Проблема одиночества в пожилом возрасте

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ Г. Р. ДЕРЖАВИНА"

Институт психологии

Кафедра педагогической и возрастной психологии

Дипломная работа

Проблема одиночества в пожилом возрасте

«Допущена к защите»

Заведующий кафедрой,

Профессор М.И. Старов

Студентка 5 курса, 2 группы,

очной формы обучения

Дубенская Анна Юрьевна

Научный руководитель:

Н.Б. Николюкина, к.ф.н., доцент

Тамбов — 2008

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы одиночества в пожилом возрасте

.1 Понятие одиночества

.2 Особенности переживания одиночества на разных возрастных этапах

.3 Современные исследования одиночества пожилых людей

Глава 2. Психологическая характеристика личности в позднем возрасте

.1 Стратегии отношения к старению

.2 Психологическая специфика социализации личности в пожилом возрасте

Глава 3. Экспериментальное изучение особенностей переживания одиночества и готовности к возрастно-временным изменениям в пожилом возрасте

.1 Описание методик, организация и проведение исследования

.2 Анализ результатов, выводы и рекомендации

Заключение

Список используемой литературы

Приложения


Введение

Одной из серьезнейших проблем человечества является проблема одиночества. Одиночество всегда сопровождало жизнь человека. Его преодоление для многих становится трудной задачей. Не всегда состояние одиночества воспринималось индивидом как личная проблема. Одиночество возникало у человека лишь в моменты его полной физической изоляции от общества, принимающей формы обрядов и испытаний, насильственного изгнания из рода или добровольного уединения с целью самосовершенствования.

Интерес к обсуждаемому феномену как социально-психологическому возник с XVIII в., что совпало с расцветом романтизма в искусстве. Ведущий мотив творчества данного периода — рефлексия истоков уединения, противостоящего конформному обществу и помогающего сохранить свою индивидуальность. В XX в. проблема одиночества выходит за рамки традиционной формы — одиночество становится сугубо личностным явлением. Теперь иначе осмысляется степень влияния общества на индивида и большее значение придается тому, как сам человек определяет свое положение в обществе в зависимости от своего внутреннего мира. Смещение акцентов, усиливающих психологическую окрашенность феномена одиночества, по мнению И.С.Кона связано, с одной стороны, с развитием самосознания человека, а с другой — с социальными изменениями.

7 стр., 3458 слов

Проблема переживания людьми чувства одиночества

... обнародовали одиночество пожилых людей, одиночество старости, в зону социального риска, вызываемого отчуждением, были включены подростки, молодежь. О проблеме одиночества стали ... упор на значение событий, происходящих в жизни человека в зрелом возрасте (например, развод). Формулируя свою точку зрения ... в стремлении ребенка к контакту. В подростковом возрасте она принимает форму потребности в приятеле, с ...

В зарубежной психологии разработан ряд теоретических моделей одиночества, ставших уже традиционными. Экзистенционалисты видят истоки одиночества в самой природе человека. По мнению неофрейдистов, состояние одиночества определяют внешние условия, формируя у человека патологические черты характера или мешая ему реализовывать свои глубинные потребности. В гуманистической психологии феномен одиночества понимается как конфликт между «истинным» и «социально желательным» Я. В социологической традиции одиночество индивида рассматривается как нормативный среднестатистический показатель, зависящий от процессов, происходящих в обществе [15].

Американские исследователи У. Снетдер и Т. Джонсон считают, что «одиночество становится всепроникающим явлением в нашем обществе. Ярко выраженное одиночество — это главная проблема как в аспекте личного, так и общественного духовного благополучия».

Н.Е. Покровский отмечает, что многие исследователи сходятся на том, что одиночество в самом общем приближении связано с переживанием человеком его оторванности от сообщества людей, семьи, исторической реальности, гармоничного природного мироздания. Однако современный человек ощущает одиночество наиболее остро в ситуациях интенсивного и подчас принудительного общения — в городской толпе, в кругу собственной семьи, в среде друзей.

Одиночество испытывают как мужчины, так и женщины, люди разных возрастов. Причины могут быть различны, но в любом случае, эти переживания резко снижают возможность созидательной активности на благо общества, самореализации. Многим людям нужна психологическая помощь. Подлинные субъективные состояния одиночества обычно сопровождают симптомы психических расстройств, которые имеют форму аффектов с явно негативной эмоциональной окраской, причем у разных людей аффективные реакции на одиночество различные. Одни одинокие люди жалуются, например, на чувство печали и подавленности, другие говорят о том, что испытывают страх и тревогу, третьи сообщают о горечи и гневе.

12 стр., 5929 слов

Проблемы возраста человека 2

... традициями и личностным опытом. Объектом исследования является человек. Предметом исследования является проблемы возраста человека. Цель работы: выявить особенности проблемы возраста человека. Для достижения цели работы ... , связанной с разлукой со значимыми близкими, сопровождающимися неадекватными страхами одиночества и расставания, ночными кошмарами, социальной аутизацией и рецидивирующими сомато ...

Нередко одиночество возникает по независящим от человека причинам. Вдовство, развод или разрыв личных отношений — наиболее распространенные социальные причины, ведущие к одиночеству. В подобных случаях оно зарождается вследствие внезапно возникающей полной или частичной эмоционально-психологической изоляции человека от людей, составляющих привычный круг общения.

В преклонном возрасте реальность старения влечет за собой много причин одиночества. Взрослые дети отдаляются от родителей. Умирают старые друзья, и хотя их можно заменить новыми знакомыми, мысль, что ты продолжаешь свое существование, не служит достаточным утешением. Со старостью приходят опасения одиночества. В целях наилучшего приспособления к среде человек должен иметь и того, к кому он лично привязан, и много друзей. Дефицит каждого из этих различных типов отношений может привести либо к эмоциональному, либо к социальному одиночеству. Следует заметить, что старые люди по- разному воспринимают одиночество. Некоторых одиночество мало тяготит. Скорее всего, это люди, которые в молодости испытывали потребность одиночества. Поэтому считаем работу по исследованию одиночества в пожилом возрасте достаточно актуальной.

Целью работы является современное осмысление одиночества на поздних этапах онтогенеза.

Объект исследования — феномен одиночества.

Предмет исследования — особенности одиночества в пожилом возрасте.

Цель, объект и предмет исследования обусловили постановку следующих задач:

. Проанализировать работы отечественных и зарубежных исследователей, посвященных проблеме одиночества.

. Раскрыть социально-психологическую природу одиночества.

17 стр., 8001 слов

Функциональные состояния человека

... , стадий врабатывания и оптимальной работоспособности. Для исследования широкого спектра состояний работающего человека также используется термин «напряженность». Степень напряженности ... мира. Христина Риттер, проведшая 60 суток в одиночестве в условиях полярной ночи на Шпицбергене, рассказывает, что ... и преемником. 11. Если сотрудник достиг пенсионного возраста, но еще хочет работать, то по его ...

. Исследовать особенности переживания одиночества в пожилом возрасте.

. Разработать рекомендации по снижению переживания одиночества в пожилом возрасте.

Для решения поставленных задач использованы следующие методы: анализ философской, социологической и психологической литературы, методы психодиагностики:

1. «Как Вы себя чувствуете в этой жизни?» для выявления субъективного ощущения человеком своего одиночества (Д.Рассел, Л. Пепло, М. Фергюсон).

2. Опросник «Готовность к возрастным изменениям» (Н.С. Глуханюк, Т.Б. Гершкович).

Гипотеза: В ходе исследования было выдвинуто предположение о том, что пожилые люди готовые к освоению возрастно- временным изменениям менее подвержены одиночеству.

Практическая значимость. Данные исследования могут быть использованы в деятельности психологов и работников социальной сферы различных учреждений по оказанию психологической помощи лицам пожилого возраста.

Экспериментальной базой исследования выступил КЦСОН Октябрьского района города Тамбова и ТОГСУСО «Тамбовский дом — интернат для ветеранов войны и труда». В исследовании приняли участие 30 пожилых людей в возрасте от 58 до 87 лет, 20% из которых лица мужского пола.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы исследования излагались на ежегодной студенческой конференции в апреле 2008 года.

Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемой литературы (43) и приложений. Работа иллюстрирована таблицами (2) и диаграммами (2).

Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы одиночества в пожилом возрасте

.1 Понятие одиночества

В ХХ веке проблема одиночества получила небывалый по значению философско-этический статус: в ней увидели один из вечных, роковых источников не только трагической безнадежности существования человека, но и хода всей истории. Так что же такое одиночество? Обратимся к этимологии слова «одиночество».

6 стр., 2653 слов

Одиночество — состояние ищущее

... ... Одиночество - состояние ищущее из беседы с Михаилом Рыбьяновым, "Вечерняя Москва" М.Р. - Владимир Львович, часто ли к вам приходят люди, жалующиеся на одиночество, мучающиеся одиночеством ... к другу, но стремятся вслепую, не узнавая, сталкиваясь и калечась... Одиночество - состояние ищущее. Как призвал мой собеседник Иван Халявин: Одинокие всех стран ...

Слово «одиночество» происходит от слова «один». В малом толковом словаре русского языка дается следующее определение данному понятию: одиночество — состояние одинокого человека [20].

Психологический словарь трактует одиночество следующим образом — один из психогенных факторов, влияющих на эмоциональное состояние человека, находящегося в измененных (непривычных) условиях изоляции от других людей [24].

Проблема соотношения одиночества и общества была затронута Н.А.Бердяевым. Человек, по мнению Бердяева, в своей беспомощности и покинутости ищет спасение в коллективах. Но коллектив всегда авторитарен, в нем центр сознания и совести помещен вне личности. Размышляя об одиночестве, Бердяев указывал, что человек имеет священное право на одиночество, так как через момент одиночества рождается личность, самосознание личности, в одиночестве переживается единственность и неповторимость человеческого Я.

Одиночество — это своеобразный контрапункт общности, необходимый для удовлетворительного существования. Конструктивное общение (совместное пребывание) предполагает индивидуальные способности уметь быть одному. Тем самым запрещается понимание одиночества как исключительно патологического явления. Преодолеть концепции «дефицита», где одиночество понимается как результат дефицита социальных связей, есть важное условие успешного изучения этого явления.

В. Соловьев называл одиночество «ложным положением», которое от безмерной сосредоточенности на себе становится злым. Человек начинает искать средство от одинокой тревожности и страха. Он инстинктивно чувствует, что ощущение одиночества устраняется посредством единения с другими. И часто, не находя живых «компаньонов», сосредотачивает внимание на приобретении неодушевленных их заменителей: становится коллекционером, приобретателем, стяжателем, агрессивным. Обладание становится формой социально — психологической защиты от страха одиночества, человек делается жадным, и его алчность распространяется на вещи, впечатления, еду, информацию, отношения.

1 стр., 448 слов

Понятие личности в психологии. Человек, индивид, личность, индивидуальность

... . в мышлении, памяти, воображении и т.д.). Критерии определения личности: это человек с определенным достаточно высоким уровнем психического развития способность преодолевать непосредственные ... индивидуальность близки по значению. Индивидуальность – одна из сторон личности. Индивидуальность — сочетание психологических особенностей человека, составляющих его своеобразие и его отличие от других ...

Л.П. Гримак считает, что «одиночество может быть и полезно и необходимо человеку как средство лечения души, восстановления себя, своей самости, средство самосовершенствования. Человеку необходимо периодически оставаться наедине с собой, со своими мыслями и чувствами, со своими сомнениями и тревогами, находить лишь в самом себе и слушателя, и собеседника, советчика и утешителя» [42, с.18].

Э. Фромм рассматривает одиночество как универсальное, устойчивое переживание, априори присущее свободной личности на всех этапах ее развития.

Анализ современной научной литературы, посвященной теме одиночества, особенно в психологической области, показал, что одиночество понимается как один из видов тензионного состояния. В психологии состоянием называют некую внутреннюю характеристику психики человека, относительно неизменную во времени составляющую психического процесса. Тензионное состояние — состояние, отражающее степень напряжения. Одиночество как тензионное состояние, по мнению Г. М. Тихонова, представляет собой серьезный фрустрирующий фактор [36].

Интересный взгляд на одиночество предлагает Э. Эриксон, который считает, что состояние одиночества — это временно возникающее ощущение собственной автономности, и поэтому его не стоит расценивать как феномен, имеющий универсальный статус. Это состояние переживается лишь в определенные периоды жизненного цикла, например, в возрасте 25 лет, когда человек решает основную задачу определенного этапа жизни в пользу ориентации на «близость или изоляцию» [38].

Д. Перлман и Л. Пепло предложили ряд моделей одиночества в работе «Теоретические подходы к одиночеству» [23, С. 152 — 168].

Психодинамические модели. Первый психологический анализ одиночества опубликовал Зилбург (1938 г.).

Он различал одиночество и уединенность. Уединенность — «нормальное» и «преходящее умонастроение», возникающее в результате отсутствия конкретного «кого-то». Одиночество — это непреодолимое, постоянное ощущение. Согласно Зилбургу, одиночество становится отражением характерных черт личности: нарциссизма, мании величия и враждебности. Он проследил происхождение одиночества, начиная с детской колыбели. Ребенок узнает радость быть любимым и вызывать восхищение вместе с потрясением, порожденным тем, что он — маленькое, слабое существо, вынужденное ждать удовлетворения своих потребностей от других. Это и есть по Зилбургу, зародыш отчужденности, враждебности и бессильной агрессивности одинокого. Салливан (1953 г.) также усматривал корни одиночества взрослого в его детстве. Он установил движущую силу потребности в человеческой близости. Впервые эта потребность появляется в стремлении ребенка к контакту. В подростковом возрасте она принимает форму потребности в приятеле, с которым можно обменяться своими сокровенными мыслями. У подростков, испытывающих недостаток социальных навыков вследствие неправильных взаимоотношений с родителями в детстве, как правило, возникают трудности при установлении приятельских отношений со сверстниками. Эта неспособность удовлетворить подростковую потребность в интимности может привести к глубокому одиночеству. Ф. Фромм-Рейхман (1959 г.), признает влияние Салливана на ее понимание данной проблемы и соглашается с его точкой зрения о том, что одиночество — «чрезвычайно неприятное и гнетущее чувство». Основываясь на результатах своей работы с шизофрениками, Фромм-Рейхман считает одиночество экстремальным состоянием. «Одиночество превращает людей… в эмоционально парализованных и беспомощных». Так же, как и Салливан и Зилбург, Фромм-Рейхман прослеживает происхождение одиночества вплоть до личностного опыта, приобретенного в детстве. Возможно, психодинамически ориентированные теоретики в большей мере, чем какая-либо другая группа исследователей, склонны считать одиночество результатом ранних детских влияний на личностное развитие.

15 стр., 7394 слов

Понятия личность, человек, индивид, индивидуальность и их соотношение

... . Индивид - исходное состояние человека в филогенетическом и онтогенетическом развитии. Личность же рассматривается как результат развития индивида, воплощение собственно человеческих качеств. Личность - это социальная сущность человека. Определение. Личность ...

Феменологическая теория. Карл Роджерс (1961), разработавший сконцентрированную на личности больного терапию, является наиболее известным сторонником феноменологического направления. Роджерс дважды обращался к теме одиночества; его анализ основан на «Я-теории» личности. Роджерс полагает, что общество вынуждает индивида действовать в соответствии с социально оправданными, ограничивающими свободу действия образцами. Это ведет к противоречию между внутренним истинным «Я» индивида и проявлениями «Я» в отношениях с другими людьми. Одно лишь исполнение социальных ролей, неважно, насколько оно адекватно, ведет к бессмысленному существованию индивида. Индивид становится одиноким, когда, устранив охранительные барьеры на пути к собственному «Я», он, тем не менее думает, что ему будет отказано в контакте со стороны других. Роджерс говорит об этом так: «Одиночество… наиболее резко и болезненно проявляется у тех индивидов, которые по той или иной причине оказываются — будучи лишенными своей привычной защиты — уязвимыми, испуганными, одинокими, но обладающими истинным „Я“ и уверенными в том, что будут отвергнуты всем остальным миром». Согласно Роджерсу, уверенность в том, что истинное «Я» индивида отвергнуто другими, «держит людей замкнутыми в своем одиночестве». Страх быть отвергнутым приводит к тому, что человек придерживается своих социальных «фасадов» (ролей) и поэтому продолжает испытывать опустошенность.

Экзистенциальный подход. Экзистенциалисты принимают в качестве точки отсчета тот «факт», что люди изначально одиноки. Никто другой не может разделить с нами наши чувства и мысли, разъединенность есть сущностное состояние наших переживаний. Сторонники данной точки зрения зачастую сосредоточиваются на вопросе о том, как люди могут жить, будучи одинокими. Ярким выразителем этого направления стал Мустакас (1961 г.).

Он подчеркивает значение различия между «суетой одиночества» и истинным одиночеством. «Суета одиночества — это система защитных механизмов, которая отдаляет человека от решения существенных жизненных вопросов и которая постоянно побуждает его стремиться к активности ради активности совместно с другими людьми». Истинное одиночество же проистекает из конкретной реальности одинокого существования и из столкновения личности с пограничными жизненными ситуациями (рождение, смерть, жизненные перемены, трагедия), переживаемыми в одиночку.

Экзистенциалисты, таким образом, призывают людей преодолеть их страх одиночества и научиться позитивно его использовать. В отличие от большинства теоретиков, Мустакас оценивает одиночество положительно. И хотя он не отрицает, что одиночество может иметь болезненный эффект, Мустакас рассматривает его как продуктивное, творческое состояние человека. Экзистенциалисты не прослеживают причинных корней одиночества в привычном смысле слова. Их особенно не интересуют факторы, увеличивающие или уменьшающие вероятность одиночества, для них оно изначально имманентно человеческому существованию.

Социологический подход. Боумен (1955 г.), Рисмен (1961 г.) и Слейтер (1976 г.) — представители социологического подхода к одиночеству. В своей работе Боумен выдвинул гипотезу о трех силах, ведущих к усилению одиночества в современном обществе: 1) ослабление связей в первичной группе; 2) увеличение семейной мобильности; 3) увеличение социальной мобильности.

Рисмен и Слейтер связывают свой анализ одиночества с изучением американского характера и одновременно анализируют способность общества удовлетворять потребности его членов. Рисмен и его последователи заявляют, что американцы превратились в личности, «направленные вовне». «Ориентированные на других» люди обособлены от своего истинного «Я», своих чувств и своих ожиданий. Такими чертами могут быть наделены родители, учителя, основная масса людей. В результате такая личность может приобрести синдром обеспокоенности и чрезмерную потребность в пристальном внимании к себе со стороны других людей, которая никогда полностью не удовлетворяется. Члены нашего «направленного вовне» общества образуют, как заявляет Рисмен в своем названии книги, «одинокую толпу».

Слейтер считает, что все мы стремимся к общению, сопричастности и зависимости. Мы стремимся к доверию и сотрудничеству с другими людьми, к «проявлению ответственности за свои импульсы и жизненные ориентации». Однако эти основные потребности в общении, сопричастности и зависимости недостижимы в американском обществе из-за его приверженности индивидуализму вследствие укоренения веры в то, что каждый должен следовать своей собственной планиде. Результатом этого становится одиночество.

Можно сказать, что Рисмен и Слейтер не столько оценивают одиночество как нормальное или ненормальное состояние, сколько считают одиночество нормативным — общим статистическим показателем, характеризующим общество. Когда они рассматривают одиночество в качестве черты американского характера, они объясняют это модальное качество личности как продукт социальных сил. Таким образом, причину одиночества Рисмен и Слейтер изначально помещают вне индивида. Эти теории в соотнесенности со временем подчеркивают значение социализации (причина исторического типа), но многие факторы (например, влияние средств массовой информации), способствующие социализации, оказывают постоянное негативное воздействие на личность.

Интеракционистский подход. Вейс (1973 г.) — главный выразитель интеракционистского подхода к проблеме одиночества. Его объяснение одиночества может быть расценено как интеракционистское по двум причинам. Во-первых, он подчеркивает, что одиночество — это не только функция фактора личности или фактора ситуации. Одиночество — продукт их комбинированного (или интерактивного) влияния. Во-вторых, Вейс описывал одиночество, имея в виду социальные отношения, такие, как привязанность, руководство и оценка. Такая точка зрения подразумевает, что одиночество появляется в результате недостаточности социального взаимодействия индивида, взаимодействия, которое удовлетворяет основные социальные запросы личности. Вейс установил два типа одиночества, которые, по его мнению, имеют различные предпосылки и различные аффективные реакции. Эмоциональное одиночество представляется результатом отсутствия тесной интимной привязанности, такой, как любовная или супружеская. Социальное одиночество становится ответом на отсутствие значимых дружеских связей или чувства общности. Он рассматривает одиночество как нормальную реакцию. Вейс особо подчеркивает текущие события в жизни личности как ключевой фактор формирования одиночества. Что касается причин возникновения подобного состояния, то здесь интересно отметить, что Вейс допускает возможность участия в формировании одиночества даже инстинкта.

Когнитивный подход. Согласно мнению представителей когнитивного направления в психологии познание является ключом для объяснения связи между недостатком социальности и чувством одиночества. Л. Э. Пепло считает, что одиночество возникает в случае осознания диссонанса между желаемым и достигнутым уровнем собственных социальных контактов.

Системный подход. Общесистемный подход к проблеме одиночества сформулировал Дж. Фландерс (1982 г.).

Он основывается на понимании системы как совокупности элементов, взаимодействующих между собой, обусловливающих друг друга и образующих единое целое. Поведение живых организмов отражает переплетение влияний нескольких уровней, действующих одновременно как система. Уровни располагаются от клеточного до межнационального. С этой точки зрения одиночество представляет собой механизм обратной связи, помогающий индивиду или обществу сохранить устойчивый оптимальный уровень человеческих контактов.

Фландерс расценивает одиночество как потенциально патологическое состояние, но считает его также и полезным механизмом обратной связи, который в конечном результате может способствовать благополучию индивида или общества.

Таким образом, системная теория подчиняет оба мотива поведения — индивидуальный и ситуативный. Отрезок времени, необходимый для того, чтобы оказали свое воздействие определенные переменные, может быть довольчества, просуществовавший многие тысячелетия. Отшельничество как социальный институт просуществовало не менее 2,5 тыс. лет и только в XX веке, по сути, утратило свое значение.

В теоретическом наследии философского осмысления проблемы одиночества существуют несколько подходов, один из которых касается оценки индивидом его социального положения.

Интимный подход. Дерлега и Маргулис (1982 г.) употребляют понятие «интимность» и «самораскрытие» для истолкования одиночества. Подобно Вейсу, они полагают, что социальные отношения, бесспорно, способствуют достижению индивидом различных реальных целей. Одиночество же обусловлено отсутствием соответствующего социального партнерства, которое могло бы способствовать достижению этих целей. Одиночество наступает тогда, когда межличностным отношениям индивида недостает интимности, необходимой для доверительного общения.

В основе интимного подхода лежит предположение о том, что индивид стремится к сохранению равновесия между желаемым и достигнутым уровнями социального контакта. Дерлега и Маргулис исследуют, как в этих условиях совокупность социальных связей индивида, его социальных ожиданий и его личностные качества могут повлиять на такой важный в данном отношении баланс.

Зарубежные эмпирические исследования феномена одиночества сводятся к изучению черт характера и личных качеств одиноких людей, возрастных особенностей и атрибутивных моделей одиночества; к выделению составляющих феномена (например, когнитивной, эмоциональной и поведенческой), которые сопутствуют состоянию одиночества переменных, к определению степени его тяжести, а также к составлению различных типологий и шкал одиночества.

В отечественной психологии в сравнении с западной, отмечает Ю.П. Кошелева, проблема одиночества как самостоятельная затрагивалась редко. Отдельные публикации появлялись лишь в последние десятилетия. В них можно заметить определенную общность с теоретическими подходами зарубежных психологов к данной проблеме. Вместе с тем некоторые из них привлекают внимание специфичными для нашей психологии понятиями (например, «Я -» и «Мы — сознание»), используемыми для объяснения феноменологии одиночества, и своеобразными ракурсами «обжитой» проблемы. Главное, в них нет интонации тотального трагизма, свойственного западной психологической литературе по данной теме, — они имеют общий позитивный настрой, направленный на решение проблемы одиночества или изменение отношения к самому феномену.

Таким образом, явление одиночества как предмет эмпирического психологического исследования у нас в стране изучен пока недостаточно [15]. Усиление социальной напряженности, длительный стресс, резкое падение уровня жизни и низкое ее качество послужили источником озлобленности, агрессивности, отчаяния, нравственного надлома людей. Человек просто отчуждается от человека, дистанцируется от общества, ищет спасения в изолированности. Кроме того, общая социальная и семейная дезорганизация, отсутствие разработанных технологий помощи одиноким или рискующим остаться одинокими людям превращает одиночество в достаточно злокачественную социальную болезнь.

Автору близка следующая трактовка одиночества: «Одиночество — один из психогенных факторов, влияющих на эмоциональное состояние человека, находящегося в измененных (непривычных) условиях изоляции от других людей» [24, С. 248 — 249].

Одиночество присуще всем возрастным этапам. Проблема одиночества во всех возрастных категориях считается потенциальным источником стресса и причиной индивидуальных трагедий во всей сложности, чему и будет посвящен следующий параграф дипломного исследования.

.1 Особенности переживания одиночества на разных возрастных этапах

Р.В. Шмелев отмечает, что объективные факторы, связанные с научно-техническим прогрессом и урбанизацией способствуют появлению чувства одиночества. Достижения научно-технического прогресса, появление новых средств коммуникации, создание быстроходного транспорта повлияли на усиление изоляции человека, в первую очередь, в городах. Концентрация населения в большом городе (так называемое одиночество в толпе), создает анонимность общения. Пространственное единство остается в городе принудительной, разъединенной, мнимой общностью. Разобщенность людей в городе не может быть преодолена. Несмотря на то, что люди рядом друг с другом, они в то же время социально отделены, ибо их разобщение предопределено глубоким различием их социальных интересов. Для подавляющего большинства горожан состояние социальной изолированности и разобщенности остается жесткой реальностью.

Несмотря на то, что воспитание детей в большом городе имеет свои преимущества, мы вынуждены констатировать односторонность развития городских детей: развитие получают только те способности, которые заданы рамками жизни в большом городе. Им явно недостает жизненного опыта, общения с природой, занятий физическим трудом. Эти условия только обрекают городского ребенка на известную пассивность, но и создают предпосылки возникновения раннего переутомления, поэтому выросший в таких условиях человек лишен возможности правильно расходовать свои физические и нравственные силы.

В связи с этим следует отметить некоторые предпосылки возникновения одиночества у детей в семейных отношениях и проблемах, в частности — развод родителей. Разве имеет очень сильное влияние на формирование одиночества, как у детей, так и у взрослых. Ребенок чувствует, что с распадом семьи ослабевает его чувство общности с родителями, к смену ему приходит чувство ненужности, беспомощности. Нередко причину развода ребенок видит в себе и винит себя. Он замыкаете в себе, озлобляется. Нравственные устои семьи, ее ценности теряют для него всякую значимость. И даже повзрослев, он не сумеет избавиться от своего чувства одиночества, будет бояться контактов с другими людьми и ожидать от них предательства, объясняя все социальные затруднения своей жизни низкой оценкой в обществе. Следовательно, процесс развода резко прерывает непрерывность развития ребенка, а это, в свою очередь, приводит к нарушению социального и психологического функционирования ребенка, к его низкой самооценке [42].

Теоретический анализ исследований по проблеме одиночества показал, что данное состояние впервые в наиболее острой форме проявляется в подростковом возрасте (Р.С. Вейс, И.С. Кон, Г. С. Салливан, С.В. Малышева, Н.А. Рождественская, О.Б. Долгинова и другие), когда происходит поиск собственной идентичности и связей с окружающим миром. Ощущение бессмысленности своего существования актуализирует переживания одиночества, беспомощности, страха. Если подросток не находит поддержки и понимания во взаимоотношениях со взрослыми, то он обращается к таким же сверстникам, которых «не поняли» окружающие. Одинокий среди взрослых и среди законопослушных сверстников, лишенный защиты от внешних притязаний, подросток, входя в асоциальную группу, приобретает реальную физическую, психологическую, моральную и даже материальную поддержку. Это коренным образом меняет его самочувствие и формирует уверенность, что группа защитит его от обид и притеснений. Включаясь в субкультуру с ее нормами и ценностями, несовершеннолетний получает широкое поле для самоутверждения, самореализации и компенсации тех неудач, которые постигли его в законопослушном обществе; при этом в асоциальной среде максимально реализуется стремление подростка к самостоятельности (М.Н. Кабанова, В.В. Лунеев, В.Д. Пирожков, Д.И. Фельдштейн и другие).

В числе причин, ведущих к возникновению одиночества, можно назвать наличие конфликтных отношений с окружающими и глубокие эмоциональные переживания как главные признаки кризиса взросления (Л.С. Выготский); узость социальных контактов и отсутствие деятельности компенсаторного характера, субъективно проявляющиеся как состояние неудовлетворенности, скуки, тоски, поисков себя (Н.А. Безбородова, О.В. Лишин), недостаток социальных навыков (Х. Салливан); преобладание индивидуализации, персонализации над адаптацией (В.К. Калиненко, И.С. Кон, В.А. Петровский).

Переживание одиночества подростками сопровождает развитие ряда личностных новообразований и является обязательной составляющей комплекса психоэмоциональной реакций в ситуациях конфликта; в ряде личностных процессов одиночество служит психологическим стабилизатором или дестабилизатором эмоциональных реакций и т. д. Благодаря одиночеству подросток учится быть независимым от постоянного социального подкрепления.

В то же время одиночество затрудняет общение, препятствует установлению интимно — личностных отношений, затрудняет полноценные доверительные контакты, формирует негативный тип самовосприятия и приводит к ощущению психического надрыва, душевного нездоровъя. Ощущение одиночества у подростков часто сопровождается чувством собственной никчемности некомпетентности, ненужности, застенчивостью, неуверенностью в себе, низким уровнем самоуважения, склонностью к психической изоляции, уходу от действительности в мир мечты, часто отнюдь не добровольному, появлением чувства, что тебя никто не понимает, повышенной конфликтностью.

Возникновение в подростковом возрасте острого чувства одиночества влечет за собой дефицитное и дефектное общение, причем не всегда удается установить, что здесь является причиной, а что- следствием. Такие явления могут приводить к уходам из дома, бродяжничеству, школьным прогулам или отказу от обучения, лжи, агрессивному поведению, увлечению граффити (настенными рисунками и надписями непристойного характера), субкультурным девиациям (употреблению сленга, нанесению шрамов, татуировки и проч.).

Подобные формы, по мнению Е.В. Эмановской, могут быть определены как асоциальное поведение.

Анализируя данные о подростках с отклоняющимся поведением, Е.Е. Рогова отмечает, что остро переживаемое чувство одиночества формирует субъективные предпосылки для возникновения асоциально — криминальных групп. Одиночество подростка является результатом неправильной организации общения взрослыми и ведет к деформациям развития личности, побуждая подростка искать группы, компенсирующие дефицит общения [28].

Подросток реализует чувство взрослости, усваивает социально — моральные нормы отношений через дружбу со сверстниками, через стремление испытать настоящее чувство любви. Но поскольку и дружба, и «любовь» носят поверхностный характер, эти стремления удерживают подростков большими группами (9 — 12 человек), в которых партнеры могут меняться по нескольку раз, резкие слова об изменах, подлости и др. сменяются признаниями в верности и любви.

Психологи Д.Б. Эльконин и Т.В. Драгунова такое поведение или деятельность по поиску друга или любимого характеризовали как «ориентировочно пробовательное». Максимализм в оценке отношений друг с другом и с родителями приводит к субъективному чувству одиночества. Например, друг уехал, жизнь потеряла смысл или отец уже неделю не пишет, значит я ему не нужен и т. п. Обособление, отчуждение в этом возрасте не являются внутренними, личностными психологическими процессами, а некоторыми характеристиками подросткового социального отношения к жизни. Таким образом, переживание одиночества (уединение, обособление, отчуждение) детьми в возрасте 11−14 лет столь поверхностно, что можно говорить о старшем дошкольнике как о более насыщенном психологически в этих своих переживаниях. Именно поэтому родители, даже если замечали за своим ребенком в дошкольном возрасте некоторые сложности в контактах с другими, его переживания, высказывания относительно непонимания и отвержения другими, то в подростковом возрасте проявления этих переживаний носят совершенно другой характер [22].

Из физиологии известно, что человек может обходиться без воды в течение десяти суток, а без пищи — до тридцати дней. Однако девяносто процентов жертв кораблекрушении гибнут в первые три дня. Долгое время причина гибели людей на море в столь короткие промежутки времени оставалась не вполне ясной. Французский врач А. Бомбар, сам переплывший с целью эксперимента на резиновой лодке Атлантический океан, выдвинул гипотезу, согласно которой причиной гибели людей является страх и полное одиночество. М. Сифр, спелеолог, проведший 63 дня в условиях сильной сенсорной депривации, отмечал у себя ухудшение памяти, снижение способности к осмыслению и обобщению чувственных восприятий, появление галлюцинаций. Д. Спокам, совершивший в одиночку кругосветное путешествие на яхте, писал, что чувствовал себя бесконечно одиноким, как насекомое, «плывущее на соломинке», что его часто охватывал страх. Р. Бэрд после трех месяцев одиночества в Антарктиде оценил свое состояние как депрессивное. Наиболее четко влияние изоляции на развитие психозов прослеживается у заключенных, вынужденных длительное время отбывать наказание в камерах одиночного заключения. Так, Ч. Диккенс, посетивший заключенных в одиночных камерах, сделал весьма яркое признание. «Я считаю, — писал он, — что одиночное заключение так болезненно действует на рассудок, что он теряет способность воспринимать грубую действительность внешнего мира с его кипучей деятельностью» [36, с.122].

В контексте этих рассуждений несомненный интерес представляет биологическая трактовка феномена одиночества. Американский биолог Р. Оди задался вопросом, имеет ли то, что кажется глубоко человеческим переживанием одиночества, свои аналоги и корни среди животных. И выяснил, что биологические корни — наиболее существенные. Тем не менее, человек может быть более одинок, чем животное, т. к. у него есть разные способы испытать одиночество.

В качестве подхода для определения биологических корней одиночества Оди указывает на сенсорную депривацию и приводит примеры вынужденной изоляции. Оказывается, что изоляция даже на несколько часов вызывает заметное психическое расстройство: помрачается сознание, человек легче поддается внушению, становится более подавленным, у него уменьшается способность ясно мыслить.

Короче говоря, нормальное функционирование мозга зависит, оказывается, от достаточного уровня и разнообразия воздействующих раздражителей, позволяющих находиться в постоянном контакте с внешним миром, реальностью.

Есть много данных, свидетельствующих о том, что животные очень страдают, будучи изолированными.

У приматов, находящихся в условиях сенсорной депривации, наблюдалось психическое расстройство, и такие особи становились совершенно неполноценными.

Видимо, индивидуальное сознание, делает вывод Оди, хотя бы отчасти является продуктом составляющих психики, находящихся во взаимодействии.

В этой связи отметим, что у человека и животных существуют индивидуальные различия в потребностях в обратной связи с обществом (у человека) или в знакомой среде и запахах (у животных).

Потребности различаются в «зависимости от психического типа или национальной культуры человека. Так, человек в Японии постоянно чувствует себя частью какой-то группы: то ли семьи, то ли общины, то ли фирмы. Он не выносит уединения, отрешится всегда быть вместе с другими [36].

Дети привыкли видеть в родителях опору и не всегда вовремя замечают, что наступил новый этап отношений, новое распределение ролей, когда они должны заботиться о своих родителях.

Некоторые видят причину всех бед в «разрушении» больших семей и вспоминают о прежнем патриархальном укладе семьи, где не было одинокой старости. На данный момент, в науке мало изучены вопросы, касающиеся людей пожилого возраста, большинство исследований посвящены детям, юношам, периоду зрелости. Но остро встает проблема приспособления пожилых к новому социальному статусу, проблема существования данной категории людей без родственников, и значит — острее будет ощущаться проблема одиночества людей пожилого возраста.

.3 Современные исследования одиночества пожилых людей

Нередко поздний возраст человека сопровождает такое тяжелое событие, как потеря близких людей, и связанное с этим состояние одиночества. Это является немаловажным фактором, определяющим переживания человека и соответствующее им поведение. Среди респондентов в возрасте старше 60 лет «за последние два года» 33% потеряли от 4 до 7 и 22% - больше 8 лично знакомых человек (Калиш Р., 1997).

В одиночестве живут около 17% мужчин и 31,3% женщин, при этом почти все они страдают от частого чувства одиночества (Потанина Ю.А., 1999).

Помимо психологического дискомфорта, жизнь в одиночестве осложняет решение разнообразных жизненных проблем, и без того усложненных в связи со снижением психофизических возможностей человека и ухудшением его материального благополучия.

М.В. Ермолаева отмечает, что у пожилых людей наблюдается двойственная тенденция: с одной стороны, разрыв с обществом, знакомыми и близкими людьми сопровождается у них тягостными переживаниями, с другой — они стремятся отгородиться от окружающих для того, чтобы защитить свой собственный мир и стабильность от вторжения посторонних [12].

Желание пожилого человека иметь «свой угол» обусловлено его стремлением сохранить свой мир и себя как личность. Д. Танненбаум считает, что стремление пожилых людей к изоляции сравнимо с тем, что испытывает человек, желающий предаться размышлениям о самом себе (Шахматов Н.Ф., 1996).

В частности, было выявлено, что у лиц пожилого возраста после утраты близких родственников возникновение чувства одиночества тесно связано с типом личности. Среди лиц «гармоничного» типа чувство одиночества испытывали 32,4% и не испытывали такового 36,8%, среди лиц с сенситивными, тормозимыми чертами процентное соотношение иное — 40,8% и 12,3% соответственно, личности с чертами астеничности, гиперактивности дали другую пропорцию: 9,9% испытывали одиночество и 35,1% его не чувствовали, также как и гипертимы, у которых эти показатели были 1,4% и 14% соответственно (Полищук Ю. И. с соавт., 1999) [26].

Исследования, проведенные Перланом и его коллегами, вывели гораздо больше фактов одиночества среди старых одиноких людей, которые проживали с родственниками, чем среди других стариков, которые жили одни. Оказалось, что социальные контакты с друзьями или соседями оказывают большое влияние на благополучие, чем контакты с родственниками [23].

Контакты с друзьями и соседями снижали их чувство одиночества и повышали чувство собственной пригодности и ощущение, что тебя уважают и другие.

Уровень и причины одиночества в понимании пожилых людей, зависят от возрастных групп. Люди в возрасте 80 лет и старше понимают значение термина «одиночество» не так, как представители других возрастных групп. Для престарелых одиночество ассоциируется со снижением деятельности, обусловленной нетрудоспособностью или невозможностью передвижения, а не с отсутствием социальных контактов.

Старость в реальной жизни — это зачастую такой период, когда необходима помощь и поддержка, чтобы выжить. Такова основная дилемма. Чувство собственного достоинства, независимость и помощь, мешающая осуществлению этих чувств, приходят к трагическому противоречию. Возможно, в конце концов, придется отказаться от своей независимости, самостоятельности, ведь продление жизни — достаточная награда за такой отказ.

Есть еще другой аспект одиночества, жертвой которого становятся чаще мужчины, чем женщины. Это одиночество, наступающее в результате склада интеллектуальной активности, наряду со снижением физической. Женщины не только живут дольше, чем мужчины, но и в целом меньше поддаются воздействию старения. Пожилым женщинам, как правило, легче удается уйти с головой в хозяйство, чем мужчинам, так как «трудолюбивой пчелке некогда печалиться». Большинство пожилых женщин способны окунуться в мелочи домашнего хозяйства чаще, чем большинство пожилых мужчин. С уходом на пенсию количество дел у мужчин уменьшается, зато количество дел у его жены заметно увеличивается. В то время как мужчина пенсионер теряет свою роль «добытчика» средств существования, женщина никогда не расстается с ролью домашней хозяйки. С уходом на пенсию мужа женщина сокращает денежные расходы на ведение домашнего хозяйства, ее здоровье ухудшается и снижается жизненная энергия.

Бремя забот, ложащееся на плечи пожилых женщин, усиливается по мере традиционной возрастной дифференциации между супругами. Кроме забот о своем здоровье многие пожилые женщины принимают на себя заботу и о здоровье своего мужа, и даже в еще большей степени по мере старения. Женщина возвращается «назад, к роли матери», теперь уже по отношению к мужу. Теперь, в ее обязанности входят следить за тем, чтобы он вовремя посещал врача, следить за его диетой, лечением и корректировать его деятельность. Поэтому брак более выгоден для старых мужчин, чем для женщин.

Итак, женщины меньше подвержены одиночеству, так как у них в среднем больше социальных ролей, чем у мужчин.

По проведенным исследованиям (Тора К. Биксон, Летиция Энн Пепло, Карен С. Рук и Жаклин Д. Гудчайлдс) овдовевшие мужчины более одиноки, чем мужчины, состоящие в браке, а среди женщин, состоящих в браке и овдовевших, не обнаружено существенного различия в ощущении одиночества [23]. Мужчины и женщины, состоящие в браке, менее подвержены чувству одиночества, чем люди, живущие одни; но опять же такое влияние больше испытывали мужчины, чем женщины. Одинокие мужчины принадлежали к группе наиболее страдающих от одиночества людей; мужчины, состоящие в браке, относились наименее подверженных чувству одиночества людей, женщины, состоящие в браке, а также живущие одни, занимали промежуточное положение между первыми двумя группами. Такие данные частично объясняются различием в организации свободного времени у мужчин и женщин пожилого возраста. Результаты показали, что две третьи одиноких мужчин, занимаются делами, связанными с уединением, тогда как свыше две трети одиноких женщин посвящают свободное время различного рода социальной деятельности.

Проведенные исследования социологов, как отмечает Л.С. Вульф, показали, что большинство пожилых людей (56%) проживают вместе с детьми, причем в 45% таких семей есть внуки, 59% пенсионеров имеют супруга (супругу).

Одинокие составляют 13%. Если среди опрошенных пенсионеров чувство одиночества как реальный факт отмечают 23%, то для одиноких этот показатель — 38% [6].

Таким образом, одиночество — это неоднозначное понятие для старости. Оно не связано с жизнью в затворничестве. Пожилые люди, способные обходиться без посторонней помощи в обиходе, более, чем молодые, приспособлены к тому, чтобы жить одним. Переживание одиночества связано с когнитивной оценкой качества и удовлетворенностью людьми своими социальными связями.

Пожилые люди, нашедшие для себя адекватный, интересующий их вид деятельности, оцененный ими как социально значимый, реже испытывают одиночество, поскольку через свое дело они общаются с семьей, группой людей и даже со всем человечеством (если речь идет о продолжении трудовой деятельности или писании мемуаров).

Пожилые люди, избравшие для себя стратегию совладания со старостью по типу «выживания» (адаптация к старости по типу «замкнутого контура»), чаще и острее переживают одиночество вне зависимости от того, живут они одни или в семье. При этом одиночество у них может быть обусловлено изоляцией, то есть отсутствием заинтересованности в них и опеки, а может быть связано с преувеличенными ожиданиями и представлениями об интенсивности семейных и дружественных встреч. Их одиночество может возникнуть из тоски, связанной с неумением самостоятельно организовывать свое время. Доказано, что одиночество сильнее ощущают пожилые люди с выраженными чертами зависимости, желающие, чтобы ими интересовались и занимались, а также лица, желающие осуществлять над кем — либо контроль. Такие пожилые люди прежде всего теряют социальный контроль, в их поведении проявляются черты бестактности, болтливости, они с трудом представляют, как видят и оценивают их окружающие, или просто не задумываются об этом.

Однако, понимая, что поведение их бывает неадекватным, они часто отказываются от общения, все больше уходя в себя, и переживание одиночества перерастает у них в ощущение необъяснимого страха, отчаяния, сильного беспокойства. Когда переживание одиночества у старых людей приобретает устойчивый характер, они склонны винить в этом себя, что увеличивает риск глубокой депрессии.

Оценка своего поведения как вполне адекватного и сопутствующее усиление беспокойства обусловливает специфическое для одиноких пожилых людей восприятие окружающей действительности как непредсказуемой и неподдающейся контролю. Переживание снижения контроля, в свою очередь, приводит к ощущению собственной беспомощности и безнадежности.

Интересно, что социальные контакты, которые пожилые люди не могут сами регламентировать, не приносят им удовлетворения, но порождают неприятное чувство зависимости. Последнее переживание особенно остро. Ощущение зависимости, беспомощности, непричастности к внешнему для них социальному миру является тем самым эмоциональным аккомпанементом старости, которое позволяет самим пожилым людям оценивать этот возраст как несчастье и позор.

Следует подчеркнуть различие смыслов понятия «одиночество» — это особенно важно для старости. Одиночество может быть объективной изолированностью, может быть переживанием тяжкого разлада личности, господства дисгармонии, переживание кризиса «Я» (тогда усиление чувства достоинства может оказаться средством снижения одиночества).

И, наконец, одиночество может быть добровольным уединением, необходимым для созерцательности и экзистенциальных переживаний, а тот, кто стремится к одиночеству, не осужден его испытывать.

Как указывал Н.Ф.Шахматов, наиболее существенным в старости (в отличие от молодости и зрелости) является не изоляция (отдельное переживание), а психологические и эмоциональные аспекты, отражающие осознание одиночества как непонимание и безразличия со стороны окружающих. Ограничение круга общения определяется объективными внутренними и внешними факторами и составляет содержание старческого бытия. Тематика переживаний, связанных с обстоятельствами этого суженного круга общения, для старых людей составляет содержание их дум, размышлений и жалоб. Переживание одиночества само по себе не может считаться свидетельством патологического реагирования, хотя зачастую наблюдается в картине аффективных расстройств позднего возраста. Представляется существенным вопрос, насколько чувство одиночества и изолированности оказывается значимым в формировании всего строя психической жизни пожилого человека, выработки им новой жизненной позиции. Н.Ф. Шахматов писал, что одиночество в старости обычно ставится в прямую связь со стрессовой ситуацией. Это выход на пенсию, разрыв с родственниками, потеря супруга.

Первенствующее место среди травмирующих моментов, являющихся непосредственной причиной одиночества в старости, занимает утрата близких. Реакция пожилых людей в условиях этой типичной неблагоприятной ситуации в старости оказывается сугубо индивидуальной и зависит от многих дополнительных факторов.

Переживание одиночества находит различную оценку со стороны самого пожилого человека. Обычные жалобы в этом случае — на непонимание со стороны окружающих, отсутствие человека, который мог бы понять и разделить испытываемые чувства. В других случаях пожилой человек ищет конкретного виновника в создавшейся ситуации. В подобных переживаниях находит отражение отношение к собственному старению, приятие или неприятие его.

Обсуждая вопрос о неприятии пожилым человеком одиночества и сочетании этого чувства со стремлением к изоляции, можно привести высказывания А. Шопенгауэра. Известный философ, состарившись, говорил, что чувство одиночества так же, как и чувство непонимания со стороны окружающих, с которыми сталкивается человек, типично для всех возрастов. С годами, по мнению философа, люди привыкают и легче мирятся с одиночеством, а в старости впервые начинают осознавать его преимущества.

Позитивное значение одиночества (уединения) в поздних возрастах отмечает Н.В. Хамитов. Излагая, свой необычный взгляд на природу и значение одиночества он пишет, что одиночество почти всегда воспринимается нами как трагедия. И мы бежим «с его вершины вниз, не в силах вынести общение с собственным Я». Бегство от одиночества есть бегство от самого себя.

Ибо только в одиночестве мы можем понять свое существование как нечто нужное близким и заслуживающее небезразличия и общения. Только пройдя ворота одиночества, человек становится личностью, которая может заинтересовать мир. Лишь так женщина обретает достоинство женщины, а мужчина — достоинство мужчины. Ибо одиночество — это ось, пронизывающая нашу жизнь. Вокруг нее вращается детство, молодость, зрелость и старость. По сути дела, человеческая жизнь есть бесконечное разрушение одиночества и углубление в него…

Одиночество есть прозрение. В его безжалостном свете замирает обыденность и проступает все самое главное в жизни. Одиночество останавливает время и обнажает нас.

В уединении старость очищается от аффекта и суеты и дает чистое поле для мудрости. Очевидно, что такое переживание одиночества характерно для тех людей, которые в старости обратились мыслью и душой к смысложизненным темам и обрели то, что Э. Эриксон называл высшим уровнем эгоинтегрированности.

Важнейшим фактором, определяющим переживание одиночества в старости, является сохранность самоконтроля. Это означает важность восприятия окружающей обстановки как предсказуемой и поддающейся контролю. Чувство самоконтроля может способствовать сокращению стрессовых моментов. И, наоборот, недостаток самоконтроля может привести к ощущению собственной беспомощности, безнадежности. Осознание контроля над социальным окружением имеет специфическое значение для старых людей.

Доказано, что события, связанные со вступлением в определенный возраст (уход на пенсию, смерть друзей, ухудшение здоровья), могут ослабить чувство контроля. Было обнаружено, что повышение личной ответственности за определенный выбор улучшается чувство социальной причастности и общее благополучие. Отмечается важность степени утраты контроля при выборе соответствующих образцов поведения и степень направленности усилий на то, чтобы побыть одному, в то время как хотелось бы побыть в компании.

Осознание самоконтроля объясняет, почему контакты с родственниками приносят меньше пользы для поднятия духа, чем дружба со сверстниками. Дружба возникает добровольно и основывается на общности интересов и стилей жизни. Семейные контакты возникают из особенностей в отношениях друг с другом.

Поэтому старики могут в большей степени контролировать отношения со сверстниками, чем с семьей. Дети сами контролируют свои контакты (их частоту и глубину) со старыми родителями, в связи с чем у последних возникает неприятное чувство зависимости.

Осознание контроля важно для поддержания надежды стариков на улучшение своих отношений с окружающими. С возрастом события, которые приводят к одиночеству, становятся для стариков все более печальными и в меньшей степени осознаваемыми (расставание становится окончательным окончание — безнадежным и неотвратимым; в то время как для молодых все можно повторить, вернуть, переиграть заново).

Старые люди всегда объясняют проблемы влиянием неотвратимых факторов.

Одиночество не всегда является обязательным спутником старения, но убеждение, что оно неизбежно может стать самосуществующим предсказанием. Однако стоит подчеркнуть, что в старости уединение имеет двоякий смысл: оно — символ независимости и автономии, но оно же и символ социального неприятия и одиночества. Совместное проживание стариков с детьми также вызывает у первых двоякое чувство: эта жизнь ассоциируется с любовью и заботой ближних, с одной стороны, и чувством зависимости, с другой стороны.

Если переживание одиночества становится мучительным, а пожилой человек сознательно ищет помощи в плане избавиться от нее, то зарубежные психологи строят психотерапевтическую работу с пожилыми одинокими пациентами с опорой на три фактора: социальное сравнение, повышение личностного самоконтроля и доступность доверенного лица.

Социальное сравнение помогает оценить одиночество свое и других, свои и чужие переживания по этому поводу.

Личностный самоконтроль повышает чувство собственного достоинства и уверенности в успешности предполагаемых контактов. Наличие и доступность контакта сами по себе снижают переживание одиночества. И, наконец, эффективнейшим средством нивелирования переживания одиночества является коллективная деятельность, успешная, увлекательная и переживаемая как социально значимая [12].

Проблема одиночества занимает не только умы простых людей. На протяжении столетий ее изучением занимались (и продолжают заниматься) философы, богословы, ученые и писатели.

В художественной литературе длинный ряд персонажей, представляющий все типы, модусы, измерения одиночеств всех порядков. Библейский Иов, Дон Кихот, Робинзон Крузо, Печорин, подавляющее большинство героев Ф.М. Достоевского, Антуан Рокантен, Мартин Иден и пр. — каждый из перечисленных мог бы служить моделью для анализа феномена.

Даже, несмотря на относительно небольшой срок существования психологии как обособленной науки, почти в каждом из ее направлений можно найти связанные с одиночеством концепции, теории и исследования.

Одиночество типично для всех возрастов. Так переживание одиночества подростками сопровождает развитие ряда личностных новообразований и является обязательной составляющей комплекса психоэмоциональной реакций в ситуациях конфликта; в ряде личностных процессов одиночество служит психологическим стабилизатором или дестабилизатором эмоциональных реакций и т. д. Благодаря одиночеству подросток учится быть независимым от постоянного социального подкрепления. Одиночество подростка является результатом неправильной организации общения взрослыми и ведет к деформациям развития личности, побуждая подростка искать группы, компенсирующие дефицит общения.

Уровень и причины одиночества в понимании пожилых людей, зависят от возрастных групп. Для престарелых одиночество ассоциируется со снижением деятельности, обусловленной нетрудоспособностью или невозможностью передвижения, а не с отсутствием социальных контактов.

Одиночество — это неоднозначное понятие для старости. Оно не связано с жизнью в затворничестве. Пожилые люди, способные обходиться без посторонней помощи в обиходе, более, чем молодые, приспособлены к тому, чтобы жить одним. Переживание одиночества связано с когнитивной оценкой качества и удовлетворенностью людьми своими социальными связями.

Одиночество угрожает фундаментальным ценностям, поэтому одинокий человек теряет чувство безопасности, не уверен в будущем, в итоге жизнь утрачивает свой колорит и соблазны. Даже свои эгоистические потребности человеку трудно удовлетворить вне общения с другими индивидами, поэтому одиночество является источником множества несчастий, тревоги и печали.

одиночество пожилой возраст

Глава 2. Психологическая характеристика личности в позднем возрасте

.1 Стратегии отношения к старению

Изучение изменения личностных проявлений в старости делает важной для геронтопсихологии проблему стратегии отношения к старению. Довольно широко в мировой психологической литературе поддерживается классификация, которую предложила Д.Б. Бромлей. Она выделяет пять типов приспособления личности к старости:

1) Конструктивное отношение человека к старости, при «котором пожилые и старые люди внутренне уравновешенны, имеют хорошее настроение, удовлетворены эмоциональными контактами с окружающими людьми. Они в меру критичны по отношению к себе и вместе с тем весьма терпимо относятся к другим, к их возможным недостаткам. Не драматизируют окончание профессиональной деятельности, оптимистически относятся к жизни, а возможность смерти трактуют как естественное событие, не вызывающее печали и страха. Не пережив в прошлом слишком много травм и потрясений, они не проявляют ни агрессии, ни подавленности, имеют живые интересы и постоянные планы на будущее. Благодаря своему положительному жизненному балансу они с уверенностью рассчитывают на помощь окружающих. Самооценка этой группы пожилых и старых людей довольно высока. 2) Отношение зависимости. Зависимая личность — это человек, подчиненный кому-либо, зависимый от супружеского партнера или от своего ребенка, не имеющий слишком высоких жизненных претензий и благодаря этому охотно уходящий из профессиональной среды. Семейная среда обеспечивает ему ощущение безопасности, помогает поддерживать внутреннюю гармонию, эмоциональное равновесие, не испытывать ни враждебности, ни страха. 3) Оборонительное отношение, для которого характерны преувеличенная эмоциональная сдержанность, некоторая прямолинейность в поступках и привычках, стремление к «самообеспеченности» и неохотному принятию помощи от других людей. Люди данного типа приспособления к старости избегают высказывать собственное мнение, с трудом делятся своими сомнениями, проблемами. Оборонительную позицию занимают иногда по отношению ко всей семье: если даже имеются какие-то претензии и жалобы в адрес семьи, они их не выражают. Защитным механизмом, который они используют против ощущения страха смерти и обездоленности, является их активность «через силу», постоянная «подпитка» внешними действиями. Люди с оборонительным отношением к наступающей старости с большой неохотой и только под давлением окружающих оставляют свою профессиональную работу. 4) Отношение враждебности к окружающим. Люди с таким отношением агрессивны, взрывчаты и подозрительны, стремятся «переложить» на других людей вину и ответственность за собственные неудачи, не совсем адекватно оценивают действительность. Недоверие и подозрительность заставляют их замыкаться в себе, избегать контактов с другими людьми. Они всячески отгоняют мысль о переходе на пенсию, так как используют механизм разрядки напряжения через активность. Их жизненный путь, как правило, сопровождался многочисленными стрессами и неудачами, многие из которых превратились в нервные заболевания. Люди, относящиеся к данному типу отношения к старости, склонны к острым реакциям страха, они не воспринимают свою старость, с отчаянием думают о прогрессирующей утрате сил. Все это соединяется еще и с враждебным отношением к молодым людям, иногда с переносом этого отношения на весь «новый, чужой мир». Такой своего рода бунт против собственной старости сочетается у этих людей с сильным страхом смерти. 5) Отношение враждебности человека к самому себе. Люди такого типа избегают воспоминаний, потому что в их жизни было много неудач и трудностей. Они пассивны, не бунтуют против собственной старости, лишь безропотно принимают то, что посылает им судьба. Невозможность удовлетворить потребность в любви является причиной депрессий, претензий к себе и печали. С этими состояниями соединяются чувство одиночества и ненужности. Собственное старение оценивается достаточно реалистично; завершение жизни, смерть трактуется этими людьми как избавление от страданий.

В типологии Ф. Гизе, сконструированной на основе отношения человека к собственному старению, выделяются три типа стариков и старости: 1) старик — негативист, отрицающий у себя какие-либо признаки старости; 2) старик — экстравертированный, признающий наступление старости через внешние влияния и путем наблюдений за изменениями (выросла молодежь, расхождение с нею во взглядах, смерть близких, изменения своего положения в семье, изменения-новшества в области техники, социальной жизни и т. д.); 3) интровертированный тип, для которого характерно острое переживание процесса старения. Человек не проявляет интереса к новому, погружается в воспоминания о прошлом, малоподвижен, стремится к покою и т. п.

И.С. Кон выделяет следующие социально-психологические типы старости (4 позитивные и 2 негативные).

Первый тип — активная творческая старость, когда ветераны, уходя на заслуженный отдых, продолжают участвовать в общественной жизни, в воспитании молодежи и т. д., — живут полнокровной жизнью, не испытывая какой-либо ущербности. Второй тип старости характеризуется тем, что пенсионеры занимаются делами, на которые раньше у них просто не было времени: самообразованием, отдыхом, развлечениями и т. п. Для этого типа стариков характерны тоже хорошая социальная и психологическая приспособляемость, гибкость, адаптация, но энергия направлена главным образом на себя. Третий тип (а это преимущественно женщины) находит главное приложение своих сил в семье. А поскольку домашняя работа неисчерпаема, то женщинам, занимающимся ею, просто некогда хандрить, скучать. Однако, отмечают психологи, удовлетворенность жизнью у этой группы людей ниже, чем у первых двух. Четвертый тип — это люди, смыслом жизни которых становится забота о собственном здоровье. С этим связаны и разнообразные формы активности, и моральное удовлетворение. Вместе с тем обнаруживается склонность (чаще у мужчин) к преувеличению своих действительных и мнимых болезней, повышенная тревожность.

Наряду с выделенными благополучными типами старости И.С. Кон обращает внимание и на отрицательные типы развития: а) агрессивные старые ворчуны, недовольные состоянием окружающего мира, критикующие все, кроме самих себя, всех поучающие и терроризирующие окружающих бесконечными претензиями; б) разочарованные в себе и собственной жизни, одинокие и грустные неудачники, постоянно обвиняющие себя за действительные и мнимые упущенные возможности, делая себя тем самым глубоко несчастными.

Основными стрессорами людей пожилого и старческого возраста можно считать отсутствие четкого жизненного ритма; сужение сферы общения; уход от активной трудовой деятельности; синдром «опустошения гнезда»; уход человека в себя; ощущение дискомфорта от замкнутого пространства и многие другие жизненные события и ситуации. Наиболее сильным стрессором является одиночество в старости. Понятие это далеко не однозначное. Если вдуматься, то термин «одиночество» имеет социальный смысл. У человека нет родственников, сверстников, друзей. Одиночество в старости может быть связано и с отдельным проживанием от молодых членов семьи. Однако более существенными в старости оказываются психологические аспекты (изоляция, самоизоляция), отражающие осознание одиночества как непонимания и безразличия со стороны окружающих. Особенно реальным одиночество становится для человека, живущего долго. В центре внимания, дум, размышлений старого человека может быть исключительно ситуация, породившая ограничение круга общения. Неоднородность и сложность чувства одиночества выражается в том, что старый человек, с одной стороны, ощущает увеличивающийся разрыв с окружающими, боится одинокого образа жизни; с другой стороны, он стремится отгородиться от окружающих, защитить свой мир и стабильность в нем от вторжения посторонних. Практикующие геронтологи постоянно сталкиваются с фактами, когда жалобы на одиночество исходят от старых людей, живущих вместе с родственниками или детьми, гораздо чаще, чем от стариков, живущих отдельно. Одна из очень серьезных причин нарушения связей с окружающим кроется в нарушении связей стариков с молодыми людьми. Закрепляется не самая гуманистическая позиция: отсутствие реальной жизненной проекции на будущее ясно как для самого старого человека, так и для его молодого окружения. Более того, нередким сегодня можно назвать столь реликтовое явление, как геронтофобия, или враждебные чувства по отношению к старым людям [7].

Проблема взаимосвязи социального стереотипа старости и личного выбора стратегии старения представлена в работе Л.И. Анцыферовой. Она выделяет два личностных типа старости, отличающихся друг от друга уровнем активности, стратегиями совладания с трудностями, отношением к миру и к себе, удовлетворенностью жизнью. Представители первого типа мужественно, без особых эмоциональных нарушений переживают уход на пенсию. Они, как правило, заранее готовятся к этому событию, ведут поиск новых путей включения в общественную жизнь, планируют будущее свободное время. Люди, планирующие свою жизнь на пенсии, нередко воспринимают отставку как освобождение от социальных ограничений, предписаний и стереотипов рабочего периода. У многих пожилых людей выход на пенсию связан со стремлением передать профессиональный опыт ученикам. Они испытывают тягу к воспитанию нового поколения, наставничеству.

Картина поведения второго типа людей, вышедших на пенсию, иная. Вместе с отходом от профессиональной деятельности у них развивается пассивное отношение к жизни, они отчуждаются от окружения, сужается круг их интересов и снижаются показатели тестов интеллекта. Они теряют уважение к себе и переживают тягостное чувство ненужности. Эта драматическая ситуация — типичный пример потери личностной идентичности и неспособности человека построить новую систему идентификации.

Интересную типологию стратегий адаптации к старению предлагает М. Ермолаева. Обобщив достаточно неоднородную информацию о различных аспектах старения, содержащуюся в работах Г. С. Абрамовой, Р.М. Грановской, Н.Ф. Шахматова, Э. Эриксона, а также данные собственных исследований, автор выдвигает предположение, что ведущая деятельность в старости может быть направлена либо на сохранение личности человека, поддержание и развитие его социальных связей, либо на обособление, индивидуализацию и «выживание» его как индивида на фоне постепенного угасания физических, физиологических и психофизиологических функций. Оба варианта старения подчиняются законам адаптации, но обеспечивают различное качество жизни и даже ее продолжительность. В литературе наиболее полно описан второй вариант старения, при котором возрастные изменения проявляются в качественно своеобразной перестройке организма с сохранением особых приспособительных функций на фоне общего их спада. Эта стратегия адаптации предполагает постепенную перестройку основных жизненно важных процессов и в целом структуры регуляции функций в целях обеспечения сохранности индивида, поддержания или увеличения продолжительности жизни. Данная стратегия создает возможность превращения «открытой» системы индивида в систему «закрытую» [8].

Как отмечает Н.Ф. Шахматов, отношение к собственному старению — активный элемент психической жизни. В формировании этого чувства определяющими являются моменты осознания факта физических и психических изменений, признания естественности ощущений физического нездоровья. На последующих этапах старения отношения к новым изменениям в физическом статусе находит уже под воздействием сформировавшейся новой позиции, нового уровня самосознания. Эта новая позиция формируется за счет установившихся новых отношении пожилого человека с его окружением, но в большей степени зависит от него самого. Принятие собственной старости есть результат активной творческой работы по переосмыслению жизненных установок и позиций, переоценке жизненных ценностей. Именно при этом варианте психического старения имеется полное согласие с самим собой, согласие с внешним миром, согласие с естественным ходом событий и, наконец, согласие с неминуемостью завершения собственной жизни.

Заметим, что представленные основные типы старости, отношения к ней, не исчерпывают всего многообразия проявлений поведения, общения, деятельности стареющего человека, многообразия индивидуальностей. Классификации носят ориентировочный характер, с тем, чтобы составить некоторую базу для конкретной (исследовательской или практической) работы с людьми пожилого и старческого возраста.

Таким образом, анализ типов и стратегий отношения к старению, а также полученные эмпирические данные позволяют говорить о возможности и необходимости формирования готовности к освоению возрастно-временных изменений, которая является основанием толерантности к старению.

.2 Психологическая специфика социализации личности в пожилом возрасте

Социальная нестабильность современного общества создает дополнительные трудности и напряжение в жизни пенсионеров или людей, готовящихся к выходу на пенсию. Комплекс этих факторов создает критическую ситуацию, когда человек сталкивается с невозможностью реализации привычных смыслов жизни, с нарушением жизненного стереотипа, с потерей личностной идентичности и способности построить новую систему идентификаций, что ведет к необходимости смены стиля жизни, адаптации к новым условиям для обеспечения бытия смыслом (Л.В. Бороздина, О.Н. Молчанова, 1991) [21].

По мере старения меняется социальный статус человека, неизбежность скорой смерти переживается не менее болезненно, чем физические недуги. Для понимания проблем старости существует два аспекта анализа этого процесса.

Во-первых, это — биологическая старость. С возрастом прогрессирует снижение функционирования морфофизиологических систем, органов человеческого организма.

Второй аспект старения — социальный. «Социальная старость» — следствие биологического старения — выражается в закономерных изменениях статуса личности, необходимости адаптации к новым условиям существования. И этот аспект менее всего изучен социологами. Старость как заключительная фаза возрастной структуры общества с середины ХХ в. изучается «социальной геронтологией».

Говорят, что душа не стареет, увядает лишь тело. Несмотря на старость, человек не может отказаться от потребностей и эмоций молодости. И в этом также существует конфликт: физическое старение организма противоречит тем желаниям, мечтам и устремлениям, которые постоянно порождает наша духовная сущность. О. Уайльд писал в одном из произведений: «Трагедия не в том, что стареешь, а в том, что остаешься молодым"[5].

Мужчины и женщины неодинаково переживают процесс старения. Женщины более жизнестойки и менее подвержены воздействию экстремальных факторов, а также алкоголизму, вовлечению в политические и военные конфликты, преступления и т. п. У женщин, в сравнении с мужчинами, и показатели смертности в три-четыре раза ниже во всех возрастных группах.

Из всех этапов становления человека как личности менее всего социологически осмыслена социализация пожилых и старых людей. Проблемы этого возрастного этапа, пожалуй, самые трудные, во многом парадоксальные. На самом деле, о каком накоплении жизненного опыта, о каком становлении личности могут говорить 60−100 летние люди, когда уже пройден длинный жизненный путь, так или иначе выполнена гражданская профессиональная и другие задачи. Определился круг близких людей, устоялись отношения к самому себе, к внешнему миру. Образно об этом говорит Артур Шопенгауэр. Маскарад окончен, маски снимаются. Мы видим тогда, кто, собственно, были те, с кем мы приходили в соприкосновение на протяжении своей житейской карьеры.

Боязнь старости — геронтофобия — снижает энергетический потенциал человека. И, напротив, по возможности активный, деятельный образ жизни делает, по существу, бесконечным процесс социализации — усвоения всего нового, интересного и бескорыстной передачи своего опыта молодежи. Правомерна ли сама постановка вопроса о социализации стареющих людей? В последние годы большинство социологов вынуждено включать старость в процесс социализации. Процесс обретения, уточнения, развития человеком социальных свойств, по сути, не знает возрастных границ. Меняются социальные роли, которые выполняет личность, каждый статусно-ролевой сдвиг в жизни личности привносит что-то новое в ее духовный облик. Чаще всего говорится о снижении социального статуса, об ослаблении физических и психологических возможностей человека, меньшей становится общественная активность.

Ресоциализация, т. е. или пересмотр, или отказ от уже привычных установок, представлений, которые были сформированы в предыдущие годы, протекает болезненно, особенно в периоды, когда общество переживает коренные преобразования. Сегодня духовная жизнь пожилых подвергнута большим испытаниям в связи с изменениями в политической, экономической, духовно-культурной, личностно-семейной сферах жизни. Общепринято понимание социализации как процесса усвоения индивидом на протяжении его жизни социальных норм и культурных ценностей того общества, к которому он принадлежит. Такое определение повторяется в подавляющем большинстве работ по социологии. Например, С.С. Фролов социализацию определяет как процесс, посредством которого индивид усваивает нормы ею группы таким образом, что через формирование собственного Я проявляется уникальность данного индивида как личности. Весь процесс социализации преимущественно рассматривается как становление личности на ранних этапах ее развития.

Можно ли говорить о социализации пожилых, если сводить все к усвоению опыта? Следует напомнить определение критериев оценки социальных качеств личности как меры не только интериоризации, но и экстериоризации социальной сущности. Соответственно и социализация — это не только процесс усвоения, но и передача социального опыта от поколения к поколению, процесс, который на каждом возрастном этапе наполняется новым содержанием. У пожилых людей усвоение нового может быть в чем-то, и затруднено, но, преломляясь через накопленный жизненный опыт, становится более глубоким и обстоятельным. У старости больше силы суждения, глубины и основательности. Господином материала, собранного в молодости, человек становится только в поздние годы. Поэтому в большинстве случаев великие создают свои шедевры в возрасте около 50 лет. Молодость остается корнем древа познания, хотя лишь вершина его приносит плоды.

Социализация в поздний период жизни продолжается и как процесс усвоения нового, переработки всего достигнутого в жизни и как процесс «отдачи», передачи своего опыта, знаний следующему поколению. Большое значение приобретает забота о закреплении своих достижений в наследниках, стремление уберечь их от повторения своих ошибок. В позднейший период мы более способны воздействовать на других, даже на весь свет, отмечает Шопенгауэр. Ибо мы сами становимся людьми законченными и завершенными. Эти годы являются поэтому временем практической и производительной деятельности, а молодость — временем первоначального усвоения и познания.

Эти выводы великого мыслителя чрезвычайно важны и для подтверждения необходимости уточнения понятия социализации как двустороннего процесса усвоения и отдачи социального опыта, охватывающего всю жизнь человека. Важны они для осмысления старости как социального феномена вместе с развитием общества менялись и социальные проблемы старения. Определенное распределение «обязанностей» между молодыми, зрелыми и старыми генерациями имеет место и на биологическом уровне как форма приспособления к условиям обитания способам добывания пищи, самозащиты, воспитания детей и т. п.

Однако биологическая природа человека, его здоровье, продолжительность жизни, социально — психологическое состояние, выполнение необходимых функций, удовлетворение потребностей и развитие способностей значительно изменялись по мере социального прогресса.

Позиция общества по отношению к старым людям стала частью общественного сознания. С одной стороны, старики сегодня обществом угнетены: мизерная пенсия, убогое медико-социальное обслуживание, грубое пренебрежительное отношение и в семье, и в общественных местах. С другой стороны, их становится все больше.

В связи с тем, что до ХХ столетия группа пожилых и старых людей была относительно малочисленной, социальный аспект старения не был предметом специальной науки.

Хотя старость считают печальным периодом жизни, но и она имеет свои преимущества и может быть счастливой. Нельзя жалеть старость из-за недоступности для нее некоторых наслаждений. Гораздо правильнее взгляд Платона, почитающего старческий возраст счастливым на том основании, что человек, наконец, свободен от неотступно беспокоящего нас до тех пор полового влечения. Старость располагает к душевному спокойствию. Болезни и скука вовсе не являются особенностями старости, как об этом многие думают. Скука — вовсе не обязательная спутница одиночества старых людей. Шопенгауэр, верно подчеркивает: скука неизбежна лишь для тех, кто не знал иных удовольствий, кроме чувственных, не позаботился об обогащении своего ума и развитии своих сил. Если сохраняются наши силы, то благодаря опыту, знанию, практике размышления, воззрения продолжают становиться все более правильными, суждение изощряется. Мы во всем приобретаем все более и более связное представление о целом, обогащаемся новыми знаниями. Наше сокровеннейшее саморазвитие, как замечает Шопенгауэр, продолжает еще по всем вопросам идти вперед, занимая, удовлетворяя и вознаграждая ум. Все это до некоторой степени возмещает утрату некоторых преимуществ молодости. То, что человек «имеет в себе самом», никогда не может пригодиться ему больше, чем в старости [32].

Социализация пожилых отличается от социализации на более ранних этапах жизни тем, что роли их четко не определены. Подлинная роль стариков остается неясной. Социализация пожилых в какой-то мере даже более драматична, чем социализация на других этапах жизни. Кризисы при выходе на пенсию, при вступлении в период глубокой старости оказываются не менее острыми и глубокими, чем кризисы подросткового, юношеского периодов жизни.

Тенденции к прогрессирующему нарастанию одиночества в пожилом и старческом возрасте в настоящее время и в будущем обостряют эту проблему, делают важным углубленное ее исследование силами не только медиков, но и социологов, демографов, экономистов, психологов. Самая большая помощь психолога при работе с чувством одиночества — именно в диагностике, в подробном анализе того, чем вызвано чувство одиночества, чем оно провоцируется и как можно его скорректировать, чтобы оно в жизни не мешало.

Глава 3. Экспериментальное изучение особенностей переживания одиночества и готовности личности к возрастно-временным изменениям в пожилом возрасте

.1 Описание методик, организация и проведение исследования

Исследование особенностей переживания одиночества и готовности личности к возрастно-временным изменениям проводилось в апреле 2008 года в КЦСОН Октябрьского района города Тамбова и с 8 по 14 мая 2008 года в ТОГСУСО «Тамбовский дом — интернат для ветеранов войны и труда». В исследований приняли участие 30 пожилых людей в возрасте от 58 до 87 лет, 20% из которых лица мужского пола.

Нами были использованы следующие методики:

1. «Как Вы себя чувствуете в этой жизни?».

. Опросник «Готовность к возрастным изменениям» (Н.С. Глуханюк, Т.Б. Гершкович).

Цель методики — исследование уровня субъективного ощущения человеком своего одиночества.

Опросник состоит из 20 утверждений.

Инструкция: «Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: „часто“, „иногда“, „редко“, „никогда“. Выбранный вариант отметите крестиком в бланке ответов. Большое спасибо!»

Обработка данных и интерпретация результатов:

Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов. Сумма ответов «часто» умножается на 3, «иногда» — на 2, «редко» — на 1 и «никогда» — на 0. Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 б. Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 б., от 20 — 40 — средний уровень одиночества, от 0 до 20 б. — низкий уровень одиночества.

Методика проводилась индивидуально. Каждого пожилого человека просили оценить ряд ситуации, учитывая их частоту встречаемости в жизни. Проведение методики «Как Вы себя чувствуете в этой жизни?» позволяет выделить три группы испытуемых

1. Пожилые люди с высоким уровнем переживания одиночества, которые получили от 40 до 60 баллов.

2. Пожилые люди со средним уровнем переживания одиночества, которые имеют от 20 до 40 баллов.

. Пожилые люди с низким уровнем переживания одиночества, которые имеют от 0 до 20 баллов.

Цель методики «Готовность к возрастным изменениям» (Н.С. Глуханюк, Т.Б. Гершкович) выявление уровня готовности личности к возрастно-временным изменениям. Общий показатель готовности к освоению возрастно-временных изменений является интегративной характеристикой отношения человека к происходящим с ним возрастным изменениям или изменениям, ожидающим его в будущем. Высокий уровень общей готовности проявляется в четком осознании и понимании естественности, а где-то и неизбежности физических проявлений старения (изменения внешности, снижение остроты зрения, слуха, обострение различных заболеваний), изменения социального статуса и отношения со стороны окружающих, заострения отдельных личностных черт, качественных преобразований в познавательной сфере, ухода от профессиональной деятельности. Готовность характеризуется спокойным, толерантным отношением к происходящим или будущим возрастным изменениям — без острых переживаний и негативных эмоциональных реакций. Деятельностное проявление готовности — это активный поиск стратегий адаптации к разнообразным возрастным изменениям настоящего, планирование своей жизни в условиях будущих трансформаций.

Оценка степени сформированности готовности к освоению возрастно- временных изменений: 0 — 56 баллов — низкая; 57 — 112 баллов — средняя; 113 — 168 баллов — высокая.

.2 Анализ результатов, выводы и рекомендации

Анализируя сводную таблицу результатов респондентов (таблица 1), можно сказать, что в нашем исследований 13.3% пожилых людей можно отнести к первой группе (люди с высоким уровнем переживания одиночества, которые получили от 40 до 60 баллов), Анна Георгиевна, Василий Иванович, Дубовик Л.С., Ермакова М.Е. 50% относятся ко второй группе (люди со средним уровнем переживания одиночества, которые имеют от 20 до 40 баллов).

И к третьей группе можно отнести 36.6% пожилых людей (люди с низким уровнем переживания одиночества, которые имеют от 0 до 20 баллов).

Так же в нашей работе мы использовали опросник «Готовность к возрастным изменениям» (Н.С. Глуханюк, Т.Б. Гершкович).

В этой методике опрашиваемым предлагалось ответить на 28 вопросов, относящиеся к изменениям в жизни человека, сопровождающих процесс старения.

Количественная обработка полученных данных позволила нам выявить высокий уровень готовности к возрастным изменениям у 20% испытуемых, средний у 66.6% и низкий уровень готовности показали 13.3% пожилых людей (Анна Георгиевна, Василий Иванович, Дубовик Л.С., Ермакова М.Е.).

Результаты респондентов данной методики отразились в сводной таблице 2.

Сопоставляя результаты исследования уровня одиночества и уровня готовности к возрастным изменениям можно сделать следующий вывод. Исследуя уровень одиночества мы получили 13.3% испытуемых имеющих высокие баллы, и именно эти пожилые люди показали низкую готовность к возрастным изменениям (13.3%).

Следовательно гипотеза нашего исследования, о том, что пожилые люди готовые к возрастно-временным изменениям менее подвержены одиночеству подтвердилась. Поэтому необходимо готовить людей к собственному старению. Гендерных различий в исследований не обнаружено.

Таблица 1 Сводная таблица результатов к методике «Как Вы себя чувствуете в этой жизни?» (Д.Рассел, Л. Пепло, М. Фергюсон).

(Респонденты, посещающие КЦСОН Октябрьского района г. Тамбова).

Имя, отчество

Количество (баллы)

Уровень одиночества

1. Анна Георгиевна

41

высокий

2. Аэлита Валентиновна

32

средний

3. Валентина Анатольев

24

средний

4. Валентина Ивановна

26

средний

5. Василий Иванович

55

высокий

6. Василий Федорович

37

средний

7. Вера Васильевна

3

низкий

8. Владимир Тихонович

2

низкий

9. Евгения Павловна

8

низкий

10. Зинаида Ивановна

17

низкий

11. Лидия Михайловна

7

низкий

12. Мария Максимовна

2

низкий

13. Надежда Михайлов

10

низкий

14. Раиса Федоровна

30

средний

15. Таисия Александров

22

средний

Сводная таблица результатов к методике «Как Вы себя чувствуете в этой жизни?» (Д.Рассел, Л. Пепло, М. Фергюсон).

(Респонденты, проживающие в ТОГСЦСО «Тамбовский дом — интернат для ветеранов войны и труда»).

Фамилия, имя, отчество

Количество (баллы)

Уровень одиночества

1. Бетин Н.И.

19

низкий

2. Гробов Ю.М.

23

средний

3. Долгова К.В.

36

средний

4. Дубовик Л.С.

40

высокий

5. Дудаева А.П.

8

низкий

6. Ермакова М.Е.

41

высокий

7. Зеленова Р. И.

32

средний

8. Косых З.К.

28

средний

9. Кулаев В.К.

20

средний

10. Орешина Н.А.

низкий

11. Старикова И.Т.

29

средний

12. Тихомирова Н.К.

32

средний

13. Тужикова В.С.

3

низкий

14. Фролова М.Ф.

25

средний

15. Хурция Л.А.

27

средний


Таблица 2

Сводная таблица результатов к методике «Готовность к возрастным изменениям».(Респонденты, посещающие КЦСОН Октябрьского района г. Тамбова).

Имя, отчество

Количество (баллы)

Уровень готовности

1. Анна Георгиевна

43

низкий

2. Аэлита Валентиновна

76

средний

3. Валентина Анатольев

65

средний

4. Валентина Ивановна

102

средний

5. Василий Иванович

34

низкий

6. Василий Федорович

69

средний

7. Вера Васильевна

117

высокий

8. Владимир Тихонович

132

высокий

9. Евгения Павловна

77

средний

10. Зинаида Ивановна

98

средний

11. Лидия Михайловна

114

высокий

12. Мария Максимовна

129

высокий

13. Надежда Михайлов

115

высокий

14. Раиса Федоровна

76

средний

15. Таисия Александров

94

средний

Сводная таблица результатов к методике «Готовность к возрастным изменениям».(Респонденты, проживающие в ТОГСЦСО «Тамбовский дом — интернат для ветеранов войны и труда»).

Фамилия, имя, отчество

Количество (баллы)

Уровень готовности

1. Бетин Н.И.

64

средний

2. Гробов Ю.М.

78

средний

3. Долгова К.В.

95

средний

4. Дубовик Л.С.

53

низкий

5. Дудаева А.П.

112

средний

6. Ермакова М.Е.

55

низкий

7. Зеленова Р. И.

113

высокий

8. Косых З.К.

105

средний

9. Кулаев В.К.

79

средний

10. Орешина Н.А.

109

средний

106

средний

12. Тихомирова Н.К.

85

средний

13. Тужикова В.С.

88

средний

14. Фролова М.Ф.

86

средний

15. Хурция Л.А.

104

Средний

Рекомендации по снижению переживания одиночества в пожилом возрасте.

Прежде всего, человек, живущий один, и одинокий человек — это не одно и тоже. Напротив, одиноким или страдающим от одиночества может быть человек, живущий в большой семье или в многолюдном общежитии. Интроверты любят тишину и уединение, ощущают необходимость «подзарядиться» в одиночестве после того, как им пришлось побывать на людях, их раздражают слишком компанейские люди (экстраверты).

Следовательно, не все одиноко живущие страдают от одиночества, определенный тип людей бережет и лелеет свое одиночество. Одиночество, утверждают психологи, не измеряется расстоянием, отделяющим одного человека от другого, оно обусловлено наличием или отсутствием «родственной души». Причем «родная душа» это не обязательно человек, который всегда говорит вам: «да». Скорее, наоборот. Два абсолютно одинаковых индивида, каждый из которых обладает тем же самым набором знаний, привычек, склонностей и тому подобное, были бы друг для друга абсолютно неинтересны, не нужны. Это было бы попросту удвоенное одиночество.

Контингент подопечных центров социальной помощи, это островов одиноких, представлен в основном женщинами, что, в общем — то не удивительно при том различии в продолжительности жизни мужчин и женщин, которое существует в нашей стране. Удивительно другое наблюдение — овдовевшие мужчины гораздо сильнее переживают свое состояние, чем женщины. И дело не в том, что мужчине легче избавиться от одиночества, вступив в новый союз, а в том, что мы привыкли считать мужчин менее эмоциональными, более сдержанными в своих чувствах. Разгадка, видимо, не в эмоциональной настроенности, а в способности к адаптации. Мужчины труднее приспосабливаются к новому состоянию. Потеря работы, уход на пенсию для них порой не меньшая психическая травма, чем утрата супруги. Разница в продолжительности жизни мужчин и женщин подспудно готовит женщину к вдовьей доле, к вступлению в сообщество вдов. Мужчина — вдовец редкое явление. Он, как птица с одним крылом, не приспособлен к жизни. Единственный выход из положения (не считая возможности вступить в новый брак) — принять женские правила поведения, отказавшись от собственного статуса. Женщины обычно возмещают утрату, обратив все свое внимание, всю чувственность к детям. Среди мужчин — вдовцов легче адаптируются те, у кого есть дочь и возможность влиться в ее семью. Дед, который прежде с трудом отличал пеленку от клеенки, может стать отличной нянькой для любимых внуков.

Еще один путь смягчения одиночества по утверждению психологов — это общение с животными. Так спасался от абсолютного одиночества Робинзон Крузо. Владельцы домашних животных «очеловечивают» своих питомцев. По мнению ученых, это положительно влияет на самооценку человека и в конечном счете на его здоровье. Есть данные, что такое общение сокращает риск инфарктов. Домашние животные делают человека спокойнее и уравновешеннее, а некоторым людям, перенесшим серьезные душевные потрясения, таких «четвероногих лекарей» просто необходимо прописывать, как лекарство.

Сохранить нормальное, полнокровное человеческое общение, не поддаться одиночеству — значит отодвинуть старость. Старение, как и одиночество, невозможно исключить. Старость сама по себе есть одиночество. Это дети взрослеют классами, группами, каждый человек стареет сам по себе, по-своему. При этом старение, как и одиночество, есть проявление чувств, испытываемых человеком. Это чувство проявляется по- разному — в подчеркнуто шаркающей походке, в одежде, в самоуничижительных замечаниях. От самого пожилого человека зависит, насколько сильно будет это чувство, насколько сильно он покоряется ему, насколько оно становится сильнее всех других человеческих чувств.

Эротические чувства заставляют и мужчин, и женщин следить за своей внешностью, сохранять половую индивидуальность и привлекательность, мужественность и женственность. Чичиков, увидев Плюшкина, никак не мог понять, кто перед ним, и принял мужика за бабу. Чувство собственного достоинства требует и в старости самообслуживания. Независимый, самостоятельный человек не ищет, пока у него есть хоть какие — нибудь силы, ничьей поддержки и помощи, старается сам быть кому — нибудь полезным и необходимым.

Для пожилого человека очень важно поддерживать высокий уровень самоуважения. Уважение к себе — есть залог общественного уважения.

Необходимо содействовать повышению самооценки пожилого человека. Самооценка в пожилом возрасте имеет тенденцию к снижению за счет уменьшения внешних факторов получения признания. Для ее повышения можно опираться на достижения детей и внуков. Необходимо подробно рассмотреть социальные, семейные достижения детей и внуков, подвести пожилого человека к принятию мысли о том, что достижения детей и внуков не были бы возможны без его участия. Это особенно необходимо, если пожилой человек страдает оттого, что он не успел что-либо сделать сам по объективной причине. Например, не успел защитить диссертацию, потому что помешала война. Или же ребенок родился больным, и необходимо было посвятить жизнь его лечению.

Иногда более быстрым способом повышения самооценки является так называемая идентификация со своим поколением. Необходимо вместе с пожилым человеком рассмотреть достоинства его поколения, которое, к примеру, сумело пережить голод. Сумело прославить страну достижениями в области космонавтики. И теперь это поколение с достоинством переживает трудности, например, низкую пенсию и т. п. Как правило, пожилой человек о достоинствах своего поколения может говорить с удовольствием и довольно долго. Здесь также может встать вопрос о том, необходима ли такая работа, если пожилые и так хвалят только свое поколение и постоянно ругают молодых. Но на самом деле пожилые рассматривают свое поколение несколько односторонне и чаще фиксируют внимание на его униженности, малых пенсиях и т. п. Поэтому как раз необходимо вспомнить о силе их поколения: о прошлой силе и достижениях, но также и о настоящей силе — возможности приспособиться к столь трудным условиям, сохранить светлый ум, стремление помогать окружающим и т. п.

Следующим этапом может стать обсуждение всего того хорошего, что имеется в актуальной жизненной ситуации пожилого человека: возможность общаться с друзьями по телефону, наличие квартиры и т. п. Здесь важно ничего не забыть, ибо человек быстро привыкает к хорошему, оно кажется ему само собой разумеющимся. Поэтому необходимо вспомнить и проговорить все положительное, что есть в жизни пожилого человека.

В работе с пожилым человеком особо следует остановиться на радости как источнике здоровой нормальной старости. Можно привести старое двустишие, восходящее к временам царя Соломона (цит. по Д. Чопра): Радость сердца — вот жизнь человека, только она даст продление века.

Для людей в пожилом возрасте очень важно ощущение собственной нужности, поэтому проговаривание этой позиции особенно необходимо. Недаром в большинстве жалоб пожилых людей сквозят сетования на то, что теперь они никому не нужны.

При оказании помощи одиноким необходимо учитывать многообразие факторов, приводящих к одиночеству. Дружеские связи, социальное окружение и индивидуальная деятельность представляют собой альтернативу медицинскому вмешательству для оказания помощи одиноким. Помощь одиноким людям иногда должна состоять в том, чтобы изменить ситуацию, а не личность. Также обязательно необходимо готовить людей к собственному старению.

В решении проблемы одиночества важное значение приобретают системы социальной реабилитации и социальной помощи престарелым. Социальная реабилитация представляет собой комплекс социально психологических, медицинских, юридических, профессиональных и других мер, направленных на обеспечение необходимых условий и возвращение этой группы населения к достойной жизни в обществе.

В нашем городе есть места, где при желании можно найти товарищей для общения — клубы общения для пожилых людей. Есть возможность позвонить на «телефон доверия» в любое время дня и ночи, есть возможность прийти на очное консультирование в любой психологический центр.

В пензенских селах появились центры дневного пребывания для пенсионеров. Чтобы разгрузить подчиненных и расширить сферу услуг, предлагаемых пенсионерам, районные власти пошли на эксперимент. При местной администрации центр соцзащиты создал многопрофильный центр. Подобных в России еще не было. Помимо доктора в многопрофильном центре работают психолог, юрист, специалисты соцзащиты и Пенсионного фонда [29].

Для лиц с высокой степенью социальной активности компьютерные и Интернет-технологии позволяют создать условия для интенсивного участия в общественно-политической жизни. Это может быть деятельность в качестве волонтеров в выборных кампаниях, общественных фондах, программах и проектах, проведение мониторинга общественного мнения, участие в «горячих линиях», дискуссиях и интерактивном общении со средствами массовой информации, формирование инициативных групп, групп само- и взаимопомощи. Те же самые технологические решения могут использоваться для организации досуга, общения, удовлетворения познавательных потребностей, социальной коммуникации и психологической реабилитации. Именно приобщение пожилых людей к компьютерным технологиям позволит облегчить проблему взаимопонимания с младшими поколениями, более успешно участвовать в воспитании и обучении внуков и правнуков.

С учетом отставания от современного уровня компьютеризации и интернетизации необходимы специальные программы по созданию условий доступа пожилых граждан к компьютерным средствам и кадры для их реализации, обучения навыкам работы с современными техническими средствами. Целесообразным представляется разработать проекты с обоснованием использования существующих информационных структур (библиотеки, Интернет — кафе, компьютерные классы школ и других учебных заведений, досуговых центров) и создания специализированных центров. Для реализации этих мероприятий целесообразно привлечение средств всех уровней и внебюджетных средств [2].

Девятилетний опыт работы психологов с престарелыми гражданами подтверждает правомерность и обоснованность предложений психологов — исследователей Ростовского государственного университета о необходимости развитой сети психологических подразделений для одиноких престарелых людей в структуре Министерства труда и социального развития. Без этого работа психолога становится несколько фрагментарной, не достаточно эффективной, «скоропомощной», а социальные работники и пожилые люди получают психологическую помощь не в полном объеме. Следовательно, недостаточно эффективной оказывается и работа всех специалистов, призванных помочь одной из самых незащищенных категории населения — людям пожилого возраста [35].

Типичные проблемы одиноких пожилых людей, которые стали предметом работы психолога: 1) трудности во взаимоотношениях с социальным работником и соседями; 2) суицидальные мысли и поведение;

) психологические проблемы из-за отрицания обществом идеалов их юности и всей жизни; 4) чувство вины перед умершими близкими;

) психологические проблемы, связанные с болезнями данного пожилого человека; 6) страх смерти, а также того, что некому будет его похоронить и выполнить традиционный обряд.

Работа психолога в этих случаях начинается при личных встречах и по возможности продолжается также и по телефону доверия для престарелых (по этому телефону подопечные службы социальной помощи могут беседовать с психологом по собственной инициативе).

Наиболее нуждающимся в психологической помощи психолог звонит сам.

Перспективы работы психологов в центрах по обслуживанию граждан пожилого возраста видятся в дальнейшем расширении перечня психологических услуг для социальных работников и подопечных службы: создание в каждом центре комнаты психологической разгрузки, разработка программ психологической адаптации новых социальных работников к сложным условиям работы, организация постоянно действующих курсов повышения квалификации сотрудников службы социальной помощи с использованием традиционных форм обучения и методов активного обучения, в том числе — различных видов социально-психологического тренинга, оказания психологической помощи пожилым людям, оформляющимся в дом-интернат для престарелых. Хочется надеяться, что в ближайшее время должность психолога займет достойное место в системе социальной помощи одиноким престарелым людям.

Заключение

В отечественной психологии проблемы одиночества исследуются такими учеными как Вульф Л.С., Старшебаум Г. В., Швалб Ю.М., Данчева О.В., Рогова Е.Е., Тихонов Г. М., Харламенкова Н.Е., Бабанова И.В., Шмелев Р.В. и другие.

Одиночество присуще всем возрастным этапам. Проблема одиночества во всех возрастных категориях считается потенциальным источником стресса и причиной индивидуальных трагедий во всей сложности.

Все исследователи сходятся на том, что одиночество связано с переживанием человеком его оторванности от сообщества людей, истории, семьи, природы, культуры. Причем современный человек ощущает одиночество наиболее остро в ситуациях интенсивного принудительного общения («одинокая толпа», одинокие и далекие, как планеты во Вселенной, члены семьи, одноклассники, ежедневно встречающиеся подруги), когда человек чувствует тягостный разлад с самим собой, страдание и кризис своего «Я», оторванность и лишение смысла мира.

Однозначное понимание одиночества как негативного или позитивного феномена выводится, как правило, из предпочтения той или иной модели. При предпочтении «аристотелевской» модели одиночество понимается как негативный, девиантный феномен, как клиническая или социальная проблема. И наоборот, ориентация на модель «автономного субъекта» ведет к переоценке индивида как творца самого себя, его самодостаточности и независимости. Одиночество в этом случае понимается как необходимое условие личностного развития, как своеобразный катализатор человеческого духа.

Тем самым человеческое бытие становится парадоксально определяемым бытием. Способность к одиночеству, к самодостаточности внутреннего бытия есть важное условие быть социально признанным, достичь социально значимых результатов. Но точно так же важен опыт социальных связей, принадлежности к общности и социального признания, которые являются необходимым условием для образования способности быть одному, полагаться только на самого себя.

Старость — это возраст — загадка, заключительный период человеческой жизни, который выражается не только в постепенном снижении возможностей человеческого организма, в ослабления здоровья, упадке физических сил, но и собственно психологическими изменениями, такими как, например, интеллектуальный и эмоциональный уход во внутренний мир, в переживания связанные с оценкой и осмыслением прожитой жизни. Пожилой человек — это обычно одинокий человек. Большинство людей 65 лет или старше разведены, одиноки или овдовели. Те люди, которые были одни на протяжении всей жизни не ощущают себя настолько одинокими, потому что уже привыкли. Но люди, которые были в браке и испытали счастье любви, сильную привязанность и переживают одиночество, которое кажется невыносимым, будущее кажется пустым. Одиночество среди старых людей бывает довольно частым. Это определенный тип одиночества — «одиночество в толпе», когда возникают мысли, что человек никому не нужен, неинтересен, что его переживания непонятны другим и т. п.

Переживание одиночества находит различную оценку со стороны самого пожилого человека. Обычные жалобы в этом случае — на непонимание со стороны окружающих, отсутствие человека, который мог бы понять и разделить испытываемые чувства. В других случаях пожилой человек ищет конкретного виновника в создавшейся ситуации. В подобных переживаниях находит отражение отношение к собственному старению, приятие или неприятие его.

С возрастом события, которые приводят к одиночеству, становятся для стариков все более печальными и в меньшей степени осознаваемыми (расставание становится окончательным окончание — безнадежным и неотвратимым; в то время как для молодых все можно повторить, вернуть, переиграть заново).

Старые люди всегда объясняют проблемы влиянием неотвратимых факторов. Одиночество не всегда является обязательным спутником старения, но убеждение, что оно неизбежно может стать самосуществующим предсказанием.

Нами было исследовано 30 пожилых людей в возрасте от 58 до 87 лет, 20% из которых лица мужского пола на выявление уровня субъективного ощущения одиночества и на готовность к возрастным изменениям. Сопоставляя полученные результаты мы получили, что пожилые люди готовые к возрастно-временным изменениям менее подвержены одиночеству. Таким образом, выдвинутая нами гипотеза подтвердилась.

Резюмируя вышеизложеное, необходимо заметить, что тенденции к прогрессирующему нарастанию одиночества в пожилом и старческом возрасте в настоящее время и в будущем обостряют эту проблему, делают важным углубленное ее исследование силами не только медиков, но и социологов, демографов, экономистов, психологов.

Список используемой литературы

1. Александрова Т.А. Годы и заботы/ Т.А. Александрова — М.: Политиздат, 2010. — 206с.

. Бондаренко И.Н. Социокультурная адаптация пожилого населения как педагогическая проблема / И.Н. Бондаренко // Мир образования — образование в мире. — 2009. — № 2. — С. 41 — 56.

. Виленчик М.М. Биологические основы старения и долголетия/ Виленчик М.М. — 2-е издание. — М.: Знание. — 2007. — 276с.

. Вдовина М.В. Социологические исследования отказа детей от престарелых родителей/ М.В. Вдовина //Социология и политология. — 2006. — № 3. — С.136−150.

. Волкова Т.Н. Социальные и психологические проблемы старости //Вопросы психологии. — 2006. — № 2. — С. 118−126.

. Вульф Л.С. Одиночество пожилых людей/ Л.С. Вульф //Социальное обеспечение. — 2008. — № 5. — с.23

7. Гамезо М.В., Герасимова В.С., Горелова Г. Г., Орлова Л.М. Возрастная психология: личность от молодости до старости / М.В. Гамезо, В.С. Герасимова, Г. Г. Горелова, Л.М. Орлова — М.: Издательский дом «Ноосфера». — 2009. — 272с.

8. Глуханюк Н.С., Гершкович Т.Б. Поздний возраст и стратегии его освоения / Н.С. Глуханюк, Т.Б. Гершкович — М. — Московский психолого — социальный институт. — 2007. — 112с.

. Горбачева А. Старость как достижение / А. Горбачева // Независимая газета. — 2007. — 25 февраля. — С. 8.

. Женское одиночество: полноценная жизнь или страдание?/ Н.В. Самоукина — М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ». — 2006. — 252с.

. Ермолаева М.В. Жизненный опыт как критерии личностного развития в старости / М.В. Ермолаева //Мир психологии. — № 3. — 2007. — С.145−152.

. Ермолаева М.В. Психология зрелого и позднего возрастов / М.В. Ермолаева — Москва — Воронеж. — 2008. — 280с.

. Ермолаева М.В. Практическая психология старости / М.В. Ермолаева — М.: Изд — во ЭКСМО — Пресс. — 2009. — 320с.

. Козлова Т.З. Самооценка пенсионеров / Т.З. Козлова // Социс. — № 4. — 2007. — С. 32−64.

. Кошелева Ю.П. Самопредъявление одиноких людей в тексте газетных объявлений / Ю.П. Кошелева //Вопросы психологии. — № 2. — 2008. — С.107−118.

16. Крайг Г., Бокум Д. Психология развития / Крайг Г., Бокум Д. — 9-е изд. — СПб.: Питер. — 2006. — с.940.

17. Краснова О.В., Лидерс А.Г. Психология старости и старения: Хрестоматия / О.В.Краснова, А.Г. Лидерс — М.: Издательский центр «Академия», 2009. — 416с.

. Любовь против одиночества./ Старшебаум Г. В. -М.: Знание. — 2007. — 63с.

. Максимова С.Г. Старость: социальное отчуждение или социальное принятие / С.Г. Максимова // Социология и политология. — № 4. — 2007. — С. 179 — 194.

. Малый толковый словарь русского языка. — М., «Русский язык», Лопатин В. В, Лопатина Л.Е. — 2007. — с.217.

. Минигалиева М.Р. Проблемы и ресурсы пожилых людей / М.Р. Минигалиева //Отечественный журнал социальной работы. — № 3. — 2008. — С.8−14.

. Одиночество: социально — психологические проблемы./ Ю.М. Швалб, О.В. Данчева — Киев: Украина. — 2007. — 270с.

. Покровский Н.Е. Лабиринты одиночества / Покровский Н.Е. — М.: 2009. — С. 14

24. Психология словарь. — изд-е 2. — М., Издательство политической литературы. — под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского — 2008. — С.248 — 249.

. Психология развития. — под ред. А.К. Болотовой и О.Н. Молчановой. — М: ЧеРо. — 2006. — 524с.

. Психология среднего возраста, старения, смерти. — под ред. А.Д. Реана —

Санкт — Петербург ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК. — Москва ОЛМА-ПРЕСС. -

. — 384с.

. Розенбаум М.Д. Психологическая оценка качества жизни пожилых людей / М.Д. Розенбаум // СОЦИС. — № 4. — 2008. — С. 121 — 127.

. Рогова Е.Е. Переживание одиночества подростками с разной социальной направленностью / Е.Е. Рогова // Вопросы психологии. — № 5. — 2009. — С. 39 -46.

. Саванкова Н. Детсад для бабушек // Российская газета. — № 112 (4669) 20 мая. — 2008. — С. 6.

. Семья, одиночество, любовь… / А.З. Рубинов — М. — 2006. — 64с.

. Слово о старости. / Д.Ф. Чеботарев — М.: Знание. — 1992. — 61с.

. Спасибенко С.Г. Проблема социализации пожилых и старых людей / С.Г. Спасибенко //Социально — гуманитарное знание. — № 2. — 2007. — С.129−149.

. Старение и увеличение продолжительности жизни. / В.В. Фролькис — Л.: Наука. — 1988. — 237с.

. Старость: популярный справочник. — М. — Большая Российская энциклопедия. — 2006. — 352с.

. Тащева А.И. Концепция организации психологической помощи одиноким людям пожилого возраста / А.И. Тащева // Психология зрелости и старения. — 2008. — № 4. — С. 75 — 87.

. Тихонов Г. М. Одиночество как тензионное состояние / Г. М. Тихонов //Мир психологии. — № 3. — 2006. — С.118−124.

. Филозопов А.А. Психолого — педагогическая поддержка лиц пожилого возраста / А.А. Филозопов //Вестник психосоциальной и коррекционно — реабилитационной работы. — № 2. — 2007. — С.53−57.

. Харламенкова Н.Е., Бабанова И.В. Стратегии самоутверждения и ценностные предпочтения одинокого человека / Н.Е.Харламенкова, И.В. Бабанова //Психологический журнал. — № 2. — 2009. — С.21−28.

. Холостова Е.И. Социальная работа с пожилыми людьми / Е.И. Холостова — М. — 2007. — 296с.

. Хухлаева О.В. Психология развития: молодость, зрелость, старость / О.В. Хухлаева — М.: Издательский центр «Академия». — 2008. — 204с.

. Человек один не может…/сост. И.М. Ачильдиев — М. — 2009. — 203с.

. Шмелев Р.В. Феномен одиночества человека как социально — психологическое явление / Р.В.Шмелев //Отечественный журнал социальной работы. — № 3. — 2007. — С.18−21.

. Щукина Н.П. Самопомощь и взаимопомощь в системе социальной поддержки пожилых людей / Н.П. Щукина — М. — 2008. — 241с.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector