Введение в кризисное консультирование Причины кризисного состояния

Психологическое консультирование кризисных состояний

Методические рекомендации

Содержание

Введение в кризисное консультирование 2

Причины кризисного состояния 2

Компоненты кризисного состояния 3

Медицинский и психологический подходы к кризисным состояниям 4

Механизм психологической помощи при кризисе 7

Этапы кризисного консультирования 12

Условия успешной кризисной помощи 14

Основные правила кризисной помощи 15

Переживание утраты 17

Определение утраты 17

Проявления горя 18

Этапы переживания горя 19

«Работа горя» как постепенное принятие утраты 20

Осложненное горе 22

Этапы психологической помощи людям, переживающим потерю 24

Понимание значимости потери 25

Приложение 28

Психологический дебрифинг (Интернет-ресурс) 28

Литература 34

Кризисные состояния— это особые выходящие за рамки повседневной жизни состояния, бывающие в жизни каждого человека и возникающие как реакция на какие-либо внешние или внутренние причины и обстоятельства.

Часто говорят о внешних и внутренних причинах кризиса. Однако разделение на внешние и внутренние кризисы не совсем корректно, поскольку кризисное состояние, несмотря на то, что пусковой причиной может быть, действительно, какое-либо внешнее или внутреннее обстоятельство, — это практически всегда результат взаимодействия внешних (ситуативных, социальных, экономических, экологических и пр.) и внутренних (личностных, физиологических и пр.) факторов.

Ситуации, ставшие причиной кризисного состояния, могут быть как обратимыми, так и необратимыми. Примерами последних могут быть ситуации потери близкого человека, инвалидизация. Однако необратимость кризисной ситуации не означает необратимости кризисного состояния.

Г.Хэмбли различает кризисы обстоятельств и кризисы развития1.

1. Кризисы обстоятельств

Чаще всего это ситуативные, в определенной мере случайные кризисы, обусловленные какими-то внешними причинами, среди которых можно назвать:

• ситуации утраты (или угрозы утраты) близких людей родственников, работы и т.д.;

• ситуации невозможности достижения или обретения чего-либо;

• ситуации насилия;

• чрезвычайные ситуации, катастрофы и др.

Среди внутренних причин кризисных состояний можно назвать тяжелые болезни, травмы, которые приводят значительной инвалидизации, ограничению жизненной активность человека.

28 стр., 13831 слов

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ПРЕДСТАРТОВОГО СОСТОЯНИЯ СПОРТСМЕНОВ ДЕЛЬТАПЛАНЕРИСТОВ С ПОМОЩЬЮ МЕТОДОВ НЕЙРОЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ПРОГРАММИРОВАНИЯ

АГЕНСТВО РФ ПО ОБРАЗОВАНИЮ ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ   УДК 502.3:61 УТВЕРЖДАЮ: ББК Ч 481. 268 Зав. кафедрой "Физической и психической реабилитации" д.м.н., профессор ____________________Г.А. Шорин "___" __________________2006 г.     ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по теме:  ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ПРЕДСТАРТОВОГО СОСТОЯНИЯ СПОРТСМЕНОВ ДЕЛЬТАПЛАНЕРИСТОВ С ...

2. Кризисы развития

Это кризисы, обусловленные в основном внутренними причинами, к которым относятся возрастные, физиологические, психологические факторы. В связи с этим кризисы развития также называют жизненными, экзистенциальными, возрастными кризисами.

Компоненты кризисного состояния

В кризисном состоянии можно различить эмоциональный, когнитивный, мотивационный и поведенческий компоненты. Все они тесно взаимосвязаны и являются реакцией на кризисную ситуацию.

1. Эмоциональный компонент

Эмоциональный компонент — это самый выраженный компонент кризисного состояния; эмоциональная реакция человека на те или иные события, которая характеризуется следующими особенностями:

Негативный характер переживаний. На первое место в кризисной ситуации выходят ощущения и эмоции отрицательного характера («Мне плохо»).

Высокая интенсивность переживаний.Сила и интенсивность чувств в кризисной ситуации значительно превосходит те эмоции, которые человек испытывает в повседневной жизни («Я этого не вынесу»).

Многообразие переживаний.Кризисное состояние насыщенно самыми разнообразными эмоциями и переживаниями: подавленность, страх, чувство вины, обида, злоба, беспомощность, безнадежность, одиночество и т.д.

Противоречивость переживаний.Среди многообразия чувств, которые испытывает человек в кризисной ситуации, многие из них носят противоречивый характер. То, что в обыденной жизни практически не совместимо, в кризисном состоянии часто неотделимо друг от друга. Например, облегчение и боль в случае смерти больного родственника.

Необычность переживаний.Многие чувства, которые испытывает человек, необычны и непривычны для него («Я не знаю, что со мной»).

Неприемлемость переживаний.Многие чувства в обществе считаются неприемлемыми и недопустимыми (например, злость).

В результате человек, испытывающий эти чувства, ощущает себя «ненормальным» и изолированным от общества, поскольку он не может рассказать о них окружающим, что еще более усугубляет его кризисную состояние («Я схожу с ума»).

3 стр., 1227 слов

Совладание с трудными жизненными ситуациями

Опросник решает две задачи: определить отношение человека к трудной ситуации и выявить стратегию его поведения. Процедура проведения: клиент получает бланк с описанием 37 трудных жизненных ситуаций, ознакомившись с которыми, он должен ответить на вопросы: 1) насколько сложна для него описанная ситуация; 2) как он будет вести себя в этой ситуации. К описанию прилагаются возможные варианты ответов ...

Неприятие переживаний.Многие чувства, которыми насыщено кризисное состояние, неприемлемы не только для окружающих, но и не принимаются самим человеком. В результате значительная часть кризисного состояния наполнена так называемымиметачувствами, или чувствами по поводу своих чувств (см. рис. 1).

Главным образом, это отрицательные чувства, которые проявляются в борьбе человека со своей реакцией на кризисную ситуацию («Я пытаюсь держать себя в руках»).

2. Когнитивный компонент

Когнитивный компонент тесно связан с эмоциональным и проявляется в неспособность человека самому найти выход из создавшейся ситуации: «Я не знаю, что мне делать». В этом смысле, до определенной степени кризисной можно считать любую ситуацию, в которой затруднен поиск выхода из создавшегося положения. Когнитивный компонент кризисного состояния также выражается в одномерном видении ситуации, например, человек видит выход из своего состояния в том, чтобы «избавиться от невыносимых чувств». Иногда это состояние называют «тоннельным видением».

Рис. 1. Эмоциональная реакция на кризисную ситуацию

3. Мотивационный и поведенческий компоненты

В кризисном состоянии человек теряет важные смысложизненные ориентиры. В некотором смысле глубокая апатия — это естественная реакция на потерю этих ориентиров. Человек может говорить: «Я ничего не хочу», «Мне ничего не надо». Человек отказывается не только от своих желаний, но и от каких-либо действий. Он не в силах взять на себя какую-либо ответственности за происходящее с ним. «Сделайте со мной что-нибудь», — говорит он консультанту.

Таким образом, в кризисном состоянии человек испытывает ощущение хаоса, раздробленности и «потери себя», он может чувствовать себя неадекватным или даже психически ненормальным, поскольку все, что происходит с человеком, может совершенно не вписываться ни в его Я-концепцию, ни в его концепцию окружающего мира. Это выходит за рамки его представлений о себе, представлений о нормальном поведении и состоянии.

Медицинский и психологический подходы к кризисным состояниям

В психотерапии кризисных состояний можно различить два подхода, кардинально отличающихся друг от друга по своим целям, задачам, средствам и результатам.

10 стр., 4563 слов

Изучение клинико-психологических особенностей горюющих, перенесших внезапную утрату близкого человека и способов психологической помощи

... кризиса (Ромек В.Г., Конторович В.А., Крукович Е.И.), подходы к оказанию психологической помощи человеку в кризисной ситуации (Черепанова Е.М.; Моховиков А.Н.; Колодзин Б. и др.). Методики ... («на кого ты нас оставил?»), медицинским работникам и родственникам («не спасли», «не уберегли») или совершенно посторонним людям («вы-то живы, а его уже ...

Медицинский подход

В среде специалистов наиболее распространен медицинский (клинический, симптоматический, «негативный») подход к психотерапии кризисных состояний, который рассматривает кризисное состояние как заболевание, которое надо устранить любыми способами. Его главная задача — это борьба с болезненными симптомами. Слово «медицинский» не означает, что в данном подходе используются исключительно медицинские средства. Этот подход популярен не только среди психиатров и психотерапевтов, но также среди многих психологов. Например, термин «психокоррекция», означающий «исправление», явно возник в рамках медицинской модели. Многие психотерапевтические методы (аутогенная тренировка, гипноз и др.) направлены именно на устранение нежелательных симптомов: чувство вины, страх, тревожность и пр.

Конечно, негативное восприятие кризисного состояния характерно в первую очередь для самих клиентов. Воспринимая кризис как нечто болезненное, человек «бежит» от своих переживаний, отвлекается, уходит в работу, принимает соответствующие лекарственные препараты. И такой симптоматически-ориентированный подход помогает. Причем часто, в случае, например, фармакотерапии, он практически сразу помогает снизить эмоциональную рекцию на травму. А после проведенного курса лечения человек чувствует себя «вернувшимся в нормальное русло». Однако при этом, особенно в случае сильных психических травм, развиваются так называемые посттравматические стрессовые расстройства, проявляющиеся через 0,5-1 и более лет.

Возможно, медицинский подход оправдан в двух крайних случаях: во-первых, когда кризисная реакция настолько незначительная, что не затрагивает личность человека, его Я-концепцию; во-вторых, когда кризисная реакция настолько сильная, что делает человека совершенно невменяемым и недоступным психотерапевтическому контакту. Однако в подавляющем большинстве случаев медицинскому подходу есть реальная альтернатива — психологический подход.

Позитивный подход

Джеральд Каплан, специалист по кризисному консультированию, дает следующее определение кризиса: «Кризис — это не болезнь. Напротив, его можно определить как временный период психологического разнообразия, которое низвергается внезапно и значительно изменяет жизнь человека. Меняются его внутренние и внешние ориентиры, его эмоциональность. В период этой дезориентации человек очень часто не может дать отчет о своих действиях»2. Это определение основано на позитивном отношении к кризисной ситуации, практически исключающем какое-либо медицинское толкование.

Китайский иероглиф «кризис» состоит из двух частей: первая обозначает «опасность» и походит на человека, стоящего на краю пропасти; вторая часть обозначает «возможность» как напоминание о шансах, исходящих из опасности, которые хотя и кажутся очень маленькими, но в то же время являются очень важными. Кризис, таким образом, можно определить как «опасную возможность» с естественной для этой опасности тревогой3.

В основе психологического (неклинического, личностного, «позитивного») подхода лежит идея, что человек, прошедший через кризисную ситуацию, не может остаться прежним — он обязательно должен измениться. Из кризисной ситуации не может быть «возвращения». Благодаря кризисной ситуации человек переходит от одного самоощущения к другому, от одного представления о мире к другому. Это изменение можно рассматривать как приобретение нового опыта, нового знания о себе и о мире, другими словами, как личностное развитие.

Другими словами, позитивное преодоление кризиса — это путь обретения новой Я-концепции и новой концепции мира. Это очень трудный путь, и чаще всего он вызывает естественный страх: страх потери себя, страх не выдержать своих переживаний, сойти с ума. На этом пути в подавляющем большинстве случаев человеку требуется посредник, или проводник. Это может быть психолог, психотерапевт или даже непрофессионал, понимающий, какие процессы происходят в человеке во время кризисной ситуации.

Таким образом, позитивный подход способствует продуктивному преодолению кризисного состояния; он заключается в осознании и принятии человеком своей реакции на ситуацию, в переживании и выражении своего состояния, что приводит к дальнейшей интеграции (а не вытеснению) опыта, полученного в кризисной ситуации.

Почему позитивный подход не популярен?

Несмотря на свою гуманистичность и развивающую направленность, психологический подход значительно менее популярен, чем медицинский как среди клиентов, так и среди специалистов. Это обусловлено целым рядом вполне естественных причин4.

• Психологический подход более ресурсоемкий, чем медицинский.

• Для психологического подхода характерна неопределенность результата, а также медленное и нередко мучительное продвижение к нему.

• Субъективно психологический подход воспринимается более опасным как для клиента, так и консультанта.

• Чаще всего клиент не хочет встречаться лицом к лицу со своими переживаниями.

• Клиенту удобнее рассматривать проблему с точки зрения медицинского подхода: «Я — не псих, у меня просто проблемы со здоровьем».

• Консультант нередко психологически не готов столкнуться с переживаниями клиента.

• Специалисту проще рассматривать проблему с точки зрения медицинского подхода: диагностика и лечение.

• Психологический подход противоречит не только ожиданиям клиента или профессиональным возможностям консультанта, он также противоречит «социальному заказу», который заключается больше в коррекции поведения, чем в личностном росте.

Организация психологической помощи в кризисной ситуации

Существуют следующие организационные формы психологической помощи в кризисной ситуации:

1. Телефоны экстренной психологической помощи.

2. Очное консультирование.

3. Психологический дебрифинг («кризисное интервью»).

Первые две формы используются для индивидуальной психологической помощи в кризисе, а третья форма — это групповой метод кризисной интервенции. Настоящее пособие посвящено описанию индивидуальной работы психолога, консультанта ТЭПП или психотерапевта с клиентом, переживающим кризисное состояние. Кризисная помощь рассматривается в русле психологической модели. Описание техники психологического дебрифинга см. в Приложении к данному методическому пособию.

Механизм психологической помощи при кризисе

Ю.Е.Алешина пишет, что основным средством воздействия психолога-консультанта является «определенным образом построенная беседа» 5. Это очень важное условие для достижения главной цели консультирования, оно заключается не только в организации консультативного пространства и распределении консультативного времени, но также включает выполнение некоторых важных задач, как обязательных условий (факторов) процесса психологической помощи.

Эффективная психологическая помощь при кризисе главным образом опирается на «терапевтические условия», описанные в клиент-центрированной психотерапии К.Роджерса, среди них мы остановимся на следующих: принятие индивидуального мира клиента, эмпатическое понимание клиента, активное слушание и помощь в вербализации эмоционального опыта клиента6.

Принятие индивидуального мира клиента

Одно из главных терапевтических условий К.Роджерс видел в том, что психотерапевт испытывает и демонстрирует принятие собеседника. В контексте консультирования слово «принятие» означает «безусловное позитивное внимание к собеседнику», цель которого — создание атмосферы безопасности. Принятие также можно определить как уважение права собеседника на его собственные чувства, мысли, поведение, взгляд на мир. Позиция принятия также характеризуется отношением к чувствам, желаниям и поступкам человека как к естественнымв данной кризисной ситуации для него, для его индивидуальности. Поэтому демонстрируя свое принятие собеседника, консультант говорит о естественности чувств, которые испытывает клиент, об их приемлемости и адекватности: «Это не патология, а нормальная реакция на ненормальные обстоятельства». Этим самым он нейтрализует переживания по поводу переживаний и разрывает замкнутый круг «чувства — метачувства». В результате человек принимает то, что с ним происходит, то есть позволяет себе испытывать чувства, говорить о них, переживать и осознавать их.

Фразы, демонстрирующие принятие чувств клиента:

Фразы, вербализующие «метачувства»:

  • Я понимаю…
  • Я представляю, как это было трудно
  • То, что с вами происходит — это нормально.
  • То, что вы испытываете — естественно.
  • Ваша реакция вполне адекватна этой ситуации.
  • В этих обстоятельствах — это вполне понятная реакция
  • В такое ситуации — это вполне естественно
  • Мне понятно ваше состояние
  • Мне близко то, что вы испытываете
  • Вам было обидно, тяжело и т.д.
  • Вам неприятно это испытывать
  • Для вас эти чувства непривычны
  • Вы не понимаете, что с вами происходит
  • То, что с вами происходит, кажется вам ненормальным
  • Вы подозреваете, что ваши чувства не поймут окружающие

Почему консультанту трудно осуществить безусловное принятие?

1. Наличие интроецированных жизненных установок, которые в силу разных причин приняли фиксированную форму и теперь проецируются на остальных людей в виде безличных категоричных формул: «можно/нельзя», «правильно/не правильно», «хорошо/плохо» и т.д.

2. Профессиональные мифы — представления о том, что нужно человеку, что ему полезно, а что наносит вред. В связи с этим можно говорить о том, что в разных направлениях психологического консультирования существуют разные (подчас противоположные) профессиональные мифы.

Эмпатическое понимание собеседника

Следующее терапевтическое условие состоит в том, что психотерапевт испытывает и демонстрирует эмпатическое понимание собеседника. Эмпатия — это процесс существования консультанта в субъективной системе координат клиента. Этому процессу соответствуют следующие выражения: «встать на место другого человека», «посмотреть его глазами», «вжиться в его роль»; в других языках: «войти в кожу», «влезть в ботинки». Процесс эмпатии — это экологичный процесс, поскольку консультант ничего не навязывает клиенту, он просто пытается его понять. Эмпатическое понимание можно сравнить с экскурсией по музею или другим незнакомым местам: здесь все остается на своем месте. Попытки что-то изменить в эмоциональном состоянии клиента означают уже не понимание, а воздействие.

Эмпатическая позиция консультанта характеризуется следующими особенностями:

1) сохранение собственной позиции консультанта, наличие определенной психологической дистанции между консультантом и клиентом, отсутствие отождествления между переживаниями консультанта и его клиента (в отличие от идентификации);

2) наличие со-переживания (каким бы по знаку ни было переживание клиента), а не просто эмоционально положительного отношения консультанта к клиенту (в отличие от симпатии);

3) динамический (а не статический) характер эмпатических отношений, глубина и качество которых зависят и от консультанта (сензитивность, умение дистанцироваться от своей позиции, жизненный и профессиональный опыт и пр.), и от клиента (экспрессивность, владение языком), и от количества доступной консультанту информации.

К.Роджерс так писал об эмпатии: «Быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения “как будто”. Так, ощущаешь радость или боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Но обязательно должен оставаться оттенок “как будто”: как будто это я радуюсь или огорчаюсь. Если этот оттенок исчезает, то возникает состояние идентификации» 7.

Активное слушание

Другой важный терапевтический фактор — это слушание, которое в контексте консультирования определяется термином «активное слушание». «Активность» слушания заключается как в активной позиции консультанта по отношению к процессу консультирования (ведение процесса беседы, осмысление получаемой информации и т.д.), так и в активизации клиента, в частности, в поощрении его вербальногосамовыражения.

Внешне активное слушание выражается в так называемых техниках активного слушания(техниках вербализации, рефлексивного слушания), которые основаны на принципеинформационной обратной связи, вербально выраженной в сообщениях о понимании переданной собеседником информации. Вот основные техники активного слушания:

Высказывание информационной обратной связи обычно сопровождается соответствующими вводными фразами. Нагляднее всего принцип информационной обратной связи демонстрирует вводная фраза «Если я вас правильно понял…».

Безмолвное слушание— заинтересованное молчание, прерываемое короткими словами и междометиями, направленными на поощрение вербальной активности собеседника; это также паузы, дающие возможность собеседнику встретиться со своими мыслями.

Безмолвное слушание — часто выносят за рамки активного слушания, порой, вводя даже такой термин, как «пассивное слушание». Однако в контексте консультирования нет смысла говорить о «пассивном слушании», поскольку слушатель всегда должен быть активен. Активное безмолвное слушание значительно отличается от пассивного формального молчания. Безмолвное слушание — это минимальная информационная обратная связь, по которой клиент может без труда определить, слышит консультант его или просто слушает.

Повторение— консультант повторяет всю фразу клиента, конец фразы или отдельные слова («ключевые слова»), на которых хотелось бы заострить внимание.

Перефразирование— пересказ смысла высказываний собеседника своими словами. Помимо общих для техник активного слушания функций (уточнение правильности понимания собеседника, активизация обсуждения, демонстрация уровня понимания собеседника и т.д.) перефразирование выполняет важную специфическую функцию: парафраза консультанта расширяет языковое пространство беседы, помогает клиенту найти новые слова для описания своего опыта8.

Резюмирование— краткое повторение вышесказанного, подведение итогов. В сжатом виде консультант повторяет основные высказанные идеи, факты, чувства клиента и пр. Подведение итогов полезно не только в конце беседы, к резюмированию необходимо периодически прибегать также во время беседы («после каждого абзаца»), поскольку оно способствует прояснению и более четкому обозначению направления беседы.

Вербализация эмоционального опыта клиента

Эмпатическое понимание и активное слушание гармонично соединяются в так называемом «эмпатическом слушанию», целью которого является вербализация эмоционального опыта клиента.

Высказывание клиентом своего внутреннего опыта, а также вербализация этого опыта консультантом приводят к тому, что клиент начинает глубже переживать и осознавать то, что с ним происходит, свои чувства и свое отношение к окружающим. Все это можно назвать «расширение рефлективного поля беседы».

Результаты психологической помощи при кризисе

Соблюдение вышеупомянутых условий — это главные задачи консультанта в кризисном консультировании. Их цель — с одной стороны, понимание консультантом клиента, а с другой стороны — понимание клиентом самого себя (самопонимание).

Механизмы и результаты этой работы показаны на рис. 2.

Рис. 2. Механизм психологической помощи при кризисе

• Клиент переходит из состояния раздробленности (хаоса, смятения, внутреннего беспорядка) к ощущению целостности (интеграции, внутреннего порядка, уверенности в себе).

Можно сказать, что консультативный процесс — это структурирование внутреннего мира клиента (Г.С.Абрамова).

• Вместо ощущения безвыходности, безысходности, чувства «тупика», бессмысленности появляется видение перспективы. Одномерное видение ситуации, «тоннельное видение» обогащается новыми точками зрения на ситуацию. «Основная задача психолога-консультанта состоит в том, чтобы помочь посмотреть на свои проблемы и жизненные сложности со стороны, продемонстрировать и обсудить те стороны взаимоотношений, которые, будучи источниками трудностей, обычно не осознаются и не контролируются… В ходе консультативной беседы клиент получает возможность шире взглянуть на ситуацию, иначе оценить свою роль в ней и в соответствии с этим новым видением изменить свое отношение к происходящему и свое поведение»9.

• Клиент начинает принимать на себя ответственность за происходящее с ним, за свою жизнь и за свои отношения с окружающими.

• Клиент начинает осознавать свои мотивы и желания. Это мотивирует его к активным действиям по отношению к своей жизни, к окружающим его людям.

Этапы кризисного консультирования

Беседа с человеком, находящимся в кризисном состоянии, — это особого рода беседа. Она значительно отличается от житейского представления о той помощи, которая необходима человеку в кризисной ситуации. В то же время она отличается от консультаций психолога (или психотерапевта) по другим проблемам не кризисного характера.

Перечисленные ниже этапы кризисного консультирования отражают путь, по которому проходит клиент в сопровождении консультанта. Этот путь далеко не всегда укладывается в рамки одной консультативной беседы, например, прохождение второй и третьей стадии может занять несколько месяцев.

1. Принятие реакции на ситуацию

Первым и главным результатом кризисного консультирования должно стать осознаниеипринятиечеловеком своей реакции на кризисную ситуацию. Осознание и принятие — это не следующие друг за другом этапы, это две стороны одного процесса. Если человек не принимает нечто в себе, он вытесняет это из своего сознания; и если человек не осознает свое желание или поступок, ни о каком принятии не может быть и речи. Осознание и принятие (жаль нет единого слова) — это граница, через которую консультант помогает перешагнуть человеку, чтобы выйти из сферы привычных представлений о себе, узнать нечто новое о себе, то естьизмениться.

Такой переход может произойти лишь в том случае, если человек будет уверен, что выход за эту границу не повлечет за собой неприятных последствий, например, осуждения окружающих (в частности, консультанта).

У него должна быть некоторая гарантия, что его мысли, чувства, желания, поступки будут приняты слушающим. Поэтому принятию клиентом своей реакции на ситуацию (самопринятию) обязательно предшествует принятие консультантом этой реакции. И если консультант хочет, чтобы человек «раскрылся», он должен взять на себя ответственность за создание безопасной атмосферы. Только в этом случае человек может полноценно и продуктивно пережить свою ситуацию.

2. Переживание чувств

Переживаниечеловеком кризисной ситуации — это процесс, длящийся определенное время. Со стороны консультанта ему соответствует встречный процесс —сопереживание. В слове «сопереживание» содержатся идеисо-единения,пере-хода и про-живания. Поэтому сопереживание можно определить как эмоциональное объединение с человеком и проживание с ним определенного периода его жизни.

Профессиональное сопереживание преследует две главные цели:

• человек не остается в изоляции; он знает, что есть люди, которые понимают и принимают его переживания и чувства;

• человек переживает эту ситуацию правильно, с минимумом ущерба для себя, с минимумом вероятности, что в последствии сформируется так называемый посттравматический синдром.

Процесс сопереживания включает:

• подробный разговор о кризисной ситуации;

• эмпатическое понимание и безусловное принятие консультантом эмоциональной реакции человека на кризисную ситуацию

• вербализация консультантом чувств человека, его отношения к тем или иным элементам или участникам кризисной ситуации;

• оценка переживаний человека как естественных в данной ситуации;

• рефлексия собственных чувств консультанта и предоставление искренней обратной связи клиенту.

С одной стороны, благодаря процессу сопереживания человек не чувствует себя одиноким, а с другой стороны, обращая внимание на психический опыт человека, консультант дает возможность ему, действительно, побыть наедине с собой, встретиться с собой, со своими переживаниями, со своей судьбой, ощутить свое существование в окружающем мире.

3. Обретение смысла

Только после осознания и принятия, выражения и переживания своего текущего психического состояния человек сможет решить(самостоятельно или вместе с консультантом), как ему относится к кризисной ситуации, что ему делать и как жить дальше. Только после этого можно говорить, что человек прошел через кризисную ситуацию продуктивно, что означает:

• человек приобрел благодаря этой ситуации важный для себя личностной опыт;

• человек нашел новые личностно значимые смыслы взамен утерянных в результате кризисной ситуации.

Ответственность консультанта в кризисном консультировании

На рис. 3 показано распределение ответственности между консультантом и клиентом за качество прохождения описанных выше этапов. В связи с этим необходимо отметить, что принятие клиентом ответственности за свою жизнь, за решение своей проблемы вовсе не означает, что консультант снимает с себя всякуюответственность. Одним из необходимых условий профессиональной психологической помощи является принятие психологом-консультантом ответственности за своевоздействие— осознание цели, средств, меры и возможного результата этого воздействия. Если за выбор того или иного решения, действительно, должен отвечать клиент, то на консультанте лежит ответственность за организацию и ведение консультативногопроцесса, то есть за качественное выполнение своих профессиональных задач: активное слушание, помощь в вербализации эмоционального опыта, эмпатическое понимание и принятие клиента, которые, как уже говорилось, создают условия, способствующие пониманию клиентом самого себя, а значит пониманию необходимости в том или ином выборе. Таким образом, опосредованно консультант также несет ответственность и зарезультатыконсультативного процесса.

Рис. 3. Распределение ответственности в кризисном консультировании

Условия успешной кризисной помощи

Успех кризисной консультации зависит от многих условий. Вот некоторые из них, которые зависят от самого консультанта.

• Создание атмосферы принятия, или «безопасной атмосферы».

• Взаимоотношения между клиентом и консультантом — это, прежде всего, человеческие отношения.

• Наличие у консультанта соответствующих профессиональных навыков: техники активного слушания, техники вопросов, техники эмпатического слушания и т.д.

• Внутренняя готовность специалиста обсуждать маргинальные темы, то есть темы, обсуждение которых обычно не поддерживается обществом, — темы смерти, самоубийства, сексуального и физического насилия и т.д.

• Презумпция значимости кризисной ситуации: любая кризисная ситуация, какой бы незначительной она ни казалась постороннему человеку, может быть крайне серьезной для того, кто ее переживает.

Основные правила кризисной помощи

1. Не спеши

Переживание — это процесс, происходящий во времени, часто весьма длительный процесс. Человек, находящийся в кризисной ситуации, переполнен множеством чувств, мыслей, воспоминаний. Необходимо время, чтобы человек принял, пережил и интегрировал — «вобрал в себя», ассимилировал — свой собственный опыт. В кризисном консультировании консультанту кажется, что ситуация требует быстрого вмешательства и активных действий. Однако его задача — сбавить темп. Эта задача осложняется тем, что обратившийся человек самнаходится в суетливом настроении и требует от консультанта активных действий.

2. Обращай внимание на внутренний опыт

Часто, описывая ситуацию, собеседник не заостряет внимание на том, что он переживает, чувствует, ощущает в тот или иной момент, он просто рассказывает «сценарий», схему событий. Например: «После того, как он пришел и наговорил кучу гадостей, я не могу его больше видеть…» Задача консультанта «замедлить» ход событий и раскрыть психологическое содержание, их наполняющее, — чувства и желания, появляющиеся и сменяющие друг друга на протяжении всей ситуации, возникающие физические ощущения, отношение к происходящему (поступкам действующих лиц, собственному поведению, собственному положению и т.д.) в каждый момент ситуации.

Консультант может задавать прямые открытые вопросы («Что вы почувствовали в тот, момент, когда он это сказал?», «Как вы относитесь к тому, что произошло?»), однако часто предпочтительнее использовать более мягкие способы, например, техники вербализации в виде закрытых вопросов («Наверно в этот момент вам стало не по себе», «Я думаю, очень обидно слышать такие вещи»).

Кроме этого вопросы, задаваемые консультантом, можно разделить на две группы. Первая группа включает вопросы, которые направлены на выяснение содержания («Как вы себя чувствовали?», «Что вы ощущали?», «Какие чувства вы испытывали?» и т.д.) и способствуют сохранению клиента в «режиме переживания». Другая группа включает вопросы, которые предназначены в основном для поиска причинно-следственных связей, а потому отвлекают клиента от переживания своего чувственного опыта в пользу рационализирования («Почему вы обиделись на него», «Зачем вам это нужно?»).

Задавая «причинные вопросы» мы перескакиваем через этап переживания чувств на этап поиска смысла, что приводит к неполноценным результатам.

3. Иди туда, где боль

«Разговор о чувствах» обычно сопровождается тем или иным внешним выражением этих чувств: клиент может начать плакать, злиться и пр. Иногда консультант старается не говорить на больные темы, чтобы не вызвать эти реакции. В житейских представлениях о психологической помощи существует мнение, что в кризисной ситуации не надо причинять дополнительную боль, а напротив — успокаивать человека. Однако в психологическом консультировании существует принцип, согласно которому консультант находит эти болезненные области и помогает клиенту их вербализовать. Это приводит к действительному эмоциональному освобождению, а не временной остановке.

4. Говори на запретные темы

Существует множество тем, считающихся «запретными» и «маргинальными». В социуме не поощряются, например, разговоры о смерти, насилии, тяжелых заболеваниях. Также подвержена моральному осуждению тема самоубийства. Социально неприемлемыми являются некоторые желания и чувства, связанные, например, с агрессией, обидой, завистью, сексуальными потребностями и др. Консультант должен уметь чувствовать присутствие этих «маргинальных» тем, а также уметь говорить на эти темы. При этом умение говорить на «запретные темы» означает не только то, что консультант психологически готов поддержать разговор, если клиент затрагивает какую-либо «запретную тему», — очень важно, чтобы консультант сам умел начинать этот трудный разговор, поскольку клиент на это может никогда не решиться.

Избегание консультантом «запретных тем» может быть связано, во-первых, с психологической неготовностью самого консультанта обсуждать и даже размышлять на эти темы, а во-вторых — с представлением о том, что сосредоточение внимания на этих темах усугубит состояние клиента. Однако практика кризисного консультирования показывает, что если консультант будет открыто и свободно говорить о том, что есть, даже если это какая-то «негативная» тематика, то он не сделает хуже, напротив, он сделает лучше, поскольку он поможет человеку выйти из состояния замкнутости, в которое он себя загоняет из-за страха быть непонятым и отвергнутым. В то же время, если консультант избегает говорить на «маргинальные темы», то он не обязательно делает что-то плохое, просто он уходит от такого шанса в данный момент.

5. Не спорь, не переубеждай, не манипулируй

Принятие — вот ключевое слово настоящего правила. Как уже говорилось, принятие заключается в том, что консультант предоставляет человеку, пришедшему к нему на консультацию ряд прав:

• право на любые чувства и желания,

• право на свое мировоззрение,

• право на выбор собственной судьбы.

В связи с этим споры, убеждения типа «Что такое хорошо, и что такое плохо», а также попытки оградить человека от неправильного поведения, «спасение», отвлечение и т.д. — неуместны, так как свидетельствуют о том, что консультант не принимает ни эмоциональной реакции клиента, ни его представления о мире и своем месте в этом мире и, вообще, старается повести его по пути, который кажется для него, консультанта, более благоприятным для другого человека. Способность принять чужие законы, другое видение мира —признак профессионализма в гуманистической психологии. Навязывание своей точки зрения тем или иным способом — это результат высокомерной позиции консультанта: «Я лучше тебя знаю, что тебе надо делать и чувствовать». Если перед нами не ребенок, а взрослый человек, вряд ли эта позиция может считаться правомерной.

6. Будь искренним, предоставляй обратную связь

Успех кризисной консультации зависит от того, насколько будет создана атмосфера, соответствующая ситуации «человек — человек», а не «клиент — консультант». Это означает, что консультант не должен оставаться только специалистом, он может проявить свое человеческое отношение к собеседнику и его ситуации. Почему консультанту бывает трудно это сделать? Вот некоторые причины:

• консультант чувствует профессиональную и моральную ответственность за эмоциональное состояние клиента,

• консультант боится снять с себя одежду специалиста и остаться обнаженным со своими слабостями, неуверенностью, боязнью, беспомощностью,

• консультант не имеет профессиональных навыков предоставления обратной связи.

Переживание утраты Определение утраты

Утрата— потеря личностно значимой ценности, объекта или человека.

Среди значимых утрат можно говорить о потере близкого человека, семьи, потере здоровья, работы, дома (например, в результате стихийных бедствий) и других. Кроме этого можно говорить о таких видах утрат, как обратимая и необратимая утрата, явная и скрытая утрата.

Скрытая утрата— различные жизненные проблемы могут маскировать достаточно сильные переживания, связанные с утратой. Иногда за разговором об одной утрате может скрываться более глубокая и значительная утрата.

В ситуации утраты у человека могут возникнуть вполне естественные противоречивые чувства, связанные с ушедшим человеком или ситуацией утраты. Например, любовь и обида (или даже ненависть), облегчение и чувство вины.

Горе— естественная реакция на утрату; комплекс противоречивых чувств, сила и спектр которых связаны с тем значением, которое имела утрата для человека в прошлом, настоящем и будущем; процесс переживания утраты, направленный на ее постепенное принятие — интеграцию опыта утраты.

Проявления горя10

1. Физическое и психическое страдание

Основные проявления горя выражаются в душевных страданиях, в виде эмоционального напряжения и душевной боли. Могут быть изменения ясности сознания: возникает легкое чувство нереальности и ощущение увеличения эмоционального расстояния, отделяющего человека от других людей. Часто на первый план выступают физические страдания: периодические приступы удушья с учащенным дыханием и постоянной потребностью вздохнуть, со спазмами и горле. Эти проявления особенно заметны, если человек вспоминает или рассказывает о своем страдании. Ощущается чувство пустоты в животе, потеря аппетита, мышечной силы; малейшее движение становится крайне тягостным и почти невозможным, от незначительной физической нагрузки возникает полнейшее изнеможение.

2. Поглощенность образом утраченного

Переживающие горе сообщают, что слышат шаги умершего, встречают мимолетный образ в толпе, узнают знакомые запахи и т.д. Такие состояния отличаются особой эмоциональной охваченностью, под влиянием которой может утрачиваться грань между переживанием и реальностью. На фоне некоторой нереальности могут возникать зрительные, слуховые или сочетанные иллюзии.

3. Чувство вины

Горюющий пытается отыскать в предшествующих утрате событиях и поступках то, чего он не сделал для умершего. Малейшие оплошности, невнимание, упущения, ошибки преувеличиваются и способствуют усилению самообвинения.

4. Враждебные реакции

В отношениях с людьми снижается или исчезает симпатия, утрачивается обычная теплота и естественность, нередко человек о происходящем говорит с раздражением или злостью, выражает желание, чтобы его не беспокоили. Враждебность иногда возникает спонтанно и кажется необъяснимой для горюющих. Некоторые пугаются этих состояний, так как принимают ее за начало грядущего безумия. Другие стараются контролировать вспышки гнева, что удается далеко не всегда. Постоянные попытки «держать себя в руках» приводят к натянутости и скованности в общении.

5. Утрата прежних, естественных моделей поведения

В поступках отмечается торопливость, суетливость, человек становится непоседливым или совершает хаотические действия в поисках какого-либо занятия, но оказывается совершенно неспособным к простейшей организованной деятельности. Только со временем он начинает вновь осваивать круг повседневных дел. Эти повседневные дела, естественно, прежде всего, теснейшим образом оказываются связанными с потерей. Горюющим очень часто приходится как бы заново «учиться» их делать, превозмогая переживание отсутствие смысла что-либо делать после случившегося11.

6. Идентификация с утратой

В высказываниях и поступках человека появляются черты поведения умершего или признаки его последнего заболевания. Как правило, идентификация с утратой становится следствием поглощенности образом утраченного.

Этапы переживания горя12

Переживание горя — это процесс, длящийся во времени, ему свойственна динамика, прохождение ряда этапов, когда человек, как писал Э.Линдеманн, осуществляет «работу горя», которая включает в себя как переживания, так и активные действия. Цель «работы горя» состоит в том, чтобы пере-жить его, стать независимым от утраты, вновь обрести себя в изменившейся жизни и найти новые отношения с людьми и миром.

1. Шок и отрицание утраты

Первым этапом является шоковое состояние. Оно развивается сразу после утраты и длится от нескольких дней до месяца, сосуществуя с признаками следующего этапа — переживания. Человек не осознает потери, не в состоянии осмыслить случившееся, происходящее воспринимается как в тумане или во сне. Затем приходит неверие, что это могло произойти. Психологической защитой служат вытеснение и отрицание. Их вовлечение является естественным и полезным, поскольку помогает человеку постепенно освоиться со случившимся. К концу этапа шока после психической анестезии начинается страдание, свидетельствующее о начале острых эмоциональных переживаний. О завершении стадии отрицания говорят элементы рационального понимания и признания утраты, а также обстоятельств, при которых она произошла.

2. Переживание (страдание)

Далее следует этап переживания, являющийся в «работе горя» наиболее интенсивным. Понимание и признание утраты достигает степени ясности факта. Оно приводит человека к чувству зияющей пустоты, которое возникло вследствие утраты, и необходимости совладать с ней. Попытки ее заполнения выражаются в неоднократных возвращениях к происшедшему и рассказах об обстоятельствах утраты. Сначала страдание достигает максимальной силы, затем его интенсивность постепенно уменьшается. Ритуальные действия и другие конкретные события играют в этом важную роль. Так человек приходит к осознаванию значимости близкого человека и интеграции опыта утраты.

3. Принятие утраты

Завершающий этап — принятие утраты, или интеграция опыта утраты.«Работа горя» в это время состоит в возвращении к реальности через преодоление психического страдания, освобождения от идей самообвинения, поглощенности образом утраты и идентификации с ним. Принятие утраты не исключает того, что укоры совести, чувство вины будут возобновляться. Постепенно исчезает враждебное отношение к окружающим. Сохраняются воспоминания о прошлом, которые уже не вызывают эмоционального напряжения. Начинается освоение своего нового места в мире, а энергия переключается на отношения и занятия, не связанные с утратой.

В реальной жизни динамика этапов горя (отрицание — страдание — принятие) не бывает строго последовательной, она скорее напоминает накладывающиеся друг на друга циклы, что отражено на рис. 4. Переживание горя представляет собой индивидуальный процесс, и характерные признаки этапов могут сосуществовать в различных сочетаниях.

«Работа горя» как постепенное принятие утраты

На первом этапе человек отрицает ситуацию утраты, он не верит в случившееся, ведет себя «как автомат», не позволяя себе встретиться со свершившимися фактами и связанной с ними болью.

Переход ко второму этапу происходит по мере того, как человек начинает осознавать факт случившегося. Встреча с мертвым телом, его погребение ставят человек перед необходимостью согласиться (хотя бы формально) с тем, что это действительно произошло. Но чисто интеллектуальное принятие факта потери не означает его принятия на эмоциональном уровне. Напротив, можно сказать, что интеллектуальное осознание потери открывает путь потоку эмоциональных переживаний, как реакции на это осознание.

Вся второй этап — это медленное, неравномерное и болезненное движение к принятию утраты, которое заключается не только в интеллектуальном признании факта утраты, но и в эмоциональном примирении с ним. На протяжении этой самой длинной стадии человек переходит от формального признания утраты к ее реальному принятию. Можно говорить об острой и подострой фазах второго этапа. В острой фазе страдание обычно достигает наибольшей силы и отличается разнообразием проявлений. В подострой фазе человек уходит от непосредственного переживания, он на время включается в обычную жизнь, решает повседневные проблемы. Затем те или иные ситуации вновь напоминают ему о потере, возникают многообразные воспоминания об ушедшем человеке, о связанном с ним прошлом, и человек снова начинает испытывать страдания. Таким образом, этап переживания характеризуется цикличной сменой острой и подострой фазы с постепенным уменьшением интенсивности страдания. Одновременно с этим воспоминания об ушедшем способствуют тому, что человек начинает осознавать его значение в своей жизни. Негативные чувства (обида, гнев, тоска и т.д.), связанные с утратой постепенно меняются на позитивные (благодарность, грусть, уважение и т.д.).

Рис. 4. Динамика переживания горя

«Принятие утраты» не означает потерю памяти об утрате: я не забываю о близком человеке и о том, что произошло с ним. Она не означает полного освобождения от страдания и «возвращения» к прежнему мироощущению. Она также не означает отсутствия вообще каких-либо чувств или мыслей по поводу утраты: у меня есть чувства к ушедшему человеку, есть отношение к утрате, есть мысли о значимом для меня человеке, — но эти мысли и чувства не приносят мне страдания. Это связанно не только с уменьшением их интенсивности, но также с изменением их характера. Например, тоска трансформируется в светлую грусть. Принятие утраты не означает также уменьшения значимости близкого для меня человека, напротив — это может быть особенно рельефное осознание его значения. Принятие утраты — это не замена утраты или ее компенсация с последующим возвращением в контекст прежней жизни, это обретение нового жизненного контекста, нового смысла, опыта и мудрости.

Среди важных критериев принятия утраты можно указать способность говорить об утрате, появление активности, появление планов на ближайшее и отдаленное будущее.

Осложненное горе13

Осложненное горе возникает, если описанное течение переживания замедляется, приостанавливается, что мешает принятию утраты и обретению нового смысла. К осложненному горю приводят:

а) внезапная или неожиданная утрата,

б) утрата, вызвавшая двойственные (противоречивые) чувства, прежде всего гнев и самообвинение,

в) утрата, с которой были связаны отношения чрезмерной зависимости, породившие отчаянную тоску,

г) множественные утраты на протяжении незначительного времени,

д) отсутствие систем поддержки личности или жизнеобеспечения.

Необходимо проявлять осторожность, определяя осложненное горе только по его продолжительности. Индивидуальные темпы «работы горя» очень различны, и даже спустя год после утраты она может быть еще не закончена. Но, если миновало несколько лет или признаки горя существенно мешают в жизни, тогда следует говорить об осложненном горе. Оно встречается у 10-15% людей, переживающих утрату.

К его признакам, которые не всегда сами по себе специфичны, можно отнести следующие:

• После утраты полностью меняется стиль жизни или привычки, возникает сильная тенденция избегать людей и виды активности, которые связаны с привычным стилем жизни.

• Отождествление достигает степени принятия даже тех черт или форм поведения ушедшего, к которым ранее относились отрицательно.

• Появляется страх умереть от той же самой болезни.

• Человек не может заставить себя посетить кладбище и принять участие в ритуалах или, наоборот, полностью поглощен этой деятельностью.

• Алкоголь или седативные средства употребляются в больших количествах.

• Появляются навязчивые мысли об утрате и ее деталях, ушедший превращается в «святого» или, наоборот, в «исчадие ада».

• Разговоры ведутся так, как если бы человек был жив или утрата только что случилась.

• При разводах иногда возникает фиксация на чувстве мести.

• Постоянно ощущается безнадежность, бессмысленность существования, человек утрачивает способность радоваться, выполнять ежедневную работу или устанавливать отношения с людьми.

В некоторых случаях течение горя, в том числе и осложненного, может усугубляться присоединением признаков посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), например, в чрезвычайных условиях стихийных бедствий, военных действий или их последствий.

Существует несколько форм осложненного горя:

1. Хроническое горе

При этой, наиболее частой, форме переживание горя носит постоянный характер, и интеграция утраты не наступает. Среди признаков преобладает тоска по человеку, с которым существовала тесная эмоциональная связь. Даже спустя многие годы малейшее напоминание об утрате вызывает интенсивные переживания.

2. Конфликтное (преувеличенное) горе

Один или несколько признаков горя искажаются или чрезмерно усиливаются, прежде всего чувства вины и гнева, образующие порочный круг контрастных переживаний, мешающий совладанию с горем и затягивающий его. Выход может достигаться через эйфорические состояния, переходящие в длительную депрессию с идеями самообвинения.

3. Подавленное (маскированное) горе

Проявления горя незначительны или полностью отсутствуют. Вместо них появляются соматические жалобы, признаки болезни, отмечавшиеся у умершего, с последующим развитием длительной ипохондрии. Например, описываются состояния «кластерной головной боли», которая может продолжаться в течение нескольких месяцев и складываться из множества отдельных приступов. Осознание их связи с утратой отсутствует.

4. Неожиданное горе

Внезапность делает почти невозможным принятие и интеграцию утраты. Их развитие задерживается, преобладают интенсивные чувства тревоги, самообвинения и депрессия, осложняющие ежедневную жизнь. Весьма характерно возникновение мыслей о самоубийстве и его планирование.

5. Отставленное горе

Его переживание откладывается на длительное время. Сразу после утраты возникают эмоциональные проявления, но затем «работа горя» прекращается. В дальнейшем новая потеря или напоминание о прежней запускают механизм переживания. Посещая врача, человек неоднократно говорит об утрате. Дома не желает что-либо менять, расставаться с дорогими вещами или, наоборот, стремится полностью изменить жизнь (сменить обстановку, квартиру, иногда — город).

6. Отсутствующее горе

При этой форме отсутствуют какие-либо внешние проявления, как если бы утраты не было вообще. Человек полностью отрицает ее или остается в состоянии шока.

Этапы психологической помощи людям, переживающим потерю

Роль консультанта и психологическую помощь, которую он оказывает человеку, переживающему потерю, можно сравнить с катализатором или посредником, помогающим человеку пройти этот трудный путь от страдания к новому смыслу. Психологическая помощь в данном случае (особенно на первых этапах переживания горя) трудна не столько в техническом, сколько в психологическом плане. «В работе с людьми, пребывающими в горе, нет никаких особых секретов. Налицо идеальная ситуация для установления эмпатического контакта, поскольку таким людям в первую очередь необходимо рассказать об этом. Добровольцы не в состоянии исправить что-либо, они не должны пытаться решить чужую проблему или давать советы»14.

В целом этапы психологической помощи людям, переживающим потерю близких, соответствуют трем этапам кризисного консультирования, описанным выше: (1) принятие реакции на кризисную ситуацию, (2) переживание чувств, (3) обретение смысла. Применительно к ситуации утраты эти этапы можно представить в виде последовательно осуществляемых консультантом задач:

• Описание ситуации утраты.

• Принятие противоречивой реакции на потерю.

• Вербализация эмоционального состояния человека.

• Понимание значимости потери.

• Ожидание и поддержка активности.

Последовательность этих задач связана с естественной логикой переживания потери. Сначала человек погружен в ситуацию утраты, он думает и говорит только о ней. Одновременно с этим он переживает негативные чувства, связанные с этой ситуацией. Затем он начинает осознавать то значение, которое имел для него ушедший человек. Ему необходимо некоторое время, чтобы справиться с тем, что теперь он будет жить без этого человека.

На разных этапах переживания горя консультант делает акцент на тех или иных задачах. Так, на первом этапе(шок и отрицание утраты) и наострой фазе второго этапа консультант главным образом говорит с клиентом о ситуации утраты: о том, как человек узнал об утрате, как он встретился с ней, что с ним происходило в этот и последующие моменты, о чем он думал, и что он чувствовал. Психологическая помощь в этом случае напоминает процедурупсихологического дебрифинга, с той лишь разницей, что она здесь осуществляется в индивидуальном, а не в групповом режиме15. «Самое важное — это активное выслушивание с готовностью принять и облегчить его чувства и переживания. Советы или наставления оказываются непродуктивными. Абоненту следует дать возможность полностью выразить свои чувства и оказать поддержку симпатией и добротой. Необходимо быть с ним, чтобы он знал, что его переживания являются естественными и он не одинок. Эмпатическое понимание со стороны консультанта является эффективным на всех этапах процесса горя, поскольку способствует интеграции опыта утраты. Собеседник может неоднократно возвращаться к актуальным переживаниям или различным деталям утраты: эффективность помощи будет во многом зависеть от степени терпения в ходе эмпатического выслушивания»16.

В подострой фазе второго этапа консультант смещает акцент на вербализацию текущего эмоционального состояния клиента и на понимание значимости потери. На этом этапе клиент становится способным осмысливать происшедшее, исследовать свое отношение к утрате, а значит у него появляется способность постепенно интегрировать опыт утраты и вернуться в реальный мир, но уже другим человеком. Поэтому работа консультанта иногда сравнивается с «принимающей роды акушеркой»17, которая способствует тому, чтобы этот процесс прошел без осложнений.

Понимание значимости потери

Осознание значимости потери — это один из ключевых этапов переживания утраты, в котором консультант может сыграть свою посредническую функцию. Задача консультанта состоит в том, чтобы самому понять значение утраченного человека в жизни клиента, а это в свою очередь проясняет это значение для самого клиента. Возможно, это самое экологичное направлениеработы с людьми, переживающими или уже пережившими утрату близкого человека. Несмотря на то, что эта работа может быть достаточно болезненна, тем не менее она отражает естественный процесс осознавания потери, проходящий в душе переживающего эту потерю человека.

Помощь в понимании значимости потери проходит через три этапа:

1) описание человека, его характера, внешности, привычек, ситуаций и т.д.;

2) значение этого человека в прошлом, настоящем и будущем клиента;

3) подведение итогов — осознание значимости потери.

Таким образом, цель работы консультанта заключается в осознании клиентом значимости потери. Эта цель достигается с помощью вопросов, направленных на описание человека и его значение (примеры этих вопросов приведены ниже), а также с помощью обратной связи, то есть вербализации консультантом своего понимания значимости потери.

При задавании вопросов консультанту лучше придерживаться естественной схемы: «прошлое — настоящее — будущее». Это означает, что консультант начинает с наименее болезненных вопросов, касающихся прошлого, и только после этого он задает вопросы о настоящем и будущем, которые являются ядром переживаний, связанных с потерей.

Примерные вопросы консультанта, направленные на описание человека

  • Расскажите об этом человеке.
  • Какой он был, какой у него был характер, чем он занимался и т.д.
  • Что вы вспоминаете сейчас, думая об этом человеке?
  • Как вы его вспоминаете, какие эпизоды, ситуации, слова, поступки?
  • Что в нем нравилось, что не нравилось?

Примерные вопросы консультанта, направленные на осознание значения человека в прошлом, настоящем и будущем клиента

Прошлое

  • Насколько для вас был значим этот человек?
  • Что вас связывало с этим человеком?
  • Какие у вас были отношения с этим человеком?
  • Какое место занимал этот человек в вашей жизни?
  • Какую роль играл этот человек в вашей судьбе?
  • Как повлиял этот человек на вас, на ваш характер, на ваше мировоззрение?
  • Что вам дал этот человек?

Настоящее

  • Что изменилось сейчас, когда его нет?
  • Что ушло вместе с этим человеком?
  • В какие моменты вы вспоминаете его сейчас?
  • Что напоминает вам сейчас об этом человеке?
  • Что осталось в вас сейчас благодаря этому человеку?
  • Хочется ли вам в чем-то походить на этого человека или, наоборот, быть не похожим на него?
  • Можно ли говорить, что сейчас вы продолжаете внутренне общаться с этим человеком?
  • Чувствуете ли вы сейчас внутреннюю связь с этим человеком?
  • Влияет ли этот человек на вашу жизнь сейчас?
  • Если бы этот человек был рядом, что бы он вам сказал, посоветовал и т.д.?

Будущее

  • Какие у вас были планы, связанные с этим человеком?
  • Как вы себе представляете будущее без этого человека?
  • Что вы будете делать дальше?
  • Будете ли вы делать то, что намечали, или что-то другое?
  • Что вас ждет впереди?
  • С какими трудностями вы можете встретиться?
  • Чувствуете ли вы, что сможете справиться с ними самостоятельно?

Результаты работы, направленной на осознание значимости потери

Еще раз повторим, что если консультант попытается эмпатически понять значимость потери для клиента, задавая ему соответствующие вопросы и вербализуя свои понимание, то это, в свою очередь, поможет самому клиенту осознать значимость потери. Это осознание является необходимой почвой для последующего принятия потери. Терапевтический механизм осознания значимости потери представлен на рис. 5.

Во-первых, когда клиент осознает, какое значение в его жизни имел человек, ушедший из жизни, ему становится легче принять свою реакцию на эту потерю. Теперь его реакция не является для него «негативной», она становится осмысленной и понятной. Другими словами, он позволяет себе переживать свое горе, поскольку понимает, что это переживание нормально и естественно. Это, конечно, способствует создание консультантом атмосферы принятия вербальными и невербальными средствами. По мере этого естественного переживания горя человеку открывается возможность для постепенного примирения с собой и ситуацией потери.

Во-вторых, осознание значимости потери, то есть той роли, которую играл ушедший человек в жизни клиента, помогает ему осознать свои жизненные потребности. Это осознание и принятие того, что является для него важным в его собственной жизни, является началом размышления о смысле своей жизни, о том направлении, в котором он будет двигаться дальше.

Рис. 5. Осознание значимости потери и его результаты

Примирение клиента с самим собой и обретение смысла приводит к тому, что можно назвать «просветлением чувств». Человек переживает, и, возможно, он переживает очень глубоко, но теперь он не борется со своими чувствами, его переживания не кажутся ему «давящими», «мучительными» и т.д., они не несут характера страдания. В прежней противоречивой реакции на потерю значительно повышается удельный вес позитивных чувств: благодарности, нежности, уважения, восхищения и т.д. Это собственно и является основным признаком принятия потери.

Приложение Психологический дебрифинг (Интернет-ресурс)

Дебрифинг— это групповая форма кризисной интервенции; это особо организованное и четко структурированное обсуждение в группах людей, совместно переживших катастрофу или трагическое событие.

Дебрифинг относится к мерам экстренной психологической помощи. Его автором является американский психолог Джефри Митчел, прежде работавший пожарным. Команда дебриферов, состоящая из двух-трех человек, выезжает на место происшествия через 24 часа (но в течение первых трех суток) после трагического события. Дебрифинг может проводиться в любом изолированном помещении со свидетелями одного события или людьми одного коллектива не позднее 72 часов после окончания трагедии.

Экстренная психологическая помощь характерна тем, что проводится с людьми в остром стрессовом состоянии (ОСР — острое стрессовое расстройство).

Это состояние представляет собой переживание эмоциональной и умственной дезорганизации. Процедура дебрифинга позволяет участникам в условиях безопасности и конфиденциальности отреагировать впечатления, реакции и чувства, связанные с событием. Встречая похожие переживания у других людей, участники получают облегчение, — у них снижается ощущение уникальности и ненормальности собственных реакций, уменьшается внутреннее напряжение. В группе появляется возможность получить поддержку от других участников. Действия ведущих направлены к тому, чтобы мобилизовать внутренние ресурсы участников, помочь им подготовиться к переживанию тех симптомов или реакций ПТСР (посттравматического стрессового расстройства), которые могут возникнуть впоследствии. Обязательно участникам сообщается о том, где они впоследствии могут получить помощь.

Цель дебрифинга

Главная цель дебрифинга — снизить тяжесть психологических последствий после пережитого стресса. Участие в дебрифинге не может предупредить возникновение последствий трагических событий, но препятствует их развитию и усилению, способствует пониманию причин своего состояния и осознанию действий, которые необходимо предпринять, чтобы облегчить его. Поэтому одновременно это и метод кризисной интервенции и профилактика.

Задачи дебрифинга

• Отреагирование впечатлений, реакций, чувств.

• Способствование когнитивной организации переживаемого опыта путем понимания как событий, так и реакций.

• Уменьшение индивидуального и группового напряжения.

• Уменьшение ощущения уникальности и патологичности собственных реакций.

• Мобилизация внутренних и внешних групповых ресурсов, усиление групповой поддержки, солидарности, понимания.

• Подготовка к переживанию тех симптомов или реакций, которые могут возникнуть.

• Информирование участников о том, где они в дальнейшем могут получить помощь.

Организация дебрифинга

Проводить дебрифинг возможно в любом месте, но нужно стремиться к тому, чтобы помещение было удобным, доступным и изолированным. Оптимальное количество участников в группе от 10 до 15 человек. Проводится дебрифинг под руководством двух подготовленных специалистов-дебриферов. Не допускается присутствие посторонних лиц, не имеющих непосредственного отношения к событию. Время проведения четко обозначается вначале и составляет 2-2,5 часа; без перерыва. Ограничение вводится по той причине, что за это время происходит очень интенсивная переработка опыта, в которой задействованы достаточно сильные эмоции.

Техника дебрифинга

Дебрифинг очень четко структурирован и включает в себя семь последовательных фаз:

1) вводная фаза;

2) фаза описания фактов;

3) фаза описания мыслей;

4) фаза описания переживаний;

5) фаза описания симптомов;

6) фаза обучения;

7) завершающая фаза.

Вводная фаза

Начинается процедура со знакомства — дебриферы и участники представляются. Ведущие выражают сожаление по поводу случившегося.

Затем устанавливаются цели дебрифинга — помочь справиться с последствиями травмирующего события. Следует подчеркнуть, что дебрифинг — это не психотерапия, эта процедура позволяет поделиться своими чувствами и реакциями, помочь себе и другим, узнать о том, какие бывают обычно реакции на подобные события и как с ними справляться.

Для создания атмосферы безопасности принимаются правила:

• Оставаться в течение всего времени (два часа);

• Говорить только от себя (не обобщать высказывания);

• Не уходить от темы;

• Право не высказываться;

• Относиться друг к другу с уважением, не высказывать оценочных суждений;

• Сохранение конфиденциальности.

Это рекомендуемые правила, но участники могут дополнить этот список.

Могут задать уточняющие вопросы.

Правила обозначаются для того, чтобы уменьшить тревогу, которая естественным образом может возникать у участников.

Декларируется, что ни одного из членов группы не могут принуждать говорить что-либо против его воли. Единственное условие участия — они должны назвать свое имя и выразить свое отношение к катастрофе или тому событию, участником или свидетелем которого они были. Однако от них требуется умение выслушивать, не перебивая и давая возможность высказаться всем желающим.

Члены группы должны быть уверены в соблюдении конфиденциальности содержания встречи. Ведущий дает гарантию, что все сказанное не выйдет за рамки этого круга. Членов группы также просят соблюдать конфиденциальность. Однако, можно обсудить возможность публикации обобщенных фактов. Возможно, что тогда они смогут помочь другим людям, вовлеченным в данную ситуацию или подобные, избавиться от ощущения уникальности собственных переживаний, которое ведет к замкнутости в себе и изоляции.

Нужно, чтобы участники знали, что дебрифинг не предполагает оценок, критики, споров.

Имеет смысл проговорить то, что во время процедуры возможно оживление сильных переживаний. Из-за этого участники могут почувствовать себя хуже. Но это необходимый этап проработки травматического опыта, без которого невозможно от этих переживаний освободиться. Однако это этап, и он будет иметь завершение.

Ведущие должны убедиться, что в помещении нет никого из посторонних — например, любопытствующих журналистов или представителей администрации, не имеющих непосредственного отношения к событию.

Фаза фактов

Участникам предлагается по кругу ответить на следующие вопросы:

• Кто вы и как связаны с событием (или с жертвой)?

• Где вы были, когда случилось событие?

• Что случилось?

• Что вы видели? Слышали?

Таким образом, каждый человек кратко описывает то, что произошло с ним во время инцидента: как он увидел событие, и какова была последовательность произошедшего.

Здесь возможны перекрестные вопросы участников друг другу, помогающие прояснить и сформировать объективную картину произошедшего. Это дает возможность восстановить ощущение ориентации в ситуации, что может способствовать упорядочиванию мыслей и чувств. Знание всех событий и их последовательности создает ощущение когнитивной организации.

Продолжительность фазы фактов может варьироваться. Чем дольше длился инцидент, тем длиннее должна быть эта фаза. Однако следует помнить, что это лишь этап работы. Стремление создать единое представление может привести к застреванию на ней. Так или иначе, человек может иметь собственное видение ситуации, которое определяется разными факторами: его местоположением в этот момент, длительностью участия, замеченными мелочами и др. Собственное видение определяет личный смысл случившегося для данного конкретного человека и становится впоследствии источником страданий.

Фаза мыслей

На этой фазе дебрифинг фокусируется на процессах принятия решений и мышления.

Участники отвечают на вопросы:

• Какова была ваша первая мысль, когда вы осознали, что произошло? (вопрос для свидетелей события, спасателей, пострадавших).

• Какова была ваша первая мысль, когда вы узнали, что произошло? (вариант для тех, кто не был непосредственным свидетелем).

• Какие решения вы принимали? Почему?

Первая мысль зачастую содержит то, что составляет сердцевину тревоги. Однако высказать эти мысли для участников может быть затруднительно, потому что эти мысли кажутся неуместными или причудливыми или недостойными. Тем более важно поделиться ими. Сопоставление своей реакции с подобными реакциями других людей снижает напряжение и формирует общность.

Фаза чувств

Обычно это самая длительная фаза дебрифинга. Предыдущие фазы актуализировали переживания, которые достаточно сильны и могут быть разрушительны для человека.

Задача этого этапа — создать такие условия, при которых участники могли бы вспомнить и выразить сильные чувствав условиях поддержки группы и в то же время поддержать других участников, которые также испытывают сильные страдания.

На этой фазе могут помочь такие вопросы, как:

• Как вы реагировали?

• Что было для вас самым ужасным из случившегося?

• Что запомнилось вам наиболее ярко?

• Какие телесные ощущения вы испытывали во время события?

• Что вы сказали бы погибшему, если у вас была бы такая возможность?

Желательно, чтобы все высказались по порядку. Однако, если группа большая, то отвечать можно в произвольном порядке.

Задача ведущих — поддерживать выражение чувств со стороны участников.

При этом нужно поощрять участников отвечать друг другу, высказывать поддержку и выражать ее другими средствами (прикосновением, объятием, взглядом).

Особенно важно мобилизовать групповую поддержку в моменты, когда состояние говорящего ухудшается.

Участники должны чувствовать, что любые их эмоции имеют право на существование, что они важны и достойны уважения.

Часто звучат такие чувства как ужас, страх, беспомощность, бессилие, одиночество. Очень характерное чувство для переживших катастрофу — чувство вины. Люди осуждают себя за те решения, которые им приходилось принимать в условиях недостатка информации, суеты и паники. Если кто-то из бывших с ними погиб, возможно возникновение переживания, которое называется «вина выжившего» — когда человек ощущает ответственность за их гибель, вину за неспособность помочь им и спасти погибших, переживает мысленные установки типа: «лучше бы вместо него погиб я».

Если у кого-то из участников ухудшается состояние, то это — ключевой момент для мобилизации групповой поддержки, сигнал соседу: положить руку на плечо или взять его руку в свою; сказать о том, что слезы здесь совершенно уместны и приемлемы.

Прикосновения являются очень мощным средством выражения поддержки. Люди, которые работают вместе, особенно если это мужчины, часто испытывают затруднения, когда нужно прикоснуться к коллеге, даже чтобы утешить, поэтому они нуждаются в особом разрешении.

Если кто-то выходит за дверь, один из ведущих должен последовать за ним и поговорить с ним какое-то время, чтобы поддержать и дать выразить сильные чувства. Выражение интенсивных чувств снизит напряжение и позволит вернуться в группу.

Важно обратить внимание на тех, кто кажется наиболее травмированными, кто молчит или у кого есть особенно выраженные симптомы. Это могут быть те, кто более всего подвергался риску. К таким участникам следует подойти после окончания и поговорить индивидуально.

Фаза симптомов

Иногда эта фаза объединяется с предыдущей или последующей фазой. Но иногда имеет смысл выделить ее в отдельный этап работы.

Некоторые реакции из-за своей необычайности должны быть обсуждены более детально.

Участников просят описывать симптомы (эмоциональные, когнитивные и физические), которые они пережили на месте действия; после завершения опасной ситуации; когда они возвратились домой; в течение последующих дней и в настоящее время.

Обязательно нужно задать вопросы о необычных переживаниях, о трудностях возврата к нормальному режиму жизни и работы.

Обучающая фаза

На этой фазе обобщаются реакции участников и предоставляется информация о типичных реакциях на стресс.

Основные проявления посттравматического расстройства (ПТСР):

Симптомы повторения.Повторяющиеся навязчивые воспоминания трагедии. Эпизоды «оживления» пережитого в форме иллюзий, галлюцинаций, флэшбэк-эпизодов. Повторяющиеся сновидения.

Симптомы избегания.Стремление избежать разговоров, мыслей, чувств, мест, людей — всего, что может напоминать о трагедии. Блокировка (провалы) памяти. Отчуждение от близких.

Симптомы возбуждения.Трудности засыпания и сохранения сна. Раздражительность, необоснованные вспышки злости. Трудности концентрации. Сверхбдительность. Преувеличенные реакции испуга.

Информацию можно раздать участникам в письменном виде и попросить их определить, какие из этих реакций они переживают.

Нужно подчеркнуть то, что описанные состояния и симптомы — это нормальная реакция на ненормальную ситуацию, что со временем они пройдут.

Нужно рассказать, каких реакций можно ожидать по прошествии некоторого времени.

Нужно поговорить о методах самопомощи, о том, как участники смогут позаботиться о себе.

Нужно информировать участников о том, где они смогут получить помощь.

Нужно ответить на вопросы участников.

Завершающая фаза

Для «заземления» опыта группы нужно:

• Кратко суммировать то, что было сказано.

• Спросить, не осталось ли чего-то важного, о чем хотелось бы сказать сейчас.

• Поблагодарить всех за участие, за то, что смогли поделиться своими чувствами, поддержать друг друга.

• Напомнить о конфиденциальности.

• Предложить участникам подумать о том, как они смогут поддерживать друг друга в дальнейшем. Возможно определить время и место новой встречи, которую они смогут организовать сами или при поддержке ведущих.

Пост-дебрифинг

В течение 20-30 минут после завершения следует уделить время тем из участников, которые вызвали наибольшее беспокойство ведущих, поговорить с ними один на один.

Затем необходимо обсудить с ко-лидером проделанную работу, дать друг другу обратную связь, проговорить наиболее важные моменты.

Ведущие должны продумать пути профилактики возникновения у себя вторичной травматизации: каким образом они смогут позаботиться о себе, о самовосстановлении после проделанной работы, которая могла вызвать у них сильные чувства. Где и с кем они смогут отреагировать собственные эмоции от услышанного. Какие методы самопомощи они смогут использовать для себя.

Литература

  1. Алешина Ю.Е.Индивидуальное и семейное консультирование. М., 1994.
  2. Василюк Ф.Е.Психология переживания. М.: МГУ, 1984.
  3. Конторович В.А., Анцупова Г.Л.Психологический дебрифинг как одна из форм помощи вскоре после участия в кризисной ситуации // Особенности проявления ПТСР у военнослужащих и членов их семей. Стратегия психологической помощи: Сборник статей. Ростов-на-Дону, 2001.
  4. Кочунас Р.Основы психологического консультирования. М., 1999.
  5. Методическое пособие по работе с посттравматическим стрессовым расстройством. СПб., Гармония, 2001.
  6. Моховиков А.Н.Телефонное консультирование. М.: Смысл, 1999.
  7. Роджерс К.Эмпатия // Психология эмоций. Тексты. М., 1984. С. 235-237.
  8. Роджерс К.Р.Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994.
  9. Роджерс К.Р.Консультирование и психотерапия. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.
  10. Трунов Д.Г.Гуманистическая психология и массовое сознание // Пасхи. Научный психологический журнал (Екатеринбург).

    1998. № 1. С. 22–30.

  11. Хрестоматия по гуманистической психотерапии. М., 1995.
  12. Хэмбли Г.Телефонная помощь. Пермь: ОЦПППН, 2004.

1Хэмбли Г.Телефонная помощь. Пермь: ОЦПППН, 2004.

2Хэмбли Г.Телефонная помощь. Пермь: ОЦПППН, 2004.

3Хэмбли Г.Телефонная помощь. Пермь: ОЦПППН, 2004.

4Трунов Д.Г.Гуманистическая психология и массовое сознание // Пасхи. Научный психологический журнал (Екатеринбург).

1998. № 1. С. 22-30.

5Алешина Ю.Е.Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. М.: Консорциум «Социальное здоровье России», 1993. С. 5.

6Роджерс К.Р.Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.. Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994.

7Роджерс К.Эмпатия // Психология эмоций. Тексты / Под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б.Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 235.

8Более подробно с техникой перефразирования можно познакомиться в работе:Трунов Д.Г.Техника перефразирования под увеличительным стеклом // Журнал практического психолога. 1998. № 4. С. 92-102.

9Алешина Ю.Е.Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. М.: Консорциум «Социальное здоровье России», 1993. С. 7.

10Моховиков А.Н.Телефонное консультирование. М.: Смысл, 1999. С. 236-237.

11В качестве иллюстрации А.Н.Моховиков приводит строки из стихотворения Анны Ахматовой: У меня сегодня много дела, / Надо память до конца убить, / Надо, чтоб душа окаменела, / Надо снова научиться жить.

12Моховиков А.Н.Телефонное консультирование. М.: Смысл, 1999. С. 237-239.

13Моховиков А.Н.Телефонное консультирование. М.: Смысл, 1999. С. 239-242.

14 Учебное пособие службы Befrienders International. С. 50.

15Описание техники психологического дебрифинга см. в Приложении к данному методическому пособию.

16Моховиков А.Н.Телефонное консультирование. М.: Смысл, 1999. С. 243.

17Моховиков А.Н.Телефонное консультирование. М.: Смысл, 1999. С. 244.

34