Л.С.Выготский и его «психология искусства»

Метод Выготского можно назвать формально-психологическим методом анализа и интерпретации текста.

Его сущность сводится к следующему:

1.Структуру литературного произведения Выготский рассматривает в полном соответствии с теорией формальной школы.

2. При этом выделенные на основе формального метода приемы и структурные элементы произведения он трактует в психологическом плане: обнаруживает за этими приемами глубокое психологическое содержание. Тем самым он нарушает один из основополагающих положений формального метола, а именно полное, абсолютное исключение из литературы какой бы то ни было психологии, будь то психология автора или психология героев.

Как оценивать эту особенность литературоведческого метода Выготского?

— Можно оценить ее как недопустимый эклектизм; совмещение двух несовместимых методологий и теорий. С точки зрения формалистов это так и выглядит, недаром формалисты полностью игнорировали литературоведческие труды Выготского.

— А можно рассматривать его метод как дерзкое расширение возможностей формального анализа, как демонстрацию ошибочности формалистского научного сектантства и как шаг вперед в развитии литературоведческой методологии.

Я СКЛОНЯЮСЬ К ВТОРОЙ ПОЗИЦИИ, НЕДАРОМ ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИЕ РАБОТЫ ВЫГОТСКОГО ТАК СОДЕРЖАТЕЛЬНЫ, ГЛУБОКИ, ИНТЕРЕСНЫ И ПРОДУКТИВНОСТИ.

Рекомендую для оценки ситуации ознакомиться хотя бы с блестящим анализом Выготским новеллы И.А. Бунина «Легкое дыхание», который всегда вызывал большой интерес у студентов. То же самое можно сказать о его работах о Шекспире.

Но только чтение «Психологии искусства» Выготского или хотя бы помещенных в ней его вышеназванных литературоведческих работ нужно после изучения теории формальной школы (как минимум по кн. С.И.Сухих «Технологическая» поэтика формальной школы»).

Высказывания л.С.Выготского о содержании и методе своих работ

«Задачей нашего исследования был пересмотр традиционной психологии искусства и попытка наметить новую область исследования для объективной психологии – поставить проблему, дать метод и основной психологический объяснительный принцип.

Книга «Психология искусства» — итог ряда мелких и более или менее крупных работ в области искусства и психологии. Три литературных исследования – о Крылове, о Гамлете и о композиции новеллы – легли в основу многих анализов, как и ряд журнальных статей и заметок.

6 стр., 2944 слов

Ананьев Б. — Задачи психологии искусства

... на человека. У Л.С. Выготского нет ни слова о музыке. Но я думаю: психологии искусств без музыки не существует. ... способностей Пушкина и Лермонтова обусловливались особенностями их творческого метода. Пушкин передавал идеи в образной, живописно-пластическойформе. Для ... многих людей действует только такая музыка, которая стимулирует работу представлений. Буря, молния, блеск, гром, высочайшие проявления ...

«Центральной идеейпсихологии искусства мы считаем признание преодоления материала художественной формой или, что то же, признание искусства общественной техникой чувства. Вместе с Геннекеном мы смотрим на художественное произведение как на «совокупность эстетических знаков, направленных к тому, чтобы возбудить в людях эмоции», и пытаемся на основании анализа этих знаков воссоздать соответствующие им эмоции. Но мы не интерпретируем эти знаки как проявление душевной организации автора или его читателей».

Таким образом, Выготский намеренно уходит от исследования психологии автора или читателя, выражая глубокий скепсис возможности использовать тексты как проективную технику(- С.С.).

«Мы не заключаем от искусства к психологии автора или его читателей, так как знаем, что этого сделать на основании толкования знаков нельзя».

«Психология искусства» — это безличная психология. В ней нет места индивидуальности. «Мы пытаемся изучать чистую и безличную психологию искусства, безотносительно к автору и читателю, исследуя только форму и материал искусства. Поясним: по одним басням Крылова мы никогда не восстановим его психологии; психология его читателей была разная – у людей XIX и XX столетия и даже у различных групп, классов, возрастов, лиц. Но мы можем, анализируя басню, вскрыть тот психологический закон, который положен в ее основу, тот механизм, через который она действует, – и это мы называем психологией басни «. Л.С. Выготский

«Задача настоящей работы существенно синтетическая. Мюллер‑Фрейенфельс очень верно говорил, что психолог искусства напоминает биолога, который умеет произвести полный анализ живой материи, разложить ее на составные части, но не умеет из этих частей воссоздать целое и открыть законы этого целого. Целый ряд работ занимается таким систематическим анализом психологии искусства, но я не знаю работы, которая бы объективно ставила и решала проблему психологического синтеза искусства. В этом смысле, думается мне, настоящая попытка делает новый шаг и отваживается ввести некоторые новые и никем еще не высказанные мысли в поле научного обсуждения. Это новое, что автор считает принадлежащим ему в книге, конечно, нуждается в проверке и критике, в испытании мыслью и фактами. Все же оно уже и сейчас представляется автору настолько достоверным и зрелым, что он осмеливается высказать это в настоящей книге».

Проверка формулы искусства

«Противоречие — есть самое основное свойство художественной формы и материала. Самой центральной и определяющей частью эстетической реакции является преобладание аффективного противоречия (катарсиса)».Выготский предпринимает попытку показать как катарсис осуществляется в разных искусствах, каковы ближайшие его черты, какие вспомогательные процессы и механизмы принимают в нем участие(-С.С.).

Проверяя формулу, Выготский остановливается на роли поэзии, драмы, особенностях комического и трагического, особенностях проявления найденной формулы в живописи, графике, скульптуре и архитектуре.

6 стр., 2764 слов

Тарасов Г. — О психологии искусства (Вопросы психологии)

... ее эмпирической основе. В качестве эмпирической основы психологии искусства выступает живая практика художественной деятельности: процессы создания художественного произведения конкретным автором, продукты творческой деятельности художника (произведение, формы, жанры ...

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

А.Н. Леонтьев о «Психологии искусства» Выготского

«Психология искусства» не издавалась при жизни автора. Можно ли видеть в этом только случайность, только результат неблагоприятного стечения обстоятельств? Это малоправдоподобно. Ведь за немногие годы после того, как была написана «Психология искусства», Выготский опубликовал около ста работ, в том числе ряд книг, начиная с «Педагогической психологии» (1926) и кончая последней, посмертно вышедшей книгой «Мышление и речь» (1934).

Скорее это объясняется внутренними мотивами, в силу которых Выготский почти не возвращался к теме об искусстве.

Причина этого, по‑видимому, двойственна. Когда Выготский заканчивал свою работу над рукописью «Психология искусства», перед ним уже внутренне открылся новый путь в психологии, науке, которой он придавал важнейшее, ключевое значение для понимания механизмов художественного творчества и для понимания специфической функции искусства. Нужно было пройти этот путь, чтобы завершить работу по психологии искусства, чтобы досказать то, что осталось еще недосказанным.

Л. С. Выготский ясно видел эту незавершенность, недосказанность. Начиная главу, посвященную изложению своих позитивных взглядов – теории катарсиса, он предупреждает: «Раскрытие содержания этой формулы искусства как катарсиса мы оставляем за пределами этой работы…» Для этого, пишет он, нужны дальнейшие исследования в области различных искусств. Но речь шла, конечно, не просто о распространении уже найденного на более широкую сферу явлений. В единственной позднейшей статье по психологии творчества актера (она была написана в 1932 г.), Л. С. Выготский подходит не только к новой области искусства, по подходит к ней и с новых позиций – с позиций общественно‑исторического понимания психики человека, которые только намечались в ранних трудах. Слишком краткая и к тому же посвященная специальному вопросу о сценических чувствах, эта статья ограничивается в отношении более широких проблем психологии искусства лишь некоторыми общими теоретическими положениями. Однако положения эти – большого значения. Они открывают ретроспективно то, что в «Психологии искусства» содержится в не явной еще форме.

Л. С. Выготский подходит к произведениям искусства как психолог, но как психолог, порвавший со старой субъективно‑эмпирической психологией. Поэтому в своей книге он выступает против традиционного психологизма в трактовке искусства. Избранный им метод является объективным, аналитическим. Его замысел состоял в том, чтобы, анализируя особенности структуры художественного произведения, воссоздать структуру той реакции, той внутренней деятельности, которую оно вызывает. В этом Выготский видел путь, позволяющий проникнуть в тайну непреходящего значения великих произведений искусства, найти то, в силу чего греческий эпос или трагедии Шекспира до сих пор продолжают, по словам Маркса, «доставлять нам художественное наслаждение и в известном отношении служить нормой и недосягаемым образцом».

Нужно было, прежде всего, произвести расчистку этого пути, отсеять многие неверные решения, которые предлагались в наиболее распространенной литературе того времени. Поэтому в книге Выготского немалое место занимает критика односторонних взглядов на специфику искусства, специфику его человеческой и вместе с тем социальной функции. . Обращение к образу, символу само по себе еще не создает художественного произведения. «Пиктографичность» произведения и его художественность – разные вещи. Сущность и функция искусства не заключается и в самой по себе форме, ибо форма не существует самостоятельно и не является самоценной. Ее действительное значение открывается, лишь когда мы рассматриваем ее по отношению к тому материалу, который она преобразует, «развоплощает», по выражению Выготского, и дает ему новую жизнь в содержании художественного произведения. С этих позиций автор и выступает против формализма в искусстве, критике которого он посвящает целую главу своей книги («Искусство как прием»).

4 стр., 1506 слов

Обучение психологии: проблемы содержания психологического образования

... целей предлагаемому в процессе обучения психологическому содержанию может вести к разочарованию и дискредитации психологии как науки. Рассмотрим содержание психологического образования, которое должно соответствовать ... возможность сравнить сходные понятия между собой. К сожалению, сегодняшнее обучение психологии не включает обязательного рассмотрения сценариев и процедур получения или использования ...

Но, может быть, специфика искусства заключается в выражении эмоциональных переживаний, в передаче чувств? Это решение тоже отвергается автором. Он выступает против и теории заражения чувствами и чисто гедонистического понимания функции искусства.

Конечно, искусство «работает» с человеческими чувствами и художественное произведение воплощает в себе эту работу. Чувства, эмоции, страсти входят в содержание произведения искусства, однако в нем они преобразуются. Подобно тому, как художественный прием создает метаморфоз материала произведения, он создает и метаморфоз чувств. Смысл этого метаморфоза чувств состоит, по мысли Выготского, в том, что они возвышаются над индивидуальными чувствами, обобщаются и становятся общественными. Так, смысл и функция стихотворения о грусти вовсе не в том, чтобы передать нам грусть автора, заразить нас ею (это было бы грустно для искусства, замечает Выготский), а в том, чтобы претворять эту грусть так, чтобы человеку что‑то открылось по‑новому – в более высокой, более человечной жизненной правде.

Только ценой великой работы художника может быть достигнут этот метаморфоз, это возвышение чувств. Но сама работа эта скрыта от исследователя, так же как она скрыта и от самонаблюдения художника. Перед исследователем не сама эта работа, а ее продукт – художественное произведение, в структуре которого она кристаллизовалась. Это очень точный тезис: человеческая деятельность не испаряется, не исчезает в своем продукте; она лишь переходит в нем из формы движения в форму бытия или предметности (Gegenstandlichkeit).

Анализ структуры художественного произведения и составляет главное содержание «Психологии искусства» Выготского. Обычно анализ структуры связывается в нашем сознании с представлением об анализе чисто формальном, отвлеченном от содержания произведения. Но у Выготского анализ структуры не отвлекается от содержания, а проникает в него. Ведь содержание художественного произведения – это не материал, не фабула; его действительное содержание есть действенное его содержание – то, что определяет специфический характер эстетического переживания, им вызываемого. Так понимаемое содержание не просто вносится в произведение извне, а созидается в нем художником. Процесс созидания этого содержания и кристаллизуется, откладывается в структуре произведения, подобно тому как, скажем, физиологическая функция откладывается в анатомии органа.

20 стр., 9582 слов

Психология дошкольного возраста как наука. Предмет и задачи

... процесса с заданными свойствами. Введением в детскую психологию стратегии формирования мы обязаны Л.С. Выготскому. Этот метод был назван Л.С. Выготским экспериментально-генетическим методом. Определение экспериментально-генетического метода дано Д.Б. ... и воспроизводящими слова взрослого. Подбор вопросов для беседы с детьми - большое искусство. Они должны быть понятны и интересны для ребенка и ни в ...

Одна из заслуг Л. С. Выготского – блестящий анализ преодоления «прозаизма» языкового материала, возвышения его функций в структуре творений художественной литературы. Но это только один план анализа, абстрагирующийся от главного, что несет в себе структура произведения. Главное – это движение, которое Выготский называет движением «противочувствования». Оно‑то и создает воздейственность искусства, порождает его специфическую функцию.

«Противочувствование» состоит в том, что эмоциональное, аффективное содержание произведения развивается в двух противоположных, но стремящихся к одной завершающей точке направлениях. В этой завершающей точке наступает как бы короткое замыкание, разрешающее аффект: происходит преобразование, просветление чувства.

Для обозначения этого главного внутреннего движения, кристаллизованного в структуре произведения, Выготский пользуется классическим термином катарсис. Значение этого термина у Выготского, однако, не совпадает с тем значением, которое оно имеет у Аристотеля; тем менее оно похоже на то плоское значение, которое оно получило во фрейдизме. Катарсис для Выготского не просто изживание подавленных аффективных влечений, освобождение через искусство от их «скверны». Это, скорее, решение некоторой личностной задачи, открытие более высокой, более человечной правды жизненных явлений, ситуаций. Н.Л. Нагибина о «Психологии искусства» Л.С.Выготского

Революция 1917 года поставила перед интеллигенцией новые задачи — построить коммунистическую науку и культуру, отличную от буржуазной. Саму революцию и смену одного строя другим необходимо было объяснять объективными (надличностными) причинами. Перед психологами ставилась задача построения объективной психологии. И если В.М.Бехтерев строил новое научное направление, пытаясь соединить объективность телесного с объективностью духовного, разрабатывая естественно-научный рефлексологический подход к исследованию психических явлений, то Л.С.Выготский ставит для себя суперзадачу — объяснить объективность искусства и его законов вне создающего это искусство и вне воспринимающего, при этом создать адекватные методы объективного их описания и объяснения и осуществить связь научных исследований с педагогической практикой, как при решении задач обучения, так и воспитания.

Главные составляющие «формулы» настоящего искусства — материал и форма во взаимодействии, а именно, «преодоление материала художественной формой». Само искусство становится на службу дела революции и построения нового общества и называется «общественная техника чувства».

«Метод анализа художественных систем раздражителей», от анализа систем знаков как раздражителей к чувству (безличному) является главным исследовательским инструментом новой науки — психологии самого искусства(по-видимому, у искусства есть собственная психология, именно она-то и является предметом новой коммунистической науки).

«Мы пытаемся изучать чистую и безличную психологию искусства, безотносительно к автору и читателю, исследуя только форму и материал искусства».

5 стр., 2121 слов

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЗРАСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ

... возможностях человека в разные периоды его жизни. Тесная связь с клиникой, медициной, включая гериатрию, способствует углубленной разработке основных проблем возрастной психологии, таких как потенциалы человеческого развития ...

Л.С.Выготский сразу оговаривается, что он всего лишь ставит задачу, но решение ее дело будущего, его метод лишь намечен в основных чертах, но применение его на практике — опять дело будущего.

Что же реально удалось сделать Выготскому? «Для нас важно было остановить внимание именно на центральной точке эстетической реакции, указать ее психологическую центральную тяжесть, которая послужила бы основным объяснительным принципом при всех дальнейших исследованиях». Внимание читателя удалось обратить. Главный тезис о том, что противоречие — есть самое основное свойство художественной формы и материала, а самым центральным и определяющим в искусстве «является преобладание аффективного противоречия» (катарсиса), был услышан. Удивительно, что человек, переживающий это «аффективное противоречие», был исключен из исследовательской схемы. А задача Выготского — построить новое, объективное искусство и новую науку — психологию искусства — так и осталась в качестве ультраэстетского пожелания.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Белянин в.П

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЛИТЕРАТУРЫ (о Выготском) Основным трудом по психологии художественного текста считается работа Выготского «Психология искусства». В ней он высказал парадоксальное с точки зрения психологии положение о том, что искусство является прежде всего «совокупностью эстетических знаков». Проводя психологический анализ искусства, он рассматривает прежде всего особую эмоцию формы как «необходимое условие художественного выражения». Выготский не скрывал, что строил свою концепцию искусства на «объективных естественнонаучных началах», и в рамках этой объективной психологии искусства (там же, 8) понимал художественное произведение исключительно как продукт культуры (там же, 9).

Такое отношение к искусству вытекало из общепсихологической концепции Выготского, понимавшего в 1925 г. психику как «посредствующий механизм, при помощи которого экономические отношения и социально-политический строй творят ту или иную идеологию» . Согласно Выготскому, «в самом интимном, личном движении мысли, чувства и т.п. психика отдельного лица все же социальна и социально обусловлена». Выготский трактует искусство и литературу в рамках теории культурно-исторического опосредования индивидуальной психики так: «Искусство есть как бы удлинение «общественного чувства». Переплавка чувств вне нас совершается силой социального чувства, которое объективировано, вынесено вне нас, материализовано и закреплено во внешних предметах искусства, которые сделались орудиями общества». Л.С.Выготский утверждая, что «нет принципиальной разницы между процессами народного и личного творчества», полагал, что «до тех пор, пока мы будем ограничиваться анализом процессов, происходящих в сознании, мы едва ли найдем ответ на самые основные вопросы психологии искусства». Поэтому, по его мнению, нецелесообразно «исследовать Гамлета как психологическую проблему», поскольку «Гамлету невозможно приписать никакого характера», ибо «этот характер сложен из самых противоположных черт и невозможно придумать какого-либо правдоподобного объяснения его речам и поступкам». Но как тогда быть с загадочностью образа Гамлета, которая и привлекает многих режиссеров и читателей? Выготский пишет, что шекспировский Гамлет хочет убить короля Клавдия за то, что тот убил его отца. Однако Гамлет в пьесе все время медлит, рассуждает, а «убийство короля происходит среди всеобщей свалки, это только одна из четырех смертей, все они вспыхивают внезапно», и таким образом ближайшие мотивы как бы затемняют основные. При этом Гамлет «совершенно непонятно для чего, дважды убивает короля — сперва отравленным острием шпаги, затем заставляет его выпить яд. «Все эти перегруппировки основных событий, — считает Выготский, — вызваны только одним требованием — требованием нужного психологического эффекта». Тем самым «загадочность Гамлета», по Выготскому, предстает как «известный художественный прием, который надо осмыслить» в соответствии с «законами драматургической композиции той эпохи» (там же), а сама «психология и характеристика героя не безразличный, случайный и произвольный момент, а нечто, эстетически очень значимое. Анализируя «Евгения Онегина» А.С.Пушкина, Выготский утверждает, что «имя Онегина есть только знак героя» Он считает, что «Пушкин дает ложное направление своему роману, когда оплакивает Татьяну, которая отдала свою судьбу в руки модного тирана и погибла. На самом деле погибает от любви Онегин» (там же, 215).

9 стр., 4150 слов

_Л.С. Выготский — К психологии и педагогике детской дефективности

... на здоровье. «Сперва человек, а уж затем особенный человек, т. е. слепой» — вот лозунг научной психологии слепых. Надо сказать прямо, ... педагогически воспитать такого ребенка — значит вправить его в жизнь, как вправляют вывихнутый и больной орган. Несколько простейших ... зрения совершенно не верна та обычная картина внутренней жизни слепого ребенка, которую развертывает В. Короленко. Слепой не ...

Именно эти «элементы противоположного» и лежат, по его мнению, в основе построения романа. Сходное построение имеет, по мнению Выготского, и конфликт «Горя от ума» у А.С.Грибоедова. «Получается явная двойственность, — пишет он. — В комедии может быть печальный конец для положительного героя. На сцене победил Фамусов, а в переживаниях зрителя — Чацкий» . Концепция Выготского находится в согласии с подходом многих литературоведов к художественному тексту. Так, в работах ученых, входивших в ОПОЯЗ (общество по изучению языка), искусство также понимается как прием . В частности, Б.М.Эйхенбаум полагал, что в основе особого воз действия «Шинели» Н.В.Гоголя лежит сказовость, каламбурный стиль и сентиментально-мелодраматическая декламация, а «слова подобраны и поставлены в известном порядке не по принципу обозначения характерных черт, а по принципу звуковой семантики», имеющей целью задержку внимания. О психологическом подходе к литературе этот же исследователь писал: «Мы очень любим почему-то «психологии» и «характеристики». Наивно думаем, что художник пишет для того, чтобы «изображать» психологию или характер … На самом деле художник ничего такого не изображает, потому что совсем не занят вопросами психологии. — да и мы вовсе не для того смотрим «Гамлета», чтобы изучать психологию». Не ставя перед собой задачи критики имеющихся подходов к эстетическому объекту, отметим, что концепция Выготского является отражением не только господствовавшей идеологии, но и объективных (и действительно противоречивых) свойств художественного текста, (забегая вперед, скажем, что мы относим текст «Психология искусства» к «светлым» по эмоционально-смысловой доминанте текстам).

Среди трудов по психологии есть работы, посвященные психологическому анализу процесса создания литературного произведения (Арнаудов 1970; Громов 1986; Парандовский 1990, 21-30; Цейтлин 1968).

3 стр., 1090 слов

Понятие о личности человека в психологии

... творческую личность человека. Согласно гуманистической психологии, цель такой личности – самоосуществление, рост конструктивного начала человеческого «Я». Человек открыт ... вкусы). 2. зрительная (развивается в течении жизни) пр.: художники. 3. Слуховая (музыканты). 4. ... психологии ХХ века внесли российские и советские ученые Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, П.Я. Гальперин. Л.С. Выготский ...

Так, Арнаудов отмечает, что стимулом к написанию произведения для автора может служить непосредственное наблюдение, воспоминание о нем, настроение автора, а также вполне конкретная мысль. Иными словами, так называемое вдохновение может быть как обусловленным внешними причинами, так и независимым от них. В некоторых психологических исследованиях, где рассматриваются индивидуальные особенности личности, ставшие предметом изображения в литературных произведениях, в частности, реализованные в характерах персонажей как проекциях личностных свойств известных автору людей. По мнению Выготского, исследователи, работающие в рамках субъективной психологии искусства (термин Выготского) «относятся доверчиво и наивно к художественному произведению и пытаются понять … (поведение персонажа — В.Б.) из склада его душевной жизни, точно это живой и настоящий человек, и в общем их аргументы почти всегда суть аргументы от жизни и от знания человеческой природы, но не от художественного построения». Так, Выготский критикует приводимые некоторыми литературными критиками трактовки пьесы Шекспира «Гамлет» как «трагедии бессилия и безволия», в которой автор показал «безвольного человека и развернул трагедию, возникающую в душе человека, который призван к совершению великого дела, но у которого нет для того нужных сил»).

Именно подобного рода подход (неприемлемый для Выготского) можно обнаружить у Б.М.Теплова. «Художественная литература, — писал он в 1944 году, -содержит неисчерпаемые запасы материалов, без которых не может обойтись научная психология». Анализируя «маленькую трагедию» Пушкина «Моцарт и Сальери», Теплов делает вывод о том, что «Сальери становится рабом «злой страсти», зависти потому, что он. несмотря на глубокий ум, высокий талант, замечательное профессиональное мастерство, — человек с пустой душой. Наличие лишь одного изолированного интереса, вбирающего всю направленность личности и не имеющего опоры ни в мировоззрении, ни в подлип пои любви к жизни во всем богатстве ее проявления, неизбежно лишает человека внутренней свободы и убивает дух. Рассматривая в «Евгении Онегине» строки, относящиеся к Татьяне Лариной, Теплов трактует их как иллюстрации к процесс} «формирования психических свойств личности (и их развития — В.Б.) в переломные моменты жизни». Он пишет, что если в начале романа Татьяна «обнаружила чрезвычайно непосредственную эмоциональную реакцию», то в конце — «она — воплощение сдержанности, уравновешенности, спокойствия, умения владеть собой. Тем самым, показанная в романе «жизнь Татьяны — это замечательная история овладения своим темпераментом, или … история воспитания в себе характера … в уроках жизни . Обращение психолога к художественной литературе как к достаточно достоверному описанию внутренней жизни человека вполне оправдано. Ведь часть читателей видят в персонажах живых людей и переживают события художественного произведения как реальные. При таком наивно-психологическом подходе мотивы поведения героя ищутся «в тех объективных препятствиях, которые лежат на пути осуществления поставленной перед ними цели. Эти критики пользуются доводами от здравого смысла и житейской правдоподобности больше, чем эстетики, и подходят (к тексту — В.Б.) как к казусному случаю из жизни, который непременно должен быть растолкован в плане здравого смысла». . Рассматривая психологическую концепцию жизненного пути человека, К.А.Абульханова-Славская (1991) приводит литературные примеры того, как люди отграничивают свой внутренний мир от других (Голсуорси «Сага о Форсайтах»): как человек стремится по-своему справиться со своей жизнью, подчинить ее себе (герои Хемингуэя); лишить другого человека права на личную жизнь («Анна Каренина» Л.Толстого) или защитить свою индивидуальность (герои А.Грина) — (Абульханова-Славская. Развивая типологический подход к личности, исследовательница пишет, что человек может либо находиться во власти долга и своих принципов (как Каренин), либо вовсе не осознавать смысла своей жизни (как герой романа Кобо Абэ «Женщина в песках», попавший в безысходную ситуацию и смирившийся с ней.

16 стр., 7513 слов

Теории личности и их значение в жизни человека

... и назначение ее состоит в том, чтобы предупреждать человека о надвигающейся угрозе, дает возможность личности в угрожающих ситуациях реагировать адаптивно. Психоаналитическая теория выделяет ... хаотично. Являясь исходной структурой психики, ид выражает первичный принцип всей человеческой жизни – немедленную разрядку психической энергии, производимой первичными биологическими побуждениями, сдерживание ...

8