Правительство Российской Федерации 12

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Факультет мировой экономики и мировой политики

Школа востоковедения

КУРСОВАЯ РАБОТА

Роль ритуала (禮) в конфуцианстве

Студент группы № К-22

Гусева Анастасия Ярославна

Научный руководитель

Магомедова Камилла Гаджиевна

Москва, 2014 г.

Содержание.

Введение. 2

Внутренний аспект: моральное качество человека 2

Внешний аспект: налагаемая извне социальная форма 9

Заключение 12

Библиографический список 14

Введение.

Цель моей работы состоит в выявлении и анализе функций и значения понятия ритуала в конфуцианской философии.

Объектом моей работы является ритуал как философская категория конфуцианства. Предмет моей работы — функции и степень влияния ритуала на конфуцианскую философию древнего периода.

Актуальность темы моей курсовой работы связана с тем, что ритуал является одной из основных категорий конфуцианской философии, и в то же время значение иероглифа ли (禮) не всегда прозрачно. Конфуций считал ритуал чрезвычайно важным аспектом жизни человека, а представители других философий, в частности, легисты, упрекали конфуцианство в чрезмерной увлеченности именно ритуалом. Выявление и анализ функций ритуала в конфуцианстве, несомненно, дадут более глубокое понимание данной философской системы в целом.

Внутренний аспект: моральное качество человека

Согласно конфуцианской идеологии люди делятся на благородных мужей (цзюньцзы) и маленьких людей (сяо жень).

4 стр., 1650 слов

Социальная терапия при индивидуальной работе с пожилыми людьми и в учреждениях социального обслуживания

Социальная терапия – это комплекс решений, процедур, мероприятий и действий, направленных на решение социальных проблем различного уровня организации общества. В соответствии с объектом воздействия выделяются следующие виды социальной терапии: индивидуальная и групповая. Последняя подразделяется на семейную и сетевую. Семейная терапия - форма групповой терапии, ориентированная на системную работу ...

При этом цзюньцзы обладают добродетелями или, как минимум, стремятся ими обладать, в то время как сяо жень — люди низменные — их (добродетелей) по большому счету лишены. Благородный муж старается выстраивать свою жизнь и свое поведение в соответствии с ритуалом, а для сяо женей ритуал не значит слишком многого, они вполне могут не придерживаться норм поведения, которые он, ритуал, предписывает. А поведение человека во огромной степени зависит от воспитания. И ритуал ли в конфуцианстве — это одна из центральных категорий, в первую очередь, именно потому что он играет огромную роль в самом глубоком и важном, что есть в человеке — в его воспитании.

Идеалом государственного устройства конфуцианство считает то, как была устроена Поднебесная во времена совершенномудрых предков, которые и придумали ритуал, для того, чтобы управлять ей должным образом. То общество было гармоничным, идеальным. Каждый человек в таком обществе обладал собственной функцией, точно знал свое место. Никто не был обижен, потому что каждый вел себя в соответствии с ритуалом. Об этом есть фраза в Лунь Юе, сказанная одним из талантливейших учеников Конфуция Ю-цзы: «Использование ритуала ценно потому, что оно приводит людей к согласию. Путь древних правителей был прекрасен. Свои большие и малые дела они совершали в соответствии с ритуалом»1. Проще говоря, государственное устройство древних именно потому было идеальным, что правитель опирался на ритуал во всем: как в больших делах, так и в малых.

Благородный муж, конечно, в первую очередь, должен воспитывать себя сам. Хотя, родители тоже обязаны внушить своему ребенку правильные мысли и чувства, влиять на его суждения, обучая верным установкам. Конфуций даже вывел золотое правило для тех, кто стремится стать благородным мужем: «Не делай другим того, чего не желаешь себе»2.

5 стр., 2414 слов

Человек в психоанализе

Человек в психоанализе Содержание Введение 3 1. Человек в психоанализе 5 1.1 Исследование вопроса в мировой науке 5 1.2 Особенности психоанализа в России 5 2. Психоаналитическая философия и антропология 7 2.1 Психоаналитическая трактовка проблемы природы человека 7 2.2 Эрос в психоаналитике 8 2.3 Деструктивность в психоанализе 10 2.4 «Бессознательное» и «подсознательное» 12 Заключение 15 ...

Для того, чтобы стать благородным мужем, помимо всего прочего, нужно всегда во всем следовать гуманности (жень).

И это он должен делать в первую очередь. Так, например, Цзы-ся, один из учеников Конфуция, говорит: «Если кто-либо вместо любви к прекрасному избирает уважение к мудрости, отдает все свои силы служению родителям, не щадит своей жизни, служа государю, правдив в отношениях с друзьями, то, хотя о нем и говорят, что он не обладает ученостью, я обязательно назову его ученым человеком»3. В переводе Васильева эта фраза звучит несколько иначе: «…хотя бы и сказали, что он еще неучившийся, я непременно назову учившимся». Из этих слов можно сделать вывод о том, что самым важным в обучении человека, согласно конфуцианству, является почитание родителей и служение правителю. А исходя из разницы переводов, можно вполне предположить, что «ученый человек», в понимании конфуцианцев, это не тот, кто много знает или имеет авторитет в научной среде, а тот, кто приложил старание в своем обучении4.

Человеколюбие (жень) должно наставить человека на путь истинный и подтолкнуть к справедливости. Но научиться этому быстро невозможно. Конфуций говорит о том, что даже ему удалось «следовать желаниям его сердца и не нарушать ритуала» только к семидесяти годам, в то время как он уже в пятнадцать лет «обратил свои помыслы к учебе»5. Как я уже упоминала выше, главным аспектом учености конфуцианства является сыновняя почтительность и служение государю — то есть воспитание. Это значит, что Конфуций в свои пятнадцать лет, в первую очередь, обратил внимание на свое воспитание, учиться — значит воспитывать себя, следовать ритуалу. Васильев перевел эту фразу немного иначе: «…семидесяти лет (я мог) следовать (влечениям) желаниям сердца, не преступать правил»6. Если сравнивать перевод Переломова с переводом Васильева, можно увидеть, как близко значение слова «ритуал» со значением слова «правила» в конфуцианстве. Эта разница в переводах доказывает то, что ритуал в конфуцианстве — это не просто ритуальное действо, но свод правил, даже законов.

3 стр., 1332 слов

1. человек как личность

Вопросы по § 1. Человек как личность Главное качество человека, состоящее в способности усваивать достижения культуры, осознанно включаться в жизнь общества, быть её субъектом – это: биологическое; социальное (общественное); духовное; культурное. К характеристикам человека как биологического существа относится наличие: мышления; членораздельной речи; психики; высокоорганизованного мозга. Не ...

Также Конфуций в разговоре с Цзы-лу перечисляет шесть пороков. Из его слов понятно, что без любви к учению любая добродетель становится пороком7. С первого взгляда непонятно, как может отсутствие любви к обучению чему-то влиять на душевные качества человека. Но если и здесь понимать под обучением ритуал, то все становится на свои места. Ведь ритуал — это, в своем роде, ограничитель.

То есть, ритуал, фактически, помогает человеку понять, когда стоит остановиться или к чему следует стремиться. Ведь главной целью жизни человечества, согласно конфуцианству, все равно остается установление гармоничного общества. А для этого каждый член этого общества, каждый гражданин должен пребывать в гармонии, прежде всего, с самим собой. Каждая добродетель должна быть развита в меру, нужно во всем придерживаться «золотой середины», не переусердствовать. Именно ритуал и помогает человеку увидеть эти рамки, эту «золотую середину». Так что произвольное развитие какой-то одной добродетели, без видения рамок, вполне может привести и, скорее всего, приведет к тому, что человек из одной крайности (отсутствия добродетели), минуя золотую середину, перейдет к другой крайности — то есть переусердствует. Это одинаково плохо.

Безмерная же добродетель, не видящая границ, вполне может стать пороком, человек, не видящий рамок, пусть он даже полон благих устремлений, может просто перестараться в своей добродетели. И вот тогда человеколюбие превращается в тупость, а прямота — в грубость.

Исходя из вышесказанного, научиться следовать человеколюбию можно лишь подчинив свою жизнь ритуалу. Воспитать себя можно только после того, как исполнение ритуала станет естественным и собственные желания не будут ему противоречить.

7 стр., 3277 слов

Отношение человека к смерти в различные культурные эпохи

... и обществом. Эти ритуалы были составной частью общей стратегии человека в отношении к природе. Человек обычно заблаговременно чувствовал приближение ... свобода", "жизнь после жизни". Интересно, что американские студенты, согласно литературе, чаще всего отвечали, что смерть - "остановка ... по П. Арьесу) «Первый этап, который, собственно говоря, представляет собой не этап эволюции, а скорее состояние, ...

Конфуций много говорил о том, что человек должен следовать гуманности (仁), выполнять ритуал (禮), но причины, которые должные его, человека, побудить на это не называл. Первым теорию о причинах должного поведения выдвинул Мэн Кэ или Мэн-цзы, основатель идеалистического направления в конфуцианстве, который учился у внука Конфуция Цзы-сы. Также как Кун-цзы он путешествовал по разным княжествам, желая донести до правителей свои мысли, однако хотя мудреца везде принимали с почётом, выказывали уважение, советам его следовать не спешили8.

Васильев в своей оценке личных качеств Мэн Кэ ссылается на Джеймса Легга, переводчика трактата «Мэн-цзы» на английский язык, который отмечает, что многие современники Мэн Кэ считали его человеком по натуре высокомерным. Только после первых сорока лет своей жизни, которые он, вероятно, потратил на углубление своих знаний, конфуцианца официально пригласили в царство Ци, где провел около десяти лет в качестве советника. Там он вел себя горделиво и даже покровительственно, можно сказать поучал государя. Подарки он принимал так, чтобы показать, будто делает одолжение своему дарителю. Даже в царстве Тэн, правитель которой считал себя учеником Мэн Кэ, идеи Мэн-цзы не получили большого распространения, так как прекрасные поначалу отношения с государем довольно быстро испортились. Видимо, мудрец вел себя слишком горделиво, давал свои советы неподобающим, как считал сам правитель, тоном.

Но, все-таки, основной причиной крайней непопулярности его идей было то, что на время Мэн-цзы (4−3 века до нашей эры) пришёлся расцвет главного противника конфуцианства — легизма. Представители этой школы были прагматиками, добравшись до власти, они довольно эффективно решали проблемы государства, чем и снискали себе большую популярность. В таких условиях никто из государей особенно не желал прислушиваться к почтенному старцу, толкующему о добродетели и ритуале9.

Однако Мэн-цзы всё равно продолжал придерживаться собственных идей и преподавать их другим. Очень важной идеей в его учении стало «не выносящее страданий сердце»10. Мэн Кэ говорил, что человеческая природа изначально добра и может испортиться, превратиться в злую только под влиянием внешних сил. В качестве аргумента он приводил ныне знаменитый пример об упавшем в колодец ребенке. По мнению Мэн-цзы, в человеке уже заранее заложены добрые качества, всё, что нужно для развития в себе «сострадательного сердца». Соблюдение ритуальных норм должно помочь человеку достичь в этом совершенства.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... чувствами. Это изменит в корне мышление человека и его отношение к жизни. Преобразится (земной) человек, и преобразится планета… Подготовка к переходу ... радости каждому цветку. В тех или иных условиях человек действует согласно тому, как его научили или сам себя он ... Миру должно начинаться с первых дней земной жизни. Не условные (церковные) ритуалы и обряды, а сердечная молитва делает Прекрасный ...

Несмотря на то, что Мэн-цзы считал ли чем-то с рождения заложенным в природу человека, он также говорил, что «не выносящее страданий сердце» можно утратить. Так он открытым текстом заявлял о том, что правителя, утратившего нужные моральные качества, можно и должно свергнуть. Потому как без необходимых нравственных характеристик правитель перестаёт быть правителем и становится «всего лишь человеком». Об этом было сказано ещё в конфуцианской теории исправления имен. Нужно заметить, что Мэн-цзы вообще считал человека, лишенного добрых моральных качеств, уподобившимся животному, то есть уже не человеку вовсе. «То, чем человек отличается от птиц и зверей, незначительно. Многие отбрасывают это, но благородный человек сохраняет» («Мэн-цзы», ГХ b, 19).

Для Мэн-цзы, всё-таки, главным в государстве был простой народ, о чём он и заявляет в своём трактате «Мэн-цзы»: Народ — самое важное [в государстве]; духи земли и зерна — второе, а правитель — последнее" («Мэн-цзы», Vllb, 14).

В этих его словах можно увидеть подтверждение тому, что он считал государя, как бы, слугой народа. Видел его обязанным в первую очередь заботиться о народе, воспитывая в себе «сострадающее сердце» ко всем своим подданным. То есть государь, по мнению Мэн Кэ, в своем правлении, прежде всего, должен обращаться к самому себе, строить свою политику, исходя из потребностей народа. Ему следует требовать очень многого сначала от себя, а не заставлять простой народ подчиняться любым своим прихотям, как делали недостойные ваны (王).

4 стр., 1823 слов

1. Человек коммуникативный

homo communicans – человек общающийся. Русский мыслитель Пётр Чаадаев остроумно отметил: “Лишённые общения с другими созданиями, мы щипали бы траву, а не размышляли о своей природе”. И он был прав, поскольку естественным способом существования человека является его связь с другими людьми, а сам человек становится человеком только в общении. Следует отличать коммуникацию от общения. Коммуникация - ...

На этом примере очень хорошо видно то, что Мэн-цзы видел в ритуале нечто внутреннее. Ритуал — это, прежде всего, воспитание себя (даже для вана), а не способ насильно унифицировать жизнь простого народа указами сверху.

Вообще, любого рода отношения между людьми, согласно конфуцианству, должны основываться на ритуале. То есть у каждого человека по отношению к другим людям есть определенная роль, и отношения между двумя людьми будут складываться согласно правилам. Это значит, что сын должен относиться к отцу одним образом (это будут отношения отец-сын), а к старшему брату — другим образом (отношения старший брат — младший брат).

Все это должно происходить не как придется, а согласно тому, как устанавливает ритуал. Причем он регулирует не какой-то аспект отношений, а отношения в целом, даже то, как должен вести себя сын в отсутствии родителей или после их кончины. Конфуций на этот счет говорил: «Служить родителям при жизни по правилам ли, после смерти захоронить их по правилам ли и приносить им жертвы по правилам ли»11.

Внутрисемейные отношения крайне важны, потому как отношение сына к отцу — сыновняя почтительность — это зародыш отношения подданного к государю.

О сыновней почтительности Конфуций говорил следующее: «Если при жизни отца следовать его воле, а после его смерти следовать его поступкам и в течении трех лет не изменять порядков, заведенных отцом, то это можно назвать сыновней почтительностью»12.

То, что, по мнению Конфуция, сыновняя почтительность не мыслима без исполнения ритуала, можно понять из следующих его слов: «Сегодня почтительностью к родителям называют их содержание. Но люди содержат также собак и лошадей. Если родителей не почитать, то чем будет отличаться отношение к ним от отношения к собакам и лошадям?»13. То есть без соблюдения ритуала в отношениях с родителями не обойтись. Без почтительного должного отношения, без соблюдения правил в общении мы уподобляем собственных родителей животным, находящимся у нас на содержании. Именно уважение к статусу и соблюдение правил, а не только формальное исполнение долга, позволяет наладить и сохранить должные отношения.

Внешний аспект: налагаемая извне социальная форма

Основное отличие реалистического направления конфуцианства, основанного Сюнь-цзы, от идеалистического — это учение о природе человека. В то время как Мэн-цзы утверждал, что человек изначально добр, Сюнь-цзы говорил, что человеческая природа изначально зла и человеку в течение жизни приходится противостоять собственным низменным инстинктам и порокам.

Поэтому, как говорит Сюнь-цзы, мудрые правители древности и придумали ритуал, который делает возможным для человека удержание своей злой природы в рамках, воспитание себя и контроль своих желаний. Без ритуала все низменное, алчное в человеке выбралось бы наружу и «в Поднебесной воцарился бы хаос»14.

Во-первых, это коснулось бы отношений между людьми. Ведь согласно конфуцианству к каждому человеку нужно обращаться в соответствии с его статусом. О том, как важно не забывать о статусе человека и, соответственно, обращаться с ним согласно ритуалу, можно понять из слов Конфуция о супруге государя15. Правитель называет свою жену супругой, потому как она ею является. Она сама по отношению к себе перед лицом другого государя использует скромное «девочка». Жители государства используют более уважительное обращение — «супруга правителя». Учитель делает упор на то, что эта женщина не прекращает быть самой собой, физически она остается одним и тем же человеком, не смотря на то, кто к ней обращается. Меняется лишь ее статус и, как следствие, должное к ней обращение. Все это регулируется ритуалом и в данном случае хорошо понятно, насколько было бы неуважительно не следовать его предписаниям. Здесь также следует упомянуть перевод Васильева, так как Переломов считает, что жители Поднебесной перед жителями других государств должны называть супругу государя «маленькой правительницей». Такое обращение, на мой взгляд, имеет добродушный окрас. Но в переводе Васильева обращение, которое используют в разговоре с иностранцами, звучит как «недостойный малый государь». Такое обращение уже имеет несколько уничижительный оттенок.

Во-вторых, это непременно повлияло бы на поддержание порядка в Поднебесной. В данном случае, порядок означает не только спокойствие народа, отсутствие бунтов или войн, но также и следование правилам в церемониях и обрядах. Ведь если каждый будет точно знать, как ему поступать, не будет людей, которые не нашли своего места. Каждый житель Поднебесной будет следовать своему пути (дао) и будет счастлив.

Конфуций всю жизнь боролся за то, чтобы церемонии проходили согласно ритуалу. Для него было очень важно, чтобы все обряды и праздники проходили так, как должно, до каждой мелочи. Так, например, он сказал о роде Цзи: «Восемь рядов танцуют в храме. Если такое можно вытерпеть, то что же вытерпеть нельзя?»16.

Современному человеку, да к тому же не китайцу, такая дотошность в ритуале может показаться чрезмерной. Но дело в том, что такой танец в восемь рядов, согласно традиции, мог проводиться только на церемониях, устраиваемых ваном. А значит, этот человек, устроив у себя церемонию не по правилам своего ранга, фактически, приравнял себя к «сыну неба», оспорил его власть. Учитывая то, что ван может считаться легитимным, только получив Небесный мандат, этот человек из рода Цзи совершил не просто неправильный поступок, а самое настоящее кощунство, поставив под сомнение решение Неба.

Ситуация обострялась еще тем, что во времена Конфуция правители на местах стремились как можно сильнее и быстрее обособиться от главного правителя. Это были времена, как раз предшествующие периоду Чжаньго (периоду Сражающихся царств).

Поэтому с нарушением ритуала в церемониях Конфуций сталкивался довольно часто.

Сюнь-цзы, для которого также крайне важно было сохранение внешнего вида ритуальных действий, воспринимает ритуал совершенно по-другому, нежели, например, Мэн-цзы. Для Сюнь-цзы совершение ритуала — это просто следование этикету, выполнение норм поведения. Сам ритуал для него становится просто символом и ничем больше17. И благородные мужи, считает Сюнь-цзы, очень хорошо это понимают и готовы принять, в то время как простой народ принимает ритуал за магию (например, жертвоприношения).

В зависимости от того, как человек смотрит на ритуал, он счастлив или несчастен (благородный муж счастлив, а представитель простого народа — нет).

Конфуцианец говорит о том, что посредством ритуала люди просто выражают свои эмоции. Так, например, когда народ молится о дожде, он стремится выплеснуть свое беспокойство по поводу урожая. Если же человек начинает молиться богам с надеждой на то, что богу вслушаются в его мольбы и примут решение исходя из них, просто суеверие, что не должно и не хорошо.

Точно также дело обстоит и с траурными церемониями. С точки зрения разума, траур не имеет никакого смысла. Но, несмотря на это, человек не может и не должен забывать о ритуале. Смерть человека — это логический конец его жизни, и траур делает цикл завершенным. Траурная церемония имеет к жизни человека такое же значение, как и все, проводимые при его жизни. Умирая, человек уходит навсегда, поэтому траур — дань уважения, последняя возможность выказать свое почтение уходящим навсегда родителям или государю. Не исполнить ритуал, касающийся траура, это все равно что не исполнить любой другой ритуал, которого приходилось придерживаться, пока человек был жив18.

Стоит упомянуть, что в то время, как Мэн-цзы был категорически против закона (фа) легистов (придерживался традиционного конфуцианского понимания ритуала), пусть даже не особенно выступая против этой школы в открытую, Сюнь-цзы был поражен тем, чего представителям школы легизма удалось достичь в сфере управления государством. Тогда конфуцианец пошёл на компромисс, фактически приравняв ритуал (ли) закону (фа), то есть ритуал конфуцианства и закон легистов в философии Сюнь-цзы становились практически тождественными друг другу.

Но, все же, Сюнь-цзы утверждал, что именно ритуал является основой конфуцианства19. В каком-то смысле, ритуал даже важнее законов (фа), поскольку ли (禮) — тот же закон, только с сакральным подтекстом. Поэтому ритуал — важнейший аспект в управлении Поднебесной.

В конфуцианстве ритуал ли играл поистине огромную роль. Это стало одной из причин, почему именно его представители других философий (таких как легизм, моизм) избрали в качестве основного объекта критики. В частности, Мо-цзы, основатель моистской школы, критиковал конфуцианство за слишком сложный траурный обряд, а также за чрезмерное увлечение музыкой. По его мнению, такое отношение к ритуалу влекло за собой пустое растрачивание денег и сил.

Также были ещё и легисты, главные противники конфуцианства. Расцвет их школы пришелся как раз на жизнь Мэн-цзы и Сюнь-цзы. Точка зрения легистов, касательно государственного устройства, была прямо противоположна конфуцианской. В то время как представители конфуцианской школы настаивали на управлении при помощи ритуала и морали, легисты придерживались мнения, что наказания и законы действуют куда лучше и обвиняли конфуцианство в «педантизме и непрактичности»20.

Заключение

Итак, подводя итог, можно сказать, что у ритуала есть два аспекта: внутренний и внешний. Каждый из этих аспектов является сердцевиной направления в конфуцианстве, соответственно: идеалистического и реалистического.

Под внутренним аспектом понимается внутреннее моральное качество человека. Согласно идеалистическому направлению, природа человека изначально добра, а основой этого направления в конфуцианстве учение о «не выносящем страданий сердце». Именно потому, что человек от природы добр, он будет стремиться следовать гуманности и в этом ему поможет ритуал. В таком понимании ритуал очень важен в воспитании людей. При чем это касается всех людей, даже государя. Основателем этого течения конфуцианства является Мэн-цзы.

Под внешним аспектом ритуала подразумевается налагаемая извне социальная форма. Приверженцы реалистического течения считали, что изначальная природа человека зла и нуждается в шлифовке, чтобы в Поднебесной не воцарился хаос. Именно ритуал и выполнял бы в этом случае функцию регулятора поведения. В такой философской системе ритуал практически утрачивал бы свое внутренне значение и человек, выполняющий ритуал, понимал бы, что-то, что он совершает, не магия, а всего лишь должное поведение. Основателем реалистического течения является Сюнь-цзы. Он во многом учел точку зрения и опыт легистов, ярых противников конфуцианства, касательно закона. Фактически, между законом легистов и ритуалом, в том виде, в котором его понимал Сюнь-цзы, была не очень большая разница. Ритуал, хотя и имел, все-таки, сакральные истоки, также регулировал порядок в государстве, а также отношения между людьми.

Конфуций, который, несомненно, является самым главным авторитетом конфуцианства, много говорил о ритуале, но не устанавливал причины, подвигающие человека на исполнение ритуала. Его взгляды на это были слишком размыты, не достаточно четко выражены. Это позволило Мэн-цзы и Сюнь-цзы так радикально разойтись во мнениях. Также иероглиф ли (禮) можно по-разному трактовать: церемония, этикет, ритуал, благопристойность, этико-ритуальные нормы. Из-за таких разных (и даже противоположных) вариантов значения ритуал (禮) глубоко проник в философию конфуцианства, везде приходясь к месту и трактуясь философом в соответствии с той философской системой, которой он придерживался.

Библиографический список

Использованная литература

1. Фэн Ю-лань. Краткая история китайской философии. СПб.: Евразия, 1998

2. Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. — 2006. — 727 с. С. 297−299.

3. Васильев Л.С. Древний Китай: Том 3. Период Чжаньго (V — III вв. до н.э.), М.: Вост. Лит., 2006

Источники

  1. Переломов Л. С. Конфуций: «Лунь юй». М.: Вост. Лит., 1998.
  2. Беседы и суждения Конфуция /Пер. В.С. Васильева, П.С. Попова, В.А. Кривцова, И.И. Семененко, А.Е. Лукьянова. СПб., 1999.

1Переломов Л. С. Конфуций: «Лунь юй». М.: Вост. лит., 1998. Глава 1.12

2Там же. Глава 15.23

3Там же. Глава 1.7

4Беседы и суждения Конфуция /Пер. В.С. Васильева, П.С. Попова, В.А. Кривцова, И.И. Семененко, А.Е. Лукьянова. СПб., 1999. Глава 1.7

5Переломов Л. С. Конфуций: «Лунь юй». М.: Вост. Лит., 1998. Глава 2.4

6Беседы и суждения Конфуция /Пер. В.С. Васильева, П.С. Попова, В.А. Кривцова, И.И. Семененко, А.Е. Лукьянова. СПб., 1999. Глава 2.4

7 Переломов Л. С. Конфуций: «Лунь юй». М.: Вост. Лит., 1998. Глава 17.8

8Васильев Л.С. Древний Китай: Том 3. Период Чжаньго (V — III вв. до н.э.), М.: Вост. Лит., 2006. Глава 9

9Там же.

10Фэн Ю-лань. Краткая история китайской философии. СПб.: Евразия, 1998. Стр. 98

11 Переломов Л. С. Конфуций: «Лунь юй». М.: Вост. Лит., 1998. Глава 2.5

12 Там же. Глава 1.11

13 Там же. Глава 2.7

14Васильев Л.С. Древний Китай: Том 3. Период Чжаньго (V — III вв. до н.э.), М.: Вост. Лит., 2006

15 Переломов Л. С. Конфуций: «Лунь юй». М.: Вост. Лит. 1998. Глава 16.14

16 Переломов Л. С. Конфуций: «Лунь юй». М.: Вост. Лит. 1998. Глава 3.1

17Фэн Ю-лань. Краткая история китайской философии. СПб.: Евразия, 1998. Стр. 174

18Там же. Стр. 173

19Васильев Л.С. Древний Китай: Том 3. Период Чжаньго (V — III вв. до н.э.), М.: Вост. Лит., 2006. Глава Социо-этико-политические взгляды Сюнь-цзы

20Фэн Ю-лань. Краткая история китайской философии. СПб.: Евразия, 1998. Стр. 190

14