Требования к личности психолога-консультанта. Модель эффективного психолога-консультанта

1. Консультирование как практика оказания профессиональной помощи людям, оказавшимся в сложных жизненных ситуациях, испытывающих трудности в межличностных отношениях, имеющим затруднения в решении различных жизненных проблем. Цели и задачи консультирования.

Понятие    психологического    консультирования.    Цели    и    задачи,    принципы консультирования,

Психологическое консультирование — прикладная отрасль современной психологии. В системе психологической науки ее задачей является разработка теоретических основ иприкладных программ оказания психологической помощи психически и соматически  здоровым людям в ситуациях, когда они сталкиваются со своими проблемами.

Спецификой психологического консультирования является акцент на диалогичности, нациркуляции информации, на  информационном   обмене  между  психологом-консультантом   и  теми  людьми,  относительно  которых   используется психологическое консультирование. Задачи: Выслушивание клиента. Облегчение эмоционального состояния клиента. Принятие клиентом ответственности за происходящее с ним. Помощь психолога в определении того, что именно и как можно изменить в ситуации. Цель   психологического  консультирования  определяет  как оказание  психологической   помощи, то  есть  разговор с психологом должен помочь человеку в решении его проблем и налаживании взаимоотношений с окружающими. Цель психологического консультирование по Р. Кочюнасу:

способствовать   изменению   поведения   клиента   или   изменению   отношения   на   ситуацию,   помочь   клиенту испытывать удовольствие от жизни и жить продуктивно; развить навыки по преодолению жизненных трудностей; обеспечить эффективное принятие жизненно важных решений;

развивать умение завязывать и поддерживать межличностные отношения;

облегчить реализацию и повышение потенциала личности.   Принципы психологического консультирования: доброжелательное и безоценночное отношение к клиенту; ориентация на нормы и ценности клиента; осторожное отношение к советам; разграничение личных и профессиональных отношений; включенность клиента и психолога в процесс консультирования.

5 стр., 2242 слов

Психологическая помощь клиентам, страдающим птср диссоциативными ...

... расстройства нервной системы у людей, перенесших железнодорожную катастрофу. Эриксон рассматривал психологическую травму лишь как последствие повреждения спинного мозга, т.е. как органическую ... неспособность испытывать чувство сильной привязанности, любви). 7. Неспособность ориентироваться на длительную жизненную перспективу (например, человек не планирует заниматься карьерой, жениться, иметь детей ...

2. Сферы применения и основные направления в практике консультирования.

3. Требования к личности консультанта — модель эффективного консультанта.

Существуют поверхностные и более глубокие взгляды на этот предмет.

Н.Н. Обозов [1993, с. 20-26] обращает внимание на следующие качества:

1. Безоценочное отношение к индивидуальным различиям людей.

2. Чуткость к эмоциональному состоянию человека, который находитсярядом. В психологическом консультировании эта чуткость может выглядеть как профессиональный такт. Например, психолог-консультант избегает доводить до клиента информацию в той форме, которая может его травмировать.

3. Пластичность (динамичность в сочетании с гибкостью).

Имеется в виду способность легко переключаться с одной темы на другую, легко выходить из тупиков, быстро менять различные точки зрения при рассмотрении того или иного вопроса.

4. Эмоциональная сдержанность и терпимость. Имеется в виду способность избегать невротических и субъективных отклонений в собственных оценках и поведении. Быть предельно сдержанным в ответ на срывы клиента, уметь снять тревожность другого, его успокоить — терпимость к возможным невротическим срывам с его стороны.

5. Поддержание общей культуры поведения возможно только при многочисленных и разнообразных контактах психолога с другими людьми. В результате этого формируются своеобразные штампы речевых оборотов, форм общения, предпочтений относительно близости — дистантности в межличностных контактах, характерной жестикуляции и мимики. Необходимо иметь и навыки переписки для ситуации дистантного письма. Психолог-консультант должен знать лучшие образцы культурного наследия, но не замыкаться на них.

6. Умение выстраивать и выдерживать до конца свою линию поведения. Имеется в виду, что если клиент нервничает и перескакивает с одной темы на другую, то психолог-консультант сможет своевременно возвратить беседу к заданной теме. Если обсуждение других людей начнет выходить за рамки объективности, то психолог-консультант сумеет сохранить эти рамки.

7. Наличие знаний в области возможного поведения людей в конфликтах. Имеется в виду, что интравертирован-ному, застенчивому индивиду бывает сложно порой выйти из напряженной ситуации, он не всегда легко говорит «нет», а оказавшись в зависимости от другого, использует более экстремальные средства разрешения затруднения в отношениях, включается в эмоциональную или интеллектуальную конфронтацию.

Р.-А.Б. Кочюнас [1999, с. 25-32] пишет о следующих чертах:

1. Проявление глубокого интереса к людям, следствием чего является терпение в общении с ними.

2. Чувствительность к установкам и поведению других людей, способность отождествляться с самыми разными людьми.

3. Эмоциональная стабильность и объективность. Имеется в виду способность уважать права других людей, восприятие других людей как способных решать свои собственные проблемы и принимать на себя ответственность.

Но наиболее значимыми, соответствующими западной парадигме консультативной психологии, из черт, рассмотренных Р.-А.Б. Кочюнасом, нам представляются следующие:

10 стр., 4743 слов

Антропогенез – процесс исторического развития биологического вида "человек"

... целью выявления наиболее актуальной на сегодняшний день. 2. Проследить этапы развития человека как биосоциального вида. 3. Охарактеризовать раннюю историю человечества, выявить её особенности. В процессе исследования ... опубликованная в 1859 г. в книге «Происхождение видов путем естественного отбора», в 1871 г. в книге «Происхождение человека и половой подбор» и в других работах. Теория ...

1. Аутентичность. Имеется в виду, что человек жаждет быть и является сам собой в противовес расходованию энергии на проигрывание ролей и создание внешнего фасада, вместо того чтобы использовать ее на решение реальных проблем. Дж. Бьюдженталь [2001, с. 42-43] отождествляет слово «аутентичность» с близким ему «присутствие». В этом качестве он выделяет две стороны:

доступность — степень того, насколько человек допускает, чтобы происходящее в данной ситуации имело для него значение, воздействовало на него;

экспрессивность ~ степень, в которой человек склонен позволять другому (другим) действительно узнать себя в данной ситуации. Это включает самораскрытие без маскировки каких-то субъективных переживаний.

2. Открытость собственному опыту. Это означает искренность в восприятии собственных чувств. Консультант должен знать, замечать свои чувства, в том числе и отрицательные, не вытеснять их. Только в таком случае он будет успешно контролировать свое поведение. Вытесненные же чувства становятся иррациональными, источником неконтролируемого поведения. Консультант способен содействовать позитивным изменениям клиента только тогда, когда проявляет терпимость ко всему разнообразию чужих и своих эмоциональных реакций.

3. Развитое самопознание. Чем больше консультант знает о самом себе, тем больше он поймет своих клиентов. Этому способствует умение слышать то, что творится внутри.

4. Сильная идентичность. Понятие «идентичность» — относительно новое для отечественного контекста, поэтому остановимся на нем подробнее. В данном изложении мы будем опираться на результаты анализа зарубежных и отечественных публикаций по проблемам, связанным с идентичностью, осуществленным Н.В. Антоновой [1995]. Идентичность — сложная динамическая структура, формирующаяся и развивающаяся на протяжении всей жизни человека. Единицей этой структуры является самоопределение — некоторое решение относительно себя, своей жизни, своих ценностей, принятое в результате интериоризации родительских ожиданий (преждевременная идентичность) или преодоления кризиса идентичности (достигнутая идентичность).

Кризис идентичности предполагает наличие ситуации выбора, начиная от выбора школы, работы и кончая поиском и выбором цели и смысла своего существования. Кризис идентичности отнюдь не всегда завершается формированием единиц идентичности — самоопределений. Возможен также деструктивный вариант последствий кризиса. Это происходит, когда человек не замечает необходимости самоизменения, не видит имеющихся в его распоряжении альтернатив выбора. В таком случае человек может испытывать ряд негативных состояний:

высокий уровень тревожности;

ощущение собственной беспомощности; ,,,

неверие в будущее;

пониженный эмоциональный фон;

ощущение потери смысла в жизни вплоть до депрессии и склонности к самоубийству.

Незнание причин своего состояния у такого человека тем не менее может выражаться в утверждениях, что у него все в порядке, ему не нужно что-либо менять в своей жизни. Описанный выше конструктивный путь достижения идентичности (вследствие личностного поиска и выбора) приводит к формированию того, что принято называть личностной идентичностью. 

8 стр., 3870 слов

Элемент народности в характере человека, влияние жизни на его воспитание

... тех процессов и явлений, которые возникают из общности духовной жизни людей и не вмещаются в рамки индивидуальной психологии. Таковыми Вундт ... ровную, обвеваемую ветрами и обильными водами, отличаются огромным внешним видом тела, похожи между собою, духом не мужественным и ... умеренных перемен времен года, естественно отличаются грубым и крепким видом тела и цветом скорее светлым, чем черным; по ...

 Практически все ученые, занимающиеся теоретическими и методологическими изысканиями в области психологического консультирования и психотерапии, отмечают важность личностных особенностей консультанта. Разные авторы отмечают разные личностные особенности, но все сходятся в том, что клиент не может не обращать внимания на личность консультанта, и все, что последний говорит, что делает, преломляется через образ, который он создал у клиента.     М. Балинт говорил о полном забвении того, что психотерапия — это не теоретическое знание, а навыки личности. К. Роджерс подчеркивал, что теория и методы консультанта менее важны, нежели осуществление им своей роли. А. Гомбс экспериментально сравнил успешных консультантов и неуспешных, выявил, что отличия кроются в чертах личности. З. Фрейд отмечал, что психоаналитику не обязательно медицинское образование, но необходима наблюдательность и умение проникать в душу клиента. А. Адбер говорил: «Техника лечения заложена в вас». А. Сторр высказал мысль, что психотерапию и психологическое консультирование принято считать необычными профессиями, поскольку многих людям трудно представить, как можно целыми днями выслушивать чужие истории о несчастной жизни и трудностях.     Фактически получается, что основная техника психологического консультирования — использовать себя, свою личность как инструмент. Осознание этого положения — важный этап на пути становления профессионала. 

Никто не рождается консультантом. Что самое существенное — никто окончательно не становится консультантом. Требуемые качества развиваются в течение всей профессиональной жизни специалиста-консультанта.     Исследований в этой области достаточно много, однако модель идеального консультанта до сих пор не построена, разные авторы указывают разные личностные особенности. Вот примерный список этих свойств:     — открытость консультанта (его манипуляции, по крайней мере, не заметны для клиента),     — теплота (сочувствие, проявление живых эмоций),     — внимательность (он ничего не игнорирует, обращает внимание на важные моменты),     — хорошая интуиция в общении (клиент может — и в известном смысле даже должен — скрывать некоторые важнейшие обстоятельства, и часто про эти обстоятельства можно лишь догадаться по мельчайшим особенностям поведения, чуть изменившейся интонации или длинной паузе — например),     — живой интерес к людям (новый клиент для консультанта — как новая страна, в которой он еще не был; легче всего потерять интерес к людям, если увериться в собственном всезнании),     — искренность (любит Истину, стремится к ней, не врет),     — гибкость (легко адаптируется к клиенту, особенностям консультирования, резким сменам в настроении клиента),     — терпимость (недостатки клиента не осуждаются, хотя и не поощряются тоже, не осуждается и нестандартное поведение),     — логичность, объективность, разумность (владение своей речью, умение выстраивать цепочки рассуждений, рассудительность, способность на любую ситуацию посмотреть как бы сверху),     — эмоциональная стабильность (некоторые запутанные жизненные истории клиентов могут «выбить из колеи» неподготовленного слушателя),     — способность вызывать доверие (клиент приходит со своими секретами, он не станет ими делиться с человеком, который «излучает угрозу»),     — способность на уважение (малейшее пренебрежение может навсегда оттолкнуть клиента),     — отсутствие комплекса неполноценности (если консультант — даже не проговаривая вслух — начнет сравнивать себя и клиента, выясняя кто из них «круче», если он будет демонстрировать свое богатство перед бедным клиентом или наоборот завидовать его состоятельности, то такая консультация может вылиться совсем не в то русло).

18 стр., 8901 слов

Психология профессионального выгорания педагогов

... (1982). Она обозначает большой спектр профессионалов, испытывающих синдром профессионального выгорания - это консультанты, психологи, психиатры, социальные работники, полицейские, тюремный персонал, учителя, медицинские ... прежде. Деперсонализацию они рассматривают как удаленное отношение к клиентам, когда у профессионального работника появляется равнодушное, или даже негативное, циничное отношение ...

4. Система ценностей консультанта. 5. Мотивы выбора профессии консультанта. 6. Профессиональная подготовка консультанта.

Профессиональная подготовка консультанта

Одно из важнейших требований профессиональной этики — это компетентность консультанта. В связи с этим возникают вопросы: «Какая профессиональная подготовка может обеспечить компетентное консультирование?» и «Какой опыт необходим претенденту на роль консультанта?

Во многих странах статус консультанта определяется лицензией, предоставляющей формальное право заниматься профессиональной деятельностью. Чтобы получить ее, надо пройти официальную академическую программу профессиональной подготовки, проработать определенное количество часов под наблюдением квалифицированного специалиста и иметь установленный минимум профессионального опыта. Такая система лицензирования ограничивает возможность заниматься практикой лицам, не имеющим соответствующей квалификации. Однако лицензия, к сожалению, не гарантирует, что консультант эффективно и компетентно справится со своими обязанностями. При обучении психотерапии и психологическому консультированию наряду с необходимостью приобретения соответствующей теоретической базы под квалифицированным руководством часто подчеркивается важность углубления самопознания консультанта (психотерапевта).

М. Сох (1988) говорит: «Жизненный опыт консультанта интегрируется с возрастающим багажом профессиональных знаний на основе углубленного самопознания. Даже отлично подготовленному консультанту не одинаково легко со всеми людьми, зато ему гарантирован душевный комфорт».

Развитию самопознания способствует обширный и интенсивный курс индивидуальной и групповой терапии, особенно в группах, ориентированных на совершенствование личности.

Каждый консультант до начала профессиональной деятельности, а также в процессе работы должен пройти личную терапию, т.е. решать свои проблемы при содействии опытного профессионала. Как известно, в психоанализе длящийся до нескольких лет самоанализ является важнейшим звеном профессиональной подготовки психоаналитика. Опыт личной терапии важен по двум причинам. Во-первых, потому, что консультант, как и любой человек, имеет в своей личности «белые пятна»: непознанные, неосознаваемые аспекты самости, внутренние конфликты, более глубокое познание и разрешение которых способствует становлению эффективного консультанта. Консультанту очень полезно самонаблюдение под контролем другого профессионала за переживанием таких значимых событий в жизни, как любовь, секс, насилие, семейные отношения, власть, смерть и т.д. Это не означает, что личность консультанта должна быть «разобрана по косточкам». Имеется в виду необходимость достаточного самопонимания, прежде чем понадобится помощь. Тем не менее было бы слишком крайним утверждение, что, приступая к консультированию, следует избавиться от всех внутренних конфликтов. Важно понимать суть конфликтов и как они сказываются на отношениях с клиентами. Ведь если консультант в своей личной жизни с трудом сдерживает злость или не понимает, почему постоянно испытывает вину, то велика вероятность аналогичных реакций и в процессе консультирования. Если консультанта гнетет груз прошлых заблуждений или насущные заботы, разве сможет он помочь клиенту избавиться от подобных проблем? В действительности мы не продвинемся с клиентом дальше пройденного нами пути.

18 стр., 8761 слов

Техники и методы консультирования клиентов после развода

... и обобщения методов и техник, применяющихся при проблеме консультирования клиентов с данной проблемой. Современная действительность диктует острую необходимость ... консультирования. Этап 1. «Начало работы» Первой процедурой на этом этапе, безусловно, является встреча клиента с консультантом. Техники, уместные для решения данной задачи: приветствие клиента, проведение клиента на место, выбор клиентом ...

Консультирование у коллеги-профессионала ценно и перед началом деятельности, поскольку постоянные столкновения с разнообразными проблемами клиентов нередко вскрывают наши старые конфликты, вытесненные чувства. Начинающего консультанта нередко мучит чувство профессионального бессилия. Это тоже требует определенной помощи коллег. Другое важное преимущество личной терапии заключается в том, что консультант входит в роль клиента и приобретает соответствующий опыт. Как утверждает A. Storr (1980), «доктор приближается к совершенству, если он тоже был пациентом». А. П. Чехов, врач по образованию, говорил, что, если бы он учил студентов медицине, половину времени уделил бы усвоению психологии больного человека, его мироощущению.

Личная терапия представляет уникальную возможность увидеть процесс консультирования и психотерапии глазами клиента. Только таким образом консультант может узнать, что такое беспокойство, связанное с самоанализом, что такое перемещение и как оно действует и т.п. Побывав в роли клиента, консультант значительно лучше представляет весь спектр душевных переживаний, возникающий во время консультирования.

Как в индивидуальной, так и в групповой терапии с будущими и уже работающими консультантами важно также выделить вопросы, связанные с более глубоким осознанием специфики профессии, обратить внимание на причины и мотивы, приведшие в профессию. Консультант должен продумать следующие вопросы:

§  почему я выбрал профессию консультанта?

§  какими потребностями обусловлен мой выбор?

§  какую пользу я стремлюсь извлечь из своей профессии?

§  как смогу я сочетать свои потребности с потребностями клиентов?

Возможны и другие вопросы, касающиеся личности консультанта и его проблем:

§  какие у меня проблемы и как я их решаю?

§  какое влияние эти проблемы могут оказать на мою работу?

§  каковы мои ценности и как они сказываются на стиле консультирования?

§  как я использую свою силу?

§  каким людям я больше нравлюсь и кто нравится мне?

§  кому я не нравлюсь и кто не нравится мне?

§  какое впечатление я произвожу на других людей?

Попытка ответить на эти вопросы в процессе индивидуальной или групповой терапии поможет лучше познать и понять себя, а это значит — стать более эффективным консультантом.

30 стр., 14990 слов

Цели и задачи психологического консультирования

... Направлено на изменениеü поведения и развития личности клиента В консультировании, как и в психотерапии, консультант ведет себя так, чтобы клиент что-то предпринял; в сторону разрешения, конечно. Есть ... системы. Консультанту бесконечно важно знать, какое влияние оказывают его ценности на ход консультирования, чтобы он мог быть самим собой В процессе консультирования мы должны помочь клиентам наиболее ...

7. Личный опыт. Личная теория.

8. Профилактика профессионального выгорания.

Профилактика профессионального выгорани

Профессиональное выгорание — это синдром, развивающийся на фоне хронического стресса и веду­щий к истощению эмоционально-энергетических и лич­ностных ресурсов работающего человека.

Синдром профессионального выгорания — самая опасная профессиональная болезнь тех, кто работает с людьми: учителей, социальных работников, психологов, менеджеров, врачей, журналистов, бизнесменов и по­литиков, — всех, чья деятельность невозможна без об­щения. Неслучайно первая исследовательница этого явления Кристина Маслач назвала свою книгу: «Эмо­циональное сгорание — плата за сочувствие».

Профессиональное выгорание возникает в результа­те внутреннего накапливания отрицательных эмоций без соответствующей «разрядки», или «освобождения» от них. Оно ведет к истощению эмоционально-энергети­ческих и личностных ресурсов человека. С точки зре­ния концепции стресса (Г. Селье), профессиональное выгорание — это дистресс или третья стадия общего адаптационного синдрома — стадия истощения.

В 1981 г. А. Морроу предложил яркий эмоциональный образ, отражающий, по его мнению, внутреннее состо­яние работника, испытывающего дистресс профессио­нального выгорания: «Запах горящей психологическойпроводки».

Стадии профессионального выгорания

Синдром профессионального выгорания развивается постепенно. Он проходит три стадии (Маслач, 1982) — три лестничных пролета в глубины профессиональной непригодности:

ПЕРВАЯ СТАДИЯ:

• начинается приглушением эмоций, сглаживанием остроты чувств и свежести переживаний; специалист неожиданно замечает: вроде бы все пока нормально, но… скучно и пусто на душе;

• исчезают положительные эмоции, появляется не­которая отстраненность в отношениях с членами семьи;

• возникает состояние тревожности, неудовлетво­ренности; возвращаясь домой, все чаще хочется ска­зать: «Не лезьте ко мне, оставьте в покое!»

ВТОРАЯ СТАДИЯ:

• возникают недоразумения с клиентами, профес­сионал в кругу своих коллег начинает с пренебрежени­ем говорить о некоторых из них;

• неприязнь начинает постепенно проявляться в при­сутствии клиентов — вначале это с трудом сдержива­емая антипатия, а затем и вспышки раздражения. По­добное поведение профессионала — это неосознава­емое им самим проявление чувства самосохранения при общении, превышающем безопасный для организма уровень. 

ТРЕТЬЯ СТАДИЯ:

• притупляются представления о ценностях жизни, эмоциональное отношение к миру «уплощается», чело­век становится опасно равнодушным ко всему, даже к собственной жизни;

• такой человек по привычке может еще сохранять внешнюю респектабельность и некоторый апломб, но его глаза теряют блеск интереса к чему бы то ни было, и почти физически ощутимый холод безразличия посе­ляется в его душе.

Три аспекта профессионального выгорания

Первый — снижение самооценки.

Как следствие, такие «сгоревшие» работники чувству­ют беспомощность и апатию. Со временем это может перейти в агрессию и отчаяние.

Второй — одиночество.

11 стр., 5130 слов

Консультирование клиента, пережившего утрату

... различать осложненное и «нормальное» горе. В данной работе мы рассмотрим особенности психологического консультирования при переживании утраты. ГЛ.1 Синдром утраты как процесс. Стадии и задачи горя ...

Люди, страдающие от эмоционального сгорания, не в состоянии установить нормальный контакт с клиента­ми. Преобладают объект-объектные отношения.

Третий — эмоциональное истощение, соматизация.

Усталость, апатия и депрессия, сопровождающие эмоциональное сгорание, приводят к серьезным физи­ческим недомоганиям — гастриту, мигрени, повышен­ному артериальному давлению, синдрому хроническойусталости и т.д.

Симптомы профессионального выгорания

ПЕРВАЯ ГРУППА: психофизические симптомы

• Чувство постоянной усталости не только по вече­рам, но и по утрам, сразу после сна (симптом хрони­ческой усталости);

• ощущение эмоционального и физического истоще­ния;

• снижение восприимчивости и реактивности в свя­зи с изменениями внешней среды (отсутствие реакции любопытства на фактор новизны или реакции страха на опасную ситуацию);

• общая астенизация (слабость, снижение активно­сти и энергии, ухудшение биохимии крови и гормо­нальных показателей);

• частые беспричинные головные боли; постоянные расстройства желудочно-кишечного тракта;

• резкая потеря или резкое увеличение веса;

• полная или частичная бессонница;

• постоянное заторможенное, сонливое состояние и желание спать в течение всего дня;

• одышка или нарушения дыхания при физической или эмоциональной нагрузке;

• заметное снижение внешней и внутренней сенсор­ной чувствительности: ухудшение зрения, слуха, обо­няния и осязания, потеря внутренних, телесных ощу­щений.

ВТОРАЯ ГРУППА: социально-психологические симптомы

• Безразличие, скука, пассивность и депрессия (по­ниженный эмоциональный тонус, чувство подавленно­сти);

• повышенная раздражительность на незначитель­ные, мелкие события;

• частые нервные срывы (вспышки немотивирован­ного гнева или отказы от общения, уход в себя);

• постоянное переживание негативных эмоций, для которых во внешней ситуации причин нет (чувство вины, обиды, стыда, подозрительность, скованность);

• чувство неосознанного беспокойства и повышен­ной тревожности (ощущение, что «что-то не так, как надо»);

• чувство гиперответственности и постоянное чув­ство страха, что «не получится» или «я не справлюсь»;

• общая негативная установка на жизненные и про­фессиональные перспективы (по типу «как ни старай­ся, все равно ничего не получится»).

ТРЕТЬЯ ГРУППА:

поведенческие симптомы

• Ощущение, что работа становится все тяжелее и тяжелее, а выполнять ее — все труднее и труднее;

• сотрудник заметно меняет свой рабочий режим (увеличивает или сокращает время работы);

• постоянно, без необходимости, берет работу до­мой, но дома ее не делает;

• руководитель затрудняется в принятии решений;

• чувство бесполезности, неверие в улучшения, сни­жение энтузиазма по отношению к работе, безразли­чие к результатам;

• невыполнение важных, приоритетных задач и «застревание» на мелких деталях, не соответствующая служебным требованиям трата большей части рабо­чего времени на мало осознаваемое или не осознава­емое выполнение автоматических и элементарных дей­ствий;

3 стр., 1485 слов

Основные принципы психологического консультирования

... правила конфиденциальности (например, возможно предоставление эксперту материалов консультирования по договоренности с клиентом. 5. Конфиденциальность всегда основывается на праве клиента на доброе имя и сохранение тайны. Консультант обязан уважать права клиентов и ...

• дистанцированность от сотрудников и клиентов, повышение неадекватной критичности;

• злоупотребление алкоголем, резкое возрастание выкуренных за день сигарет, применение наркотиче­ских средств.

9. Основные этические принципы консультирования. Этические парадоксы.

ЭТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ

Консультант, как и другие профессионалы, несет этическую ответственность и имеет обязательства. Прежде всего он ответственен перед клиентом. Однако клиент и консультант находятся не в вакууме, а в системе разнообразных отношений, поэтому консультант ответственен и перед членами семьи клиента, перед организацией, в которой работает, вообще перед общественностью и, наконец, перед своей профессией. Такая ответственность и обусловливает особую важность этических принципов в психологическом консультировании и психотерапии. Вот почему во всех странах создаются кодексы профессиональной этики, регламентирующие профессиональную деятельность психотерапевта и консультанта-психолога.

Однако консультанту не так просто безусловно следовать правилам этики по достаточно объективным причинам. Основные из них указали George и Cristiani (1990):

  1. Трудно соблюдать стандарты установленного поведения в огромном разнообразии ситуаций консультирования, ведь каждый консультативный контакт уникален.
  2. Большинство консультантов практикуют в определенных учреждениях (клиниках, центрах, школах, частных службах и пр.).

    Ценностная ориентация этих организаций может не вполне совпадать с этическими требованиями к консультанту. В таких случаях консультант оказывается перед сложным выбором.

  3. Консультант нередко попадает в этически противоречивые ситуации, когда, придерживаясь требований одной нормы, он нарушает другую. Таким образом, в случае любого выбора не соблюдается кодекс этики.

Вообще этические дилеммы в значительно большей мере, чем прямые нарушения кодекса этики, помогают понять ограниченность этических кодексов при решении возникающих в консультировании проблем. Возьмем, к примеру, преамбулу новейшего этического кодекса (1990) Американской ассоциации психологов:

«Психологи уважают и ценят достоинство личности и стремятся обеспечить и защитить основные права человека. Они обязаны накапливать сведения о поведении людей, понимании людьми друг друга, самопонимании и применять эти сведения для обеспечения благосостояния общества».

Однако в работе, например, с клиентами, имеющими суицидные намерения, трудно полностью придерживаться данных принципов. Если стараться обеспечить безопасность клиента, то трудно не нарушить его автономию, право на свободное самоопределение, а следовательно, не посягнуть на его личностное достоинство и ценности. С другой стороны, если ничего не делать и охранять автономию клиента, возникнет угроза его благополучию и даже жизни. В приведенном примере принципу благодеяния отдается предпочтение перед принципом автономии личности (Beauchamp, Childress, 1983).

Противоречивость этических проблем вынуждает периодически изменять этические кодексы. Американская ассоциация психологов, в которой подход к этическим вопросам, пожалуй, наиболее структурирован, за последние тридцать лет трижды исправляла кодекс профессиональной этики. Поправки естественно отражают изменения в обществе, но все же, как правило, обусловлены трудностью соблюдения этических норм (подробнее об этом при анализе проблемы конфиденциальности).

Первое требование к консультанту предъявляется уже в начале процесса консультирования. Решение клиента заключить «консультативный контракт» должно быть вполне осознанным, поэтому консультант обязан во время первой встречи предоставить клиенту максимум информации о процессе консультирования:

  • об основных целях консультирования;
  • о своей квалификации;
  • об оплате за консультирование;
  • о приблизительной продолжительности консультирования:
  • о целесообразности консультирования;
  • о риске временного ухудшения состояния в процессе консультирования;
  • о границах конфиденциальности.

Консультант обязан правильно оценивать уровень и пределы своей профессиональной компетентности. Он не должен вселять в клиента надежду на помощь, которую не в силах оказать. В консультировании недопустимо применение недостаточно освоенных диагностических и терапевтических процедур. Консультативные встречи с клиентами ни в коем случае нельзя использовать для испытания каких-либо методов или техник консультирования. Если консультант в отдельных случаях чувствует, что недостаточно компетентен, он обязан консультироваться с более опытными коллегами и совершенствоваться под их руководством.

Консультант обязан предоставить, как уже упоминалось, исчерпывающую информацию об условиях консультирования. Очень важно заранее согласовать с клиентом возможность аудио- и видеозаписи консультативных бесед и наблюдения третьим лицом через зеркало одностороннего видения. Недопустимо использование таких процедур без согласия клиента. Эти процедуры могут быть важны для консультанта в педагогических и исследовательских целях, а также полезны клиенту для оценки динамики его проблем и эффективности консультирования. Иногда контролирующая квалификацию консультанта инстанция требует представить подробную информацию о конкретном случае. Сопротивление некоторых неуверенных в себе консультантов процедурам наблюдения или записи бесед якобы из стремления сохранить конфиденциальность и оградить клиента на самом деле выражает их собственную тревожность и дискомфорт. Основной источник этических дилемм в консультировании — вопрос конфиденциальности. Он представляет собой лакмусовую бумажку меры ответственности консультанта перед клиентом. Консультирование невозможно, если клиент не будет доверять консультанту. Вопрос конфиденциальности следует обсудить во время первой встречи с клиентом.

George и Cristiani (1990) выделяют два уровня конфиденциальности. Первый уровень относится к пределу профессионального использования сведений о клиенте. Обязанность каждого консультанта — использовать информацию о клиенте только в профессиональных целях. Консультант не вправе распространять сведения о клиенте с другими намерениями. Это касается и того факта, что некто проходит курс психокоррекции. Сведения о клиентах (записи консультанта, индивидуальные карточки клиентов) должны храниться в недоступных для посторонних местах.

Второй уровень конфиденциальности относится к условиям, при которых может быть использована полученная в процессе консультирования информация. Клиент вправе надеяться, что такого рода информация будет служить исключительно для его блага. Когда необходимо поделиться полученными от клиента сведениями с его родителями, учителями, супругом, неизбежна дилемма. О своих намерениях консультант обязан поставить клиента в известность. Если клиент не возражает, вопрос конфиденциальности из этического превращается в сугубо профессиональный.

Консультант, обеспечивая секретность, должен ознакомить клиента с обстоятельствами, при которых профессиональная тайна не соблюдается. Конфиденциальность, как будет указано ниже, нельзя возвести в абсолютный принцип. Чаще всего приходится говорить о ее границах. Schneider (1963; цит. по: George, Cristiani, 1990) сформулировал семь основных правил, следуя которым можно установить такие границы:

  1. Обязательство соблюдать конфиденциальность не абсолютно, а относительно, поскольку существуют определенные условия, способные изменить такое обязательство.
  2. Конфиденциальность зависит от характера представленных клиентом сведений, тем не менее доверительность клиента несравненно строже связывает консультанта, нежели «секретность» событий, о которых сообщает клиент.
  3. Материалы консультативных встреч, которые не могут причинить вред интересам клиента, не подпадают под правила конфиденциальности.
  4. Материалы консультативных встреч, необходимые для эффективной работы консультанта, также не подпадают под правила конфиденциальности (например, возможно предоставление эксперту материалов консультирования по договоренности с клиентом).
  5. Конфиденциальность всегда основывается на праве клиента на доброе имя и сохранение тайны. Консультант обязан уважать права клиентов и в определенных случаях даже поступать противозаконно (например, не предоставлять информацию о клиенте правоохранительным органам, если этим не нарушаются права третьих лиц).
  6. Конфиденциальность ограничена правом консультанта на сохранение собственного достоинства и безопасности своей личности.
  7. Конфиденциальность ограничена правами третьих лиц и общественности.

Среди наиболее часто указываемых обстоятельств, при которых действие правил конфиденциальности в консультировании может быть ограничено, заслуживают упоминания следующие:

  1. Повышенный риск для жизни клиента или других людей.
  2. Преступные действия (насилие, развращение, инцест и др.), совершаемые над несовершеннолетними.
  3. Необходимость госпитализации клиента.
  4. Участие клиента и других лиц в распространении наркотиков и прочих преступных действиях.

Выяснив во время консультирования, что клиент представляет для кого-то серьезную угрозу, консультант обязан принять меры для защиты потенциальной жертвы (или жертв) и проинформировать об опасности ее саму (их), родителей, близких, правоохранительные органы. Консультант также должен сообщить клиенту о своих намерениях.

Чему отдать предпочтение при возникновении дилеммы: соблюдать конфиденциальность, согласно кодексу этики, или следовать правовым нормам? После нашумевшего в США случая с Tarasoff, изрядно повлиявшего на определение пределов конфиденциальности, предпочтение отдается последнему варианту.

В августе 1969 г. клиент Центра психического здоровья Poddar рассказал консультирующему его психологу, что собирается убить свою подругу Tatiana Tarasoff. Психолог сообщил об этом в полицию по телефону и дополнительно изложил обстоятельства дела в официальном письме начальнику полиции. Он указал на необходимость установить за клиентом наблюдение и госпитализировать его как социально опасное лицо. Полиция задержала Poddar для допроса, но вскоре отпустила в связи с недостаточностью улик. Некоторое время спустя эксперт, контролирующий квалификацию упомянутого психолога, выразил недовольство и потребовал, чтобы ему возвратили письмо, направленное в полицию. Письмо было уничтожено. Старший коллега потребовал от консультировавшего психолога не предпринимать больше никаких действий по отношению к этому клиенту. Родители потенциальной жертвы не были поставлены в известность о нависшей угрозе. Через два месяца Poddar убил девушку. Ее родители возбудили уголовное дело против служащих университета за то, что их не предупредили о возможном несчастье. Хотя нижняя инстанция суда иск отклонила, Верховный суд Калифорнии в 1976 г. вынес сотрудникам Центра обвинительный приговор за безответственность.

Как утверждают Beauchamp и Childress (1983), приоритет конфиденциальности кончается там, где кому-то угрожает опасность.

Другой важный этический принцип, который обсуждается столь же часто, как и конфиденциальность, — это запрет на двойные отношения. Нецелесообразно консультирование родственников, друзей, сотрудников, обучающихся у консультанта студентов; недопустимы сексуальные контакты с клиентами. Такой запрет вполне понятен, поскольку консультирование дает специалисту преимущественное положение и возникает угроза, что при личных отношениях это преимущество может использоваться в целях эксплуатации.

Проблема сексуальных отношений консультантов и психотерапевтов с клиентами очень важна и нередко замалчивается. Holroyd и Brodsky в 1977г. опросили 1000 американских практиков психологического консультирования и психотерапии, имеющих докторскую степень. Половина из них были мужчины, а другая половина — женщины. Исследователи получили такие результаты:

  • эротические контакты и сексуальные отношения более часты между мужчинами-консультантами и женщинами- клиентами (5,5%), нежели между женщинами-консультантами и мужчинами-клиентами (0,6%);
  • консультанты, однажды перешагнувшие границу дозволенного, склонны повторно завязывать сексуальные связи с клиентами (80% случаев);
  • 70% консультантов-мужчин и 80% консультантов-женщин категорически отрицают допустимость сексуальных отношений с клиентами; 4% опрошенных сексуальные связи с клиентами считают терапевтически ценными.

Сексуальные отношения консультантов с клиентами неприемлемы ни этически, ни профессионально, потому что представляют прямое злоупотребление ролью консультанта. Клиент намного более уязвим, чем консультант, так как в специфической атмосфере консультирования «обнажает» себя — раскрывает свои чувства, фантазии, тайны, желания, в том числе и сексуального характера. Иногда клиент сильно идеализирует консультанта, ему хочется близких отношений с таким идеальным, глубоко понимающим его человеком. Тем не менее при превращении консультативного контакта в сексуальную связь у клиентов развивается крайняя зависимость, а консультант теряет объективность, На этом и заканчивается любое профессиональное консультирование и психотерапия.

Этические парадоксы.

Полярности и парадоксы психологического консультирования.

Психологическое консультирование – деятельность неординарная, полная полярностей и парадоксов. Давайте же чуть поподробнее рассмотрим хотябынекоторые из этих полярностей.

Структурированность и импровизация.

  С одной стороны психологическое консультирование невозможно без множества границ и правил. Существует этический кодекс психолога, который четко регламентирует: каким образом может вести себя консультант, в какие отношения он может и не может вступать с клиентом. То есть, процесс терапии нельзя назвать стихийным: для него выделяется время, место, специальное пространство, за него платятся деньги. Если кто-то (пусть даже дипломированный) «подлечивает» в лесу на прогулке кого-то (пусть даже нуждающегося)– это нельзя назвать психотерапией, хотя это может быть очень целительно.   С другой стороны в процессе психологического консультирования много спонтанности и импровизации. Никогда заранее не знаешь: с чем к тебе придет клиент, какой он – новый человек, что с ним происходит? Каждый раз приходится выбирать ту или иную технику, тот или иной подход или даже изобретать что-то совсем новое. Все люди разные и что подойдет одному, может быть бесполезно, или даже вредно для другого. Каждая сессия не похожа на предыдущую, каждая по-своему захватывающий и уникальный процесс.

Гуманизм и манипуляция.   Как уже было сказано выше цель психологического консультирования – помочь человеку. С одной стороны здесь приветствуется человечность, гуманизм, равенство между людьми, принятие, уважение и вообще цениться все человеческое. С другой стороны психотерапия, даже самая гуманная, это влияние, более того, порой — манипуляция. Человеку зачастую надо помочь стать другим и не так-то просто это сделать напрямую. Психологу иногда приходиться применять изощренные техники, методики, даже провокацию или гипноз и все это для того, чтобы помочь клиенту измениться в том направлении, в котором он хочет. Вспоминается провокативная терапия Д. Форелли, который напрямую конфликтовал с клиентами, высмеивал их проблемы и даже дрался с ними, а это очень сильное влияние, которое, в конце концов, приводило к исцелению. К сожалению, в нашей культуре смысл слов «влияние» и «манипуляция» имеют негативный оттенок. Считается, что влияя и манипулируя один человек наносит другому вред без его ведома, заставляя делать то, что он на самом деле делать не хочет. В действительности же влияние и манипуляция это просто напросто управляемое давление для изменения, которое, как и любой инструмент,  может быть целительно и губительно в зависимости от того, в каких руках находиться. Что если человек приходит на терапию, и хочет измениться, но какая-то его часть противится изменениям? В таком случае терапевту очень возможно придется прибегнуть к манипуляции, но эта манипуляция будет во благо клиента и по его просьбе, по его запросу.

Социальное и сущностное.

  С одной стороны в консультировании есть очень сильное направленность на людей и на общество. Очень часто люди приходят на терапию с проблемами в отношениях, с желанием найти свое место в коллективе или сообществе. В большая часть консультирования связана с общностью, с тем, чтобы научить человека жить в Мире людей, направить его к людям. С другой стороны, как я уже писал в предыдущей статье, психотерапия всегда ставит интересны одного человека выше интересов системы и социума. Кроме того в процессе консультирования человек очень часто выходит за границы собственного я, поднимается над тем, что он есть, соединяется с чем-то глубоко своим, с чем-то сущностным. Это переживание сильно далеко от социального и скорее приближает человека к чем-то трансцендентному, расширяет его идентичность.

Трансформация и устойчивость.

Очень часто человек приходит на терапию для того, чтобы стать устойчивее, чтобы лучше справляться с теми тяжелыми состояниями, в которые он попадает. Однако для того, чтобы достичь устойчивости клиенту зачастую необходимо измениться – трансформироваться. Вот и получается что для достижение устойчивости необходимо изменение. Это похоже на балансирование канатоходца: чтобы удерживаться на канате ему нужно постоянно двигать руками и ногами, переносить свой центр тяжести и так далее. Точно также во время ходьбы человек устойчивый именно потому, что он все время как бы падает с одной ноги на другую.

Потеря и сохранение себя.

  Растворение консультанта в процессе консультирования и сохранение себя – другая интересная полярность психотерапии. С одной стороны если терапевт совсем раствориться в состоянии клиента и процессе терапии, — он потеряет себя и, главное, свою профессиональную наблюдающую часть. В таком случае консультирование будет неэффективными и может, например, превратиться во взаимные рыдания или панику. С другой стороны, если терапевт будет слишком отстраненным, если будет ориентироваться только на результат терапии и забудет о процессе, он не сможет сопереживать клиенту, не сможет найти с ним тот самый человеческий контакт, который в конечном итоге и оказывается целительным. Психотерапия это сложное сочетание фокусировки на цель и на процесс, на клиента и на самого терапевта. В любом случае должно сохраняться некое профессиональное психологическое поле, границы которого, безусловно, могут меняться.

Рождение и смерть.

  Любое изменение – это рождение чего-то нового, но это и потеря – смерть чего-то старого. Пусть даже исчезают нелюбимые привычки или недоброжелательные люди, — это все равно некая потеря. Потеря старой идентичности для того, чтобы обрести новую. Очень часто, когда человек начинает проходить личную терапию его жизнь сильно изменяется. Могут поменяться друзья, знакомые, работа, человек может вступить в любовные отношения или завершить их, жениться или развестись и часто это появление чего-то одного и потеря чего-то другого. И хотя основная цель терапии – помочь человеку, — в процессе исцеления клиенту может быть то тяжелее, то легче. И порой даже на сессии человек может переживать символическую смерть и символическое рождение.

10. Пространственные и временные аспекты консультативной беседы.

Пространственные аспекты консультативной беседы

Во время психологического консультирования клиент с меньшей настороженностью раскрывает и исследует свои проблемы, если консультирование происходит в хорошо оборудованном кабинете. Понятно, что не всегда возможно обеспечить идеальные условия, однако к месту консультирования предъявляются определенные требования. Прежде всего консультирование должно происходить в спокойной обстановке, в звуконепроницаемом кабинете. Мы знаем, что сам процесс консультирования на первых порах повышает тревожность, поэтому клиент должен быть уверен, что его не услышат посторонние. Если клиент слышит происходящее в соседней комнате или коридоре, он усомнится в конфиденциальности общения с консультантом. Это может помешать возникновению терапевтически эффективного контакта.

Кабинет должен быть не очень большим, окрашенным в спокойные тона, уютно обставленным и не слишком вычурным. Свет не должен падать на клиента. В кабинете необходим стол, удобные стулья (три-четыре стула на случай приема нескольких человек, например: родители клиента, супружеская пара и т.п.).

Для проведения занятий по релаксации желательно иметь кушетку. На стенах можно повесить несколько картин, на полках расположить книги, но интерьер не должен быть перегружен, чтобы не отвлекать внимание клиента. На рабочем месте не стоит держать слишком личные вещи (например, семейные фотографии) или предметы, отражающие убеждения консультанта (например, крест на стене).

Каждый раз клиента следует принимать в одном и том же кабинете. Это его меньше отвлекает, не занимает время на освоение новой обстановки, кроме того, позволяет чувствовать себя безопаснее.

Иногда между консультантом и клиентом имеется посредник (например, регистратор), выполняющий вспомогательные функции. Однако роль такого человека отнюдь не второстепенна, он настраивает клиента на встречу с консультантом. Поэтому ассистент должен уметь тепло и дружески общаться, быть гостеприимным, но ни в коем случае не подменять консультанта и не вмешиваться в жизнь клиента. Он, как и консультант, обязан строго соблюдать требования конфиденциальности.

Структурирование консультативного пространства

Клиент входит в комнату и попадает на «территорию консультанта». Одним из главных аспектов взаимодействия консультанта и клиента является то, что обозначают как «структурирование пространства». Уже происходящее при первой встрече оказывает влияние на психологическое самочувствие клиента. Встреча начинается со знакомства. При этом следует придерживаться определенного этикета: встать и встретить клиента на полпути, представиться, попросить клиента назвать имя и фамилию, предложить ему выбрать место и сесть, прежде чем расположиться самому. Чтобы клиент почувствовал непринужденность, консультант с первых минут знакомства должен предстать вежливым, гостеприимным хозяином и вести себя естественно без излишнего напряжения.

Еще один вопрос, связанный со структурированием консультативного пространства, — это расположение консультанта и клиента. Р. Мэй (1968) употребляет понятие «геометрия любви». Если консультант и клиент сидят на противоположных сторонах стола, то между ними сохраняется социальная дистанция, и атмосфера консультирования будет скорее всего официальной. Беспокойным клиентам подходит именно такая позиция — стол служит барьером общению. Для консультирования, наоборот, благоприятна позиция расположения консультанта и клиента за столом на одной стороне. В этих условиях консультанту доступна вся невербальная информация, исходящая от клиента, кроме того, он может менять (и позволяет менять клиенту) расстояние между ними в зависимости от ситуации консультирования или при изменении консультативного контакта. Расположение друг против друга позволяет в большей мере создавать отношения сотрудничества. Дистанция между консультантом и клиентом отражает известный в социальной психологии феномен «личного пространства». Личное пространство изменяется в зависимости от отношений участников беседы, обсуждаемой темы, культурных различий. Из-за неправильно выбранной дистанции в консультировании (например, несоразмерность социального или возрастного аспекта личного пространства) некоторые темы вообще не могут быть затронуты. С проблемой дистанции тесно связан вопрос о терапевтическом смысле и возможности физического прикосновения к клиенту. Прикосновение означает очень близкий, интимный контакт. Исследования показали, что около половины опрошенных психотерапевтов полагают, что физический неэротический контакт представляется ценным в процессе консультирования. Он более всего уместен при:

— консультировании социально и эмоционально незрелых клиентов;

— консультировании людей, находящихся в кризисе после психической травмы, особенно связанной с утратой близких;

— стремлении продемонстрировать эмоциональную поддержку.

Однако очень трудно установить границу, где физический неэротический контакт приобретает характер эротического. В любом случае прикосновение не должно быть использовано как специфическая техника консультирования при отсутствии искренних, истинных чувств по отношению к клиенту. Чтобы прикосновение помогло создать безопасный для клиента терапевтический климат, оно должно быть спонтанным и искренним.

Временные аспекты консультативной беседы

Терапевтический климат предполагает и надлежащее структурирование времени. Уже первая встреча с клиентом должна продолжаться столько времени, сколько и все последующие встречи. Иногда первая встреча затягивается из-за необходимости ближе познакомиться с клиентом и вселяет в него надежду на нереальную продолжительность консультирования. Поэтому лучше не вызывать ложных ожиданий.

Обычно консультативная беседа со взрослым человеком длится от 50 минут до одного часа. Такая продолжительность не случайна. Менее продолжительная беседа заставляет нервничать и консультанта, и клиента, создавая впечатление, что они не успеют достаточно глубоко обсудить вопросы, возникшие во время встречи. Более продолжительная беседа, хотя этого иногда желает как клиент, так и консультант, слишком утомит обоих участников консультирования. Психотерапия и консультирование требуют концентрации внимания и бдительности, а, как известно, концентрацию внимания трудно сохранять более 45 — 50 минут. Традиционные 50 минут, регламентирующие консультативную встречу, позволяют продуктивно обсудить несколько вопросов, а затем 10 минут уделить записи основных аспектов прошедшей беседы или просто отдыху за чашечкой кофе. Это также важно при приеме нескольких клиентов подряд. Продолжительность беседы может изменяться в зависимости от возраста клиента. Беседа с 5-7-летним ребенком не должна длиться более 20 минут, с 8-12-летним — около 30 минут, а с детьми старше 12 лет консультативная беседа может продолжаться до 1 часа.

Продолжительность беседы консультант определяет в начале встречи. Клиент должен знать, каким временем он располагает для обсуждения наболевших проблем. Когда консультант не устанавливает продолжительности беседы, он заставляет клиента постоянно нервничать, что прием может прекратиться в любой момент. Такое манипулятивное поведение нежелательно. Пределы времени можно устанавливать самыми разнообразными способами:

«В нашем распоряжении 50 минут, и я готов выслушать Вас».

«Полагаю, что Вы могли бы начать с того, что ждете от консультирования. У нас есть 50 минут времени».

«Как бы Вы хотели использовать сегодняшнее наше время? У нас есть 50 минут».

Консультативная встреча подходит к концу спустя почти 40 минут. Чтобы помочь клиенту лучше сориентироваться во времени, мы должны ему напомнить, что время заканчивается: «Сегодня у нас остается около 10 минут, что бы Вы еще хотели обсудить за это время?» Озабоченный клиент часто плохо ориентируется во времени, поэтому такое напоминание может оказаться важным.

В начале консультирования необходимо также определить общую продолжительность консультирования. Конечно, в самом начале трудно установить, сколько времени займет решение тех или иных проблем. Поэтому можно заключить с клиентом определенный контракт на 3-4 встречи, а затем окончательно решить, является ли консультативный контакт продуктивным и сколько времени может продолжаться консультирование.

В начале консультирования следует определить и частоту встреч. Обычно полагают, что для установления продуктивного контакта достаточно одной-двух встреч в неделю. Если встречаться реже, становится значительно труднее ближе узнать клиента, вспомнить, что происходило на прошлой встрече, а также сохранить непрерывность процесса консультирования.

Таким образом, мы пришли к следующим выводам:

1. Для консультативной беседы необходим уютный кабинет или специально отгороженная часть пространства внутри большого помещения в одном из углов. Клиента желательно посадить спиной к двери, ограничив его поле зрения, максимально сосредоточив на консультанте. Идеальный вариант посадки психолога и клиента — напротив друг друга и чуть наискосок, чтобы каждый из них мог с легкостью видеть лицо собеседника, но, при желании, мог бы отвести глаза в сторону без особого труда. Лучше всего, если они сидят не слишком близко друг к другу и у них есть пространство для ног, чтобы свободно встать или сесть на свое место. Желателен столик или стол, на котором можно было бы, при необходимости, вести запись. Но большой стол может стать помехой, воспринимаясь как барьер. Часы на столе или на стене — важный атрибут, напоминающий, что необходимо работать активно и динамично.

2. Время для консультации следует выбирать такое, чтобы консультант и клиент могли поговорить спокойно, не спеша, на свежую голову. Продолжительность беседы может изменяться в зависимости от возраста клиента. Беседа с 5-7-летним ребенком не должна длиться более 20 минут, с 8-12-летним — около 30 минут, а с детьми старше 12 лет и взрослыми людьми консультативная беседа может продолжаться до 1 часа.

11. Технологии ведения консультативной беседы и базовые навыки консультирования.

Технология ведения консультативной беседы

некоторые принципы организации диа­лога с клиентом в рамках психологического консультирова­ния, изложенные Ю.Е. Алешиной (1993, с. 40-59):

1. Ограничение речи консультанта в диалоге. Присут­ствие консультанта должно углублять понимание клиентом собственных проблем, способствовать принятию необходимых решений. Для этого клиенту необходимо позволять меньше внимания обращать на то, что рядом находится собеседник, меньше заботиться о том, как именно собеседник относится к рассказу и насколько сам рассказ социально желателен. Отсюда необходимо, чтобы речь психолога-консультанта была краткой, немногословной и точной. Если клиент сам говорит по делу, нужно стараться по возможности ничем его не пере­бивать. Паузы, не превышающие 1-2 мин, вполне естествен­ны и означают, что человек работает, активно осмысливает свою жизнь.

2. Приближение разговорной речи консультанта к язы­ку клиента. Для этого рекомендуется: а) освобождать речь от слов и выражений, которые могут быть неправильно поняты и истолкованы клиентом; б) максимально использовать те сло­ва и обороты, которые использует клиент; в) следить за тем, ка­кую репрезентативную систему использует клиент для органи­зации своего перцептивного опыта (аудиальную, визуальную или кинестетическую), использовать слова и выражения, соот­ветствующие его репрезентативной системе. С репрезентатив­ными системами и алгоритмом подстройки к клиенту с учетом доминирующей у него репрезентативной системы рекомендуем ознакомиться по книге Р. Бэндлера и Дж. Гриндера (1994) или по другим известным изданиям этих авторов.

3. Анализ эмоциональных переживаний клиента в свя­зи с излагаемыми им событиями и поступками. Это необходимо, чтобы клиент лучше понял, что действительно с ним происхо­дит. Для этого используются техники работы на уровне чувств:

  • Предложение клиенту нескольких возможных альтерна­тив ответа относительно вариантов чувств, которые он испытывает. Обычно предлагаются 2-3 альтернати­вы. Цель формулирования альтернатив — не поиск пра­вильного ответа, а стимулирование клиента, демонстра­ция образцов, отталкиваясь от которых, легче описать свои чувства.
  • Акцентирование эмоциональных переживаний клиента через проявление пристального внимания к эмоционально окрашенным словам и выражениям. Знаками эмоций • в речи являются наречия, прилагательные, глаголы, обо­значающие отношение к чему-либо, а также качество *J действия. Консультант вычленяет в речи клиента эмоционально значимые слова и выражения и смотрит, что «’ стоит за ними. Например, если клиент говорит, что обычно молчит и ничего не отвечает, когда супруга кричит на него, консультант может спросить его, отчего он молчит. & Далее в речи клиента опять вычленяются эмоционально *: значимые слова и психолог вместе с клиентом пытаются s сделать явным то, что стоит за ними. Это помогает опуститься на уровень глубинных, личностно значимых пере­живаний.
  • Использование парадоксальных вопросов. Цель парадок­сальных вопросов — поставить под сомнение то, что кли­ент считает абсолютно очевидным или само собой разу­меющимся. Общеизвестные истины типа «Грубить нехо­рошо», «Родители всегда знают лучше, что нужно ребенку» обычно служат надежным прикрытием для ис­тинных чувств и переживаний клиента. Когда мы ставим их под сомнение, то заставляем клиента задуматься о том, что скрывается для него лично за подобного рода . выражениями. Типичная формулировка парадоксально­го вопроса начинается словами «А почему бы не…?». На­пример, «А почему бы вам действительно не сказать, раз вы так думаете?».
  • Уточняющие и углубляющие формулировки. Цель уточ­няющих и углубляющих формулировок — постепенно пе­реводить рассказ клиента с поверхностного на более глу­бокие уровни переживаний. Пример такой формулиров­ки: «То есть вы хотели бы, чтобы ваша свекровь поняла, какая вы хорошая, чтобы она оценила вас, наконец, по достоинству». При работе с уточняющими и углубляющими формулировками главное — не выходить за пределы очевидного. Каждый шаг должен логично следовать из предыдущего.
  • Использование интерпретаций. Речь идет о том, что­бы проинтерпретировать поведение клиента в связи с теми или иными базовыми человеческой природе эмо­циями. Ю.Е. Алешина (1993) предлагает пользоваться двумерной моделью пространства человеческих прояв­лений, где одна из координат — ось любви, а другая -. ось власти. Согласно распространенным на Западе . взглядам большая часть человеческого поведения оп­ределяется этими базовыми эмоциями, потребностя­ми, с ними связанными. Поэтому данная модель может служить удобным пособием для построения интерпре­таций. Например, психолог спрашивает клиентку, по­чему она молчит, когда свекровь кричит на нее. Кли­ентка отвечает: «Не могу же я унижаться!» Интерпре­тация психолога: «Т. е. ваше молчание в отношениях со свекровью — попытка не унижаться, а так или иначе возвыситься над ней».
  • Перефразирование. То, что было негативным, основани­ем для беспокойства и переживаний, должно стать при­чиной положительных эмоций, способных если не пол­ностью снять негативные переживания, то, по крайней мере, существенно уменьшить их значимость и интен­сивность.

12. Этапы консультативной беседы.

Слово «этап» обозначает отдельный момент, стадию в разви­тии чего-либо. В представлениях различных авторов об этапах психологического консультирования много общего, однако на­блюдаются и некоторые различия, связанные в основном с под­робностью и логичностью, полнотой изложения. Излишняя полнота, однако, не всегда является достоинством, поскольку затеняет основную мысль, логику автора. Этапы психологиче­ского консультирования описывали и разбирали Ю.Е. Алеши­на (1999, 1993), Г.С. Абрамова (2001), П.П. Горностай и СВ. Васьковская (1995), Р.-А.Б. Кочюнас (1999) и многие другие. С нашей точки зрения наиболее оптимальное изложе­ние можно найти в работах Ю.Е. Алешиной. В нашем описа­нии этапов психологического консультирования мы взяли за основу модель Ю.Е. Алешиной, модифицировав и расширив ее, сделав более логичной и понятной. Кроме этой модели, предла­гаем студентам ознакомиться с иными перечисленными выше. Следует заметить, что в реальном психологическом консульти­ровании редко возникает возможность до конца и последова­тельно выполнять требования какой-либо одной модели. Жизнь слишком многообразна. Но ориентироваться на какую-либо модель последовательности шагов необходимо, так как это повышает степень рефлексивности отношения консультан­та к консультативному процессу.

Психологическое консультирование обычно состоит из нескольких встреч, отдельных бесед. В целом психологическая консультация как процесс разбивается на четыре этапа: 1.Знакомство с клиентом и начало беседы. 2. Расспрос клиента, формирование и проверка консультативных гипотез. 3. Оказание воздействия. 4. Завершение психологической консультации. 

1. Знакомство с клиентом и начало беседы

1а. Первый контакт. Можно встать навстречу клиенту или встретить его в дверях кабинета, демонстрация доброжелательности и заинтересованности в плодотворном сотрудничестве.

1б. Ободрение. Желательно подбадривать клиента словами вроде: «Проходите, пожалуйста», «Усаживайтесь поудобнее» и т.п.

1в. Небольшая пауза. После первых минут контакта с клиентом рекомендуется предоставить ему паузу 45 – 60 секунд, чтобы клиент мог собраться с мыслями и оглядеться.

1г. Собственно знакомство. Можно сказать клиенту: «Давайте познакомимся. Как мне к вам обращаться?» После этого необходимо представиться самому.

1д. Формальности. До начала собственно консультирования психолог-консультант обязан предоставить клиенту максимум информации о процессе консультирования, его важных особенностях: — основные цели консультирования, — квалификация консультанта, — оплата за консультирование, — приблизительная продолжительность консультирования, — целесообразность консультирования в данной ситуации, — риск временного ухудшения состояния клиента в процессе консультирования, — границы конфиденциальности, в т.ч. вопросы аудио- и видеозаписи, присутствие (наблюдение) за процессом третьих лиц. Говорить следует кратко, не выливая на клиента лишнюю информацию. Результатом здесь выступает окончательное решение клиента о вступлении в процесс консультирования.

1е. «Здесь и сейчас». Необходимо договориться с клиентом, настроить его на работу в режиме «здесь и сейчас». Важно дать понять клиенту, что психолога-консультанта нельзя использовать в качестве инструмента в разного рода интригах

. 1ж. Первичный расспрос. Пример стандартной фразы: «Что Вас привело ко мне?», «Итак, какие вопросы вы хотели обсудить со мной?». Если клиент не является «профессиональным завсегдатаем» психологических кабинетов, то, скорее всего, уже с первых собственных фраз ему потребуется поддержка. По крайней мере, его будет интересовать вопрос: правильно ли он говорит, о том ли? Поэтому в случае необходимости с первых же минут расспроса надо поддерживать диалог. 

2. Расспрос клиента, формирование гипотез

2а. Эмпатическое слушание. Оно же — активное слушание (повторение отдельных слов за клиентом, интерпретации).

2б. Принятие модели ситуации клиента в качестве временной. Консультанту пока не стоит вступать в споры с клиентом, тем более обличать его, ловить на противоречиях. Ломать модель ситуации клиента можно только после того, как эта модель изучена детально.

2в. Структурирование беседы. Редкий клиент умеет логично и последовательно описать проблемную ситуацию. Постепенно его надо побуждать к более рациональному изложению, рассуждениям. Самому консультанту надо быть последовательным. Каждая новая его фраза, вопрос должны быть логически связаны с предыдущими. Для структурирования беседы очень полезны периодические резюме. Диалог с клиентом — это не книга, разбитая на главы; поэтому можно взять себе за привычку раз в десять минут (например), следя за настенными или настольными часами, резюмировать сказанное. Если это уместно, то резюмировать можно не только устно, но и письменно, схематически изображая на бумаге модель ситуации. Структурирование беседы побуждает клиента к рациональной работе, к тому, чтобы не «перемалывать» в десятый раз одно и то же, а двигаться дальше; когда клиент перестаёт двигаться дальше в описании ситуации, то это будет верным свидетельством того, что он сказал уже всё существенное.

2г. Осмысление модели ситуации клиента. Психолог-консультант проводит аналитико-критическую работу, формулирует несколько гипотез в отношении этой модели. Если клиент пришёл за помощью к психологу, то это значит, что модель проблемной ситуации у него или а) неверная (извращённая), или б) неполная.

В каждой гипотезе поэтому следует чётко формулировать:

а) видит ли клиент ситуации в истинном свете?

б) если не видит, то в чём ошибается?

в) полна ли модель ситуации?

г) если не полна, то в чём можно, в чём нужно расширить эту модель?

Разумеется, большую часть выводов здесь психолог-консультант должен держать при себе, хотя бы потому, что пока имеются только гипотезы.

2д. Критика гипотез. Консультант задаёт клиенту вопросы, направленные на уточнение, критику гипотез. Вопросы здесь можно, конечно, задавать вразнобой. Но всё же рекомендуется стремиться к хотя бы внешней структурированности беседы, не перескакивая с одного на другое. Результатом здесь должно быть то, что в итоге остаётся только одна рабочая гипотеза (основная).

Дело в том, что большую часть интеллектуальной работы психолог вынужден делать в жёстком режиме, когда имеется немного времени. Поэтому плотно надо работать только с основной гипотезой. Если она не подтвердится, то за основную принимается другая гипотеза.

2е. Изложение своей гипотезы клиенту. Поскольку клиент обычно уже «хорошо запутался» в своей проблемной ситуации, то бывает очень редко так, что он сразу принимает гипотезу и соглашается с ней. Поэтому важно подчеркнуть, что соображения консультанта — пока только гипотеза (предположения), что от клиента не требуется соглашаться с ней, требуется взять гипотезу за рабочую и попробовать изучить выводы, которые она порождает. В процессе работы с гипотезой скорее всего всплывут новые подробности, которые уточняют складывающуюся объективную модель ситуации. Вполне вероятно, что гипотеза окажется несостоятельной, в этом нет ничего страшного; в этом случае в качестве рабочей берётся иная гипотеза.

2ж. Критика гипотезы, нахождение истины. Рассматриваются различные ситуации, типичные и не совсем типичные. Перед тем, как приступить к следующему этапу, очень важно найти истину, то есть должна быть сформулирована и принята обеими сторонами объективная непротиворечивая модель проблемной ситуации. 

3. Оказание воздействия

3а. Дать клиенту пожить с новым знанием. Дальнейшая работа напрямую зависит оттого, насколько истинной получилась модель проблемной ситуации. Важно понимать, что если модель не удалась, то и дальнейшая работа с клиентом (воздействие) находится под угрозой; а если наоборот (модель удалась), то и самому клиенту будет интересно пожить с новым знанием. Поэтому в идеале после выработки рабочей модели следует отпустить клиента до следующей встречи. Вероятно, он получил уже всё, что ему было надо, и поэтому больше не придёт на следующую встречу. Если нет возможности, надобности прервать консультацию, то можно просто сделать небольшую перемену. Для этого подойдёт усадить клиента в кресло минут на пятнадцать, включить ему спокойную музыку и дать возможность обдумать новое знание.

3б. Коррекция установок клиента. Конечно, вполне вероятно, что обретение нового знания может оказаться недостаточным клиенту для управления проблемной ситуацией. Здесь характерны жалобы клиента на то, что «не хватает сил», «не понимаю как» и т.п. Психолог вместе с клиентом критикует ложные установки последнего. Вырабатывает список новых установок. Установки должны быть вербально точными, простыми и эффективными. Большое внимание следует уделить установкам, направленным на обретение спокойствия и уверенности, на коррекцию уровня тонуса (успокоиться или наоборот мобилизоваться) и уровня рациональности-эмоциональности (стать более рациональным или более эмоциональным).

Установки можно «принимать» в виде самовнушения. Опять здесь будет полезным дать клиенту возможность пожить с новыми установками. Возможно, что какие-то установки не приживутся. Тогда их, может быть, потребуется изменить или модифицировать.

3в. Коррекция поведения клиента. Помощь клиенту в формулировании возможных альтернатив привычному поведению. Анализ и критика этих альтернатив, оценка их пользы и эффективности. Выбор лучшей альтернативы. Разработка плана внедрения этой альтернативы. Важно понимать, что клиент в будущем может просто забыть применять альтернативное поведение. Поэтому в буквальном смысле его надо натренировать на применение альтернативы. Для этого подходят разные способы, например ролевые игры (в данном случае психолог может взять на себя роль какого-то родственника или знакомого клиента). 

4. Завершение психологической консультации

 4а. Подведение итогов беседы. Краткое обобщение всего происшедшего. «Повторение — мать учения».

4б. Обсуждение вопросов, касающихся дальнейших отношений клиента с консультантом или другими специалистами.

4в. Прощание. Клиента следует проводить хотя бы до двери, сказать ему несколько тёплых слов. 

Литература Алешина Ю. Е. Семейное и индивидуальное психологическое консультирование. – М.: Редакционно-издательский центр Консорциума «Социальное здоровье России», 1993. — 172 с.

Этапы консультативного процесса. Этап 1. Знакомство с клиентом и начало беседы. Длительность данного этапа 5-10 минут при средней продолжительности одной консультативной беседы 45 минут- 1 час 10 минут. На протяжении этого этапа психолог-консультант выполняет следующие действия: Можно встать навстречу клиенту или встретить ею в дверях кабинета, что будет восприниматься клиентом как демонстрация доброжелательности и заинтересованности. Желательно подбадривать клиента словами типа «Проходите, пожалуйста», «Усаживайтесь поудобнее».

После первых минут контакта с клиентом рекомендуется предоставить ему паузу 45 — 60 секунд, чтобы клиент мог собраться с мыслями и оглядеться. После паузы желательно начать собственно знакомство. Как   пишет   Кочюнас   Р.-А.   Б.   (1999),   клиент   должен   принять   решение   о   своем   вступлении   в   процесс консультирования   вполне  осознанно,   поэтому  до   начала   процесса   консультирования   психолог-консультант обязан предоставить клиенту максимум информации о процессе консультирования, а именно: об основных целях консультирования,     о     Своей     квалификации,      об     оплате     за     консультирование,     о     приблизительной  продолжительности консультирования,   о  целесообразности консультирования  в данной ситуации,   о риске временного ухудшения состояния клиента в процессе консультирования, о границах конфиденциальности. Г)     Важно заранее согласовать с клиентом возможности аудио и видео записи. g)    Важно не позволять клиенту использовать консультанта в своих целях, далеких от консультирования, h)    После решения всех перечисленных выше вопросов можно переходить к расспросу клиента, что будет обозначать начало второго этапа  психологического консультирования. Этап 2. Расспрос клиента, формирование и проверка консультативных гипотез Длительность данного этапа 25 — 35 минут при средней продолжительности  консультативной беседы     45 минут — 1 час 10 минут. Данный этап можно условно разбить на два подэтапа: Формирование консультативных гипотез.

Проверка консультативных гипотез. Деятельность пси.холога-коисулыпанта на первом подлнапе «Формирование консультативных гипотез»:

а) Эмпатическое слушание. Обычно, когда говорят об эмпатии в психологии, то имеют в виду способность чутко воспринимать внутренний мир другого человека со всеми его смысловыми и эмоциональными нюансами. Этому соответствует активный откликконсультанта на то. что рассказывает клиент, частое произнесение слов типа «Конечно», «Угу», «Да-да».

13. Теория жизненных циклов в концепции Э.Эриксона. Учет характеристик жизненных циклов в консультировании.

В социальной психологии человек является, как и познающим что-то (то есть субъектом), так и познаваемым кем-то (то есть объектом).

Потому что такая психология направлена на изучение самого человека и на изучение его взаимодействия с окружающим миром, предметами и людьми.Здесь человек рассматривается и сам по себе и «в контексте» с окружающей средой — людьми. «По мнению Э. Эриксона, каждой стадии развития присущи ожидания общества, которые индивид может оправдать или не оправдать, и тогда он либо включается в общество, либо отвергается им. Эта идея Э. Эриксона легла в основу выделения им ступеней, стадий жизненного пути. Для каждой стадии жизненного цикла характерна специфическая задача, которая выдвигается обществом. Однако решение задачи, согласно Э. Эриксону, зависит как от уже достигнутого уровня развития человека, так и от общей духовной атмосферы общества, в котором этот индивид живет».        Теория развития Э. Эриксона охватывает все жизненное пространство индивидуума (от младенчества до старости).

Эриксон подчеркивает исторические условия, в которых формируется Я (эго)  у ребенка. Развитие Я неизбежно и тесно связано с меняющимися особенностями социальных предписаний, культурным аспектом и системой ценностей.        Я – это автономная система, взаимодействующая с реальностью при помощи восприятия, мышления, внимания и памяти. Уделяя особое внимание адаптивным функциям Я, Эриксон считал, что человек, взаимодействуя с окружением в процессе своего развития, становится все более и более компетентным.         Эриксон видел свою задачу в том, чтобы привлечь внимание к способности человека преодолевать жизненные трудности психосоциального характера. Его теория ставит во главу угла качества Я, то есть его достоинства, раскрывающиеся в различные периоды развития. Для понимания концепции Эриксона об организации и развитии личности стоит оптимистическое положение о том, что каждый личный и социальный кризис представляет собой своего рода вызов, приводящий индивидуума к личностному росту и преодолению жизненных препятствий. Знание того, как человек справлялся с каждой из значимых жизненных проблем или как неадекватное разрешение ранних проблем лишило его возможности справляться с дальнейшими проблемами, составляет, по мнению Эриксона, единственный ключ к пониманию его жизни.        Стадии развития личности предопределены, и порядок их прохождения является неизменным. Эриксон разделил жизнь человека на восемь отдельных стадий психосоциального развития Я (как говорят, на «восемь возрастов человека»).

Каждая психосоциальная стадия сопровождается кризисом – поворотным моментом в жизни индивидуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивидууму на этой стадии.          Каждый психосоциальный кризис, если рассматривать его с точки зрения оценки, содержит и позитивный, и негативный компоненты. Если конфликт разрешен удовлетворительно (то есть на предыдущей стадии Я обогатилось новыми положительными качествами), то теперь Я вбирает в себя новый позитивный компонент (например, базальное доверие и самостоятельность), и это гарантирует здоровое развитие личности в дальнейшем. Напротив, если конфликт остается неразрешенным или получает неудовлетворительное разрешение, развивающемуся Я, тем самым, наносится вред и в него встраивается негативный компонент (например, базальное недоверие, стыд и сомнение).

Хотя на пути развития личности возникают теоретически предсказуемые и вполне определенные конфликты, из этого не следует, что на предшествующих стадиях успехи и неудачи обязательно одни и те же. Качества, которые Я приобретает на каждой стадии, не снижают его восприимчивости к новым внутренним конфликтам или меняющимся условиям (Erikson, 1964).         Эриксон подчеркивает, что жизнь представляет собой непрерывную смену всех ее аспектов, и что успешное решение проблемы на одной стадии еще не гарантирует человека от возникновения новых проблем на других этапах жизни или появление новых решений для старых, уже решенных, казалось бы проблем.        Задача состоит в том, чтобы каждый в отдельности индивид адекватно разрешал каждый кризис, и тогда, у него будет возможность подойти к следующей стадии более адаптивной и зрелой личностью.                                                                                                            ВОСЕМЬ СТАДИЙ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ ПО Э. ЭРИКСОНУ.                Стадия 1.Младенчество.  Доверие или недоверие. (1-ый год жизни).

 На этой стадии идёт созревание сенсорных систем. То есть, развивается зрение, слух, обоняние, вкус, тактильная чувствительность. Ребенок осваивает мир. На этой стадии, как и на всех последующих, есть два пути развития: позитивный и негативный.  Предмет конфликта развития: Могу ли я доверять миру?      Позитивный полюс: Ребёнок получает всё, что хочет и в чем нуждается. Все потребности ребёнка быстро удовлетворяются. Самое большое доверие и привязанность ребенок испытывает именно от матери, и лучше, чтобы весь этот период он мог общаться с ней столько, сколько ему необходимо – это формирует его доверие к миру вообще, абсолютно необходимое качество для полноценной счастливой жизни. Постепенно в жизни ребенка появляются – другие значимые люди: отец, бабушка, дедушка, няня и т.д.        В итоге, мир – это уютное место, где людям можно доверять.  У ребёнка вырабатывается способность формировать тёплые, глубокие, эмоциональные отношения со своим окружением.

Если бы маленький ребенок умел говорить, он бы сказал:  «Я любим», «Я чувствую заботу», «Мне безопасно», «Мир – это уютное место, которому можно доверять».

Негативный полюс: В центре внимания мамы не ребенок, а механистический уход за ним и воспитательные меры, собственная карьера, разногласия с родственниками, тревоги разнообразного характера  и т.д. Формируется отсутствие поддержки, недоверие, подозрительность, боязливость к миру и людям, непоследовательность, пессимизм.  Терапевтический взгляд: Понаблюдайте за теми людьми, которые стремятся взаимодействовать скорее через интеллект, чем через чувства. Это обычно те, кто приходит на терапию и говорит о пустоте, кто редко осознает, что у него нет контакта с собственным телом, кто предъявляет страх как главный фактор изоляции и погруженности в себя, кто чувствует себя испуганным ребенком во взрослом мире, кто боится своих собственных импульсов и кто обнаруживает сильную потребность в том, чтобы контролировать себя и других. Благоприятное разрешение этого конфликта– надежда. Стадия 2. Раннее детство.  Автономия или стыд и сомнение. (1 – 3 года).

 Вторая стадия развития личности, по Э. Эриксону, состоит в формировании и  отстаивании ребенком своей автономии и независимости. Она  начинается  с того  момента, как ребенок  начинает ходить. На этой стадии ребёнок осваивает различные движения, учится не только ходить, но и лазать, открывать и закрывать, держаться, бросать, толкать и т.п. Дети наслаждаются и гордятся своими новыми способностями и стремятся всё делать сами (например, умываться, одеваться и есть).

Мы наблюдаем у них огромное желание исследовать предметы и манипулировать ими, а также установку по отношению к родителям:  «Я сам». «Я  — то, что я могу». Предмет конфликта развития: Могу ли я управлять собственным телом и поведением?

Позитивный полюс: У ребёнка появляется самостоятельность, автономия, вырабатывается ощущение, что он владеет своим телом, своими стремлениями, в значительной степени владеет своей средой; закладываются основы свободного самовыражения и сотрудничества; вырабатываются навыки самоконтроля без ущерба для своей самооценки; воля.        Родители дают возможность ребёнку делать то, что он в состоянии делать, не ограничивают его активность, поощряют ребёнка. В то же время родители должны ненавязчиво, но чётко ограничивать ребёнка в тех сферах жизни, которые являются опасными для самих детей и окружающих. Ребёнок не получает полную свободу, его свобода ограничена в пределах разумного.  «Мама, посмотри, как здорово получается. Я владею своим телом. Я умею контролировать себя».

Негативный полюс: Родители ограничивают действия ребёнка, родители нетерпеливы, они спешат сделать за ребёнка то, на что он и сам способен, родители стыдят ребёнка за нечаянные проступки (разбитые чашки); либо наоборот, когда родители ожидают, что дети сделают то, что они сами ещё сделать не в состоянии.

       У ребёнка закрепляется нерешительность и неуверенность в своих способностях; сомнение; зависимость от других; закрепляется чувство стыда перед другими; закладываются основы скованности поведения,  малой общительности, постоянной  настороженности. Высказывания подобного рода: «Мне стыдно предъявлять свои желания», «Я недостаточно хорош (ая)», «Я должен очень тщательно контролировать всё, что я делаю», «У меня не получится»,»Я какая-то не такая», «Я какой-то не такой». Терапевтический взгляд: Понаблюдайте за теми людьми, которые не чувствуют себя, отрицают свои потребности, с трудом выражают свои чувства, испытывают большой страх быть покинутыми, демонстрируют заботливое поведение, обременяя других. В силу своей неуверенности человек часто ограничивает и отдергивает себя, не позволяя себе сделать что-то значительное и получить от этого удовольствие. А из-за постоянного чувства стыда ко взрослому состоянию накапливается много событий с отрицательными эмоциями, которые способствуют подавленности, зависимости, безысходности. Благоприятное разрешение этого конфликта – воля. Стадия 3. Игровой возраст.  Инициативность – вина. (3 – 6 лет).  Дети в возрасте 4-5 лет переносят свою исследовательскую активность за пределы собственного тела. Они узнают, как устроен мир и как можно на него воздействовать. Мир для них состоит как из реальных, так и из воображаемых людей и вещей. Кризис развития состоит в том, как удовлетворять собственные желания настолько широко, насколько это возможно без переживания чувства вины.        Это такой период времени, когда появляется совесть. В поведение ребенок руководствуется своим собственным пониманием того, что хорошо и  что плохо. Предмет конфликта развития: Могу ли я стать независимым от родителей и исследовать границы своих возможностей?  Позитивный полюс: Дети, которым предоставлена инициатива в выборе моторной деятельности, которые по своему желанию бегают, борются, возятся, катаются на велосипеде, на санках, на коньках — вырабатывают и закрепляют предприимчивость. Закрепляет ее и готовность родителей отвечать на вопросы ребенка (интеллектуальная предприимчивость) и не мешать ему фантазировать и затевать игры. Негативный полюс: Если родители показывают ребенку, что его моторная деятельность вредна и нежелательна, что вопросы его назойливы, а игры бестолковы, он начинает чувствовать себя виноватым и уносит это чувство вины в дальнейшие стадии жизни. Реплики родителей: «Тебе нельзя, ты еще маленький», «Не трогай!», «Не смей!», «Не лезь, куда не следует!», «У тебя все равно не получится, дай я сама», «Смотри, как мама из-за тебя расстроилась», и т.д. Терапевтический взгляд: «В дисфункциональных семьях для ребенка очень важно развить здоровое чувство совести или здоровое чувство вины. Они не могут почувствовать, что они могут жить так, как хотят; вместо этого у них развивается отравляющее чувство вины… Оно говорит Вам, что Вы ответственны за чувства и поведение других людей» (Bradshaw, 1990).

Понаблюдайте кто демонстрирует ригидное, педантичное поведение, кто не способен придумывать и составлять задания, кто боится попробовать что-то новое, кому не хватает чувства решительности и целеустремленности в своей жизни.Социальный параметр этой стадии, говорит Эриксон, развивается между предприимчивостью на одном полюсе и чувством вины на другом. От того, как в этой стадии реагируют родители на затеи ребенка, во многом зависит, какое из этих качеств перевесит в его характере. Благоприятное разрешение этого конфликта — цель.  Стадия 4.Школьный возраст.  Трудолюбие  –  комплекс неполноценности. (6 – 12 лет).  В возрасте от 6 до 12 лет дети развивают многочисленные навыки и умения в школе, дома и среди своих сверстников. Согласно теории Эриксона, чувство «Я» значительно обогащается при реалистичном росте компетенции ребенка в различных областях. Все большее значение приобретает сравнение себя со сверстниками.  Предмет конфликта развития: Способен ли я? Позитивный полюс:  Когда детей поощряют мастерить что угодно, строить шалаши и авиамодели, варить, готовить и рукодельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят и награждают за результаты, тогда у ребенка вырабатывается умелость и способности к техническому творчеству, как со стороны родителей, так и учителей. Негативный полюс: Родители, которые видят в трудовой деятельности детей одно «баловство» и «пачкотню», способствуют развитию у них чувства неполноценности. В школе ребенок, не отличающийся сметливостью, в особенности может быть травмирован школой, даже если его усердие и поощряется дома. Если  он усваивает учебный материал медленнее, чем сверстники, и не может с ними соревноваться, то непрерывное отставание в классе развивает у него чувство неполноценности.  В этот период особенно сильный вред наносит негативное оценивание себя по сравнению с другими. Терапевтический взгляд: Обратите внимание на людей, которые нетерпимы или боятся сделать ошибки, им не хватает социальных умений, они чувствуют себя некомфортно в социальных ситуациях. Эти люди чрезмерно стремятся к соревнованию, борются с промедлением, демонстрируют чувство неполноценности, слишком критичны к другим и постоянно недовольны собой.  Благоприятное разрешение этого конфликта  — уверенность, компетентность.  Стадия 5.Юность.  Эго-идентичность или смешение ролей. (12 – 19 лет).

Переход от детства к взрослому состоянию вызывает как физиологические, так и психологические изменения. Психологические изменения проявляются как внутренняя борьба между стремлением к независимости, с одной стороны, и желанием сохранить зависимость от тех людей, которые о тебе заботятся, желанием быть свободным от ответственности за то, что ты взрослый человек, — с другой. Родители или другие значимые люди становятся «врагами» или «идолами».

 

Подросток (юноша, девушка) постоянно сталкивается с вопросами: Кто он есть и кем он станет? Ребенок он или взрослый? Как его этническая, расовая принадлежность и религия влияют на отношение людей к нему? В чем будет его истинная подлинность, истинное тождество как взрослого человека? Такие вопросы часто вызывают у подростка болезненную озабоченность тем, что другие думают о нем и что он сам должен думать о себе.

 

Сталкиваясь с такой путаницей в своем статусе, подросток всегда ищет уверенность, безопасность, стремясь быть похожим на других подростков своей возрастной группы. У него развиваются стереотипные поведение и идеалы и, он часто вступает в различные группировки или кланы. Группы «равных» очень важны для восстановления самотождественности. Разрушение строгости в одежде и поведении присуще этому периоду. Это попытка утверждения структуры в хаосе и обеспечения тождественности во время отсутствия самотождественности.

Это вторая важная попытка развития автономности, и она требует бросить вызов родительским и общественным нормам.

 

Важная задача выхода из семьи и моральных оценок окружающих может оказаться очень сложной. Сверхподчинение, отсутствие противодействия или яркое противодействие могут привести к низкой самооценке и негативному тождеству. Другое развивающее задание включает социальную ответственность и сексуальнуюзрелость.   Предмет конфликта развития: Кто я есть? Позитивный полюс: Если молодой человек успешно справится с этой задачей — психосоциальной идентификацией, то у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет.   Негативный полюс: Обратное справедливо для подростка недоверчивого, стыдливого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. Если из-за неудачного детства или тяжелого быта подросток не может решить задачу идентификации и определить свое «Я», то он начинает проявлять симптомы путаницы ролей и неуверенность в понимании того, кто он такой и к какой среде принадлежит.  Терапевтический взгляд: Посмотрите на людей, которые демонстрируют чрезмерное согласие или ригидность, конформность по отношению к семье, этническим, культурным и социальным нормам, кто демонстрирует «беспорядок в тождественности» — «Я не знаю, кто я есть!», кто демонстрирует зависимость от своей родительской семьи, кто постоянно бросает вызов людям с авторитетом, кому необходимо протестовать или подчиняться и кто выделяется среди других, потому, что его жизненный стиль уникальный и/или нонконформистский.         Такая путаница нередко наблюдается у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распущенность, очень часто обладают фрагментарным представлением о своей личности и свои беспорядочные половые связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. В некоторых случаях молодежь стремится к «негативной идентификации», то есть отождествляет свое «Я» с образом, противоположным тому, который хотели бы видеть родители и друзья.Поэтому подготовка к всесторонней психосоциальной идентификации в подростковом возрасте должна начинаться, по сути, с момента рождения. Но иногда лучше идентифицировать себя с «хиппи», с «малолетним преступником», даже с «наркоманом», чем вообще не обрести своего «Я» (1).         Однако тот, кто в подростковом возрасте не приобретает ясного представления о своей личности, еще не обречен оставаться неприкаянным до конца жизни. А тот, кто опознал свое «Я» еще подростком, обязательно будет сталкиваться на жизненном пути с фактами, противоречащими или даже угрожающими сложившемуся у него представлению о себе.           Благоприятное разрешение этого конфликта — верность. Стадия 6. Ранняя зрелость.  Интимность – изоляция. (20 – 25 лет).

Шестой стадией жизненного цикла является начало зрелости — иначе говоря, период ухаживания и ранние годы семейной жизни. В описании Эриксона интимность понимается как сокровенное чувство, которое мы испытываем к супругам, друзьям, братьям и сестрам, родителям или другим родственникам. Однако он говорит и о собственной интимности, то есть способности «слить воедино Вашу идентичность с идентичностью другого человека без опасения, что Вы теряете нечто в себе» (Evans, 1967, p. 48).

Именно этот аспект интимности Эриксон рассматривает как необходимое условие прочного брака. Иными словами, для того, чтобы находиться в истинно интимных отношениях с другим человеком, необходимо, чтобы к этому времени у индивидуума было определенное осознание того, кто он и что собой представляет.  Успех при установлении такого рода близких отношений зависит от того, как были разрешены пять предыдущих конфликтов. Например, человеку, который испытывает трудности в том, чтобы доверять другим, будет трудно любить; человеку, которому необходимо контролировать себя, будет трудно позволить другим пересечь свою границу; человеку, который чувствует себя неадекватно, будет трудно быть близким с другими; человеку, который не уверен в своей идентичности, будет трудно поделиться с другим тем, кто он есть.  Предмет конфликта развития: Могу ли я иметь интимные отношения? Позитивный полюс: Это – любовь. В дополнение к ее романтическому и эротическому смыслу Эриксон рассматривает любовь как способность вверять себя другому и оставаться верным этим отношениям, даже если они требуют  уступок и самоотречения. Этот тип любви проявляется в отношениях взаимной заботы, уважения и ответственности за другого человека.        Социальным установлением, связанным с этой стадией, является этика. По Эриксону, нравственное чувство возникает тогда, когда мы осознаем ценность продолжительной дружбы и социальных обязательств, равно как и дорожим подобными отношениями, даже если они требуют личной жертвы.

 

Негативный полюс: Неспособность устанавливать спокойные доверительные личные отношения и (или) излишняя поглощенность собой ведет к чувствуодиночества, социального вакуума и изоляции. Погруженные в себя люди могут вступать в совершенно формальное личностное взаимодействие и устанавливать поверхностные контакты, без проявления настоящей вовлеченности в отношения, потому что повышенные требования и риск, связанные с интимностью, представляют для них угрозу. Препятствуют интимности условия урбанизированного, мобильного, обезличенного технологического общества. Эриксон приводит в примеры антисоциальных или психопатических типов личности (т.е. людей, у которых отсутствует нравственное чувство), встречающихся в условиях экстремальной изоляции, которые манипулируют другими людьми и эксплуатируют их без всякого сожаления.        

Терапевтический взгляд: Посмотрите за теми, кто боится или не хочет вступать в интимные отношения и кто повторяет свои ошибки при построении отношений.  Благоприятное разрешение этого конфликта – любовь.  Стадия 7. Средняя зрелость.  Продуктивность – инертность и застой. (26 – 64 лет).

Седьмая стадия — зрелый возраст, то есть уже тот период, когда дети стали подростками, а родители прочно связали себя с определенным родом занятий. На этой стадии появляется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью — на другом.

Общечеловечностью Эриксон называет способность человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Такой интерес к новым поколениям не обязательно связан с наличием собственных детей — он может существовать у каждого, кто активно заботится о молодежи и о том, чтобы в будущем людям легче жилось и работалось. Таким образом, продуктивность выступает как забота более старшего поколения о тех, кто придет им на смену – о том, как помочь им упрочиться в жизни и выбрать верное направление.    Предмет конфликта развития: Что значит моя жизнь к сегодняшнему дню? Что я собираюсь делать с оставшейся жизнью?

 

Позитивный полюс: Важным моментом этой стадии является творческая самореализация, а также, забота о будущем благополучии человечества.

 

Негативный полюс: У кого это чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточивается на самом себе и главной его заботой становится удовлетворение своих потребностей и собственный комфорт. Трудности в «производительности» могут включать: навязчивое желание псевдоинтимности, сверхидентификация с ребенком, желание протестовать, как путь решения застоя, нежелание отпускать от себя собственных детей, обеднение личной жизни, самопоглощенность.  Терапевтический взгляд: Обратите внимание на людей, у которых есть вопросы, связанные с успехом, идентичностью, ценностями, смертью и кто может находиться в кризисе супружества.  Благоприятное разрешение этого конфликта – забота. Стадия 8. Поздняя зрелость.  Эго-интеграция (целостность)  – отчаяние (безысходность).

  (После 64 лет и до завершения жизненного цикла).  Последняя психосоциальная стадия завершает жизненный путь человека. Это время, когда люди оглядываются назад и пересматривают свои жизненные решения, вспоминают о своих достижениях и неудачах. Практически во всех культурах этот период знаменуется более глубоким возрастным изменением всех функций организма, когда у человека возникают дополнительные нужды: приходится приспосабливаться к тому, что убывает физическая сила и ухудшается здоровье; появляется уединенность, с одной стороны, с другой – появление внуков и новых обязанностей, переживания по утрате близких, а также, осознание преемственности поколений. В это время фокус внимания человека сдвигается на свой прошлый опыт, нежели на планирование будущего. По убеждению Эриксона, для этой последней фазы зрелости характерен не столько новый психосоциальный кризис, сколько суммирование интеграция и оценка всех прошлых стадий развития эго. Здесь круг замыкается: мудрость и принятие жизни взрослого и младенческое доверие к миру глубоко схожи и называются у Эриксона одним термином — integrity (целостность, полнота, чистота), т.е., чувства завершенности жизненного пути, осуществления планов и целей, полноты и целостности.  Эриксон полагает, что только в старости приходит настоящая зрелость и полезное чувство «Мудрости прожитых лет». И в то же время он отмечает: «Мудрость старости отдает себе отчет в относительности всех знаний, приобретенных человеком на протяжении жизни в одном историческом периоде. Мудрость – это осознание безусловного значения самой жизни перед лицом самой смерти» (Erikson, 1982, p. 61).

 

Предмет конфликта развития: Доволен ли я прожитой жизнью?                                                           Имела ли моя жизнь смысл?        

Позитивный полюс: В кульминации здоровое саморазвитие достигает целостности. Это подразумевает принятие себя и своей роли в жизни на самом глубинном уровне и понимание собственного личностного достоинства, мудрости. Основная работа в жизни закончилась, настало время размышлений и забав с внуками. Здоровое решение выражается в принятии собственной жизни и судьбы, где человек может сказать себе: «Я доволен». Неотвратимость смерти больше не страшит, поскольку такие люди видят продолжение себя или в потомках, или в творческих достижениях. Остается интерес к жизни, открытость людям, готовность помочь детям в воспитании внуков, участие в  оздоровительных физкультурных программах, политике, искусстве, и т.д., для того, чтобы  сохранить целостность своего «Я».

Негативный полюс: Кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упущенного не вернуть. Такого человека охватывает отчаяние,  ощущение безнадежности, человек чувствует, что его бросили, он никому не нужен, жизнь не удалась, возникает ненависть к миру и людям, полная закрытость, злость, страх смерти. Отсутствие завершенности и неудовлетворенность прожитой жизнью.        Эриксон выделяет два превалирующих типа настроения у раздраженных и негодующих пожилых людей: сожаление о том, что жизнь нельзя прожить заново и отрицание собственных недостатков и дефектов путем проецирования (приписывание другим своих ощущений, эмоций, мыслей, чувств, проблем, и т.д.) на внешний мир. Касаясь случаев тяжелой психопатологии, Эриксон предполагает, что чувства горечи и сожаления могут в конце концов привести пожилого человека к старческому слабоумию, депрессии, ипохондрии, сильной озлобленности и паранойяльности.  

Терапевтический взгляд: понаблюдайте за людьми, которые боятся смерти, теми, кто говорит о безысходности собственной жизни и кто не желает быть забытым.  Благоприятное разрешение этого конфликта — мудрость.                                               Заключение         В концепции Эриксона  можно увидеть кризисы перехода из одной стадии в другую. Например, в подростковой стадии «наблюдаются два механизма формирования идентичности: а) проецирование вовне смутных представлений о своей идеальности («сотворить себе кумира»); б) негативизм по отношению к «чужому», подчеркивание «своего» (боязнь обезличенности, усиление своей непохожести)». Следствием этого становится усиление общей тенденции вступать в «негативные» группы с надеждой выделиться, заявить о себе, показать, какой он может быть, что его устраивает. «Второй “пик” наступает на восьмой стадии — зрелость (или старость): только здесь происходит окончательная конфигурация идентичности в связи с переосмыслением человеком его жизненного пути». Иногда возникает кризис этого возраста, когда человек выходит на пенсию. Если у него нет семьи или нет заботящихся родственников — детей и внуков, то такого человека посещает чувство ненужности. Он ощущает себя ненужным миру, чем-то уже отслужившим и забытым. В этот момент главное, чтобы его семья была рядом с ним и поддерживала его.

14. Типы клиентов и особенности взаимоотношений социальный работник-клиент.

Эту проблему рассматривали многие авторы Обозов Н Н [1993] позволяет выделить пять оснований для классификации клиентов и рекомендаций по взаимоотношениям с ними

  1. по характеру запроса на психологическую помощь;
  2. по особенностям восприятия психических явлений;
  3. по способу работы со своими проблемами;
  4. в зависимости от пола клиента;
  5. в зависимости от особенностей телосложения клиента.

Рассмотрим теперь эти основания более подробно.

По характеру запроса среди клиентов можно выделить следующие типы:

  1. Не уверенный в себе клиент. Много размышляет над ситуацией, много взвешивает, но никак не может принять решение, избавиться от сомнений. Цель обращения к психологу — снять с себя ответственность в принятии необходимого жизненного решения. Для таких людей принятие решений — сложный процесс, они не уверены в себе. С точки зрения Н.Н Обозова, психолог-консультант, работая с таким клиентом, должен быть максимально собранным, четким, даже категоричным в высказываниях и поведении Он должен создать полюс уверенности в решаемых вопросах Убедительность и достоверность высказываемых психологом соображений должна естественно «перевесить одну из чаш весов», на которые давят сомнсння
  2. Уверенный в себе клиент. Обращается для подтверждения правильности своего уже готового понимания затруднительного положения. От психолога ему нужна информация, подтверждающая уже готовую, сложившуюся у него точку зрения. Возникает вопрос если этот человек столь уверен в себе, зачем он тогда вообще обращается к психологу? Ответ может быть такой: Несмотря на то, что этот человек уверен в себе и не раз уже самостоятельно принимал жизненные решения, в последнее время он все более на подсознательном уровне ощущает, что что-то идет не так. Его деятельность не столь успешна, сколь могла бы быть. Его подсознание побуждает его к тому, чтобы обратиться за помощью Но его гордое сознание отказывается это принимать. Обращение к психологу и характер запроса отражают сложившийся компромисс между двумя сторонами внутреннего конфликта. По отношению к такому клиенту психологуконсультанту следует принять на себя роль ведомого, который только подсказками, предположениями помогает разобраться в ситуации. Следует детально обсудить и разобрать все возможные варианты последствий действий, которые собирается совершить клиент. Необходимо поставить перед клиентом вопрос о вероятностях возникновения тех или иных желательных и нежелательных вариантов развития ситуации. Таким образом мы будем способствовать конструктивному разрешению внутреннего конфликта у клиента и не вызывать реакцию психологической защиты, отторжения.
  3. Клиент все знающий и доверяющий только себе. Клиент этого типа все подвергает сомнению, противоречив, но при этом убежден в своей правоте. Неглуп, но проблема в характере. Склонен запускать свои проблемы. Таким людям, в силу их резонерских особенностей, нелегко бывает найти себе партнеров по общению в реальной жизни. Попытка найти собеседника зачастую приводит их и в консультацию Доброжелательное участие по отношению к клиентам этого типа и игнорирование тех особенностей, которые обычно отталкивают окружающих от этих людей, создает благоприятные возможности для смягчения ярко выраженных негативных черт характера. Люди выговариваются, расслабляются, у них повышается настроение. Многое из того, на чем они зацикливались ранее, отступает на задний план Это создает предпосылки для конструктивной дальнейшей работы.

Клиент с потребностью «выговориться», «ищущий сочувствия», «отдушину». В отличие от предыдущего типа клиентов, проблема здесь уже не в характере. Очень часто это люди, с нелегкой жизнью, одинокие, чувствительные, добрые, и страдающие вследствие своей доброты. Советы по отношению к таким людям не обязательны, они могут даже оттолкнуть их, испугать тем, что с ними не просто говорят, как с людьми, а начинают «оказывать им психологическую помощь». Переходить к оказанию этой помощи можно только в случае специального запроса. Главное, в чем нуждаются клиенты подобного типа, — любовь, принятие, сочувствие. Но главное — Слушание. Это бывает не всегда легко, поскольку общение с таким клиентом легко принимает структуру, свойственную естественному разговору, и психологу-консультанту, естественно, хочется «вставить свое слово», поделиться и своим мнением. Не значит, что этого делать нельзя. Но надо следить, чтобы больше говорил клиент. Если клиент активен, говорит, не следует его перебивать Г 1ри консультировании на телефоне доверия в эту группу попадают многочисленные инвалиды люди которые подчас годами не могут покинуть свою комнату. Общение с ними может быть очень интересным и 0601 а гм г психолога-консультанта. Они имеют уникальную возможность много читать, следить за различного рода информацией, поступающей по каналам радио, телевидения, чего большинство из людей. вын\жденны\ зарабатывать, лишены. Они с готовностью откликаются на просьбы консультанта отслеживать для него необходимую информацию.

По особенностям восприятия психических явлении среди клиентов можно выделить следующие типы

  1. Рационалистичный, реалистичный, прагматически ориентированный клиент Стремится к тачному знанию о себе и окружающих, Обратной стороной такого стремления является то. что, он склонен недооценивать, игнорировать все, что касается душевной жизни человека, что трудно поддается объективации, рациональному анализу. Эти стороны действительности как бы дезорганизу ют сложившийся склад личности у такого человека, поэтому он склонен их игнорировать, относиться к ним скептически, как бы не замечать их, защищаться от них. Подобного рода клиента интересуют количественные характеристики личности, факты, полученные в результате строгих научных экспериментов Он особенно склонен доверять результатам высоко стандартизированных тестовых методик, таких как ММР1, опросник «16 личностных факторов» Раймонда Кэттелла. Его интересует не просто, что говорит в данный момент консультант, а на основании чего он это говорит. Все это необходимо учитывать в работе с таким клиентом, чтобы и «бежать негативного отношения к консультированию
  2. Интуитивно ориентированный, эмоционально-утонченный, эстетизированный клиент Считает личность уникальным, таинственным образованием. Привлекают качественные, образные, художественные характеристики личности и ее жизненного пути Интересуют глубинные механизмы психики, подсознательная природа человека. Обратной стороной личностной ориентации на интуитивное по шание является неприятие рационального. Рациональное, объективное, полученное в ходе строгих научных экспериментов знание, представляется такому человеку поверхностным, ограниченным, неуклюжим, неглубоким, мало полезным и мало интересным. Склонен доверять информации, полученной с помощью методик, более ориентированных на качественный анализ — тест Германа Рошарха, Люшера цвета выбора тест. Такой клиент оценивает то, что говорит консультант, прислушиваясь к своему внутреннему голосу, и как бы взвешивая на своих глубинных внутренних весах, что близко к истине, а что нет Это необходимо учитывать в работе с этим клиентом.

По способу работы со своими проблемами среди клиентов можно выделить следующие типы

  1. Клиент, который в ситуации затруднения стремится перестроить свое поведение, стиль деятельности. образ жизни, но не знает как, сталкивается с трудностями в этом плане Это наиболее желательный для психологов-консультантов тип клиентов.
  2. Клиент, который в ситуации затруднения стремится создавать многообразные субъективно- личностные версии призванные сохранить у него о себе хорошее мнение в своих глазах и в глазах других людей. Версии не успешности чаще всего связываются с внешними обстоятельствами либо с низкой личной заинтересованностью в данном виде деятельности. Например, студент, не сдавший, как следует экзамены и отчисленный из вуза, может объяснять это невозможностью для него учиться вследствие необходимости зарабатывать деньги или же тем, что профиль вуза не соответствовал его интересам Недовольство собой, порождаемое низкой самооценкой, может усложнять субъективно-личностную версию Этот феномен заключается в том, что субъективно-личностная версия начинает расслаиваться на несколько — «для себя» (которых может быть много) и «для других» Например, в случае неудачи на экзамене студентка может объяснять себе эту неудачу тем, что попался плохой преподаватель, а преподавателю объяснять свою неудачу физическим недомоганием. При этом противоречивость ситуации, которая часто возникает в случае создания субъективно-личностных версий, может не замечаться. Можно говорить о различных приемах работы с клиентами этого типа. Порой бывает полезно использовать прием интерпретации, сделать знание о субъективно-личностных версиях доступным клиенту. Можно обратить внимание клиента на противоречия в его рассказе. «Возможно, преподаватель неудачный, но ведь большинство студентов вашего курса слали ему экзамен и даже многие получили хорошие оценки. Как им это удалось? Почему это не удалось Вам7» В случае эшелонированной психологической защиты, когда состояние клиента приближается к невротическому, нет смысла оспаривать субъективно-личностную версию Эшелонированная

15. Влияние пола клиента на процесс консультирования.

16. Влияние особенностей телосложения клиента на процесс психологического консультирования.

Влияние особенностей телосложения клиента на процесс консультирования

Лица с атлетическим телосложением обычно стремятся доминировать в общениях. Их шумное и самоуверенное поведение либо подавляет других, либо вызывает агрессивность со стороны так же как они. Все это может создавать проблемы в личной жизни и деловых контактах.

17. Позиции психолога-консультанта в консультативной беседе. 18. Виды консультативных отношений: манипуляция, конфронтация, опека, вдохновение. 19. Понятие кризиса. Типы кризисов: травматические, развития и жизни, духовный. 20. Стадии развития кризисного процесса. 21. Основные принципы кризисной интервенции. 22. Стадии работы с кризисом. 23. Методы работы с клиентом, находящимся в кризисе. 24. Понятие насилия. Виды насилия. 25. Социальные и культурные факторы риска применения насилия. 26. Последствия жестокого обращения и домашнего насилия. 27. Принципы работы специалистов с жертвами насилия. Методы оказания психологической помощи жертвам насилия. 28. Понятие стресса (Г.Селье) и травматического стресса. 29. Диагностические критерии посттравматического стрессового расстройства личности (ПТСР).

30. Психологические механизмы возникновения посттравматического стресса. 31. Факторы риска ПТСР. 32. Методы работы с посттравматическим стрессовым расстройством. 33. Переживание горя — основные подходы психотерапии горя. 34. Стадии процесса переживания горя. 35. Болезненные реакции процесса горевания. 36. Психологическая помощь клиенту, переживающему горе. 37. Особенности консультативной беседы с умирающим человеком.