Современные зарубежные концепции эмоций

68

Содержание

  • Введение
    • 1. Детерминистские теории эмоций
    • Периферическая концепция Джемса — Ланге
    • Таламическая концепция Кэннона — Барда
    • 2. Когнитивные теории эмоций
    • Двухфакторная концепция Шехтера — Сингера
    • Когнитивно-мотивационная концепция Лазаруса
    • Концепция когнитивного диссонанса Фестингера
    • 3. Функциональные теории эмоций
    • Комплексная концепция эмоций Крюгера
    • Активационная концепция эмоций Даффи
    • Мотивационные концепции эмоций Бартлетта, Янга и Липера
    • 4. Дифференциальные теории базовых эмоций
    • Дифференциальная концепция Вудвортста — Шлоссберга
    • Дифференциальная концепция Мак-Дугалла
    • Дифференциальная концепция Плутчика
    • Дифференциальная концепция Томкинса
    • Дифференциальная концепция Изарда
    • 5. Эклектические теории эмоций
    • Функционалистическая концепция Кампоса
    • Коммуникативная концепция Оутли — Джонсон-Лэрда
    • Контрольная концепция Карвера — Шайера
    • Кросс-культурная концепция Экмана
    • Кросс-культурная концепция Мацумото
    • 6.

      Практическое исследование и обсуждение результатов

    • Заключение
    • Литература
    • Приложения

Введение

Актуальность темы: «Современные зарубежные концепции эмоций», определяется тем, что эмоции как одна из самых важнейших составляющих нашей жизни непременно привлекала к себе многих исследователей в области психологии. Ведь всё, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни, окрашено чувственными переживаниями, некоторые из них мы считаем «отрицательными», другие «положительными». Эти переживания выражаются в такие сложные субъективные образования, как интерес, радость, удивление, горе, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина, которые влияют на наше поведение и представляют собой эмоции.

Изучение данной проблемы позволит нам разобраться в содержании эмоции, т. е. разобрать эмоцию на её составные части, а также позволит лучше понять механизмы возникновения эмоций, их функции, влияние эмоции на нашу мотивацию, организацию и направленность восприятия, мышления и действии с поля зрения эмоций.

9 стр., 4412 слов

Теория социально-культурной деятельности как специальная отрасль знаний

... , контроля и отчетности, проектирования и прогнозирования социально-культурных программ. Теория социально-культурной деятельности помогает ориентироваться в характерных особенностях и закономерностях, ... кадровых и информационных. Региональная культурная политика – это определенный уровень реализации государственной культурной политики, а также основные концепции, принципы и методы регулирования ...

Все это мы сможем осмыслить во всех представленных нам в течение всей истории концепции эмоций, с помощью которых можно приблизиться к идентификации и пониманию такого смыслового конструкта, как «человеческая эмоция». Чтобы у нас не возникало недопонимания в определении эмоций, приведем краткое и несложное описание эмоции, которое, однако, ни в коем случае нельзя считать полным.

Эмоция (от лат. emoveo - потрясаю, волную) — это психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания отношения явлений и ситуаций к потребностям [1; 175].

Подчеркнем, что адекватное понимание эмоции возможно только при учете, как внешней ситуации, так и внутреннего потребностного состояния организма. Одна и та же ситуация может спровоцировать абсолютно различные эмоции.

Разработанность проблемы.

Анализ научной литературы показывает, что данной проблемой занимались, ряд исследователей из них следует отметить работы таких ученых: Уильям Джемс в сотрудничестве с Карлом Ланге, которые рассматривали эмоцию с точки зрения физиологического процесса, такую же позицию занимали и Кэннон с Бардом, хотя не были согласны со своими предшественниками.

Когнитивный компонент эмоциям добавили Стэнли Шехтер и Джеферсон Сингер, Ричард Лазарус и Леон Фестингер. Функции эмоций были рассмотрены Феликсом Крюгером, Элизабет Даффи, Фредериком Бартлеттом, Полом Янгом и Робертом Липером сторонником идеи об интегрирующей роли эмоций. Хотя, несомненно, Чарльза Дарвина можно считать первым сторонником функционализма. Базовые эмоции выявляли следующие теоретики в области психологии эмоций: Уильям Мак-Дугалл и Вудвортс, Гарольд Шлоссберг, Роберт Плутчик, Силван Томкинс и Кэррол Изард. Эклектические теории, которые представляют объединения принципов и идей всех предшествующих концепций представлены следующими учеными: Кампосом, Кэролином Саарни и Кемпером, Кейтом Оутли и Филиппом Джонсон-Лэрдом, Карвером и Шайером, Полом Экманом и Дэвидом Мацумото.

Все эти ученые имеют свои точки зрения, и представляют различные подходы к пониманию эмоций, но в данный момент существуют три составляющие эмоции:

физиологической;

субъективной;

экспрессивной.

Это означает, что мы, во-первых, претерпеваем эмоцию как

физиологическое состояние, во-вторых, переживаем её и, в-третьих, выражаем.

Цели и задачи.

Целью данной контрольной работы является изучение зарубежных концепций эмоций. Исходя из поставленной цели, мы должны решить следующие задачи:

Рассмотреть работы зарубежных исследователей с использованием научной литературы на тему «Современные зарубежные концепции эмоций».

Выявить обобщающие характеристики появлений теорий эмоции и рассмотреть каждую концепцию в представленной теории, например, таких как эти:

а) Детерминистские теории эмоций;

б) Когнитивные теории эмоций;

в) Функциональные теории эмоций;

г) Дифференциальные теории базовых эмоций;

д) Эклектические теории эмоций.

Определить главные составляющие каждой концепции и её определяющие тезисы.

В качестве дополнения к данной контрольной работе мной было проведено небольшое исследование с использованием двух методики «Параметрическая шкала» и «Шкала дифференциальных эмоций» (по К. Изарду. Всё исследование показано во второй главе контрольной работы.

1. Детерминистские теории эмоций

В периферической концепции Джемса — Ланге и таламической концепции Кэннона — Барда будет просматриваться, тенденция расценивать эмоции человека, как контролируемое теми или иными факторами. Вообще, детерминистские ориентированные теории эмоций заметно различаются в объяснении возникновения эмоций, как физиологического процесса. Тем не менее, основным источником согласованности между перечисленными концепциями является положение о том, что эмоции человека детерминированы, т. е. что все наши эмоции обусловлены воздействием каких-то событий или стимулов и не проявляются свободно.

Периферическая концепция Джемса — Ланге

В 1884 году в США и в 1885 году в Копенгагене независимо друг от друга были опубликованы две работы об эмоциях: статья американского философа и психолога Уильяма Джемса (1842 - 1910) и книга датского неврапатолога-физиолога Карла Ланге, которые очень быстро приобрели всемирную известность и стали точкой отсчета в создании теории эмоций [3; 16]. Согласно этой теории, первопричинами возникновения эмоциональных состояний являются изменения физиологического характера, происходящие в организме. Возникнув под влиянием внешних или внутренних стимулов, они затем отражаются в голове человека через систему обратных нервных связей и порождают ощущение определенного эмоционального тона.

Сначала, согласно концепции Джемса — Ланге, должны произойти соответствующие органические изменения в ответ на воздействия стимулов, и только затем как их субъективно отраженное следствие возникает эмоция [2; 462].

Суть концепции Джемса — Ланге с последовательностью постулируемых ею событий, приводящих к возникновению эмоций, схематически изображена на этом рисунке.

68

3 стр., 1083 слов

Классификация эмоций. Эмоциональные состояния

... эмоциональное состояние в течении длительного времени. Окрашивает, придает эмоциональный тон. В отличие от эмоций ... – стремительный бурно развивающийся эмоциональный процесс взрывного характера, который ... эмоции, устойчивые психические состояния, имеющие четко выраженный предметный характер: они выражают устойчивое отношение к каким-либо объектам (реальным или воображаемым). Стресс – эмоциональные ...

2 стр., 542 слов

Психологическое направление в европейской социологии XIXв. Теория Г. Тарда. Концепция общества по Г. Тарду

... nbsp; Психологическое направление в европейской социологии XIXв. Теория Г. Тарда. Концепция общества по Г. Тарду. Три основных периода ... характер. Социология - наука о «нелогических» действиях. Теория нелогического действия Действия индивидов - логический и нелогический характер. ... «Люди смотрят на факты сквозь собственные предубеждения... Теория общества Общество – соц система, находящаяся в ...

2 стр., 740 слов

Презентация на тему: ТЕОРИИ ЭМОЦИЙ

... Психоорганическая теория эмоций (так условно стали называть концепции Джемса—ЛангеиКэннона—Барда) ... теории эмоций, котораяДАРВИН получила название эволюционной. ТЕОРИЯ ДЖЕМСА-ЛАНГЕ Возникновение эмоций обусловлено ... эмоция. ТЕОРИЯ КЕННОНА-БАРДА Альтернативную точку зрения на соотношение органических и эмоциональных процессов высказал У. Кэннон. Самым сильным аргументом Кэннона против теории Джемса ...

S — сосуды. Связывающие линии представляют нервные пути. Направление импульсов обозначено цветными стрелками:

Восприятие эмоционально действующего объекта;

Нервно-мышечная, сосудо-двигательная реакция организма;

Восприятие центральной нервной системой (корой больших полушарий) реакции сосудов и мышц;

Возникновение субъективно переживаемого эмоционального состояния, [2; 464].

Основные тезисы Джемса и Ланге были просты и феноменологически убедительны. «Принято думать, что восприятие некоторого факта вызывает душевное волнение, называемое эмоциями, и что это психическое состояние приводит к изменениям в организме. Мой тезис, напротив, состоит в том, что телесные изменения следуют непосредственно за ВОСПРИЯТИЕМ волнующего факта и что наше переживание этих изменений, по мере того как они происходят, и ЯВЛЯЕТСЯ эмоцией», — пишет Джемс. [3; 17]. Свою гипотезу Уильям Джемс подкрепил следующими аргументами:

существует однозначное соответствие между определёнными переживаемыми эмоциями и типичными для них телесными реакциями;

лишенная телесного выражения эмоция перестает переживаться;

невозможно выполнение движений, соответствующих одной эмоции, и одновременное переживание другой [1; 189].

Точно в том же плане высказывался и Ланге: «Устраните при страхе физические симптомы, возвратите бьющемуся пульсу его спокойствие, взгляду — его твердость, цвету лица — его нормальную окраску, движениям — их быстроту и верность, языку — его бойкость, мысли — её ясность — что тогда останется от страха?!».

Ланге был даже последовательнее Джемса в отрицании эмоций вне состояния тела, правда, под последним он, в отличие от Джемса, понимал не столько изменения во внутренних органах и скелетной мускулатуре, сколько вазомоторную или сосудо-двигательную составляющую. «Всей эмоциональной частью нашей психической жизни, нашими радостями и печалями, счастливыми и несчастливыми минутами мы обязаны нашей сосудо-двигательной системе», — пишет Ланге. Вот как Ланге определяет некоторые эмоции:

«Разочарование = уменьшение произвольной иннервации;

Печаль = уменьшение произвольной иннервации + сокращение сосудов;

Страх = уменьшение произвольной иннервации + сокращение сосудов + спазм гладких мышц»

Парадоксальность и простота аргументов Джемса и Ланге произвели неизгладимое впечатление не только на их современников, но и на все последующие поколения исследователей эмоций [3; 17 - 18].

Таламическая концепция Кэннона — Барда

В 1928 году Ульям Кэннон и П. Бард сформировали свою таламическую концепцию эмоций, где центральной составляющей в запуске эмоциональных состояний являлся таламус. По их мнению, таламус выполняет роль «диспетчера», который при возникновении эмоциональных ситуации одновременно посылает информацию вегетативной нервной системе и коре больших полушарий мозга.

Однако представление о возникновении эмоций Кэннона значительно отличались от концепции Джемса — Ланге. В результате Ульям Кэннон провел сравнение двух физиологических механизмов порождения эмоций и предложил альтернативную теорию происхождения эмоций, схематически представленную на этом рисунке.

68

1 стр., 441 слов

Методика «Самооценка Эмоциональных состояний» (сокращённый вариант) (А. Уэссман, Д. Рикс)

... , восторженное веселье. 9. Очень возбужден и в очень приподнятом состоянии. Восторженность. 8. Возбужден, в хорошем расположении духа. 7. ... — чувство беспомощности»; П5 — С — суммарная 9 по четырем шкалам оценка состояния: И5 = И1 + И2 + И3 + И4, где И1, И2 ... из предложенных наборов суждений то, которое лучшевсего описывает ваше состояние сейчас. Номер суждения, выбранного из каждого набора, запишите ...

Внешний стимул раздражает один или несколько рецепторов. Афферентные импульсы достигают коры (путь стрелки) и объект воспринимается. Эфферентные импульсы сразу же активируют мышцы и внутренние органы (путь стрелки).

3 стр., 1057 слов

Понятие об эмоциях. Значение эмоций в жизни человека. Критерии оценки эмоциональных процессов

... Глава 3. Виды и классификация эмоций 20 3.1. Критерии качественной оценки эмоциональных процессов 20 3.2. Критерии количественной оценки эмоциональных процессов 24 Заключение 28 Список использованной ... рассмотрение многообразия реальных переживаний. 1.2. Виды эмоций и эмоциональных состояний Следует выделить так называемые «фундаментальные» эмоции, определяющие все основные: интерес и радость, ...

Активность этих органов раздражает рецепторы, вызывая афферентные импульсы, достигающие коры по кортикоталамическому пути (обозначено стрелкой), который имеет тормозную функцию и (путь стрелки).

Восприятие этих изменений в мышцах и внутренних органах, следующее за восприятием внешнего стимула-объекта, превращает простое восприятие в эмоцию, связанную с объектом, ибо, по Джемсу, «ощущение телесных изменений, по мере того как они происходят, и есть эмоция».

Как мы видим на том же рисунке, Кэннон, в свою очередь, вводит в эту схему структуры таламуса, которые опосредуют и тем самым берут на себя функцию порождения эмоциональных явлений и управления ими. Обосновывая роль коркового субстрата эмоций, Кэннон создает физиологическую основу и для когнитивных интерпретаций эмоций.

Кэннон приводит следующие возражения против концепции Джемса — Ланге:

полное отделение внутренних органов от центральной нервной системы не изменяет эмоционального поведения (здесь он ссылается как на эксперименты Шеррингтона по перерезанию блуждающего нерва собаки на уровне спинного мозга, так и на собственные эксперименты по удалению узлов симпатического отдела вегетативной нервной системы у кошки);

одни и те же висцеральные изменения происходят при очень разных эмоциональных и неэмоциональных состояниях (на основе своих исследований он показывает сходство этих изменений в сильном возбуждении при воздействии очень разных стимулов);

структуры внутренних органов относительно малочувствительны (этот вывод он делает на основе анализа распределения в теле нервных клеток);

висцеральные изменения происходят слишком медленно, чтобы быть источником эмоциональных переживаний (основанием здесь является сравнение латентного периода эмоциональных реакций индивидов на зрительные стимулы и латентного периода реакции периферических органов — так Павлов обнаружил шестиминутный латентный период при стимуляции блуждающего нерва);

искусственное возбуждение висцеральных изменений, типичных для сильных эмоций, не вызывает их (инъекция адреналина не вызывала у студентов эмоций, хотя у тех из них, кто участвовал в соревнованиях, возникало специфическое ощущение «на взводе»).

На основании всех этих положений Кэннон (а вслед за ним и Бард) делает вывод о том, что эмоции зависят от центрального процесса, в обеспечении которого определяющее положение занимает структура зрительного бугра (таламус).

Так, Барду удалось локализовать механизм мнимой ярости у декортицированных кошек в нижней части гипоталамуса, а затем и реакцию страха и полового возбуждения. При этом Бард замечает, что возникновение поведенческой ярости при разрушенном неокортексе становится возможным в силу того, что гипоталамус освобождается от коркового контроля.

В дальнейшем среди физиологов высказывались весьма критические соображения и относительно таламической теории Кэннона — Барда. Тем не менее, роль таламической концепции заключается не столько в замене одного физиологического субстрата другим, сколько в утверждении роли корковых и подкорковых структур мозга, а значит и процессов переработки информации в порождении эмоций.

В результате теория Кэннона — Барда переместила акцент исследований эмоций в собственно психологическую плоскость, и благодаря им произошел поворот от преимущественного физиологических воззрений на эмоции к учету когнитивного фактора [1; 183 - 184].

2. Когнитивные теории эмоций

Когнитивные теории эмоций позволяют вырваться из порочного круга вопроса «Что первично — курица или яйцо?». В данном случае вопрос звучит так: что было вначале — телесное изменение (периферическая концепция Джемса — Ланге) или субъективное переживание (таламическая концепция Кэннона — Барда)? Для когнитивных теорий важна именно взаимосвязь познавательных и физиологических процессов, при этом они допускают, что одно и то же физиологическое состояние мы можем переживать, как различные эмоции в зависимости от когнитивных факторов, что подтверждается во многих исследованиях, например в таких работах, как Стэнли Шехтера и Джеферсона Сингера, Ричарда Лазаруса, Леона Фестингера.

Двухфакторная концепция Шехтера — Сингера

Стэнли Шехтер и Джеферсон Сингер в 1962 году выдвинули когнитивную теорию эмоций, являющуюся по сути «компромиссом» между периферической теорией Джемса — Ланге и таламической теорией Кэннона — Барда.С. Шехтер и Дж. Сингер предположили, что эмоции есть следствие познавательной интерпретации многозначной физиологической активации [1; 191]. Логика рассуждения была следующая. Согласно всем известным источникам по психологии эмоций, включая теорию Джемса — Ланге, в появлении эмоции участвуют, по крайней мере, два компонента:

физиологическое состояние (в простейшем случае — возбуждение организма);

познавательные процессы (по крайней мере, на уровне восприятия) [3; 24].

Благодаря этим двум компонентам данная концепция получила название «двухфакторной». После выдвижения двух составляющих Шехтер и Сингер приняли решение манипулировать этими компонентами в эксперименте как независимыми переменными. Были сформированы группы, где созданы три независимые переменные:

состояние возбуждения, вызываемое инъекцией эпинефрина (синтетический адреналин);

информация, которую получают или не получают участники;

эмоциональное состояние партнера по эксперименту.

В действительности же всё происходило следующим образом. Испытуемым была сделана инъекция гормона адреналина (первая переменная), вызывающая активацию симпатической вегетативной нервной системы. Одной половине испытуемых сообщили о том, какие симптомы вызывает инъекция, в то время как другой половине сказали, что им введен физиологический раствор (вторая переменная).

Затем каждый из испытуемых по очереди попадал в помещение, где находился актер, изображавший либо гнев (он читал некое письмо и будто бы в припадке бешенства рвал его на мелкие кусочки), либо эйфорию (он читал письмо и начинал прыгать от радости) — третья переменная. Испытуемые были отделены от актера прозрачной перегородкой и поэтому не могли вступить с ним в контакт [1; 192]. В последствии эксперимента, Шехтером и Сингером были выдвинуты три гипотезы:

Участники, получившие возбуждающую инъекцию, но не информированные о последствиях этого, будут интерпретировать свое состояние в терминах, доступных им в актуальной ситуации познавательных элементов. Так, если такие элементы будут предрасполагать к радости, то участники скорее будут испытывать радость, если к гневу, то, скорее всего у них тоже будет возникать гнев; притом, что и у тех и у других будет одно и то же состояние физиологического возбуждения.

Если участники, получившие возбуждающие инъекции, информированы о последствиях инъекции, то у них есть соответствующее неэмоциональное объяснение для своего состояния, то эмоции у них не будут возникать, даже, несмотря на то, что в ситуации присутствую располагающие к этому познавательные элементы.

Если участникам возбуждающая инъекция не была сделана, то эмоции у них не будут возникать, даже, несмотря на то, что в ситуации присутствуют располагающие к этому познавательные элементы.

Эти результаты позволили Шехтеру и Сингеру утверждать, что детерминирующим компонентом в формуле:

является познавательный компонент. Как мы видим, значимые различия обнаружились не между участниками контрольного условия, которые не были возбуждены, и участниками экспериментальных условий (как следует ожидать, если верна теория Джемса — Ланге), а между участниками, получившими адекватную информацию о последствиях возбуждающей инъекции, и участниками, такой информации не получившими (в «условиях гнева») или получившими неадекватную информацию (в «условиях эйфории»).

Все эти факты привели Стэнли Шехтера к убеждению, что именно интерпретация доступной индивиду информации и о внешнем воздействии, и о собственном состоянии является основным фактором, определяющим и интенсивность, и длительность, и качество эмоционального явления [3; 25 - 30].

Когнитивно-мотивационная концепция Лазаруса

Другим направлением исследований эмоций, также приведшим к представлению о познавательной детерминации эмоциональных явлений, стали классические исследования Ричарда Лазаруса и его коллег по феномену стресса, проведенных в 1964 году.

Лазарус одним из первых отметил опосредующую роль психологических процессов в возникновении стресса и, прежде всего, процессов оценки как стрессового стимула (или стрессора), так и ситуации в целом, а также процессов психологической защиты, предполагающих защитную переработку угрожающей информации.

Угроза по Лазарусу представляет предвосхищение человеком некоторого будущего столкновения с какой-то опасной для него ситуацией, то есть определяется на основе процесса оценки. Ричард Лазарус был не первым в указании на роль процессов оценки в порождении эмоциональных явлений, однако он впервые попытался подвергнуть эти процессы эмпирическому изучению.

В этом эксперименте в качестве стрессора использовался документальный фильм о серии грубых ритуальных хирургических операций на мужских половых органах во время обряда инициации у одного и племен аборигенов Австралии. Во время сцен, изображавших сами ритуальные операции, наблюдалось выраженное повышение активности автономной нервной системы, измеряемой на основе электропроводимости кожи (КГР), а также признаки поведенческого стресса.

Исходя из посылки о том, что стрессовая реакция зависит от оценки воздействующей ситуации как угрожающей, Лазарус предположил, что при изменении основания при оценке степени приносимого вреда можно устранить или уменьшить стрессовые реакции. Для проверки этого предположения использовалось три различных звуковых сопровождения к одному и тому же документальному фильму, каждое из которых представляло свой способ интерпретации событий, заснятых на пленку.

Первое звуковое сопровождение носило травмирующий характер, т. к оно подчеркивало вредные аспекты событий, второе носило отрицающий характер (где отрицался какой-либо вред изображаемого событие — «отрицание»), третье — носило характер беспристрастного поведения («интеллектуализация»).

Затем сравнивались степень угрозы и физиологические индикаторы стресса, порождаемого этим фильмом при «немом» варианте и при трех различных звуковых сопровождениях. Было обнаружено, что травмирующее звуковое сопровождение значительно увеличивало проявление стрессовых реакций по сравнению с демонстрацией «немого» фильма, в то время как остальные два сопровождения — «отрицание» и «интеллектуализация» — значительно снижали интенсивность стрессовых реакций по сравнению с демонстрацией «немого» фильма.

В своих последующих работах Р. Лазарус усложняет свою модель, говоря о переоценках и двух принципиально разных видах или этапах оценки. Первичная оценка, относится к тому, в какой степени стимул «задевает» (в положительном или отрицательном смысле) благополучие индивида, включая «картину мира» и систему отношений индивида. Основными критериями или компонентами первичной оценки являются:

Релевантность цели, относиться к тому, насколько оцениваемый стимул или ситуация затрагивает цели индивида и его образ жизни. Если её нет — нет и эмоции.

Конгруэнтность или неконгруэнтность цели, относится к тому, насколько оцениваемый стимул или ситуация соответствует или не соответствует желаниям, то есть облегчает или затрудняет достижение целей индивида и поддержание его образа жизни. Если облегчает, то можно говорить о конгруэнтности, а если мешает, то о неконгруэнтности.

Тип Я-включенности, относится к различным аспектам личной и социальной идентичности (ценности, идеалы, самооценка, представление о других людях и их благополучии и т. п.).

Так, гнев возникает тогда, когда под угрозой оказывается наша самооценка или то, как нас оценивают другие, а чувство гордости — в противоположном случае. Чувство вины возникает при пренебрежительном отношении к моральным ценностям, а ощущение счастья — при всеохватывающем чувстве безопасности и благополучия.

Вторичная оценка, по Лазарусу, относится к возможности индивида совершать необходимые для него реальные или воображаемые действия по отношению к стимулу, т. е. к тому, в какой степени индивид способен снизить опасность и вред угрожающего стимула или усилить контакт с привлекательным стимулом. Основными критериями или компонентами вторичной оценки, являются:

Доверие или недоверие (может быть как внутренним, то есть направленным на себя, так и внешним) появляется при знании того, кто вызвал эту фрустрацию (или более позитивную стимуляцию), то есть, является ли произошедшее актом произвола данного лица.

Потенциал преодоления относится к тому, насколько и как индивид способен регулировать свое взаимодействие со стимульной ситуацией. Речь идет не о реальной регуляции и преодолении, а лишь об оценке индивидом своих перспектив в такой регуляции. Знаменитая басня «Лиса и виноград» является прекрасной иллюстрацией этого компонента. После того, как лиса убеждается в невозможности достать гроздья винограда, она производит переоценку винограда как еще недозрелого.

Ожидания на будущее по отношению к стимульной ситуации относятся к тому, насколько такого рода явления могут улучшить или ухудшить нашу жизнь. Охотник может долго выслеживать медведя и быть готовым к длительным усилиям, потому как «овчинка стоит выделки».

В своих более поздних работах Лазарус называет свою модель когнитивно — мотивационной теорией отношений. По его мнению, теория эмоций должна определять не столько стратегию изучения и определения эмоциональных явлений и их классификацию, но и интегрировать биологические универсалии и социокультурные факторы, объясняя одновременно множество взаимозависимых причинно-следственных процессов и переменных. В то же время теория эмоций должна давать специфическое описание отдельных эмоций, соответствующее общим закономерностям.

В названии «когнитивно-мотивационная теория отношений» последнее слово для Лазаруса означает, что эмоция всегда представляет взаимодействия индивида и его окружения, включая восприятие и оценку вредности (для негативных эмоций) или пользы (для положительных эмоций), а не просто воздействие внешнего стрессора или проявление интрапсихических процессов. Так каждая эмоция представляет свой «ядерный» тип отношения. «Мотивационная» — означает, что эмоции представляют реакции на возможность достижения — не достижения жизненных целей и выражают некоторую черту индивида или диспозиционную переменную в виде иерархии целей, но в то же время вызываются требованиями и возможностями окружающей индивида среды, что делает и эту сторону эмоций «интерактивной».

В то же время попытки Ричарда Лазаруса найти физиологические критерии отделения эмоциональных явлений от неэмоциональных оказались не очень успешными, также как и попытки отделить рефлекторно обусловленные ощущения боли и удовольствия от собственно эмоций [3; 32 - 36].

Концепция когнитивного диссонанса Фестингера

Согласно этой теории, положительное эмоциональное переживание возникает у человека тогда, когда его ожидания подтверждаются, представления воплощаются в жизнь, а планы выполняются, т. е. тогда, когда реальные результаты деятельности соответствуют намеченным или ожидаемым, согласуются, находятся в консонансе. Отрицательные эмоции возникают и усиливаются в тех условиях, когда между ожидаемыми и реальными результатами деятельности имеется несоответствие — диссонанс.

Субъективное состояние когнитивного диссонанса переживается человеком как дискомфорт, и он стремится, во что бы то ни стало как можно скорее избавиться от него. Выход из состояния когнитивного диссонанса может быть двояким: или изменить ожидания и планы таким образом, чтобы они соответствовали реально полученному результату, или попытаться получить новый результат, который согласовывался бы с прежними ожиданиями.

В современной социальной психологии теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера используется для того, чтобы объяснить поступки человека, его действия в различных социальных ситуациях. Эмоции же рассматриваются в качестве основного мотива соответствующих действий и поступков. Лежащим в их основе когнитивным факторам придается в детерминации поведения человека гораздо большая роль, чем органическим изменениям [2; 468 — 469].

3. Функциональные теории эмоций

Впервые функции эмоций рассматривал Чарльз Дарвин. В 1872 году он опубликовал книгу «Выражение эмоций у человека и животных», в которой сформулировал три принципа выражения эмоций:

принцип полезности ассоциированных привычек (полезные, т. е. удовлетворяющие определенные потребности, действия могут воспроизводиться по привычке или ассоциации при сходном возбуждении);

принцип антитезиса (при возбуждении состояния, прямо противоположного исходно полезному, появляется непроизвольное стремление к прямо противоположному действию);

принцип порождения действий свойствами нервной системы (предполагается прямое действие нервной системы на выражение эмоций, независимо от воли и, до известной степени, от привычки).

Как известно, основное внимание Чарльза Дарвина было направлено на изменение эмоций в процессе филогенеза (в основном при переходе от высших животных к человеку), который понимался им как процесс эволюции в результате естественного отбора. Хотя Дарвин и не дал сколь-нибудь связанного представления о природе эмоций, его указания на роль специфических форм мимики и пантомимики, а также на участие нервной системы в порождении эмоций оказали заметное влияние на будущих исследователей эмоций как в конце XIX, так и в XX веке. В последующем Крюгер, Даффи, Бартлетт, Янг и Липер дали своё объяснение функций эмоции [3; 13 — 15].

Комплексная концепция эмоций Крюгера

Ещё до появления эмпирических и теоретических работ представителей гештальтпсихологии, Феликс Крюгер формулирует принципы целостности психической жизни. Опираясь на введенный в австрийской школе психологии термин «гештальт-качество», отнесенное Корнелиусом к области эмоций, Крюгер вводит более широкий термин «комплекс-качество».

Согласно Крюгеру, эмоциональные явления представляют собой переживаемые качества целостной психической жизни, которые в потоке непрерывного опыта могут выделяться на фоне других явлений в такие последовательные целостности, как аффекты и другие эмоциональные явления типа удовольствие - неудовольствие, возбуждение, напряжение (по В. Вундту).

Выделяются три основных свойства эмоциональных явлений:

Универсальность (постоянная включенность эмоциональных явлений в психическую жизнь),

Качественное богатство,

Изменчивость и лабильность.

К сожалению, Крюгер в своих работах не только не отошел от философских традиций чисто феноменологического (неэмпирического) рассмотрения эмоциональных явлений в интроспективной «описательной» психологии, но даже и усилил эти традиции, что способствовало забвению его идей в современной психологии эмоций [3; 39].

Активационная концепция эмоций Даффи

Дискуссии о специфичности физиологического проявления эмоций в 1920-е годы приводят многих психологов и физиологов к описанию эмоций в контексте энергетических и фоновых процессов. Тем самым под вопрос ставился сам статус эмоциональных явлений как качественно своеобразных «сущностей», занимающих свое, особое, отдельное место в процессах жизнедеятельности. Под этим понимается, что для психологии пропадает явление эмоций самих по себе, к чему психология пришла уже к середине XX века [3; 40].

Наиболее радикальной в отрицании эмоциональных явлений как качественно специфического класса психических явлений была Элизабет Даффи, которая в 1962 году утверждала, что физиологическое проявление эмоций настолько генерализовано, что опознать по физиологическим характеристикам конкретное эмоциональное состояние невозможно, и в принципе существование описания даже самых сильных эмоций не отличаются от описаний поведения в целом [1; 180]. «Изменения в уровне энергии, в степени организации ответов и в состояниях сознания происходят в континууме. И в этом континууме нет точки, где «неэмоциональный» уровень энергии неожиданно переходит в «эмоциональный» уровень энергии; на нем нет и точки, где «неэмоциональный» уровень дезорганизации ответов внезапно переходит в «эмоциональный» уровень дезорганизации, так же как и на нем нет точки, где «неэмоциональное» состояние сознания переходит в «эмоциональное», — пишет Даффи. Человек, по её мнению, либо «отдается ситуации», либо избегает её, в зависимости от её смысла — привлекательного или угрожающего.

По мнению Даффи, все так называемые эмоциональные характеристики можно свести к трем переменным:

энергетический уровень поведения,

степень целенаправленности поведения,

природа реакции на взаимоотношения в ситуации.

Однако и другие формы поведения, не относимые обычно к «эмоциональным», также варьируют по этим переменным. Отсюда делается радикальный вывод о том, что эмоций как отдельных и специфических явлений в реальности не существует, а есть лишь дань философской традиции, выделяющей эмоции в отдельную группу явлений [3; 40 - 41].

Мотивационные концепции эмоций Бартлетта, Янга и Липера

Идея о том, что эмоции являются основными мотивами человеческого поведения, известна, по крайней мере, со времен античности.

В научной психологи также неоднократно высказывались идеи о роли эмоций в мотивации поведения. Так, Фредерик Бартлетт в 1962 году отмечает, что эмоции обеспечивают побуждение неспецифического характера для выполнения необходимого действия. Возникновение эмоции, по Бартлетту, означает указание организму на столкновение несовместимых тенденций к действию (отрицательные эмоции) или на происходящую или возможную интеграцию этих тенденций (положительные эмоции).

Другой сторонник мотивационной трактовки эмоций Пол Янг в 1943 году предложил рассматривать эмоцию не столько как мотив, сколько как знак того, что мотив актуализирован, заблокирован или реализован. Только в случае развития эмоций в стабильные отношения, они могут становиться мотивирующим фактором. При этом Янг выдвинул чисто гедонистическую трактовку мотивационной природы эмоций: регулирующая и направляющая функция эмоций реализуется благодаря максимизации положительных переживаний и минимизации отрицательных, что и ведет к развитию старых и формированию новых мотивов.

Дискуссия конца 1940-х годов между Дональдом Хеббом, сторонником идеи о дезорганизующей роли эмоций, и Робертом Липером сторонником идеи об интегрирующей роли эмоций, приводит последнего к формулировке мотивационной теории эмоций, которую горячо поддерживают и представители смежных наук.

В своей программной статье Роберт Липер категорически отвергает представление о дезорганизующей роли эмоций, считая такого рода идеи результатом влияния философии рационализма и неправомерного обобщения эмпирических данных. Липер различает две, на его взгляд принципиально различные, группы мотивационных процессов: витальные потребности и соответствующие им ощущения жажды и голода, тепла или холода, боли или духоты; эмоции и соответствующие им переживания, не ограниченные исходными потребностями.

В одной из своих последних работ Липер подчеркивает роль эмоций в восприятии ситуаций, ибо именно эмоции, по его мнению, выражают наиболее значимые для человека аспекты ситуации. В частности, он ссылается на исследование восприятия проективных тестов Роршаха и ТАТ, где богатство индивидуальной интерпретации ставит в тупик традиционный для психологов восприятия анализ, или приводит ещё более известные феномены «фигуры-фона» в знаменитой вазе Рубина или в рисунке Боринга «Жена или тёща». В заключение работы он даже говорит о мотивационно-перцептивной теории эмоций.

Несмотря на обилие общих тезисов о положительной роли эмоций, интерес в рамках мотивационной теории скорее представляют конкретные эмпирические работы, направленные на описание включенности эмоций в процессы регуляции, как познания, так и работы организма [3; 44 - 46].

4. Дифференциальные теории базовых эмоций

Теория дифференциальных эмоций восходит к богатому наследию зарубежных теоретиков, которые внесли немалый вклад в определение базовых эмоций.

В число таких ученых по базовым эмоциям вошли концепции Уильяма Мак-Дугалла, Вудвортса, Гарольда Шлоссберга, Роберта Плутчика, Силвана Токинса и Кэррола Изарда. Все эти ученые, представляя различные дисциплины и точки зрения, в целом склонны признавать центральную роль эмоций в мотивации, социальной коммуникации, познании и поведении.

Так что же представляет собой теория дифференциальных эмоций? Она называется так оттого, что объектом её изучения являются частные эмоции, каждая из которых рассматривается отдельно от других, как самостоятельный переживательно-мотивационный процесс, влияющий на когнитивную сферу и на поведение человека в целом.

В теориях базовых эмоций лежат следующие ключевые положения, на основе которых можно определить, является ли та или иная эмоция базовой:

определенное количество фундаментальных эмоции, которые образуют основную мотивационную систему человеческого существования;

базовая эмоция проявляет себя при помощи выразительной и специфической конфигурации мышечных движений лица (мимики);

базовая эмоция влечет за собой отчетливое и специфическое переживание, которое осознается человеком;

базовые эмоции возникли в результате эволюционно-биологических процессов;

базовая эмоция оказывает организующее и мотивирующее влияние на человека, служит его адаптации;

базовые эмоции имеют отчетливые и специфические нервные субстраты.

Исследователи выделяют и ряд других характеристик, которые необходимо учитывать при решении вопроса об универсальности той или иной эмоции. Все вышеназванные характеристики должны учитываться, и могут, дополнятся, но ни в коем случае не должны заменять и не отменять вышеперечисленные [4; 63 - 64].

Дифференциальная концепция Вудвортста — Шлоссберга

В основном все дифференциальные теории основываются на трехмерном представлении системы чувств Вундта, в которой выделяются три пары простых чувств:

удовольствие — неудовольствие,

возбуждение — успокоение,

напряжение — разрешение.

Чувства, располагающиеся по одной прямой, исключают друг друга, т. е. одновременно они существовать не могут. Чувства, расположенные на отрезках от пересечения осей, могут сосуществовать с двумя другими измерениями, к которым они сами не принадлежат. Следовательно, всё многообразие чувств заполняет геометрическое пространство, разделенное векторами простых чувств. Сложное чувство будет формироваться из мгновенных значений изменения простых чувств [5; 27 - 28].

На основе этой трехмерной схемы в 1938 году Вудвортс предложил свою двухмерную классификацию мимических выражений эмоций в виде круга с двумя осмии: «удовольствие - неудовольствие» и «принятие - отталкивание». Затем в 1941 году Гарольд Шлоссберг добавил третье измерение «сон - напряжение» [3; 42]. Однако последующие исследования показали, что оценки «принятие — отталкивание» и «сон — напряжение» высоко корректируют друг с другом и не является независимыми [5; 28].

В результате была создана шкала Шлоссберга — Вудвортса для предсказания категории эмоций с помощью оценок удовольствия — неудовольствия и принятие — отталкивания. Шкала является круговой и включает шесть основных категорий:

любовь, счастье, радость;

удивление;

страх, страдание;

гнев, решительность;

отвращение;

презрение.

Чем больше расстояние между отдельными позициями на шкале, тем менее сходны соответствующие мимические выражения. Любое предъявленное мимическое выражение может быть представлено как точка в пространстве, ограниченном окружностью. Прочертив отрезок из точки пересечения шкал через эту эмпирически полученную точку к ближайшей дуге окружности, можно определить содержание переживаемой эмоции [1; 182 - 183].

Дифференциальная концепция Мак-Дугалла

В 1910 году в Бостоне выходит книга Уильяма Мак-Дугалла «Введение в социальную психологию», которая привлекла внимание ученых во многих странах, в том числе и в России, и уже в 1916 году в Москве издается русский перевод книги [3; 47].

В книге Мак-Дугалл пытается расширить один из центральных в то время терминов — «инстинкт». Он полагал, что инстинкты так же присущи человеку, как и животным. Согласно его теории каждому животному инстинкту в человеческом поведении соответствует вполне определенная эмоция [4; 26], которая подобно любому душевному процессу:

Может возникать на основе представлений;

Имеет три аспекта - познавательный, эмоциональный и волевой;

Формы его проявления могут бесконечно видоизменяться и усложняться.

Таким образом, Мак-Дугалл выявил 7 базовых эмоций на основе следующих инстинктов:

1) Инстинкт бегства и эмоция страха, которая, по его мнению, служит фактором социальной дисциплины, ибо научает людей контролировать свои эгоистические импульсы;

2) Инстинкт отталкивания и эмоция отвращения;

3) Инстинкт любопытства и эмоция удивления;

4) Инстинкт драчливости и эмоция гнева;

5) Инстинкт самоуничижения (или покорности) и эмоция покорности;

6) Инстинкт самоуверенности и эмоция самовосхваления;

7) Родительский инстинкт и эмоция нежности.

Уильям Мак-Дугалл не отрицает важного значения полового, пищевого и стадного инстинктов. Однако он не находит соответствующих для них первичных эмоций, а все связанные с ними переживания относит к так называемым сложным и вторичным эмоциям. В качестве трех базовых типов эмоций он называет — любовь, ненависть и уважение. В свою очередь внутри каждого типа дифференцируются чувства по степени конкретности или обобщенности их предмета: чувство любви к конкретному ребенку, чувство любви к детям вообще, чувство любви к справедливости. При этом эмоции различаются по силе и влиянию на поведение. В качестве двух первичных и фундаментальных модальностей чувств называются удовольствие и страдание или удовлетворение — неудовлетворение, которые окрашивают и характеризуют все побуждения. Удовольствие является следствием и знаком полного или частичного успеха, а страдание — следствием и знаком полной или частичной неудачи [3; 47 - 48].

Дифференциальная концепция Плутчика

Роберт Плутчик один из наиболее известных теоретиков по базовым эмоциям, также придавал особое значение тому, какие эмоциональные явления являются первичными, а какие производными. И выделил общие свойства «первичных эмоций»: они релевантные базовым биологическим адаптивным процессам; могут быть найдены в той или иной форме на всех эволюционных уровнях; не зависят в своем определении от конкретных нейрофизиологических структур или частей тела; не зависят в своем определении от интроспекции (хотя она и может использоваться); могут быть определены первично в поведенческих стимульно-реактивных») терминах [3; 48].

Плутчик определял саму эмоцию как комплексный ответ организма, соответствующий одному из адаптивных биологических процессов, которые являются общими для всех животных организмов. Таким образом, он выделил 8 основных прототипов эмоционального поведения и 8 соответствующих им видов первичных эмоций, которые представлены в этой таблице: [1; 187]

п / п

Адаптивное поведение

(адаптивный комплекс)

Первичная эмоция

1

Объединение — поглощение пищи и воды

Принятие

2

Отвержение — реакция устранения, выделение, рвота

Отвращение

3

Разрушение — устранение препятствия на пути удовлетворения потребности

Гнев

4

Защита — ответ на боль или угрозу боли

Страх

5

Воспроизведение — ответы, связанные с сексуальным поведением

Радость

6

Депривация — потеря объекта, приносящего удовлетворение потребности

Горе

7

Ориентировка — ответ на контакт с новым незнакомым объектом

Испуг

8

Исследование — случайные действия в изучаемой окружающей среде

Любопытство

Соответственно, поведенческим полярным парам ставятся в соответствие пары базовых эмоций:

разрушение (гнев) защита (страх),

объединение (принятие, одобрение) отвержение (отвращение),

воспроизведение (радость) депривация (горе, уныние),

исследование (любопытство) ориентировка (испуг).

В свою очередь каждое из этих измерений включает целый спектр сходных эмоций. Так, отвержение включает скуку, нежелание, антипатию, отвращение, омерзение и ненависть, а депривация — задумчивость, меланхолию, печаль и скорбь. Все эти измерения представляют полярные пары: объединение — отвержение, воспроизведение — депривация, защита — разрушение, исследование — ориентировка. Такие представления позволяют Плутчику строить трехмерную структурную модель эмоциональной сферы [3; 49 — 50].

Каждая долька перевернутого конуса (показанного вверху) представляет базовую эмоцию, а вертикальная ось — параметр интенсивности.

Поперечный разрез этого конуса (показанного внизу) и дает восемь базовых эмоций образованных 4-мя противоположными парами (секторы круга, противоположные друг другу), в то время как соседние по кругу эмоции образуют чувства [3; 49 - 50].

Любовь.

Угрызение совести

Путем соединения первичных эмоций могут формироваться более сложные (вторичные) эмоции: 8 первичных эмоций дают 28 парных комбинаций и 56 тройных комбинаций. Следовательно, Плутчик предлагает следующие формулы:

гордость = гнев + радость;

любовь = радость + принятие;

любопытство = удивление + принятие;

скромность = страх + принятие;

ненависть = гнев + удивление;

вина = страх + радость или удовольствие;

сентиментальность = принятие + горе.

По мнению Плутчика каждой первичной и каждой вторичной эмоции, под которой подразумевается комбинация двух или нескольких первичных эмоций, соответствует определенный физиологический и экспрессивно-поведенческий комплекс.

В другом исследование эмоций Роберта Плутчика на макаках с применением электростимуляции мозга с помощью микроэлектродов показало, что можно перевести язык эмоции на более простой язык поведения и приспособительных функций.

В результате он построил таблицу из трех языков для описания эмоциональных состояний [3; 49 — 51].

Таблица «Языки описания эмоций по Плутчику»

Субъективный язык

Язык поведения

Язык функций

Страх, ужас

Избегание

Защита

Гнев, ярость

Атака

Разрушение

Радость, экстаз

Спаривание, владение

Воспроизведение

Печаль, скорбь

Потеря контакта

Депривация

Принятие, жадность

Еда

Объединение

Отвращение

Рвота, дефекация

Отрицание

Ожидание

Поиск ощущений

Исследование

Удивление

Остановка

Ориентация

По представлению Плутчика, его теория эмоций может оказаться полезной в сфере изучения личности и в психотерапии, т. к при ряде его исследований им было установлено, что при постоянной блокировки адекватных моторных реакций в конфликтных или фрустрирующих ситуациях вызывает хроническое напряжение в мышцах, которое может служить показателем плохой адаптации. А также на основании модели Плутчика была разработана методика EPI (Emotions Profile Index) для оценки относительной силы каждой из 8 базовых эмоций у любого индивида на основе выраженности соответствующего поведения. Следовательно, теория Плутчика может быть использована, как мотивационно-поведенческая концепция эмоций [4; 53].

Дифференциальная концепция Томкинса

Концепция Силвана Томкинса сходна с системой Плутчика, но здесь эмоции не столько выступают мотивирующим фактором поведения, сколько сами являются следствием и элементом соответствующего адаптивного поведения.

Томкинс разработал модель личности «Humanoton», в которой эмоциям выделяется место первичных мотивов. В этой модели эмоции, оказывая многообразное влияние на поведение, тем не менее, существенно отличаются от органических потребностей (отсутствие черт необходимости, насыщенности и цикличности).

В силу построения механической модели, Томкинс вынужден использовать энергетические критерии для дифференцировки базовых эмоций.

Вводятся три вида активаторов эмоций:

активаторы поддержания уровня стимуляции, представленные частотой разрядов в нервной системе (им соответствуют базовые эмоции гнева и печали);

активаторы снижения уровня стимуляции (радость);

активаторы повышения уровня стимуляции (испуг, страх, интерес) [3; 51].

Таким образом, стимулы, вызывающие эмоции интереса, страха и ужаса, представляют собой своего рода иерархию, в которой стимул умеренной интенсивности вызывает интерес, а стимул наибольшей силы — ужас. В справедливости данного тезиса можно убедиться, если понаблюдать за реакцией ребенка на незнакомый звук. Когда звук умеренной интенсивности пробуждает у ребенка интерес. Но если при первом предъявлении незнакомый звук будет достаточно громким, он может испугать ребенка, а очень громкий, резкий звук может вызвать у него ужас [4; 57]. В этой модели признается роль отрицательных эмоций как «аварийных сигналов», оценки нарушения баланса активации, но в целом им приписывается дезорганизующая функция [3; 52].

Дифференциальная концепция Изарда

После опубликования своей книги «Эмоции человека» (1978) Кэррол Изард в 1980 году создает дифференциальную теорию, в которой выделяет 10 фундаментальных эмоций, образующих основную мотивационную систему человеческого существования:

Интерес — возбуждение

Удовольствие — радость

Удивление — изумление

Горе — печаль

Гнев — ярость

Отвращение — омерзение

Презрение — пренебрежение

Страх — ужас

Стыд — застенчивость

Вина — раскаяние.

Использование двух слов для обозначения большинства фундаментальных эмоций объясняется стремлением показать полюса интенсивности той или иной эмоции (например, страх — средняя интенсивность, ужас — высокая интенсивность).

В реальности, по мнению К. Изарда, существует огромное количество смешанных эмоций, которые он назвал диадами (например, страх — стыд или интерес — удовольствие) и триадами (например, горе — гнев — отвращение или интерес — удовольствие — удивление).

Из десяти фундаментальных эмоций можно составить (и пережить!) 45 диад и 120 триад. Несмотря на такой удивительно многообразный репертуар эмоциональных состояний, которые потенциально доступны человеку, Изард считает, что в каждый момент времени, возможно, испытывать только одну преобладающую эмоцию.

Выделение названных 10 эмоций в качестве фундаментальных связано со следующими факторами:

наличие характерных мимических или нервно-мышечных комплексов;

уникальным субъективным переживанием (феноменологическое качество);

специфическим нервным субстратом [1; 187 - 188].

В основе самой дифференциальной теории Изарда лежат пять ключевых тезисов:

основную мотивационную систему образуют десять фундаментальных эмоций;

каждая из этих эмоций имеет свою мотивационную и «переживательную» составляющую;

фундаментальные эмоции, такие как радость, печаль, гнев или стыд, переживаются по-разному и по-разному влияют на когнитивную сферу и на поведение человека;

эмоциональные процессы взаимодействуют с драйвами, с гомеостатическими, перцептивными, когнитивными и моторными процессами и оказывают на них влияние;

в свою очередь, драйвы, гомеостатические, перцептивно-когнитивные и моторные процессы влияют на протекание эмоционального процесса [4; 55].

За последними двумя пунктами лежит представление о личности как результате взаимодействия шести подсистем: побудительной, гомеостатической, перцептивной, когнитивной, эмоциональной и моторной. Именно взаимодействия четырех последних ведет к эффективному поведению (в случае гармонии) или к дезадаптации — при нарушении системного взаимодействия [3; 53].

5. Эклектические теории эмоций

Эти теории представляют нам совершенно новые модели эмоций, которые объединяют все ранее представленные учения в некий собирательный «букет» разнородных принципов и идей современных зарубежных исследователей психологии эмоций.

В этот «букет» входят следующие модели эмоций: «Функционалистская» концепция Кампоса.

«Социально-конструктивистская» концепция Кэролин Саарни и Кемпера, «Коммуникативная» концепция Кейт Оутли и Филиппа Джонсон-Лэрда, «Контрольная» концепция Карвера и Шайера, «Кросс-культурная» концепция Пола Экмана, и другая «Кросс-культурная» концепция эмоций Дэвида Мацумото.

После представления всех моделей эмоций, перейдем к их подробному описанию.

Функционалистическая концепция Кампоса

Согласно этой модели, эмоция представляет «попытку индивида установить, сохранить, изменить или закончить взаимоотношения между индивидом и окружающей средой по значимому для индивида поводу», — пишет Кампос.

При этом отмечается, что можно говорить о четырех источниках значимости воздействия, благодаря чему, собственно, и возникает эмоциональный ответ:

отношение воздействия к нашим целям, к тому, что мы хотим;

социальные ответы значимых других;

гедонистический тон воздействия;

воспоминание о чем-то подобном в прошлом.

Отсюда в диагностике эмоций приобретают значение позитивно — негативная шкала и уровни возбуждения, а также гедонистический тон. Подобный подход Кампос встречает в работах Нико Фрижды, где также эмоции рассматриваются как динамическая интерактивная связь между индивидом и внешним окружением, наиболее очевидно обнаруживаемая в планах и действиях человека.

Вообще, в исследовании Кампоса эмоциональные явления рассматриваются как своеобразный комплекс, состоящий из таких компонентов, как «стремление или намерение», «оценка», «готовность к действию», «природа переживания», «когнитивные образы ситуации», «субъективное значение эмоции» и другие [3; 54].

Социально-конструктивистская концепция Саарни - Кемпера

В свою очередь, в модели эмоций созданной в 1999 году Кэролин Саарни и Кемпером подчеркивается, что мы усваиваем в социальном процессе то значение, которое мы затем придаем нашим переживаниям в определенных контекстах, благодаря развитию познавательных способностей. Это придает эмоциям, по мнению Саарни, весьма индивидуализированный характер. В отличие от более унифицированного конструктивистского понимания социокультурного порождения эмоций Льюиса и Микелсона, Кэролин Саарни подчеркивает активную, творческую роль индивида в порождении эмоционального переживания и его понимания в контексте собственного опыта и собственных способностей. При этом она рассматривает свою модель как своеобразную интеграцию подхода Лазаруса и конструктивистских взглядов [3; 54 - 55].

Коммуникативная концепция Оутли — Джонсон-Лэрда

Третья из наиболее «свежих» моделей эмоций созданная в 1998 году представляет довольно своеобразное объединение ряда весьма разнородных принципов и идей. Авторы этой концепции попытались объединить биологический подход к эмоциям, заложенный в уже упомянутой работе Дарвина, и соответствующую ему теорию базовых эмоций, с когнитивистским подходом Саймона.

Согласно «прерывающей теории» Саймона, потребности человека должны удовлетворяться с помощью двух механизмов — целевого и прерывающего, последний из которых и представляет эмоции. Он включается в случае столкновения с актуальными потребностями и должен отвечать двум требованиям:

обеспечение изменения временного характера программы, превращение процесса её реализации во флуктуирующий процесс;

обеспечение прерывания и отбрасываний действующей программы при актуализации потребностей высшего порядка.

Порядок у Саймона понимается в духе классического бихевиоризма — для каждого побуждения мотивационный уровень является функцией от времени депривации. Соответственно, у каждой потребности есть свой порог, при достижении которого цель (удовлетворение данной потребности) становится доминирующей и прерывает выполняемую программу. Тем самым эмоции трактуются как неспецифический тормоз, преобразующий или сменяющий действующую программу.

В результате такого объединения Оутли и Джонсон-Лэрд сформулировали представление об эмоции как коммуникации, под которой понимается распределение мозговых сигналов (команд) по различным руслам, отражающим приоритеты целей и предрасполагающим к определенному классу действий. Так же как и большинство когнитивно ориентированных исследователей, они рассматривают возникновение эмоций в качестве результата осознаваемой или неосознаваемой оценки, в результате которой возникает особый, но простой сигнал (обрабатывающийся с помощью множественного когнитивного процессора) к возникновению базовой эмоции. В то же время этот сигнал феноменологически и переживается как чувство радости, печали, гнева и т. п. Тем самым предполагается зависимость переживания от двух отдельных сигналов: от эмоционального сигнала и сигнала оценки, который его вызвал. Человек может осознавать и то и другое, а может не осознавать оба или один из сигналов.

По мнению авторов, эмоция возникает тогда, когда поступает информация о том, что вероятность достижения цели заметно увеличилась или уменьшилась по сравнению с ожиданиями. В первой версии этой теории фигурировали пять базовых эмоций: счастье, печаль, гнев, страх и отвращение — на одну меньше, чем у Экмана, ибо, по мнению Оутли и Джонсон-Лэрда, удивление (базовая эмоция по Экману) не имеет отношения к достижению целей. Затем их количество сократилось до 4 — выпало отвращение. Именно эти эмоции, по мнению авторов, образуют основу настроений и даже типов личности и могут не иметь своих предметов и переживаться беспричинно, как это происходит в эпилептической ауре.

Кроме этих «безусловных» базовых эмоций, отмечаются ещё пять «условных» базовых эмоций, которые хоть и основаны на биологическом субстрате, но обязательно носят предметный характер:

привязанность,

родительская любовь,

сексуальное влечение,

отвращение,

межличностное отвержение.

Основными функциями эмоций Оутли и Джонсон-Лэрд считают:

оценку событий на соответствие целям;

сигнализацию себе и другим о значимом;

регуляцию в соответствии с планами и целями;

организацию познавательных процессов (внимание, память, мышление и другие) доведение проблемы до сознания.

Как мы видим, «коммуникативная модель» представляет собой достаточно эклектический вариант, объединяющий как идеи Саймона, так и идеи когнитивной теории и теории базовых эмоций [3; 55 - 57].

Контрольная концепция Карвера — Шайера

Так же как и в предшествующей модели, кибернетические схемы и идеи легли в основу этой концепции эмоций созданной в 1996 году Карвером, Лоренс и Шайером. Эти авторы опирались на уже заметную традицию рассматривать эмоции как механизм вполне рационального поведения. В результате эти идеи привели их к созданию модели природы эмоций, которую они определили как «самоспасительная модель», потому что, не претендуя на статус истинной, она позволяет понять различные варианты участия эмоций в регуляции поведения. В основе своей концепции авторы кладут понятие цели, считая, что именно целенаправленный характер является краеугольным камнем человеческого поведения. «Цели обеспечивают структуру, которая определяет жизнь людей. Более того, цели могут быть динамичными - они являются не только конечными пунктами, но и путями согласования», — пишет Карвер. Такое понимание вводит в построение моделей эмоций процесс целеобразования, ранее отсутствовавший в кибернетических моделях эмоций, в отличие от психологических моделей.

Цели могут быть:

выражены на разных уровнях абстракции - в очень конкретной форме (например, уровень мышечного напряжения) или в очень абстрактной (например, достоинство в поведении человека);

достаточно узкими и легко достижимыми (включение света), но могут быть весьма развернутыми и достижимыми лишь в течение длительного времени (репутация или материальное благополучие).

Главное для авторов данной концепции то, что цели есть перевод абстрактных идей и схем в конкретное качество поведения. В то же время для Карвера, Лоренс и Шайера очевидно, что цели могут организовывать поведение только благодаря наличию контроля в виде обратной связи, понимаемой в духе модели TOTE (Test — Operate — Test — Exit) Миллера, Галантера и Прибрама. На основе этой модели теоретики данной концепции описывают свою схему цикла негативной обратной связи, уменьшающей рассогласование между наличным состоянием и состоянием, намеченным в цели как личный эталон или рекомендуемая ценность.

При обнаружении рассогласования включается «выпускная функция», которая приспосабливает поведение таким образом, чтобы приблизить эмоциональное состояние человека к поведению, выступающему эталоном сравнения, уменьшая тем самым рассогласование. Этот механизм Карвер, Лоренс и Шайер считают имплицитным, т. е. непрерывно и неосознанно действующим, обеспечивающим процесс сравнения желаемых эмоциональных состояний с возникающими и соответствующей их корректировки.

Важным аспектом этой теории можно считать иерархию в саморегуляции, без учета которой невозможно объяснить сложность и гибкость человеческого поведения. Соответственно, более высокостоящий цикл обратной связи обеспечивает за счет своей «выпускной функции» ценности для цикла подчиненного, нижестоящего. На высшем уровне ценности эквивалентны ценностям «идеального Я», или «идеальных взаимоотношений», или «идеального общества». Они реализуются на следующем, подчиненном уровне принципов, принципов, которым люди следуют в своём поведении, то есть качество самых разных их действий соотносится с этими принципами. Затем следует уровень конкретных программ поведение и т. д. При этом совсем не обязательно в каждый конкретный акт поведения должны быть включены высшие уровни саморегуляции. Зачастую вполне достаточно уровня конкретных программ (бытовые действия: уборка или приготовление пищи).

Сложность заключается в том, что даже на данном уровне регуляции одновременно могут быть актуальны несколько целей, совместимых или взаимно исключающих друг друга по своим ценностям («быть бережливым» вовсе не исключает «быть строгим», но «быть бережливым» — несовместимо с меценатством).

Уменьшать рассогласование по отношению к одной в последнем случае означает увеличение рассогласования по отношению к другой, то есть имеет место внутренний конфликт, который некоторые исследователи считают основным источником неудовлетворенности жизнью.

Соответственно авторы постулируют и циклы позитивной обратной связи, усиливающие рассогласование, когда актуально намеченная ценность обладает нежелательным качеством. При этом задача такого цикла заключается в максимальном дистанцировании «ценности — помехи» от «истинной ценности».

Житейские представления о том, что позитивные эмоции возникают при достижении желаемых целей, а негативные — при их недостижении, оставляют, по мнению Карвера, Лоренса и Шайера, необъяснимым то, что иногда достижение целей вызывает негативные эмоции, а позитивные эмоции возникают задолго до того, когда можно с уверенностью сказать о достижении цели. Выходя за рамки традиционных представлений, теоретики данной концепции говорят о наличии второго вида обратных связей, надстроенного над первым, но действующего ортогонально иерархической организации регуляции поведения и параллельно с функцией отслеживания. Они говорят о том, что эта система служит функции мета-отслеживания, или отслеживания того, как работает система обратных связей первого типа. Именно с этой системой связаны эмоциональные процессы, зависящие не только от достижения или недостижения целей, но и от того, происходит ли уменьшение рассогласования и, наконец, соответствует ли процесс достижения имеющимся на этот счет ожиданиям (функция мета-отслеживания).

В результате они приходят к следующим вариантам, которые представлены в этой таблице:

Поведенческая ситуация

Происходящее в цикле действия

Происходящее в цикле мета-отслеживания

Эмоция

1. Приближение к цели есть, но в степени, соответствующей норме

Ослабление рассогласования

Нет рассогласования

нет

2. Приближение к цели есть, но в степени, ниже нормы

Ослабление рассогласования

Негативное рассогласование

негативная

3. Приближение к цели есть, но в степени, выше нормы

Ослабление рассогласования

Позитивное рассогласование

позитивная

4. Нет приближения к цели

Нет ослабления рассогласования

Негативное рассогласование

негативная

Эта модель позволяет нам понять, почему люди, находящиеся гораздо дальше от цели, но обладающие большей скоростью продвижения, скорее будут испытывать позитивные эмоции, чем те, кто находится ближе, но движутся к ней медленней, чем им бы хотелось. При этом авторы замечают, что влияние мета-отслеживания на эмоции будет тем значительней, чем выше уровень регуляции. В дальнейшем все предположения данной концепции подтвердились в эксперименте [3; 57 - 61].

Кросс-культурная концепция Экмана

Кросс-культурная концепции позволяет учитывать культурные правила выражения и переживания эмоций, которые действуют в различных культурных общностях.

Так Пол Экман совместно с Фризеном в 1972 году провели эксперимент по универсальной классификации телесных движений в разных культурах, в котором участвовали американцы и японцы. Испытуемым демонстрировали фрагменты фильмов, имеющие негативное эмоциональное содержание. В одном случае, испытуемые просматривали фильм в одиночку, их мимические проявления можно было описать как универсальные. В другом случае, к испытуемым заходил старший по возрасту экспериментатор. При нём американцы проявляли негативные эмоции, а японцы улыбались. Их улыбки не были интернализованными реакциями на негативную ситуацию. Следовательно, выражение эмоций на лице подвергается двойному влиянию универсальных, биологически детерминированных факторов выражения фундаментальных эмоций и специфических для данной культуры правил [1; 195 - 196].

Вследствие эксперимента Экман и Фризен выявили пять видов телесных движений:

«эмблемы» — конвенциальные жесты, имеющие вполне определенный вербальный эквивалент в культуре, например, выражение согласия или несогласия;

«иллюстраторы» — движения, дополняющие вербальное сообщение (например, при объяснении пути до определенного места);

проявление эмоций и коммуникативных актов — экспрессивные движения, которые могут быть как произвольные, так и непроизвольные;

«регуляторы» — движения, управляющие собственным телом и обеспечивающие контроль действий другого человека;

«адаптеры» — движения, снимающие дискомфорт, минимизируемые в публичной обстановке и максимизируемые в приватной [3; 207].

Более позднее в 1998 году Пол Экман провел другое исследование по универсальной выраженности и схожести в переживании фундаментальных эмоций, описанных Изардом. Данный эксперимент проведен 21 стране мира, так эмоция удивления опознавалась в 20 странах, эмоция страха — в 19, а эмоция гнева в 18 [1; 188]. Подробные результаты исследования изложены в диаграмме.

В дальнейшем схожесть в лицевой экспрессии эмоций стало рассматриваться как доказательство универсальности ряда основных «дискретных» эмоций, относимых к разряду «базовых». Также было описано соответствие между этими «базовыми» эмоциями и таксономиями эмоций в разных языках мира [3; 435 - 436].

Кросс-культурная концепция Мацумото

После Экмана и Фризена многие занимались распознанием эмоций по мимике в различных культурах, подтверждая данные об универсальности проявления эмоций. Так и предоставленная концепция является продолжением этих исследований, но рассмотрена в самом свежем источнике научной литературы по данной теме.

Дэвид Мацумото и его коллеги исследовали различия в культурных нормах проявления эмоций между различными культурами, предполагая, что нормы проявления эмоций различаются в соответствии с особенностями индивидуалистического или коллективистского подхода к отношениям личности с членами и с не членами группы. Мацумото исследовал также различия в культурных нормах проявления эмоций в четырех этнических группах в США. Другие его исследования, включая и предыдущие, с 1989 года по 1999 год подробно изложены в таблице.

Год

Представляемая экспертами культура

Стимулы

Постановка задачи

Основные выводы

1990

Американцы и японцы

14 изображений из Мацумото и Экмана

Принудительный выбор эмоциональных категорий

Эксперты определили соответствующие эмоциональные категории на уровне, значительно превышающем случайное совпадение

1992

Американцы и японцы

56 изображений из Мацумото и Экмана

1992

Американцы и индийцы

56 изображений из Мацумото и Экмана

1989

Американцы и японцы

56 изображений из Мацумото и Экмана

Многофакторный рейтинг эмоциональных категорий

Эксперты присвоили самый высокий рейтинг по шкале интенсивности соответствующим эмоциональным категориям для всех эмоций кроме одной

1999

Американцы и японцы

56 изображений из Мацумото и Экмана

Принудительный выбор эмоциональных категорий

Эксперты определили соответствующие эмоциональные категории на уровне, значительно превышающем случайное совпадение

Учитывая все сведения об универсальности выражения эмоций посредством мимики и данные таблицы, подтвердившие первоначальные сообщения, кажется вполне закономерным, что кросс-культурные исследования распознания эмоций продолжают в первую очередь заниматься мимикой. Мацумото считает, что выражение лица имеет массу преимуществ перед другими средствами передачи эмоций. Во-первых, годы исследований создали более чем достаточную базу для проведения новых исследований и дальнейшего сбора данных. Во-вторых, представление об универсальности обеспечивает как теоретиков, так и экспериментаторов концептуальной базой, на основе которой возможно осмысление черт культурного сходства и различия, проявляющихся в выражениях лица. В-третьих, лицо может выражать отдельные эмоциональные состояния, давая конкретную информацию о человеке, которая может изучаться как с точки зрения мотивации, так и с точки зрения коммуникации. В-четвертых, разработки подобные системе кодирования мимики Экмана и Фризена, показали, что лицо — это одна из самых сложных сигнальных систем и поэтому представляет собой богатый материал для исследования [7; 279 - 308].

Продолжая исследования, Дэвид Мацумото провел опрос жителей Японии, России, Южной Кореи и США. Респондентов спрашивали, что бы они сделали, если бы им пришлось пережить одну из эмоций в различных социальных ситуациях. Представители всех культур (правда, в разном соотношении) говорили, что могут:

выразить эмоцию без изменения;

ослабить выражение эмоции;

преувеличить выражение эмоции;

маскировать истинную эмоцию с помощью выражения другой эмоции;

улыбнуться;

постараться сохранить нейтральное лицо.

На основании данного перечня «манипуляций» с естественным выражением эмоций была создана двухфакторная модель выражения эмоций (ниже на рисунке).

68

Очевидно, что конкретный способ трансформации эмоции будет зависеть от господствующего в данной культуре образца выражения эмоций [1; 196 - 197]. Данная концепция, несомненно, внесла что-то новое в понимание «человеческой эмоции».

6. Практическое исследование и обсуждение результатов

Так как тема моей контрольной работы: «Современные зарубежные концепции эмоций», то мне было интересно изучить базовые эмоции человека. Обычно в качестве базовых эмоций представляют следующие эмоции:

Интерес — позитивная эмоция, она переживается человеком чаще, чем прочие эмоции. Интерес играет исключительно важную мотивационную роль в формировании и развитии навыков, умений и интеллекта. Интерес — единственная мотивация, которая обеспечивает работоспособность человека. Кроме того, эта эмоция необходима для творчества. Активация интереса осуществляется с помощью перемен, одушевленного состояния, новизны, воображения и мышления.

Радость — позитивная эмоция, которую легко расшифровать по выражению и мимике. Радость позволяет человеку ощутить позитивное отношение ко всему окружающему и придает чувство уверенности.

Удивление — позитивная эмоция, порождается резким изменением стимуляции. Внешней причинной для удивления служит внезапное, неожиданное событие. Основная функция удивления состоит в том, чтобы подготовить человека к эффективному взаимодействию с новым, внезапным событием и его последствиями.

Печаль — негативная эмоция, но может играть положительную роль в жизни человека (например, в случае смерти любимого мы скорбим, и поэтому наше отношение становятся «человеческими»).

Печаль, как и любая другая эмоция, выполняет мотивационную функцию. Она может вызвать желание восстановить или упрочнить связи с людьми. А также печаль может вызвать «негативную мотивацию», например, перейти в страх, который не может обеспечить продолжительную мотивацию к деятельности, направленной на разрешение проблемы.

Гнев — зачастую воспринимается как нежелательная реакция, и человек, как правило, стремится избежать её. В ситуации фрустрации одновременно с эмоцией гнева часто активируются такие эмоции, как отвращение и презрение, и тогда формируется комплекс эмоций, который называется триадой враждебности. Эта триада негативных эмоций может активироваться в самых разных ситуациях, и в крайних случаях приводит к тому, что жизнь превращается в череду ссор и перебранок. Гнев также имеет положительное значение для человека, так он мобилизует энергию, необходимую для самозащиты, придает индивиду чувство силы и храбрости. Кроме того, умеренный, контролируемый гнев может использоваться в терапевтических целях для подавления страха.

Отвращение — мотивирует человека отвергать неприятные на вкус или потенциально опасные вещества. Мимическое выражение отвращения является врожденным и универсальным, и не зависит от степени развития когнитивных структур.

Презрение — эта эмоция связана с чувством превосходства. Негативные аспекты презрения достаточно очевидны, но возможно, презрение является адекватным чувством тогда, когда оно направлено против таких уродливых социальных явлений, как загрязнение окружающей среды, угнетение, дискриминация, преступность.

Страх — очень сильная эмоция, и она оказывает весьма заметное влияние на перцептивно-когнитивные процессы и поведение человека. Переживание страха сопровождается чувством неуверенности, незащищенности, невозможности контролировать ситуацию. Первичной функцией страха является мотивация специфических когнитивных и поведенческих актов, способствующих укреплению безопасности и чувству уверенности. Естественными активаторами страха являются боль и антиципация (ожидание) боли, одиночество, необычность, внезапное изменение стимуляции, внезапное приближение. Некоторые страхи могут перерасти в определенные фобии.

Смущение — сопровождается нежданным и обостренным самосознанием, что забирает все ресурсы, лишает человека способности к когнитивной деятельности, мешает осмыслению ситуации и повышает вероятность неадекватных реакций на неё. Эмоция смущения может нести в себе адаптивные функции, которая имеет положительный компонент. Отрицательный компонент смущения может быть взаимосвязан с депрессией и тревогой.

Вина — играет ключевую роль в процессе развития личной и социальной ответственности, в процессе становления совести. Развитие вины и становление совести — важнейшие этапы психологического созревания личности.

В качестве основных методов исследования субъективного переживания эмоций были применены следующие методики:

Параметрическая шкала (ПШ) — определяет количественные различия между аффективными состояниями. В данном случае мы определяем субъективный эмоциональный опыт. Под ним мы пониманием многогранное явление, которое нужно оценивать с помощью параметрической шкалы самоотчета, отражающей разные стороны чувств, мышления и поведения человека. Поэтому каждый раздел этой шкалы представлен тремя субшкалами, соответствующими трем уровням функционирования индивида, или трем компонентам эмоционального опыта. Чувственный, или переживательный, компонент оценивался человеком по таким соматическим параметрам, как дыхание, частота сердечных сокращений, потоотделением, мышечный тонус, поведенческий компонент — по экспрессивной мимике и жестам, а, оценивая мыслительный компонент своего субъективного опыта, человек должен был определить, как он производит когнитивную оценку эмоционально значимых ситуаций. Сама шкала состоит из восьми параметров, но лишь четыре из них оказались информативными. Первый параметр — удовольствие, был принят для оценки гедонистической окрашенности переживания. Напряжение — второй параметр данной шкалы, определяет нейрофизиологическую активацию, которая является усилителем эмоции. Третьим параметром является — импульсивность, которая характеризует степень внезапности эмоционального переживания, а также отражает индивидуальный стиль эмоциональной экспрессии. И, наконец, четвертый параметр шкалы уверенность — неуверенность. С помощью, которого человек сообщает о наличии или отсутствии у него чувства компетентности и адекватности, т. е. в какой степени человек считает свое поведение соответствующим данной ситуации.

Шкала дифференциальных эмоций Изарда (ШДЭ) — является методикой самоотчета для выявления специфических для каждого аффекта терминов. Сама шкала состоит из 10 базовых эмоций и представлена тремя независимыми переменными. Каждая переменная оценивается по четырех балльной шкале.

В данном исследовании участвовали 4 испытуемых:

Испытуемый № 1 — муж., 47 лет.

Испытуемый № 2 — жен., 42 года.

Испытуемый № 3 — жен., 19 лет.

Испытуемый № 4 — жен., 12 лет.

Все испытуемые являются членами моей семьи, и я в том числе. Каждый из них был ознакомлен с целью эксперимента, получил подробную инструкцию, десять наборов ШДЭ и ПШ (скрепленными вместе), по одному для каждой из десяти базовых эмоций. Процедура эксперимента была следующей. Испытуемый должен был вспомнить какую-нибудь ситуацию или какое-нибудь событие из своей жизни, в которых он переживал определенную эмоцию, коротко описать это событие и затем, представив его себе как можно более ярко, заполнить ШДЭ и ПШ. Порядок заполнения ШДЭ и ПШ для каждой эмоционально значимой ситуации был случайным.

Прошу не учитывать данное исследование как основное. Исследование является моим собственным дополнением к данной контрольной работе. Оно было проведено для моего собственного практического интереса, и возможно будет полезно в моей профессиональной деятельности.

По проведенному исследованию были получены следующие обобщенные результаты по четырем испытуемым:

Профиль измерения интереса на основе ШДЭ сообщает, что испытуемые связывают интерес с радостью. Имеется преобладание положительных эмоций, ни один из средних показателей отрицательных эмоций не превышал 1,3 (условно принятый уровень интенсивности необходимый для эмоционально значимой ситуации).

Профиль для ситуации интереса, составлен в терминах аффективных измерений по результатам ПШ таков:

По профилю видно, что испытуемые испытывают чувство удовольствия, об этом свидетельствует тот факт, что из всех четырех шкал наиболее высокими показателями отмечена шкала удовольствия. Как и по сведеньям ШДЭ это говорит о том, что интерес, как правило, мы ассоциируем с приятными чувствами. Импульсивность и самоуверенность в представленной диаграмме свидетельствуют о том, что человек адекватно и экспрессивно реагирует на данную эмоцию. Однако напряжение имеет наименьшие показатели, это означает, что у испытуемых вялая активация и на данный момент нет мотивации к действию.

Эмоциональный профиль в ситуации радости по данным ШДЭ характеризуется очень высоким уровнем радости и довольно высокими уровнями положительных эмоций — интереса и удивления. Отрицательные эмоции имеют очень низкие показатели.

Профиль субъективные переживания радости, измеренный с помощью ПШ характеризуется наиболее высокими значениями удовольствия, следом за ним идет показатель самоуверенности, разница которого с предыдущей шкало всего 0,4 — это говорит о том, что радость придает человеку чувство собственной самоуверенности. Большое значение импульсивности определяется хорошей экспрессивностью данной эмоции. Субъективное переживание в ситуации радости характеризуется очень низким уровнем напряжения, и эта расслабленность, несомненно, переживается испытуемыми как приятное чувство или беззаботное состояние, также повышающее уверенность в себе.

Представленный эмоциональный профиль для ситуации удивления (см. ниже), по показаниям ШДЭ сообщает, что у испытуемых эмоциональный паттерн удивления складывается из комбинации трех эмоций — удивление, радости и интереса. Из отрицательных эмоций у испытуемых появилось чувство печали. Однако оно имеет низкое значение, и поэтому можно предположить, что не всегда удивление может быть положительно воспринято нами.

На основании данных полученных при помощи ПШ можно сказать, что у испытуемых высокая степень импульсивности, которая характеризует большой внезапность эмоционального переживания и соответствующей экспрессией. Удовольствие ассоциируется с положительной эмоцией, а напряжение является усилителем этой эмоции. Четвертый параметр данной диаграммы свидетельствует о том, что удивление т. к является положительной эмоцией, придает нам уверенность.

На эмоциональном профиле для ситуации печали по данным ШДЭ (см. ниже) ключевой эмоцией является эмоция печали, она отмечена наивысшими показателями. Следующей по значимости является эмоция страха, разница с первой по показаниям всего 0,7. Это свидетельствует о том, что в ситуациях, связанных с печальным эмоциональным опытом, люди переживают не одну, а несколько эмоций. Но в этом случае это говорит и о том, что в момент испытания печали испытуемые чувствуют неуверенность в себе и это заставляет их испытывать страх. На диаграмме также видно, что эмоции гнев и вины немного превышают средний условный уровень, а остальные отрицательные эмоции не завышены.

Профиль аффективных составляющих для ситуации печали (по данным ПШ) представлен на диаграмме. По ней мы видим, что наивысшее значение принимает параметр напряжение, который означает, что испытуемые достаточно сильно испытывают данную эмоцию. Экспрессивность испытуемых данной эмоции достаточно высока. Отсутствие самоуверенности и удовольствия, как и по данным ШДЭ свидетельствует о типичном отношении на эту эмоцию.

Профиль эмоций для воображаемой ситуации гнева, выявленный с помощью ШДЭ наглядно показывает, что в ситуации гнева доминирует паттерн эмоций, которые называются триадой враждебности и включают в себя эмоции гнева, отвращения и презрения.

В ситуации гнева отмечается также умеренное повышение среднего показателя эмоции печали, возможно, что роль данной эмоции заключается в снижении интенсивности гнева, которая играет роль своеобразного предохранительного клапана. Т. е. если гнев порождает агрессию, то печаль в этом случае может стать основой эмпатии, — возможно, благодаря печали разгневанный человек испытывает сочувствие к жертве.

На основе ПШ в ситуации гнева испытуемые испытывают сильное напряжение, импульсивность и достаточное сильное чувство самоуверенности которые придают им ощущение физической силы и чувство уверенности в себе.

Диаграмма в ситуации, когда испытуемые переживают отвращение, характерна максимальными показаниями данной эмоции и большим количеством отрицательных эмоций: печаль, гнев, презрение, страх. Это подтверждает, что эмоция отвращения является неприятной для человека, а также говорит нам о невозможности разграничения отвращения от других отрицательных эмоций, т. е. смешение чувств при данной эмоции.

При отвращении у испытуемых обнаруживается экспрессивное поведение и специфическое переживание, напряжение достаточно сильно усиливает это состояние. Отвращение также не вызывает удовольствия у испытуемых, чему свидетельствует данная диаграмма.

По данным ШДЭ видно типичную ситуацию для эмоции презрения — это максимальные показатели отвращения и презрения, а также высокие показатели интереса и удовольствия, которые характеризуют что при данной эмоции испытуемые, как и любые люди, испытывают ощущение превосходства, чувство собственной значимости и обесценивание объекта презрения.

И по данным ПШ у испытуемых выявлена повышенная самоуверенность, которая говорит о чувстве превосходства. Напряжение и импульсивность усиливают это чувство и отражаются в характерную для этой эмоции экспрессию и мимику.

По эмоциональному профилю для ситуации страха представленному на диаграмме (см. ниже) видно, что страх и интерес имеют наибольшие показатели, а остальные эмоции не превышают условно принятый уровень средних показателей. Высокое значение эмоции интереса в условиях страха согласуется с концепцией выдвинутой Мак-Дугалом. Согласно этой теории корни двойственной природы страха лежат во взаимодействии мотива к бегству, обусловленного страхом, и мотива к приближению, исследованию, обусловленного интересом. Поведение испытуемых в ситуации страха зависит от того, какая из этих двух эмоций выражена сильнее, и от их взаимодействия с другими эмоциями, представленными в профиле.

По субъективным составляющим в ситуации страха (по данным ПШ) вероятно, что параметр напряжение максимален (6 из 6).

Умеренное повышение импульсивности в этой эмоции можно рассматривать как приспособительную реакцию, поскольку испытуемые должны быть готовы отреагировать на угрозу. Комбинация субъективных переживаний, как напряжение и импульсивность, подтверждает данные ШДЭ, что страх мотивирует лишь один тип поведения — избегание, которое может приобрести форму «бегства за помощью».

Высокое значение эмоции страха в профиле ШДЭ согласуется с обыденным пониманием динамики стыда и смущения у испытуемых. Как стыд, так и смущение имеют непосредственное отношение к благополучию человека, к благополучию его образа «Я» и целостности, должны быть динамически взаимосвязаны с эмоцией страха.

На аффективном профиле видно большое напряжение и импульсивность и нет удовольствия и самоуверенности — это говорит о том, что смущение у испытуемых является нежелательной эмоцией, и они стараются её избегать. Это видно и по данным ШДЭ.

Данный профиль (по данным ШДЭ) иллюстрирует некоторые положения, касающиеся динамики данной эмоции и её взаимосвязи с другими эмоциями у испытуемых этого эксперимента. Так страх и печаль в эмоциях вины играют мотивирующую роль. Интерес дополняет их, а также выступает ожидающим компонентом в оправдании вины.

Аффективный профиль в ситуации вины говорит о высоком напряжении и импульсивности, которые являются основными факторами воспитания ответственности и психологическому созреванию личности.

Заключение

Представленная контрольная работа по теме: «Современные зарубежные концепции эмоций», состоит из двух глав — теоретической и практической.

Первая глава содержит все широко освещенные историей психологии зарубежные концепции эмоций:

«Периферическая» концепция Джемса - Ланге

«Таламическая» концепция Кэннона - Барда

«Двухфакторная» концепция Шехтера - Сингера

Когнитивно - мотивационная концепция Лазаруса

Концепция когнитивного диссонанса Фестингера

«Комплексная» концепция эмоций Крюгера

«Активационная» концепция эмоций Даффи

«Мотивационная» концепция эмоций Бартлетта, Янга, Липера

Дифференциальная концепция Вудворта - Шлоссберга

Дифференциальная концепция Мак-Дугалла

Дифференциальная концепция Плутчика

Дифференциальная концепция Томкинса

Дифференциальная концепция Изарда

«Функционалистская» концепция Кампоса

«Социально-конструктивистская» концепция Саарни - Кемпера

Коммуникативная концепция Оутли - Джонсон-Лэрда

Контрольная концепция Карвера - Шайера

Кросс-культурная концепция Экмана

Кросс-культурная концепция Мацумото

Все эти ученые имеют свои взгляды о природе «человеческой эмоции» и представляют всевозможные подходы к пониманию эмоций, но, тем не менее, мы попробуем обобщить все те эмпирически обоснованные представления о природе эмоциональных явлений:

Эмоциональные явления (в отличие от познавательных процессов) выражают отношения между индивидом и окружающей средой (потребностями и возможным или реальным их удовлетворением/или невозможностью удовлетворить, целями и возможным или реальным их достижением/ или невозможностью достичь).

Наиболее типичные и значимые виды таких ситуативных отношений и приобретают название дискретных эмоций (гнев, радость, страх и т. п.), а виды внеситуативных, устойчивых отношений — название чувств (любовь, уважение, ненависть, презрение и т. п.).

Эмоциональные явления предполагают обязательную включенность всех систем организма в процессы обеспечения поведения и сознания, причем характер этой включенности не привязан к конкретным видам эмоциональных явлений и может меняться в очень широком диапазоне.

Эмоциональные явления могут выступать и как механизм конструктивного, и как механизм деструктивного поведения, но в любом случае являются необходимым, а значит и постоянным компонентом регуляции [3; 67].

Эмоциональные переживания влияют на восприятие, когнитивные процессы, поведение и лежат в основе социальных связей и являются интегральными составляющими теории темперамента и личности [4; 426].

Во второй главе контрольной работы содержится описание проведенного исследования по десяти базовым эмоциям на основе двух методик Параметрическая шкала и Шкала дифференциальных эмоций Изарда. По каждой методике были получены обобщенные профили результатов по четырем испытуемым данного эксперимента. Здесь же приводится анализ количественных показателей, полученных при помощи самоотчетных шкал. В результате чего мы получили данные, которые могут быть полезны в обыкновенной жизни испытуемых. А также полученные данные свидетельствуют об адекватных эмоциональных переживаниях, преподнесенной эмоции.

Литература

1. Нуркова В.В., Березанская Н.Б. Психология: Учебник. — М.: Юрайт-Издат, 2004. — 484 стр.

2. Концепция современного естествознания: Сер. «Учебники и учебные пособия». Ростов н/Д: «Феникс», 2000. — 576 стр.

3. Бреслав Г. М. Психология эмоций. — М.: Смысл; Издательский центр «Академия», 2004. — 544 стр.

4. Кэрролл Э. Изард Психология эмоций. — СПб.: Питер, 2003 — 464 стр. — (Серия «Мастера психологии»).

5. В.Д. Шадриков Введение в психологию: эмоции и чувства. — М.: «Логос», 2002. — 156 стр.

6. Елисеев О.П. Практикум по психологии личности — СПб: «Питер», 2000. — 560 стр. — (Серия «Практикум по психологии»)

7. Психология и культура. Под ред. Дэвида Мацумото. — СПб.: Питер, 2003. — 718 стр. — (Серия «Мастера психологии»).

Приложения

Приложение 1

Тест № 1 «Параметрическая шкала» (Пш):

Используйте приведенные ниже вопросы для самооценки. Отвечая на вопрос, постарайтесь вспомнить и визуально представить какую-либо эмоционально значимую ситуацию, оценивая при этом особенности своего мышления, поведения (например, выражение лица) и свои телесные ощущения (например, дыхание, сердцебиение, потоотделение, мышечное напряжение и т. п.).

В зависимости от степени выраженности параметра обведите одну из цифр справа от вопроса.

Здесь не может быть правильных или неправильных ответов. Не тратьте слишком много времени на обдумывание ответа.

Вопросы

Совсем нет

Средне

Очень сильно

1

а) Насколько активным вы ощущаете себя?

б) Насколько активны ваши мысли?

в) Насколько активно ваше поведение?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

2

а) Насколько произвольны ваши ощущения?

б) Насколько произвольны ваши мысли?

в) Насколько произвольно ваше поведение?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

3

а) Насколько напряженным вы ощущаете себя?

б) Насколько напряженны ваши мысли?

в) Насколько напряженно ваше поведение?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

4

а) Насколько импульсивны ваши чувства?

б) Насколько импульсивны ваши мысли?

в) Насколько импульсивно ваше поведение?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

5

а) Насколько управляемы ваши чувства?

б) Насколько управляемы ваши мысли?

в) Насколько управляемо ваше поведение?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

6

а) Насколько вы уверены в себе?

б) Насколько вы самоуверенны в ваших мыслях?

в) Насколько вы самоуверенны в своем поведении?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

7

а) Насколько вы экстравертированы?

б) Насколько экстравертированы ваши мысли?

в) Насколько экстравертировано ваше поведение?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

8

а) Насколько приятны вам ваши чувства?

б) Насколько приятны вам ваши мысли?

в) Насколько приятно вам ваше поведение?

0 1

0 1

0 1

2 3

2 3

2 3

4 5 6

4 5 6

4 5 6

Тест № 2 «Шкала дифференциальных эмоций Изарда» (ШДЭ):

Пожалуйста, оцените по 4-балльной шкале то, в какой степени каждое понятие описывает ваше самочувствие в данный момент, проставив, подходящую для вас цифру справа. Предлагаемые значения цифр: «1» — совсем не подходит; «2» — пожалуй, верно; «3» — верно; «4» — совершенно верно.

Эмоция

Шкалы эмоций в понятиях

Ваша оценка

Интерес

Внимательный

Сконцентрированный

Настороженный

Радость

Восторг

Счастье

Удовольствие

Удивление

Удивление

Изумление

Ошеломление

Печаль

Унылый

Печальный

Обескураженный

Гнев

Разгневанный

Злой

Бешеный

Отвращение

Неприязнь

Испытывающий отвращение

Испытывающий омерзение

Презрение

Высокомерный

Пренебрежительный

Надменный

Страх

Испуганный

Боязливый

Испытывающий страх

Стыд / смущение

Сконфуженный

Стыдливый

Стеснительный

Вина

Раскаивающийся

Виноватый

Заслуживающий порицания

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector