Тема 2. Человек в зеркале экономики и психологии. Психологические детерминанты поведения человека

Психологические детерминанты поведения человека. Сознательное и бессознательное в регуляции поведения человека. Разница в подходах к человеку со стороны экономичес­кой и социальной теории.

1. Психологические детерминанты поведения человека

Детерминация в самом общем виде определяется как процесс формирования поведения личности под воздействием совокупности детерминант. Данное понятие «описывает причинно-следственную связь между явлениями и процессами в их последовательности и зависимости. Процесс детерминации показывает, как и под воздействием каких побудительных причин формируется и реализуется то или иное поведение, каковы его внутренние и внешние истоки, как взаимодействуют различные побудительные причины между собой.

В качестве детерминант представляют систему факторов, которые задают специфику поведения и участвуют в его формировании. Но «детерминанты являются не просто причинами, воздействие которых приводит к определенным последствиям. К ним принято относить такие побудительные воздействия, которые предопределяют определенный тип поведения при их совокупном взаимодействии, предполагая при этом некоторую вероятностную вариативность поведения.

«Люди одновременно и похожи, одинаковы, и различны, неповторимы. Поэтому при принятии одних решений поведение людей легко прогнозируется, при принятии других необходимо учитывать многие индивидуальные обстоятельства, обусловливающие это поведение …Н.И. Дорин

«Лица, выступающие на рынке в конкретном своем виде обнаруживают, несомненно, всегда величайшее многообразие, какое только можно наблюдать среди людей развитого общества. Но, отмечая разнообразие отдельных хозяйствующих лиц нельзя забывать и обратной стороны вопроса. Все эти люди формируются в определенных и в основном сходных социально-экономических условиях… И поскольку в основном есть сходство и близость в объективных социально-экономических условиях их жизни, не может не быть единообразия и в самих людях, и в их поведении «.Н.Д. Кондратьев

Современная психология описывает детерминанты (факторы), влияющие на поведение человека весьма разнообразно. Если обобщить самое главное в подходах разных школ, упростив для понимания схему поведения, то можно сказать, что конкретный поступок человека может быть результатом ответной реакции на воздействие ситуации (влияние внешних факторов), либо зависеть от того, как человек эту ситуацию воспринимает (как она отображается в его сознании), быть проявлением какого-то внутреннего источника активности (влияние внутренних факторов).

12 стр., 5937 слов

Правомерное поведение социально психологические и юридические аспекты

... В качестве исходной психологической детерминанты правомерного поведения человека можно считать потребность. Определяются уровни человеческих потребностей: биологический, социально-психологический, мировоззренческий. Осознанные ... воздействие на правовую активность человека, нацеливая ее на экономическую самостоятельность в будущем. Политические факторы стимулирования правовой активности личности ...

Т.е. на поведение человека оказывают влияние внутренние факторы, внешние факторы и восприятие человеком определенной ситуации.

Целью поступка человека может быть как сохранение привычного адаптивного состояния (защитная реакция), так и приобретение нового качества (развитие).

Закончиться поступок может при достижении желаемого эффекта, как внутреннего (то или иное мнение, оценка, чувство), так и внешнего (достижение согласия, понимания и т. д.).

В такую схему укладываются как психоаналитические модели личности, так и бихевиористические, как когнитивные, так и гуманистические.

Внутриличностные детерминанты поведения связаны с индивидуальными особенностями личности. К ним относят такие характеристики человека, как половые и возрастные свойства, задатки, способности, темперамент, память, эмоции, мышление, знания, навыки, потребности, интересы, склонности, идеалы, убеждения, установки, ценности, мотивы и т.д.

Внешние по отношению к личности детерминанты связаны с особенностью среды и окружения, в которых находится человек. Но о них позже.

Любому поступку человека обычно предшествует восприятие, осмысление, понимание ситуации и себя в ней, т.е. когнитивные (познавательные) компоненты; субъективное отношение, окрашенное чувствами, т.е. эмоциональные (аффективные) компоненты, и, наконец, действие или, наоборот, его сдерживание, т.е. действенно-динамические, волевые (конативные) компоненты. Рассматривая экономическое поведение, ученые, как правило, выделяют для его анализа эти три очень тесно взаимосвязанные составляющие.

Человек не просто реагирует на ту или иную ситуацию, но определяет ее, одновременно определяя себя в этой ситуации, тем самым, фактически создавая, «конструируя» тот социальный и хозяйственный мир в котором он живет. Основой определения ситуации становиться здравый смысл человека (накопленные знания и практический разум), содержание обыденного знания.

Американский социолог У.Томас и В. Знанецкий в 30-х годах ХХ столетия исследовали изменения, происходящие в семьях польских крестьян, иммигрировавших в Америку и в Германию и оказавшихся в новой для них системе индустриальных отношений, результатом которых стала книга «Польский крестьянин в Европе и Америке». Ими был сделан следующий вывод: для понимания поведения людей их индивидуальные представления, вытекающие из индивидуального восприятия окружающей социальной реальности гораздо важнее объективно измеряемых социальных фактов, описывающих эту реальность. Индивидуальный субъект реагирует только на свой опыт, а не на объективные представления о ситуации. Таким образом, анализ ситуации, в том числе, складывающейся в хозяйственной деятельности, должен идти по двум направлениям:

3 стр., 1332 слов

1.человек как личность

Вопросы по § 1. Человек как личность Главное качество человека, состоящее в способности усваивать достижения культуры, осознанно включаться в жизнь общества, быть её субъектом – это: биологическое; социальное (общественное); духовное; культурное. К характеристикам человека как биологического существа относится наличие: мышления; членораздельной речи; психики; высокоорганизованного мозга. Не ...

-как эта ситуация описывается в объективно верифицируемых терминах;

-как она определяется самой личностью.

Чуть позднее У.Томас вывел определенную закономерность, которую теперь называют теоремой Томаса: « Если ситуации определяются как реальные, они становятся реальными по своим последствиям» .

Эта теорема неоднократно находила свое подтверждение в экономике. Так, исследования показали, что биржевой крах 1929 года в США, положивший начало Великой депрессии, был вызван именно психологическими факторами: в банках были наличные деньги, но люди этому не верили, и поскольку все одновременно стали забирать деньги, банки один за другим обанкротились.

Приведем краткую характеристику мнения основных школ классической психологии на детерминанты поведения человека. В психоаналитических концепциях подчеркивается обусловленность поведения человека скрытыми или «вытесненными» в бессознательное аффективными комплексами. В определенных условиях ,например, в состоянии экзистенционального вакуума,* доминантами поведения могут стать мотивы сексуальные (по 3. Фрейду) или стремления к власти (по А. Адлеру).

* Экзистенциональный вакуум — ощущение бессмысленности существования — широко распространенный феномен XX в., возникший из-за двойной потери: «животных» инстинктов и традиций, потерявших свою регулирующую роль. Человек попадает в ситуацию, когда нет защитных инстинктов, говорящих ему, что он вынужден делать, когда нет социальных норм, определяющих, что он должен делать; а сам он не знает, чего он хочет; в результате он делает то, что хотят другие. В слабой форме «экзистенционалыщй вакуум» можно видеть на примере «воскресного невроза» — человек вырывается из занятости рабочей недели, и пустота жизни становится явной и для него самого.

21 стр., 10186 слов

Это люди, изменяющие мир. R. Bonnke. Missions Reportage, 25. 2010

... с бессознательной эманацией Силы? Кастанеда писал, что техники Трансформации были даны человеку «союзниками». Конечно, в этом странном мире возможно ... осознаете, что это сон, и способны контролировать свое поведение во сне, а также, возможно, управлять некоторыми образами ... них говорят, как о существах, имеющих определенную внешность, поведение и намерение, хотя ничего подобного в Реальности не ...

Для бихевиористов человек живет в мире стимулов, вызывающих определенную реакцию. Бихевиористические теории личности прекрасно объясняют закономерности так называемого «рыночного поведения», когда участников общения занимает прежде всего вопрос точного расчета: какая польза будет мною получена и сколько я должен затратить ресурсов (психологических, моральных, материальных…) в результате данного взаимодействия.

Наиболее старым и универсальным законом поведения человека в рамках бихевиористической модели является «закон эффекта» Л. Торндайка, заключающийся в том, что связь между стимулом и реакцией будет усиливаться, если за реакцией следует подкрепление. По отношению к социальному поведению особую роль играют обобщенные «подкрепители», такие» например, как деньги, или более тонкие, включающие сложные человеческие взаимоотношения (внимание, уважение, одобрение других).

Если с точки зрения бихевиористов человек живет в мире стимулов, которые воздействуют на него, вызывая ответную реакцию, то для когнитивистов человек находится в мире информации, которую следует понять, оценить, использовать. Наиболее удачное метафорическое определение когнитивного подхода в психологии: «Человек прежде всего Думателъ, а не Делатель», что подчеркивает признание за когнитивными процессами роли главных детерминант социального поведения.

Действительно, сам поступок часто является источником важном информации, позволяющей и побуждающей формировать или изменять мнение о себе или о других. Когнитивная психология (Ж. Пиаже, Д. Брунера, Т. Келли) строится на положении о решающей роли знания, познавательных структур в протекании психических процессов и поведении человека.

Особый взгляд на рассмотрение детерминант человеческого поведения имеют представители гуманистического подхода (А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл), которых объединяет допущение о тенденции личности к самоактуализации, к сохране­нию и обогащению своего опыта. Человек, как утверждают психологи-гуманисты, самодетерминирован в гораздо большей степени, чем можно заключить из приведенных выше положений представителей других направлений, которые фактически отказывают человеку в возможности бороться с обусловливающими его поведение стимулами социального или физического окружения.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... об этом говорить – слишком уж далеко земное сознание (земного человека) от понимания Надземного Мира. Чудовищна неподготовленность людей, переходящих туда. Сколько ненужного хлама приносят с ... в соответствии с утвержденными прежде привычными нормами поведения. Но привычные нормы земные, обычные для человека, там часто непригодны и разрушительны. Например: раздражение ...

Полемизируя с 3. Фрейдом, который однажды заметил, что с появлением чувства голода все индивидуальные различия в поведении людей стираются, В. Франкл приводит свои наблюдения в фашистских концлагерях, где с одинаковым для всех ростом чувства голода люди стали более различны в своем поведении. То же может рассказать любой ленинградец, переживший блокаду 1941-1944 гг.

В. Франкл утверждает и даже показывает на эмпирическом материале, что в любой ситуации человек имеет две возможности (развития и деградации), и то, какая из них будет актуализирована, зависит больше от его решения, выбора, чем от условий реального, материального существования. Именно субъективные основания сознательно или бессознательно определяют выбор человека: противостоять или сдаться. Данное положение требует рассмотрения проблемы сознательного выбора или волевого поведения человека, а значит, и соотношения сознательного и бессознательного в регуляции человеческого поведения, о чем и пойдет речь ниже.

Вернемся к внешним факторам детерминирующим поведение человека они связаны с особенностями среды и окружения в которых находится человек. Во-первых, он включен в систему персональных отношений (родственных, дружеских, партнерских) в рамках малых и больших групп от семьи до производственного коллектива, определенной социальной группы. Во-вторых, человек принадлежит к определенному этносу и формируется в рамках определенной цивилизации, отличающейся своей религией и духовно-нравственной культурой. Человеческие отношения погружены в контекст этой культуры, имеющей свои нормы, кодексы поведения и, в частности, понятия о том, что «рационально», а что «нерационально», что есть добро, а что зло.

С. Талкер, подчеркивает: « Я понял, что во мне не только биологичность и социальность, но и другие «измерения» — нравственные принципы, которые сильнее остальных детерминант. Одна нравствен­ность — это социальные нормы, другая нравственность (духовность) обладает самостоятельным существованием».

В. Франкл, говорит о том, что человек не свободен от условий биологической и социальной природы, но способен всегда противостоять им, он всегда сохраняет свободу выбора своего к ним отношения — в этой его свободе открывается новое его измерение — духовное. Духовный мир человека, его нравственность черпаются им из той социокультурной среды, в которой он стал личностью, получил социализацию, в том числе и экономическую.

19 стр., 9287 слов

Структура психики человека. Сознание как высший уровень развития психики

... ) характер как систему отношений и способов поведения. Сознание как высшая форма психики Основной признак психики человека состоит в том, что кроме наследственных и ... действительностью на этой основе. Все существенные стороны сознания функционируют посредством речи. Поведение человека определяется не только его сознанием. Психическая самоорганизация индивида, его адаптация к ...

Таким образом, все разрабатываемые в психологии направления имеют основания быть, так как раскрывают сложность, многозначность и целостность феномена «человека». Они не противоречат, а дополняют друг друга, так как описывают поведение человека при соответствующих условиях, а значит, правомерно говорить не о том, какая теория вернее, а о пределах применимости каждой из них.

Сознательное и бессознательное в регуляции поведения человека

Поведение человека реализуется через различные механизмы. Это, с одной стороны, безусловно-рефлекторные и условно-рефлекторные механизмы, определяющие непроизвольную активность человека. Человек в данном случае действует непреднамеренно, невольно, безотчетно, т. е. бессознательно. С другой стороны, это произвольное управление, т. е. преднамеренное, волевое, сознательное реагирование на внешние и внутренние стимулы. В этом случае может быть как произвольная активность, вызванная потребностями и желаниями человека, так и вынужденная активность, которую человек проявляет без или против своего желания. Память, внимание, представление и др. познавательные процессы, а также движе­ния и действия человека могут быть как произвольными, т. е. протекающими под контролем сознания, так и непроизвольными, реализуемыми рефлекторно.

Психика в целом, сознание и бессознательное в частности обеспечивают приспособление и адаптацию человека к внешнему миру. Сознание и бессознательное — это качественно отличающиеся уровни ориентировки в действительности, каждый из которых вносит свой вклад в регуляцию деятельности субъекта.

Свойства внешнего мира выступают для человека как некие сигналы, знаки. Информация как сведения о мире при ее осмыслении человеком становится знанием о мире, т. е. идеальной моделью мира. Сознание как интегрирующая форма психики представляет собой совокупность знаний о мире, его внутреннюю модель, возможную благодаря познавательным процессам — восприятию, вниманию, памяти и др.

12 стр., 5678 слов

Состояние человека (поведение, психика, нервная система и т.д.) после перенесенного инфаркта миокарда

... Чернышевского Кафедра коррекционной педагогики КУРСОВАЯ РАБОТА Тема: Состояние человека (поведение, психика, нервная система и т.д.) после ... правило, он протекает в форме делирия. Нарушается сознание с потерей ориентировки в окружающей обстановке и во ... -либо субъективных признаков ухудшения состояния. Взгляд о действии на организм профессиональной активности также коренным образом изменился ...

Сознание играет роль «посредника» между объективными условиями и реальными поступками людей.

Философский энциклопедический словарь определяет сознание как одно из основных понятий философии, психологии и социологии, обозначающее высший уровень духовной активности человека как социального существа. Своеобразие этой активности заключается в том, что отражение реальности в форме чувственных и мыслительных образов предвосхищает практические действия человека, придавая им целенаправленный характер. Объективный мир, воздействуя на человека, отражается в виде представлений, мыслей, идей и других духовных феноменов, образующих содержание сознания, которое запечатлевается в про­дуктах культуры, приобретая форму идеального.

«Мысль есть начало и конец всего. Вес, что создано вокруг нас и внутри нас,дома, дороги, произведения искусства, паши взаимоотношения, наше отношение к себевсе это сначала было мыслью внутри нас, которая позднее воплотилась в материю. Вы и никто другой в конечном итоге выбираете: принять ту или иную мысль или нет, а за нейи модель поведения «.В.Жикаренцев

Благодаря сознанию человек четко отличает «я» от «не я», поэтому отличительной особенностью сознания человека является наличие самосознания — осознания себя во взаимосвязи с другими людьми и миром (животное не отличает себя от своей жизнедеятельности).

Следовательно, сознание человека включает самоконтроль, самоотношение, самооценку и эмоциональные оценки в межличностных отношениях. Другой отличительной особенностью сознания человека является наличие целеполагания (все, что делает или не делает человек, имеет место для чего-то или зачем-то).

Исследования показывают, что экономическое поведение людей определяется сложным взаимодействием сознания и объективной действительности, которая влияет на формирование ценностей. И наоборот, уже сформированные ценности — компоненты сознания — во многом обус­ловливают восприятие реальности.

Человек стремится изменить свое бытие в соответствии со своими интересами и представлениями. В свою очередь, изменения в системе производственных отношений с необходимостью вызывают изменения в экономическом сознании.

Во-вторых, сознание отражает объективную ситуацию не пассивно. На процесс отражения влияют представления, убеждения, установки (в т.ч. сформированные в прошлом).

Поэтому важно изучение динамики сознания, выявление причинно-следственнных связей, противоречий, несоответствия между накопленным мыслительным материалом, прежними стереотипами и знаниями о новых явлениях (общественных, в т.ч. в экономической жизни).

«Принцип нашего взаимодействия с внешним миром можно было бы представить в виде ленты Мебиуса. Возьмите ленту бумаги и склейте ее, перевернув концы. Теперь если вы поместите палец на внутреннюю поверхность и начнете двигать его по ней, то спустя некоторое время вы вдруг обнаружите, что находитесь уже на внешней поверхности…

Когда это произошло? Вы не можете точно указать точку перехода. Если вы проделаете обратное, то окажетесь внутри. Никогда нельзя определить, когда мы начинаем переходить с внутренней поверхности на внешнюю и наоборот…

У мысли нет границ, она одновременно присутствует и внутри нас, и снаружи, только в виде ситуации, проблемы, материальной формы. Так взаимодействуют внутреннее и внешнее… «В.Жикаренцев

Итак, основные характеристики сознания: подвижность, гибкость, изменчивость, способность к перестройке. Но изменение сознания, переосмысление действительности по времени и по содержанию не всегда совпадают с переменами действительного положения человека и его деятельности (жизни в целом, общественных условий и т.д.).

Бессознательное — это совокупность психических процессов, актов и состояний, обусловленных такими воздействиями, о влиянии которых на его поведение человек не дает себе отчета. Здесь нет самоконтроля, самооценки, целеполагания. Сущностная характеристика всей сферы бессознательного — слитность субъекта и мира, «я» и «не я» (неразрывность того, что со мной происходит, и моего отношения к происходящему).

Именно благодаря слитности субъекта с миром в бессознательном человек непроизвольно воспринимает мир и запоминает его. Бессознательное в силу незнания логики сознания открыто бесконечному количеству иных логик действи­тельности, которые еще не стали достоянием науки. Разнообразие проявлений бессознательного в поведении человека можно объединить в следующие группы.

1) Надындивидуальные подсознательные явления (коллективное бессознательное) — это усвоенные субъектом типичные для данной группы (общности) образцы поведения и познания, влияние которых не осознается человеком. Эти образцы (например, этнические стереотипы), усваиваясь через механизмы социализации, определяют социально-типичные особенности поведения человека. Именно в социально-типических характеристиках поведения человека субъект и группа («я» и «не я») выступают как одно целое. В качестве другого примера здесь можно привести понятие менталитета — совокупности принятых и в основном одобряемых обществом взглядов, мнений, стереотипов, форм и способов поведения, которая отличает данное общество (общность) от других.

В работах К. Юнга разработано ключевое понятие архетипа высшего «я» как врожденной психической предрасположенности, определяющей поведение и мышление человека и выражающейся в знаках, образах, символах. По сути архетипы сходны с инстинктами, но они детерминируют не только биологические, но и психологические, и социально-психологические формы поведения человека Анализ надсознательных явлений проясняет проблемы передачи опыта от поколения к поколению, непрерывности — дискретности сознания.

2)Неосознаваемые мотивы поведения. О существовании этого класса явлений стало известно благодаря исследованиям отсроченного постгипнотического внушения, приводящего к выполнению действия, импульс которого неизвестен самому совершившему это действие после выхода из гипнотического состояния человеку. Затем З.Фрейдом было разработано понятие бессознательного — это нереализованные влечения, которые из-за конфликта с социальными запросами общества не допускались в сознание или изгонялись, отчуждались из него с помощью такого защитного механизма психики, как вытеснение. Будучи вытесненными из сознания личности, эти влечения образуют скрытые аффективные комплексы, предрасположенности к действиям, активно воздействующие на жизнь личности и проявляющиеся в непрямых символических формах (сновидениях, юморе, оговорках и т. д.).

3)Неосознаваемые резервы органов чувств. Речь идет о воздействии на поведение подпороговых раздражителей. Такие явления были описаны еще И. Сеченовым как «шестое чувство» — что-то остановило, что-то заставило вздрогнуть. Психофизические исследования «субсенсорной зоны» позволяют говорить о подсознательном восприятии (раньше, чем происходит осознание), о «предвнимании» и т. п. Э. Эриксон показал, что человек обладает способностью распознавать появление эмоционатьно-значимых стимулов на бессознательном уровне и изменять чувствительность к ним. Таким образом мозг защищает сознание — предотвращает проникновение тревоги, беспокойства. Все анализаторы человека сохраняют, фиксируют в памяти значительно больше информации, чем отражается в сознании.

Наиболее эффективно подпороговые стимулы могут выявляться в состоянии расслабления, что широко используется в практических технологиях психологии творчества (подпороговые мысли приводят к интуитивному решению), в активных методах обучения и лечения.

Известно, что подпороговая стимуляция выполняет роль внушения. Современная реклама иногда использует приемы типа «25-го кадра», что официально запрещено в цивилизованном мире как «манипулирование сознанием» (какая-то информация подается мельком на доли секунды, а потому — не осознается, но потом возникает в сознании человека как самостоятельное решение).

4) Неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операциональные установки и стереотипы).

Они возникают в процессе решения различных задач — перцептивных, мнемических, моторных, мыслительных — и детерминируются неосознанно предвосхищаемым образом событий и способов действия, опирающимся на прошлый опыт поведения в подобных ситуациях.

Произвольность всегда предполагает контроль со стороны субъекта за своим поведением, но для этого необходимо как минимум бросить взгляд на себя со стороны, отделить «я» от «не я». Там, где нет произвольного контроля, там нет противопоставления себя миру, а тем самым нет осознания.

Воля и саморегуляция поведения человека

Произвольные, т. е. сознательные и преднамеренные, действия и поступки человека называют волевыми. Проблема воли, произвольной и волевой регуляции поведе­ния и деятельности человека давно вызывает острые споры и дискуссии.

В трудах видного российского психолога Е. П. Ильина воля определяется как «психологический механизм, позволяющий человеку сознательно управлять своим поведением».20

Функциональную структуру воли он представляет следующим образом (см. рис. 2.1).

Рис.2.1 Функциональная структура произвольного управления

Таким образом, волю можно понимать как способность человека к самодетерми­нации и саморегуляции им своего поведения и жизнедеятельности.

Наиболее отчетливо волевое регулирование проявляется в преодолении трудно­стей или препятствий. Можно выделить два вида сопротивления:

  1. внешнее (физическое или социальное);
  2. внутреннее — борьба мотивов, после которой следует выбор — решение и действие.

Человеку преодоление внешних препятствий (например, природной стихии или военного противника) часто дается легче, чем борьба с самим собой, со своими внутренними «драконами». В любом случае энергетика воли, так называемая «сила воли», есть затрата энергии на преодоление препятствий, на само воздействие — внешнее или внутреннее. Волевое регулирование — это сознательное направление умственных и физических усилий на достижение цели и на удержание от активности.

С понятием самодетерминации мы также уже встречались при анализе гуманис­тического направления в психологии, сторонники которого подчеркивают также, что каждой личности присуще желание максимальной реализации своих возможно­стей. Если личность может свободно проявлять себя, реализовать свой потенциал, то она здорова, гармонична, находится в состоянии психологического комфорта, оптимальном для развития творческих свойств (в том числе способности быстро и эффективно решать нестандартные жизненные задачи).

И не надо тратить средства на лечение и психотерапевтические мероприятия, на переобучение и трудоустройство. Разумнее позаботиться о создании условий для самореализации личности в крити­ческие периоды ее развития (учитывая кризисы внешние, социальные и внутрен­ние, психологические).

Понятие самореализации объединяет различные психологические категории. В первую очередь — это самооценка как фактор сформированности сознания лично­сти. Отношение к себе играет особую роль в поведении, так как оказывает влияние на уровень притязаний и мотивацию, постановку жизненных задач. Непосредственное же достижение этих задач, будь то профессиональное мастерство, учебная успешность, умение взаимодействовать с людьми или управлять собой, зависит как от воли человека, так и его отношения к себе и к миру или к другим людям (ценностных мировоззренческих ориентации).

Следовательно, воля — способность человека сознательно направлять свои действия или регулировать свою жизнь в соответствии с определенными задачами и ценностными ориентациями. Волевые действия связаны с осознанием ситуации и принятием решений.

Внутренним условием самореализации личности является ее самоорганизация как осознанная совокупность мотивационно-личностных свойств, согласующаяся с индивидуальными (природными) особенностями субъекта, оптимально воплощаемыми в приемах и результатах деятельности.

Выработка индивидуальных способов самоорганизации включена в длительный процесс формирования социально-психологической и творческой зрелости человека.

В чем же разница в подходах к человеку со стороны экономичес­кой и социальной теории?

Экономическая теория в моделировании экономического поведения человека на протяжении всей истории своего развития явно или косвенно всегда исходит из набора достаточно жестких предпосылок:

1. Экономический человек действует на конкурентном рынке, что предполагает его минимальную взаимосвязь с другими экономическими людьми. Человек видится как некий атомизированный индивид с независимыми предпочтениями. Он берется вне его конкретных социальных связей, как некий «средний нормальный».

2. Экономический человек рационален с точки зрения механизмов принятия решений. Он способен к постановке цели, последовательному ее достижению, расчету издержек в выборе средств такого достижения.

3. Экономический человек обладает полнотой информации о той ситуации, в которой он действует, удовлетворяя свои потребности.

4. Экономический человек эгоистичен, т. е. он стремится к максимизации своей выгоды, все его действия определяются эгоистическими мотивами.

Ключевым качеством здесь является максимизация собственной выгоды. Полнота информации, свобода выбора, количественная оценка альтернатив — рациональность — выступают здесь как условия экономического действия.

При таком подходе всякие политические факторы, социальные условия, культурные и этические нормы при современном подходе, конечно же, учитываются, но выступают не более чем в качестве внешних рамок, ограничивающих выбор «компетентных эгоистов», рациональными способами преследующих собственный экономический успех, выгоду, в том числе за счет других.

Подобное поведение находится в центре модели «экономического человека» и лежит в основе практически всех экономических теорий, начиная со взглядов родоначальников английской и французской поли­тической экономии А.Смита и Д.Рикардо и других классиков — Дж.Бентама, К.Маркса. Хотя, конечно, модель «экономического человека» не остается неизменной и претерпевает достаточно сложную эволюцию. Так, например, в трудах маржиналистов ее фокус сместился в плоскость потребительского выбора. У теоретиков предельной полезности индивид, хотя и не максимизирует ее, но столь же рационален и оптимизирует свои действия. По мнению В.Радаева, такая оптимизация — дело не простое, и «нормальный» человек начинает походить на профессора экономики.

Политику синтеза маржиналистского и социологического подхо­дов предпринял А.Маршалл. Факторам психологических предпочтений уделяется определенное внимание в концепции Дж.Кейнса — склоннос­ти людей к сбережениям, к ликвидности и т.п.

Экономическая теория в большей степени развивается по пути уточнения и ограничения допущений о рациональности поведения, введения элементов неопределенности в процессе принятия решений. Появляется ряд «уточняющих» концепций: о «рассеянном знании» Ф.Хайека, Л.Мизеса, «выделенных предпочтений» П.Самуэльсона, «ограничен­ной рациональности» Г.Саймона, «переменной рациональности» X.Лайбенстана, которые последовательно говорят о том, что:

  1. человеку не хватает информации, чтобы вести себя оптимально;
  2. человек осуществляет не оптимальный, а просто последовательный непротиворечивый выбор;
  3. ищет первый, удовлетворительный для него вариант;
  4. стремится к экономии собственных усилий (в т.ч. физиологических) и т.д.

В различных теориях — множество отступлений от базовой модели, однако они сохраняют приверженность некоему усредненному подходу к человеку. Рациональный эгоизм является непременным условием решения практически всех экономических задач — от теоретических до прикладных, от расчетов поведения индивида вплоть, что самое важное, до экономической политики.

Принцип максимизации собственной выгоды является своего рода аксиомой экономического анализа: если корзина А содержит такие же товары, что и корзина Б, но хотя бы на одну единицу товара больше, то А всегда будет предпочтительнее Б. Данное качество является настолько глубоко встроенным в экономическую теорию, что его критика может показаться бесполезной.

Тем не менее данный принцип приводит к кризису эконометрических моделей и становится объектом критики экономистами-психологами.

Насколько достоверны предпосылки экономической модели?

В какой степени человек независим в своих экономических предпочтениях:

  • во-первых, он включен в систему персональных отношений (родственных, дружеских, партнерских);

— во-вторых — в систему более общего социального порядка, выражающего этнические, религиозные, политические элементы данной культуры.

Человеческие отношения погружены в контекст культуры, при этом конкретной национальной культуры, имеющей свои нормы, кодексы поведения и, в частности, понятия о том, что «рационально», а что «нерационально».

Эгоизм, конечно, присутствовал в поведении человека, однако являлся всего лишь одним из мотивов его деятельности, причем довольно поверхностным. Можно ли, например, свести к нему отношения в семейном хозяйстве или отношения с постоянными деловыми партнерами?

«Человек, всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как он хотел, а вовсе не так, как повелевали ему разум и выгода; хотеть лее можно и против собственной выгоды, а иногда и положительно должно». (Ф.М.Достоевский)

Рационален ли человек? Опять-таки не везде и не во всем. Нерациональность возникает не только из-за природной лени или отсутствия информации. Главное в другом: существуют не менее важные формы социального действия, люди следуют обычаю и привычке, эмоциональному увлечению и чувству долга?

Например, потребительское поведение испытывает на себе сложную психологическую детерминацию. Молодой человек ущемляет свои элементарные потребности ради покупки «престижной вещи». Женщина, игнорируя содержимое кошелька, предпочтет покупку в шикарном магазине, хотя радом стоящий магазин имеет такой же товар по более низкой цене.

Даже гиперинфляция не уничтожает потребность делать сбережения. Эти и приведенные ранее примеры инвестиционного поведения в процессе ваучеризации показывают иррациональность «экономического человека».

Характерно, что иррациональные формы поведения присущи не только индивиду, но и группе, даже массам людей. Исторический пример петровских времен о распространении картофеля в России как нельзя более показателен в этом плане. Народ в силу привычки, незнания отвергал долгое время «второй хлеб», отравляясь многосемейными ягодами, зреющими сверху, а не клубнями, растущими снизу. В 1834 г., 1840-1343 гг. были картофельные бунты, когда эту культуру насаждали правительственными распоряжениями. То же происходило с «хрущевской» кукурузой, рьяно насаждавшейся, но так и не принятой.

А «кампания за КТУ», которая должна была стимулировать трудовую активность, рост производительности труда, игнорировала напрочь наш «коллективизм»: делили все так, чтобы никому не было обидно.

Но самым ярким примером, на который справедливо обращают внимание психологи, является распространенный «экономический альтруизм», наглядное проявление которого — в благотворительности, выдаче беспроцентных кредитов на длительные сроки даже при умеренной инфляции в множестве замкнутых клановых общностей и т. д.

Причем кровно-родственный альтруизм есть только лишь один из моментов «экономического альтруизма».

В принципе экономическая психология не отрицает важности своекорыстия в экономическом поведении, но отстаивает тезис, что индивидуальная выгода есть функция не одной, а как минимум двух переменных — полезности для себя и полезности для других.

Психологи обращают внимание на два момента. Во-первых, для экономистов субъект; ведущий себя нерационально, является исключением и не входит в анализ, а для психологов рациональное рассуждение есть лишь один из вариантов принятия решения, которое может приниматься на основе привычки, эмоций и т.д.

«Экономическая теория изучает, как ведет себя рациональный человек, а социология (в т.ч. экономическая социология) изучает, почему человек не ведет себя рационально, или, по выражению В.Парето, «занимается логическим исследованием нелогического поведения».(Р.Арон)

Следует отметить, что попытки синтеза данных подходов никогда не прекратятся.

Во-вторых, под рациональным следует понимать не только направленность действия, но и сам механизм принятия решения. При анализе экономического поведения необходимо учитывать психологическую инерцию и затратность принятия максимально выгодного решения. В первом случае индивид не успевает реагировать на изменение параметров экономической деятельности, в результате его модель поведения становится менее эффективной в новых условиях. Во втором случае психологические затраты, которые возникают при принятии выгодного решения, снижают его эффективность. На эти психологические закономерности обращал внимание Г.Лейбенштейн.

Что касается информации, то издержки получения достаточного ее объема и качества для последовательного рационального выбора слишком высоки, и это уже давно просчитано самими экономистами. Психологи указывают на то, что в реальной хозяйственной ситуации не существует ни абсолютной полноты информации, ни свободы выбора альтернатив.

Кроме того, если даже были предприняты затраты для принятия решения (экономические, психологические, интеллектуальные), то совершенно необязательно будет выбран максимально выгодный вариант.

На принцип максимизации разрушительное воздействие оказывают так называемый «эффект насыщения», психология коллективного действия, субъективное восприятие полезности экономического действия, что доказано рядом экспериментов и наблюдается на практике реальной жизни. Так, например, реальное экономическое поведение «нелинейно». И с ростом массы дохода не обязательно растет уровень притязаний работника, как обычно считают экономисты. Повышение заработной платы не ведет механически к повышению трудовой активности, а если это и имеет место, то лишь до определенного предела. На определенной стадии положительный стимул не вызывает ответной реакции (так называемые bliss points — точки наслаждения).Наиболее реальное изменение уровня притязаний в зависимости от роста общей величины дохода характеризуют Л-динамика (кривая с точкой перегиба вверху) и У-динамика (с пиком внизу) .

Итак, «Homo sapiens» выступает как логически стройная и по-своему мощная, но в то же время довольно абстрактная модель, которая описывает частный случай реального человеческого поведения.

Литература

1.Апенько С.Н., Мамаева В.Ю. Экономическая психология в системе социально-трудовых отношений: Учебно-методическое пособие- Омск: Омский госуниверситет, 2002.-134с.

2.Экономическая психология. Социокультурный подход./ Под ред.И.В.Андреевой — СПб.:Питер, 2000.

О В. Франкле (из книги «В плену герметического круга»)

Виктор Франкл (1905-1997) — австрийский психолог и психо­терапевт, основатель логотерапии, согласно которой движущей силой поведения человека является стремление найти и реализо­вать своими поступками жизни и поиске истины">смысл жизни — универсальные ценности бытия. Высшим смыслом является духовный, находящийся вне че­ловека и определяемый им как истинный или ложный посредством совести. Свобода воли человека неразрывно связана с его ответ­ственностью за реализацию смысла жизни, с ответственностью, необходимой даже в самых трагических ситуациях.

Созданная Франклом теория логотерапии и экзистенциаль­ного анализа представляет собой систему философских, психоло­гических и медицинских воззрений на саму сущность человека, на механизмы развития личности в норме и патологии, а также спо­собы коррекции аномалий развития, которые он успешно осуще­ствлял, помогая людям обрести смысл своего существования.

Вершинная психология Виктора Франкла, по сути, является оппозицией глубинной психологии всего неофрейдизма и юнгианства. Вектор духовной вертикали Франкла обращен вверх, к вер­шинам личностного развития (ценностям творчества, любви к другим людям и т. п.), а не внутрь человека, к его темному бессоз­нательному Это неслучайно. В. Франкл, для которого десять биб­лейских заповедей не являлись пустым звуком, для того чтобы исполнить одну из них («Чти отца своего и матерь свою»), отка­зался от эмиграции в США, остался со своими родителями в окку­пированной Вене и тем самым сознательно осуществил нравствен­ный выбор, обрекая себя на нечеловеческие страдания в фашист­ском концлагере. Опыт этих страшных лет позволил Франклу не только самому обрести смысл жизни, но и указать людям пути его реализации: «Когда мы подавляем в себе ангела, он превраща­ется в дьявола». Он подчеркивал, что борьба за доброе в человеке трудна, но она необходима и для самого человека, и для мира. (За­метим, однако, что нам точно не известна история духовной эво­люции выдающегося ученого В.Франкла, т.е. привела ли его «ду­ховная вертикаль» к спасительной встрече с Господом Иисусом Христом).

Франкл имеет библейский взгляд на мир и на Бога, Которого он воспринимает как Живого и Истинного Творца и Спасителя человечества, а не как абстракцию гностической мифологии. В труде «Бог подсознания» он решительно свидетельствует об истинности Божьего присутствия в нас: «С точки зрения психологии, отношения ребенок — отец предшествуют отношениям человек — Бог, но онтологически это не оригинал, а копия. С точки зрения онтологии, мой физический отец, который меня породил телесно, в некоторой степени — случайный представитель Другого, Который сотворил все».

Для Франкла человек — разумное, ответственное, наделенное Совестью существо, парадоксальное на всех уровнях, даже на бессознательном. Он против того, что человеческое бессознательное якобы «всесознателъно» или «божественно», и против того, что это бессознательное инстинктивно и что оно сильнее нашей свободы. В этом основная ошибка Юнга и его последователей. Они ошибочно локализовали «Бога подсознания», полагая Его источник во тьме прачеловеческого ИДа, с которым ЭГО (рассудок и подсознание) не имеет ничего общего. «Это значит, — говорит Франкл, опровергая Юнга, — религиозность нельзя отнести к коллективному бессозна­тельному, так как она заложена в самоопределении человека, осно­вана на решительном напряжении воли и сердца, то есть совокупно­го нашего существа». Последователь Юнга Бенцигер утверждал: «Мы можем говорить о религиозном инстинкте так же, как и о сексуаль­ном, и об агрессивном инстинкте». Франкл ответил на это следую­щим: «Какая же это религиозность, если она на инстинктивном уровне запрограммирована на сексуальность? Спасибо за такую религиоз­ность!» Так как аутентичная религиозность имеет характер не ин­стинкта, а решения, его характером она устанавливается, а характе­ром инстинкта падает. Религиозность может быть либо экзистенци­альной, либо никакой. Для Юнга, как и для Фрейда, бессознатель­ное — это нечто, что детерминирует (определяет) личность, а для нас подсознательная религиозность (как вообще все духовно подсозна­тельное) — нечто подспудное, которое влияет на нас, но не решает за нас и не заставляет нас.

Франкл также решительно отбросил и идею Юнга об архети­пах, которые якобы являются нашим архаическим наследием. «Надо признать, — говорит венский психиатр, — что религиозные «праобразы» существуют, но они не являются архетипами нашего культурно­го пространства. Этот мир рисунков и символов не дан нам изна­чально, мы лишь родились, окруженные им. Отсюда понятно, что эти праобразы — не архетипы, а молитвы наших отцов, обряды на­ших церквей, откровения наших пророков, образы наших святых.

Аналитическая психология человека Юнга сводится к языческому существованию примитивного религиозного сознания. Франкл на основании своего врачебного опыта и на основании библейского взгляда на мир говорит: «Аутентичная (в этом контексте — первона­чальная) религиозность не имеет никакой связи с «архаикой» (в этом смысле — примитивной) религиозности. Религиозность (которая ра­нее существовала, а потом была отвергнута) во многих людях оста­лась наивной, такой, какой она была во времена отрочества». Это подсознательная вера, которую можно назвать, в наилучшем смысле, детской. Возможно, она и детская (и в этом смысле наивная), но не примитивная и не архаичная, как ее трактует Юнг. В свете бес­пристрастного анализа здесь нет места никакой архаичной мифологии, каковая встречается в толкованиях школы Юнга; поэтому если в экзистенциальном анализе иногда и можно увидеть такое подсоз­нательное религиозное содержание, то, скорее всего, оно просто совпадает с любимыми старыми картинками из времен отрочества.

Для Франкла, человека библейского мироощущения, каждый из нас — существо, ищущее смысл. Но не любой гностический, манипулятивный «смысл», в котором мы сами себе боги, а Смысл с заглавной буквы «С» — в Боге, Который наш добрый и самый нежный Отец.

Между фрейдом и адлером

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене, где уже в ту пору на квартире доктора Фрейда собирался по средам психологический кружок — прообраз Венского психоаналитического общества. Членов кружка еще можно было пересчитать по пальцам, но в него уже входил ироничный скептик Альфред Адлер, который 6 лет спустя со скандалом покинет ряды фрейдистов, чтобы основать собственную школу. Уже было издано «Толкование сновидений», но почти половина первого тиража еще пылилась на прилавках невостребованной, а в адрес Фрейда и его последователей сыпались критические стрелы. Впрочем, к тому времени, когда Франкл достиг юношеского возраста и перед ним остро встали проблемы профессионального и личностного самоопределения, психоанализ уже оформился во влиятельное течение и получил широкое признание. Еще школьником Франкл заинтересовался идеями Фрейда, вступил с ним в личную переписку. Фрейд благоволил к юноше, по его протекции статья 19-летнего Виктора Франкла была в 1924 году опубликована в «Международном журнале психоанализа». Однако молодого человека в не меньшей мере интересовали идеи «отступника» Адлера, создавшего Вторую венскую школу психотерапии (первой по праву считалась фрейдистская).

Еще не получив законченного образования, Франкл примкнул к адлерианцам. Этот этап его научной биографии был отмечен публикацией в «Международном журнале индивидуальной психологии». Впрочем, сотрудничество длилось недолго. В 1927 году на почве очевидных разногласий с коллегами Франкл покинул Общество индивидуальной психологии. Однако эти годы не прошли бесследно. Они наложили отпечаток на все последующее творчество Франкла: практически во всех его трудах присутствуют и Фрейд, и Адлер — как явные и неявные оппоненты.

Фрейд и Адлер уже принадлежат истории, последующее развитие оставило их далеко позади… Штекель удачно определил положение дел, когда заметил, поясняя свое отношение к Фрейду, что карлик, стоящий на плечах гиганта, может видеть дальше, чем сам гигант. В конце концов, хотя индивид может восхищаться Гиппократом и Парацельсом, нет никакой необходимости, чтобы он следовал их предписаниям или методам хирургии. Психоанализ говорит о принципе удовольствия, индивидуальная психология — о стремлении к статусу. Принцип удовольствия может быть обозначен как воля к удовольствию; стремление к статусу эквивалентно воле к власти. Но где же то, что является наиболее глубоко духовным в человеке, где врожденное желание человека придать своей жизни так много смысла, как только возможно, актуализировать так много ценностей, сколь это возможно, — где то, что я назвал бы волей к смыслу? Эта воля к смыслу — наиболее человеческий феномен, так как животное не бывает озабочено смыслом своего существования. Однако психотерапия превращает эту волю к смыслу в человеческую слабость, в невротический комплекс. Терапевт, который игнорирует духовную сторону человека и, следовательно, вынужден игнорировать волю к смыслу, отрицает одно из самых ценных его достоинств.

(Здесь и далее курсивом даны цитаты из работ В. Франкла.) Пройдя Первую и Вторую венские школы психотерапии, Франкл встал на путь создания собственной — Третьей. Именно так впоследствии назовут созданное им учение. Но должны были пройти еще годы накопления опыта, годы тяжелейших жизненных испытаний, прежде чем юношеские идеи оформились в стройную концепцию.

Иммунитет против нигилизма

О своем юношеском мироощущении Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом я создал логотерапию». Термин «логотерапия» Франкл предложил еще в 20-е годы, впоследствии в качестве равноценного использовал термин «экзистенциальный анализ». «Логос» для Франкла — это не просто «слово», как это обычно понимается в отечественной традиции. (Так, основоположником отечественной психотерапии К.И. Платоновым термин «логотерапия» использовался в значении «лечение словом» — в противовес медикаментозному и хирургическому лечению, то есть как синоним психотерапии; в этом значении термин распространения не получил. В некоторых отечественных работах по коррекционной педагогике термином «логотерапия» обозначается совокупность психотерапевтических методов и приемов, направленных на преодоление речевых нарушений.) Франкл опирается на более широкое понимание греческой основы: «логос» — это «слово» не просто как вербальный акт, а как квинтэссенция идеи, смысла, то есть это и есть сам смысл. Такая трактовка проясняет многие недоразумения при толковании евангельского текста: «В начале было слово…» Получив в 1930 году степень доктора медицины, Франкл продолжил работать в области клинической психиатрии, и уже к концу 30-х годов в статьях, опубликованных им в разных медицинских журналах, можно найти формулировки всех основных идей, на основе которых впоследствии выросло здание его теории — логотерапии и экзистенциального анализа. Еще в 1928 году Франкл основал Центр консультирования молодежи в Вене и возглавлял его до 1938 года. С 1930 по 1938 год он входил в штат Нейропсихиатрической университетской клиники. В практической сфере он с 1929 года разрабатывал технику «парадоксальной интенции» — психотерапевтического инверсионного метода, ориентированного на подкрепление опасений пациента и достижение лечебного эффекта по принципу «от противного». В 1933 году им было выполнено интересное исследование «невроза безработицы», имеющее (к сожалению!) непреходящее значение, однако упоминаемое ныне редко.

«Если есть зачем…»

Присоединение Австрии к нацистскому рейху для еврейской части населения страны (а к ней принадлежал и Франкл) означало верную гибель. Незадолго до аншлюса у него была возможность эмигрировать в США, однако он ее отверг: полученное из Америки приглашение не распространялось на его родных, а Франкл считал недопустимым их бросить. (Наверное, в науке о душе различия в мировоззрении сказываются во всех сферах: Зигмунд Фрейд, уехавший в эмиграцию с женой и дочерью, не проявил никакой заботы о своих родных сестрах, и все они сгинули в концлагерях.) Фортуна дала Франклу несколько лет отсрочки. По счастливой случайности, гестаповец, оформлявший отправку Франкла в лагерь смерти, оказался его бывшим пациентом и вычеркнул его из списка. Но в 1942 году про доктора Франкла вспомнили снова. Да и как было не вспомнить про заведующего отделением Венской Ротшильдовской еврейской больницы! Печи Освенцима и Дахау требовали топлива, и Виктору Франклу предстояло стать одним из миллионов поленьев в их адском пламени. Он, однако, выжил. Здесь сошлись и случайность, и закономерность. Случайность — что он не попал ни в одну из команд, направлявшихся на смерть (направлявшихся не по какой-то конкретной причине, а просто потому, что машину смерти нужно было кем-то питать).

Закономерность — что он прошел через все это, сохранив себя, свою личность, свое «упрямство духа», как он называл способность человека не поддаваться, не ломаться под ударами, обрушивающимися на тело и душу. В концлагерях получил проверку и подтверждение его взгляд на человека, и вряд ли удастся найти хоть одну психологическую теорию личности, которая была бы в такой степени лично выстрадана и оплачена такой дорогой ценой.

Любая попытка восстановления внутренней силы узника предполагает в качестве важнейшего условия успеха отыскание некоторой цели в будущем. Слова Ницше: «Если есть Зачем жить, можно вынести почти любое Как» — могли бы стать девизом для любых психотерапевтических и психогигиенических усилий… Горе тому, кто не видел больше ни цели, ни смысла своего существования, а значит, терял всякую точку опоры. Вскоре он погибал.

Опыт этих страшных лет и смысл, извлеченный из этого опыта, Франкл описал в книге «Психолог в концлагере», вышедшей вскоре после войны. Эта книга с 1942 по 1945 год фактически «писалась» им в уме, и одним из стимулов к выживанию было стремление ее сохранить и, в конце концов, опубликовать. Хотя, как признавался автор, книгу он «писал с убеждением, что она не принесет, не может принести успех и славу», из всех его книг именно эта получила наибольшую популярность. После того как эта книга вышла в 1959 году на английском языке, она выдержала баснословное количество переизданий на десятках языков по всему миру и общий ее тираж уже перевалил за 2,5 миллиона (всего им написано 16 книг, их совокупный тираж уже не поддается подсчету; на этом фоне особенно огорчительно, в сколь узком кругу Франкл популярен в нашей стране — многие практические психологи о нем даже не слышали).

Вопрос к себе

Конец сороковых отмечен ярчайшим всплеском творческой активности Франкла. Его книги — философские, психологические, медицинские — появляются одна за другой. Среди его наиболее значительных работ (помимо названных) — «Доктор и душа», «Психотерапия и экзистенциализм», «Воля к смыслу», «Время и ответственность», «Подсознательный бог», «Психотерапия на практике». В 1946 году Франкл становится директором Венской неврологической больницы, с 1947 года начинает преподавать в Венском университете, в 1949 году получает степень доктора философии, в 1950 году возглавляет австрийское общество психотерапевтов. В 60-е годы издание его трудов на английском языке принесло ему всемирную славу, запоздало докатившуюся до наших берегов лишь к началу 90-х. Франкл дважды объехал вокруг света с лекциями о логотерапии, побывал во многих странах, в том числе и в СССР (аудитория психологов в МГУ встретила его овацией).

Он умер в глубокой старости в своей родной Вене. В нашей стране его идеи еще ждут настоящего признания. Ведь логотерапия — это не столько техника, сколько философия. В отличие от столь любимых многими манипуляторских ухваток, его концепция не содержит директивных рекомендаций и приемов. На вопрос, существуют ли таковые, Франкл любил отвечать: «Это все равно что спрашивать гроссмейстера, какой шахматный ход самый лучший». Ведь смысл своей жизни каждый человек открывает для себя сам.

Человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, но скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращен вопрос.