1. Проблема ценностей в социальных науках

Ценности — это

общепринятые убеждения относительно целей, к которым человек должен стремиться, они составляют основу нравственных принципов.

важнейшие компоненты человеческой культуры наряду с нормами и идеалами. Это свойство определенного предмета или явления удовлетворять потребности, желания, интересы индивида, группы людей, общества в целом. С помощью этого понятия характеризуется личностный смысл для отдельного человека и социально-историческое значение для общества определенных предметов и явлений действительности. (Большой толковый словарь по культурологии.. Кононенко Б.И.. 2003.)

Выделяют следующие типы аксиологических концепций по вопросу о природе ценностей: объективно — идеалистические, субъективно-идеалистические, натуралистические, трансценденталистские. социологические, диалектико-материалистические [Сластенин В.А., Чижаков Г.И.].

Объективно-идеалистические теории (неокантиантство, неотомизм, интуитивизм) трактуют ценность как потустороннюю сущность вне пространства и времени.

Субъективно-идеалистические теории (логический позитивизм, эмоти-визм, лингвистический анализ в этике, аффективно-волевая теория ценности У.Урбана, Д. Пролла, Л. Льюиса) рассматривают ценность как явление сознания, видят в ней проявление психологического настроя, субъективного отношения человека к оцениваемым им объектам.

Натуралистические теории ценности (теория интереса, эволюционная этика, этика космической теологии) понимают под ценностью выражение естественных потребностей человека или законов природы в целом.

Трансцендентализм трактует ценность как идеал, имеющий самостоятельную сферу существования, к которой человек может приобщиться (единство, истина, благо — основные трансцеденталии).

Социологические концепции утверждают относительность ценностей в зависимости от социальных общностей (М. Вебер, Э. Дюркгейм, У. Томас, Ф. Знанецкий).

Социальные ценности оказывают воздействие на поведение человека и помогают ему воздействовать на социальную среду.

Сторонники диалектического материализма рассматривают систему ценностей с позиций исторического, экономического, социального развития общества.

В аксиологии с позиций источника ценности рассматривают следующие основные типы учений о ценностях [239, с.8-9]:

2 стр., 797 слов

Ее целью является выработка и овладение навыками, способствующими личностному росту и адаптации человека в обществе.

Психологические основы психотерапии.   Соотношение различных видов психологической помощи.   Оказание психологической помощи — одна из важнейших задач клинической психологии. Психологическая помощь необходима здоровым людям (клиенты) с разнообраз­ными житейскими проблемами, находящимся в кризис­ном состоянии, а также больным (пациентам) с различ­ными психическими и соматическими ...

— аксиологический психологизм (В.Вундт, Ф.Бретано, А.Мейнонг) в качестве источника ценностей рассматривает субъективный мир человека. Ценностью является то, что значимо для человека;

— аксиологический нормативизм (М.Вебер, В.Дильтей, О.Шпенглер) рассматривает в качестве источника ценностей социокультурную жизнедеятельность множества людей. Ценности здесь — нормы, правила, оценки, принятые социокультурным большинством;

— аксиологический трансцендентализм (Г.Лотце, В.Виндельбанд, Г.Риккерт) считает источником ценностей некие взаимосвязанные идеальные сущности, ориентирующие людей на достижение высших целей;

— аксиологический онтологизм (Н.Гартман, М.Шелер, М.Хайдеггер) считает в качестве источника ценности сверхчувственную и сверхрациональную интуицию, с помощью которой бытие познается как ценность.

В целом можно выделить два подхода к пониманию ценностей

А. Ценности как элементы смысловой сферы человека.

Данный подход является общим методологическим основанием для многих отечественных и зарубежных концепций ценностей

Большинство авторов связывают понятия ценности и смысла. В концепции М. М. Бахтина понятие культурной ценности соотносится с понятием «культурные смыслы». Ценности, по определению П. А. Сорокина, — это смысл, который вкладывают люди в одни и те же материальные предметы или духовные явления. Он выделил четыре универсальные ценности: знание; любовь и воля к производительному труду; семья; религиозное отношение к жизни. Осмысленность ценностей, по словам В. Франкла, придает им объективный универсальный характер. Он понимал под ценностями личности «универсалии смысла», т. е. смыслы, присущие большинству членов сообщества, всему человечеству на протяжении его исторического развития. Человек обретает смысл жизни, переживая определенные ценности { Франкл, 1990, Карпушина Л.В.}.

В частности, Г.Олпорт рассматривал ценности как смысловые образования. Он считал, что все стремления человека найти порядок и смысл в жизни определяются ценностями. Ученый также полагал, что созревание личности — это непрерывный, продолжающийся всю жизнь процесс становления [278]. Поведение зрелых субъектов функционально автономно и мотивировано осознанными процессами. Г.Олпорт заключал, что психологически зрелый человек характеризуется устойчивостью определенных черт.

3 стр., 1112 слов

С точки зрения социологии, личностью является каждый человек, так как показывает индивидуальность проявления в нем социальных качеств.

... . 8. Ценностная ориентация – совокупность социальных ценностей, выступающих в качестве целей в жизни основных средств их достижения и приобретающих функцию регуляторов социального поведения человека. 9 ... систему, включающую в себя множество переменных, основной из которых является личность. Человек как автор социального действия и взаимодействия выступает непосредственным объектом социологического ...

Главной отличительной чертой теории личности Г.Олпорта является положение о том, что ценности представляют собой существенную часть личности. Однако следует заметить, что в характеристиках самих ценностей автор использует разные понятия: привлекательность, социальная установка, заинтересованность. Все эти понятия очень близки к понятию ценность, но имеют и свои содержательные особенности.

Б. Ценностей личности как убеждения.

Довольно часто встречается в трудах советских и современных российских ученых. Большинство исследований ценностей личности в отечественной психологии основываются на концепции М. Рокича: авторы используют как теоретическую основу, так и методику эмпирического исследования.

М. Рокич определяет ценности как «устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения, либо конечная цель существования» [цит. по 21, с. 126]. По его мнению, ценности личности характеризуются следующими признаками:

• истоки ценностей прослеживаются в культуре, обществе и личности;

• влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения;

• общее число ценностей, являющихся достоянием человека, сравнительно невелико;

• все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в различной степени;

• ценности организованы в системы [285].

Понятие ценностные ориентации

В психологии ценности рассматриваются с помощью понятие «ценностные ориентации» было введено в послевоенной социальной психологии как аналог философского понятия ценностей, однако четкое концептуальное разграничение между понятиями «ценности» и «ценностные ориентации» до сих пор отсутствует. В отечественной социальной психологии личности понятие «ценностная ориентация» практически тождественно понятию личностной ценности и используется обычно при соотнесении ценностей к мотивационно-потребностной сфере, тогда как «личностные ценности» рассматриваются в большей степени при отнесении их к смысловой сфере личности [21]. Характер системы ценностных ориентации определяется одновременно индивидуальным и социальным опытом, что находит в дальнейшем свое отражение в их двойном функциональном значении: 1) ценностные ориентации являются основой формирования и сохранения в сознании людей установок, которые помогают индивиду занять определенную позицию, становясь частью сознания; 2) ценностные ориентации выступают в преобразованном виде в качестве мотивов деятельности и поведения, поскольку ориентация человека в мире и стремление к достижению целей связаны с ценностями личности, усвоенными в ходе социализации и ставшими неотъемлемой частью ее личносгной структуры [268].

5 стр., 2001 слов

Ценностная ориентация. Ценностные ориентации студентов. Их влияние на выбор профориентации

... авторов рассматривают формирование ценностных ориентаций как процесс интеграции моральных норм и ценностей общества во внутренний план личности. Рассматривая проблему влияния ценностных ориентаций личности на профессиональное ... 15, C.22]. Это определение наиболее полно отражает содержание функции и значение ценностных ориентаций личности, в жизни человека. Интересным является и определение, данное ...

На современном этапе разработки проблемы сложилось пять основных точек зрения на определение понятия «ценностные ориентации»:

1) отношение личности к: а) жизненным ценностям; б) объектам окружающей действительности;

2) стремление, интерес личности к жизненным ценностям;

3) направленность личности на ценности;

4) представление личности о жизненных ценностях;

5) установка личности на жизненные ценности [81].

Функции ценностей

Ценностные ориентации, по мнению А.И.Донцова, направляют и корректируют процесс целеполагания человека. Система ценностных ориентации определяет жизненную перспективу, «вектор» развития личности, являясь важнейшим внутренним его источником и механизмом [цит. по 277, с.25].

Журавлева Н.А. указывается наличие таких функций ценностей как: 1) ориентационная функция, 2) мотивационная, 3) функция целеполагания, 4) оценочная функция, 5) интеграционная функция, 6) нормативная, 7) социокультурная [81].

Ценностные ориентации, по мнению автора, проявляют свою ориентационную функцию в том, что помогают человеку ориентироваться в социальном пространстве: помогают определить плохое или хорошее, существенное и несущественное и т.д.

3 стр., 1431 слов

Смысложизненные ориентации и эмоциональный интеллект в структуре личности социального работника

  В.А. Бордовский Аспирант кафедры управления персоналом и организационной психологии Кубанского государственного университета Статья посвящена выявлению смысложизненных ориентаций и их взаимосвязей с эмоциональным интеллектом — содержательным компонентом аттракции в психическом образовании «значимый другой» в структуре личности социального работника. Показано, что для социальных работников ...

Мотивационная функция ценностных ориентации связана с поведением человека, с регулированием поступков, с фиксированием интересов на наиболее важных видах деятельности.

Ценности способствуют фиксированию перспективы деятельности благодаря своей функции целеполагания.

Ценность в соответствии с данной концепцией является критерием или стандартом для выбора личностью, группой, общностью определенного предмета или отношения из имеющихся в данных общественных условиях альтернатив, то есть выполняют оценочную функцию.

Консолидация людей происходит также благодаря ценностям. Совпадение ценностей обеспечивает сплоченность группе. Совместно разделяемые функции лежат в основе организационной культуры предприятия (интеграционная функция ценностей).

Нормативная функция ценностей, наряду с социальными нормами позволяет человеку интериоризировать основные социальные ценности и руководствоваться ими в своем поведении.

И, наконец, социокультурная функция ценностей заключается в том влиянии, которое оказывают ценности на различные стороны социокультурной жизни (науку, искусство и т.д.).

Ценности и культура

На определение структуры ценностей большое влияние оказывает то, какого культурологического подхода придерживается автор — культурного универсализма или релятивизма. Универсализм настаивает на существовании общечеловеческих ценностей, т. е. тех ценностей, которые присущи любому человеку вне зависимости от его культурной и социальной принадлежности. Релятивизм говорит об относительности системы ценностей, о том, что система ценностей—это чисто социокультурное, а не общечеловеческое образование. Г. Триандис выделяет «эмические» и «этические» ценности («эмик»- и «этик»-подходы).

Эмические ценности носят конкретный социокультурный характер. Этические — представляют собой универсальные метаценности, присущие любому типу и стадии развития культуры.

Другой методологической основой в исследовании ценностей, в основном в культурологическом аспекте, является концепция Ш.Шварца и У.Билски, которые дают аналогичное М.Рокичу концептуальное определение ценностей и их формальные признаки:

8 стр., 3763 слов

Ценности и идеалы профессиональной социальной работы

... философских ценностей социальной работы отражает ценностный спектр профессионального взаимодействия социального работника и клиента. 3. Уровни ценностей Мегауровень Мегауровень ценностей социальной работы предусматривает изучение ... правила и профессиональные ценности. Социальная работа направлена на оказание помощи, поддержки, защиты всех людей, особенно «слабых» социальных групп, испытывающих ...

• ценности — это понятия или убеждения;

• ценности имеют отношение к желательным конечным состояниям или поведению;

• ценности имеют надситуативный характер;

• ценности управляют выбором или оценкой поведения и событий; ценности упорядочены по относительной важности [289].

Они выдвинули гипотезу о наличии ограниченного числа «универсальных мотивационных типов» — «доменов», различающихся между собой типом цели, или доминирующей ценностью. Каждому домену соответствует та или иная ведущая терминальная ценность (по: Яницкий, 2000).

С.Шварц провел кросс-культурное исследование 66 ценностей как «руководящих принципов жизни» в 20 странах мира и с помощью статистики выделил 10 наиболее универсальных доменов ценностей: 1) самостоятельность; 2) стимуляция; 3) гедонизм; 4) достижения; 5) власть; 6) безопасность; 7) конформизм; 8) традиции; 9) щедрость; 10) универсализм. Он исходил из идеи о том, что основные человеческие ценности свойственны всем культурам, так как они связаны с универсальными человеческими потребностями как осознанные цели. По его мнению, культурные варианты решения этих проблем располагаются вдоль полярных осей: 1) консерватизм — автономия; 2) иерархия — равноправие; 3) гармония — мастерство (по: Лебедева, 2000).

Согласно мнению западных ученых, ценности равноправия и автономности важны для поддержания демократии, поскольку являются ценностной и моральной базой социальной ответственности. Ценностной основой свободного предпринимательства являются ценности мастерства и автономности {Почебут, 2005}. Соответственно приоритет ценностей автономности, равноправия и мастерства свойствен современному западному обществу с развитыми рыночными отношениями (по: Лебедева, 2000).

Доминирование ценностей консерватизма, иерархии и гармонии присуще традиционным обществам коллективистического типа. Когда в 1992 г. С.Шварц проводил небольшое исследование в Санкт-Петербурге, он выявил, что Россия по таким осям ценностей, как «равноправие», «мастерство» и «интеллектуальная и аффективная стимуляция», занимает последнее место в ряду стран Западной и Восточной Европы. По осям ценностей «консерватизм», «иерархия» и «гармония» — первое. В начале 1990-х годов население России представляло собой традиционную коллективистическую общность, не готовую с точки зрения ее ценностей к переходу на рыночные отношения [Там же].

3 стр., 1284 слов

детское телевидение как государственное социальное обязательное перед обществом

... - детское телевидение и телепередачи. Цель данной работы - рассмотреть процесс создания детского телевидениякак государственное социальное обязательство перед обществом. Задачи, которые необходимо решить в рамках ... об образовательной роли телевидения, которое может многое привнести в формирование ценностей и интеллектуального уровня детей, как это происходит в практике ряда ...

Эти десять типов располагаются на двух биполярных осях: открытость к изменениям — консерватизм, акцент на себе — акцент на других. Эта классификация также отражает социальный характер ценностей, а также как и многие предыдущие классификации показывает сложную взаимосвязь между ценностями в структуре личности. Данная классификация была предложена для выделения универсальных для всех народов ценностей и определения степени сходства и различия в ценностных структурах личностей разных народов в социально конкретных обстоятельствах. Социально — конкретные обстоятельства обусловлены множеством факторов, среди которых основным будет являться та социально-экономическая ситуация, в которой существует общество в данное время. Именно она оказывает сильнейшее воздействие на группы и личность, причем группа в данной ситуации транслирует ценности общества на личность, как указывают некоторые исследователи. Автор настаивает, что ценности индивидуального являются универсальными для всех людей и во всех культурах. Различия могут проявляться в уровне выраженности той или иной ценности.

Ценности и развитие общества (Дальше см. инглхарт)

Проблема профессиональных Ценностей в социальной работе

В профессиональном контексте философия предстает как сис­тема убеждений и отношений, идеалов, стремлений и целей, ценностей и норм, нравственных правил поведения или прин­ципов. Она позволяет понять смысл и придать реальность су­ществования миру и человеческой субъективности, истории и развитию. Этот смысл проявляется в виде идей, разумных объяснений, которые сами по себе становятся предметом обоснования. Философия — это также вопрос ценностей и су­ждений об этих ценностях, поиск оснований для действия и осознанного выбора мировоззрения.

Каждая профессия характеризуется с подобной точки зре­ния системой убеждений и коллективного знания, при помощи которого эти убеждения становятся профессиональными принципами. В американской традиции такую систему при­нято называть философией профессии. Философию социаль­ной работы образует совокупность логических схем анализа социальной практики, убеждений и идеалов, задающих от­правные точки профессиональной деятельности. В отличие от традиционных подходов к методологической рефлексии в науке, философия в этом смысле предстает как более широкое понятие, поскольку включает не только модели и нормы по­строения профессионального знания, описания и оценки ре­альности, но также и систему нравственно-оценочных сужде­ний. Эти суждения становятся профессиональными нормами, этическими принципами и ценностями. Профессиональная философия лежит в самой сердцевине профессии и является неотъемлемой частью ее субкультуры.

В этом контексте социальные проблемы должны рассмат­риваться как проблемы выбора нравственных критериев оцен­ки социальных фактов: отклонения, аморальные по­ступки, противозаконные и деструктивные действия, так же как и доб­родетель, зависят от точки отсчета, определяемой со­циумом. Социальное функционирование и социальная дея­тельность — это механизм адаптации к ценностным требова­ниям внутри системы социальных отношений. Ч. Франкель утверждает, что сама идея благосостояния не может быть цен­ностно нейтраль­ной и неизбежно построена на нравственном выборе и «…суждениях, касающихся одобряемых целей чело­веческой жизни: даже самая локальная концепция благосос­тояния несет на себе отпечаток ценностей» [268]. В общем это становится очевидным даже на уровне дефиниций термина «социальное благосостояние», которое рассматривается через призму орга­низации усилий общества с целью обеспечить ми­нимальные жизненные стандарты, содействовать всеобщему благосостоя­нию и способствовать удовлетворению потребно­стей людей, связанных с их социальным функционированием и социаль­ными отношениями [247].

Необходимо также отметить, что процесс оказания по­мощи, по признанию большинства исследователей и практи­ков, почти всегда призван помочь клиентам сделать этический выбор и принять ценностные решения, сформировать свою нравственную волю и целостность. Например, в сфере реаби­литационной работы с заключенными социальные работники помогают преступникам и правонарушителям стать лично­стью, признающей и выполняющей нормы общества [268]. Несмотря на то, что социальный работник может утверждать, что он не навязывает своих ценностей клиентам, беседа с кли­ентом в социальной работе полна нормативных и предписы­вающих утверждений, моральных суждений, которые должны помогать клиентам в выборе правильного поведения и реше­ния их проблем. Как отмечает П. Тэйлор, «…правильно это или нет, но социальные работники невольно внушают клиен­там, что нуклеарная семья должна быть независимой от рас­ширенной семьи, что семейная жизнь должна быть более цен­трирована на детях, чем на родителях, и т.д.» [430]. Поэтому общение социальных работников с клиентами — это в значи­тельной степени «этический дискурс», диалог о дóлжном, возможном и желательном.

Признание ценностной сущности социального обеспече­ния и усилий по оказанию помощи привело к расширению осознания и концептуальному прояснению, большей ясности и честности в понимании того, что же действительно происхо­дит в процессе организации социальной помощи и социаль­ного вмешательства. Но это же сделало явными серьезные противоречия и конфликты в системе нравственных и этиче­ских установок, которые социальные работники вынуждены разрешать в повседневной работе.

Эволюция ценностей социальной работы

Можно выделить три этапа формирования ценностных представлений о ценностных основаниях социальной работы: 1. конфессиональный; 2. первичной профессионализации (ценностно-нейтральный); 3. рефлексивный (самоопределение в системе профессиональных ценностей)

1. Предыстория возникновения социальной работы как профессиональной практики связана с благотворительным движение и деятельностью филантропических организаций. Эти организации традиционно были связаны с церковью. Практически вся филантропическая деятельность направлялась стремлением к реализации духовных заповедей основных религиозных конфессий и конгрегаций. Двольно часто благотворительность была формой миссионерской деятельности, когда вместе с помощью, .нуждающихся стремились приобщить к ценностям религиозного мировоззрения.

Первые социальные работники, занимавшиеся благотвори­тельностью на начальных этапах становления профессии, бы­ли склонны возлагать вину за бедность и нищету на де­фекты нравственного сознания (например, лень), присущие бедным, и полагали, таким образом, что они нуждаются, в первую оче­редь, в моральном перевоспитании. Но работая с бедными на постоянной основе, сотрудники благотворитель­ных объедине­ний постепенно обретали идентичность новой профессио­нальной группы, сохраняя тесную связь с христиан­скими убе­ждениями и традициями моральной проповеди.

2. В первой половине 20 века, когда начинается формирование научных основ профессии, проблемы ценностной регуляции социальной помощи находились на пе­риферии профессиональной рефлексии [233; 252; 270]. Иде­аль­ной моделью построения профессиональной практики для со­циальных работников оставалась классическая рациональ­ность научного познания, свободная от ценностных диспози­ций. Со­циальные работники были убеждены, что опираются на систему самоочевидно истинных ценностей и могут оста­ваться этически нейтральными, соблюдая объективность про­фессиональной по­зиции в работе с клиентами. Кроме того, со­циальные работники под влиянием успехов поведенческих на­ук в США, которые, как казалось, сумели поставить науки о чело­веке на прочный естественнонаучный фундамент, стре­мились руководствоваться оценочными критериями, доступ­ными коли­чественной верифи­кации, и избегать неопределен­ности субъек­тивных мнений и морально-этических дилемм. Неясной остава­лась и сущность профессиональных фактов и ценностей и, сле­довательно, при­рода социальной практики и возможность ее познания как тако­вой. Это препятствовало развитию профес­сионально-этической рефлексии и методоло­гии познания в со­циальной работе и тем самым построению эффективной, жиз­неспособной теории и практики социальной помощи.

Частично такое стремление к построению безоценочной в морально-этическом плане практики, ориентированной на идеалы научности, было своего рода реакцией на патерналист­ский морализм, характерный для пионеров социальной работы и филантропов из обществ благотворительности.

3. Во второй половине XX века, профес­сиональная система ценностных ориентаций и этических принципов деятельности социальных работников стала пред­метом широкого обсуждения в профессиональном сообще­стве. Эта дискуссия показала, что любая модель социальной работы, включающая в себя реальную практику социальной помощи и консультирования, обязана сознательно определить свою ценностную позицию в контексте всех основных обще­человеческих и конкретно исторических ценностей — добра, пользы, свободы, ответственности и т. д. Причем речь должна идти даже не столько о человеческой позиции социального работника и не о ценностной рефлексии уже сделанного, сколько о том, что ценностная установка должна стать имма­нентной самому процессу социальной помощи.

Современные подходы к пониманию ценностей социальной работы

Как отмечают ряд исследователей, возникновение соци­аль­ной работы обозначило фундаментальную смену идеоло­гической парадигмы, произошедшую в общественном созна­нии в США в XIX—XX вв., — религиозное служение Богу сменилось секуля­ризированным служением человеку. Соци­альная работа стала своего рода гуманизмом в действии. Со­циальной работе было предназначено гуманизировать урбани­зированное, техно­логиче­ское массовое общество и его инсти­туты [331].

Сама идея социальной работы символизировала собой компромисс между индивидуалистическими и обществен­ными ценностными ориентациями, выражающимися в дихо­томии эгоцентризма и альтруизма, конкуренции и сотрудниче­ства, принципа опоры только на себя и принципа взаимопо­мощи, индивидуальной свободы и социального контроля.

Это нашло свое отражение в дуалистичности профессио­нальных ценностей социальной работы. Посредническая мис­сия социальной работы сделала неуместным однополярный этический ригоризм «или-или». Поэтому система профессио­нальных ценностных ориентаций начала строиться по прин­ципу «и то — и то» [209]. Такой подход учитывает взаимоза­висимость и взаимообусловленность благосостояния личности и общества, свободы и ответственности, прав и обязанностей. Здесь взаимосвязаны ценности самореализации личности, коллектива и общества. Личностная автономия рассматрива­ется как необходимое условие социальной включенности и от­ветственности. Как отмечает Г. Хамильтон, такой «общест­венный индивидуализм» можно считать основой профессио­нальных ориентаций социальных работников [295, p. 44].

Подобное положение дел заставляет социального работ­ника в каждом конкретном случае искать баланс, меру взаим­ной непротиворечивости между личным и социальным, иде­альным и реальным, дóлжным, возможным и желательным. Социальная работа в этом понимании становится инструмен­том демократического общества в том смысле, что она стре­мится согласовать и примирить часто противоречивые инте­ресы государства, общества, социальных групп и личности.

Одним из факторов обращения социальных работников в США к методологии социального познания в 50-х годах XX в. был сформировавшийся запрос на концептуальную опреде­лен­ность и ясность в отношении основных категорий соци­альной работы, однозначность критериев достоверности и различий в оценке фактов, теорий, ценностей и норм социаль­ной работы. Ценности репрезентируют образы мира, каким он должен быть, а также способы действий людей в нем. Следо­вательно, ценности передают отношение к желаемым целям и конечным состояниям, которые, как полагают, в идеале опре­деляют удовлетворение ос­новных человеческих потребностей и работают на коллективное или личное благо [409, c. 65]. Эти потребности связаны со стрем­лением индивидов и групп к выживанию и самосохранению, по­лучению признания, безо­пасности, сохранению индивидуально­сти и личной идентич­ности, принадлежности, чувства собствен­ного достоинства, самоуважения, материального достатка, дос­тижению успеха и самореализации. Неотъемлемые ценности собственного дос­тоинства и уважения личности связаны с по­требностью в са­моуважении, уникальность личности — с по­требностью в обо­соблении, материальный достаток и гарантии дохода — с по­требностью в выживании, конфиденциальность — с потребно­стью в уединении, сочувствие и переживание — с по­требно­стью в принадлежности и любви и т. д.

По мнению Д. Ли, во всех или почти во всех обществах всё, что рассматривается как «хорошее» и «дóлжное», соци­ально по природе. Личность развивается и проходит становле­ние через расширение социальной связнности, соучастия и обмена с социальным окружением. Любовь, уважение к себе и признание ценности собственной личности означает уважение и признание ценности другого [325].

Ценностные ориентации имеют важнейшее значение для функционирования индивидуума и общества. Ценности — это способы отношения к миру и к людям. Следовательно, они пред­ставляют связь между оценивающим и оцениваемым объ­ектом.

М. Памфри предложил провести определенную дифферен­циацию между разными уровнями системы ценностей чело­века и определить их соответствие установкам социальной ра­боты [382].

Первый уровень — это уровень таких предельных и абст­рактных ценностей, как демократия, правосудие, равноправие, свобода, мир, социальный прогресс, самодетерминация, само­реализация. Очевидно, что социальные работники разделяют веру в достоинство, потенциал и способность к самосовер­шенствованию индивидуума и общества.

Второй уровень — средний. Это уровень промежуточных ценностей: успех в жизни, хорошая семья, коллектив, способ­ствующий личностному и профессиональному росту и разви­тию, хорошее сообщество и территория проживания.

Третий уровень состоит из инструментальных, или опера­циональных, ценностей, которые относятся к поведенческим характеристикам хорошей социальной организации, хорошего государственного управления, хорошего профессионала. Хо­роший профессионал, например, отличается надежностью, че­стностью, самодисциплиной.

Таким образом, ценностная система координат в социаль­ной работе становится краеугольным камнем в построении любой осмысленной практики. Только в такой системе соци­альные факты обретают смысл, и только так социальные дей­ствия оформляются в целенаправленную деятельность. Соци­альный работник не может занимать позицию внешнего на­блюдателя, руководствуясь классическими принципами науч­ной объективности. Он всегда включен в ситуацию взаимо­действия. Эффективность социальной работы зависит именно от степени взаимной включенности работника и клиента в процесс совместного целеполагания и целедостижения. Клю­чевые для социальной работы понятия и категории — напри­мер, социальное благосостояние, социальное функционирова­ние — несут в себе ценностно-нормативный подтекст и подра­зумевают жизнедеятельность в обществе по его нормам и в соответствии с его ценностями. Нарушение социального функционирования можно рассматривать как нарушение ис­ключительно с точки зрения существующей иерархии общест­венных ценностей. Улучшение социального функционирова­ния — это развитие того, что соответствует социальной норме.

Важнейшей характеристикой социальной работы является ее гуманистическая направленность. Приоритет здесь имеют цен­ности уважения личности, ее автономии и личного досто­инства, вера в возможность самореализации личности, непре­рывность развития, целостность и осознанность человеческого опыта. Но это совсем не исключает, а даже предполагает со­циальную от­ветственность, социальную справедливость и ра­венство. В осно­ве этических принципов социальной работы лежит идея взаимо­помощи как условия полноценного сущест­вования общества. Гуманистическая направленность предпо­лагает утверждение права личности на свободное волеизъяв­ление и нравственный эк­зистенциальный выбор жизненного пути.

Этические принципы социальной работы определяются ба­зо­выми ценностями демократического общества, важ­нейшие из которых, как отмечают У. Фридлендер и Р. Эпт, это [270, с. 531]:

1. Твердая вера в ценность, достоинство и творческие воз­можности каждого индивида.

2. Вера в несомненное право человека иметь собственное мнение и убеждения, свободно их выражать и воплощать в жизнь в той степени, в которой это не ущемляет прав других людей.

3. Неотъемлемое и неотчуждаемое право каждого человека делать свой выбор и действовать на его основе в рамках меняю­щегося и развивающегося, но при этом стабильного обще­ства.

Взаимодействий ценностных систем социального работника и клиента

Нормативно-ценностная природа социальной работы про­является, например, в том, каким образом клиенты принимают систему профессиональных ценностных ориентаций социаль­ного работника. Социальный работник, работая с клиентом, неизбежно транслирует ему свои ценностные предпосылки и ориентации, свое понимание проблем и даже профессиональ­ный язык. По сути, социальный работник предлагает человеку осознать себя, свое психологическое пространство с точки зрения мотивационных процессов (в том числе и неосознавае­мых), эмоциональных проблем, а также таких понятий, как вина, тревожность, конфликт. В свою очередь он должен су­меть увидеть и принять базовые ценности клиента, его куль­туры и субкультуры, уметь вести диалог с клиентом в терми­нах его культурного окружения. Поэтому особую важность в социальной работе имеет процесс взаимовлияния ценностных систем социального работника и клиента.

Имманентная морально-этическая природа процесса по­мощи проявляется в том, как клиент побуждается к при­ня­тию идеологической системы социальной ра­боты, определяющей, как его проблема может быть интерпре­тиро­вана и разрешена с точки зрения социальных и профессиональных норм. Это может быть сделано (или не сде­лано) в такой форме, которая фактически навяжет клиенту те ценности, из которых исходит социальный работник. Постановка индивида или груп­пы на пози­цию клиента означает начало нормированного взаимо­действия с социальным работником, в ходе которого проситель стано­вится клиентом. По сути, это предполагает, что клиент включа­ется в контекст ценностей, суждений, до­пущений, тео­ретиче­ских представлений и в некоторых слу­чаях, профессио­нального языка социальной работы. Возможно также такое раз­витие со­бытий, когда клиент скорее обраща­ется в новую веру, чем включается в открытое договорное и осознанное общение. Но здесь надо иметь в виду, что разли­чия взглядов и точек зре­ния социального работника и клиента могут оказаться слишком значительными и потребовать слиш­ком большую плату за при­нятие нового образа себя и мира. В этом случае процесс работы обречен на провал [409, c. 84—85].

С точки зрения взаимодействия ценностных систем инте­ресны наблюдения, сделанные С. Халлеком относительно взаи­модействия социальных работников с подростками. С его точки зрения, многие случаи бунтарства подростков можно соотнести с тем фактом, что именно в этот период жизни они начинают осознавать, что значимые в их жизни взрослые по­стоянно лгут. Это особенно касается подростков в специаль­ных учреждениях, таких, например, как интернаты, исправи­тельные учреждения и т. д. Работая с проблемными подрост­ками, социальный работ­ник должен постоянно иметь в виду один вопрос: возможно ли передать убеждения, ценности или нравственные установки подросткам, если сам не до конца в них веришь? Очень часто взрослые (и социальные работники в том числе) пытаются транслировать ценности и убеждения, которые сами не разде­ляют. Такая ложь иногда рефлексиру­ется, но чаще даже не осознается профессионалами, работаю­щими с подростками. C. Халлек выделяет наиболее часто встречающиеся виды профес­сиональной лжи социальных ра­ботников [292].

1. Ложь особой нравственности взрослых. Взрослые обла­дают более высокими морально-нравственными качествами, так как не делают предосудительных вещей или, по крайней мере, не демонстрируют свои пороки. На самом деле, взрос­лые просто более умело скрывают свои негативные качества.

2. Ложь о необходимости принять помощь от профессио­нала, поскольку «…мы это делаем для твоего же блага. Мы просто хо­тим тебе помочь». Социальный работник не должен притворять­ся, что действует только на основе симпатии и чув­ства долга. Он всегда представляет определенный социальный заказ, который чаще всего в отношении подростка подразуме­вает необходи­мость сделать его поведение социально прием­лемым.

3. Ложь конфиденциальности. «Расскажи мне, что случи­лось, это останется между нами». Социальный работник не имеет право скрывать значимую информацию от людей и ор­ганизаций, вовлеченных в процесс работы. Профессионально честным будет прямо сказать подростку о том, кто кроме со­циального работника сможет получить доступ к материалам и информации, полученной в ходе работы и общения с ним.

4. Ложь вознаграждения за конформность. «Сделай, это в твоих же интересах. Тебе станет проще жить». То что требуют от подростка, часто отвечает интересам общества, но может противоречить его личностным потребностям и запросам.

5. Ложь отказа от ограничений. «Ты сможешь все, если за­хочешь». Многие подростки могут иметь ограниченный по­тенциал. Убеждая их, что все возможно, социальный работник может подтолкнуть их к постановке заведомо не реалистич­ных целей и амбиций.

6. «Доверься мне, и все будет хорошо. Я буду всегда тебе помогать». Подросток должен знать и понимать, что контакт с социальным работником ограничен рамками профессиональ­ных функций. Социальный работник не может стать другом и предложить подлинную эмоциональную близость.

7. «Мне нравишься ты, но не твое поведение». Это базовый принцип гуманистического подхода в воспитании, суть кото­рого заключается в том, что оценивать в категориях «нравится — не нравится» можно только поведение, но не личность — она всегда вне-ценна и не может быть предметом оценочных суждений. Ребенок и подросток должен чувствовать безуслов­ное принятие со стороны взрослых. Но реальность такова, что, работая с подростками, трудно не испытывать в определенных ситуациях гнев, раздражение, обиду и злость. В этих ситуа­циях социальный работник, считая, то испытывать такие эмо­ции по отношению к подростку есть признак профессиональ­ной не­компетентности, несоответствия высоким гуманистиче­ским идеалам профессии, может стремиться подавить или не­осоз­нанно рационализировать их и переносить свои чувства на дру­гие объекты (например, родителей подростка).

Профессио­нально честным в этой ситуации будет дать понять подростку валентность, знак своих эмоций, в пределах возможностей про­фессиональной этики и отрефлексировать их. Гнев тоже может быть частью терапевтической и педагогической ситуа­ции и по­водом для интенсификации и углубления взаимодей­ствия.

Социальные работники предлагают людям помощь в связи со сложными нравственными вопросами и затруднениями, пе­реплетенными с социально-экономическими реалиями их жизни и деятельности в обществе. Они выступают транслято­рами норм, но одновременно и их реформаторами, расширяя границы общест­венной толерантности в отношении тех, кто не вписывается в стандарты поведения и тем, кто просто «иной». Но сами они постоянно выносят ценностные суждения, оценивают поведе­ние и социальные ситуации в соответствии с правилами и нормами, установленными социумом. Их диагностические вы­воды часто звучат как этические суждения, оценивающие личность, поведение, отношения. Очевидно, социальных ра­ботников нужно учить делать такие суждения эксплицитно и брать за это ответственность.

Социальный работник такой же человек, как и его кли­енты, поэтому он также может быть субъективным в своих от­ноше­ниях и оценках. Ранее мы говорили, что социальные ра­бот­ники должны уметь справляться со многими неизбежными роле­выми кон­фликтами. Многие из этих ролевых конфликтов мо­гут быть интерпретированы как ценностные диллемы и проти­воречия.

Одним из центральных противоречий такого рода для со­циального работника является необходимость одновременно быть инстру­ментом социального контроля и социального изменения. Социальный контроль направлен на сохранение существующего социального порядка, соблюдение законов, норм, правил общежития, регламентирующих поведение чело­века в социуме. Социальный контроль может принимать фор­мы принуждения или даже юридического преследования лиц, нарушающих права других людей. Социальные измене­ния есть функция социальных систем, связанная с реорганиза­цией существующей структуры. Социальные изменения рас­сматри­ваются как механизм реформирования социальных ин­ститутов с целью сделать их более адекватным потребностям людей и общества в целом. Поэтому социальный работник в реальной практике может сталкиваться с ситуациями, в кото­рых он как представитель социальной структуры должен кон­тролировать соблюдение какой-либо нормы клиентом (напри­мер, распо­рядка в закрытом учреждении интернатного типа для детей с поведенческими проблемами), понимая что ре­ально их про­блемы может решить только модификация всей системы.

Другой центральный ценностный конфликт представляет давняя дилемма в области социального обеспечения. Социаль­ным работникам необходимо связать воедино многие, часто противоречивые, требования, возложенные на него профес­сией. И здесь социальный работник часто сталкивается с трудно разрешимыми противоречиями между интересами личности и общества. Социальным работникам приходится искать баланс между поощрением самореализации и самоде­терминации и ограничением свободы личности в контексте личностной и социальной ответственности; между терпимо­стью, и даже снисходительностью, и принуждением; между формальным долгом перед бюрократической системой и по­требностью клиента в той или иной помощи; между правами детей и родителей, мужа и жены. Одна из старых дилемм, стоящих перед социальной работой, — как облегчить тяготы социально депривированных групп населения, но при этом из­бежать социального иждивенчества, оказывать помощь, не за­бывая принципов опоры на самого себя, базовых для общест­венной этики США. Как отмечается, здесь существует опас­ность разрушительных для процесса социальной работы не­обоснованных и часто утопических обещаний, которые имеют следствием хроническую деморализующую зависимость от государственных субсидий [371].