личности плохо переносят нарушения привычного жизненного стереотипа, легко теряются, у них быстро возникают и нарастают тревога, беспокойство относительно того, что они не справятся с новыми жизненными условиями.

Как астенические, так и психастенические психопаты особо привержены к морально-этическим нормам, к «правилам» сексуального поведения. Их больно ранят любые проявления грубости и цинизма. Считая себя в целом «неполноценными», они низко оценивают и свои сексуальные способности. Каждый сексуальный срыв для них превращается в трагедию. Наиболее частым поводом к угрызению совести у них служит мастурбация, «вред», который сильно преувеличивается. Перверсная форма (нарциссизм с мастурбацией, вуайеризм, пигмалионизм, склонность к гомосексуализму).

Сексуальные извращения становятся сильным психотравмирующим фактором для тормозимых психопатов. Они постоянно находятся во власти своих переживаний, в страхе, что окружающие могут узнать об их «сексуальной несостоятельности». Содержание подобных переживаний, как правило, отражает не столько реальные травмирующие моменты, сколько обостренное и зафиксированное чувство собственной неполноценности. Как отмечает этот же автор, психопатические личности тормозимого круга в стремлении удовлетворить свои извращенные наклонности нередко постепенно становятся требовательными, агрессивными. В дальнейшем эти формы реагирования у них закреплялись и становились однотипными. Подобная трансформация психопатических черт накладывает соответствующий отпечаток и на динамику синдрома сексуальных перверсий. В его структуре появляются новые виды извращений, ранее не свойственные тормозимым психопатам (эксгибиционизм, садизм).

Кроме того, с «расцвечиванием» и усложнением структуры перверсий нарастает дезадаптация, появляется склонность к асоциальным поступкам и сексуальным правонарушениям.

Психопатических личностей аффективного типа отличают синтонность, способность легко найти себе место в обществе. Они легко проявляют свои чувства, их эмоции естественны и понятны другим, несмотря на то что основная особенность психопатических личностей аффективного типа заключается в эмоциональной лабильности, неустойчивости настроения. В зависимости от преобладающего аффекта среди психопатических личностей аффективного круга выделяют два полярных варианта: дистимический и гипертимический. Дистимики редко находят повод для веселья, даже успех не вселяет в них надежду, они замечают преимущественно теневые стороны жизни.

В отличие от дистимиков гипертимики отличаются повышенным самочувствием, приподнятым настроением. Они легко устанавливают гетеросексуальные связи, влюбчивы. Чрезмерная самоуверенность, стремление к лидерству, жажда удовольствий, большая активность при повышенной сексуальности могут приводить гипертимических психопатов к половым эксцессам, в том числе и уголовно наказуемым (с несовершеннолетними).

Психопатическим личностям возбудимого (эпилептоидного) типа свойственна необыкновенно сильная эмоциональная возбудимость. Начальные проявления этой психопатии обнаруживаются еще в дошкольном возрасте. Дети часто кричат, легко озлобляются, любые ограничения, запреты и наказания вызывают у них бурные реакции протеста со злобностью и агрессией.

Среди них нередко встречаются лица с расторможенностью влечений, склонные к перверсиям и сексуальным эксцессам. Сексуальные отношения возбудимых психопатов обычно сопровождаются ревностью. Измен (как действительных, так и мнимых) они не прощают и даже флирт считают предательством, за которое могут «наказать» в брутальной форме. Половое влечение возбудимых (эпилептоидных) психопатов очень тесно сопряжено с повышенной готовностью к различным перверсиям. Жестокость и цинизм этих психопатических личностей особо ярко проявляются в эксгибиционизме, садизме, педофилии, инцесте.

Неустойчивый тип психопатии облигатным свойством имеет слабость высших форм волевой деятельности, повышенную внушаемость, податливость всяким внешним влияниям и непостоянство. Основной целью их жизни бывают новые впечатления и развлечения; здесь они упорно отстаивают свои права, хотя в поисках удовольствий и развлечений также не обнаруживают постоянства. Стремление наслаждаться радостями жизни сочетается с нетерпимостью к каким-либо регламентациям легкомысленного образа жизни, что постепенно приводит их к уголовно наказуемому поведению.

Все это уже с подросткового возраста определяет направленность сексуальных реакций. Участие в асоциальных группах и пренебрежение общепринятыми морально-этическими нормами ускоряют приобретение сексуального опыта и обусловливают знакомство с девиантными формами половой активности. Наиболее редуцирована платоническая составляющая либидо и вследствие этого романтическая влюбленность проходит мимо них.

Истерический тип психопатии характеризуют эгоцентризм, ненасытная жажда внимания к своей особе, внушаемость, лживость, фантазирование, повышенная и демонстративная эмоциональность, которая в действительности оборачивается неспособностью к глубоким и искренним чувствам, склонность к рисовке и позерству. Истерические личности не ощущают границы между продукцией собственного воображения и действительностью. Останавливаясь на этом свойстве, П.Б. Ганнушкин подчеркивал, что реальный мир для человека с истерической психикой приобретает своеобразные, причудливые очертания; объективный критерий для нero утрачен. В связи с этим следует помнить о способности истериков, особенно женщин, к оговорам и самооговорам. Как подчеркнул К. Ясперс, одним из основных свойств истериков является стремление переживать больше, чем они в состоянии пережить. Эти свойства истерических психопатов целиком проявляются в половом поведении. Либидо у них не отличается ни силой, ни напряжением, ни стойкостью, а в сексуальных проявлениях много театрального, недостоверного.

Подростки мужского пола предпочитают разыгрывать молчаливо-многозначительную таинственность, а девочки, наоборот, склонны широко афишировать как действительные отношения, так и целиком выдуманные связи, изображая из себя распутниц и наслаждаясь ошеломляющим впечатлением.

Способность истерических личностей к яркому и чувственному сексуальному фантазированию обусловливает выраженный полиморфизм синдрома сексуальных перверсий и причудливое «расцвечивание» его компонентов, нередко приобретающих форму своеобразных «сексуальных ритуалов».

Далеко не всегда нарушения сексуального поведения, приводящие к столкновению с законом, у психопатических личностей связаны с перверсиями. Дисгармония всей личности проявляется также в неправильном формировании и искаженной организации полового поведения, в неспособности к корректным обоюдоприемлемым отношениям с сексуальными партнерами. В целом половые нарушения (в узком понимании) занимают небольшое место среди других противоправных деяний психопатических личностей, а главное сами половые извращения далеко не всегда служат основной причиной неправильного сексуального поведения, приводящего к противоправным действиям.

По данным клинико-статистического исследования, у психопатических личностей нарушения сексуального поведения не обязательно обусловлены половыми извращениями, а противоправные деяния, сопряженные с нарушением сексуального поведения, не обязательно приобретают форму, соответствующую статьям о половых правонарушениях.

Вывод

В ходе проведения исследования было дано определение понятию парафилии, изучены теории возникновения парафилий и определено влияние психогенетических факторов на развитие парафилий.

Заключение

В данной работе мы попытались раскрыть влияние психогенных факторов, однако проблема сексуальных перверсий является малоизученной и сложной, и проблематичной для изучения, т.к. затрагивает очень интимные вопросы, кроме того из-за её судебно-экспертного составляющего, к тому же является смежной для сексологии, медицины, права, психиатрии и других наук, и многое в ней еще предстоит открыть.

Список использованной литературы

1.Аномальное сексуальное поведение (под ред. А.А. Ткаченко).

М., 1997., 339с.

.Бендас Т.В. Гендерная психология: учеб. пособие для студ. вузов. — М.: Питер, 2005. — 430 с.

.Большой толковый психологический словарь, под ред. Ребера А., Москва 2001 г., 592с.

.Васильчснко Г. С. (с соавт.) Диагностика, лечение и профилактика половых расстройств. М., 1995., 625 с.

.Васильчснко Г. С. Общая сексопатология. М., 1990. — 576с.

.Клиническая психология, под ред. Карвасарского Б.Д., Санкт-Петербург 2002 г., 960с.

.Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1999. — С. 482 с.

.Мастерс У., Джонсон В., Колодин Р. Основы сексологии. Изд-во Мир, 1998 г.

.Немов Р.С. «Психология. Словарь — справочник», Москва 2003 г., 304с.

.Нохуров А. Психологические заболевания и нарушение сексуального поведения. Хрестоматия «Психология сексуальных отклонений» сост. Сельченок К.В.

.Оксфордский толковый словарь по психологии, под ред. Ребера А. 2002 г.

.Сексопатология справочник. Под ред. Г. С. Васильченко., М., Медицина. 1990 г., 576с.

.Ткаченко А.А., Сексуальные извращения — парафилии. Триада-Х, 1999 г., 461с.

.Ткаченко А.А., Шостакович Б.В. Эксгибицианизм. М., 1999 г.

.Фрейд З. Навязчивость, паранойя и перверсия. М.: Фирма «СТД», 2006.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector