Динамика профессионального самосознания психолога

Динамика профессионального самосознания психолога-практика (психосемантический аспект)

(Статья из Журнала практического психолога, №6, 2002 г.)

В.М. Просекова доцент кафедры практической психологии ТОГИРРО

В настоящей статье будут изложены результаты исследования, объектомкоторого является профессиональное самосознание психологов-практиков, их профессиональная идентичность. В качествепредметаисследования, вычленяющего специфический аспект профессионального самосознания, рассматриваются имплицитная теория личности психолога-практика и имплицитные Я-концепции психологов-практиков, их динамика в ходе профессионального становления.

При всем многообразии направлений, существующих в современной практике психологии, существует одно положение, которое разделяется большинством из них: главным инструментом в работе психолога-практика является он сам, его личность (Воробьева,1991;ГуггенбюльКрейг,1997;Кочюнас,1999;Пуртова,1999;Иванова,Лебедева,1999).

Теории психологической помощи, разработанные в коммуникативной парадигме, которая исходит из диалогического понимания личности и природы ее психологических проблем, являются в то же время и эксплицитными теориями личности психолога практика, способного вовлечь клиента в целительный диалог. Реальный психолог при построении собственной теории психологической помощи, создаетсобственную теорию себя, то есть Я-концепцию(Бреммер;цит. по:Тутушкина,1999).

Мы исследовали, во-первых, довербальную, преконцептуальную, дорефлексивную составляющую таких «теорий» — «психологический опыт, переживание которого содержит имплицитные значения» (Роджерс; цит. по:Воробьева,Снегирева,1990, с. 7); во-вторых, их профессиональный групповой инвариант, присоединяющую образующую Я-концепции — те общие характеристики, которые возникают на основе сходного профессионального опыта.

Испытуемые: психологи-практики, работающие в образовательных, социальных и медицинских учреждениях, занимающиеся различными формами консультативной, тренинговой и психокоррекционной работы; студенты 1 и 5 курсов университета и слушатели курсов профессиональной переподготовки по специальности «Психология».Процедура эксперимента:испытуемые оценивали по 2-балльной шкале себя — в прошлом, настоящем и будущем и 9 фигур из профессионального окружения, заданных как репертуар ролей: 1. Кто-либо из практических психологов, с кем Вам часто приходится общаться в профессионально значимых ситуациях; 2. Практический психолог, к которому Вы относитесь с симпатией и уважаете за профессионализм; 3. Практический психолог, который в чем-то уступает Вам как профессионал, но Вы ему симпатизируете; 4. Практический психолог, которого Вы недолюбливаете, но в чем-то признаете его превосходство как профессионала; 5. Практический психолог, которого Вы недолюбливаете и считаете, что он зря выбрал эту профессию; 6. Вы сами; 7. Практический психолог, которого Вы можете назвать эффективным; 8. Кто-то из практических психологов, в чьей эффективности Вы сомневаетесь; 9. Практический психолог, которого Вы можете назвать преуспевающим; 10. Кто-то их Ваших знакомых практических психологов, кого Вы можете назвать счастливым; 11. Вы в начале психологической практики (или в начале обучения); 12. Вы через три года.

10 стр., 4860 слов

Производственная профессиональная практика

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Научно-методический центр по художественному образованию ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ (ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ) ПРАКТИКИ для специальности 0517 Библиотековедение (базовый уровень среднего профессионального образования) Москва - 2003 Составлена в соответствии с государственными требованиями к минимуму содержания и уровню подготовки выпускников по ...

В качестве инструмента шкалирования использовались 120 униполярных шкал, выявленных на первом этапе исследования при помощи метода триад Дж.Келли.

В соответствии с задачами исследования были сгруппированы выборки: генеральная (108 человек), в которую вошли все работающиепсихологи; психологи со стажем до 3-х лет; психологи со стажем 3-7 лет; психологи со стажем более 7 лет; студенты пятого курса университета и последнего курса факультета переподготовки (60 человек); студенты 1 курса университета и факультета переподготовки (70 человек); психологи, прошедшие специализацию (600 часов) по одному из направлений консультирования (гештальт-подход, арттерапия, НЛП); студенты, участвовавшие в тренинге профессионального самосознания (30 человек).

Результаты шкалирования испытуемыми фигур оценивания суммировались в групповые матрицы, которые затем подверглись процедурам факторного анализа методом главных компонент с последующим варимакс-вращением факторов.

1.По результатам факторизации матрицыгенеральной выборки, были выделены 4 фактора.Первый фактор(64% дисперсии) включает следующие шкалы: способен к состраданию, сопереживанию (0,99), способен устанавливать эмоционально близкие отношения (0,99), теплый (0,98), радуется самому процессу жизни (0,98), эмоционально поддерживает решение проблемы (0,94), держит себя на равных, сотрудничающий (0,93), располагает к себе (0,91), подлинный, естественный (0,87), стремится к установлению истины о самом себе (0,86), жизненные и профессиональные принципы совпадают (0,86), принимает страдания и противоречия как неустранимые из жизни (0,84), дает возможность выговорить правду чувств (0,84), признает самоценность и уникальность клиента (0,82), терпим к проявлениям агрессивности и недовольства (0,82), воодушевленный (0,74), безоценочно принимает переживания клиента (0,72); учит, как жить (-0,80), его чувства и поведение не соответствуют друг другу (-0,83), жизненные и профессиональные принципы противоречат друг другу (-0,83), относится к клиенту как объекту изучения или воздействия (-0,84), нормативен, оценивает других, ставит диагнозы (-0,85), сосредоточен на себе, эгоцентричный (-0,90), хочет казаться важным и значительным в глазах клиента (-0,90), категоричный (-0,91), формальный в контакте (-0,94), предъявляет фасад, искусственный (-0,94), директивный, авторитарный (-0,97), претендует быть эталоном, образцом (-0,98), холодный (-0,98), стремится к власти над клиентом (-0,98), демонстративный (-0,99).

1 стр., 206 слов

Отличия квалифицированного психолога от неквалифицированного

  Квалифицированный психолог Неквалифицированный психолог Цели психологической помощи 1. Ориентируется на цели клиента 2. Формирует цели психологической помощи на основе личности клиента 1. Ориентируется на свои цели 2. Формирует цели психологической помощи на основе своей собственной личности Общение 1. Имеет множество откликов и реакций на многие ситуации и проблемы. 2. Избегает оценочных ...

Этот фактор дифференцирует фигуры оценивания следующим образом: на положительном полюсе— фигуры 6 (Я-актуальное), 10 (психолог, которого считают счастливым) с максимальными факторными нагрузками, а также фигуры 2 и 3 (профессионала и допрофессионала, к которым относятся с симпатией), 11, 12 (Я-ретроспективное и Я-потенциальное), 1 и 7 (эффективный психолог);на противоположном полюсе— фигуры 4 и 5 (профессионал и непрофессионал, к которым испытывают антипатию) с максимальными факторными нагрузками, а также фигуры 8 и 9 (неэффективный и преуспевающий психологи).

Мы назвали этот фактор «Безусловное принятиеОтвержение«.

Второй фактор(19%) задан оппозицией следующих шкал: имеет основательную теоретическую подготовку» (0,98); имеет большую практику, опыт работы (0,95); уверенный (0,94); ориентируется в многообразии психических типов и состояний (0,93); имеет систематическую подготовку как практик (0,92); передает ответственность за клиента ему самому (0,91); осознанно фрустрирует, чтобы помочь осознать правду (0,90); остается вне игры клиента (0,90); вынуждает клиента использовать его собственные ресурсы (0,90); автономен от внешнего оценивания (0,90); способен сохранять душевную автономию (0,87); материально обеспечен (0,86); опирается на собственный опыт (0,85); рациональный (0,83); содействует высвобождению энергии клиента (0,83); побуждает совершить усилие над собой, работать (0,82); гибкий, уникально реагирует на уникальную ситуацию (0,81); бывает строгим и твердым (0,81); наблюдателен (0,80); помогает понять смысл симптома или проблемы (0,77); побуждает клиента к собственному выбору (0,75); помогает клиенту обрести внутреннюю свободу (0,75); способен пойти на риск (0,75); способен пойти на конфронтацию, обострить отношения (0,72); тратит на клиента много своей энергии (-0,71); воспроизводит методики, схемы (-0,71); осторожный (-0,76); его чувства и переживания точно отражаются в поведении (-0,78); стремится быть всеми любимым (-0,79); в контакте с клиентом упускает важные детали (-0,79); транслирует чужие знания (-0,8); избегает неудач (-0,80); осуждает выражение агрессивности и недовольства (-0,81); испытывает материальные затруднения (-0,84); обслуживает, стремится, чтобы клиент был доволен (-0,88); поддается в работе собственным эмоциональным импульсам (-0,90); вовлекается в игру клиента по его правилам (-0,90); делает за клиента его работу (-0,91); полон сомнений (-0,94); тревожный (-0,94); практическая подготовка случайна и фрагментарна (-0,94); боится совершить ошибку (-0,95); зависим от мнений и оценок других (-0,96); имеет малый опыт работы (-0,98); ищет поддержку в окружении (-0,98).

6 стр., 2770 слов

Стресс-факторы в работе руководителя.

... энергией и информацией. Окр среда включает психолог характеристику, кот отражается в том, какие ... работы Сила стресса зависит не столько от самой ситуации, сколько от самой личности. Мотивация как фактор ... операциях, прибылях, договорах, планах, инвестиций, поставщиках, клиентах, планах реализации, объемах закупок и ... в рын. эк-ке Одной из центральных фигур в современных крупных компаниях развитых стран ...

Мы назвали этот фактор «Сила Я — Слабость Я«. Наиболее контрастными по этому фактору являются фигуры 11 (Я в начале практики), 3 (непрофессионал, вызывающий симпатию) на полюсе «Слабость Я» и 9 (преуспевающий психолог), 2 (профессионал, вызывающий симпатию), 7 (эффективный психолог) на полюсе «Сила Я».

Униполярные третий (3%) и четвертый факторы (2,7%), каждый из которых представлен одним дескриптором — «Обошелся в жизни без психических травм» и «Пережил боль и страдание», судя по фигурам оценивания, которые они поляризуют, являются «осколками» одного биполярного фактора, который мы назвали «Раненый целитель»: на левом полюсе — фигуры 10 (счастливый психолог), 12 (Я через три года), а на правом — фигура 6 (Я сейчас) и фигура 4 (профессионал, к которому испытывают антипатию).

5 стр., 2372 слов

Теоретические аспекты изучения клиентов социальной работы.Практические аспекты работы с клиентами в социальной работе

Содержание стр Введение 3 1. Теоретические аспекты изучения клиентов социальной работы 5 1.1. Понятие «клиент» в социальной работе 5 1.2. Типология и классификация клиентов 12 1.3. Типология личностных и социальных проблем клиентов 15 2. Практические аспекты работы с клиентами в социальной работе 18 2.1. Проблема построения взаимоотношений специалиста с клиентом, обеспечивающих продуктивное ...

2.Факторные структуры в группах психологов со стажем3-7 лет,более 7 лети в группе психологов, прошедшихдополнительную послевузовскую подготовкув целом изоморфны факторной структуре генеральной выборки. Фактор «Безусловное принятие» в первых двух группах включает 57 униполярных шкал, фактор «Сила Я» — соответственно 45 и 37; в группе психологов, прошедших дополнительную послевузовскую специализацию количество шкал в первых двух факторах составляет 50 и 46 соответственно.

В третьем факторе у группы психологов со стажем работы 3-7 летпо сравнению с двумя другими группами и генеральной выборкой целостно выражена семантика «раненого целителя». Он задан оппозицией шкал: принимает страдания и противоречия как неустранимые из жизни (0,89), пережил боль и страдание (0,79), испытывает материальные затруднения (0,67), материально обеспечен (-0,60), обошелся в жизни без психических травм (-0,66).

Наиболее полярными по этому фактору являются фигуры самих испытуемых в настоящее время (6) и счастливого психолога (10).

К левому полюсу относятся также фигуры 7, 2, и 11, а к правому — фигуры 8 и 9.

3.Во всехстуденческих группах, а также в двух группахмолодых специалистов(стаж работы до 3 лет) с разными формами подготовки (университетское обучение и переподготовка) шкалы, задающие полюса первого фактора, указывают на основании категоризации, сходное с таковым в описанных выше выборках — «Безусловное принятие». В то же время, этот фактор представляет собой глобальную склейку от 60 до 90 шкал одинакового знака, которые в генеральной выборке относятся к двум, а то и трем разным факторам. Он дифференцирует фигуры самих испытуемых (Я-актуальное, Я-ретроспективное и Я-потенциальное), а также фигуры профессионалов, к которым испытывают симпатию (положительный полюс) и фигуры психологов, которых недолюбливают, независимо от того, признают их профессионализм или нет (отрицательный полюс).

1 стр., 462 слов

Вопрос профессионализма психолога-консультанта

В настоящее время развивается и получает распространение профессия психолога. Основателем психологии как науки является Вильгельм Вундт, который в 1879 году открыл первую в мире экспериментальную лабораторию, где изучались феномены сознания с помощью метода интроспекции (самонаблюдения). В настоящее время достаточно много психологов в разных отраслях – семейная психология, психология ...

Очевидно, что основой этой дифференциации являются два известных механизма каузальной атрибуции: 1. «Плохому» человеку приписываются отрицательные черты», а сам воспринимающий оценивает себя по контрасту, как носитель самых положительных черт»; 2. «Плохим» людям всегда приписываются отрицательные черты, а «хорошим» — хорошие» (Андреева, 1980, с. 149).

Поэтому, в отличие от остальных выборок, мы назвали этот фактор «Оценка».

Другой особенностью семантической структуры этих выборок является то, что фактор оценки участных качеств психолога и фактор энергетической оценки («Сила Я») «сцепились» полюсами разного знака; это говорит о том, что в основе восприятия профессионального окружения и самовосприятия лежит конструкт, согласно которому сопереживающий психолог автоматически кодируется как слабый, а сильный — как холодный и дистанцированный. Вот, для примера, содержание второго фактора молодых специалистов — выпускников университета: рациональный (0,79), автономен от внешнего оценивания (0,78), имеет большую практику, опыт работы (0,73), держит клиента на расстоянии (0,72), передает ответственность за клиента ему самому (0,71), имеет основательную теоретическую подготовку (0,7), холодный (0,7), боится совершить ошибку (-0,71), зависим от мнений и оценок других (-0,72), тратит на клиента много своей энергии (-0,73), способен к сопереживанию, состраданию; (-0,74), способен устанавливать эмоционально близкие отношения (-0,81), ищет поддержку в окружении (-0,84), имеет малый опыт работы (-0,85).

Фигуры, дискриминируемые этим фактором, аналогичны фигурам генеральной выборки.

Обсуждение результатов

Обсудим сначала результаты факторизации матриц генеральной выборки, групп психологов со стажем 3-7 лет,более 7 лети группы психологов, прошедшихдополнительную послевузовскую специализацию.

Базовой категорией имплицитной теории личности психолога-практика является конструкт «Безусловное принятие клиента — Отвержение клиента«. Это одна из основных мерок, эталон, посредством которого психологи-практики различают профессионалов и непрофессионалов в психологической практике. Профессионал в практической психологии прежде всего живой человек, испытывающий интерес к жизни и к людям, терпимый к самым разным переживаниям, мыслям и состояниям — как клиентов, так и своим собственным — и способный их понять; он умеет устанавливать глубокие отношения с другими людьми, сопереживать им и раскрыть собственные переживания; аутентичный в своих проявлениях. Непрофессионал в своих отношениях с клиентом директивен, авторитарен, претендует быть образцом; в контакте с клиентами — искусственный, формальный и холодный; он категоричен в своей приверженности нормам, сосредоточен, главным образом, на себе, на своей правде, что не дает ему разглядеть правду клиента; клиент для него только объект изучения или воздействия.

1 стр., 326 слов

О психологе

Сейчас в интернете довольно трудно найти стоящую информацию о психологии. В разных источниках можно наткнуться на неверную, и часто даже абсурдную информацию, делающую психолога в глазах людей то колдуном, который может решить все их проблемы разом, то шутом, который лишь делает вид, что что-то умеет. На просторах интернета можно даже увидеть рекламу такого типа, как «у нас есть колдуны, астрологи ...

Другой категорией, которая составляет основу имплицитной теории личности психолога-практика, выявленной у испытуемых в этих выборках, является конструкт «Сила Я — Слабость Я«. Самые большие факторные нагрузки в этом факторе, которые задают его смысл, у дескрипторов, связанных с подготовкой психолога (теоретической и практической) и опытом работы.

Освоение специальных знаний, накопленных практической психологией, овладение профессиональными навыками в собственной практике связывается в субъективных представлениях психологов с обретением таких качеств, как рациональность, уверенность, внутренняя свобода, независимость от внешних оценок, от собственных неосознаваемых импульсов, способность сохранять душевную автономию (различать Я и не-Я), материальная независимость, гибкость (свобода от стереотипов), способность пойти на риск, способность пойти на конфронтацию, а также лидерские качества в отношении с клиентами (побуждение клиента к работе, к совершению усилия, к собственному выбору, помощь в обретении внутренней свободы).

Латентное содержание, скрывающееся за этой сцепкой ассоциаций — способность поддерживать свою самость против внешних (давление среды) и внутренних (спонтанных эмоциональных влечений) факторов (Кон, 1981).Она дает психологу-практику возможность реализовать собственнуюсубъектность— активность по отношению к обществу и себе самому, возможность утверждать себя в мире (Улыбина,1998) и является условием помощи поддержания и развитиясубъектности клиента.

Со слабой практической подготовкой и малым опытом работы коррелируют тревожность и зависимость специалиста (от внешних оценок и собственных эмоциональных импульсов, от ожиданий клиента и его «сценария» игры, от техник и методик, материальная зависимость), сервильность (стремление услужить, обслужить), стремление быть всеми любимым. Иными словами, неспособность содействовать развитию субъектности клиента.

Имплицитный смысл этого фактора очень точно передают слова А.Ф.Бондаренко: «Именно профессиональное самоопределение психолога-практика уменьшает дистанцию между «Я-функциональным» и «Я-экзистенциальным», снижает тревожность, повышает личностный потенциал, то есть становится как бы условием и одновременно стимулом к дальнейшему личностному росту и личностному самоопределению… Технологический уровень представленности модели специалиста детерминирует личностный. А уже этот, последний, возвращает личностное «Я» к институционально-ролевому «лику» профессии» (Бондаренко,1993, С. 73-74).

Таким образом, конструктами, конституирующими имплицитную теорию личности психолога-практика, являются «Безусловное принятие клиентов — Отвержение клиентов» и «Сила Я — Слабость Я».Их можно рассматривать как субъективные критерии профессиональной идентичности психологов-практиков.

Если участные качества, способность чувствовать, понимать и принимать людей, сочувствовать и сопереживать, устанавливать с ними глубокие отношения, терпимость к многообразным их проявлениям приписываются себе испытуемыми всех выборок как почти имманентные к моменту выбора занятия психологией, то сила Я-экзистенциального и функционального — это такая базовая самохарактеристика, которая в начале профессиональной деятельности или подготовки к ней, воспринимается как дефицит и которая — осознано это или нет — является предметом потребности. Расположение в семантическом пространстве (рис. 1) фигуры Я-ретроспективное на полюсе «Слабость Я», а фигуры Я-потенциальное на полюсе «Сила Я» — рядом с фигурами профессионалов в практической психологии — выявляет вектор личностного и профессионального роста психологов-практиков, а именно — возрастание их субъектности.Это означает, чтоимплицитная Я-концепция психологов-практиков содержит интенцию к личностному ростуи чтоосновным смыслом профессионального и личностного развития является развитие субъектности — как своей, так и их клиентов.

Расположение фигуры актуальное Я на данной шкале зависит от двух условий: уровня профессиональной подготовки и стажа работы (то есть опыта работы в практической психологии).

Так, студенты независимо от формы профессиональной подготовки и психологи-практики, проработавшие по профессии менее трех лет, тяготеют к правому полюсу; фигура актуального Я психологов-практиков, проработавших более семи лет, а также из выборки прошедших дополнительную послевузовскую подготовку — на левом полюсе шкалы.

В имплицитных теориях личности профессионала у психологов со стажем от 3 до 7 лет и более семи лет выявлен относительный баланс между тенденцией к интеграции и дифференциации конструктов. Это, по-видимому, тот случай, когда без умеренного сцепления «не происходит формирование интегративных конструктов, знание не интегрируется» (Шмелев, 1994, с. 132).

Так, конструкт «Безусловное принятие — Отвержение» является «склейкой» характеристик, которые в эксплицированных моделях эффективного и неэффективного психологов-практиков (например,Кочюнас, 1999) выделяются в несколько разных категорий. И в то же время, по сравнению с первым фактором у студентов и молодых специалистов он значительно менее монолитен. В «склейках» второго фактора «Сила Я — Слабость Я» интегрированы имплицитные представления психологов-практиков о том, что невозможно провести четкую границу между Я-экзистенциальным и Я-профессиональным у психолога-практика, о взаимообусловленности личностного и профессионального роста.

Квадрант семантического пространства, образованный соединением полюсов «Безусловное принятие» — «Сила Я» двух смысловых конструктов, является моделью должного, областью профессиональных эталонов, поскольку в нем расположены фигуры профессионалов (психолог, к которому относятся с симпатией и уважают за профессионализм и психолог, которого считают эффективным), а также моделью потребного будущего, поскольку в нем размещена фигура Я-потенциальное.

Он вызывает следующие реминисценции. Если на полюсе «Безусловное принятие» сцеплены, главным образом, качества психолога, приводящие к объединению с другими людьми («Мы»), то на полюсе «Сила Я» сгруппированы черты, позволяющие отделить себя от других, отстаивать свою природную и человеческую сущность («Я»), индивидуализировать свой опыт и ценности, обеспечивающие подлинное рождение личности (Улыбина,1998).

Поэтому одним из смыслов этого квадранта являетсятворческая адаптациясинтез, позволяющий жить и работать, придерживаясь собственных взглядов, учитывая «нормы, принятые в данное время и в данном месте, и найти собственный путь в общем потоке» (Гингер,1996, с. 26).

Полюс «Безусловное принятие» — это материнское сознание, материнское — безусловное — отношение, как это понимает Э.Фромм (1992).

Полюс «Сила Я» соотносится с отцовским — условным — отношением. Согласно В.В.Столину, будучи ассимилированным в структуру самоотношения, материнское сознание становится аутосимпатией, а отцовское трансформируется в самоуважение (Столин,1983).

Способность совмещать в себе материнское и отцовское сознание является одной из характеристик зрелого человека.

К ведущим механизмам изменений, происходящих с клиентом в процессе работы с психологом, относят, во-первых, разотождествление с интроецированными ослабляющими, обесценивающими образами значимых других из его детства, во-вторых, интериоризацию клиентом особых отношений внутри рабочего альянса с психологом (Пуртова,1999).

Задача психолога — «быть персонажем другой истории, …другим типом «родителя» (Калитеевская,1997, с. 64).

Интериоризация клиентом теплого, доверяющего отношения к нему ведет к изменению отношения к себе, большему самопониманию, самопринятию, а также способствует переосмыслению проблемы.

С другой стороны, фрустрируя «клиента его же стереотипными ответами» (там же, с. 67), поддерживая поиск выхода из проблемной ситуации, побуждая к равноправному партнерству, «к активности самоисследования и разделению ответственности за происходящие изменения» (Соколова,1995), психолог занимает позицию, которая Э.Фроммом названа отцовской. Ассимиляция этой позиции ведет к способности клиента быть автономным в поведении и принятии решений, опираться на самого себя.

Чтобы в общении с психологом клиент мог получить опыт зрелого обращения с ним, психолог сам должен иметь этот опыт, совмещая в себе «материнское» и «отцовское» сознание, аутосимпатию и самоуважение. Таким образом, семантику этого квадранта составляет зрелостьличности самогопсихолога.

Но здесь же усматривается еще один семантический слой. В зарубежных исследованиях практического мышленияего сущностной характеристикой называютспособность понять и принять парадоксальность и противоречия,свойственные конкретным социальным ситуациям (Акимоваи др., 1999).

Э.Фромм писал, что отцовский и материнский виды сознания противоречатдруг другу (1992, с. 133).

Понимание в его женском варианте «веры, надежды и любви», женском «я с тобой», противоположно пониманию, основанному на позиции вненаходимости и способному вследствие этого к постижению целостности происходящего, умению соразмерять множество факторов (Бусыгина,2000, с. 96).

По мнению К.Г.Юнга, чтобы понять своего клиента как человеческое существо, психологу нужно обладать своеобразным двойным мышлением, удерживать противоречие междувзаимоисключающими вещами —знанием(полюс «Сила Я» второго фактора) ипониманием(полюс «Безусловное принятие» первого фактора), воспринимать его как нечто уникальное и не упускать из виду как статистическую единицу.

Различными, как правило, чередующимися режимами профессиональной работы настоящего фасилитатора являются конгруэнтность и эмпатия. В случае конгруэнтности речь идет о переживании собственных чувств, об их открытости себе и другим людям; о состояние бытия, в котором мы наиболее аутентичны в качестве самих себя (полюс «Безусловное принятие»).

Эмпатия — это ощущение личного мира клиента, как еслибы он был вашим собственным, но без какой-либо утраты этого качества «как если бы«, без чувств самого консультанта, то есть при сохранении психологической дистанции между ним и эмпатируемым (Орлов,Хазанова,1993).

Таким образом, речь идет о способности консультанта различать границы Я и не-Я, о душевной автономии (полюс «Сила Я»).

Ортогональная конфигурация этих парадоксальных,противоречивыхпозиций психолога-практика означает, что в профессиональном опыте ониразличаютсяиудерживаются, что они ассимилированы в нем, хотя и не обязательно представлены в рефлексивном сознании — они могут быть латентными, имплицитными, конфлюэнтными с опытом, то есть находиться «в нормальном здоровом слиянии» (Перлз, 1993, с. 132) с их носителями. Таким образом, еще один смысл данного квадранта —различениеиинтеграцияпсихологом этих противоположных позиций, обращение к ним как взаимодополнительным, как разным режимам работы — в зависимости от контекста.

Фигура Я-актуальное в этой области семантического пространства размещена испытуемыми только двух выборок — психологами со стажем более 7 лет и психологами, прошедшими специализацию. Это говорит о том, что, субъективно идентифицируют себя как ставших психологов-практиков, главным образом, только в этих двух группах.Психологи со стажем 3-7 лет идентифицируют себя с профессионалами только по критерию «Безусловное принятие», а по критерию «сила Я» относят себя кдопрофессионалам(терминА.К.Марковой, 1996).

Полученные факторы близки по общему смыслу двухфакторной модели межличностных отношений Т.Лири: Доминантность и Дружелюбие. Квадрант «Безусловное принятие» — «Сила Я» по своей семантике близок к сочетанию VIII и I октантов опросника ДМО, а именно ответственно-великодушного типа межличностного взаимодействия с характеристиками стенического типа реагирования (Собчик,1990).

По данным Л.Н.Собчик, образ идеального психолога у обследованных ею больных характеризуется именно «ответственно-великодушным стилем межличностных отношений в сочетании с чертами лидерства и способностью к сопереживанию».

Семантика квадранта, образованного полюсами «Безусловное принятие» и «Слабость Я«, задается как содержанием этих полюсов, так и фигурами, которые в нем размещены. Во всех обследованных выборках в этом квадранте располагаются фигура психолога, уступающего испытуемым в профессиональном отношении и вызывающего их симпатию, фигура Я-ретроспективное, а также Я-актуальное (за исключением психологов со стажем более семи лет и с дополнительной послевузовской специализацией).

Это квадрант допрофессионалов в практической психологии (мало опыта, практики, слабая практическая подготовка и личностные характеристики с полюса «Слабость Я»).

По общему смыслу содержание этого квадранта соотносится с VII и VI октантами ДМО, а именно с «сотрудничающеконвенциональным» типом: (высокий уровень тревожности и низкий — агрессивности, зависимость самооценки от мнения значимых других, стремление к сотрудничеству, поиски признания у авторитетных лиц группы; вытеснение агрессивности и эгоцентричности) и «зависимопослушным» типом межличностных отношений (высокая тревожность, повышенная чувствительность к средовым воздействиям, выраженная зависимость от отношений с другими, собственного мнения — от мнений окружающих, неуверенность в себе и низкая самооценка;конформность установок не способствует продвижению на роль лидера).

У обоих типов преобладают слабые свойства нервной системы в сочетании с тормозимыми чертами.

Динамика профессионального самосознания психолога — Стр 2

В.Н.Дружинин связывает приход человека в психологию 1) с изначальной неприспособленностью, неприлаженностью его душевного склада к миру человеческого общения; 2) желанием эту дисгармонию преодолетьрациональными методами,путем рефлексии и самообучения, исследуя особенности психики других людей. «То, что другим людям дается как бы «само собой», — навыки поведения и общения, психологвырабатывает и приобретает» (Дружинин,2000, С. 31-32).

Квадрант III в семантическом пространстве противоположен по смыслу квадранту I. Он образован полюсами «Слабость Я» и «Отвержение». Поскольку семантика последнего определена нами как «зрелость«, «творческая адаптация», семантику III квадранта возможно определить какневротичность. Фигуры, которые размещены в этом квадранте — а это неизменно во всех выборках фигура психолога-практика, которого недолюбливают и считают, что он зря выбрал эту профессию и фигура неэффективного психолога можно отнести к V и IV октантам ДМО: «покорно-застенчивому» типу отношений и «недоверчиво-скептическом» типу межличностных отношений.

Этот квадрант — область непрофессионализма, поскольку только «тот, … кто в меньшей степени ищет опоры в среде (то есть менее невротичен), способствует развитию другого» (Перлз,1996, с. 128).

В нашем раннем исследовании (Маркелова, Просекова, 1998) у абитуриентов-психологов факультета переподготовки выявлен фактор «зрелый — невротичный». По мнению В.Ф.Петренко, «изначальными являются не субъективные семантические пространства, а содержание исходных образов (типажей), которые субъект извлекает из своего опыта» (Петренко1997, с. 256).

Оппозиция «зрелый — невротичный», полученная на студенческих выборках, является противопоставлением типажей. В данном исследовании «зрелость — невротичность» — это не конструкт, а оппозиция областей семантического пространства. По-видимому, в процессе обогащения профессионального опыта у психологов-практиков со стажем она трансформировалась в субъективные семантические пространства.

В последнем квадранте семантического пространства двух главных факторов, образованного полюсами «Отвержение» — «Сила Я», размещаются фигуры психолога-практика, превосходящего в чем-то в профессиональном отношении, но его недолюбливают и преуспевающего психолога. Первая воспринимается испытуемыми как самая отвергающая, а вторая — как самая сильная. Но и та, и другая фигуры не идентифицируются как профессионалы по критерию участных качеств. По ДМО это представители III и II октантов — «прямолинейно-агрессивного и «независимо-доминирующего» типов межличностных отношений. Размещение фигуры преуспевающего психолога в семантическом пространстве может быть выводом из имплицитной теории личности профессионала в психологии: человек с такой силой Я не может быть «нормальным» психологом. Так, по выражению С. и А.Гингер, если бы психотерапевты решили бы все свои проблемы, то в мире не осталось бы психотерапевтов (А.Гингер, С.Гингер, 1999).

Кроме того, конструкты не обязательно являются «осознаваемым… элементом самосознания. Он может быть феноменально представлен сознанию как форма знания не о себе, но о других людях» (Шмелев,1994, с. 119).

Возможно, это область проекций психологов-практиков.

Семантика третьего фактора психологов со стажем 3-7 лет и третьего-четвертого факторов психологов со стажем более 7 лет и генеральной выборки — это семантика раненого целителя. Р.Мэй так развил эту тему применительно к психологам и психотерапевтам: «Мы исцеляем других с помощью наших собственных ран. Понимание, приходящее к нам через наше личное страдание и личные проблемы, приводит нас к развитию эмпатии и творческих способностей в отношениях с людьми — и к состраданию» (Мэй,1997, с. 92).

Для тех, кто действительно хочет исцелять, необходимо найти в себе силы и ощутить собственную уязвимость, интегрировать ее и стать истинными «ранеными целителями» (Гуггенбюль-Крейг, 1997, с. 64-69).

Напомним, что этот фактор поляризует фигуры самих испытуемых в настоящее время и в прошлом, психологов-профессионалов (полюс «Пережил боль и страдание») и счастливого психолога (10), неэффективного (8) и преуспевающего (9), а также Я-потенциальное (полюс «Обошелся в жизни без психических травм»).

Коэффициенты корреляции между фигурами Я-потенциальное и счастливого психолога, которые практически во всех выборках стабильно несколько выше, чем этот же коэффициент корреляции, например, с фигурами эффективного психолога или профессионала, вызывающего симпатию и значительно выше, чем с фигурой преуспевающего психолога, указывают на то, что эта фигура чрезвычайно привлекательна для многих психологов-практиков как объект идентификации, скорее неосознаваемой, и что решение экзистенциальных проблем с помощью профессии несколько даже превалирует над решением профессиональных.

В исследованиях профессионального сознания (Зеличенко,Степанова,1989), профессиональных представлений (Донцов,Белокрылова,1999), профессиональных стереотипов (Петренко,1997) было показано, что профессиональное сознание и мышление студентов-психологов опирается на логику типа и стереотипа социальной перцепции, а не на теоретические свойства», что оно «по своему типу ближе к обыденному, чем к теоретическому» (Зеличенко,Степанова,1989, с. 32), и что эта тенденция снижается по мере увеличения профессиональной деятельности. Подобные феномены выявлены и в нашем исследовании. Во всех студенческих группах при обеих формах обучения, у психологов, проработавших менее 3-х лет дискриминативность фактора «Сила Я — Слабость Я» снижена в результате сцепления полюсов двух факторов с разным знаком и образования монолитной координаты. Это привело к снижению размерности семантического пространства и формированию защитной имплицитной Я-концепции.

По-видимому, это тот случай, когда обыденное сознание не справляется со своими функциями фиксировать противоречия и быть устойчивым к ним. По мнению А.Г.Шмелева, формированию защитной имплицитной теории личности может быть обусловлена защитно-компенсаторными механизмами или бедным эмпирическим опытом субъекта (Шмелев, 1994, с. 127), в котором полярности представлены недифференцированно друг от друга или взаимоисключающе. Стереотип изолирует субъекта «от «игры» дальнейшего опыта (Перлз,1993, с. 132), воздействует на последующий опыт замораживающе, дезадаптивно, неконтекстуально и для совладания с ним требуется более богатый опыт, в том числе и общение с субъектом, у которого имеется опыт психотехнического обращения с противоречиями.

Другим аргументом за то, что сознание студентов-психологов и молодых специалистов по своему типу ближе к обыденному, чем к профессиональному является конфигурация фактора «Оценка», который был описан нами выше.

Факторная структура, полученная в результате анализа матрицы студентов 1 курса университета, отличающаяся от факторных структур всех других групп, свидетельствует о более высокой когнитивной сложности. При этом первый фактор столь же синкретичен, как и в других выборках — свидетельство слабой дифференцированности.

Содержанием второго фактора является «Сила Я функционального«, а содержаниечетвертого фактора(6,4%) — скорее,сила Я-экзистенциального— способность сопротивляться давлению среды, ее нормам. В отличие от работающих психологов, у которых эти две ипостаси силы Я соединены в одном факторе (что истолковано нами как тесная связь между Я профессиональным и Я экзистенциальным, как представление о возможности личностного роста, которую дает профессия), у студентов эти модусы силы Я «схвачены» в двух разных факторах, дезинтегрированы.

Содержанием третьего фактораявляется оппозиция «ЭкспрессияИмпрессия«. Студенты сориентированы на образ психолога, чувства и мотивы поведения которого непроницаемы для других (узнает о других больше, чем выражает себя).

В нашем раннем исследовании (Маркелова, Просекова,1998) по результатам СД студентов первого курса переподготовки, была выявлена оппозиция: «способный концентрироваться, сильный, внимательный к деталям, умеющий слушать, конфиденциальный (эти качества приписывались психологам и юристам) — эмоциональный, творческий, душевный, истинно добр к людям (культработник)». В том и другом случае два чередующиеся режима работы психолога-практика представлены как взаимоисключающие.

«…Одни и те же значения, в зависимости от опыта субъекта,имеют различный онтологический статус» (Ханина,1990, с. 47).

Знания о том, какие требования предъявляет профессия к личности психолога, остаются лишь «знаемыми», но не опробованными в собственной практике. Формирование и развитие профессиональной идентичности психолога-практика происходит не столько на уровне значений, сколько на уровне смыслов, на имплицитном уровне.Это тот вид учения или процесс самопознания (открытия себя), которому нельзя научить: его можно только пережить.Однажды пережитый человеком, он оказывает значительное воздействие на него в течение всей жизни(Роджерс; цит. по:Воробьева,Снегирева,1990, с. 7).Именно поэтомуработапо развитию самосознания психолога-практика — как личности, так и профессионала — требует особых форм.

Под влиянием специальной работы, направленной на развитие профессионального самосознания, расширение осознавания своего профессионального опыта в группе коллег возникает относительный баланс между процессами интеграции и дифференциация конструктов. Это феномен выявлен у группы студентов, которая прошла тренинг профессионального самосознания и у группы психологов, которая получила дополнительное послевузовское образование. Назовем, для примера, два изменения в имплицитной теории личности и Я-концепции у студентов, которые участвовали в тренинге профессионального самосознания, проведенным автором статьи: базовые конструкты стали изоморфными конструктам генеральной выборки работающих психологов-практиков; произошло разотождествление с фигурами профессионального окружения, вызывавшими антипатию, идентификация с фигурами профессионалов, вызывающих симпатию, что свидетельствует о большем эмоциональном принятии себя как личности и как профессионала. Факторная структура выборки психологов, прошедших послевузовскую специализацию в одном из подходов в психологическом консультировании, в программу которой входила личная терапия и работа под супервизию, является наиболее сбалансированной в отношении дифференциации и интеграции конструктов; психологи этой выборки субъективно идентифицируют себя как профессионалов в психологической практике. Следовательно, одним из условий достижения более полной профессиональной идентичности является специальная работа, направленная на развитие профессионального самосознания.

Подведем итоги обсуждения. Динамика профессионального самосознания психологов-практиков происходит по «линиям»:

1. Изменения образа «Я-профессиональное» и «Я-экзистенциальное» преимущественно по оси конструкта «Слабость Я — Сила Я», а такжесмены фигур идентификации: в начале психологической практики выявлена идентификация с допрофессионалом, которому испытуемые симпатизируют; психологи-практики со стажем работы более семи лет и психологи-практики, прошедшие профессиональную специализацию, идентифицируют себя с фигурами профессионалов. Выявилась также динамика образа Я по оси «Раненый целитель — Счастливый психолог».

2. Изменения способов категоризации. а) У студентов и абитуриентов выявлены конструкты, которые можно назвать строго дизъюнктивными («или слушает, или самовыражается»), противопоставляющие два режима работы психолога-практика; б) у студентов и психологов-практиков со стажем работы до 3-х лет выявлены конструкты со сцепленными полюсами; в) у студентов и у начинающих психологов выявлены глобальные, недифференцированные факторы-конструкты, которые свидетельствуют о том, что дескрипторы, содержащиеся в них, скорее знаемые, чем опробованные в опыте; г) у психологов-практиков со стажем более 3-х лет в процессе обогащения профессионального опыта эти конструкты развились до системно организованной имплицитной теории личности профессионала. В этой теории «удерживаются» и снимаются противоречивые категории («и сочувствующий, и сильный»), а также наблюдается баланс тенденций к интеграции и дифференциации.

Выводы

1. Имплицитная теория личности психолога-практика является ориентировочной основой построения Я-концепции психолога-практика, субъективным критерием достижения профессиональной идентичности. С другой стороны, Я-концепция психолога-практика, развиваясь в процессе обучения и профессиональной деятельности, уточняет и трансформирует имплицитную теорию личности профессионала.

2. Профессиональной идентичности по их субъективным представлениям достигли психологи-практики, имеющие стаж работы более 7 лет и психологи-практики, прошедшие дополнительную специализацию.

3. В процессе профессионализации или специальной работы над развитием профессионального самосознания имплицитная теория личности профессионала и имплицитная Я-концепция психолога-практика трансформируется из слабо дифференцированной, синкретичной структуры в упорядоченную артикулированную систему конструктов.

4. Основой имплицитной теории профессионального Я психологов-практиков являются две базовые категории: «Безусловное принятие — Отвержение» и «Сила Я — Слабость Я».

5. Вектор их личностного и профессионального развития проходит, главным образом по оси «Слабость Я — Сила Я». Основным смыслом профессионального и личностного развития психологов-практиков является развитие субъектности — как своей собственной, так их клиентов.

6. Достижению более полной профессиональной идентичности психолога-практика способствует специальная работа, направленная на развитие профессионального самосознания.

Литература

1. Акимова М.К., Козлова В.Т., Ференс Н.А.Подходы к диагностике практического мышления // Вопросы психологии. 1999. № 1. С. 21-31.

2. Андреева Г.М.Социальная психология. — М., 1980.

3. Бондаренко А.Ф.Личностное и профессиональное самоопределение отечественного психолога-практика // Московский психотерапевтический журнал. 1993. № 1.

4. Бусыгина Н.Психологическая помощь онкологическим больным // Московский психотерапевтический журнал. 2000. № 1 (24).

С. 77-100.

5. Воробьева Л.И.Феномен авторства в научной психологии // Вопросы психологии. 1991. № 5. С. 131-134.

6. Воробьева Л.И., Снегирева Т.В.Психологический опыт личности. К обоснованию подхода // Вопросы психологии. 1990 № 2. С. 5-13.

7. Гингер С.Что такое Гештальт? Двадцать базовых понятий. — СПб., 1996.

8. Гингер С., Гингер А.Гештальт-терапия контакта. — СПб.: Специальная литература, 1999. 287 с.

9. Гуггенбюль Крейг А.Власть архетипа в психотерапии и медицине. — СПб.: Б.С.К., 1997. 117 с.

10. Донцов А.И., Белокрылова Г.М.Профессиональные представления студентов-психологов // Вопросы психологии. 1999. № 2.

11. Дружинин В.Н.Экспериментальная психология. — СПб.: Питер, 2000.

12. Зелинченко А.И., Степанова Т.И.Психосемантика и изучение профессионального сознания психологов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1989. № 3. С. 20-32.

13. Иванова Е.А., Лебедева Н.М.Приглашение к Гештальту // Журнал практического психолога. 1999. № 7-8. С. 99-109.

14. Калитеевская Е.Р.Супервидение. О профессиональном самосознании психотерапевта // Гештальт-96. — М., 1997. С. 63-76.

15. Кон И.С.Категория «Я» в психологии // Психологический журнал. Т. 2. 1981. № 3.

16. Кочюнас Р.Основы психологического консультирования. — М.: Академический проект, 1999. 239 с.

17. Маркелова М.Н., Просекова В.М.Профессиональное самосознание начинающего психолога // Психолог-профессионал: деятельность, личность, общение. — Тюмень, 1998. С. 33-34.

18. Маркова А.К.Психология профессионализма. — М., 1996. 308 с.

19. Мэй Р.Раненый целитель // Московский психотерапевтический журнал. 1997. № 2.

20. Орлов А.Б., Хазанова М.А.Феномены конгруэнтности и эмпатии // Вопросы психологии. 1993. № 4. С. 68-72.

21. Перлз Ф.Опыты психологии самопознания. — М.: Гиль-Эстель, 1993.

22. Петренко В.Ф.Основы психосемантики: Учебное пособие. — Смоленск: Изд. СГУ, 1997. 400 с.

23. Пуртова Е.А.Психологические механизмы психотерапии // Журнал практического психолога. 1999. № 5-6. С. 26-42.

24. Собчик Л.Н.Метод диагностики межличностных отношений (адаптированный вариант интеперсональной диагностики Т.Лири).

Методическое руководство. — М., 1990. 43 с.

25. Соколова Е.Т.К проблеме психотерапии пограничных личностных расстройств // Вопросы психологии. 1995. №. 2. С. 95-105.

26. Столин В.В.Самосознание личности. — М.: МГУ, 1983. 285 с.

27. Тутушкина М.К.Психологическая помощь и консультирование // Психологическая помощь и консультирование. — СПб.: Дидактика Плюс, 1999.

28. Улыбина Е.В.Обыденное сознание: структура и функции. — Ставрополь, 1998. 208 с.

29. Фромм Э.Душа человека. — М.: Республика, 1992. 430 с.

30. Ханина И.Б.К вопросу о профессиональной составляющей в структуре образа мира // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1990. № 3.

31. Шмелев А.Г.Психосемантика и психодиагностика личности. Дисс. … докт. психол. наук. — М., 1994.