Раннее творчество Л.Н. Толстого (трилогия «Детство. Отрочество. Юность», «Севастопольские рассказы»)

Литературная деятельность Льва Николаевича Толстого продолжалась около шестидесяти лет. Первое его выступление в печати относится к 1852 году, когда в передовом журнале той эпохи — «Современнике», редактировавшемся Некрасовым, появилась повесть Толстого «Детство». Между тем «Детство» свидетельствовало не только о силе, но и о зрелости таланта молодого писателя. Это было произведение сложившегося мастера, оно привлекло к себе внимание читательской массы и литературных кругов. Вскоре после опубликования «Детства» в печати (в том же «Современнике») появились новые произведения Толстого— «Отрочество», рассказы о Кавказе, а затем знаменитые Севастопольские рассказы. Толстой начал работать над «Детством» в январе 1851, а закончил в июле 1852 года. В промежуток между началом и окончанием работы над «Детством» произошла серьезная перемена в жизни Толстого: в апреле 1851 года он уехал со своим старшим братом Николаем на Кавказ, где тот служил в армии офицером. Спустя несколько месяцев Толстой был зачислен на военную службу. В армии он находился до осени 1855 года, принимал активное участие в героической обороне Севастополя. Отъезд Толстого на Кавказ был вызван глубоким кризисом его духовной жизни. Кризис этот начался еще в его студенческие годы. Толстой очень рано стал замечать отрицательные стороны в людях, его окружавших, в самом себе, в условиях, среди которых ему приходилось жить. Толстой задумывается над вопросом о высоком назначении человека, он пытается найти себе настоящее дело в жизни. Учеба в университете не удовлетворяет его, он оставляет в 1847 году университет, после трехлетнего пребывания в нем, и из Казани направляется в свою усадьбу — Ясную поляну. Здесь он пытается сам управлять принадлежащим ему имением главным образом с целью облегчить положение крепостных крестьян. Из этих его попыток ничего не получается. Крестьяне не доверяют ему, его попытки помочь им рассматривают как хитрые уловки помещика («Утро помещика»).

Мировоззрение Толстого формировалось как мировоззрение человека, который стремился понять самые глубокие процессы, происходившие в современной ему действительности. Документом, свидетельствующим об этом, является дневник молодого Толстого. Дневник послужил для писателя той школой, в которой формировалось его литературное мастерство. На Кавказе, а затем в Севастополе в общении с русскими солдатами крепли симпатии Толстого к народу. Начало литературной деятельности Толстого совпадает с началом нового подъема освободительного движения в России. Связь с народом, которая установилась у Толстого в раннюю пору жизни, послужила отправным пунктом для всей его творческой деятельности. Проблема народа — основная проблема всего творчества Толстого. Реализм Толстого непрестанно развивался на протяжении всего его творческого пути, но с большой силой и своеобразием он проявился уже в его самых ранних произведениях.

8 стр., 3737 слов

Тесты психического развития ребенка второго года жизни. От года ...

... детской психологии. Упражнения и развивающие игры для ребенка второго года жизни. Занятия с ребенком от одного года до двух лет направлены на дальнейшее развитие психомоторной, сенсорной, мыслительной, речевой ... сначала надо брать самое большое кольцо, затем поменьше..." В пятнадцать месяцев ребенок пытается нанизывать кольца пирамидки, но без учета их размера. Часто ребенок неправильно учитывает ...

В образе героя Толстого в значительной степени отражены черты личности самого автора. «Детство», «Отрочество» и «Юность» поэтому принято называть автобиографическими повестями. Самый образ Николеньки Иртеньева является типичным образом. В нём воплощены черты лучшего представителя дворянской среды, вступившего в непримиримый разлад с нею. Толстой показывает и то, как среда, в которой жил его герой, отрицательно влияет на него, и то, как герой пытается противостоять среде, возвыситься над нею. Герой Толстого — человек сильного характера и выдающихся способностей. Повесть «Детство», как и автобиографическую трилогию в целом, нередко называли дворянской хроникой. Автобиографическая трилогия Толстого противопоставлялась автобиографическим произведениям Горького. Некоторые исследователи творчества Горького указывали на то, что Толстой описал «счастливое детство» — детство, не знающее забот и лишений, детство дворянского ребенка, и Горький, по мысли этих исследователей, противостоит Толстому, как художник, который описал детство несчастливое. Детство Николеньки Иртеньева, описанное Толстым, не похоже на детство Алеши Пешкова, но оно отнюдь не является идиллическим, счастливым детством.

Толстой меньше всего был заинтересован в том, чтобы восхищаться тем довольством, которым, был окружен Николенька Иртеньев. Толстого интересует совершенно другая сторона в его герое. Ведущим, основополагающим началом в духовном развитии Николеньки Иртеньева и в период детства, и в период отрочества, и в период юности является его стремление к добру, к правде, к истине, к любви, к красоте. Каковы же причины, каков источник этих устремлений Николеньки Иртеньева? Первоначальным источником этих высоких духовных устремлений Николеньки Иртеньева является образ матери, которая олицетворяла для него всё прекрасное. Большую роль в духовном развитии Николеньки Иртеньева сыграла простая русская женщина — Наталья Савишна. В своей повести Толстой действительно называет детство счастливой порой человеческой жизни. Но в каком смысле? Что он подразумевает под счастьем детства? XV глава повести так и называется: «Детство». Она начинается словами:

«Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений». В конце главы Толстой снова обращается к характеристике детства, как счастливой поры человеческой жизни: «Вернутся ли когда-нибудь та свежесть, беззаботность, потребность любви и сила веры, которыми обладаешь в детстве? Какое время может быть лучше того, когда две лучшие добродетели— невинная веселость и беспредельная потребность любви — были единственными побуждениями в жизни?» Детство Толстой называет счастливой порой человеческой жизни в том смысле, что в эту пору человек наиболее способен испытывать любовь к другим и делать им добро. Именно только в этом, ограниченном смысле детство казалось Толстому самым счастливым временем жизни. На самом деле детство Николеньки Иртеньева, описанное Толстым, отнюдь не было счастливым. В детские годы Николенька Иртеньев испытал немало нравственных страданий, разочарований в окружающих его людях и в том числе в людях, самых близких для него, разочарований в самом себе. Повесть «Детство» начинается со сцены в детской комнате, начинается незначительным, пустяковым случаем.

10 стр., 4893 слов

Характер николеньки из рассказа толстого детство. : николенька ...

... Николеньки Иртеньева является характеристикой самого Толстого, так как многие события и происшествия, описанные в повести, взяты непосредственно из воспоминаний автора. Что же хранил в своей памяти Л. Н. Толстой? “Детство ... гувернеру Карлу Иванычу, которого решил уволить его отец. Толстой подробнейшим образом ... Толстого, Н. Г. Чернышевский и которая получит развитие в будущих его сочинениях. В повести ...

Учитель Карл Иваныч убил муху, и убитая муха упала на голову Николеньке Иртеньеву. Николенька начинает размышлять о том, для чего это сделал Карл Иваныч. Почему именно над его кроваткой Карл Иваныч убил муху? Почему именно ему, Николеньке, Карл Иваныч сделал неприятность? Почему Карл Иваныч не убил муху над кроваткой Володи, брата Николеньки? Задумавшись над этими вопросами, Николенька Иртеньев приходит к такой мрачной мысли, что цель жизни Карла Иваныча состоит в том, чтобы причинять неприятности ему, Николеньке Иртеньеву; что Карл Иваныч злой, неприятный человек. Но вот проходит несколько минут, и Карл Иваныч подходит к кроватке Николеньки и начинает его щекотать. Этот поступок Карла Иваныча дает Николеньке новый материал для размышлений. Николеньке было приятно, что его щекочет Карл Иваныч, и он теперь думает, что был в высшей степени несправедлив, приписав ранее Карлу Иванычу (когда тот убил муху над его головой) самые злые намерения. Уже этот эпизод дает основание Толстому показать, как сложен духовный мир человека. Существенная особенность изображения Толстым своего героя состоит в том, что Толстой показывает, как постепенно перед Николенькой Иртеньевым раскрывается несоответствие внешней оболочки окружающего его мира и истинного его содержания.

Николенька Иртеньев постепенно уясняет, что люди, с которыми он встречается, не исключая самых близких и дорогих для него людей, на деле вовсе не такие, какими они хотят казаться. Николенька Иртеньев замечает в каждом человеке неестественность и фальшь, и это развивает в нем беспощадность к людям, а также к самому себе, так как свойственную людям фальшь и неестественность он видит и в себе. Замечая в себе это качество, он нравственно казнит себя. В этом отношении характерна глава XVI — «Стихи». Стихи были написаны Николенькой по случаю дня рождения бабушки. В них есть строка, говорящая, что он любит бабушку, как родную мать. Обнаружив это, Николенька Иртеньев начинает доискиваться, как он мог написать такую строку. С одной стороны, он видит в этих словах как бы измену по отношению к матери, а с другой стороны — неискренность по отношению к бабушке. Николенька рассуждает так: если эта строка искренняя, — значит, он перестал любить свою мать; а если он любит свою мать попрежнему, — значит, он допустил фальшь по отношению к бабушке. Все приведенные эпизоды свидетельствуют о духовном росте героя. Одним из выражений этого является развитие в нем аналитической способности. Но эта же аналитическая способность, содействуя обогащению духовного мира ребенка, разрушает в нем наивность, безотчетную веру во всё доброе и прекрасное, что Толстой считал «лучшим даром» детства.

Это хорошо иллюстрируется главой VIII — «Игры». Дети играют, и игра доставляет им громадное наслаждение. Но они получают это наслаждение в той мере, в какой игра кажется им настоящей жизнью. Как только утрачивается эта наивная вера, игра перестает доставлять детям наслаждение. Первым высказывает мысль о том, что игра не есть настоящее, Володя — старший брат Николеньки. Николенька понимает, что Володя прав, но, тем не менее, слова Володи его глубоко огорчают. Николенька размышляет: «Ежели судить по-настоящему, то игры никакой не будет. А игры не будет, что ж тогда остается?..» Эта последняя фраза многозначительна. Она свидетельствует о том, что настоящая жизнь (не игра) мало доставляла радости Николеньке Иртеньеву. Настоящая жизнь для Николеньки — это жизнь «больших», то есть взрослых, близких ему людей. И вот Николенька Иртеньев живет как бы в двух мирах — в мире детском, привлекающем своей гармонией, и в мире взрослых людей, полном взаимного недоверия. Большое место в повести Толстого занимает описание чувства любви к людям, и эта способность ребенка любить других, может быть, больше всего восхищает Толстого. Но восхищаясь этим чувством ребенка, Толстой показывает, как мир больших, мир взрослых людей дворянского общества разрушает это чувство, не дает ему возможности развиться во всей чистоте и непосредственности.

15 стр., 7087 слов

Повесть ‘Детство’ Л.Н. Толстого (психология детского ...

... любви - были единственными побуждениями в жизни?" Детские годы Николеньки Иртеньева были беспокойными, в детстве он испытал немало нравственных страданий, разочарований в окружающих ... сравнительно-сопоставительного методов литературоведческого анализа. 1. Жизнь Л.Н. Толстого .1 Детство и отрочество толстой художественный писатель детство Лев Николаевич Толстой родился 28 августа (9 сентября нового ...

Николенька Иртеньев был привязан к мальчику Сереже Ивину. Но он по-настоящему не смог сказать о своей привязанности, чувство это так и погибло в нем. Отношение Николеньки Иртеньева к Илиньке Грапу раскрывает другую черту в его характере, опять-таки отражающую дурное влияние на него мира «больших». Толстой показывает, что его герой был способен не только к любви, но и к жестокости. Николенька не отстает от своих друзей. Но тут же, как всегда, испытывает чувство стыда и раскаяния. Последние главы повести, связанные с описанием смерти матери героя, подводят как бы итог его духовному и нравственному развитию в детские годы. В этих последних главах неискренность, фальшь и лицемерие светских людей подвергаются буквально бичеванию. Николенька Иртеньев наблюдает за тем, как сам он и близкие ему люди переживают смерть его матери. Он устанавливает, что никто из них, за исключением простой русской женщины — Натальи Савишны, не был до конца искренен в выражении своих чувств. Отец, казалось, был потрясен несчастьем, но Николенька отмечает, что отец был эффектен, как всегда. И это ему не нравилось в отце, заставляло его думать, что горе отца не было, как он выражается, «вполне чистым горем». Даже в искренность переживаний бабушки Николенька не до конца верит.

Жестоко осуждает Николенька и себя за то, что он только на одну минуту был целиком поглощен своим горем. Единственным человеком, в искренность которого вполне и до конца верил Николенька, была Наталья Савишна. Но она-то как раз и не принадлежала к светскому кругу. Важно отметить, что последние страницы повести посвящены именно образу Натальи Савишны. В высшей степени примечательно и то обстоятельство, что образ Натальи Савишны Николенька Иртеньев ставит рядом с образом своей матери. Тем самым он признает, что Наталья Савишна сыграла в его жизни такую же важную роль, как и его мать, а может быть, — еще важнее.Заключительные страницы повести «Детство» овеяны глубокой грустью. Николенька Иртеньев находится во власти воспоминаний о матери и Наталье Савишне, уже умерших к тому времени. Николенька уверен, что с их смертью отошли в прошлое самые светлые страницы его жизни. На первых страницах начальной части трилогии «Детство» мы видим маленького мальчика Николеньку Игнатьева. Описание его жизни это скрупулезное исследование автора его душевного наполнения и нравственных понятий, которые меняются в зависимости от различных жизненных ситуаций. Внутренний мир ребенка ярко изображен в эпизоде, когда Николенька рисовал зверей, которых увидел на охоте.

8 стр., 3842 слов

Виды и роль эмоций в жизни человека 2

... соединенияразнообразных настроений и аффектов, связанные у данного человека с различными,личностно существенными событиями в его жизни, с людьми и предметами, с видамидеятельности. Иногда слово «чувство» ... род или вид занятий, какая-либо жизненная цель,стремлению к которой человек посвящает всю свою жизнь. Стрессомназывается эмоциональное переживание, достигшее такой силы, что оно ...

У него были только синие краски и все деревья и животных он нарисовал синим цветом. Однако когда он принялся изображать зайцев, его отец, наблюдавший за процессом, сказал мальчику, что синих зайцев в природе не существует, также как и синих растений. Это было очень ранимо воспринято Колей и стало первым звонком разочарований и жизненных сомнений. Однажды мальчик вместе со своими друзьями начал играть в игру: дети сели на землю и начали представлять, что плывут по морю, усиленно махая руками, имитируя греблю. Старший брат Николеньки увидев детские забавы, саркастически заметил, что несмотря на их усилия, они не сдвинутся с места, так как на самом деле находятся не на воде, а в саду. Детский мир главного героя, его жизненное восприятие от таких слов начали бесповоротно рушиться. В умиляющую душу непосредственность, которая свойственна каждому ребенку, начали резко врываться первые холодные отголоски взрослого рассудка: нельзя плавать на несуществующем корабле, не бывает синих зайцев, а смешная шапочка учителя вызывала уже не мнимое, а действительное раздражение, как и сам Карл Иванович. Однако автор не осуждает Николеньку это те процессы, которые рано или поздно приходят в жизнь каждого взрослеющего ребенка, и основательно отдаляют от него восторженный мир детства.

В повести «Отрочество», в противоположность «Детству», где показано наивное равновесие между аналитической способностью ребенка и верой его во всё доброе и прекрасное, в герое преобладает аналитическая способность над верой. «Отрочество» — повесть очень мрачная, она отличается в этом отношении и от «Детства» и от «Юности». В первых главах «Отрочества» Николенька Иртеньев как бы прощается с детством перед вступлением в новую полосу своего развития. Окончательное прощание с детством происходит в главах, посвященных Карлу Иванычу. Расставаясь с Николенькой, Карл Иваныч рассказывает ему свою историю. В результате всех злоключений, которые претерпел Карл Иваныч, он сделался человеком не только несчастным, но и отчужденным от мира. И вот этой-то стороной своего характера Карл Иваныч близок Николеньке Иртеньеву, этим и интересен для него. С помощью истории Карла Иваныча Толстой помогает читателю уяснить сущность своего героя. Вслед за теми главами, в которых рассказана история Карла Иваныча, идут главы: «Единица», «Ключик», «Изменница», «Затмение», «Мечты» — главы, в которых описываются злоключения самого Николеньки Иртеньева.. В этих главах Николенька выглядит иногда, несмотря на различия в возрасте и положении, очень похожим на Карла Иваныча.

И свою судьбу Николенька здесь прямо сопоставляет с судьбой Карла Иваныча. Смысл в том, чтобы показать, что уже в ту пору духовного развития Николеньки Иртеньева он так же, как Карл Иваныч, чувствовал себя человеком, отчужденным от мира, в котором жил. На смену Карлу Иванычу, облик которого соответствовал духовному миру Николеньки Иртеньева, приходит новый гувернер — француз Jerome. Jerome для Николеньки Иртеньева — это воплощение того мира, который стал для него уже ненавистен, но который он, по своему положению, должен был уважать. Это приводило его в раздражение, делало его одиноким. И вот после главы, которая носит такое выразительное название — «Ненависть» (эта глава посвящена Лёгбте’у и объясняет отношение Николеньки Иртеньева к людям, его окружающим), идет глава «Девичья». Эта глава начинается так: «Я чувствовал себя всё более и более одиноким, и главными? моими удовольствиями были уединенные размышления и наблюдения». Вследствие этого одиночества возникает тяготение Николеньки Иртеньева к другому обществу, к простым людям. Однако наметившаяся в этот период связь героя Толстого с миром простых людей еще очень непрочна. Пока еще отношения эти эпизодичны и случайны. Но, тем не менее, и в этот период мир простых людей имел для Николеньки Иртеньева очень большое значение. Герой Толстого показан в движении и развитии. Самоуспокоенность и самодовольство ему совершенно чужды. Постоянно совершенствуя и обогащая свой духовный мир, он вступает во всё более глубокий разлад с окружающей его дворянской средой. Автобиографические повести Толстого пронизаны духом социальной критики и социального обличения господствующего меньшинства. В Николеньке Иртеньеве обнаруживаются те свойства, которыми Толстой впоследствии наделит таких своих героев, как Пьер Безухов («Война и мир»), Константин Левин («Анна Каренина»), Дмитрий Нехлюдов («Воскресенье»).

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... трудно и несовместимо с земными условиями. Тело человека – это не человек, а только проводник его духа, футляр, в ... весьма интересные и поучительные впечатления. Главное существование (человека) – ночью. Обычный человек без сна в обычных условиях может прожить ... неясности и туманности… Инструментом познавания становится сам человек, и от усовершенствования его аппарата, как физического, так ...

В этой повести продолжается анализ души взрослеющего человека. Период отрочества начинается у Николая после смерти матери. Меняется его восприятие окружающего мира — приходит пони­мание того, что мир не вращается вокруг него одного, что вокруг много людей, которым до него нет дела. Николеньку интересует жизнь других людей, он узнает про классовое неравенство. Среди доминирующих черт Николеньки — застенчивость, до­ставляющая герою множество страданий, желание быть люби­мым и самоанализ. Николенька очень комплексует по поводу сво­ей внешности. По мнению автора, детский эгоизм — явление, так сказать, природное, как, впрочем, и социальное — становится следствием воспитания в аристократических семьях. У Николая осложняются отношения с окружающими его взрослыми — от­цом, гувернером. Взрослея, он задумывается о смысле жизни, о его собственном предназначении. Для автора очень важен процесс постепенного размыкания индивидуалистической замкнутости, как с нравственной, так и с психологической стороны. У Николая завя­зывается первая настоящая дружба с Дмитрием Нехлюдовым. Завязка — приезд в Москву. Кульминация — смерть бабушки. Развязка — подготовка к поступлению в университет.

Повесть «Юность» передаёт нравственные искания, осознание своего «я», мечты, чувства и душевные переживания Николая Иртеньева. В начале повести Николай объясняет, с какого момента для него начинается пора юности. Она наступает с тех пор, когда ему самому пришла в голову мысль о том, что «назначение человека есть стремление к нравственному усовершенствованию». Николаю 16 лет, он «поневоле и неохотно» готовится к поступлению в университет. Его душу переполняют размышления о смысле жизни, о будущем, предназначении человека. Он пытается найти свое место в окружающем обществе, стремиться отстоять свою независимость. Преодолеть «привычные» взгляды, тот образ мыслей, с которым постоянно соприкасается. Николай находится в том возрасте, когда человек наиболее полно ощущает себя в мире и свое единство с ним и, в то же время, осознание своей индивидуальности. В университете Иртеньев становится человеком определенного социального круга, и его пытливость, склонность к самоанализу, анализу людей и событий приобретает еще более глубокий характер. Он чувствует, что стоящие на ступеньку выше аристократы также неуважительно и высокомерно относятся к нему, как он сам к людям более низкого происхождения. Николай сближается со студентами-разночинцами, хотя его и раздражали их внешний вид, манера общения, ошибки в языке, но он «предчувствовал что-то хорошее в этих людях, завидовал тому веселому товариществу, которое соединяло их, испытывал к ним влечение и желал сблизиться с ними». Он приходит в конфликт сам с собой, так как его также привлекают и манят «прилипчивые нравы» светского образа жизни, навязанные аристократическим обществом. Его начинает тяготить осознание своих недостатков: «Меня мучит мелочность моей жизни… я сам мелочен, а все-таки имею силы презирать и себя, и свою жизнь», «я трусил сначала… — стыдно…», «… разболтался со всеми и без всякой причины солгал…», «заметил при этом случае за собой еще много тщеславия».

2 стр., 690 слов

Праздники сегодня и вчера: влияние праздника на личность человека

... комизма и служит институтом, позволяющим исправлять недостатки людей посредством их публичного осмеяния. Праздничный комизм с ... - количество зрителей и участников праздника; - количество «героев» (персонажей) и их «качество» - кто они; ... оказывается гипертрофия праздничной фазы, искусственно (особенно в жизни эксплуататорских классов) раздутой и потому пустой, поверхностной, ...

Как и все произведения Л. Н.Толстого, трилогия «Детство. Отрочество. Юность» явилась, по сути, воп­лощением большого количества замыслов и начинаний. Главной целью Л. Н.Толстого становится показ раз­вития человека как личности в пору его детства, отро­чества и юности, то есть в те периоды жизни, когда человек наиболее полно ощущает себя в мире, свою нера­сторжимость с ним, и затем, когда начинается отделе­ние себя от мира и осмысление окружающей его среды. Отдельные повести составляют трилогию, действие же в них происходит согласно идее, сначала в усадьбе Иртеньевых («Детство»), затем мир значительно расширя­ется («Отрочество»).

В повести «Юность» тема семьи, дома звучит во много раз приглушеннее, уступая место теме взаимоотношений Николеньки с внешним миром. Не случайно со смертью матери в первой части разру­шается гармония отношений в семье, во второй — уми­рает бабушка, унося с собой огромную моральную силу, и в третьей — папа вторично женится на женщине, у которой даже улыбка всегда одинаковая. Возвращение прежнего семейного счастья становится совершенно невозможным. Между повестями существует логическая связь, оправданная прежде всего логикой писателя: ста­новление человека хоть и разделяется на определенные стадии, однако непрерывно на самом деле. Повествование от первого лица в трилогии устанав­ливает связь произведения с литературными традиция­ми того времени. Кроме того, оно психологически сбли­жает читателя с героем. И, наконец, такое изложение событий указывает на некоторую степень автобиогра­фичности произведения. Впрочем, нельзя сказать, что автобиографичность явилась наиболее удобным спосо­бом воплотить некий замысел в произведении, так как именно она, судя по высказываниям самого писателя, не позволила осуществить первоначальную идею. Л. Н.Толстой задумывал произведение как тетралогию, то есть хотел показать четыре этапа развития челове­ческой личности, но философские взгляды самого пи­сателя в ту пору не укладывались в рамки сюжета.

11 стр., 5082 слов

II. Л.Н.Толстой. Лисица и виноград

... Бежин луг. Певцы. Муму. Воробей. Толстой Л.Н. Детство. Азбука. Кавказский пленник. Станюкович К.М. Человек за бортом. Севастопольский мальчик. Максимка, ... Берестяная трубочка. Сказка-быль “Кладовая солнца”. Ильин М.М. Рассказы о вещах. Рассказы о том, что тебя окружает. Бажов П.П. Книга ... о детстве в русской литературе XIX века. Тип героя. Особенности сюжетосложения. Малые жанровые формы для детей и ...

Поче­му же все-таки автобиография? Дело в том, что, как ска­зал Н. Г.Чернышевский, Л. Н.Толстой «чрезвычайно вни­мательно изучал типы жизни человеческого духа в са­мом себе», что давало ему возможность «написать кар­тины внутренних движений человека». Однако важно то, что в трилогии фактически два главных героя: Николенька Иртеньев и взрослый человек, вспоминающий свое детство, отрочество, юность. Сопоставление взгля­дов ребенка и взрослого индивида всегда было объек­том интересов Л. Н.Толстого. Да и дистанция во време­ни просто необходима: Л. Н.Толстой писал свои произведения обо всем, что в данный момент его волновало, и значит, в трилогии должно было найтись место для анализа русской жизни вообще. Каждая глава содержит в себе определенную мысль, эпизод из жизни человека. Поэтому и построение внут­ри глав подчинено внутреннему развитию, передаче со­стояния героя. Своих героев Л. Н.Тол­стой показывает в тех условиях и в тех обстоятельствах, где их личность может проявиться наиболее ярко. Ге­рой трилогии оказывается перед лицом смерти, и тут все условности уже не имеют значения. Показываются взаимоотношения героя с простыми людьми, то есть человек как бы проверяется «народностью».

Маленьки­ми, но невероятно яркими вкраплениями в ткань пове­ствования вплетены моменты, в которых речь идет о том, что выходит за рамки понимания ребенка, что мо­жет быть известно герою только по рассказам других людей, например война. Соприкосновение с чем-то не­известным, как правило, оборачивается почти трагеди­ей для ребенка, и воспоминания о таких мгновениях всплывают в памяти прежде всего в минуты отчаяния. К примеру, после ссоры с St.- Jerome. Николенька начи­нает искренне считать себя незаконнорожденным, при­помнив обрывки чужих разговоров. Л. Н.Толстой использует такие традиционные для русской литературы приемы подачи характеристики человека, как описание портрета героя, изображение его жеста, манеры поведения, так как все это — внешние проявления внутреннего мира. Чрезвы­чайно важна речевая характеристика героев трилогии. Изысканный французский язык хорош для людей comme il faut, смесь немецкого и ломаного русского язы­ков характеризует Карла Иваныча. Неудивителен и тот факт, что задушевный рассказ немца написан по-русски с отдельными вкраплениями немецких фраз. Итак, мы видим, что трилогия Л. Н.Толстого «Дет­ство. Отрочество. Юность» построена на постоянном сопоставлении внутреннего и внешнего мира человека.

Главной целью писателя, безусловно, был анализ того, что же составляет сущность каждого человека. В “Юности” особенно выделены три дня: день после поступления в университет, следующий за ним, когда Николенька делает визиты, а затем посещение им семьи Нехлюдовых. Николенька и Нехлюдов открывают новый нравственный закон. Но исправить все человечество оказалось очень трудным, потому что даже искренние и настойчивые попытки самосовершенствования чаще всего терпели неудачу. За всеми этими возвышенными понятиями нередко скрывалось обыкновенное тщеславие, самолюбование, высокомерие. В юности Николенька постоянно с переменным успехом играет какую-нибудь роль. То роль влюбленного с оглядкой на прочитанные им романы, то — философа, так как в свете его мало замечали, а задумчивостью можно было замаскировать свой неуспех, то — большого оригинала. Все это отодвигало на задний план его настоящие чувства и мысли. Николенька стремится к тому, чтобы его любили, старается понравиться. Но как бы герой не желал походить на окружающих людей, автор показывает, что этого не удается сделать потому, что свет в нравственном отношении чужд ему. Эти люди никогда не создавали нравственных ценностей и не пытались им следовать, тем более не мучились от того, что их не удается реализовать в жизни. Они, в отличие от Николеньки, всегда пользовались теми нравственными законами, которые были приняты в их среде и считались обязательными.

8 стр., 3795 слов

Психологизм в творчестве Л.Н. Толстого и А.П. Чехова

... в том, что внешние явления и события Толстой показывает и оценивает глазами героя, действует через его сознание, как бы лишая человека посредника-повествователя в понимании действительности. Новый способ изображения ... действия и поступки, писатель добивался высочайшего мастерства в изображении характеров. Главные герои Толстого - это всегда люди укорененные: или в своем роде, или на своей земле, или ...

Находясь на военной службе, Лев Николаевич Толстой мучительно думал о войне. Что такое война, нужна ли она человечеству? Эти вопросы встали перед писателем в самом начале его литературного поприща и занимали его на протяжении жизни. Толстой бескомпромиссно осуждает войну. “Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом?” Осенью 1853 года началась война России с Турцией, Толстому разрешено было перевестись в Севастополь. Попав в осажденный город, Толстой был потрясен героическим духом войска и населения. “Дух в войсках выше всякого описания,— писал он брату Сергею.— Во времена Древней Греции не было столько геройства”. Под грохот орудий четвертого бастиона, окутанный пороховым дымом, Л. Н. Толстой начал писать свой первый рассказ о героической обороне города, “Севастополь в декабре месяце”, за ним последовали два других: “Севастополь в мае” и “Севастополь в августе 1855 года”. В своих рассказах о трех этапах Крымской эпопеи Толстой показал войну “не в правильном, красивом и блестящем строе, с музыкой и барабанным боем, с развевающимися знаменами и гарцующими генералами… а в настоящем ее выражении— в крови, в страдании, в смерти…”.

Первый рассказ говорит о Севастополе в декабре 1854 года. Это был момент некоторого ослабления и замедления военных действий, промежуток между кровавой битвой под Инкерманом и под Евпаторией. Но если могла несколько поотдохнуть и поправиться полевая русская армия, стоявшая в окрестностях Севастополя, то город и его гарнизон не знали передышки и забыли, что значит слово “покой”. Солдаты и матросы трудились под снегом и проливным дождем, полуголодные, истерзанные. Толстой рассказывает о матросе с оторванной ногой, которого несут на носилках, а он просит остановиться, чтобы посмотреть на залп нашей батареи. “Ничего, нас тут двести человек на бастионе, дня на два еще нас хватит!” Такие ответы давали солдаты и матросы, и никто из них при этом даже не подозревал, каким надо быть мужественным, презирающим смерть человеком, чтобы так просто, спокойно, деловито говорить о своей собственной завтрашней или послезавтрашней неизбежной гибели! Безропотно переносили страшные увечья и смерть женщины, эти достойные своих мужей подруги.

Второй рассказ относится к маю 1855 года, а помечен этот рассказ уже 26 июня 1855 года. В мае произошла кровавая битва гарнизона против почти всей осаждающей город армии, желавшей во что бы то ни стало овладеть тремя передовыми укреплениями. Толстой не описывает этих кровавых майских .и июньских встреч, но читателю рассказа ясно по всему, что совсем недавно, только что, произошли очень крупные события у осажденного города. Толстой показывает, как используют солдаты короткое перемирие, чтобы убрать и захоронить убитых. Неужели враги, только что в яростной рукопашной борьбе резавшие и коловшие друг друга, могут так дружелюбно разговаривать, с такой лаской, так любезно и предупредительно относиться друг к другу? Но и здесь, как и везде, Толстой предельно искренен и правдив, он очевидец, ему не надо придумывать, домысливать, действительность намного богаче фантазии.

Третий рассказ повествует о Севастополе в августе 1855 года. Это последний, самый страшный месяц долгой осады, непрерывных, жесточайших, днем и ночью не утихающих бомбардировок, месяц падения Севастополя. “Во время обеда недалеко от дома, в котором сидели офицеры, упала бомба. Пол и стены задрожали, как от землетрясения, и окна застлало пороховым дымом.— Вы этого, я думаю, в Петербурге не видали; а здесь часто бывают такие сюрпризы,— сказал батарейный командир.— Посмотрите, Вланг, где это лопнула”. Писатель показывает героизм людей, привыкших к повседневным обстрелам. Живущих привычной жизнью. Они не осознают себя героями, а выполняют свой долг. Без громких фраз, буднично, эти прекрасные люди вершат историю, порой “уходя” в небытие. Толстой показывает, что только превосходство союзников Турции в военной технике и материальных ресурсах физически сломило бесстрашных русских героев.
Разоблачая войну, писатель утверждает моральное величие и силу русских людей, мужественно воспринявших отступление русской армии из Севастополя. Новаторство Л. Толстого в изображении войны, реализм, художественные достоинства “Севастопольских рассказов” снискали высокую оценку современников. В июле 1855 года, в самый разгар Крымской войны, когда взоры всей России были прикованы к героической обороне Севастополя, в журнале «Современник» стали появляться севастопольские рассказы Л.Н.

Толстого, которые были встречены с особым интересом. По свидетельству А.В.Дружинина, «вся читающая Россия восхищалась «Севастополем в декабре», «Севастополем в мае», «Севастополем в августе месяце». Не только поэтические достоинства рассказов привлекли к ним острое внимание и горячий интерес. В этих рассказах были выражены очень важные политические истины, были поставлены волнующие социальные вопросы. Толстой отразил глубокие общественные настроения, и в этом, наряду с их высоким художественным мастерством, заключался секрет того большого впечатления, которое произвели рассказы Толстого на передовые слои русского общества. Правду, глубокую, трезвую правду — вот что прежде всего увидели и оценили читатели в севастопольских рассказах. Правду о патриотическом подъёме и героизме защитников Севастополя, о мужестве русских солдат, о тех чувствах и настроениях, которые были близки всему русскому обществу, и, с другой стороны, правду о несостоятельности царизма в войне, об отсталости николаевской армии, о глубокой пропасти между простым мужиком в шинели и дворянской офицерской верхушкой. Толстой показывает Севастополь и его мужественных защитников не в парадном, не в традиционном литературном их одеянии, но в их истинном виде — «в крови, в страданиях, в смерти».

Он сорвал с войны её романтические покровы и показал её реалистически, правдиво, без прикрас. Нельзя сказать, что до Толстого никто так не показывал войну. При всём новаторстве Толстого, он в изображении войны имел предшественника,Лермонтова. Новаторство военных рассказов Толстого заключается в том, что, рисуя войну правдиво, без прикрас, писатель в центре своих батальных сцен поставил живого человека, раскрыл его внутренний мир, мотивировал действия и поступки его сокровенными, глубоко затаенными мыслями и чувствами. При этом в центре военных повествований Толстого стоит всегда человек из народа, своим трудом, своим неприметным подвигом решающий судьбы отечества, а все другие персонажи освещаются с позиции той великой цели, которой вдохновлён народ. В рассказах Толстого впервые в русской и мировой литературе традиционная батальная живопись была «очеловечена», то есть углублена и обогащена правдивыми описаниями тончайших чувств и переживаний человека — участника баталии, дана сквозь призму его сознания. Война со всеми её ужасами и величием была показана «изнутри», путем раскрытия внутреннего отношения к ней рядовых её участников, а сами участники охарактеризованы в зависимости от их места во всенародной борьбе — вот в чём состоял тот шаг вперёд, который Толстой в своих военных рассказах сделал по сравнению с его предшественниками.

В толстовских описаниях человеческого поведения на войне прежде всего поражает исключительно меткая и острая наблюдательность. В севастопольских рассказах рассыпаны десятки метких психологических наблюдений над общими свойствами солдат в бою. Но Толстой не ограничивается этими наблюдениями. Он стремится проникнуть во внутренний мир каждого своего персонажа, уловить его индивидуальные, лишь ему свойственные переживания в боевой обстановке. А через эту индивидуализацию мы постигаем и общие черты поведения и переживаний человека на войне. Исключительно разнообразны приемы психологизации, применяемые Толстым. Раскрывая «диалектику души» своих героев, он показывает не только конечные результаты душевных движений, но и сам процесс внутренней жизни. На первом точное воспроизведение внутренней речи. Автор как бы «слышит» потаённые разговоры, которые люди ведут с самими собой, как бы «видит» весь процесс движения мысли и точно его воспроизводит в рассказе. И именно потому, что писатель глубоко проникает в души своих героев, их «неслышные» разговоры становятся самой правдивой и убедительной их характеристикой. Сталкивая двух персонажей, автор одновременно «слышит» мысли их обоих и передает их нам. Получается своеобразный внутренний дуэт, параллельный процесс двух взаимосвязанных мышлений. Но особенной художественной силы достигает Толстой в изображении предсмертных размышлений своих героев. Раскрывая перед нами внутренний мир героев, Толстой не ограничивается ролью объективного наблюдателя этого мира. Он активно вмешивается в самонаблюдения героев, в их размышления, напоминает нам то, что они забыли, исправляет все отступления от правды, которые они допускают в своих мыслях и поступках. Такое авторское вмешательство помогает более углубленному восприятию внутренних переживаний персонажей, выявляет их подлинный характер. Чаще всего прием авторского вмешательства служит Толстому для прямого разоблачения персонажа, для «срывания масок». Чертами новаторства отмечена и композиция рассказов Толстого. Её характеризует, с одной стороны, строгий отбор жизненного материала, ограничение повествования в пределах определенного времени и пространства, а с другой — тяготение к широкому, многоплановому изображению действительности, к постановке актуальных социальных проблем. Первый севастопольский рассказ, например, охватывает события, которые укладываются между утренней зарей и вечерним закатом, то есть события одного дня. А какое огромное жизненное содержание вместил в себя этот рассказ! Своеобразны, новы и принципы построения образа, применяемые автором в севастопольских рассказах. Наряду с тонкостью и правдивостью психологических характеристик писатель всегда стремится к правдивому изображению поступков своих героев, а также к конкретно-наглядному изображению той среды, в которой они действуют. Герои Толстого, даже второстепенные, имеют своё индивидуальное лицо, четкую социальную характеристику, своеобразную манеру говорить и действовать.