2) Обсценная («запретная») лексика

Лекция 4.

Оскорбление в юридическом и лингвистическом аспектах. Типология оскорбительной (инвективной) лексики.

Вопросы.

  1. Оскорбление в юридическом аспекте.
  2. Оскорбление в лингвистическом аспекте (основные понятия).
  3. Типология оскорбительной (инвективной) лексики.
  4. Особенности речевого акта оскорбления.

В новом уголовном и гражданском законодательстве РФ теперь уже насчитывается около трех десятков типично «журналистских» право­нарушений: унижение чести, достоинства и деловой репутации, оскорбле­ние, клевета, распространение материалов противоправного содержания, пропагандирующих расовое и национальное превосходство или неполно­ценность, призывающих к насильственному изменению конституционно­го строя, массовым беспорядкам и пр. Их особенность состоит в том, что совершаются они посредством вербального поведения, путем использова­ния продуктов речевой деятельности, то есть текстов, распространяемых в средствах массовой информации.

В самом тексте опубликованного или переданного в эфир материала (и только в нем) заключены все объективные признаки су­димого деяния. Никаких других источников доказательства правонаруше­ний по делам этой категории не существует, и только текст является глав­ным предметом исследования и юридической оценки. В информационном споре должны быть выявлены словесные конст­рукции и смысловые единицы текста, подпадающие под признаки кон­кретного правонарушения, предусмотренного соответствующей законода­тельной нормой. Обратимся к характеристике конкретных правонарушений, инкриминируемых журналистам.

  1. Оскорбление в юридическом аспекте.

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные акты Российской Федерации» декриминализованы преступления, предусмотренные ранее статьями 129 УК РФ (клевета) и 130 УК РФ (оскорбление).

Указанные деяния включены в разряд административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена статьями 5.60 КоАП РФ (клевета) и 5.61 КоАП РФ (оскорбление).

Статья 5.61. Оскорбление

12 стр., 5937 слов

Правомерное поведение социально психологические и юридические аспекты

Содержание Введение 2 Глава 1. Понятие и сущность правового поведения 1. Понятие правового поведения, его особенности 2. Общая характеристика правомерного и неправомерного поведения: взаимосвязь и отличительные признаки 5 Глава 2. Понятие и основные признаки правомерного поведения. Объективная необходимость правомерного поведения 2.1. Правомерное поведение: подходы к определению дефиниции, ...

1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, –К:Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях:Статья 5.61/(75464748) влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц – от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей. К:Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях:Статья 5.61/(75464749)

2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, –К:Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях:Статья 5.61/(75464750)влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей. К:Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях:Статья 5.61/(75464751)

Распространенный довод «за» исключение составов клеветы и оскорбления из УК – возможность защиты чести, достоинства и деловой репутации при помощи административно-правовых и гражданско-правовых мер. Теперь за клевету и оскорбление виновным грозит административный штраф, размер которого, во-первых, зависит не столько от степени вредоносности правонарушения (способов совершения, нравственных страданий потерпевшего и т.п.), сколько от правового статуса правонарушителя (гражданин, должностное лицо или юридическое лицо); во-вторых, при совершении проступка гражданином является просто смехотворным (от одной до двух тысяч рублей за «простую» клевету и от одной до трех тысяч рублей за «простое» оскорбление).

Что же касается гражданско-правового механизма защиты чести и достоинства (особенно при оскорблении), то он требует существенной доработки.

       Оскорбление обычных граждан перешло в разряд административных правонарушений, но законодатель не решился сделать это в отношении норм об оскорблении так называемых «специальных потерпевших»: участников судебного разбирательства (ст. 297 УК) и представителей власти при исполнении ими своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением (ст. 319 УК).

3 стр., 1423 слов

Честь и достоинство

Будучи существом общественным, разумным исознательным, человек не может не задумываться над тем, как относятся к немуокружающие, что они о нем думают, какие оценки выносятся его поступкам и всейего жизни. В то же время он не может не думать и о своем месте среди другихлюдей, не совершать акта самооценки. Этадуховная связь человека с обществом и выражается в понятиях Чести иДостоинства. «Честь — ...

Такой подход, как считают многие исследователи, не только нарушает принцип равенства перед законом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ).

С исключением из уголовного закона ст. 130 УК универсальное определение понятия «оскорбление» оказалось в ч. 1 ст. 5.61 КоАП. Тем не менее, скорее всего, при квалификации содеянного по ст. 297 и 319 УК правоприменитель по-прежнему будет исходить из того, что унижение чести и достоинства потерпевшего при оскорблении должно быть выражены в неприличной форме. Следовательно, вопрос о том, что понимать под неприличной формой, как был, так и останется актуальным.

    В новейших публикациях по данной проблеме просматривается тенденция к неоправданно ограничительному толкованию понятия «неприличная форма», что создает теоретическую почву для еще большего сужения сферы действия норм об оскорблении. В одной из таких работ указывается, что словесное оскорбление может быть выражено только в употреблении в адрес конкретного человека «неприличных (непристойных) нецензурных языковых форм». При этом подчеркивается, что «к нецензурной лексике в современном русском языке следует однозначно отнести пять слов – нецензурные обозначения мужского и женского половых органов, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы, т. е. все языковые единицы, содержащие в своем составе данные корни».

    Если согласиться с этим, то очень многие случаи оскорбления не будут охвачены соответствующими статьями УК. Сущность словесного оскорблениязаключается все-таки не в нарушении языковых норм, а в посягательстве на общественную оценку (честь) и самооценку (достоинство) индивида. Эти «идеальные» блага могут быть нарушены (и еще посильнее, чем нецензурными словами, которыми уже никого не удивишь, да и вряд ли убедишь) при помощи вполне литературной, но обидной, не принятой в общении лексики. Неприличную форму унижения чести и достоинства следует констатировать, когда высказывания противоречат общепризнанным правилам межличностного общения.

Как видим, юридический аспект оскорбления базируется на двух основных понятиях – оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства, инеприличная форма. Рассмотрим их лингвистическую интерпретацию, поскольку исследователи отмечают, что оба эти термина ни юридически, ни лингвистически конкретно не определены.

13 стр., 6368 слов

Личность человека в компьютеризированном мире

Личность человека в компьютеризированном мире “Когда мне по дороге в деревню сказали, что доктор прописал месячное воздержание от работы на моем компьютере,  то я потерял сознание. Привели в чyвство, поднеся к носy тюбик с термопастой для  приклейки кyлеров на процессоры….”. [28] Введение Проблема взаимодействия человека и ЭВМ возникла уже на первых этапах развития вычислительной ...

  1. Оскорбление в лингвистическом аспекте (основные понятия).

Честь. 1. Достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы. Долг чести. Дело чести. 2. Хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя. Ч. семьи. Ч. фабричной марки. 3. Целомудрие непорочность. Девичья честь. 4. Почет, уважение. Ч. по труду.

Честью называется общественная оценка личности, мера духовных, социальных качеств личности, является важнейшим нематериальным благом человека наряду с его жизнью, свободой, здоровьем. Понятие чести включает в себя три аспекта:

а) характеристика самой личности (качества лица); нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чи­стая совесть;

б) общественная оценка личности (отражение качеств лица в об­щественном сознании).

Понятие чести изначально предполагает наличие положительной оценки;

в) общественная оценка, принятая самой личностью, способность человека оценивать свои поступки, действовать в нравственной жиз­ни в соответствии с принятыми в обществе моральными нормами, правилами и требованиями.

Достоинство. 1. Положительное качество. В спектакле много достоинств. 2. Совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе. Ронять своё д. Чувство собственного достоинства. 3. Стоимость, ценность денежного знака. 4. То же, что титул.

Под достоинством понимается сопровождающееся положительной оценкой лица отражение его качеств в его собственном сознании. В отличие от чести, достоинство — это не просто оценка соответствия своей личности и своих поступков социальным или моральным нор­мам, но прежде всего — ощущение своей ценности как человека вооб­ще (человеческое достоинство), как конкретной личности (личное до­стоинство), как представителя определенной социальной группы или общности (например, профессиональное достоинство), ценности самой этой общности (например, национальное достоинство).

5 стр., 2015 слов

Взаимосвязь самоотношения личности c оценкой ее авторитетности одноклассниками

Содержание Введение 3 1. Теоретический анализ понятий самоотношения и авторитетности личности и их взаимосвязи в юношеском возрасте 5 1.1 Понятие, характер и структура самоотношения личности и ее авотритетности 5 1.2 Взаимосвязь самоотношения и авторитетности личности и их специфика в юношеском возрасте 14 2. Исследование взаимосвязи самоотношения и авторитетности личности в старшем школьном ...

Досто­инство (но не честь) рассматривается Конституцией Российской Фе­дерации как абсолютно неотъемлемая и охраняемая государством цен­ность. Достоинство — это положительное мнение человека о самом себе как отражение его социальной оценки.

Унижение чести и достоинства есть сознательная дискредитация человека в общественном мнении или такое воздействие на общественное мнение, которое противоречит до­стоинству личности как ее неотъемлемому праву независимо от общественного мнения о нем и от его самосознания (умаление достоинства).

Однако операциональных критериев унижения чести и ума­ления достоинства не существует, это субъективные понятия; нали­чие и глубину «унижения чести» оценивает сам потерпевший.

Общепринято понятие оскорбление в лингвистическом плане характеризовать как инвективу. Что же такое инвектива?

Словарь русского языка 1957г. определяет инвективу как «Резкое выступление против к-л, ч-л.; оскорбительная речь; брань, выпад».Целесообразно отличать инвективу в узком смысле от инвективы в широком смысле. (Ср.«Вас ждет хороший ошейник» —инвектива в широком смысле.«Выкидыш олигархии», «Кукушонок», «Хищник», «Выкормыш (номенклатуры)», «(Комсомольская) псина» —инвектива в узком смысле).

Инвективу в узком смыслеслова можно определить какспособ существования словесной агрессии, воспринимаемый в данной социальной подгруппе как резкий или табуированный. В несколько ином ракурсе инвективой можно назвать вербальное (словесное) нарушение этического табу, осуществленное некодифицированными (запрещенными) средствами. Другие названия инвективы в узком смысле: ненормативная, некодифицированная, табуированная, непристойная, непечатная, нецензурная, обсценная лексика.

  1. Типология оскорбительной (инвективной) лексики.

Таким образом, для признания наличия инвективы в тексте необходимо различать инвективную лексику – которая предполагает намерение оскорбить или унизить адресата или третье лицо, и неинвективную, которая является экспрессивной (содержит в себе негативную оценку и/или эмоционально-экспрессивный компонент), но такого намерения не предполагает.

14 стр., 6586 слов

Ситуация повторения негативных поступков, появления негативной черты характера

Данный тип ситуации является гораздо более сложным, так как в течение определённого времени ребёнок проявлял себя негативно и, при этом, получал то, что ему было нужно, то есть данная модель поведения подкреплялась. Если бы это было не так, ребёнок не повторял бы свои действия. Чем сложнее ситуация, тем более сложных действий она требует от нас. При помощи одного приёма мы, скорее всего, не ...

Инвективную лексику и фразеологию составляют слова и выражения, заключающие в своей семантике, экспрессивной окраске и оценке оскорбление личности адресата, интенцию говорящего или пишущего унизить, оскорбить, обесчестить, опозорить адресата своей речи (или объекта оскорбления), обычно сопровождаемую намерением сделать это в как можно более уничижительной, резкой, грубой или циничной форме (реже прибегают к «приличной» форме — эвфемизмам, вполне литературным).

См., например, из писем читателей: «Поганые твари, погань, сволочи, вместе с Ельциным вас, как гнид, надо уничтожать!» (газ. «Не дай Бог!», 1996, № 9).

Внутри инвективной лексики надо различать 2 группы: 1) литературную (относящуюся к русскому литературному языку) и 2) внелитературную (жаргонная лексика, просторечия, диалектные слова).

Ко второй группе относится и обсценная лексика (мат).

1. В состав инвективной лексики входят известные разряды слов и выражений, относящиеся к литературному языку, т.е. вполне соответствующие литературным нормам:

1-й разряд составляют констатирующие номинации лица, обозначающие негативную с точки зрения интересов общества (или его большинства) деятельность, занятия, поступки, поведение кого-либо, например: бандит, вор, мошенник, проститутка, фашист, шпион… Такие слова к тому же нередко имеют четкую юридическую квалификацию — ср., например, о словах-понятиях вор, мошенник, взяточник, сутенер, шулер в Комментарии к УК РСФСР.

Подобные слова в силу логико-понятийной природы их денотатов (обозначаемых ими лиц) в самом номинативном (основном) значении имеют уже негативную оценку, оставаясь все же в рамках констатирующей семантики. См., например, толкование некоторых таких слов в современных словарях: Бандит… — участник банды, вооруженный грабитель…; Бандитизм… — вид преступной деятельности, заключающийся в создании вооруженных банд, с участием в них и в организуемых ими нападениях с целью грабежа, насилия, убийств, разрушений чего-либо и т.п. (Словарь русского языка: в 4 т./Под ред. А.П. Евгеньевой, т. I, М., 1981, с. 60); Жулик… — вор, занимающийся мелкими кражами (там же, с. 488);

3 стр., 1083 слов

Классификация эмоций. Эмоциональные состояния

Классификация по знаку: 1. Положительные (смех, улыбка, радость, любовь, восхищение) 2. Отрицательные (плачь, злость, агрессия, гнев, ярость, грусть) По критерию мобилизации ресурсов организма: 1. Стенические - вызывают прилив энергии(любовь, радость, восторг) 2. Астенические – забирают энергию (злость, печаль, гнев, тоска, разочарование и т.д.) По модальности (Плутчек): любовь, Радость, Принятие, ...

При переносном, метафорическом употреблении такого рода слова приобретают пейоративную (осуждающую), инвективированную экспрессию и явно негативную оценку, общественно осознаваемую и реально воспринимаемую адресатом как оскорбительная или клеветническая характеристика. Негативная оценка таких слов при их метафорическом употреблении значительно усиливается. См., например: Проститутка… — разг. О продажном, крайне беспринципном человеке (Словарь… под ред. А.П. Евгеньевой, т. III, с. 525); ср.: Политическая проститутка… — презр. Беспринципный и продажный политик (Ожегов и Шведова, с. 621).

2-й разрядобразуют слова и словосочетания, в самом значении которых при констатирующем характере семантики содержится негативная оценка деятельности, занятий, поведения кого-либо, сопровождаемая экспрессивной окраской публицистического характера. Например:антисемит, двурушник, изменник, предатель, расист, ренегат, русофоб, юдофоб…Ср.враг народа.В отличие от слов 1-го разряда эти слова переносного употребления не имеют (видимо, в силу присутствующей уже в номинативном употреблении яркой экспрессивной окраски).

Такого рода слова, обращенные к какому-либо лицу без достаточного основания и до-казательства, воспринимаются и расцениваются им как клевета.

3-й разряд— это нейтральные номинации лица по его профессии, роду занятий, например:бюрократ, коновал, мясник, чиновник, которые в переносных значениях приобретают резко негативную оценку, обычно сопровождаемую экспрессией неодобрения, презрения и т.п. Например:Бюрократ…— 2. Неодобр. Должностное лицо, выполняющее свои обязанности формально, в ущерб делу; формалист, буквоед… (Словарь… под ред. А.П. Евгеньевой, т. I, с. 131);Коновал…— 2. Разг., пренебр. О плохом, невежественном враче (там же, т. II, с. 91);Мясник…— Перен., предикат. О жестоком, склонном убивать человеке.Помню, выслушав исто-рию царствования Ивана Грозного.., Изот сказал: — Скушный царь!— Мясник, — добавил Кукушкин(Словарь автобиографической трилогии М. Горького. Вып. IV. Л., 1984, с. 247);Чинуша…— презр. То же, что чиновник (во 2 знач.) (там же, с.885).

4-й разряд — зоосемантические метафоры, содержащие, как правило, негативные оценки адресата речи и грубую экспрессию неодобрения, презрения, пренебрежения и т.п.; многие из таких метафор относятся к бранной (инвективной) лексике, оставаясь, впрочем, в рамках литературного языка. См., например: быдло, кобель, кобыла, рыло, свинья, сука, сукин сын, свиное рыло…

5-й разряд — слова, обозначающие действия или качества, свойства кого-либо или чего-либо. Среди таких слов есть слова констатирующей семантики (украсть, убить, мучить, издеваться, насиловать, хулиганить, врать, воровать…) и слова оценочные, с яркой экспрессивной окраской (хапнуть, двурушничать, лицемерить, лихоимствовать, прикарманить, вранье…). Очень часто подобная характеристика действия переносится на самого деятеля. Одно дело, если мы говорим, что N. лицемерит (с этим можно не соглашаться, но здесь нет оснований для правового вмешательства), но совсем другое, если утверждается, что N. — лицемер (т.е. лицемерие — его постоянный признак).

6-й разряд образуют слова и словосочетания, в самом значении которых заключена негативная (бранная) оценка кого-либо как личности, с достаточно сильной негативной же экспрессией. Например: дурак, гадина, гнусный… (все они — в рамках литературного языка).

7-й разрядсоставляют в основном словосочетания, представляющиеся эвфемизмами по отношению к словам-номинациям 1-го разряда. Тем не менее в эмоционально напряженной речи эти эвфемизмы не в меньшей степени оценочны, чем соответствующие «прямые» обозначения адресата. Например:женщина легкого поведения, падшее создание, стоять на панели, агент иностранных спецслужб. Важно подчеркнуть, что словосочетания этого разряда относятся преимущественно к книжной речи.

8-й разряд составляют окказиональные образования (часто построенные на «игре слов», каламбурах), создаваемые с целью оскорбить, унизить адресата, подчеркнуть со стороны говорящего (пишущего) активное неприятие адресата, его деятельности, поступков, презрение к нему и т.п.

Особый случай (…) — это инвективное употребление слов или словосочетаний, которые не содержат в своей семантике инвективного компонента и в лучшем (худшем?) случае имеют экспрессивную окраску (мальчики в розовых штанах), а порой и ее не имеют (завлабы).

Как ни удивительно, в устах определенной социальной группы людей даже слова профессор, академик могут приобретать инвективный характер. Однако доказать такой инвективный характер почти невозможно, хотя интуитивно каждый из нас (в определенном контексте) его ощущает.

  1. Вторую группу инвективной лексики и фразеологии составляет внелитературная лексика и фразеология. В этой группе выделяются:

1) ругательная нелитературная («ненормативная лексика», «бранная, разговорная, лексика»), которую можно понимать двояко:

Во-первых, это слова и выражения, употребление которых в общении (в частности, в массовой коммуникации) нарушает нормы общественной морали. Причем это могут быть внелитературные слова (выражения), скажем, взятые из жаргонов или диалектов, а могут быть — вполне литературные; однако употребление этих последних по отношению к конкретному человеку в конкретной коммуникативной ситуации противоречит нормам общественной морали в неменьшей степени. Во-вторых, это слова и выражения только первой группы (жаргонные, диалектные, вообще стоящие вне пределов литературного языка).

Необходимо внести определенность в восприятие и общественную оценку понятия и употребления термина «обсценная», или «табуированная» лексика. Речь идет о так называемом мате.

…Жесткий запрет на публичное употребление обсценной лексики и фразеологии, идеографически и семантически связанное с запретной темой секса, сексуальной сферы, вообще «телесного низа», сложился у восточных славян — предков русских, украинцев, белорусов — еще в языческую эпоху как прочная традиция народной культуры и строго поддерживался и поддерживается Православной церковью на протяжении 1000 лет. Так что данное табу имеет в русском народе давнюю традицию, освященную не одним тысячелетием.

Правильно было бы осуждать (морально и юридически) все случаи публичного употребления мата?

Морально, вероятно, да. А вот что касается юридической стороны, здесь следует основательно разобраться в каждом отдельном случае. Так, понятие оскорбления не сводится к употреблению неприличной формы: оно предполагает также направленность на конкретное лицо (адресата) и умышленность. Нельзя осудить человека за оскорбление на том только основании, что он публично употребил матерные слова: необходимо для этого доказать, что они относились к истцу (были адресованы ему) и что это употребление было с умыслом унизить и оскорбить истца. Точно также юридически бессмысленен приговор по делу газеты «Мать», где фигурирует обвинение в злостном хулиганстве, предполагающее умысел на нарушение общественного порядка (кстати, употребление нецензурных слов, равно как приставание к гражданам, квалифицируется законодателем как мелкое хулиганство).

Каковы функции мата в речевом общении?

Их несколько. Главная: оскорбить, унизить, опорочить адресата речи.

Далее: сигнализировать о принадлежности говорящего к «своим»; продемонстрировать собеседнику свою реакцию на систему тоталитарных запретов; показать, каким свободным, раскованным, «крутым» является говорящий; сделать речь более эмоциональной; разрядить свое психологическое напряжение и нек. др.

Основная часть инвективной лексики и фразеологии составляется из лексики бранной, относящейся отчасти к диалектам, но главным образом к просторечию, а также к жаргонам, и характеризуется грубо вульгарной экспрессивной окраской, резко негативной оценкой, чаще всего циничного характера. Например: гад ползучий, лахудра (из сибирских диалектов).

Следует признать, что бранная лексика, в том числе и инвективная, весьма подвижна в своем составе. Из нее могут выходить некоторые лексемы и целые тематические разряды слов, как, например: барин, барыня, господин, буржуй, буржуйский, белый, белогвардеец, кулак, тухлый интеллигент, актуальные в 20-е годы, а потом во многом или почти утратившие негативную оценку и негативную экспрессию. В то же время в последние годы приобрели явную негативную оценку прилагательное номенклатурный, производные от слова номенклатура: партноменклатура, номенклатурщик, прилагательное красный в составе субстантива красно-коричневые. Инвективную, как и в целом бранную, лексику отличает диффузность ее значений, которая обусловлена экспрессивным характером слов и выражений, составляющих этот лексико-фразеологический разряд.

Данное обстоятельство создает известные трудности в определении границы между собственно бранными, в том числе и инвективными, единицами и эмоционально-экспрессивными образованиями, передающими определенное состояние говорящего без особых агрессивных интенций, например: баба(о робком, слабохарактерном .мужчине),балбес, оболтус (о подростке, парне), босяк, балаболка, горлопан, горлодер, хлыщ, шушера, шаромыжник…

Итак, подведем итоги: к инвективной лексике относятся, в частности:

  • ругательная нелитературная лексика, чаще всего взятая из жаргонов и диалектов;
  • обсценная лексика (мат);
  • грубопросторечная лексика, входящая в состав литературного языка;
  • литературные, но ненормативные слова и выражения.

4. Особенности речевого акта оскорбления

Инвективная лексика относится к сфере речи эмоционально повышенной, аффективной. Для такой речи исключительное значение имеют:

а) ситуация конкретного речевого акта, в котором фигурируют экспрессивно окрашенные слова и выражения или лексико-фразеологические единицы, наделяемые экспрессией под влиянием контекста эмоционально напряженной речи или аналогичной речевой ситуации;

б) намерения (интенции) говорящего (пишущего).

Эти интенции могут быть самыми разнообразными: от дружески-грубофамильярных («амикошонских») до явно оскорбительных. Ср., например: Эк наярива-ет, собака!— с восхищением об игре музыканта. Но: Я тебя, собаку, пристукну, если еще раз появишься здесь!— с презрением, гневом, угрозой;

в) социальное положение и социальные роли адресата (или объекта инвективы) и говорящего (пишущего).

Эмоциональность такой речи ориентирована на данную ситуацию, поэтому анализ как самих высказываний, так и их лексико-фразеологического состава возможен только в тесной связи с контекстом, ситуацией речевого акта, в том числе в СМИ.

Экспрессивно окрашенная лексика и фразеология, наделенная эмоционально-оценочной коннотацией (дополнительным значением), — именно такие лексико-фразеологические единицы представлены в аффективной, эмоционально напряженной речи (сюда относятся и публицистические тексты, письменные и устные) — как уже отмечалось, характеризуются известной аморфностью значения, подвижностью его оценочных рамок, вплоть до противоположных оценок. Такое значение в сильной степени окрашено субъективным отношением говорящего (пишущего) к адресату речи, к его поведению, действиям и т.п.

Субъективность значения лексико-фразеологических единиц в контексте аффективной речи (или аффективной, эмоционально напряженной ситуации, а также в условиях яркого публицистического контекста) обусловливается тем обстоятельством, что «предмет речи оценивается эмоционально-отрицательно не потому, что он бесполезен, неморален, антиэстетичен, а исключительно потому, что субъект речи в данный момент с их помощью выражает свое отрицательное эмоциональное состояние или, очень часто, соответствующее отношение к собеседнику» (Матвеева Т.В. Лексическая экспрессивность в языке, с. 22).

Только контекст или анализ ситуации речи может помочь в расшифровке экспрессивной окраски, вернее — эмоционально-оценочного содержания высказывания, экспрессивно окрашенных, оценочных слов этого высказывания (или текста в целом), поскольку такие слова как словарные единицы могут заключать в своей семантике лишь обобщенное значение отрицательной оценки. Например: Ну, что ты за оболтус у меня такой, не можешь сдать экзамен, — говорит мать сыну-школьнику; или: Мой оболтус учиться не хочет; Иду в магазин купить своему оболтусу куртку — мать о сыне-подростке. Ср.: Что он — оболтус, что ли ? Ситуацию не сечёт, говорит такую чушь!— о политике, участвующем в телепередаче.

К.И.Бринев, исследуя в своей докторской диссертации «Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза» (г.Кемерово, 2010 г.) особенности речевого акта оскорбления (инвективного акта) , выделяет его следующие структурные особенности:

1. Участники

Участник 1 — инвектор, Участник 2 — инвектум, Участник 3 — Наблюда­тель. Обязательными участниками являются первые два, последний (Наблюда­тель) — факультативный участник.

  1. Иллокутивная цель высказывания — Участник 1 пытается причинить ущерб Участнику 2 в области психики.
  1. Условия успешности инвективного акта

Участник 1 знает, что высказывание Xможет причинить ущерб Участни­ку 2, и хочет, чтобы Участник 2 знал, что в отношении Участника 2 Участни­ком 1 произведено инвективное высказывание.

4. Инвективное высказывание

Высказывание, выполняющее функцию инвективы в самом общем смыс­ле как резкое выступление против кого-либо, чего-либо; оскорбительная речь; брань, выпад.

На языке описания, разработанном А. Вежбицкой, речевой акт оскорбле­ния, по-видимому, будет представлен следующим образом:

А) Знаю, что Xспособно причинить тебе психологический ущерб.

Б) Хочу, чтобы ты знал, что я говорю X.

В) Говорю X, чтобы причинить тебе психологический ущерб.

По типологии К.И.Бринева, инвективный речевой акт может быть контактный и дистантный. При дистант­ном инвективном акте необходим третий участник, который и является каналом передачи информации об оскорблении лица. В развернутом виде дистантное оскорбление выглядит следующим образом:

А) Знаю, что Xспособно причинить тебе психологический ущерб.

Б) Хочу, чтобы ты знал, что я говорю X.

В) Говорю Xпо отношению к тебе У-ку.

Г) Знаю, что У передаст тебе, что я говорил X.

Д) Говорю Xдля того, чтобы причинить тебе психологический ущерб.

При контактной форме оскорбления факт произнесения инвективного вы­сказывания в присутствии инвектума удовлетворяет условие Б, так что в раз­вернутой форме контактное оскорбление выглядит следующим образом:

А) Знаю, что Xспособно причинить тебе психологический ущерб.

Б) Хочу, чтобы ты знал, что я говорю X.

В) Знаю, если скажу тебе X, ты будешь знать, что я говорю тебеX.

Г) Говорю X, чтобы причинить тебе психологический ущерб.

Наличие выделенных компонентов обязательно для инвективного речево­го (акта акта оскорбления), отсутствие какого-либо компонента лишает, по мнению К.И.Бринева, речевой акт названного статуса.

Однако при квалификации речевого акта оскорбления с учетом признаков, отмеченных К.И.Бриневым, во многих спорных случаях оказывается для лингвиста-эксперта затруднительной ввиду отсутствия зафиксированных документально условий протекания речевого акта (протоколы допроса субъекта речи, адресата речи, свидетелей и др.).

Если таковые имеются, эти данные можно использовать при интерпретации спорного высказывания с учетом особенностей протекания речевого акта. В любом случае – доказывание и подтверждение умысла на оскорбление является приоритетным правом суда.

Резюмируем. Само по себе употребление инвективных, даже обесценных слов и выражений еще не дает оснований для правового вмешательства. Оно возможно и правомерно только в тех случаях, когда:

а) прямо адресовано конкретному лицу или группе лиц;

б) при этом имеет место прямой умысел на оскорбление;

в) инвективная лексика характеризует не отдельные поступки или слова данного человека, а в целом его как личность, т. е. дается обобщенная оценка его личности.

13