Психологический анализ лит-ры

Основным трудом по психологии художественного текста считается работа Выготского «Психология искусства». В ней он высказал парадоксальное с точки зрения психологии положение о том, что искусство является прежде всего «совокупностью эстетических знаков». Проводя психологический анализ искусства, он рассматривает прежде всего особую эмоцию формы как «необходимое условие художественного выражения»

Выготский не скрывал, что строил свою концепцию искусства на «объективных естественнонаучных началах», и в рамках этой объективной психологии искусства понимал художественное произведение исключительно как продукт культуры. Такое отношение к искусству вытекало из общепсихологической концепции Выготского, понимавшего в 1925 г. психику как «посредствующий механизм, при помощи которого экономические отношения и социально-политический строй творят ту или иную идеологию» Согласно Выготскому, «в самом интимном, личном движении мысли, чувства и т. п. психика отдельного лица все же социальна и социально обусловлена» .

Выготский трактует искусство и литературу в рамках теории культурно-исторического опосредования индивидуальной психики так: «Искусство есть как бы удлинение „общественного чувства“. Переплавка чувств вне нас совершается силой социального чувства, которое объективировано, вынесено вне нас, материализовано и закреплено во внешних предметах искусства, которые сделались орудиями общества» Л.С.Выготский утверждая, что «нет принципиальной разницы между процессами народного и личного творчества», полагал, что «до тех пор, пока мы будем ограничиваться анализом процессов, происходящих в сознании, мы едва ли найдем ответ на самые основные вопросы психологии искусства». Поэтому, по его мнению, нецелесообразно «исследовать Гамлета как психологическую проблему».

Анализируя «Евгения Онегина» А.С.Пушкина, Выготский утверждает, что «имя Онегина есть только знак героя»).

Он считает, что «Пушкин дает ложное направление своему роману, когда оплакивает Татьяну, которая отдала свою судьбу в руки модного тирана и погибла. На самом деле погибает от любви Онегин». Именно эти «элементы противоположного» и лежат, по его мнению, в основе построения романа.

20 стр., 9735 слов

Особенности психологии чувств

... процессу и результатам интеллектуальной деятельности. Эстетические чувства, прежде всего чувство красоты, восхищение прекрасным. Источник эстетических чувств - произведения искусства: музыка, живопись, скульптура, художественная ... развитием творческих процессов. Цель исследования. Теоретически обосновать особенности психологии чувств. В соответствии с поставленной целью и выдвинутой гипотезой ...

В некоторых психологических исследованиях, где рассматриваются индивидуальные особенности личности, ставшие предметом изображения в литературных произведениях, в частности, реализованные в характерах персонажей как проекциях личностных свойств известных автору людей.

По мнению Выготского, исследователи, работающие в рамках субъективной психологии искусства «относятся доверчиво и наивно к художественному произведению и пытаются понять … (поведение персонажа — В.Б.) из склада

его душевной жизни, точно это живой и настоящий человек, и в общем их аргументы почти всегда суть аргументы от жизни и от знания человеческой природы, но не от художественного построения" .

Обращение психолога к художественной литературе как к достаточно достоверному описанию внутренней жизни человека (Василюк 1984, 161−162) вполне оправдано. Ведь часть читателей видят в персонажах живых людей и переживают события художественного произведения как реальные.

При таком наивно-психологическом подходе мотивы поведения героя ищутся «в тех объективных препятствиях, которые лежат на пути осуществления поставленной перед ними цели. Эти критики пользуются доводами от здравого смысла и житейской правдоподобности больше, чем эстетики, и подходят (к тексту — В.Б.) как к казусному случаю из жизни, который непременно должен быть растолкован в плане здравого смысла» (Выготский 1987, 157−158).

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ КАК ОБЪЕКТ АНАЛИЗА

Объектом языкознания является слово. Однако внимание филологов всегда привлекал текст в качестве основной единицы речевой коммуникации. В лингвистике текст определяется как «организованный на основе языковых связей и отношений отрезок речи, содержательно объединяющий синтаксические единицы в некое целое».Иными словами, в основе текста лежат языковые связи, «текст состоит из синтаксических единиц, и он должен быть целостным.

Среди научных, публицистических и рекламных текстов, среди писем, заметок и граффити (как периферийных видов речевой деятельности) особое место занимают литературные тексты. Обычно художественный текст определяют как текст, который использует языковые средства в их эстетической функции в целях передачи эмоционального содержания. В филологических работах анализируются принципы организации художественного текста как сложного языкового и речевого образования. Но лишь комплексный и многоаспектный подход, интегрирующий многие научные дисциплины, может дать' целостное представление о таком многоплановом явлении, как художественный текст.

13 стр., 6044 слов

Экзистенция как смысл бытия человека

... , учебниках, в статье по практической психологии. 1. ПРОБЛЕМА СМЫСЛА ЖИЗНИ Проблема смысла жизни всегда стояла перед человеком наиболее остро и всегда мучила его на протяжении ... »). - 300 000 экз. Журнал практической психологии и психоанализа, Экзистенциальная психотерапия [Текст]: Научно-практ. портал. электрон. публикаций / учредитель Институт практической психологии и ...

Иногда лингвистический анализ сближается с лингвострановедческим, для которого текст является в первую очередь компонентом культуры. Тогда в тексте выявляются элементы, не могущие быть понятыми адекватно в рамках данной культуры и нуждающиеся в культурологическом комментировании.

Традиционный литературоведческий анализ художественного текста изучает художественный текст как продукт национальной культуры, общественной мысли, выявляет его связь с эпохой, с местом в литературном процессе. Литературоведческий анализ оперирует такими категориями поэтики, как тематика, жанр, образ, композиция, сюжет. Литературоведческий анализ предполагает раскрытие идейного содержания и поэтики произведения (там же, 6−20).

Описание внутреннего мира человека, мира людей и отношения человека к миру (миру природы, человека, вещей, культуры — Левин 1966) — сверхзадача художественного текста. Здесь совершенно верным является высказанное Г. В.Степановым положение о том, что художественный текст представляет собой не только отражение действительности, но и выражение средствами естественного языка человеческого отношения к миру (Степанов 1974).

Важным постулатом психолингвистики, идущим от Л.В.Щербы, является утверждение о том, что «текст не существует вне его создания или восприятия»

Монография 6 Онтологический, феноменологический и Деятельностный аспекты анализа смысловой реальности.

Смысл существует в трёх плоскостях:

1)Плоскость объективных отношений между субъектом и миром. Объекты, явления, события, действия--- обладают жизненным смыслом (т.к они не безразличны для человека) Жизненный смысл- это характеристика места и роли объектов в жизни субъекта.

2 стр., 666 слов

Воля как характеристика сознания. Структура волевого действия. Значение волевых процессов в жизнедеятельности человека

... структуру волевого действия 3. Рассмотреть значение волевых процессов в жизнедеятельности человека. 1. Воля как характеристика сознания Проблеме психологии воли в ... Вундт В. Волевые процессы // Общая психология. Тексты. Т. 2. Субъект деятельности. Кн. 1 / под ред. В.В. Петухова, Ю. ... 4. Джеймс У. Воля // Общая психология. Тексты. Т. 2. Субъект деятельности. Кн. 1. / под ред. В.В. Петухова, Ю ...

ИТОГО:

Жизненный смысл + отражающаяся в нём динамика жизненных отношений = ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СМЫСЛОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

2)Образ мира (его компонентом является личностный смысл) в сознании субъекта. Личностный смысл- форма познания субъектом ЕГО жизненных смыслов, их представление в ЕГО сознании.Т.е человек подчёркивает и выделяет значимое. (это происходит благодаря внутренней деятельности осмысления.)

ИТОГО:

Личностный смысл + отражающаяся в нём субъективный образа реальности = ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СМЫСЛА

3)Психологический субстрат смысла- неосознаваемые механизмы внутренней регуляции жизнедеятельности.

Смысловая структура личности- является системой, обеспечивающей регуляцию жизнедеятельности.

ИТОГО:

Смысловые структуры + Отражающаяся в них динамика жизнедеятельности =ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ АСПЕКТ СМЫСЛА

Монография 7

Смысловая сфера личности — это особым образом организованная совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающая смысловую регуляцию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее аспектах. Личность в своей основе представляет собой целостную систему смысловой регуляции жизнедеятельности, реализующую через отдельные смысловые структуры и процессы и их системы логику жизненной необходимости во всех проявлениях человека как субъекта жизнедеятельности. Понятие это введено Братусем в 1981 г. смысловые образования, как и личностные смыслы, порождаются не единичными изолированными отношениями, а целой разветвленной системой подобных отношений. В результате единица анализа личности предстает как сложная, многомерная смысловая структура.

Б.С.Братусь выделяет в смысловой сфере личности ряд качественно своеобразных уровней. Низший, нулевой уровень — это прагматические, ситуационные смыслы, определяемые предметной логикой достижения цели в данных конкретных условиях. Следующий, первый уровень — эгоцентрический, определяемый личной выгодой, удобством, престижностью и т. п. Второй уровень — группоцентрический; на нем смысловое отношение к действительности определяется референтной малой группой, близким окружением человека. Третий уровень — просоциальный; он включает в себя общественную и общечеловеческую, то есть собственно нравственную смысловую ориентации. Позже к этим уровням был добавлен еще один — уровень, на котором смысловое отношение вытекает из ощущения связи с Богом.

11 стр., 5337 слов

Личность ребенка как субъекта образовательного процесса

... сенсорно-перцептивных, мнемологических и атенционных функций и в) формируется сама личность субъекта деятельности. В учебной деятельности младшего школьника формируются такие частные виды ... межсубъектного пространства, в котором пересекаются индивидуальные смыслы и ценности. Такое пространство способствует возникновению особых ценностно-смысловых отношений на основе принятия всеми участниками ...

Смысловые структуры личности

Понятие смысловых структур выступает как обобщающее родовое понятие для описываемых ниже специфических элементов структурной организации смысловой сферы личности. В наиболее общем определении смысловые структуры являются превращенными формами жизненных отношений субъекта

1. Существенным вкладом С Братуся в рассматриваемую нами проблематику является выделение им двух функций смысловых образований — функции создания эскиза будущего (похоже на конструкты) и функции нравственной оценки действий (нравственной!).

Воплощением идеи многомерной системной организации смысловых образований стало введенное 2. А.Г.Асмоловым (1983; 1984) вводится понятие динамической смысловой системы. Оно является воплощением выдвинутой Л.С.Выготским идеи единства аффекта и интеллекта. Динамическая смысловая система характеризуется не только производностью от деятельности субъекта и от занимаемой им позиции (личный опыт, мнение), но обладает и собственным внутренним движением, своей динамикой, определяемой сложными иерархическими отношениями между составляющими динамической смысловой системы — личностными смыслами, смысловыми установками и др.

6 видов смысловых структур: личностный смысл в узком значении термина, понимаемый как составляющая сознания, смысловой конструкт, смысловую установку, смысловую диспозицию, мотив и личностную ценность.

Например, объективное место и роль денег в жизни человека (их жизненный, смысл) может проявляться в экспериментальных эффектах субъективной переоценки физических размеров монет (личностный смысл), в забывании долгов (смысловая установка), в готовности взяться за тяжелую и нудную, но хорошо оплачиваемую работу (мотив), в преувеличенно бережном обращении с дорогими вещами (смысловая диспозиция), в выборе знакомств или супруга по признаку материальной обеспеченности (смысловой конструкт), в жизненной ориентации на достижение материального благополучия, богатства (личностная ценность).

6 стр., 2569 слов

Личность и ее категории. Деятельность. Структура деятельности. Психология малых групп и коллективов

... ) проявляясь в соответствующих обобщенных способах поведения, направленность обусловливает характер личности. Вопрос 2. Деятельность. Структура деятельности Деятельность можно определить как специфический вид активности человека, направленный на ... информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга. Субъектами общения являются живые существа, люди. В принципе общение характерно для ...

Каждая из этих психологических структур является специфической превращенной формой одного и того же жизненного смысла. По сути, смысловые структуры личности представляют собой точки взаимопроникновения двух плоскостей или измерений человеческой жизни — психического и личностного.

Монография 8

Смысл — сущность любого феномена, которая не совпадает с ним самим и связывает его с более широким контекстом реальности

Значение — ассоциативная связь между знаком и предметом обозначения.

1. Смысл порождается реальными отношениями, связывающими субъекта с объективной действительностью. Сама значимость объектов, явлений и состояний, порождающих психологические фе-номены, относящиеся к классу «значащих переживаний», является не априорной, как это явно или скрыто постулируется во многих западных теориях, но определяется объективным местом и ролью этих объектов, явлений и состояний в жизнедеятельности данного конкретного субъекта. Уникальность системы отношений с действительностью любого индивида обусловливает уникальность системы его смысловых образований.

2.Непосредственным источником смыслообразования являются потребности и мотивы личности. Конкретизация этого положения требует специального рассмотрения природы и сущности потребностей и мотивов, что будет сделано в последующих главах. Здесь

же нам важно отметить, что потребности и мотивы являются как бы связующим звеном между личностью и объективной действительностью.

3.Смысл обладает действенностью. Он характеризует не только особенности понимания, осознания и концептуализации субъектом действительности, но и выполняет функции регуляции практической деятельности.

24 стр., 11965 слов

Направленность и мотивы деятельности личности

... индивидуальном сознании действительности личностный смысл; 4) функция контроля над направленностью деятельности личности --эта функция осуществляется мотивами ... что у него лучше получается. 4. Смысловая интеграция как способ разрешения мотивационных конфликтов. ... осознаются. После сознательного нахождения нового режима регуляции управление поведением вновь осуществляется подсознательными установками. ...

4.Смысловые образования не существуют изолированно, а образуют единую систему. Между частями этого целого возможны конфликтные отношения, но тем не менее все они «сообщаются» друг с другом через ведущие смысловые структуры, образующие ядро личности. Подробно этот тезис, как и следующий, будет рассмотрен в последующих главах.

5.Смыслы порождаются и изменяются в деятельности, в которой только и реализуются реальные жизненные отношения субъекта. Это положение является общим для исследования смысла с позиций деятельностного подхода; вместе с тем, оно нуждается в существенном уточнении. Введенное Ф.Е.Василюком (1984) понятие переживания как внутренней деятельности позволяет распространить этот тезис на процессы, не связанные с внешне наблюдаемой предметно-преобразовательной активностью.

Таким образом, мы видим, что в рамках единого подхода на общем методологическом и теоретическом фундаменте были разработаны достаточно дифференцированные представления о смысловой сфере личности. Вместе с тем, как уже было упомянуто, разрабатывавшие эту проблематику авторы остановились перед задачей интеграции разработанных ими представлений в единую общетеоретическую модель. В результате перед нами оказывается достаточно пестрая и противоречивая картина. Чтобы свести все эти относительно независимые друг от друга, хоть и выросшие из единого корня представления в единую систему, необходимо прежде всего попытаться содержательно понять специфическую природу и онтологию смысловой реальности как реальности особого рода. Этой характеристике посвящена следующая глава.

В литературе предлагается различать «большую» и «малую» динамику смысловых образований. «Под «большой динамикой» развития смысловых образований понимаются процессы рождения и изменения смысловых образований личности в ходе жизни человека, в ходе смены различных видов деятельности. «Под «малой» динамикой развития смысловых образований понимаются процессы порождения и трансформации смысловых образований в ходе движения той или иной особенной деятельности».

Тут же смыслообразование (первое), как подключение новых объектов в цепь уже существующих, участвующих в образовании смысла для человека. В отличие от других видов динамики смысловых процессов, Смыслообразование характеризуется тем, что здесь не происходит содержательная трансформация смыслов (лишь добавляется какой-то предмет/явление к имеющейся структуре).

Примером является хорошо известный феномен «сдвига мотива на цель», предпосылкой которого является приобретение целью смыслового содержания, дос-1аточного для того, чтобы она могла самостоятельно инициировать деятельность, становясь тем самым мотивом. Таким образом, здесь мы имеем дело с трансформацией и самих смысловых структур — их ростом, развитием и переходом в новое качество, питаемым процессами смыслообразования.

Вторая разновидность динамики смысловых процессов порождается направленной на них работой осознания. Как-то самоанализ.

Третьей, завершающей формой отраженной субъектности выступает претворенный субъект. Здесь происходит уже полное слияние и взаимопроникновение смысловой перспективы Я и Другого. То есть рассматривается смыслообразоание в совместной деятельности. Присутствие Другого во мне уже невозможно обнаружить рефлексивным путем; это присутствие нашло свое завершенное выражение в изменении моей личности (изменить себя, в какой-то мере).

Монография № 9 динамическая смысловая система как принцип организации и как единица анализа смысловой сферы личности

6 структур — к трем уровням организации: уровню структур, непосредственно включенных в регуляцию процессов деятельности и психического отражения (личностный смысл и смысловая установка), уровню смыслообразующих структур, участие которых в регуляторных процессах опосредовано порождаемыми ими структу рами первого уровня (мотив, смысловая диспозиция и смысловой конструкт) и, наконец, высший уровень, к которому относится одна из разновидностей смысловых структур — личностные ценности, являющиеся неизменным и устойчивым в масштабе жизни субъекта источником смыслообразования, автономным по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром.

Задача — рассмотрения структурной организации личности как целого. В связи с этим Асмолов — динамическая смысловая система (ДСС).

Впервые мы встречаем это понятие у Л.С.Выготского: ДСС — единство аффективных и интеллектуальных процессов («во всякой идее содержится в переработанном виде аффективное отношение человека к действительности, представленной в этой идее»).

ДСС — относительно устойчивая и автономная иерархически организованная система, включающая в себя ряд разноуровневых смысловых структур и функционирующая как единое целое. Конституирующая характеристика ДСС — ее отдельность, невключенность в другие системы. Фактически ДСС — это то, чем была бы личность, если бы у нее была только одна страсть, исключающая все остальное, то есть личность, характеризующаяся «внутренне простым жизненным миром», по Ф. Василюку. (Скупой Рыцарь и Рыцарь Печального Образа).

Отдельная ДСС несет в себе сущностные характеристики личности как целого и может рассматриваться как полноправная единица ее анализа.

Более характерными являются случаи, когда личность складывается из нескольких ДСС. А. НЛеонтьев говорит в этой связи о «многовершинности» мотивационной сферы личности и о борьбе между собой разных систем жизненных отношений. Вместе с тем, ДСС отличаются от «мотивационных вершин», по А.Н.Леонтьеву, тем, что ДСС может занимать второстепенное или третьестепенное место в структуре личности, быть небольшой (неразветвленной) и находиться на периферии, не теряя при этом своей отличительной черты — автономности, отдельности. От того, в какие ДСС входят те или иные смысловые структуры, зависит их вклад в регуляцию жизнедеятельности личности.

Как правило, у большинства людей можно выделить отдельные ДСС, связанные с работой, семьей, спортом, досугом и т. п. Вместе с тем, они не обязательно должны выступать в своей отдельности. Различные ДСС не разделены жесткими границами. Напротив, практически всегда ДСС пересекаются между собой и имеют общие области (подсистемы), которые можно считать относящимися и к гой и к другой ДСС.

Изложенные представления о ДСС личности, опирающиеся на идеи А.Г.Асмолова, являются односторонними, поскольку описывают лишь верхние этажи личностной структуры. Для того, чтобы реализовать сформулированное нами выше понимание личности как системы смысловой регуляции жизнедеятельности, необходимо обратиться к другим работам, изучающим ДСС «снизу», со стороны ситуативной смысловой регуляции конкретной деятельности на примере решения мыслительных задач. Термин «ДСС» в этих работах отражает тот факт, что «развитие смысла конечной цели, промежуточной цели и подцелей, зарождение замыслов, а также формирование смыслов элементов и смысла ситуации в целом непрерывно осуществляются в единстве и взаимодействии познавательного и эмоционального аспектов» (Васильев, Поплужный, Тихомиров).

Закономерности смысловой динамики в ходе регуляции решения мыслительных задач являются проявлением единого процесса смыслового развития, протекающего на разных, но непрерывно взаимодействующих между собой уровнях что и зафиксировано понятием «ДСС».

Перед нами теперь стоит задача состыковать между собой два подхода к изучению динамических смысловых систем на разных уровнях, раскрыть целостность системы смысловой регуляции жизнедеятельности на всех ее уровнях.

Основой для понимания этой целостности может служить представление о двух фундаментальных характеристиках человеческой деятельности — ее предметности и осмысленности (субъектности).

Интенциональная сторона деятельности определяется смысловым содержанием, распространяющимся от полюса объекта «сверху вниз» на все уровни деятельности, согласно закономерностям процессов смыслообразования. Наполнение деятельности предметностью идет как бы в обратном направлении, «снизу вверх». Нетрудно сформулировать различия между двумя описанными выше моделями ДСС: ДСС, рассматриваемых как единицы относительно устойчивой личностной структуры и ДСС, выступающих как целостность смысловой регуляции конкретной деятельности в конкретных ситуациях. Личностные ДСС (ДСС-Л) имеют меньше оснований называться динамическими, но больше оснований называться смысловыми системами по сравнению с деятельностными ДСС (ДСС-Д).

Оба типа систем занимают разное место в структуре регуляции жизнедеятельности; по этой причине они характеризуются различной степенью устойчивости и различным удельным весом собственно смыслового компонента. В ДСС-Л, характеризующих высшие уровни смысловой регуляции, этот удельный вес очень велик. Это неудивительно, поскольку функция ДСС-Л заключается в структурировании отношений субъекта с миром и придании устойчивости структуре этих отношений. ДСС-Д, напротив, не являются устойчивыми. Они складываются внутри актуально разворачивающейся деятельности и регулируют ее протекание в соответствии с высшими смыслообразующими инстанциями, представленными в ДСС-Л. Можно сказать, что ДСС-Д выступает как продолжение, как функциональные органы ДСС-Л, реализующие регуляторную функцию последних в тех или иных конкретных ситуациях.

ДСС-Л нельзя непосредственно воссоздать в психологическом эксперименте. Как и отдельные элементарные смысловые структуры высших уровней (мотивы, смысловые диспозиции, смысловые конструкты и личностные ценности), ДСС-Л — это гипотетический конструкт, проявляющийся лишь опосредованным образом, в форме своей проекции либо в плоскость деятельности, разворачивающейся в конкретной ситуации, либо в плоскость сознания, рефлексии субъектом собственной личностной структуры. В первом случае мы имеем дело с ДСС-Д, которые отражают ДСС-Л достоверно, но чрезвычайно фрагментарно, ограниченно, ибо, как правило, в регуляции отдельно взятой деятельности не задействована вся личность целиком, а лишь какие-то ее частные подструктуры. Во втором случае мы имеем возможность восстановить сколь угодно полную картину отражающей в сознании иерархической структуры отношений субъекта с миром (ДСС-С), однако не можем быть уверены в том, что полученная проекция достоверно отражает истинные глубинные взаимосвязи личностных структур.

Структура собственной личности, задаваемая устойчивой иерархией отношений субъекта с миром, может проецироваться в сознание непосредственно — в форме самосознания, образа Я, — либо более опосредованно — в форме структур мировоззрения, которые также выполняют функцию самосознания субъекта, однако самосознания не изолированного индивида, а представителя человечества как родовой общности (Иванов).

Под мировоззрением мы понимаем составную часть индивидуального образа мира, содержащую представления о наиболее общих свойствах, связях и закономерностях, присущих предметам и явлениям действительности, их взаимоотношениям, а также человеческой деятельности и взаимоотношениям людей.

Исходя из этих соображений, мы разработали экспериментальную методику предельных смыслов (МПС), направленную на качественный анализ смысловой структуры мировоззрения.

Вернемся теперь к ДСС-Д. Из положения о том, что смысловая регуляция конкретной деятельности строится по принципу функциональной системы, следует, что каждая отдельная смысловая структура, включенная в ДСС регуляции конкретной деятельности, будет подчиняться закономерностям взаимосодействия структурных элементов для достижения конечного результата. Иными словами, эффект каждого элемента будет определяться его местом в целостной системе и при изменении этого места регуляторное воздействие одного и того же элемента может становиться иным. Это положение мы можем сформулировать как принцип зависимости регуляторного воздействия смысловой структуры от ее места в функциональной ДСС регуляции деятельности.

Ш. Н.Чхартишвили: в качестве зависимой переменной выступал способ восприятия двузначных изображений, а полученные эффекты были обусловлены искусственно актуализированным мотивом, побуждавшим ту деятельность, в которую были включены исследуемые перцептивные процессы. Ш. Н.Чхартишвили использовал в своих опытах известные двузначные картинки «заяц/утка» и «девушка/старуха». Экспериментальная ситуация представляла собой «лотерею»: испытуемые (школьники 8—10 классов), вытащившие из пачки карточку с изображениями зайца или старухи (заранее сообщалось, что таких карточек в пачке половина), получали бесплатный билет на футбольный матч, в котором они были очень заинтересованы. В результате участники «лотереи» значительно чаще по сравнению с испытуемыми контрольной группы «видели» на вытащенных ими карточках зайцев и старух (при этом они «знали» о том, что на других карточках изображены утка и девушка).

монография 10 направленная трансляция смыслов:

МОНОГРАФИЯ № 10 НАПРАВЛЕННАЯ ТРАНСЛЯЦИЯ смыслов: ОБУЧЕНИЕ И МАССОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Е.КХАртемьева приводит следующий перечень ситуаций, в которых могут генерироваться новые смыслы: генез смыслов в непосредственно-практической деятельности; присвоение смыслов при обучении и других видах направленной трансляции смыслов; перестройка смыслов в совместной деятельности (Артемьева, 1999, с. 203).

Первая из этих ситуаций соотносится с видами смысловой динамики, рассмотренными нами в разделе 4.1.; последняя подробно проанализирована в предыдущем разделе. Нам осталось рассмотреть ситуацию направленной трансляции смыслов, которая наиболее четко проявляется в таких видах социальной практики как обучение, а также массовая коммуникация, включая пропаганду и рекламу.

Обучение Е.Ю.Артемьева рассматривает как один из основных процессов, связанных с присвоением смыслов. Этот взгляд на обучение еще не получил подобающего ему признания, хотя ряд авторов активно отстаивают этот тезис в той или иной форме (например, Зинченко, 1998).

Естественным следствием такого понимания обучения выступает гипотеза о том, что в ходе профессионального обучения имеет место сдвиг семантики профессиональных терминов, причем сдвиг этот будет направлен в сторону сближения семантики обучаемых с семантикой преподавателя и будет более выражен у успешных (успевающих) студентов, чем у неуспевающих. Эта гипотеза получила подтверждение в серии экспериментов, выполненных И.Б.Ханиной под руководством Е.Ю.Артемьевой на материале обучения студентов-медиков основам эндокринологии (Ханина, 1986; Артемьева, 1999, с. 166—167).

Более того, как выяснилось, изменения, происходящие в ходе профессионального обучения, шире, чем предполагалось вначале. Это связано с влиянием профессионального обучения на мировосприятие в целом, формирование профессионального видения мира. «В результате обучения происходит сдвиг отношения к объектам профессиональной деятельности, показателем которого является трансформация коннотативного фона оценок в предметные свойства. Одновременно обучающее общение, формируя „профессиональное видение мира“, сдвигает отношение к любым объектам мира, в том числе и не являющимся объектами профессиональной деятельности» (Ханина, 1986, с. 18).

Результаты экспериментов И Б. Ханиной и некоторых других исследователей дают основание говорить об обучении как об инструменте построения полноценных смысловых систем, вписывающихся в структуру субъективного опыта, активно изменяя и перестраивая его (Артемьева, 1999, с. 174).

Другой цикл экспериментов под руководством Е.Ю.Артемьевой преследовал цель выявить краткосрочные эффекты лекционной пропаганды, а также газетной и очерковой информации на смыслы аудитории. Выявленные сдвиги в большей мере касались эмоционально-оценочных, чем денотативных шкал; и в том и в другом случае сдвиги отношения оказались заметно более выражены при оценке незнакомых по личному опыту или малознакомых объектов, по сравнению с объектами, «упроченными в субъективном опыте» (там же, с. 174—183).

Вопросы целенаправленного воздействия на смысловую сферу мы уже затрагивали в разделах, посвященных смыслотехнике (раздел 4.8.).

Там, однако, рассматривались механизмы «точечного» ин-дивидуального воздействия на уровне перестройки конкретных жизненных отношений; здесь же мы подходим к этой проблематике более обобщенно и с другой стороны, обращаясь к общим механизмам смыслового воздействия на массовую аудиторию.

Спецификой лекционной пропаганды, а также воздействия через средства массовой информации как разновидностей направленной трансляции смыслов является отсутствие априорной включенности источника и содержания транслируемого сообщения в контекст жизнедеятельности аудитории, то есть отсутствие априорной установки на это содержание как на что-то значимое или по меньшей мере полезное. (В ситуации же профессионального обучения, напротив, характерно наличие такой установки при условии адекватной мотивации учащихся.) В подавляющем большинстве случаев лектору приходится с самого начала решать специальную задачу перевода взаимодействия из ролевого в личностный план, установления межличностного контакта с аудиторией и персонификации своей лекции, наполнения ее личностным смыслом. «В этом случае лекция… понимается, осмысляется и осваивается слушателем как пространная и компетентная реплика в его собственном внутреннем диалоге, развернувшемся вокруг субъективно значимого предмета» (Хараш, 1977, с. 62).

По мнению А.У.Хараша, именно успешностью включения изначального носителя содержаний в сферу жизнедеятельности аудитории определяется эффективность внесения этих содержаний в сознание слушателей (там же,'с. 54).

Примеры каждый может легко обнаружить в закономерностях отношения аудитории к средствам массовой информации: наибольшее доверие вызывают сообщения, исходящие от людей, которые воспринимаются аудиторией как «свои», то есть живущие одной с ней жизнью.

В другой работе А.У.Хараша (1978) смысловая структура публичного выступления была подвергнута более детальному анализу. А.У.Хараш констатирует, что в условиях публичного выступления коммуникатор предъявляет аудитории не только текст, но и самого себя. «Всякое сообщение есть, помимо всего прочего, сообщение коммуникатора о себе — о своих личных качествах, притязаниях, об уровне своего самоуважения и самооценки, о степени своей заинтересованности предметом сообщения, о своей общей компетентности в избранной им тематической области и наконец, о действительных мотивах своей деятельности, о лежащих в ее основе личностных смыслах» (Хараш, 1978, с. 87).

Реципиент не ограничивается восприятием и пониманием текста, но «устремляется дальше, сквозь текст, в мир действительных мотивов коммуникатора», обнаруживая, «какими соображениями целостной (внекоммуни-кативной) деятельности коммуникатора продиктован сам факт предъявления данного текста, данного «текстуального смысла» (там же, с. 90).

Это движение сознания реципиента сквозь и за текст А.У.Хараш характеризует как смысловое восприятие, выдвигая обоснованную гипотезу о том, что «наибольшей Бездейственностью должны обладать тексты, авторы которых стремятся к предельно открытому самовыражению, к посвящению читателя или слушателя в проблемы, имеющие для них высокий личностный смысл» (там же, с. 94).

Близкие положения о смысловых механизмах убеждающего воздействия высказывает А.А.Леонтьев (1997), который выделяет два способа воздействия на уровне значений — через сообщение новых знаний или новой информации об известных ему вещах (мы не видим между этими двумя типами воздействия принципиальной разницы. — Д.Л.) — и третий, позволяющий через прямое воздействие на смысловое поле «изменить способ вхождения элементов поля значений в деятельность реципиента, изменить его отношение к окружающей действительности, не затрагивая его абстрактное знание о ней» (с. 275).

Последний способ А.А.Леонтьев обозначает как воздействие через убеждение, раскрывая его психологический механизм как двойное моделирование определенного фрагмента смыслового поля реципиента — в его актуальном и желаемом состояниях.

Наконец, еще одной формой социальной практики деиндиви-дуализированного воздействия на смысловую сферу с целью воздействия на смыслы аудитории является реклама. В рекламе, даже если она основана на стратегии рациональной аргументации, удельный вес рациональных приемов убеждения гораздо ниже по сравнению с профессиональным обучением, лекционной пропагандой и словесным убеждением через СМИ, а иррациональных приемов, соответственно, выше. Кроме того, она исходит не от конкретного, персонализированного, а от анонимного источника. Последнее резко отличает рекламное воздействие от лекционного; воздействие через СМИ носит промежуточный характер. Тем не менее мы рассмотрим в этом разделе рекламное воздействие, поскольку оно также относится к практикам направленной трансляции смыслов. Задача рекламного воздействия — донести до клиента некоторое заданное конкретное послание, причем донести его не только и не столько на уровне словесном, на уровне рационального предложения, но и на уровне подсознательном, иррациональном. Существует две основных стратегии воздействия в рекламе — уникальное торговое предложение и формирование имиджа. Психологическую основу первой составляют закономерности смыслообразования, а второй — закономерности психологии субъективной семантики. Уникальное торговое предложение является во многих отношениях лучшим, то есть более эффективным способом, но важнейшим, то есть более универсальным и всеобщим способом воздействия является разработка имиджа, потому что иррациональный подсознательный образ (целенаправленное конструирование которого превращает его в имидж) есть всегда. В рекламе можно обойтись без предложения, но невозможно обойтись без имиджа.

Имидж — это не просто констатация того, что некая фирма или товар хороши. Имидж — это навевание совершенно конкретных смысловых ассоциаций и намеков о том, какова эта фирма. Любой фирме важно производить впечатление хорошей и порядочной, но это еще не все. Банк еще должен выглядеть устойчивым, рекламное агентство — динамичным и творческим, для строительной фирмы важна основательность, для трастовой компании — респектабельность, реклама автомобиля должна дышать комфортом и скоростью, а мороженого — прохладой. Реклама внедряет в сознание аудитории смысловые связи, соединяющие образ фирмы-рекламодателя или предлагаемых ею товаров или услуг, с одной стороны, и психологически привлекательные для потребителя состояния или изменения, с другой. Механизмы формирования таких связей во многом совпадают со способами воплощения смысла в структуре произведений искусства (см. ниже, раздел 5.6.), а также опираются на естественные закономерности формирования ассоциаций. Так, в нашем экспериментальном исследовании, посвященном роли образа персонажей в телевизионных рекламных роликах (Леонтьев, Конарева, 1997) была обнаружена значимая корреляция между семантическими образами персонажей (особенно женского пола) и образами рекламируемых в этих роликах марок товаров.

При этом необходимо, чтобы не только все компоненты рекламной деятельности, но и все, с чем фирма выходит во внешний мир, несло один и тот же образ, одну и ту же субъективную семантику. С помощью субъективно-семантических методов можно проверять, в какой мере образы разных компонентов соответствуют друг другу. Так, в нашем исследовании, посвященном анализу восприятия, с одной стороны, названий, с другой стороны — эмблем десяти банков (см. Леонтьев, Олефиренко, 1995), обнаружилось, что только у меньшинства названия и графические эмблемы не расходятся по своему эмоциональному подсознательному заряду, более или менее соответствуют друг другу, то есть несут непротиворечивую смысловую нагрузку. В подавляющем большинстве случаев они несли совершенно разный смысловой образ, что, естественно, не способствует становлению устойчивого имиджа. Единственным банком, у которого оказалось хорошее их соответствие, был Инкомбанк — наиболее успешный на тот момент из банков-объектов исследования. Таким образом, мы завершили рассмотрение психологических закономерностей трансляции смыслов в межличностном взаимодействии. В разделе 5.2. мы рассмотрели наиболее простой вариант взаимодействия индивидуальных смысловых миров, проявляющийся в феномене понимания на уровне общих значений. Это взаимодействие не влечет за собой изменение смыслов; оно входит как составной компонент в две других формы взаимодействия, рассмотренные в следующих разделах. В разделе 5.3. мы рассмотрели взаимодействие со-субъектов в совместной деятельности, в том числе в межличностном общении, имеющем структуру совместной деятельности. В этом взаимодействии происходит формирование общего смыслового фонда или общего смыслового поля; происходит трансформация смыслов партнеров в направлении их сближения. Важно подчеркнуть, что это взаимодействие отнюдь не сводится к взаимопониманию, хотя отталкивается от него как от исходной точки. Если понимание, рассматриваемое как обмен информацией в пределах пересекающейся части смыслового пространства «страдает… пороком тривиальности» (Лот-ман, 1992, с. 15), то непонимание, напротив, продуктивно благодаря тому, что «оно влечет за собой поиск смысла» (Зинченко, 1998, с. 105).

Наконец, в разделе 5.4. мы обратились к наиболее сложному (что связано с его психотехнической природой) из процессов взаимодействия смыслов — процессу направленной трансляции смысла массовой аудитории, рассмотрев несколько социальных практик такой трансляции — от наиболее персонализированных (профессиональное обучение и лекционная пропаганда) до деперсонализированных (реклама).

Нам осталось рассмотреть опосредованные формы трансляции смыслов через их воплощение в артефактах культуры и, в частности, в произведениях искусства.

Монография 11

Во-первых, культура = форма бытия и общения людей через время, через произведения.

Во-вторых, культура = самоопределение личности, свободное решения и перерешения Ч-ом своей судьбы.

В-третьих, культура = творение нового самобытного и самобытийного мира.

в культуре не содержится ничего, кроме смыслов и способов их передачи

«культура есть не что иное, как внесение в мир смысла»

«Вся история культуры -это попытка коммуникации —попытка „культуры для себя“ стать „культурой для других“, попытка обнаружить и преподнести для других свои тайные, субъективные смыслы; и одновременно — попытка обнаружить и сделать своими смыслы другого человека» (Лобок, пхххаааа не смогла стереть фамилию).

(1) внесение индивидуальных смысловых содержаний в культуру; (поёшь песенки, рисуешь картинки, строишь домики. создание вещи представляет собой воплощение смысла)

(2) формы существования и сохранения смыслов в «теле» (вещи, знаковые системы (миф) и модели поведения, символы)

(3) усвоение смыслов из культуры.

1- прочитал книгу в которой все ведут себя хорошо- и ведёшь себя хорошо.

2- культурный человек, имеется ввиду человек, который взаимодействует с миром через культуру, -это человек, ищущий смысл или хотя бы ориентирующийся на смысл.

3- усвоение культурного смысла предполагает вживание в него, врастание в его смысловую ткань, а не просто понимание. Человек должен жить, дышать произведением, быть сопричастным и только тогда он выступит в качестве носителя секретов культуры…

стоит человек в картинной галерее и плачет.

Искусство, является частным случаем культуры. Но искусство настолько крутое, что о нём Лео говорит с особым энтузиазмом.

Искусство = «та единственная деятельность, которая отвечает задаче открытия, выражения и коммуникации личностного смысла действительности, реальности»

Две точки зрения относительно восприятия:

1--Когда человек воспринимает произведение исск-ва он видит фрагмент жизни \ реальности \ то, что могло быть.

2-- художественное произведение- мир, преломленный через личность творца, которая обязательно присутствует в самом произведении.

«Рисует ли художник человеческое лицо, натюрморт, пейзаж — все равно получается автопортрет, и вот доказательство. Когда вы увидите Мадонну Рафаэля, то не подумаете: „Это Мадонна“. Вы подумаете: „Это Рафаэль“.» ах как я это вставлю себе в курсовик.ооу. И муа-ха-ха: «Так же, когда вы видите женщину, у которой глаз нарисован не на месте, вы не думаете: „Вот женщина, у которой глаз не на месте“, вы думаете: „Вот Пикассо“» обосрал пикассо. моего любимого Пикассо!!!

В процессе художественного восприятия :

увидеть за изображением образ мира художника и принять по отношению к нему понимающе -диалогическую позицию => проникновение в авторское видение мира, слияние с позицией автора (без этого проникновение в глубь произведения невозможно.)

Условием проникновения «за изображение" — это временный отказ от своей уникальной личностной позиции в мире, слияние с позицией художника, взгляд на мир его глазами.

жизнь— писатель— произведение— питатель— жизнь (ох как всё чудесно)

содержание, вкладываемое художником в произведение, представляет собой ответы на вопросы, которые ставит перед ним жизнь, то, что извлекает (и что не извлекает) из произведения читатель, зритель или слушатель, прямо обусловлено контекстом его жизни.

Свобода искусства всегда заключалась в том, чтобы придать смысл произведению

Понятие превращённая форма- типа… была мысль, а мы её воплотили в реальность (может так) художественная форма связанна с содержанием, она говорит то же, что и содержание, но на другом языкетолько в данной своей форме (сделанной из данного материала.) художественное произведение оказывает свое психологическое воздействие. Т. е если б Александ Антиохийский сделал Венеру Милосскую из дерева или стекла, она бы не была такой чудесной. Сечём базар???

художественная форма выполняет психологическую функцию настройки сознания на восприятие содержание произведения искусства.

Человеку можно передать смысл через объекты: материальные продукты (изобразительное искусство), знаковые системы (литература) и поведенческие проявления человека (балет).+ кино\театр всё вместе.

Человеку можно передать смысл через стратегии:

1-- попытке заставить увидеть фрагмент мира глазами самого художника и пережить.

2-- прорисовывание, обнажение причинно-следственных связей, управляющих людьми, иногда даже в исторической перспективе. Первый путь более характерен для поэзии и живописи, второй — для прозы, театра, кино, балета.

Средства, для воплощения смыслов в художественных произведений:

Тематика. задает общий смысловой настрой произведения

Хроника. Отражение действительности, беспристрастная передача в произведении той или иной информации.

Хронотопика. Трансформация действительности. Речь об искажении в произведении пространственных, временных, вероятностных и других соотношений.

Метафорика. Ассоциативные сочетания фрагментов произведения в метафоре, монтаже и т. п.

«Монтаж — это сочетание разновыраженных смыслов, выражающих новое содержание — форму»

Семантика. Высокие звуки = интрига, толстые линии = что-то тяжелое. Сечём дальше.

Символика. Красный цвет-революция. (ну напридумываете)

Архитектоника. его общая композиция произведения. (например незаконченность)

Возможны, в свою очередь, два пути осмысления человеком произведения:

1--- путь углубления через дифференциацию (более глубоким осмыслением, которое включает в себя мое, но идет дальше, к более широким жизненным контекстам и системам причинно-следственных связей)

2--путь расширения через альтернативность. (Человек встречается с иным осмыслением, которое помещает фрагмент действительности в иной смысловой контекст, который мне не приходил в голову.)

Таким образом, искусство в жизни человека выполняет сугубо приспособительную функцию и играет благодаря ей очень важную роль в организации нашей жизни. Обогащаясь смысловым опытом в процессе общения с искусством, человек формирует у себя новые формы отношения к действительности. В отличие от критических жизненных ситуаций, где новые формы отношения возникают в результате болезненной перестройки под давлением жизненных императивов, в ситуации взаимодействия с искусством эти изменения происходят «непринужденно» (А.Натев), как бы заранее обеспечивая человека опытом и средствами осмысления, переживания и преодоления будущих жизненных ситуаций, когда они наступят.

Патология смысловой регуляции и ее нарушения при девиантном развитии личности

В русле патопсихологического подхода те или иные особенности смысловой сферы личности рассматриваются как основа для компенсации заболевания, замещающей перестройки системы деятельностей больного.

Критерии, по которым личность больного определяется как измененная:

1. Изменение содержания ведущего мотива деятельности (фор­мирование нового мотива ведущей деятельности — патологическая деятельность голодания при анорексии, например).

Замена содержания ведущего мотива содержанием более низкого порядка (например, мотив «самообслуживания» при ипо­хондрии).

Снижение уровня опосредованности деятельности (деятель­ность упрощается, целевая ее структура обедняется).

Сужение основного круга отношений человека с миром, т. е.сужение интересов, обеднение мотивационной сферы.

Нарушение степени критичности, самоконтроля.

Параллельно с развитием общепсихологических представлений о смысловой сфере в патопсихологии также происходит усложнение и интеграция представлений о ее патологических изменениях. Обоб­щенным выражением этих изменений выступило введенное Б.В.Зейгарник понятие саморегуляции как осознанного управления своим поведением, основанного на рефлексивной позиции по отношению к себе и своей деятельности.

Были сделаны и интересные попытки анализа саморегуляции как механизма конст­руктивного преодоления жизненных кризисов путем ломки своих жизненных стереотипов на основе адекватного осознания стоящих за ними смысловых образований. При личностной патологии, в частно­сти, у больных истерией, это осознание оказывается заблокирован­ным, а саморегуляция, проявляющаяся в преодолении патогенных стереотипов — нарушенной.

Патологические изменения смысловой сферы психичес­кой патологии.

Алкоголизм.

Алкоголизм стал одним из первых видов психичес­ких заболеваний, послуживших материалом для изучения патологии смысловой сферы (Братусь).

Уже на этом этапе было по­казано, что главным содержанием патологических изменений при ал­коголизме становятся изменения мотивационной сферы, лежащие в основе психической зависимости от алкоголя; биологические же осо­бенности болезни составляют лишь условие аномального развития личности. Главным содержанием мотивационной перестройки стано­вится превращение алкоголя в ведущий смыслообразующий мотив поведения, в то время как другие мотивы постепенно утрачивают свою побудительную и смыслообразующую силу. «Со временем оцен­ка всего, что окружает больного, начинает тесно зависеть от того, помогает или нет данная вещь в достижении главной цели — удов­летворении потребности в алкоголе. Алкоголь тем самым становится определенным отношением к действительности, все возникающие в жизни проблемы начинают решаться с его помощью» (Братусь,).

Наряду с перестройкой мотивации, постепенным про­исходящим в драматической борьбе подчинением всех остальных мо­тивов стремлению к алкоголю, происходят и изменения структуры деятельности, которая «теряет присущее нормальному поведению сложное опосредствованное строение и приближается к структуре импульсивного действия». Поведение во многом ут­рачивает осознанный характер, ориентацию на будущее, на дальние цели. Б.С.Братусь указывает, что мы имеем дело не просто с уплоще­нием структуры личности, а с ее переформировыванием. Фактически перед нами «новая личность, с качественно новыми мотивами и по­требностями, с новой их организацией»

Эпилепсия.

Личностным изменениям у больных эпилепсией были, посвящены исследования Н.Г.Калиты. Было обнаружено, что у них затруднено осмысление частных действий в более общем контексте. Так, классическая методика исследования уровня притязаний у большинства больных не приводила к выработке уровня притяза­ний. Смысл выполнения заданий смещался у них на сам процесс, и они подолгу и с удовольствием «застревали» на отдельных зада­ниях. Интересно, что этот смещенный на частные детали смысл обладает для них высокой значимостью и сильно аффективно на­сыщен. Больные крайне нетерпимо реагируют на нарушения заве­денного порядка выполнения рутинных технических операций. Сложная опосредованная деятельность, напротив, не может обре­сти для них смысл.

Патологический аспект механизма «сдвига мотива на цель» у больных эпилепсией был подробно проанализирован Б.С.Братусем, который отмечает, что «если в нормальном, продуктивном разви­тии „сдвиги мотива на цель“ ведут к расширению деятельности, развертыванию ее во все новых сферах, то при данном виде пато­логии, вследствие особых условий функционирования, этот же ме­ханизм ведет к сужению деятельности, сосредоточению ее на отдельных деталях» (Братусь, 1988, с. 179).

Дезавтоматизация опе­раций при эпилепсии распространяется на всю операциональную структуру деятельности и происходит, по выражению Б.С.Братуся, «сокращение смысловых единиц деятельности», которое он описы­вает так: «сложная, развернутая деятельность теряет смысл для больного, главным же становится выполнение отдельных, ранее вспомогательных действий, которые теперь в свою очередь стано­вятся смыслообразующими для еще более мелких и примитивных действий».

Шизофрения.

Близкие изменения в мотивационной сфере больных шизофре­нией студентов выявлены В.В.Болтенко Это:

а) сужение мо­тивационной сферы, обеднение интересов при наличии одного жестко закрепленного, иногда гипертрофированного интереса;

б) резкий перелом интересов с изменением направленности лич­ности в целом и в) распад мотивов с широкой сферой интеграции и сохранение лишь ситуативных мотивов.

Одной из характерных психологических осо­бенностей больных с негативной симптоматикой является наличие установки на самоограничение, которая проявляется, в частности, в отсутствии ориентации на социальную норму, малоподвижности уровня притязаний, преобладании защитных форм поведения и др. В ситуации решения творческих за­дач при невозможности применения стандартных средств решения больные фиксируются на непродуктивном переживании конфлик­та, которое заменяет у них полноценную рефлексию; возникающее затруднение переживается ими как фатальное .

Поражения лобных долей мозга.

Полное выпадения смыс­ловой регуляции и подчинение поведения чисто ситуационным факторам, внешней стимуляции. «Эти больные не строили никаких планов на будущее: они с одинаковой готовностью соглашались как с тем, что не в состоянии работать по прежней профессии, так и с тем, что могут успешно продолжать прежнюю деятельность. Больные редко писали письма своим родным, близким, не огорча­лись, не волновались, когда не получали писем. Отсутствие чувства горечи или радости часто выступало в историях болезни при опи­сании психического статуса подобных больных. Чувство заботы о семье, возможность планирования своих действий были им чужды. Они выполняли работу добросовестно, но с таким же успехом могли бросить ее в любую минуту. После выписки из госпиталя такой больной мог с одинаковым успехом поехать домой или к товарищу, который случайно позвал его. Действия больных не были продиктованы ни внутренними мотивами, ни их потребностями»

Афазия.

Специфические изменения смысловой регуляции были зафиксированы у больных афазией и логоневрозом(Глозман,).

Поскольку в первую очередь эти заболевания вызывают нарушение нормальной коммуникации с окружающими, у них происходит по­вышение значимости речевой деятельности, которая становится смыслообразующей, первичной по отношению ко всем другим ви­дам деятельности. Перестройка иерархии мотивов влечет за собой как позитивные следствия (стойкая мотивация к целенаправлен­ной реабилитации), так и негативные (развитие защитных форм деятельности, направленных на сокрытие нарушений, «страх речи»).

Инволюционные изменения.

Для процессов старения типично сужение и обеднение смысловой сферы, сужение системы ценностей и актуализация, а затем отмирание приобретенных со­циальных качеств, сужение и снижение уровня потребностей, от­мирание смыслов, отмирание и склеивание смысловых конструктов. Само по себе обеднение и сужение смысловой сферы не является патологией, пока сохраняется упорядоченность смысловой системы, обеспечивающая основной резерв адаптации и компенсации в ста­рости. Собственно патологией личности при старении является, по мнению В.В.Болтенко, деструкция смысловой сферы, то есть раз­рушение связей между составляющими смысловыми единицами.

Соматические заболевания.

Разнообразные изменения смысло­вой регуляции при различных видах соматических заболеваний были описаны в работах В.В.Николаевой. Так, для больных с хронической почечной недостаточ­ностью, характерно снижение общей энергетики, в частности, снижение побудительной силы мотивов, влекущее за собой сужение круга мотивов, побуждающих к деятельности. Являющаяся следствием хронической болезни повышенная фиксация на себе, на обеспе­чении специфических нужд приводит к обесцениванию многих других значимых для здоровых людей вещей. Им также присуще сокращение временной перспективы и гипертрофия значимости настоящего. В.В.Николаева объясняет этот и другие подобные факты несоответствием между операцио­нальной обеспеченностью деятельности и ее смысловой стороной: ограничение операциональных возможностей и невозможность ре­ализации смыслов влечет за собой и перестройку смысловой сфе­ры, точнее, ее «подстройку» под наличные возможности.

Психопатии.

Характерна недостаточная сформированность эмоционально-смыслового опы­та, устойчивых смысловых отношений. При выраженном аффектив­ном заряде содержательная структура значимых для них отношений упрощена и поляризована: значимость того, что для них наиболее значимо, гипертрофируется, а сравнительно менее значимое совсем утрачивает эмоционально-смысловое измерение. У них также нару­шена присущая здоровым людям иерархическая системная органи­зация смысловых процессов. Структуры мотивационного уровня не влияют должным образом на структуры целевого уровня. В резуль­тате цели деятельности психопата не регулируются его мотивационно-смысловой сферой, а реализуются «непосредственно, без соотнесения с социальными нормами, что приводит к импульсив­ности поведения, снижению его опосредованности, и нередко — к правонарушениям»

Нарушение смысловой регуляции придевиантном развитии личности

— это нарушения, не связанные с какой-либо патологией психического функционирования, но порождающие социально не­приемлемые формы поведения, такие как разного рода правонару­шения и преступления, а также самоубийства, аддикции и т. п. (нарушения социализации, социопатии, моральная дефективность, асоциальность, социальная дезадаптация.) «Социопа-ты» не подчиняются регулирующим правилам и нормам социума, в котором они находятся.

А.Маслоу (его теории метамо-тивации и бытийных ценностей).

Согласно А. Маслоу, на высшем уровне личностного развития — уровне Бытия — место базовых по­требностей в мотивации поведения занимают высшие бытийные ценности (Б-ценности), такие как истина, добро, красота, целос­тность, единство противоположностей и др. Вместе с тем эти цен­ности присутствуют в той или иной, не всегда актуальной форме у всех людей, и они необходимы не только для того, чтобы достичь «полной человечности», но и для того, чтобы избежать специфи­ческих заболеваний, возникающих вследствие депривации этих цен­ностей. «Если нет ценностей, руководящих жизнью, то можно не быть невротиком, но тем не менее страдать от когнитивных и ду­ховных расстройств, поскольку в определенной степени связь с действительностью искажена и нарушена». Ведущая роль в этой депривации принадежит среде. «Жизнь в неприятном окружении со скверными людьми — это патогенный фактор. Если же вы предпочтете проводить время с красивыми и достойными людьми, то обнаружите, что чувствуете себя лучше и возвышеннее».Эти расстройства или болезни Маслоу называет метапатологиями.

список общих метапатологий, которые он приводит

Отчуждение.Аномия.Ангедония.Потеря вкуса к жизни.Потерясмысла.Неспособность получать наслаждение. Безразличие. Скука, тоска. Жизнь теряет собственную ценность и самооправдание.Экзистенциальныйвакуум.Ноогенныйневроз.Философскийкризис.Апатия, отстраненность, фатализм.Отсутствиеценностей.Десакрализацияжизни.Духовные заболевания и кризисыЖелание смерти, сдача на «волю судьбы». Безразличие к собственной смерти. Чувство собственной бесполезности, ненужности, незначимости. Безнадежность, апатия, поражение, прекращение совладания, капитуляция. Чувство полной детерминированности. Беспомощность. Отсут­ствие ощущения свободы воли. Абсолютное сомнение. Есть ли хоть что-нибудь стоящее? Есть ли что-нибудь значащее? Отчаяние, мука.Безрадостность.Опустошенность.Цинизм, неверие, потеря веры в высшие ценности или упро­щенное их толкование.Метажалобы.Бесцельное разрушение, ярость, вандализм. Отчуждение от старших, родителей, авторитета, любого обще­ства.Классификацию видов нарушений поведения предлагают Ц.П.Короленко и Т.А.Донских (1990).аддиктивное поведение, которое выражается в стремлении к уходу от реальностиантисоциальное поведение, про­являющееся в игнорировании законов и прав других людей, суи­цидное поведение, конформистское поведение нарциссическое поведение фанатическое поведение аутистическое поведение

У рассматриваемой группы смысловая регуляция жизнедеятельности не является ведущей;

4 параметра ин­дивидуальных различий смысловой сферы личности.

1)целесмысловая ориентация— люди с девиантной лич­ностной структурой гораздо больше склонны прямо удовлетворять свои желания, реагировать на стимулы, применять стереотипы и действовать согласно ожиданиям референтной малой группы на ос­нове четырех низших регуляторных систем.

2) общий уровнь осмысленности жизни —низкой осмысленности жизни в девиантной выборке.

3) соотношение ценностной и потребностной регуляции — определяет одно из главных специфических отличий девиантной личности. Специфика девиантов проявляется не только в большем удельном весе потребностей в смыслообразовании и меньшем — ценностей, но и в том, что присущие им ценности с содержательной стороны часто «дублируют» потребности, а со сто­роны их происхождения ограничены ценностью малой, как прави­ло криминальной или «предкриминальной» референтной группы.

4) структурная организация — смыс­ловая сфера девиантов отличается узостью отношений с миром, структурной упрощенностью, слабой иерархизированностью побуж­дений, неустойчивостью. Осознанность смысловых ориентиров, как и критичность, рефлексия, регулирующая роль мировоззрения у них существенно снижены.

5) вре­менная локализация — отличия девиантов также весьма выражены. Они фиксированы на настоящем, а перспектива будущего, вместе с функциями планирования и целеполагания, у них нарушена.

Таким образом, налицо существенные отличия девиантов по всем параметрам, характеризующим смысловую сферу личности. Фактором риска выступают описанные особенности смысловой сферы, снижающие или устраняющие внутренние пре­пятствия к нарушению закона, а произойдет ли реальный конфликт с законом, зависит от многих других факторов, в частности, от сре­ды и особенностей социализации, от темперамента и характера лич­ности, наконец, от случайности.

Монография. Соотношение знака, деятельности, личности в психологической теории. Превращенная форма.

Слово — посредник между нашим внутренним и внешним миром. Посредническая функция слова (знака) между человеком и миром, субъектом и объектом, и его (знака или слова) двойной онтологии — главная идея.

Мир требует человека, чтобы присутствовать в языке; человек осуществляется, давая слово миру. Это уравнение мира, человека и языка не похоже на математические уравнения. Оно не решаемое, а решающее.

Мысль — внутри нас, но и мы — внутри мысли, говорит Лотман.

Внешний мир строится внутри, а внутренний мир строится вовне, развивает это положение В.П.Зинченко.

Внутренний мир человека сущностен по определению, он входит как инфраструктура в суперструктуру общественных отношений (Леонтьев).

Именно через «образ субъективности» мир открывается посредством человека самому себе.

Тот (предметный) мир, в котором живет и действует человек, не есть, однако, совокупность вещей или предметов. Он есть событие и деятельность.

Каким же образом «событие мира» становится человеческим событием, как на основе мира внешнего строится мир внутренний? Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется обратиться к понятию превращенной формы, разработанному М.К.Мамардашвили

в его ранних работах.

Превращенная форма и понятие квазиобъекта

Особенность превращенной формы, «отличающая ее от классического отношения формы и содержания, состоит в объективной устраненности здесь содержательных определений: форма проявления получает самостоятельное «сущностное» значение, обособляется, и содержание заменяется в явлении иным отношением, которое сливается со свойствами

материального носителя (субстрата) самой формы (например, в случаях символизма) и становится на место действительного отношения. Эта видимая форма действительных отношений, отличная от их внутренней связи, играет вместе с тем — именно своей обособленностью и бытийностью — роль самостоятельного механизма в управлении реальными процессами на поверхности системы. При этом связи действительного происхождения оказываются «снятыми» в ней. Прямое отображение содержания в форме здесь исключается". Примером может являться денежная форма, которая является превращенной товарной.

Структуру превращенной формы «можно представить в виде следующей последовательности: выключение отношения из связи — восполнение его иной предметностью и свойствами — синкретическое замещение предшествующего уровня системы этим формообразованием». Итак, квазиобъект, будучи поставлен на место системы отношений, в которую включен своими существенными признаками познаваемый нами предмет, как бы «привязывает» «проявление этих отношений к какой-либо субстанции, конечной и нерасчленяемой «, и восполняет их «в зависимости от ее «свойств»»

Понятие знака, собственно, и возникает как следствие из такого понимания идеального. Знак — это квазиобъект в его отношении к реальному объекту, как его заместитель в определенных ситуациях деятельности.

В качестве знака (по терминологии Э.В.Ильенкова — символа) может, правда, выступать сама вещь как таковая. Но эта его материальная, вещественная оболочка является для него чем-то несущественным, и далее «материальное тело этой вещи приводится в согласие с ее функцией. В результате символ превращается в знак, то есть в предмет, который сам по себе не значит уже ничего, а только представляет, выражает другой предмет, с которым он непосредственно не имеет ничего общего, как, например, название вещи с самой вещью»

С тем, что интуитивно понимается под значением, соотнесены несколько взаимосвязанных, но отнюдь не тождественных понятий. Это, во-первых, существующая до и вне отдельного знака система связей и отношений предметов и явлений действительности, так сказать, замкнутый на знаке фрагмент предметной действительности, связанный с той или иной социальной деятельностью человека в этой действительности — ведь именно в процессе этой деятельности свойства предметного мира проявляются, закрепляются и вообще могут существовать (не говоря уже о том, что значительная, если не основная часть человеческого предметного мира есть, по Марксу, «овеществленная сила знания «, это человеческие предметы, созданные коллективным человеческим разумом и коллективной человеческой деятельностью).

Эту систему можно назвать объективным содержанием знака. Это, во-вторых, идеальная «нагрузка» знака, идеальная сторона его, представляющая собой превращенную форму объективного содержания. Мы будем называть ее идеальным содержанием знака. Это, в-третьих, социальный опыт субъекта, спроецированный на знаковый образ, или, как мы будем говорить, субъективное содержание знака (знакового образа).

Итак, понятие знака (как реального знака) крайне тесно связано с такими гносеологическими (но имеющими и психологическую значимость) понятиями, как идеальный образ, квазиобъект, превращенная форма. В известном смысле знак есть гносеологическая техника — другой вопрос, что совершенно неправомерно, как это иногда делается, видеть в знаке не способ познания, а источник его. Но не менее важно подчеркнуть и то, что неправомерно вырывать знак из системы деятельности общественного человека, что это понятие только тогда имеет право на существование

в материалистической психологии, когда мы видим за ним весь тот сложнейший механизм взаимоотношений личности и общества, идеального и материального, деятельности и сознания, который обслуживается знаком. Квазиобъекты, используемые в общении и познании, не обязательно являются знаками, т. е. аккумулируют признаки, связанные

со значением. Иными словами, усваиваемые нами в ходе общественно- практической деятельности знания об окружающей действительности совершенно не обязательно должны опредмечиваться, закрепляться в виде понятийных характеристик. Характернейшим примером может служить искусство, пользующееся специфическими квазиобъектами, а когда оно использует «чужие» квазиобъекты (например, в словесных искусствах — языковые знаки) — наслаивающее на них принципиально новые функции. В принципе интеллектуальная деятельность человека может реализоваться не только при помощи словесных знаков и вообще знаковых систем разных уровней.

Мышление можно и должно рассматривать и «как деятельность, созидающую науку и технику, то есть как реальный продуктивный процесс, выражающий себя не только в движении слов, а и в изменении вещей»

14 монография Леонтьев А.А. — Деятельный ум (Ч4 Гл2)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК СПОСОБ «ПЕРЕХОДА БЫТИЯ В ЗНАК»

Двуединство и интериндивидуальность деятельности. Как мы видели, деятельность есть не что-то прибавляемое к бытию, но способ бытия человека в мире, и сама сущность человека, как утверждал еще Гегель, деятельностна. Через деятельность и благодаря

деятельности субъект, человек, и объект, вообще предметный мир, объединяются в единый субъектно-объектный континуум, который и является сферой исследования психолога. Но у деятельности есть еще одно свойство, принципиально важное для нашего рассуждения. Это то, что Бахтин называл ее «двуединством»: она, как двуликий Янус (вспомним личность))), глядит «в объективное единство культурной области и в неповторимую единственность переживаемой жизни». Это становится возможным благодаря тому, что деятельность (действие) не просто перебрасывает мостик между миром и отдельным человеком, а, что гораздо важнее, с самого начала выступает как интериндивидуальная реальность. Оно, это действие, «социально по своему происхождению и сохраняет свой совокупный характер даже тогда, когда совершается вне социального контекста»

Д.Б.Эльконин писал: «ориентация на материально-предметные условия подчинена ориентации на действия другого»

Генетически (в онто- и функциогенезе) все начинается с того, что практической деятельностью ребенка управляет предмет. Совместная деятельность со взрослым раскрывает ребенку сущность и функции предмета: предметная реальность первоначально выступает для него как предмет его действия в конкретной ситуации, а обобщение может быть только деятельностным и формируется путем переноса.

Действие, по выражению А.Н.Леонтьева, кристаллизуется в структуре деятельности. Но дальше возникает другая форма, другой способ обобщения — кристаллизация информации о предметном мире в образе, который выступает как свернутый процесс. Условия: объективное существование и представленность индивиду языка, системы знаков или, вернее, системы значений, закрепленных в слове и в образе.

Чем больше кристаллизуется схем действий, тем больше вещей человек отличает друг от друга, тем дифференцированней мир отражается в субъективной сфере человека. Вместе с тем дифференциация внешнего мира путем появления все новых и новых специфических схем действия является предпосылкой обнаружения общего в этих схемах действия, их обобщения. Поскольку обобщенная схема действия уже не может прямо соотноситься с каким-либо конкретным индивидуальным предметом, ее функционально относят к особому предмету, замещающему многообразие вещей, к символу [в нашей терминологии — знаку. — А.Л.] Д.В.Пивоваров интересно анализирует соотношение операционного и предметного компонентов в содержании образа. Присваивая язык как систему осмысленных знаков, ребенок постепенно строит то, что Пивоваров удачно обозначил как «субъект-язык». Обобщенное знание о мире выступает для него в форме значений, закрепленных за словом или проецируемых на образ восприятия, памяти, воображения. Эти образы, по А.Н.Леонтьеву, выполняют функцию ориентировки ребенка в предметном

мире; устойчивые связи и свойства предметов отражаются в этих образах. С одной стороны, наряду с конкретным предметом деятельностью начинает управлять смысленный, значимый образ. Возникает сознание как необходимый момент развитой деятельности, возникает внутренний, идеальный план, отличающийся тем, что в нем представлена позиция «другого». С другой стороны, знак, слово выступает для ребенка в функции не только фиксатора, но и оператора, выстраивается система теоретической деятельности, переплетенная с деятельностью практической. Наконец, возникает речевая деятельность как система воздействия на деятельность «другого» через знак, слово. Внутренний план, теоретическая деятельность, общение. По А.Н.Леонтьеву, возникновение теоретической деятельности связано с разделением действия на два этапа — подготовка действия и само действие.

Подготовка к действию — приведение ситуации в соответствие со способом действия, ориентировка в условиях действия, приведение ситуации (имеется в виду, конечно, психологическая модель ситуации в сознании данного человека) к определенному виду, позволяющему строить оптимальную деятельность в этой ситуации.

Так, например, у дошкольника в процессе игры как ее условие возникает определенный образ игровой ситуации, описанный Л.С.Выготским,

А.Н.Леонтьевым и Д.Б.Элькониным. Чтобы стала возможной подготовка к действию и — далее — самостоятельная теоретическая деятельность, необходимы несколько условий:

1. Сформированность «третьего звена» — осмысленных образов или понятий (знаков), на которые перенесены и в которых преобразованы выявленные в ходе практической деятельности сущностные свойства объективной действительности.

Слово, знак, осмысленный образ — не копия вещей, а результат их обобщения по

тем или иным критериям, задаваемым деятельностью (Гегель): так, в игровой деятельности дошкольника в качестве «лошади» может выступать почти любой предмет, и то, что все эти предметы объединяет — это использование их в идентичной функции.

2. Способность человека (ребенка) решать задачи при помощи знаков (слов, осмысленных образов), «обрабатывая» эти знаки или образы тем или иным способом, используя те или иные схемы и правила. Иначе говоря, это владение особыми видами деятельности, «синтаксисом» мысленного решения задачи и «синтаксисом» (впрочем, здесь не нужны кавычки) речевого воздействияна другого человека.

3. Наличие у человека двух первых предпосылок обеспечивает возможность для него выйти за пределы сиюминутной, конкретной ситуации и иметь дело либо с образом такой ситуации (воображаемой ситуацией), либо — на дальнейшем этапе развития

— с ситуацией обобщенной и преобразованной, либо, наконец, вообще выйти за границы конкретной или обобщенной ситуации и оперировать с целостным знанием о мире, с образом мира как ориентировочной основой для деятельности в мире.

Будучи взят сам по себе, знак (слово, осмысленный образ) не есть ни орудие познания, ни орудие общения. Он — лишь своего рода «клеточка», используемая для общения и обобщения действительности в составе более сложных «построек». Те структуры, в которые знак или слово входит как материал общения и материал обобщения, не тождественны. Эти структуры соответствуют различным задачам деятельности и соответственно — различным проблемным ситуациям использования языка как системы знаков. И в общении (речевой деятельности), и в обобщении (мышлении, восприятии) мы используем знаки, слова, образы как оперативные единицы, организуя при их помощи решение той или иной стоящей перед нами задачи.

Говоря о теоретической деятельности, мы имеем в виду деятельность, не просто обеспечивающую практическую деятельность как ее ориентировочное звено, но направленную на решение специфических когнитивных задач и использующую для этого систему знаковых средств, включая и систему осмысленных образов. Говоря о речевой деятельности или деятельности общения, мы имеем в виду использование тех же средств для целей общения (воздействия).

В этом плане важно противопоставить социальное

взаимодействие и собственно общение.

Монография 15

Личность как момент деятельности.

(Глава из книги Леонтьева «Деятельностный ум, (деятельность, знак, личность)»)

*Фамилию Леонтьева в дальнейшем буду сокращать Лео: D

**Личность = Л

Взгляды Лео обосновываются на концепции Выготского: т. о

Л — это психологическая категория, первичная по отношению к ДЕЯТЛЬНОСТИ и СОЗНАНИЮ.

Л — СОЦИАЛЬНО детерминирована.

Л — это интериоризированный (обращённый во внутрь) мир в его взаимоотношениях с моим познанием, моим поступком, моими мотивами, моей волей, переживаниями и ценностями.

(Где, познавательные процессы — часть процессов интериоризации, которые подчинены Л, определяют и регулируют её.)

Л — ДИНАМИЧЕСКАЯ смысловая система, которая включает мотивационные, волевые, эмоциональные процессы + динамику действия и мысли. (все эти компоненты находятся, у разных людей, в разной взаимосвязи)

Деятельность Человека определяется выполняемыми им социальными ролями.

Самое любимое определение Л Лео:

Л- это ПРОЦЕСС (процесс!!!) постоянного самоопределения Человека в реальном мире, регулирующий познавательные процессы, поступки, переживания и т. п. Она первична по отношению к деятельности и сознанию.

Л определяется НЕ внутренними и НЕ внешними условиями, а ПРОЦЕССОМ, в котором все они преломляются и выступают в качестве внутреннего соотношения.

Т.о ЛИЧНОСТЬ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ЖИЗНЬЮ (она и есть жизнь, её продукт в форме субъекта)

Л возникает в результате иерархизации системы деятельности.

Л — сверхчувствительное качество

Задачей Лео было исследовать Л в системе общественных связей.

Деятельность в социальной среде- определяет развитие Л, но Л, индивидуализируясь, сама выбирает ту деятельность и образ жизни, которая определит её развитие. (среда определяет личность и личность определяет среду)

Быть Л — иметь жизненную позицию

— осуществлять выбор

-обладать свободой выбора

-осуществить вклад в общество

-и сдать наконец долбанную зимнюю сессию))

Л- выделяет себя из окружающей среды;

выделяет и структурирует свои отношения с миром и подчиняется своей устойчивой жизненной позиции в противовес сиюминутным импульсам и внешним стимулам (т.е может собой управлять)

Согл. Братусь:

Формирование и самостроительство человека- осуществляется с помощью ЛИЧНОСТИ. (тада-да-дааааа)

Монография (16) Леонтьева «Деятельностный ум…»

Ч.3 гл.4: СМЫСЛ И СМЫСЛОВОЕ ПОЛЕ

Смысл как образующая образа мира. (началось -_-)

Согласно Д.А.Леонтьеву, смысл выступает в психологии в трех плоскостях, трех самостоятельных, но взаимосвязанных ипостасях.

Первая — это плоскость объективных отношений между субъектом и миром. Здесь объекты, явления и события действительности, входящие в жизненный мир субъекта (sb), обладают для него жизненным смыслом, т.к. они небезразличны для его жизни. Жизненный смысл есть объективная характеристика места и роли объектов, явлений и событий в контексте жизни sb.

Вторая— это образ мира в сознании sb, одним из компонентов которого является личностный смысл. Личностный смысл является формой познания sb-ом своих жизненных смыслов

Третья— неосознаваемые механизмы внутренней регуляции жизнедеятельности. В этой плоскости смыслонесущие жизненные отношения принимают форму смысловых структур личности, образующих целостную систему.

Итак, смысл предстает как отношение, связывающее объективные жизненные отношения sb, предметное содержание сознания и строение его деятельности.

Смысловое поле. Весь процесс развития в том — что меняется смысловое поле; в процессе развития ребенка внешний мир выступает в виде «смыслового поля».

Концепция смыслового поля: развитие психики и в филогенезе, и в онтогенезе — это прежде всего развитие отношений человека и мира, диалога мира и человека. Понятие смыслового поля и у Выготского, и у Леонтьева связано с генетическим анализом. От ситуативной модели мира через деятельность и благодаря деятельности животное и ребенок переходят к встроенному в эту ситуацию миру обобщений И вот парадокс-то какой: чем больше мы от практической деятельности переходим к теоретической, тем большую роль начинают играть смысловые факторы.

Итоговый вывод Выготского: «Действие в игре впервые приобретает смысл: то есть осознается. Действие замещает другое действие, как вещь — другую вещь. Как же ребенок переплавляет одну вещь в другую, одно действие в другое? Через движения в

смысловом поле, не связанные видимым полем, реальными вещами, которые подчиняют себе все реальные вещи и реальные действия. Это движение в смысловом поле есть самое главное в игре."

Применительно к животным Леонтьев употребляет понятие «инстинктивного смысла» (позже он говорит о «биологическом смысле»).

А у человека, биологический, инстинктивный смысл превращается в смысл сознательный, в основе которого лежат общественные отношения. И главное: понятие смысла для психологии ОООЧЕНЬ важно…

Монография (17) Леонтьева «Деятельностный ум…»

Ч.4 гл.3: Субъективное содержание знакового образа в системе психологии.

В значениях представлена преобразованная и свернутая в материи языка идеальная форма существования предметного мира, его свойств, связей и отношений. Значения есть часть общественного сознания и общественно-исторического опыта и развиваются по общественно-историческим законам.

Значение как субъективное содержание знакового образа не тождественно само себе в различных предметных ситуациях употребления знака.

И его бытие в деятельности и его презентированность в сознании индивида неразрывно связаны с его предметной (чувственно-предметной) отнесенностью. Это особенно ясно видно в процессах формирования значения у ребенка, овладевающего родным языком. Отсюда мера и способ соотнесенности субъективного содержания знакового образа с «наглядностью». Это — чувственная окрашенность значения.

+ смысловая окрашенность субъективного содержания знакового образа и эмоциональная окрашенностью значения (= субъективное содержание знакового образа)

Деятельность не только планируется, она и осуществляется в соответствии с отраженными в психике объективными характеристиками предмета. А следовательно, образ предмета выступает и в операциональной стороне деятельности («как, каким образом это может быть достигнуто. Он является эталоном, на который мы ориентируемся в исполнительном звене деятельности. И, наконец, он диктует систему конкретных операций, которые учитывали бы свойства соответствующего предмета — здесь мы имеем дело с операциональной функцией осмысленного образа

Перечисленные здесь функции не исчерпывают возможных функций предметного значения в структуре деятельности, однако являются основными.

Монография 19

Проблема деятельности и личности в работах Лео (сокращ. от Леонтьев)

(при поддержке интернет источников и книги Лео «Деятельностный ум»)

*Л= Личность

*я так понимаю в этом вопросе надо рассказать всё, что знаем по Леонтьеву.

Лео, как и остальные отечественные психологи, утверждает огромную роль социальной детерминации (причинной обусловленности) в развитии Личности.

Ведущее понятие его теории: ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (которая является процессом и перерождает \ изменяет \ влияет на психику)

Лео говорит о взаимодействии Субъекта и Объекта

(объект- подчиняет и преобразует деятельность субъекта;

является образом предмета, отраженным в сознании (отражение происходит в результате взаимодействия с окружающей средой.)

Основные формы деятельности: деятельность внешняя и чувствительно- практическая.

Развиваясь, внешняя деятельность может превращаться во внутреннюю. (интериоризация) и наоборот (экстериоризация).

В предметной (внешней) деятельности выделяют: действия и операции.

(действия — элементы деятельности, направленные на достижение промежуточной цели *они осознаются*. Операция- способ выполнения действий *цели не осознаются* могут быть внешними (взять \ положить) и внутренними (анализ \ синтез))

Во внутренней деятельности выделяют: мотив (ради чего), цель (на что направлена), средства (каким способом реализуется).

Л- это внутренний момент деятельности (уж понимайте как можете).

Ребёнок становится Л только как субъект общественных отношений.

Л- продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека.

Понятие Л может рассматриваться ТОЛЬКО через деятельность!!!

Деяние -связанно с Л и сознанием,

Действие — связанно только с сознанием.

По этому судить о личности мы можем только через ДЕЯНИЕ\ ПОСТУПОК.:

Поступок- это созидание; -это способность и возможность стать соучастником событий окружающего мира; -единица Л; -средство саморазвития.

Следовательно люди- это не беспомощные существа, они могут сами распоряжаться собой и выбирать себе те или иные цели в жизни.

Ну и вдогонку можно сказать:

Подросток- ищет в обществе точку отсчёта для себя

Юноша- осмысливает своё место в этом мире, идеалы, мотивы

Зрелые люди- определяют свои позиции.

Типология жизненных миров

Перейти к: навигация, поиск

18,21, 22 ???

Монография 24. Теории эмоций

Теория эмоций В. Вундта — теория структуры эмоций. В. Вундт выделил три измерения эмоций: удовольствие — неудовольствие, успокоение — возбуждение, напряжение — разрядка.

Концепция выразительных движений Ч. Дарвина. Выразительные движений человека являются рудиментами инстинктивных действий живого существа, связанных с борьбой, нападением, защитой потомства и т. п. НО! Вот незадача, данная концепция не может объяснить всего богатства человеческих выразительные движений (улыбка, сдерживаемые слезы).

Теория Джемса-Ланге. Это — объяснительная модель возникновения эмоций, которая представляет собой сосудо-двигательную теорию эмоций. Та или иная эмоция представляет собой ощущения, вызываемые изменениями в произвольной сфере (внешние движения) и непроизвольной (сердечная, сосудистая, секреторная деятельность).

Особенность подхода Ланге — акцент лишь на сосудистой системе. Зд. эмоции — субъективные образования, возникающие в ответ на нервное возбуждение, обусловленное состоянием иннервации и шириной кровеносных сосудов висцеральных органов.

В дальнейшем окончательно была опровергнута: при эмоциональном возбуждении происходит выброс адреналина, который обеспечивает мобилизацию организма к активным действиям. При этом усиливается сердцебиение и бла-бла-бла.

Биологическая теория эмоций разработана П.К. Анохиным. объясняет возникновения эмоций тем, что нервный субстрат эмоций активируется в тот момент, когда обнаруживается совпадение (рассогласование) акцептора действия, как модели ожидаемых результатов, с одной стороны, и сигнализации о реально достигнутом эффекте, с другой. (о чем же еще мог написать Анохин)

Потребностно-информационная теория. Симонов. Эмоция является отражением мозгом какой-либо актуальной потребности и вероятности ее удовлетворения, мозг это оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта.

Теория активации эмоций. Кеннон и Бард (какая замечательная фамилия, и запоминать не придется))),. здесь подчеркнута роль внутренних структур мозга. Сенсорные раздражители поступают к кортексу, оцениваются; там присоединяются чувственные оценки и образцы поведения. После этого происходит переход к органу реализации. Оттуда идет обратное сообщение.

Двухкомпонентная теория. Шехтер. Переживание эмоций обусловлено сочетанием двух факторов. С одной стороны, физиологическое возбуждение, с другой, ситуация должна допускать осмысленную когнитивную интерпретацию этого возбуждения. Эта теория основывалась на экспериментах, в которых испытуемым делались инъекции возбуждающего препарата.

Мнонграфия 25, часть1

Переживание, предстает в различных концепциях, — в виде психологической защиты, компенсации. Но оно редко рассматривается как процесс, направляемый осознанной целью. Например, как «избегание страдания» «устранение неприятного состояния», отрицание «болезненных элементов опыта».

Так, для Фрейда конечной целью защитных процессов был «принцип удовольствия». Вытеснение — это средство избавиться от возникшей во внутренней жизни несогласованности, т. е. противоречия между сз и бсз.

Одно из самых глобальных различении, которое проводится при анализе процессов переживания, носит выраженный оценочный характер и делит их на «удачные» и «неудачные».

Понятие «неудачного» переживания значительно отличается у разных авторов. Но даже самые отрицательные квалификации этих процессов всегда сопровождаются указанием на их позитивные, в частности интегративные, функции.

Таким образом, у ряда исследователей видно, что высшие человеческие переживания осуществляются в контексте освоения культурных ценностей, являются творческими и ведут к «расширению границ индивидуального сознания до всеобщего».

Итак, в психологической литературе более или менее подробно проанализированы два типа переживаний, глобально оцениваемых как негативные и позитивные, «удачные» и «неудачные».

Автор — Федор Ефимович Василюк.

Жизненный мир человека (живого существа) подразделяетвся на внешний мир и мир внутренний. Внешний мир может быть «легким» или «трудным». Под «легкостью» внешнего мира понимается гарантированная обеспеченность всех актуализировавшихся потребностей живущего в нем существа, а под «трудностью» — отсутствие таковой. Внутренний мир может быть «простым» или «сложным». «Простоту» мира удобнее всего представить как односоставность жизни, т. е. как наличие у «простого» существа единственной потребности или единственного жизненного отношения. «Сложность» соответственно понимается как наличие нескольких отношений, вступающих в столкновения. Пересечение этих оппозиций дает следующую категориальную типологию:

Внутренне простой и внешне легкий мир .Это инфантильный жизненный мир, способ жизни инфантильного человека. Его стремление — к немедленному (здесь-и-теперь) удовлетворению единственной («это — всегда») своей потребности. Норма этого мира — полная удовлетворенность, поэтому жизнь обитающего в нем существа сведена к непосредственной витальности и подчиняется принципу удовольствия. Малейшая боль или неудовлетворенность воспринимается как глобальная и вечная катастрофа. Подробнее… Внутренне простой и внешне трудный мир .Это реалистический мир, способ жизни реалиста. Отличие этого мира от предыдущего заключается в том, что блага, необходимые для жизни, не даны здесь непосредственно. Внешнее пространство насыщено преградами, сопротивлением вещей, и потому главным «органом» жизни обитающего здесь существа становится предметная деятельность, оснащенная психикой. Эта деятельность в силу простоты внутреннего мира, т. е. устремленности жизни на удовлетворение единственной потребности (хронотоп «это — всегда»), постоянно энергетически заряжена, не знает отвлечений и колебаний и проблематична только с внешней, технической стороны (Как достичь?).

Чтобы быть успешной, деятельность должна сообразоваться с внешней вещной реальностью, и потому наряду с принципом удовольствия здесь появляется принцип реальности, который становится главным законом этого мира. Поскольку принцип удовольствия с требованием здесь-и-теперь удовлетворения при этом не исчезает из состава мира, то в нем формируется фундаментальный механизм «терпения-надежды», призванный контролировать аффекты во время неизбежных отсрочек в удовлетворении потребностей. Подробнее… Внутренне сложный и внешне легкий мир. Это ценностный мир, мир существования человека, живущего в мире внутренних ценностей. Основная проблематичность жизни в легком и сложном мире не внешняя (Как достичь цель? Как удовлетворить потребность?), а внутренняя (Какую цель поставить? Ради чего действовать?).

Если в реалистическом мире развивается психика, то в легком и сложном — сознание, как «орган», предназначение которого — согласование и сопряжение различных жизненных отношений. Внутренняя цельность является главной жизненной необходимостью этого мира, а единственный принцип, способный согласовывать разнонаправленные жизненные отношения, — это принцип ценности. Подробнее… Внутренне сложный и внешне трудный -Это мир творчества, способ жизни творческого человека. В сложном и трудном мире возникают свои специфические проблемы, которые не сводятся к сумме проблем «реалистического» и «ценностного» мира. Главная внутренняя необходимость субъекта этого мира — воплощение идеального надситуативного замысла своей жизни в целом. Эту задачу приходится решать на материале конкретных ситуативных действий в условиях внешних затруднений и постоянно возобновляющихся внутренние рассогласований. По своей сути такая задача является творческой, ибо никогда не имеет готового алгоритма решения. Поэтому и данный тип мира назван творческим. Для жизни в нем наряду психикой, деятельностью и сознанием необходим новый «орган» жизнедеятельности — это воля.

МОНОГРАФИЯ 26. МОТИВАЦИОННОЕ ОБУСЛОВЛИВАНИЕ, МОТИВАЦИОННОЕ ОПОСРЕДСТВОВДНИЕ, МОТИВАЦИОННАЯ ФИКСАЦИЯ (Вилюнас)

МОТИВАЦИОННОЕ ОБУСЛОВЛИВАНИЕ

Феномен мотивационного обусловливания сложен. Это эмоциональное переживание, которое фиксируется на новом содержании. Оно вызывается не просто мотивационным воздействием, а развивается при его восприятии с в ситуации. Также мотивационное обусловливание охватывает и импринтинг, т. е. более простой случай онтогенетического развития биологической мотивации.(вот эксперимент, что б показать, книгу мы читали. Да-дааа!)Так, в одном из классических исследований экспериментатор ударял в гонг, вызывая резкий, заставляющий вздрагивать звук, в тот момент, когда ничего не подозревающий 11-месячный мальчик пытался коснуться лабораторной крысы; шести таких сочетаний безусловного (резкий звук) и условного (вид крысы) раздражителей оказалось достаточно для того, чтобы у ребенка сформировалось отрицательное отношение к животному, при виде которого он пугался и начинал плакать Показательно, что после опытов ребенок обнаружил реакции страха при виде других животных, мехового пальто и даже маски Деда Мороза; это свидетельствует о том, что в результате обусловливания мотивационное значение приобретает не только целостные предметы (в данном случае—крыса), но и отдельные их свойства (например, фактура волосяного покрова тела), которые воспринимаются эмоционально и в том случае, когда входят в состав свойств других предметов.)

МОТИВАЦИОННОЕ ОПОСРЕДСТВОВДНИЕ

Поскольку природной предопределенности развитию собственно человеческих мотивационных отношений нет, они могут возникать лишь вследствие целенаправленного их формирования.

Воспитательное воздействие состоит из 2 частей: предписывающей и аргументирующей. Они связны причинно-следственными отношениями. (сорить нельзя, потому что кому-то придется убирать).

В любом—высказываемом или невербальном передаваемом виде — предписывающая часть служит указанием того, к чему и как человек должен относиться. Т. е. определяется целью воспитания и выражает ее в форме, доступной для воспитываемого лица (надо помогать слабым).

Отдельно можно выделить мотивационные воздействия, в которых цель и основание воспитания искусственно связывается самим воспитывающим лицом. Оно предупреждает о том, что принятие/непринятие высказанных требований повлечет за собой изменение его отношений и активные действия. («если…, то я…»)

МОТИВАЦИОННАЯ ФИКСАЦИЯ

Содержание и состояние проблемы фиксации мотивационных отношений: «чувствования, как и представления, вышедшие из нашего сознания, оставляют в нас следы, которые потом возрождаются при воспоминании.»

В экспериментальном изучении памяти возможен разрыв между мотивацией процесса (зачем запоминается) и его содержанием (что именно запоминается) В естественной жизни такое влияние выражено значительно больше. Так, запоминаться (заучиваться) прежде всего то, что. имеет отношение к потребностям и процессу их удовлетворения.

+ 3. Фрейд и его пресловутые факты мотивированного забывания.

Варианты фиксации. Механизм возникновения новых мотивационных отношений: переключение эмоции, вызванной некоторым событием, на связанные с этим событием причины, условия, сигналы. Особенность мотивационных отношений, возникающих в результате фиксации эмоций на новом содержании в том, что они различаются степенью и характером сохраняющейся связи с породившими их эмоциогенными событиями. Мотивационные отношения, формирующиеся в результате импринтинга, отличаются необратимостью—невозможностью переучивания запечатленного содержания.

МОНОГРАФИЯ 27. Мотивационная Суммация. Феномен полимотивации (Вилюнас)

Мотивационная Суммация

У человека одновременное проявление и действие мотивационных факторов различного происхождения представляет собой практически постоянный фон жизни.

Феномен полимотивации

Проблема полимотивации достаточно стара. Она обсуждалась в концепциях прошлого, например, Ушинским. «Большинство желаний в человеке—сложные, возникшие из разных стремлений.»

В современной терминологии эти слова означают: «поведение чаще всего бывает полимотивированным. Любое поведение обнаруживает тенденцию к детерминированности скорее несколькими или всеми базовыми потребностями одновременно, чем единственной из них» -говорит небезызвестный гуманист Маслоу.

Человек одновременно испытывает ряд взаимосодействующих или противоречивых побуждений и поэтому вынужден их согласовать, задерживать, найти компромисс и т. п.

В советской психологии широкое признание получило выделение особого класса мотивов-стимулов by Леонтьев *куда ж без него!*, подключающихся к отдельным звеньям (действиям) выполняемой деятельности и обеспечивающих дополнительное побуждение именно этих звеньев.

В роли мотивов-стимулов выступают любые поощрения или наказания, связанные с промежуточными целями и результатами деятельности, например отметки в учебе. Представление о мотивах-стимулах изображает сложные виды человеческой деятельности как процесс, мотивируемый одновременно конечной целью {так называемыми смыслообразующими мотивами) и многочисленными побочными источниками побуждения, дополнительно подталкивающими отдельные шаги в ее направлении.

Как можно видеть, данные о видах и формах полимотивации имеют феноменологический характер. Для решения этих вопросов, а также механизмов полимотивации и др необходимо задеть несколько проблем «большой» методологии.

Методы изучения мотивировок и мотиваторов

Насколько важно знание людьми мотивов друг друга, особенно в

совместной деятельности, много объяснять не надо. Однако выявление

оснований действий и поступков человека — дело непростое, связанное как с объективными, так и с субъективными трудностями. Ведь часто такое

выявление означает «залезание в душу», что по многим причинам бывает для

субъекта нежелательным. Изучение же психического склада человека

включает выяснение и таких вопросов:

• какие потребности (склонности, привычки) типичны для данного человека (какие чаще всего удовлетворяет или пытается удовлетворить,

удовлетворение каких приносит ему наибольшую радость, а в случае неудовлетворения — наибольшие огорчения, чего не любит, пытается

избежать);

• какими способами, с помощью каких средств он предпочитает удовлетворять ту или иную потребность;

• какие ситуации и состояния обычно запускают то или иное его поведение;

• какие свойства личности, установки, диспозиции оказывают наибольшее влияние на мотивацию того или иного типа поведения;

• способен ли человек на самомотивацию, или нужно вмешательство со стороны;

• что сильнее влияет на мотивацию — имеющиеся потребности или чувство долга, ответственности; какова направленность личности.

Ответ на большинство этих вопросов можно получить, лишь используя разнообразные методы изучения мотивов и личности. При этом декларируемые человеком причины поступков нужно сопоставлять с реально наблюдаемым поведением. Психологами разработано несколько подходов к изучению мотивации и мотивов человека: эксперимент, наблюдение, беседа, опрос, анкетирование, анализ результатов деятельности и пр. Все эти методы можно разделить на три группы: 1) осуществляемый в той или иной форме опрос субъекта (изучение его мотивировок и мотиваторов); 2) оценка поведения и его причин со стороны (метод наблюдения), 3) экспериментальные методы.41Для изучения мотивировок и мотиваторов используются беседа, опрос, анкетирование. Устный или письменный опрос человека о причинах и целях его реального поступка или действия является наиболее коротким путем выявления основания его активности: различных мотиваторов, личностных диспозиций, потребностей, интересов, направленности личности. Связан опрос с аргументированным объяснением человеком причины своего поступка, со словесным обоснованием своего поведения, т. е. с мотивировкой. Однако беда в том, что часто мотивировка и мотив не совпадают или совпадают лишь частично.

Во-первых, человек может не до конца разобраться в основном факторе, побудившем совершить его тот или иной поступок. Например, при добровольном выборе рода занятий (профессии, вида спорта, кружка самодеятельности) основным аргументом для большинства людей является то, что выбранное занятие им нравится.

И это «нравится» является достаточным основанием для принятия решения. Почему нравится именно это занятие, а не другое, люди, как правило, не выясняют; поэтому остается скрытым главный фактор, определивший направление активности человека.

Во-вторых, побудительная причина может быть преднамеренно искажена человеком, для того чтобы не. выглядеть в глазах других или в своих собственных безнравственным, неволевым и т. д. Более надежным представляется метод анкетирования, при котором испытуемый, представляя себя в соответствии с предложенным заданием в той или иной ситуации, в которой он якобы совершил какое-то действие, объясняет причину своего поступка. Этот метод, связанный с описанием проблемных ситуаций, позволяет в ответах испытуемых через проекцию выявлять устойчивые и доминирующие установки, взгляды, суждения,

которые и в реальной жизни могут привести к подобному поведению и его обоснованию (в данном случае — уже для себя).

При анкетировании испытуемые свою позицию приписывают воображаемому субъекту;

42например, когда человек говорит о чьем-либо поведении и предполагает возможные его варианты, это означает, что такие модели поведения

(мотивационные стратегии) имеются у него самого и потенциально он может поступить так же. Н.С. Копеина (1984) считает, что, заполняя мотивационный опросник, субъект не должен догадываться, что речь идет о диагностике мотивации. Сообщение цели исследования, по ее данным, искажает результат; то же, по мнению этого автора, происходит и в том случае, если опросник содержит только прямые вопросы, без «маскирующих». Напротив, М.В. Матюхина (1984) пришла к выводу, что для выявления наименее осознаваемых мотивов учения у младших школьников целесообразно использовать методики с готовым перечнем мотивов. Кроме того, Н. С; Копеина считает, что нецелесообразно проводить обследования учащихся самим учителем: учащиеся могут постесняться ответить ему честно на вопросы, касающиеся мотивации учения (например, что знания им не очень нужны) или удовлетворенности уроками. Лучше, если такое обследование проведет психолог или нейтральное лицо. Метод анкетирования целесообразно сочетать с методом беседы для уточнения структуры мотива. Особенно важно это делать при изучении мотивов у детей. Все же можно сказать, что эти методы могут помочь как с объяснением, так и с предсказанием мотивов поведения человека в данной

ситуации, поскольку с их помощью выявляются его наиболее устойчивые и доминирующие потребности, интересы, личностные диспозиции, направленность личности. Например, зная выраженность эмпатии у человека, можно понять, чем он мог руководствоваться при оказании кому-нибудь помощи, можно ли ожидать такой помощи, если обратиться к нему с просьбой, т. е. можно ли его внешне мотивировать и т. д.

монография 29 Основные современные направления изучения мотивации (по Д.А. Леонтьеву)

Самоактуализация как движущая сила личностного развития: историко-критический анализ (Д.А. Леонтьев)

Придерживался взгляда Маслоу (так что можно про него рассказать)

Нужно разделять! Лео так сказал!

Самореализация — процессы Л развития и трансляции Л своего содержания другим через созидательные и коммуникативные процессы. (реализация собственного потенциала)

Самоактуализация — теоретическая трактовка развития и самореализации личности (потребность к самореализации)

Истоки: Ницше, Аристотель, еще и Юнг ХорниФроммГольштейнМаслоу Адлер.

«Стремление к самоактуализации» в теории личности К. Роджерса

это стремление к развитию, созреванию, проявлять активность, стремление к новым впечатлениям. его можно прировнять к инстинкту. Это единственная мотивационная тенденция организма. Как и Гольштейн, Роджерс отрицает наличие отдельных мотивов. По мере того как развивается и формируется личность, она также стремится актуализировать себя, но часто актуализация личности и актуализация организма не совпадают — это приводит к неврозам.

Теория самоактуализации А. Маслоу

Всё, что знаете. Иерархию потребностей (пирамиду), плюс расскажите какими качествами обладает тот человека, который достиг самоактуализации, что таких мало (на это заострите)

(это из личности… там и смотрите в полном объеме, чтобы освежить память, всё-всё говорите, Леонтьев так и описывал)

. ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОАКТУАЛИЗИРУЮЩИХСЯ ЛЮДЕЙ

Более эффективное восприятие реальности. Приятие себя, других и природы. Центрированность на проблеме. Независимость: потребность в уединении. Самостоятельность: независимость от культуры и окружения. Свежесть восприятия. Вершинные, или мистические, переживания. Общественный интерес

Глубокие межличностные отношения. Демократичный характерРазграничение средств и целей. Философское чувство юмора. Креативность. Сопротивление окультуриванию.

30???

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector