ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПОНЯТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ

ЛЕКЦИЯ 1. ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ ТРАВМЫ

Герой на перепутье обретает способность двигаться дальше.

Э. Цветков

1. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПОНЯТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ……………………………………….. 3

2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ПСИХИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ.. 9

2.1. Психоаналитическое понимание психической травмы.. 10

2.2. Экзистенциальный подход. И. Ялом. 12

2.3. Логотерапия В. Франкла. 13

2.4. Экзистенциально-гуманистическая психотерапия Дж. Бьюдженталя. 14

2.5. Гештальттерапия — терапия целостного опыта и контакта. 17

2.6. Соматическая терапия травмы П. Левина. 18

2.7. Толкование понятия «психологической травмы» в современных подходах 20

Цитированная и рекомендуемая литература. 21

 

В знойный летний день 1976 года двадцать шесть детей в возрасте от пяти до пятнадцати лет были похищены из школьного автобуса в небольшом калифорнийском городке. Их затолкали в два темных микроавтобуса, отвезли в заброшенную каменоломню и посадили в подземную камеру, продержав их в ней около тридцати часов. В конце концов, детей все же удалось спасти, и их сразу же направили в ближайшую больницу. Там им оказали первую медицинскую помощь, полученные ими раны были обработаны, но затем их сразу вернули домой, не проведя, однако, даже поверхностного психологического обследования. По словам двух больничных врачей, дети были «в порядке». Эти врачи просто не распознали, что с детьми что-то не в порядке, и что необходимо тщательное наблюдение за их состоянием. Спустя несколько дней, одного местного психиатра попросили встретиться с родителями этих детей из города Чаучилла. На встрече он категорически заявил, что психологические проблемы могут возникнуть не более, чем у одного из двадцати шести детей. Утверждая это, он выражал общепринятую в то время точку зрения психиатров.

Примерно через восемь месяцев после этого случая другой психиатр, Ленор Тэрр, начал проводить одно из первых научных исследований поведения детей, переживших травму. Его исследование коснулось также и тех детей. Вместо того, чтобы найти последствия травмы только у одного ребенка из двадцати шести, Тэрр получил совершенно противоположные результаты — практически все они продемонстрировали тяжелые долговременные влияния травмы на их психологическую и социальную деятельность, а также на состояние здоровья. У многих этих детей как раз только начались ночные кошмары. У них появились повторяющиеся ночные кошмары, тенденции к насилию, нарушилась способность нормально действовать в личных и социальных отношениях. Эти последствия настолько подрывали их здоровье, что жизни детей и структуре их семьи уже в ближайшие годы грозило полное разрушение. Однако среди детей был один 14-летний мальчик, который пострадал не так сильно, как все остальные. Его звали Боб Баркли. Вот краткое описание того, что произошло с ним во время того травматического события.

3 стр., 1402 слов

Памятка по профилактике боевых психических травм, оказанию психологической помощи военнослужащим

ПАМЯТКА Заместителям командиров по воспитательной работе и психологам частей по профилактике боевых психических травм, оказанию психологической помощи военнослужащим Основные симптомы боевых психических расстройств, полученные непосредственно на поле боя или при длительном участии в боевых действиях, приводятся в таблице 1. Симптомы боевых психических травм, вызванных высоким нервно-психическим ...

Дети были «заключены в яму» (в трейлер, погребенный под тоннами грязи и камней в заброшенной каменоломне), и просидели там почти целый день, пока один из них случайно ни оперся о деревянный столб, поддерживающий крышу. Тогда эта импровизированная подпорка рухнула, и потолок начал оседать прямо на них. К тому времени большинство детей уже переживало сильный шок — пребывая в состоянии оцепенения и полной апатии, они практически не способны были двигаться. Те из них, кто осознал серьезность происходящего, начали кричать. Эти дети понимали, что если они не выберутся оттуда в ближайшее время, то всех их ждет неминуемая смерть. Именно в этот критический момент Боб Баркли призвал на помощь еще одного мальчика, и вместе они начали рыть ход наверх. Под руководством Боба другие мальчики смогли выкопать в грязи небольшой тоннель, идущий сквозь потолок наверх, в каменоломню.

Все это время Боб оставался активным и деятельным, будучи в состоянии активно реагировать на кризисную ситуацию. И хотя другие дети спаслись вместе с ним, многие из них оказались гораздо более испуганными, выбравшись из подземелья. Если бы никто не призывал их с настойчивостью спастись из ямы, они так и остались бы под землей — в полной беспомощности. (Левин. Пробуждение тигра)

8 стр., 3804 слов

Нарушение ритма сердца у детей

ГОЧ БПО Нижегородской ГМА МЗРФ ЦПКИППС РЕФЕРАТ Тема: «Нарушение ритма сердца у детей» Курсант Кондратенко Нина Яковлевна Городец 2004 В структуре детской кардиологической заболеваемости и причин летальности ведущее место (60-70%) занимают нарушения сердечного ритма. Значимость НРС определяется их распространенностью, склонностью к хроническому течению, риском возникновения сердечной смерти, ...

Если вы ощущаете странные симптомы, которые никто вокруг не в состоянии вам объяснить, то, возможно, они возникли в результате травматической реакции на одно из прошлых событий, которое могло давно уже изгладиться из вашей памяти. Однако, вы не одиноки в своих переживаниях, и вы не сошли с ума. Все, что происходит с вами, имеет рациональное объяснение. Не считайте нанесенный вам вред непоправимым — все ваши симптомы можно уменьшить и даже устранить. Мы знаем, что травма приводит сознание в глубоко измененное состояние. К примеру, человек, попавший в автомобильную аварию, в первые минуты не испытывает никакой эмоциональной реакции на случившееся. Более того, он даже избавлен от каких-либо ясных воспоминаний или переживаний, что все это произошло на самом деле. Эти чудесные защитные механизмы (т.е. диссоциация и отрицание) позволяют нам пройти сквозь подобные критические периоды, ожидая с надеждой более безопасного времени и места, когда эти измененные состояния могли бы совсем исчезнуть.

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПОНЯТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ

Некоторые трудные жизненные ситуации привлекают большое внимание специалистов, так как они вызывают психические травмы. Данное явление чрезвычайно важно для психологического анализа, так как травма порой может разрушить всю адаптационную систему личности (в том числе и бессознательные установки).

Понятие психической (психологической) травмы разрабатывается в психологии достаточно давно. По некоторым данным (Л.В. Трубицина, 2005, М.М. Решетников, 2007), первым обратил внимание на ее разработку еще в 1859 г. Пьер Брике (1796–1881).

Он выдвинул идею, что истерические симптомы являются следствием травмирующего события, затем эту идею развивал Жан Мартен Шарко (1825–1893) в своей работе о психогенном происхождении истерии, и Пауль Мебиус (1853–1907), говоря о «болезнях, возникающих от представления». По другим (Л.А. Пергаменщик, 2005) – понятие заимствовано Д. Эрикштейном (Erichsen, 1882) из хирургии и означает «шок со взломом».

Следует отметить, что исследования психологической травмы изначально проводились в медицине в связи с Гражданской войной в Америке. «Синдром да-Коста» (кардиофобия) (от греч. syndrome — сочетание, kardia —сердце + phobos – страх) (1871), или «солдатское сердце», «болезненно чувствительное сердце» означает болезненные (тахикардия, боль в области сердца, головокружения, сердечная тревога, ослабление зрения и т. п.) ощущения в области сердца, не связанные с физиологическими изменениями, а являющиеся следствием травматических переживаний. В конце XIX века был введен термин «травматический невроз». В этот же период рядом авторов были описаны такие явления, как «военный невроз», «рентное заболевание», «невроз желания» и т. п. После Первой мировой войны появляется новая волна исследований, связанная с соответствующими событиями, влекущими за собой травматические переживания. Немецкий невролог Б.С. Оппенгеймер (1918) рассмотрел похожие психоневротические и сердечные проявления у солдат и назвал их «нейроциркуляторная астения». Причины появления описанных реакций он видел в органических нарушениях головного мозга, вызванных как физическими, так и психологическими факторами (Л.А. Пергаменщик, 2004).

18 стр., 8866 слов

Бумке Освальд — Современное учение о неврозах

... др. Проблема о сущности травматического невроза со времени мировой войны, несмотря на громадную литературу по ... Оно появляется в символической форме. Невротический симптом является возвращением вытесненного и дает удовлетворение, ... и заикании, о недержании мочи, о неврозах сердца и желудка - возникают у здоровых в ... , является лишь результатом влияния психической травмы, как об этом свидетельствуют в ...

Т. Льюис (1919) описал группу солдат со сходным набором симптомов, назвав это явление «сердце солдата» или «синдром напряжения». Затем С. Майер определил отличия между неврологическим расстройством «контузии от разрыва снаряда и «снарядным шоком». При этом контузия от разрыва снаряда рассматривалась им как неврологическое состояние, вызванное физической травмой, а «снарядный шок» – как психическое состояние, вызванное сильным стрессом (М.М. Решетников, 2006).

Но только трагический опыт Первой мировой войны со всей очевидностью поставил вопрос о травматическом неврозе, причем — сразу с признанием функционального характера и сугубо психологического происхождения последнего (то есть — без какого-либо анатомического субстрата, гистологических изменений, предшествующей интоксикации, инфекционного или травматического повреждения мозговой ткани).

До этого понятия «психическая травма» в официальной психиатрии фактически не существовало. Казалось бы — это было так давно! Но еще лет пять назад в процессе одного из консилиумов по поводу тяжелой психопатологии у молодого мужчины — участника Афганской войны (с яркой клиникой посттравматического стрессового расстройства) — один из моих уважаемых коллег недоуменно вопрошал: «Откуда такая клиника? Ни травм, ни ранений, ни контузий, ни даже падения с грузовика у него не было…».

7 стр., 3371 слов

Травма позвоночника, спинного и головного мозга

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ДВИГАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ 2. СИМПТОМАТОЛОГИЯ ДВИГАТЕЛЬНЫХ РАССТРОЙСТВ 3. ДВИГАТЕЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРИ ПАРЕЗАХ (ПАРАЛИЧАХ) ЦЕНТРАЛЬНОГО ГЕНЕЗА 4. ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ, ПРИВОДЯЩИЕ К НЕГАТИВНЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ ДВИГАТЕЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ЛИТЕРАТУРА ВВЕДЕНИЕ Все многообразие повседневной деятельности человека строится на основе произвольных движений. ...

Как видим, трагический опыт Первой мировой войны со всей очевидностью поставил вопрос о травматическом неврозе, причем сразу с признанием функционального характера и сугубо психологического происхождения последнего (без какой-либо анатомической причины).

Мы обращаем на это внимание потому, что изначально с момента возникновения данного понятия в психологии и психиатрии вслед за Э. Крепелиным, многие ученые придерживались позиции, что психические нарушения должны иметь этио-патогенетические факторы, т. е. вызываться вирусами, бактериями и т. п., и соответственно лечиться. Далее последовал опыт Второй мировой войны, который также способствовал накоплению клинических данных, что привело к существенному расширению представлений о психических страданиях. Реакции на участие в боевых действиях у разных авторов (Р. Гринкер, Д. Шпигель, 1945) назывались по-разному: «военная усталость», «боевое истощение», «военный невроз», «посттравматический невроз» (М.М. Решетников, 2006).

А. Кардинер (1941) провел одно из первых систематизированных исследований явления «хронический военный невроз» и дал комплексное описание симптоматики: возбудимость и раздражительность; безудержный тип реагирования на внезапные раздражители; фиксация на обстоятельствах травматического события; уход от реальности; предрасположенность к неуправляемым агрессивным реакциям (Л.А. Пергаменщик, 2004).

Во время Второй мировой войны терминология немного модифицируется и то, что является последствием травмы, обозначается термином «боевое переутомление», «патологическое горе». Э. Линдеманн в 1944 г. дает систематическое описание проявлений горя в труде «Симптомология и умение справляться с острым горем». Он же вводит понятие «патологическое горе». Данный синдром, по мнению автора, может развиваться непосредственно после несчастья или спустя некоторое время, может быть преувеличенно выражен или, наоборот, мало заметен. Э. Линдеманн вводит первую классификацию расстройств, наблюдаемых у пострадавших от несчастного случая. Сюда вошли соматические расстройства, чувство тоски, раздражение, утрата стереотипов поведения, гнев, аутодеструктивное поведение, изменение отношений с ближайшим окружением и т. п. (М.М. Решетников, 2006).

В период Второй мировой войны шизоподобных и шизофренических случаев описывается уже гораздо больше, выдвигая в качестве объяснения постулат: «если реальность нетерпима, человек порывает с ней». «Вторичные выгоды» или сознательная и бессознательная ориентация обратить свое страдание на пользу входит в картину травматического невроза.

9 стр., 4112 слов

1. Чрезвычайные ситуации: основные понятия и определения

Вводная лекция. (Лекция- 0). 1. Понятия о чрезвычайных ситуациях (ЧС), формирующих травмати-ческий стресс. (Термины и определения. Критерии ЧС. Классификация ЧС.Стадии (фазы) развертывания ЧС). История развития человеческого обществу неразрывно связана со стихийными бедствиями, авариями и катастрофами. Крупномасштабные ЧС приводили к подрыву экономических и политических систем, пересмотру вопросов ...

В психологии появляется и ряд научных данных, связанных с войной во Вьетнаме (1959–1975), повлекшей массовые самоубийства среди участников боевых действий, акты насилия и неблагополучия в семьях, негативные социальные контакты и т. п. В науке были установлены причины возникновения таких негативных явлений, разработаны методы диагностики и психотерапии, определены клинические симптомы.

Так, Б. Колодзин в обобщении своего практического опыта работы (1984–1987) с ветеранами вьетнамской войны выделяет следующие клинические симптомы ПТС:

– немотивированная бдительность;

– «взрывная реакция»;

– притупленность эмоций;

– агрессивность;

– нарушения памяти и внимания;

– депрессия;

– общая тревожность;

– приступы ярости;

– злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами;

– непрошенные воспоминания;

– галлюцинаторные переживания;

– мысли о самоубийстве;

– «вина выжившего» (Б. Колодзин. Как жить после психической травмы. М., 1992. С. 11–14).

Кроме этого, в истории психологии и психиатрии выделяется целый блок исследований психологической травмы и ее последствий в связи с экологическими катастрофами. После землетрясения в Мессине (1908) Н.Н. Баженов описал «аффекты ужаса». После землетрясения в Крыму (1927) ряд авторов описывают «острые нервные заболевания» с признаками шоковых и истерических психозов. В обобщающей монографии «Землетрясение в Крыму и нейропсихический травматизм» Л.Я. Брусиловский, Н.П. Бруханский, Т.Е. Сегалов (1928) приводят многочисленные примеры «нейропсихического травматизма» населения, где большинство в худшем случае сходит с ума, в лучшем – испытывает постоянное напряжение, тоскливое боязливое ожидание. Не зря Н.И. Пирогов обозначает войну медицинским термином «травматическая эпидемия», а С. Цвейг – «массовое духовное помешательство». То же можно отнести и к экологическим катастрофам. Все они могут быть названы эпидемией нейропсихического травматизма.

5 стр., 2322 слов

Работу с опорами в терапии можно вести по двум направлениям.

Особенности работы с паническими атаками В гештальт-терапии Подгорная-Горновская Виктория, гештальт-терапевт, супервизор Эта статья появилась, как результат анализа терапевтической практики автора в работе с людьми, страдающими паническими атаками. Данная работа впервые была представлена и защищена на сертификационной сессии третьей, супервизорской, ступени МГИ в 2013 г. в г. Киеве. Клиенты с ...

В 1952 г. Американская психиатрическая ассоциация создает диагностический и статистический справочник («Библия психотерапии») для классификации необъяснимых психических расстройств в связи с возникновением многочисленных симптомов при переживании человеком экстремальных ситуаций. То, что сейчас известно как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) в нем еще тогда не отмечалось как травма.

В 60-е годы расстройства, связанные с психической травмой обозначались (в основном в отечественной науке) как «шоковые психогенные реакции», «реактивные состояния», «реактивные психозы». В дальнейшем исследования таких ученых, как Р.С. Леопольд, Н. Диллон, В.Г. Нидерлэнд, Р.И. Лифтон, в связи с психической травмой обнаружили такие психические расстройства, как навязчивые и угнетающие воспоминания, приступы тревоги, определенные «синдромом выживших». Одновременно в научный обиход вводится понятие «синдром изнасилованных», как специфический психосоматический синдром, развивающийся в определенные сроки примерно у трети из числа подвергшихся изнасилованию.

Явление психологической травмы активно исследуется и в физиологии. Было бы несправедливо при изучении истории данного вопроса обойти этот достаточно трудоемкий и масштабный блок исследований стороной.

Так, в обычной, с позиции физиологов, не стрессовой ситуации у любого человека в коре головного мозга происходит обработка внешних стимулов, т. е. идет постоянное «отслеживание» ситуации при ее полном осознании и контроле. В стрессовой ситуации и перед лицом смертельной опасности человеческий организм не имеет времени на обычную переработку информации через кору головного мозга, и тогда срабатывают более простые и примитивные, инстинктивные защитные механизмы поведения, контролируемые нижерасположенными подкорковыми отделами головного мозга, осуществляющими эндокринную регуляцию и управление эмоциональными реакциями и состояниями. Другими словами, в экстремальных и стрессовых ситуациях, с точки зрения физиологии, информация об окружающей среде извне, минуя кору головного мозга, передается через таламус прямо в подкорку головного мозга. Амигдола, маленькая миндалевидная структура в подкорке головного мозга, ответственная за реакции страха, автоматически запускает механизм самосохранения, с помощью которого организм человека переключается на режим самозащиты еще до того, как он сам успевает даже подумать о грозящей ему опасности. Этот механизм можно обозначить известным в психологии словосочетанием «fight or flight» («борись или улетай»).

Это нормальная защитная реакция человеческого организма на опасность. Болезненное состояние может возникнуть лишь тогда, когда организм как бы «застревает» на такого рода реакции и воспринимает любую ситуацию как стрессовую. В таком понимании травма есть система нейропсихологических процессов, которые влияют на нейробиологические механизмы и обратно и происходят в определенных ситуациях.

Психологические травмы еще недостаточно изучены, и в этой области многие вопросы остаются пока без ответа. Например, вопросы, представляющие интерес не только для физиологов, но и для психологов: почему механизм самосохранения запускается так быстро и легко? Почему спустя годы после травмы человек ведет и чувствует себя так, как будто вновь и вновь предстает перед лицом опасности, хотя жизни человека уже ничто не угрожает?

Дискуссии на тему психической травмы между психологами и психиатрами – с одной стороны, и физиологами и медиками – с другой до сих пор продолжаются. Начавшись еще со времен В. Вундта и его ученика Э. Крепелина, вошедшего в историю мировой науки как одного из первых, кто заинтересовался проблемой психической травмы с точки зрения анатомических, нейроэндокринологических и биохимических патогенетических факторов, несомненно, играют огромную роль при изучении данного вопроса.

Психоаналитическое понимание психической травмы

Отдельное место в исследовании явления психической травмы занимают работы классика психоанализа 3. Фрейда. Именно в работах 3. Фрейда дается глубокое и точное осмысление самого понятия психологической травмы, которое он ввел в научный обиход более 125 лет тому назад. Более того, исследуемое нами понятие становится центральной категорией психоанализа и переосмысливается классиком и его учениками затем на протяжении всей жизни. На этом следует остановиться подробнее. М. Хан (Khan, 1963) предложил различать пять стадий аналитического понимания травмы в работах Фрейда и его последователей. Это разделение отчасти условно, отмечает Е.С. Калмыкова (2004), поскольку одна стадия не отменяет другую, они сосуществуют, усиливая и корректируя друг друга. Перечислим их:

1885–1905 гг. Психическая травма понимается как:

а) фактор окружения, который воздействует на Эго и с которым Эго не может справиться путем отреагирования или ассоциативной переработки;

б) как состояние застоя либидональной энергии, которую Эго не может привести к разрядке. Парадигмой этой травматической ситуации является сексуальное соблазнение.

См. работу 3. Фрейда «О психическом механизме истерических явлений» (1893).

1905–1917 гг. 3. Фрейд выделяет парадигмальные травматические ситуации – это:

а) страх кастрации;

б) сепарационная тревога;

в) первичная сцена;

г) Эдипов комплекс.

См. работы 3. Фрейда «О нарциссизме» (1914), «Влечения и их судьба» (1915), «Вытеснение» (1915), «Бессознательное» (1915), «Печаль и меланхолия» (1917).

1917–1926 гг. 3. Фрейд вводит принцип навязчивого повторения в его связи с инстинктом смерти. В силу этого, понятие травмы приобретает межсистемный и инстинктивный характер. Обширная литература о вине, мазохизме, меланхолии, депрессии, внутренней тревоге дает представление о подобной травме. Такое событие, как внешняя травма, в состоянии вызвать разнообразные нарушения функционирования энергии организма и запустить всевозможные защитные мероприятия.

См. работу 3. Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия» (1920).

1926–1939 гг. Фрейд четко различает травматические ситуации и ситуации опасности, которым соответствуют два типа тревоги: автоматическая и сигнальная, предупреждающая о приближении травмы. Фундаментальной детерминантой автоматической тревоги является наличие травматической ситуации, ее сутью является переживание беспомощности со стороны Эго перед лицом накапливающегося возбуждения, различные специфические опасности, которые могут обрушиться на человека в различные фазы жизни. Благодаря ревизии понятий «тревога» и «травматическая ситуация» беспомощность становится центральным переживанием в понятии травмы. Таким образом, интрапсихические, межсистемные и внешние источники травмы интегрируются в единое понятие.

См. работу 3. Фрейда «Торможение, симптомы и страх» (1926).

1939– 1960-е гг. К этой стадии развития психоаналитического понимания травмы относятся работы А. Фрейд, X. Гартмана и ряда других авторов, которые, делая акцент на взаимоотношениях ребенка с матерью как важнейшей детерминанте психического развития, задают совершенно иной угол зрения в обсуждении «психической травмы». К группе этих авторов относится и М. Хан (Khan, 1963), предложивший понятие «кумулятивной травмы» (от лат. cumulo– накапливаю, собираю) как результата постоянных неудач матери в выполнении ею функции так называемого «охраняющего щита», вследствие чего ребенок постоянно переживает психическое напряжение, которое не столько нарушает развитие, сколько отклоняет его, накапливаясь невидимо и неощутимо (Е.С. Калмыкова, 2004).

Таким образом, в наиболее общем виде психоанализ определяет психическую травму как неожиданное чрезмерное раздражение, под влиянием которого привычные способы функционирования психики оказываются бессильными, и Эго становится абсолютно беспомощным. То есть в определении есть и травматический агент и провоцируемое им состояние. Часто в психоаналитических определениях делается акцент на внутренних факторах травмы (онтогенетической и конституциональной предрасположенности человека к травме, дефекте переработки внутрипсихических конфликтов и пр.).

Как видим, в психологии к концу 70 – 80-х гг. был накоплен значительный материал о психологической травме и травматизации в связи с различными экстремальными событиями в жизни общества. Это еще раз подтверждает, что понятие психической травмы имеет право на существование.

Экзистенциально-гуманистическая психотерапия Дж. Бьюдженталя

Бьюдженталь не разрабатывал отдельно тему травмы и не предлагал специальных методов и подходов в работе с ней. Мы считаем, что подход Бьюдженталя является универсальным и применим к работе с травматическим опытом, а предложенные им категории и методы эффективны и для работы с травмами.

Рассмотрим их более подробно.

Д. Бьюдженталь сформулировал базовые измерения искусства психотерапевта: субъективность, забота, поиск, присутствие и определил систему конструктов «Я и Мир» (Бьюдженталь, 2001).

Он определяет субъективность как внутреннюю обособленную интимную реальность, в которой человек живет наиболее подлинно, элементами этой реальности являются восприятия, ценности, чувства, мысли, фантазии и сновидения. «Это бесконечный поток внутри нас, не прекращающийся ни днем, ни ночью, определяющий наши поступки и отношения к себе», а также источник интенциональности как направленности в будущее. В центре внимания экзистенциального терапевта — переживание клиентом своего бытия, осознавание или субъективность. Ощущать свое бытие — значит осознавать интенсивность, глубину, непрерывность потока субъективных переживаний. Нарушение соединенности с внутренним бытием — главный источник дистресса, с которым клиенты обращаются к терапевту. Главная задача экзистенциального терапевта, по мнению Бьюдженталя, — помочь клиенту в осознавании внутреннего бытия. Таким образом, локусом терапевтической работы является поток внутренних переживаний, или субъективность.

Субъективность является источником переживания «заботы» как проблемы или внутреннего дискомфорта, который побуждает клиента обратиться за помощью к терапевту. Переживание «заботы» несет в себе как боль, стресс, тревогу, так и надежду, стремление к изменениям и жизненные силы, способные осуществить эти изменения. В экзистециально-гуманистической терапии ведущим терапевтическим процессом является процесс поиска, который понимается как внутренне исследование субъективного опыта. Поиск для клиента — это путь самоисследования, это путь обретения более глубокого и ясного понимания своей собственной индивидуальности и потенциала. В ходе терапии, в процессе поиска происходит осознавание внутреннего опыта и изменения. Это новый способ открытия себя и своих новых ресурсов. Процесс поиска открывает доступ к скрытым возможностям клиента и развивает для него способность к более глубокому внутреннему осознаванию своих ресурсов, чувств, интенций, потребностей. Поиск пробуждает способность и силы к изменению. Процесс поиска — это пошаговый процесс. Задача терапевта — обеспечить непрерывность процесса поиска и проработать сопротивление.

Экзистециально-гуманистическая терапия полагает, что для того, чтобы происходил процесс поиска, должен присутствовать терапевт. Присутствие — это качество психотерапевтического контакта, качество нахождения в ситуации терапии, целостное включение в ситуацию терапии. Оно требует подлинного взаимного уважения между терапевтом и клиентом, заинтересованного заботливого отношения к клиенту. Присутствие предполагает способность находиться в моменте настоящего, осознавать себя в настоящем, быть сензитивным к внутренним переживаниям и к тому, что происходит во внешней ситуации. В процессе поиска происходит познание себя, своего Я, раскрытие своего потенциала на глубоком уровне. Происходит раскрытие и изменение своей идентичности. Бьюдженталь описывает идентичность как систему конструктов «Я и мир», как систему жизненных паттернов, включающих способ действия в мире, в жизненных ситуациях, преставление о себе, о своих возможностях, целях и ценностях. В практической работе с клиентом Бьюдженталь использует экзистециально-феноменологический подход — опирается на переживание клиента в настоящий момент и подчеркивает первостепенную роль процесса по сравнению с содержанием в ходе психотерапии (Бьюдженталь, 2006).

Он говорит о том, как важно для терапевта опираться на опыт настоящего — клиент приходит к нему прежде всего за новым опытом. Терапевт должен обращать внимание на то, что переживает клиент в момент терапии, и предоставлять обратную связь по поводу процесса (то есть направлять внимание клиента не только на содержание того, о чем говорит клиент, но и на его переживания, возникающие момент терапии, на способ его участия в работе, на изменения, наблюдаемые терапевтом). Эта техника получила название «комментарии по процессу». Бьюдженталь использует техники процессуальной работы в психотерапии. Эти техники можно назвать техниками внутренней процессуальной работы (Мазур, 2003).

Работа с настоящим является краеугольным камнем экзистециально-гуманистической терапии.

Описанные выше категории экзистенциально-гуманистической терапии применимы, безусловно, и для работы с травматическими переживаниями. Субъективность является и истоком реакции на травматическое событие. В ходе поиска травматическое переживании выступает как переживание «заботы». Процесс поиска позволяет раскрыть травматическое переживание, осознать его, открыть новые возможности для обретения смысла и разрешения травматического опыта. Разрешение травмы предполагает проработку экзистенциальных «данностей», таких как «смерть», «свобода», «изоляция», «бессмысленность», что позволяет прояснить смысл переживаний при психологической травме.

Интересно, что Бьюдженталь вводит дополнительно (по сравнению с И. Яломом) экзистенциальную данность «телесности», которая необыкновенно важна для работы с травмой, как будет показано дальше.

Соматическая терапия травмы П. Левина

Травма понимается как прорыв в барьере, защищающем человека от воздействий, сопровождающихся чрезвычайно сильным чувством беспомощности и испуга, переживаемого человеком при столкновении с внезапным, потенциально угрожающим его жизни событием, которое превосходит его возможности и которое он не способен ни контролировать, ни сколько-нибудь эффективно отразить (Levine, 1997; Zettl & Josephs, 2001).

П. Левин пишет, что обычно травму связывают с воздействием таких шоковых событий, как война, физическое, эмоциональное или сексуальное насилие, несчастные случаи или природные катастрофы. Однако и многие «обычные» или даже кажущиеся на первый взгляд вполне благоприятными события могут быть не менее травматичными.

Механизм травмы понимается как незавершенная естественная реакция человека на травматическое событие, которая проявляется на уровне целостного опыта, включая уровень телесного реагирования. Эти защитные реакции, по Левину, имеют природную, инстинктивную основу, они присущи человеку как живому существу и выражаются в виде адаптивных реакций бегства, борьбы или замирания (оцепенения).

Исходя из данного понимания механизмов травмы, исцеление предполагает завершение незавершенных телесных реакций и снижение гипервозбуждения нервной системы, вызванного стрессом.

Ради исцеления от травмы людям вовсе не обязательно копаться в старых воспоминаниях и заново переживать свои болезненные эмоции. На самом деле, тяжелые и болезненные эмоции могут привести к повторной травматизации. Для того чтобы освободиться от своих симптомов и страхов, нам нужно сделать всего одну вещь: пробудить свои глубинные физиологические ресурсы и сознательно их использовать.

П.Левин Пробуждение тигра

С точки зрения П. Левина, психологическая травма возникает в первую очередь из-за отсутствия индивидуальных ресурсов, необходимых для преодоления травмирующего события. К образованию травматических симптомов приводят такие факторы, как неспособность эффективно противодействовать стрессогенному фактору (то есть невозможность сопротивления или бегства); невозможность разрядить энергию, блокированную в состоянии оцепенения. Он полагал также, что разрушительная сила психической травмы зависит от индивидуальной значимости, которое травмирующее событие имеет для человека, и его способности к саморегуляции (Levine, 1997).

2.7. Толкование понятия «психологической травмы» в современных подходах

Продолжая анализ становления и развития понятия «психологической травмы», остановимся на справочной литературе.

В Большом энциклопедическом словаре (БЭС) травма (trauma) определяется как «повреждение тканей организма человека или животного с нарушением их целостности и функций, вызванное внешним (главным образом механическим, термическим) воздействием» (БЭС, 1998. С. 1359).

М.М. Решетников делает попытку сравнить само понятие и явления «психической травмы» с хирургическими терминами и находит массу аналогий. Так, в хирургии раны бывают открытыми и закрытыми, зияющими и асептическими, осложненными вторичной (присоединившейся) инфекцией, заживающими первичным или вторичным натяжением, не оставляющими последствий или завершающимися тяжелыми (келоидными) рубцами, требующими дополнительного хирургического вмешательства, но уже в безопасных условиях и при анестезии некоторые легкие травмы остаются практически незамеченными.

В Словаре русского языка С.И. Ожегова, травма – это «повреждение органа, ткани в результате внешнего воздействия. (Получить, нанести травму. Производственная травма (полученная на производстве в результате нарушения техники безопасности).

Бытовая травма (полученная в бытовых условиях).

Психическая травма (нервное потрясение)».

Как видим, С.И Ожегов, рассматривая понятие травмы, вводит в качестве разновидностей еще и психическую травму и обозначает ее нервным потрясением.

В Толковом словаре психиатрических терминов травма психическая определяется как патогенное эмоциональное воздействие на психику человека, которое при специфически-личностной значимости и недостаточности психологических защитных механизмов может привести к психическому заболеванию. Травма психическая, таким образом, может служить причиной возникновения психогенно-реактивного заболевания или фактором, провоцирующим начало эндогенного процесса.

В современном психоаналитическом сообществе понятие травмы операционализируется посредством следующих категорий:

1) наличие внешнего события, субъективно переживаемого индивидом как травматическое;

2) психопатологические последствия травматического события, возникающие немедленно, а также отсроченные, включающие ограничения функционирования Эго, нарушения объектных отношений, психосоматические расстройства, аффективные нарушения и т. п.;

3) усиление подверженности будущей травматизации вследствие пережитого травматического события;

4) травма как причина любой психопатологии и, следовательно, фокус психотерапевтической техники (Л.В. Трубицына, 2005).

Таким образом, несмотря на разрозненность взглядов, в психологии под психической травмой понимается переживание, выходящее за рамки нормального привычного опыта, обусловленное событием, которое у большинства людей вызвало бы страх, ужас, беспомощность. Особенно это касается ситуаций, которые человек воспринимает как угрозу для своей жизни или жизни близких ему людей. Причем надо отметить, что часто важна не столько объективная опасность и тяжесть события, сколько субъективное их восприятие и оценка.

 

Психологический практикум: Материал для обсуждения. О гвоздях

Цитированная и рекомендуемая литература

1. Большой энциклопедический словарь. М.: Большая российская энциклопедия, 1998.

2. Калшед Д. Внутренний мир травмы. Архетипические защиты личностного духа: Пер. с англ. М.: Академический проект, 2001.

3. Калмыкова Е.С. Реконструкция психической травмы: восстановление связи времен и событий // Журнал практической психологии и психоанализа, 2003. № 3.

4. Колодзин Б. Как жить после психической травмы. М., 1992.

5. Магомед-Эминов М.Ш. Психология уцелевшего // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 2005. № 3.

6. Магомед-Эминов М.Ш. Трансформация личности. М.: Психоаналитическая ассоциация, 1998.

7. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Советская энциклопедия, 1973.

8. Осухова Н.Г. Человек в экстремальной ситуации: теоретические интерпретации и модели психологической помощи // Развитие личности, 2006. № 3.

9. Пергаменщик Л.А. Кризисная психология: учеб. пособие. Минск: Выш. шк., 2004.

10. Решетников М.М. Психическая травма. СПб.: Восточно-европейский институт психоанализа, 2006.

11. Толковый словарь психиатрических терминов / Сост. В.М. Блейхер, И.В. Крук. М., 1995.

12. Трубицына Л.В. Процесс травмы. М.: Смысл: ЧеРо, 2005.