Ранние и современные этапы исследования воли

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему:

" Ранние и современные этапы исследования воли"

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Исторический аспект изучения воли

1.1 Этапы изучения воли

1.2 Теории воли

1.2.1 Воля как волюнтаризм

1.2.2 Воля как свободный выбор

1.2.3 Воля как произвольная мотивация

1.2.4 Воля как долженствование

1.2.5 Воля как особая форма психической регуляции

1.2.6 Воля как механизм внешних и внутренних препятствий и трудностей

2. Природа воли

2.1 Волевая регуляция и сила воли

2.2 Волевые качества личности

2.2.1 Классификация волевых качеств личности

2.3 Патология воли

2.3.1 Нарушение произвольного управления психическими процессами

2.3.2 Нарушение целесообразности действий

2.3.3 Расстройство произвольных двигательных действий

2.3.4 Моторные нарушения речи

2.3.5 Нарушение силы волевых побуждений

2.3.6 Нарушение в развитии волевой сферы у умственно отсталых детей

Заключение

Глоссарий

Список используемой литературы

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время наблюдается возрождение всеобщего интереса к гуманитарным, специфическим способностям человека. В последние годы отмечается повышенное внимание к воле как одной из способностей человека. Еще в XVIII—XIX вв., проблема воли была одной из центральных в психологических исследованиях. Но в начале XX в. в связи с общим кризисным положением в этой науке исследования воли отошли на второй план. Проблема воли оказалась самой трудной из тех, которые ожидали своего решения на новой методологической основе.

В последующие десятилетия исследования воли продолжались, правда, не столь широко и активно, как прежде, но с использованием того же самонаблюдения в качестве основного метода выявления связанных с ней феноменов.

Однако вследствие неудовлетворенности общим состоянием исследований воли многие ученые в первые десятилетия текущего столетия стремились вообще отказаться от этого понятия как от якобы ненаучного, заменить его поведенческими характеристиками или какими-либо другими, операционализируемыми и верифицируемыми, т. е. такими, которые можно наблюдать и оценивать. Так, в американской поведенческой психологии вместо понятия воли стали употреблять понятие «устойчивость поведения» — настойчивость человека в осуществлении начатых поведенческих актов, в преодолении возникающих на их пути преград. Эту настойчивость, в свою очередь, объясняли такими характеристиками личности, как целеустремленность, терпение, упорство, стойкость, последовательность и т. п.

22 стр., 10985 слов

Нарушения развития личности

... другим. При расстройстве уклоняющейся и избегающей личности человек не желает вступать ни в какие взаимоотношения ... патопсихологический эксперимент, подбираться определенные тесты. Для исследования нарушений личности психологу необходимо четко представлять, что нужно исследовать ... в выполнении заданий. При ананкастном расстройстве личности человеку очень сложно избавляться от совершенно ненужных вещей ...

Читая работы классиков психологии, таких как У. Джемс в США и С.Л.Рубинштейн в России, мы обнаруживаем, что воля — вполне реальное явление, обладающее своими специфическими, легко опознаваемыми и описываемыми научным языком признаками. Каковы же они?

Понятие воли было введено Аристотелем (384 — 324 гг. до н. э.) в систему категорий науки о душе для того, чтобы объяснить, каким образом поведение человека реализуется в соответствии со знанием, которое само по себе лишено побудительной силы. Воля у Аристотеля выступала как фактор, наряду со стремлением способный изменять ход поведения: инициировать его, останавливать, менять направление и темп.

Один из существенных признаков волевого акта заключается в том, что он всегда связан с приложением усилий, принятием решений и их реализацией. Воля предполагает борьбу мотивов. По этому существенному признаку волевое действие всегда можно отделить от остальных. Волевое решение обычно принимается в условиях конкурирующих, разнонаправленных влечений, ни одно из которых не в состоянии окончательно победить без принятия волевого решения.

Воля предполагает самоограничение, сдерживание некоторых достаточно сильных влечений, сознательное подчинение их другим, более значимым и важным целям, умение подавлять непосредственно возникающие в данной ситуации желания и импульсы. На высших уровнях своего проявления воля базируется на духовных целях и нравственных ценностях, на убеждениях и идеалах.

1. ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИЗУЧЕНИЯ ВОЛИ

1.1 ЭТАПЫ ИЗУЧЕНИЯ ВОЛИ

Изучение воли в историческом аспекте можно разделить на несколько этапов:

первый этап — связан с пониманием воли как механизма осуществления действий, побуждаемых разумом человека помимо или даже вопреки его желаниям.

5 стр., 2181 слов

Воля и труд. Мера участия воли человека в его труде по концепции С.Г. Струмилина

... поведения, обеспечивающая преодоление трудностей при достижении цели. Воля возникла и формируется в процессе трудовой деятельности при овладении человеком ... 5. Групповое нормативное влияние – конформизм, основанный на желании предпринимателя удовлетворить ожидания других для того, чтобы добиться ... за решение трудных задач, с другой – желанием избегать лишних усилий. Здесь нужно учитывать объём ...

второй этап изучения воли связан с возникновением волюнтаризма как идеалистического течения в философии.

третий этап — волю стали связывать с проблемой выбора и борьбой мотивов.

четвертый этапе — волю стали рассматривать как механизм преодоления препятствий и трудностей, встречающихся человеку на пути к достижению цели.

В результате возникли два главных противоборствующих течения в вопросе понимания природы воли.

Одно подменяет волю мотивами и мотивацией. В соответствии со взглядами представителей этого направления, сказать «против воли» -- значит сказать «против желания». Желание (волеизъявление) бывает разной силы. Соответственно, в этом случае, сила желания становится заменителем «силы воли». Происходит, таким образом, подмена представлений о психическом и физическом волевом напряжении представлениями о силе переживания потребности, желания. Воля выступает здесь скорее как сознательный (мотивационный) способ регуляции поведения и деятельности человека.

Другое течение связывает волю только с преодолением трудностей и препятствий, т. е., по существу, делает понятие «воля» синонимичным понятию «сила воли». Такое отождествление этих двух понятий в обыденном сознании, вероятно, происходит следующим образом. Считается, что человек, умеющий преодолевать трудности, обладает сильной волей, и такой человек обычно называется волевым. Отсюда волевой -- это тот, кто имеет волю. Незаметно «сила воли» превратилась просто в «волю», и теперь воля понимается только как инструмент преодоления трудностей, а волевое поведение рассматривается прежде всего как поведение, направленное на достижение цели, несмотря на имеющиеся трудности. В связи с этим возникают представления о субъектах волевых и не волевых, т. е. обладающих или не обладающих волей. Воля здесь выступает как характеристика личности, характера.

8 стр., 3745 слов

Воля человека 2

... и требующих выбора одной из них. Следует подчеркнуть, что в выборе цели действий проявляется подлинная воля человека, выражающаяся ... и переходят в непреднамеренные акты. Уровень сформированности воли человека характеризуют сложные волевые действия и поступки. ... постановка цели и исполнение. Подобные действия не характеризуют воли человека. В условиях повседневной жизни, многократных повторений они ...

1.2 ТЕОРИИ ВОЛИ

1.2.1 ВОЛЯ КАК ВОЛЮНТАРИЗМ

Волюнтаризмом называют ошибочное признание воли, а не разума, решающим фактором психической жизни личности. В попытках объяснить механизмы поведения человека в рамках проблемы воли возникло направление, получившее в 1883 году, с легкой руки немецкого социолога Ф. Тенниса, название волюнтаризм и признающее волю особой, надприродной силой. Согласно учению волюнтаризма, волевые акты ничем не определяются, но сами определяют ход психических процессов. Формирование этого, по существу, философского направления в изучении воли имеет свою предысторию. Еще Эпикур впервые поставил вопрос о спонтанном, ничем не детерминированном, свободном выборе поведения. Причиной возникновения подобного учения явился кризис представлений античной философии о том, что главной духовной способностью человека является разум, мышление. Блаженный Августин (354--430 гг.) выдвинул положение о том, что действиями души и тела управляет воля. Именно она побуждает душу к самопознанию, строит из чувственных отпечатков вещей их образы, извлекает из души заложенные в ней идеи. Первенство воли перед интеллектом подчеркивал и Иоанн Дунс Скотт («воля выше мышления»).

Еще дальше пошли немецкие философы А. Шопенгауэр и Э. Гартман, объявившие волю космической силой, слепым и бессознательным первопринципом, от которого берут свое начало все психические проявления человека. Сознание и интеллект являются, по Шопенгауэру, вторичными проявлениями воли.

Таким образом, в крайнем своем выражении волюнтаризм противопоставлял волевое начало объективным законам природы и общества, утверждал независимость человеческой воли от окружающей действительности.

1.2.2 ВОЛЯ КАК СВОБОДНЫЙ ВЫБОР

Представителем этой теории является голландский философ Б. Спиноза, который борьбу побуждений рассматривал как борьбу идей. В связи с этим для него разум и воля были одним и тем же. Воля — осознание внешней детерминации, которая субъективно воспринимается как собственное добровольное решение, как внутренняя свобода, считал Спиноза. Свобода выбора в философии традиционно рассматривалась как реальная сфера проявления свободы воли, как ее практическое выражение. Некоторые философы вообще сводили проблему свободы воли к проблеме свободного выбора действия. Однако английский мыслитель Дж. Локк пытался вычленить вопрос о свободном выборе из общей проблемы свободы воли. В волевых актах, по Локку, человек, как правило, не может быть свободным, он подчинен необходимости. Свобода же состоит именно в том, что мы можем действовать или не действовать согласно нашему выбору или желанию.

4 стр., 1670 слов

анализ педагогических проблем работы с людьми девиантного поведения

... разрешения педагогических проблем работы с людьми девиантного поведения. Предмет исследования: анализ педагогических проблем работы с людьми девиантного поведения. Объект исследования: особенности ... педагогических проблем работы с людьми девиантного поведения. Практическая значимость работы: материалы ...

Немецкий идеалист В. Виндельбанд (1904) утверждал, что свободный выбор является чисто внутренним процессом, содержащим в самом себе критерий своей целесообразности. Он выделил три этапа выбора:

1) возникновение отдельных влечений, из которых каждое, если бы оно было единственным, непосредственно перешло бы в действие; 2) взаимная задержка и уравновешивание влечений, выбор между которыми приводит к решению; 3) волевой импульс, с помощью которого не задержанное или определенное выбором хотение переходит в соответствующее физическое действие. Американский психолог У. Джемс (1911) считал главной функцией воли принятие решения о действии при наличии в сознании одновременно двух или более идей движения. Наличие конкурирующей идеи тормозит переход представления о движении в действие, поэтому для совершения действия надо осуществить выбор идеи и принять решение. Выбор совершается на основе интереса и заключается в направлении внимания на избранный объект, после чего начинается движение, так как импульс к движению сообщает та идея, которая в данную минуту овладела вниманием человека. Поэтому волевое усилие состоит в направлении человеком своего сознания на непривлекательный, но нужный объект и сосредоточении на нем всего внимания. Причисляя себя к волюнтаристам, У. Джемс считал волю самостоятельной силой души, обладающей способностью к принятию решений о действии.

Волю как выбор одного из нескольких побуждений или как разрешение конфликта мотивов рассматривали Г. И. Челпанов (1926), Ф. Лерш (1956), В. Е. Франкл (1990) и другие. Л. С. Выготский при обсуждении проблемы воли также связывал это понятие со свободой выбора: самым характерным для овладения собственным поведением является выбор, и недаром старая психология, изучая волевые процессы, видела в выборе самое существо волевого акта. В. М. Аллахвердов (1993) считает проблему свободы воли, свободы выбора едва ли не самой сложной в психологии и философии. Автор отмечает, что как ответ «да» так и ответ «нет» на вопрос о том, свободен ли человек в своем выборе, ведут нас в тупик, о чем свидетельствует практически вся история человекознания. В. М. Аллахвердов отмечает, что, с одной стороны, извечно желание ответить потому что, как убеждают нас гуманисты, именно свобода воли делает человека человеком. Отсюда вытекает положение о том, что человек должен нести нравственную ответственность за свои поступки и деяния. Но, с другой стороны, стоит ответить «да», как придется признать поведение человека недетерминированным и тем самым не подлежащим естественнонаучному объяснению. Такой ответ ведет к мистике и иррационализму.

3 стр., 1439 слов

ВОЛЯ КАК СУЩНОСТНАЯ СИЛА ЧЕЛОВЕКА

... психологии; развитость чувств и реализация одаренности зависят от воли – «человек владеет далеко не всеми силами и способностями», которые имеет, ему «принадлежит только то ... силу. В совокупности сущностных сил (высокоразвитое мышление, язык, высокоразвитые чувства, одаренность, воля) воля занимает особое место, являясь своеобразным двигателем реализации всех (каждой) сущностных сил, давая человеку ...

1.2.3 ВОЛЯ КАК ПРОИЗВОЛЬНАЯ МОТИВАЦИЯ

Понятие о воле как о детерминанте поведения человека зародилось в древней Греции и впервые было сформулировано Аристотелем (384--324 гг. до н. э.).

Он ввел это понятие как объяснительное, чтобы отличать поступки, совершаемые на основании разумного решения субъекта (потому что так надо), от поступков, вызванных его желаниями. При этом философ понимал, что не сами по себе знания являются причиной разумного поведения, а некая сила, вызывающая действие согласно разуму. Эта сила рождается, по Аристотелю, в разумной части души благодаря соединению разумного решения со стремлением (желанием), придающим решению побудительную, силу. Само же стремление (желание) обусловлено побудительной силой предмета стремления. Таким образом, воля у Аристотеля сводилась к управлению посредством разума побудительной силой желания (предмета стремления) человека: либо путем придания исходному желанию дополнительного побуждения (стремления) к предмету, либо посредством торможения побуждения, когда разум подсказывает, что нужно избежать стремления к тому или иному объекту. Действия и поступки, осуществляемые по решению самого человека, Аристотель называл произвольными. Существенным для аристотелевского понимания роли волевого начала в детерминации поведения является то обстоятельство, что воля не только инициирует, но и выбирает произвольные действия, а также регулирует их осуществление. Кроме того, он приписывал действию волевого начала способность человека владеть собой. В то же время любое волевое движение имеет, по Аристотелю, природные основания.

7 стр., 3155 слов

Подходы к понимаю человека и его потребностей в социокультурной теории личности Карен Хорни

... только на одну потребность. Впоследствии Хорни объединила невротические потребности в три основные стратегии межличностного поведения: ориентация «от людей», «против людей» и «к людям». У невротической личности ... качествами или привилегиями, которые наша культура считает маскулинными - такими как сила, смелость, независимость, успех, сексуальная свобода, право выбирать партнера" (Horney, 1939 ...

древнеримский мыслитель и врач Гален (130--200 гг.) говорил о произвольных и непроизвольных движениях, относя к последним только мышечные сокращения внутренних органов (сердца, желудка).

Все остальные движения он считал произвольными. От непроизвольных (автоматических) движений они отличаются тем, что всегда происходят при участии психической пневмы, включающей в себя восприятие, память и разум и выполняющей управляющую функцию по отношению к органам движения. Рене Декарт понимал волю как способность души формировать желание и определять побуждение к любому человеческому действию, которое нельзя объяснить на основании рефлекса. Декарт считал, что задача воли -- бороться со страстями, которые возникают под влиянием вещей. Воля может затормозить движения, обусловленные страстью. Разум, по Декарту, это собственное орудие воли. Воля помогает человеку следовать определенным правилам, исходя из суждений разума о добре и зле. Таки образом, Декарт связывает волю с нравственностью человека.

1.2.4 ВОЛЯ КАК ДОЛЖЕНСТВОВАНИЕ

Понимание воли как долженствования противопоставляется отождествлению воли с потребностным побуждением, т. е. с мотивом (поскольку для многих психологов потребность и есть мотив).

Спецификой этого подхода к пониманию воли, присущего грузинским психологам, является то, что волю они рассматривают как один из побудительных механизмов, наряду с актуально переживаемой потребностью. По мнению Д. Н. Узнадзе (1966), механизмы воли таковы, что источником деятельности или поведения является не импульс актуальной потребности, а нечто совершенно иное, иногда даже противоречащее потребности. Побуждение к любому действию грузинский ученый связывает с наличием установки на действие (намерение).

Эта установка, возникающая в момент принятия решения и лежащая в основе волевого поведения, создается благодаря присутствию в сознании воображаемо или мыслимой ситуации. За волевыми установками скрываются потребности человека, которые хотя и не переживаются непосредственно в данный момент, но лежат в основе принятия решения о действии, причем в выработке такого решения участвуют также процессы воображения и мышления. Ш. Н. Чхартишвили (1958) разделяет мнение Д. Н. Узнадзе о том, что волевое поведение не связано с удовлетворением актуально переживаемой потребности. Выступая против игнорирования воли и обусловленности поведения человека только потребностями, Ш. Н. Чхартишвили пишет: «Если бы со стороны человека, как субъекта поведения, последнее побуждалось и направлялось одними лишь потребностями, как это полагает большинство психологов, то поступок, считающийся злодеянием и квалифицируемый как преступление, следовало бы объявить несчастным случаем и вообще снять вопрос об ответственности, ибо от самого человека совершенно не зависит, какая потребность возникает у него в данный момент и активизируется в наибольшей степени». Повседневное наблюдение говорит о том, что человек обладает способностью стать выше настоящего моментального состояния, сдержать импульсы активизированных потребностей (даже если эти импульсы очень сильны), прислушаться к запросам общества и, сообразуясь с ними, наметить и осуществить такие цели, которые ни в коей мере не соответствуют его теперешним (находящимся в актуализированном состоянии) потребностям. Эту способность, в силу ее специфической природы, нельзя назвать потребностью. Даже человек, не искушенный в науке, говорит о слабоволии того лица, которое лишено способности к указанной выше активности.

Больше того, он не считает признаком воли и сознательный характер поведения. Чхартишвили полагает, что осознание цели и средств ее достижения (которые являются, с моей точки зрения, непременными компонентами мотива) является делом интеллекта, мышления. По одной лишь причине, что цель поведения и связанные с нею явления осознаются, поведение не приобретает никакого особенного свойства, для характеристики которого понадобилось бы вводить некое новое понятие, отличное от понятий сознания, интеллекта, мышления. Поведение осознанно, осмысленно, и поэтому его природу адекватно выражают термины «сознательное поведение» или «поведение». Таким образом, термин «воля» оказывается излишним. Воля призвана служить, с точки зрения этого автора, побудительным механизмом поведения, удовлетворяющего внешним общественным требованиям, которые приняты субъектом.

1.2.5 ВОЛЯ КАК ОСОБАЯ ФОРМА ПСИХИЧЕСКОЙ РЕГУЛЯЦИИ

И. М. Сеченов считается отцом рефлекторной теории воли, с таким же успехом его можно считать первым ученым, который ввел понимание воли как особой формы психической регуляции. Ведь его слова о том, что воля является деятельной стороной разума и морального чувства, есть не что иное, как отражение именно такого понимания.

Одним из исследователей этой теории был М. Я. Басов (1922).

Воля понималась им как психический механизм, посредством которого личность регулирует свои психические функции, прилаживая их друг к другу и перестраивая в соответствии с решаемой задачей. Басов пишет: «Власть личности над своими душевными состояниями возможна только при наличии в составе ее душевного единства некоего регулятивного фактора. Таким фактором здоровая личность всегда и обладает в действительности. И имя его -- воля».

1.2.6 ВОЛЯ КАК МЕХАНИЗМ ПРЕОДОЛЕНИЯ ВНЕШНИХ И ВНУГРЕННИХ ПРЕПЯТСТВИЙ И ТРУДНОСТЕЙ

В сознании большинства людей, несведущих в психологии, слово «воля» выступает как синоним волевой регуляции, т. е. способности человека преодолевать возникающие затруднения. Так, Л. А, Кербель и О. П. Саутина (1982) опросили спортсменов с целью узнать, какое содержание они вкладывают в понятие воля. В ответах прозвучало, что это: целеустремленность, сдержанность, мобилизация всех сил, умение побороть себя, найти в себе силы, когда они уже кончились, и т. п.

Однако и многие психологи понимают волю только как психологический механизм, способствующий преодолению препятствий. К. Н. Корнилов, в связи с этим, утверждает, что о воле человека судят прежде всего по тому, насколько он способен справляться с трудностями. Аналогичное понимание воли можно найти и в других публикациях. В приведенных выше определениях воля является синонимом волевой регуляции, функция которой -- преодоление трудностей и препятствий. К этой же точке зрения можно отнести взгляды на волю П. В. Симонова (1987), рассматривающего волю как потребность преодоления препятствий. Он полагает, что филогенетической предпосылкой волевого поведения является «рефлекс свободы», описанный И. П. Павловым. Рефлекс свободы -- это самостоятельная форма поведения, для которой препятствие служит адекватным стимулом. Не будь его, -- писал И. П. Павлов об этом «рефлексе», -- всякое малейшее препятствие, которое встречалось бы в его жизни.

2. ПРИРОДА ВОЛИ

2.1 ВОЛЕВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ И СИЛА ВОЛИ

Волевая регуляция является частным видом произвольного управления и характеризуется использованием значительных волевых усилий, направленных на преодоление препятствий и трудностей, т. е. является механизмом самомобилизации. Часто суждение о наличии или отсутствии волевой регуляции (волевого поведения) выносят на основании достигаемых человеком результатов. Но можно изо всех сил стараться преодолевать трудность и не преодолеть ее. В этом случае неправомерно делать заключение об отсутствии волевого поведения (волевой регуляции), как это допускает М. С. Неймарк. Она, например, пишет: «Конечно, не всегда человеку удается овладеть своими мотивационными тенденциями и урегулировать их в должном направлении, тогда волевое поведение не осуществляется».

В обыденном употреблении понятие «волевая регуляция» (воля) отождествляется с представлением о «силе воли». В связи с этим принято делить людей на волевых и безвольных. Такой обобщенный подход к оценке «силы воли» человека вряд ли оправдан, так как он слишком упрощает реальную картину. К сожалению, приходится встречаться с методиками определения «силы воли» как целостного, интегрального психического феномена -- так, например, Р. С. Немовым приводится «тест на силу воли», который к тому же по содержанию задаваемых вопросов не имеет отношения к «силе воли». Конкретное содержание волевой регуляции («силы воли») понимается психологами по-разному: 1. «Сила воли» как сила мотива. Волевая активность человека определяется силой мотива (потребности), так как последняя влияет на степень проявления волевого усилия: если я очень хочу достичь цели, то я буду проявлять и более интенсивное, и более длительное волевое усилие. Поэтому нередко силу воли подменяют силой мотива: раз хочу, значит делаю. Так, Ю. Ю. Палайма (1973) считает, что «сила воли» это, по существу, сила мотива и что человек сильной воли -- это, прежде всего, человек сильной мотивации поведения. Однако эта формула не подходит для случаев, когда человек очень хочет, но не делает, или когда очень не хочет, но все же делает. Также и при запрете, когда проявляется тормозная функция воли: чем больше желание, тем большую «силу воли» нужно проявить, чтобы сдержать свое побуждение, направленное на удовлетворение потребности. Именно поэтому имеющийся у человека механизм волевой регуляции, «сила воли», определяет большие или меньшие возможности реализации хотения.

2. «Сила воли» как борьба мотивов. Часто силу воли сводят лишь к «борьбе мотивов», которая является одним из внутренних препятствий для деятельности. Между тем имеется много ситуаций, когда выбора того или иного альтернативного решения не требуется, а волевая регуляция необходима, так как на пути к достижению цели встречаются различные препятствия, трудности. В таких ситуациях потребность (желание) сохраняется, но сопутствующей ей энергии для преодоления возникших затруднений и достижения цели не хватает и требуется включение волевого механизма для усиления энергетики действия. Именно необходимость усиления энергетики рассматривается рядом психологов как доказательство не сводимости воли к мотивам. Однако так думают не все. Предлагаются и другие объяснения механизмов усиления волевых побуждений.

3. Изменение смысла действия. В. А. Иванников считает, что усилителем побуждений, как правило, является изменение смысла действия. В качестве примера он приводит описание известной революционеркой Верой Фигнер своего пребывания в тюрьме, где революционеров заставляли выполнять бессмысленную работу. Она пишет, что, придав этой работе смысл борьбы с Царизмом, заключенные избавились от тяготившего их чувства уныния. Однако этот пример не доказывает, что у них усилилось побуждение выполнять эту работу более интенсивно, качественно. Просто эта работа стала для них субъективно менее неприятной.

Несмотря на то, что пример, приведенный В. А. Иванниковым, нельзя назвать удачным, можно согласиться, что придавая той или иной деятельности определенный смысл (привязывал деятельность к имеющейся у человека потребности), изменяя смысл действия, т. е. значимость той или иной потребности и цели, можно изменить и силу мотива. Однако известно, что сила мотива меняется не только при изменении смысла деятельности, но и под влиянием эмоций. Очевидно, что изменение смысла действия может изменить и картину эмоциональных переживаний (В. К. Калин, 1989).

4. Включение в волевую регуляцию эмоций. Психологи полагают, что мобилизация (дополнительная энергетизация) осуществляется за счет эмоции, возникающей, при наличии препятствия, как реакция на рассогласование «надо -- не могу», «не хочу, но надо». В ряде случаев это действительно так и есть.

2.2 ВОЛЕВЫЕ КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ

2.2.1 КЛАССИФИКАЦИЯ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ

В соответствии с этим к пространственному параметру самостоятельность относят (независимость, целеустремленность, уверенность): 1) к временному -- настойчивость (упорство, терпение, упрямство, стойкость, твердость, принципиальность, последовательность), 2) к энергетическому -- решительность и самообладание (выдержка, контроль, смелость, отвага, мужество), 3) к информационному -- принципиальность.

Эта классификация тоже не идеальна, так как многие термины дублируют друг друга (стойкость -- твердость, самостоятельность -- независимость, самообладание -- решительность, отвага -- мужество), и, кроме того, во всех волевых качествах проявляется волевое усилие, а следовательно и энергия, поэтому энергетический параметр должен быть отнесен ко всем качествам, а не только к решительности и самообладанию. Среди спортивных психологов принято разделять волевые качества по степени их значимости для того или иного вида спорта. Чаще всего их делят на общие и основные. Первые имеют отношение ко всем видам спортивной деятельности, вторые определяют результативность в конкретном виде спорта. К общим волевым качествам П. А. Рудик (1962), Е. П. Щербаков (1986) отнесли целеустремленность, дисциплинированность и уверенность. А. Ц. Пуни и Б. Н. Смирнов считают общим волевым качеством только целеустремленность. К основным П. А. Рудик и Е. П. Щербаков относят настойчивость, упорство, выдержку и самообладание, смелость и решительность, инициативность и самостоятельность. Ф. Генов (1971) и А. Ц. Пуни (1977) делят волевые качества на три группы: ведущие для данного вида спорта, ближайшие к ведущим и следующие за ними (поддерживающие).

Попытку в какой-то степени разрешить создавшееся положение с дифференциацией и классификацией волевых качеств с помощью факторного анализа предприняли В. А. Иванников и Е. В. Эйдман (1990).

Их усилия были направлены на установление семантических связей между понятиями, характеризующими волевую активность человека. для этого испытуемым предлагался набор из 16 волевых (по мнению авторов) качеств, наиболее часто встречающихся в различных классификациях, степень выраженности которых данный субъект оценивал у себя с помощью метода семантического дифференциала от 0 до 100%. К сожалению, и в этом исследовании доказательством волевой модальности того или иного свойства личности являлось только установление статистической связи между разными свойствами, их определенная группировка после проведенной факторизации. Содержательная сторона каждого свойства авторами не рассматривалась, а принималась ими как нечто, не требующее доказательств. Авторы отнесли к волевым качествам отнесены такие нравственные качества, как обязательность, принципиальность, ответственность, или такие качества, как самостоятельность и деловитость. Да и другие характеристики (спокойный, энергичный) скорее относятся к темпераменту, чем к воле. Не выяснялось и то, какой смысл вкладывают сами испытуемые в каждое предложенное им понятие. Ведь нет никаких гарантий того, что решительность, например, все понимают одинаково, если даже среди психологов она определяется по-разному. Как отмечает В. К. Калин, сложилось положение, о котором можно сказать: сколько авторов, столько и классификаций. Например, Ф. Н. Гоноболин (1973) делит волевые качества на две группы, связанные с активностью и с торможением нежелательных действий и психических процессов. К качествам первой группы он относит решительность, смелость, настойчивость и самостоятельность; к качествам второй -- выдержку (самообладание), выносливость, терпение, дисциплинированность и организованность. Правда, при этом Ф. Н. Гоноболин добавляет, что невозможно все волевые качества личности строго разделить на две группы в зависимости от преобладания процессов возбуждения и торможения. Иногда, подавляя одни действия, человек проявляет активность в других. И этим отличаются, с его точки зрения, дисциплинированность и организованность.

В. И. Селиванов объективным основанием для разграничения различных волевых качеств тоже считает динамику процессов возбуждения и торможения. В связи с этим он делит волевые качества на вызывающие, усиливающие или ускоряющие активность и на тормозящие, ослабляющие или замедляющие ее. К первой группе он относит инициативность, решительность, смелость, энергичность, храбрость; ко второй группе -- выдержку, выносливость, терпение.

Р. Ассаджиоли выделяет следующие волевые качества:

1) энергия -- динамическая сила -- интенсивность; это качество определяется трудностью достижения цели;

2) мастерство -- контроль -- дисциплина; это качество подчеркивает регулирование и контролирование волей других психических функций;

3) концентрация -- сосредоточенность -- внимание; это качество имеет особенное значение, когда объект воздействия и задача непривлекательны;

4) решительность -- быстрота -- проворность проявляются в принятии решения;

5) настойчивость -- стойкость -- терпение;

6) инициатива -- отвага -- решимость на поступки; это склонность к риску;

7) организация -- интеграция -- синтез; воля выступает здесь как организующее звено объединения тех средств, которые необходимы для решения задачи.

В этой классификации обращает на себя внимание объединение качеств, не имеющих отношения к «силе воли) и порой несовместимых, в триады (например, последняя триада или мастерство -- контроль -- дисциплина).

Налицо смещение волевых проявлений с функциями и процессами управления активностью человека.

Другой подход к классификации волевых качеств базируется на высказанной С. Л. Рубинштейном мысли о соответствии различных волевых качеств фазам волевого процесса. Так, проявление инициативности он относит к самому начальному этапу волевого действия, после чего проявляются самостоятельность и независимость, а на этапе принятия решения проявляется решительность, которую на этапе исполнения волевого действия сменяют энергичность и настойчивость.

Эту идею С. Л. Рубинштейна развил М. Брихцин (1989).

Он выделил 11 звеньев психического управления и каждому из них приписал проявление определенных волевых качеств. Правда, в разряд волевых свойств у него попали предусмотрительность, расторопность (ловкость), осмотрительность и другие характеристики личности, которые трудно отнести к собственно волевым проявлениям.

В. И. Селиванов не возражает против такого подхода, однако считает, что все волевые свойства личности проявляются на всех описанных стадиях волевого действия, но степень выраженности их на разных стадиях неодинаковая.

Противником такого подхода к классификации волевых качеств выступает В. В. Никандров (1995).

Его возражения: во-первых, многие волевые качества проявляются не на одной, а на нескольких фазах, а иногда и на протяжении всего действия; во-вторых, при этом подходе учитывается лишь временной аспект воли, связанный с последовательностью событий, в то время как «воля есть целостное явление».

В. В. Никандров исходит в своей классификации волевых качеств из представления о наличии в проявлениях воли пространственно-временных и информационно энергетических параметров. Пространственная характеристика заключается в направлении волевого действия на самого субъекта, временная -- в ее процессуальности, энергетическая -- в волевом усилии, при котором затрачивается энергия, информационная -- в мотивах, цели, способе действий и достигнутом результате.

2.3 ПАТОЛОГИЯ ВОЛИ

2.3.1 НАРУШЕНИЯ ПРОИЗВОЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПСИХИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ

2.3.1.1 Расстройства произвольного внимания

Астенические состояния, вызванные истощением нервной системы в результате перенапряжения, обусловленного длительными переживаниями, чрезмерной умственной нагрузкой, перенесенными инфекциями и интоксикацией, сопровождаются трудностью сосредоточения внимания на определенном задании, повышенной отвлекаемостью. Посторонние раздражители, разговоры, шум и прочие помехи резко нарушают сосредоточенность внимания, фактически делают невозможным выполнение задания.

Одной из форм слабости внимания, в частности у больных с начальными явлениями склероза сосудов головного мозга, является рассеянность. В ее основе лежит повышенная отвлекаемость, нарушение устойчивости внимания. Расстройства способности переключения внимания наблюдаются при локальных поражениях лобных долей головного мозга. У таких больных и у больных с маниакальным состоянием эта способность усиливается. Их внимание постоянно переключается на все новые объекты и мысли, не задерживаясь длительное время на чем-нибудь одном. В особых случаях эта повышенная реактивность к происходящим вокруг изменениям приводит к так называемому «полевому поведению», в основе которого лежит патологически усиленное непроизвольное внимание. Такие больные вмешиваются в разговоры соседей по палате, отвечают на вопросы, которые адресуются другим больным, однако не отвечают на заданные им вопросы, требующие определенного напряжения произвольного внимания. Следовательно, усиление способности к переключению внимания сопровождается ослаблением другого его свойства -- способности к концентрации внимания. Нарушения различных свойств внимания приводят и к расстройству восприятия.

2.3.1.2 Расстройства восприятия

Нарушения зрительного восприятия обнаруживаются при выполнении зрительных гностических задач. Больные с поражением лобных долей, особенно правой доли, не могут выполнить задания, требующие последовательного рассматривания изображения. Например, они не могут сравнить два похожих изображения и найти, в чем их различие, они не в состоянии отыскать скрытое изображение в так называемых загадочных картинках.

В слуховом восприятии дефекты произвольной регуляции выступают в виде трудности оценки и воспроизведения звуков (например, ритмов).

При оценке ритмов у больных с поражением лобных долей легко появляются персевераторные ответы. Это происходит вследствие отключения внимания и в результате нарушения контроля за своей деятельностью. В задании на воспроизведение ритмов по звуковому образцу больные, начав выполнять задание правильно, быстро теряют программу и воспроизводят беспорядочную серию ударов (А. Р. Лурия).

В тактильном восприятии нарушения произвольной регуляции проявляются в трудностях при опознании на ощупь различных фигур. В этом случае у больных с поражением лобных долей появляются персеверации по типу тактильной псевдоагнозии. Нарушается выработка тактильных установок по Д. Н. Узнадзе.

воля психический регуляция нарушение

2.3.1.3 Нарушения произвольной памяти

Поражении определенных областей коры головного мозга нарушается запоминание. Например, при поражении коры височных долей головного мозга наблюдается ухудшение слуховой памяти. Больные с такими нарушениями не могут запомнить последовательность, в которой предъявляются три и даже два звуковых сигнала. В то же время последовательность 4--5 зрительных сигналов они запоминают безо всяких затруднений. Напротив, больные с поражениями затылочных долей мозга последовательность звуковых сигналов запоминают хорошо, но испытывают большие затруднения при запоминании зрительных сигналов. Нарушения воспроизведения могут быть связаны непосредственно с дефектами процесса извлечения из памяти информации, а могут и вызываться вторично -- в результате расстройств сохранения информации в памяти. Нас в данном контексте будет интересовать в основном первый тип нарушений, связанный с воспроизведением информации по желанию самого субъекта. Различают амнезию, гипомнезию и гипермнезию. Амнезия -- это полное выпадение из памяти определенного периода жизни. Гипомнезия характеризуется ослаблением памяти на текущие и давно прошедшие события. Гипермнезия, встречающаяся в клинике довольно редко, проявляется в резком обострении способности воспроизводить сведения, которые, как казалось до болезни, не сохранились в памяти. Так, И. Ф. Случевский (1957) описал студентку медицинского института, которая в состоянии кратковременного психоза малярийного происхождения цитировала дословно большие разделы учебника по анатомии, хотя до заболевания преподаватели считали, что у нее имеются довольно посредственные знания по анатомии. Этот случай, однако, вряд ли можно связывать с увеличением способности волевого извлечения информации из памяти. Здесь скорее проявляются непроизвольные механизмы памяти, хотя они и актуализируются произвольно.

При массивном поражении лобных долей мозга нередки нарушения памяти, протекающие по типу псевдоамнезий. Эти нарушения проявляются в трудности произвольного запоминания и воспроизведения любых по модальности стимулов и сочетаются с трудностями. возникающими при семантической организации запоминаемого материала. Такими больными значительно лучше осуществляется узнавание, чем собственно воспроизведение (А. Р. Лурия).

Наблюдается также расхождение между продуктивностью произвольного и непроизвольного запоминания (последнее соответствует таковому у здоровых людей).

для этой категории больных характерно снижение (а не повышение) продуктивности произвольного запоминания при его неоднократном предъявлении, что отражает истощение энергетического потенциала произвольной активности (Н. К. Киященко и др., 1975; л. т. Попона, 1973).

2.3.1.4 Нарушения способности представлять воспринимавшиеся ранее объекты и явления (агнозии Шарко Вильбрандта)

наблюдаются при поражении теменно-затылочных областей головного мозга. Больные не могут представить себе внешний вид знакомых им объектов, хотя при предъявлении изображений этих объектов правильно узнают большинство из них. Но если убрать рисунок и попросить больного представить себе показывавшийся предмет, то больной снова будет испытывать затруднения.

2.3.2 НАРУШЕНИЕ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ДЕЙСТВИЙ

Как уже отмечалось, произвольное управление тесно связано с лобными долями больших полушарий головного мозга. Поражение этих долей приводит к нарушению произвольного управления психической деятельностью и нарушению целесообразности поведения в целом, причем преимущественно это касается тех форм сознательной деятельности, которые направляются мотивами, опосредованными речевой системой. Сознательное, целенаправленное поведение у таких больных распадается и заменяется более простыми формами поведения или инертными стереотипами (А. Р. Лурия).

Наряду с сохранением знаний и отдельных частных операций (умственных действий) наблюдается затруднение в их целесообразном использовании. Так, больной с тяжелым двусторонним поражением лобных долей, случайно дотянувшись до кнопки звонка, нажимает на нее, ноне может сказать пришедшей сестре, зачем он ее вызвал. другой больной с таким же поражением головного мозга, увидев дверь, открыл ее и вошел внутрь шкафа. Зачем он это сделал, он объяснить не смог. При обширном двустороннем поражении лобных долей больные не только не могут сами создать программу действий, но также не могут действовать в соответствии с готовой программой, данной им в инструкции. При менее грубых поражениях лобных долей сохраняется способность к выполнению заданных программ, но больные не могут сами составить программу своих действий. Не- устойчивость программ поведения, их легкая смена, полная потеря программ типичны для таких больных. Пенфилд и Эванс приводят пример поведения больной, перенесшей операцию на лобных долях мозга. Внешне оно было сохранно, но когда она должна была принять гостей, то гости, придя в назначенное ею время, обнаружили, что в доме полнейший беспорядок, хозяйка не одета и ничего не готово к их приему.

Нарушение программ поведения происходит вследствие сильной отвлекаемости на посторонние раздражители, т. е. из-за слабости произвольного внимания.

2.3.3 РАССТРОЙСТВА ПРОИЗВОЛЬНЫХ ДВИГАТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

Нарушения произвольных движений связаны в первую очередь с поражением корковых отделов двигательных функциональных систем и называются апраксиями. Они не сопровождаются элементарными двигательными расстройствами -- параличами и парезами, грубыми нарушениями мышечного тонуса и тремором.

Имеется несколько классификаций апраксий. Первую классификацию предложил в 1920 году Г. Липманн. Он выделил три формы апраксий: идеаторную связанную с распадом идеи, или замысла движения; кинетическую, связанную с нарушением кинетических образов движения, и идеомоторную, связанную с трудностью передачи замысла, идеи о движении в исполнительные двигательные центры.

А. Р. Лурия выделил 4 формы апраксий: кинестетическую, пространственную, кинетическую и регуляторную.

Кинестетическая апраксия возникаепри поражении нижних отделов пост- центральной области коры больших полушаий, т. е. задних отделов коркового ядра двигательного анализатора. Она проявляется в нарушении проприорецептивной афферентации, что приводит к плохой управляемости движений при сохранении мышечной силы и отсутствии парезов. У больных нарушается правильное воспроизведение различных поз руки, они не могут сымитировать движение. У таких больных нарушаются движения письма. При усилении зрительного контроля дефекты движений можно в определенной мере компенсировать.

Пространственная апраксия возникает при поражении теменно-затылочных отделов коры больших полушарий и характеризуется расстройством зрительно-двигательных связей, нарушением пространственных представлений. Усиление зрительного контроля таким больным не помогает: при выполнении движений с открытыми и закрытыми глазами четкой разницы при выполнении движений нет. Разновидностью пространственной апраксии является конструктивная апраксия -- затрудненность конструирования целого из отдельных элементов. При левостороннем поражении теменно-затылочных отделов коры нередко возникает оптико-пространственная аграфия, выражающаяся в трудности правильного написания букв, различно ориентированных в пространстве.

2.3.4 МОТОРНЫЕ НАРУШЕНИЯ РЕЧИ

Различают несколько видов нарушений речи, связанных с расстройством произвольной регуляции: эфферентную моторную афазию, афферентную моторную афазию, динамическую афазию.

Эфферентная моторная афазия возникает при поражении нижних отделов коры премоторной области-- поля 44 и частично поля 45, названной по имени ученого, впервые описавшего моторное нарушение речи у больного с данным поражением мозга. При полном разрушении этой зоны больные не могут произнести практически ни одного слова. При попытке что-либо сказать они произносят нечленораздельные звуки. В то же время они понимают обращенную к ним речь.

При менее грубых поражениях этой зоны коры возможность артикулировать звуки речи сохраняется, однако страдает собственно двигательная организация речевого акта, четкая последовательность речевых движений (<кинетическая мелодия, как писал А. Р. Лурия).

данная форма афазии является одним из симптомов левополушарных премоторных нарушений движений (кинетической апраксии), при которых главный дефект проявляется в трудности переключения с одного движения на другое и, как следствие этого, в трудности выполнения серийных двигательных актов.

При попытке произнести слово больные не могут переключиться с одного слога на другой, в результате чего возникают речевые персеверации. Они проявляются как в активной спонтанной речи и при повторении слов, так и при письме. Отдельные звуки и даже отдельные слоги больные произносят верно, но они не могут слить их в слово из-за инертности уже произнесенных элементов речи.

Афферентную моторную афазию как самостоятельную форму нарушений речи выделил А. Р. Лурия. Это расстройство возникает при поражении нижних отделов теменной области (поле 40) левого полушария, вследствие чего нарушается кинестетическая речевая афферентация. Это приводит к невозможности анализировать афферентные сигналы, поступающие от артикуляционного аппарата в кору больших полушарий во время речевого акта, т. е. исчезают кинестетические речевые ощущения.

При выпадении кинестетической основы речи (т. е. обратной связи>) нарушается вся речевая система в целом. Возникают нарушения произношения слов, замена одних звуков речи другими вследствие трудности дифференциации близких артикулем (т. е. артикуляционных движений, необходимых для произнесения отдельного звука и слова в целом).

Первичный дефект состоит в трудности различения близких по артикуляции звуков В русском языке ряд звуков образуется при участии преимущественно либо передней части языка, либо задней. При снижении способности к дифференциации артикулем возникает смешение этих звуков. У больных с афферентной моторной афазией нередко нарушен и оральный (неречевой) праксис. У них затруднено произвольное (в соответствии со словесной инструкцией или показанным движением) выполнение различных оральных движений. Больной, например, не может надуть одну или обе щеки, высунуть язык и т. д. При афферентной моторной афазии вследствие кинестетического дефекта вторично нарушается письмо (как самостоятельное, так и поддиктовку), причем затруднение артикуляции, например при выполнении инструкции) открыть рот) или зажать язык зубами. ухудшает написание слов.

2.3.5 НАРУШЕНИЕ СИЛЫ ВОЛЕВЫХ ПОБУЖДЕНИЙ

Снижение силы волевых побуждений выявлено при различных психических заболеваниях и органических поражениях головного мозга. Были выделены такие нарушения воли, как абулия, гипобулия, гипербулия и парабулия. Абулия (от греч. аbuIiа -- нерешительность) -- состояние безволия, отсутствие побуждения к деятельности. Больной прекращает всякую деятельность, утрачивает все желания. Он подолгу лежит или сидит в постели, часто в стереотипной позе. В конце концов больной перестает выполнять даже те действия, которые связаны с удовлетворением самых примитивных физиологических потребностей. Нередко при абулии отмечается мутизм -- молчание: больной не говорит, не отвечает на вопросы.

Под гипобулией понимают менее выраженное ослабление волевых побуждений. Гипербулия характеризуется кажущимся повышением волевой активности больного, хотя трудно представить себе, что воля может возрастать под влиянием болезни. Речь должна идти скорее о чрезмерно повышенном, маниакальном настроении, которое повышает активность.

Наиболее грубое нарушение действий при патологии воли выражается в различных формах ступора, состояниях полной обездвиженности. При одной из форм ступора -- каталепсии -- сохраняется автоматическая подчиняемость, когда больной застывает в приданном ему положении. Наиболее выраженной формой каталепсии является состояние восковидной гибкости. Больной сохраняет при этом любую позу, приданную его телу.

для больных неврозами характерны нерешительность, трудность инициации действия в соответствии с принятым решением.

В исследованиях м. О. Гуревича (1948) показано, что за волевые функции отвечают лобные отделы головного мозга. Больные с поражением левой лобной доли пассивны и настолько демобилизованы, что не способны к какому-либо произвольному усилию.

2.3.6 НАРУШЕНИЯ В РАЗВИТИИ ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ У УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ ДЕТЕЙ И ДЕТЕЙ С ЗАДЕРЖКАМИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Отклонения в развитии волевой сферы у детей с умственной недостаточностью были выявлены во многих исследованиях (Э. Я. Альбрехт, 1976; Л. С. Выготский, 1985; Л. В. Занков, 1935; И. П. Лаужикас, 1967; В. В. Лебединский, 1985; с. я. Рубинштейн, 1986, и др.).

Эти отклонения выражаются в безынициативности ребенка, в его неспособности к волевым усилиям при наличии трудностей, к волевым задержкам импульсивных реакций, в недостаточной способности к произвольной регуляции движений и познавательных психических процессов. При олигофрении и психопатии может наблюдаться смешливость -- реагирование смехом на малосмешные стимулы, что обусловлено отсутствием способности произвольно сдерживать смех.

Особая результаты исследований нарушений волевой регуляции у умственно отсталого ребенка, С. Я. Рубинштейн отмечает, что эти нарушения проявляются в разных ситуациях в различной степени. Наиболее отчетливо безынициативность детей проявляется в действиях, связанных с затруднениями, и в действиях с отдаленными результатами, которые не отвечают непосредственным желаниям ребенка. Там же, где действие прямо связано с удовлетворением желаний, такой ребенок показывает завидную настойчивость и целеустремленность, преодолевая значительные трудности. Следовательно, в наибольшей степени у умственно отсталых детей страдает способность к произвольному побуждению или торможению действий, т. е. то, что называется силой воли.

Аффективные расстройства у детей, как показано И. П. Лысенко (1982), тоже приводят к нарушениям волевой регуляции действий.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Психологические исследования воли в настоящее время оказались разделенными между разными научными направлениями: в бихевиористски- ориентированной науке изучаются соответствующие формы поведения, в психологии мотивации в центре внимания находятся внутриличностные конфликты и способы их преодоления, в психологии личности основное внимание сосредоточено на выделении и изучении соответствующих волевых характеристик личности. Исследованиями воли занимается также психология саморегуляции человеческого поведения. Иными словами, в новейший период истории психологии эти исследования не прекратились, а лишь утратили прежнее единство, терминологическую определенность и однозначность. Вместе с тем они оказались расширенными и углубленными по тематике за счет применения новых понятий, теорий и методов. Сейчас многими учеными предпринимаются усилия, направленные на то, чтобы возродить учение о воле как целостное, придать ему интегративный характер.

Судьбу психологических исследований воли В.А.Иванников — один из отечественных ученых, уделяющих этой проблеме значительное внимание, соотносит с борьбой двух трудно-согласуемых друг с другом концепций человеческого поведения: реактивной и активной. Согласно первой все поведение человека представляет собой в основном реакции на различные внутренние и внешние стимулы и задача его научного изучения сводится к тому, чтобы отыскать эти стимулы, определить их связь с реакциями. Для такой интерпретации человеческого поведения понятие воли не нужно.

Определенную отрицательную роль в отказе от психологических исследований воли и свертывании их, в утверждении реактивной концепции поведения как единственно приемлемой научной доктрины сыграли исследования рефлекторного поведения: безусловных рефлексов и условного (неоперантного) обусловливания. Рефлекс в его традиционном понимании всегда рассматривался как реакция на какой-либо стимул. Отсюда и понимание поведения как реакции. Симптоматично, что под влиянием рефлекторной концепции поведения в первые десятилетия нашего века психология в некоторых учениях была заменена на реактологию (К.Н.Корнилов) и рефлексологию (В.М.Бехтерев).

Согласно другой концепции, которая в последние несколько десятилетий набрала силу и находит все больше сторонников, поведение человека понимается как изначально активное, а сам он рассматривается как наделенный способностью к сознательному выбору его форм. Для такого понимания поведения воля и волевая регуляция поведения необходимы. Оно не только требует возвращения психологии ее прежнего названия как науки о внутреннем опыте, но и уделения достойного внимания проблеме воли в научных исследованиях человеческого поведения. Новейшая физиология высшей нервной деятельности в лице таких ученых, как Н.А.Бернштейн, П.К.Анохин, удачно подкрепляет и поддерживает эту точку зрения со стороны естествознания.

Но реактивные концепции поведения, особенно в самой традиционной павловской физиологии высшей нервной деятельности, по-прежнему сильны, и исход научной борьбы между ними и теорией активного волевого поведения будет существенно зависеть от того, насколько психологам удастся соответствующими экспериментальными данными доказать реальность иных, чем стимулы, источников поведенческой активности, насколько убедительно смогут они объяснить разнообразные виды поведения, не прибегая к понятию рефлекса. Большие надежды в этой связи возлагаются на современную психологию сознания и когнитивную психологию, на новейшие методы экспериментального исследования человеческой психики.

Как же с учетом сказанного понимается воля в современных психологических исследованиях? В.И.Селиванов определяет волю как сознательное регулирование человеком своего поведения, выраженное в умении видеть и преодолевать внутренние и внешние препятствия на пути целенаправленных поступков и действий. В те моменты деятельности, когда субъект сталкивается с необходимостью «преодолеть» себя (эмпирический уровень выделения препятствия, связанного с субъектом деятельности), его сознание на время как бы отрывается от объекта, предмета деятельности, или партнера и переключается в плоскость субъектных отношений.

Функцией волевой регуляции является повышение эффективности соответствующей деятельности, а волевое действие предстает как сознательное, целенаправленное действие человека по преодолению внешних и внутренних препятствий с помощью волевых усилий.

На личностном уровне воля проявляется в таких свойствах, как сила воли, энергичность, настойчивость, выдержка и др. Их можно рассматривать как первичные, или базовые, волевые качества личности. Такие качества определяют поведение, которое характеризуется всеми или большинством описанных выше свойств.

Волевого человека отличают решительность, смелость, самообладание, уверенность в себе. Такие качества развиваются обычно в онтогенезе несколько позже, чем названная выше группа свойств. В жизни они проявляются в единстве с характером, поэтому их можно рассматривать не только как волевые, но и как характерологические. Назовем эти качества вторичными.

Наконец, есть еще третья группа качеств, которые, отражая волю человека, связаны вместе с тем с его морально-ценностными ориентациями. Это — ответственность, дисциплинированность, принципиальность, обязательность. К этой же группе, обозначаемой как третичные качества, можно отнести те в которых одновременно выступают воля человека и его отношение к труду: деловитость, инициативность. Такие качества личности обычно формируются только к подростковому возрасту.

Волевое действие, необходимость в нем возникает тоща, когда на пути осуществления мотивированной деятельности появилось препятствие. Волевой акт связан с его преодолением. Предварительно, однако, необходимо осознать, осмыслить суть возникшей проблемы.

Волевая регуляция необходима для того, чтобы в течение длительного времени удерживать в поле сознания объект, над которым размышляет человек, поддерживать сконцентрированное на нем внимание. Воля участвует в регуляции практически всех основных психических функций: ощущений, восприятия, воображения, памяти, мышления и речи. Развитие указанных познавательных процессов от низших к высшим означает приобретение человеком волевого контроля над ними.

ГЛОССАРИЙ

Абулия (от греч. аbuIiа -- нерешительность) -- состояние безволия, отсутствие побуждения к деятельности

Афазия — полная или частичная утрата способности речи, возникающее при локальных поражениях коры левого полушария мозга.

Афферентация — постоянный поток нервных импульсов, поступающих в центральную нервную систему от органов чувств.

Волюнтаризм — ошибочное признание воли, а не разума, решающим фактором психической жизни личности.

Воля — способность к выбору деятельности и к внутренним усилиям, необходимым для ее осуществления.

Внимание — сосредоточенность деятельности субъекта в данный момент времени на каком — либо реальном или идеальном объекте — предмете, событии, образе, рассуждении.

Восприятие — целостное отражение предметов, явлений, ситуаций в их чувственно доступных временных и пространственных связях и отношениях.

Мистика — нечто загадочное, непонятное, необъяснимое.

Мышление — одно из высших проявлений психического, процесс познавательной деятельности индивида, характерный обобщенным и опосредованным отражением действительности.

Речь — сложившаяся исторически в ходе материальной преобразующей деятельности людей форма общения, опосредованная языком.

Теория — обобщение опыта, общественной практики, отражающее объективные закономерности развития природы и общества.

Патология — распад психической деятельности и личности при болезни.

Побуждение — мотивы и смысловые установки, обусловливаемые имеющим личностный смысл желаемым будущим.

Личность — конкретный живой человек, обладающий сознанием и самосознанием.

Мотивация — побуждение, вызывающие активность организма и определяющие ее направленность.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Словарь практического психолога / В. Шапарь. — М.: АСТ; Харьков: Торсинг, 2005. — 734, (2) с.

2. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: в 3 кн. — 4 — е изд. /Немов Р.С. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. — Кн. 1: Общие основы психологии. — 688 с.

3. Избранные философские произведения: В 2-х томах. / Дж. Локк -- М.: 1960. -- с. 259.

4. Толковый словарь современного русского языка. / Д.А. Романов. — М.: ЗАО «БАО — ПРЕСС», ООО «ИД РИПОЛ классик», 2005. — с. 448.

5. Атлас по психологии личности. / М.В. Гамезо, И.А. Домашенко. — М.: «Просвещение», 1986.

6. Введение в психологию: способности человека. / В.Д. Щадриков. — М.: «Логос», 2002.

7. Развитие высших психических функций. / Л.С. Выготский. — М.: 1982 г. т.3

8. Основы общей психологии. / С.Л. Рубинштейн. — СПб: Питер Ком, 1989, т.2

9. Умственные способности и возраст. / Н.С. Лейтес. — М.: 1981г

10. Научные основы психологии. / У. Джемс. — СПб., 1902.

11. На путях построения теории воли // Психологический журнал. / В.К. Калин. — Т. 10 — 1989 — № 2.

12. Основные проблемы патологической физиологии высшей нервной деятельности человека. / А.Г. Иванов — Смоленский. — М.: 1933.

13. Психология воли. / Е.П. Ильин. — С — Пб.: Питер, 2002.

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector