Социально-психологическая адаптация пожилых людей

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Теоретические подходы к проблеме социально-психологической адаптации пожилых людей
  • 1.1 Проблема социально-психологической адаптации в современной психологии
  • 1.2 Психологические особенности пожилых людей
  • 1.3 Особенности социально-психологической адаптации пожилых людей
  • Глава 2. Организация и методы исследования социально-психологической адаптации работающих и неработающих пенсионеров
  • 2.1 Описание программы исследования
  • 2.2 Описание методик
  • Глава 3. Анализ и интерпретация результатов исследования социально-психологической адаптации работающих и неработающих пенсионеров
  • 3.1 Результаты исследования по методике диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймона (Приложение 3).
  • 3.2 Результаты исследования по методике «Самооценка психологической адаптированности» (Приложение 4)
  • Заключение
  • Список литературы
  • Приложения

Введение Одна из тенденций, наблюдаемых в последние десятилетия в развитых странах мира, — рост абсолютного числа и относительной доли населения пожилых людей.

Происходит неуклонный, довольно быстрый процесс уменьшения в общей численности населения доли детей и молодежи и увеличения доли пожилых. Так, по данным ООН, в 1950 г. в мире проживало приблизительно 200 млн. людей в возрасте 60 лет и старше, к 1975 г. их количество возросло до 550 млн. По прогнозам, к 2025 г. численность людей старше 60 лет достигнет 1 млрд.100 млн. человек. По сравнению с 1950 г. их численность возрастет более чем в 5 раз, тогда как население планеты увеличится только в 3 раза (8; 36).

По данным ООН доля людей пожилого возраста в составе населения развитых стран уже составляет до 20%, а процесс старения человечества ускоряется. Главные причины постарения населения — снижение рождаемости, увеличение продолжительности жизни лиц старших возрастных групп благодаря прогрессу медицины, повышению уровня жизни населения. В среднем в странах Организации экономического сотрудничества и развития продолжительность жизни мужчин за 30 лет увеличилась на 6 лет, у женщин — на 6, 5 лет. В России же за последние 10 лет наблюдалось снижение средней ожидаемой продолжительности жизни. Изменение социального статуса человека в старости, вызванное, прежде всего, прекращением или ограничением трудовой деятельности, изменениями ценностных ориентиров, самого образа жизни и общения, возникновением затруднений в социально — бытовой, психологической сфере, диктует необходимость выработки особых подходов, форм и методов работы психолога с пожилыми людьми с целью их успешной социально-психологической адаптации к новым жизненным условиям. Это особенно важно в связи с тем, что в России в настоящее время пожилые люди стали наиболее социально незащищенной категорией общества.

7 стр., 3214 слов

Особенности социально-психологической адаптации детей с нарушениями зрения

... , насколько совпадает впечатление от слов с мимикой" 2 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ ЗРЕНИЯ Социально-психологическая адаптация людей с нарушениями зрения в настоящее время является одной ... ориентировке в пространстве, стесняются использовать трость. Причиной неподготовленности к самостоятельной жизни этих людей, по мнению Т.С. Шалагиной, является замкнутая, оторванная от ...

Необходимость сохранения активной жизни в пожилом возрасте — одна из актуальных тем современного общества, как российского, так и зарубежного. Однако актуальность изучения социально-психологической адаптации пожилых людей в нашей стране обусловлена ещё и объективным дефицитом целевых государственных программ по социально-психологической адаптации различных групп населения, что, несомненно, ведет к стойким дезадаптационным состояниям, депрессиям и суицидам. Социально-психологическую адаптацию можно определить как «процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели, обеспечивая в то же время соответствие максимальной деятельности человека, его поведения, требованиям среды» (15; 73).

Психологический смысл адаптации может заключаться в избавлении от чувства страха, одиночества или сокращении сроков социального научения (обучения), когда, опираясь на общественный или групповой опыт, человек избавляется от необходимости проб и ошибок, сразу выбирая более подходящую программу поведения. Эффективность социально-психологической адаптации напрямую зависит от организации микросоциального взаимодействия. При конфликтных ситуациях в семейной или производственной сфере, затруднениях в построении неформального общения нарушения адаптации отмечаются значительно чаще, чем при эффективном социальном взаимодействии.

социальный психологический адаптация пожилой

9 стр., 4133 слов

Проблемы профессиональной и социально-психологической адаптации персонала

... его с предшественником и отсутствием эмоциональной связи с ним.  Социально-психологическая адаптация Социально-психологическая адаптация - включение работника в систему взаимоотношений коллектива с его традициями ... новичком. Нового человека коллегам представляет руководитель того подразделения, где будет работать принятый работник, или сотрудник службы управления персоналом. Лучше, если ...

Предмет исследования: особенности социально-психологической адаптации у работающих и неработающих пенсионеров.

Объект исследования: социально-психологическая адаптация.

Цель: сравнить особенности социально-психологической адаптации у работающих и неработающих пенсионеров

Гипотеза: мы предполагаем, что уровень социально-психологической адаптации у работающих пенсионеров выше, чем у неработающих.

Задачи:

1) изучить теоретические подходы к проблеме социально-психологической адаптации в современной психологии;

2) выявить психологические особенности людей пожилого возраста;

3) выбрать методы эмпирического исследования в соответствии с целью и гипотезой;

4) определить особенности социально-психологической адаптации у работающих и неработающих пенсионеров.

Методы исследования:

методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймона;

методика «Самооценка психологической адаптивности».

для оценки достоверности различий был использован критерий Стьюдента.

В исследовании принимали участие 15 работающих пенсионеров в возрасте 55 — 70 лет и 15 неработающих пенсионеров того же возраста.

Глава 1. Теоретические подходы к проблеме социально-психологической адаптации пожилых людей

1.1 Проблема социально-психологической адаптации в современной психологии В зарубежной психологии значительное распространение получило необихевиористское определение адаптации, которое используется, например, в работах Г. Айзенка и его последователей. Адаптацию (adjustment) они определяют двояко: а) как состояние, в котором потребности индивида, с одной стороны, и требования среды — с другой полностью удовлетворены. Это состояние гармонии между индивидом и природной или социальной средой; б) процесс, посредством которого это гармоничное состояние достигается (20; 84).

22 стр., 10800 слов

1) Психологическая наука. Специфика науч. Психологического знания

... влияние на физическое и психическое здоровье человека. 12)Соц-псих. Адаптация Социально-психологическая адаптация это процесс преодоления проблемных ситуаций личностью, в ходе которого она ... новорожденного ребенка термином «ребенок», «индивид», но едва ли существует словоупотребление, согласно которому мы бы говорили о личности новорожденного. Это индивиды с ...

Социальную адаптацию бихевиористы понимают как «процесс (или состояние, достигающееся как результат этого процесса) физических, социально-экономических или организационных изменений в специфически-групповом поведении, социальных отношениях или в культуре» (20; 89).

В функциональном отношении смысл или цель такого процесса зависит от перспектив улучшения способности выживания групп или индивидов или от способа достижения значимых целей. В бихевиористском определении социальной адаптации речь идет преимущественно об адаптации групп, а не индивида. «Социальная адаптация» используется также для обозначения процесса, посредством которого индивид или группа достигают состояния социального равновесия, т. е. отсутствия переживания конфликта со средой. Согласно интеракционистской концепции адаптации, которую развивает, в частности, Л. Филипс, все разновидности адаптации обусловлены как внутрипсихическими, так и средовыми факторами. Определение «эффективной адаптации личности», даваемое интеракционистами, содержит такие элементы, которые в бихевиористском определении отсутствуют. Такое название интеракционисты дают той разновидности адаптации, при достижении которой личность удовлетворяет минимальным требованиям и ожиданиям общества. Согласно Л. Филипсу, адаптированность выражается двумя типами ответов на воздействие среды: а) принятие и эффективный ответ на те социальные ожидания, с которыми каждый встречается в соответствии со своим возрастом и полом; б) гибкость и эффективность при встрече с новыми и потенциально опасными условиями, а также способность придавать событиям желательное для себя направление (20; 91).

В этом смысле адаптация означает, что человек успешно пользуется создавшимися условиями для осуществления своих целей, ценностей и стремлений. Такая адаптированность может наблюдаться в любой сфере деятельности. Адаптивное поведение характеризуется успешным принятием решений, проявлением инициативы и ясным определением собственного будущего. Основными признаками эффективной адаптированности, согласно интеракционистам, являются следующие: а) адаптированность в сфере «внеличностной» социально-экономической активности, где индивид приобретает знания, умения и навыки, добивается компетентности и мастерства; б) адаптированность в сфере личных отношений, где устанавливаются интимные, эмоционально насыщенные связи с другими людьми, а для успешной адаптации требуются чувствительность, знание мотивов человеческого поведения, способность тонкого и точного отражения изменений взаимоотношений (20; 93).

8 стр., 3711 слов

Психологические механизмы регуляции социального поведения

... ему реализовать себя. Аттитюды, активно задействованы как в процессе регуляции социального поведения, так и в процессе социального познания. В целом можно сказать, что аттитюд, выполняя ... . Хайдера. Теория когнитивного диссонанса (от англ. cognition - знание, dissonance – несоответствие) — социально–психологическая теория, созданная американским психологом Л. Фестингером, в которой логически ...

Следует отметить еще одну важную особенность интеракционистского понимания адаптации: представители этого направления социальной психологии проводят различие между адаптацией (adaptation) и приспособлением (adjustment).

Так, например, Т. Шибутани пишет: «Каждая личность характеризуется комбинацией приемов, позволяющих справляться с затруднениями, и эти приемы могут рассматриваться как формы адаптации (adaptation).

В отличие от понятия „приспособление“ (adjustment), которое относится к тому, как организм приспосабливается к требованиям специфических ситуаций, адаптация относится к более стабильным решениям — хорошо организованным способам справляться с типическими проблемами, к приемам, которые кристаллизуются путем последовательного ряда приспособлений „(24; 163).

Бихевиористы для всех случаев используют термин „приспособление“ (adjustment), что является выражением их биологизаторского подхода к психической активности человека. Подход интеракционистов, как он представлен в книге Шибутани, указывает на то, что следует провести различие между ситуативной адаптацией и общей адаптацией к типичным проблемным ситуациям. Здесь просматривается идея, согласно которой общая адаптация (и адаптированность) является результатом последовательного ряда ситуативных адаптаций к повторяющимся ситуациям. Психоаналитическая концепция адаптации специально разработана немецким психоаналитиком Г. Гартманном, хотя вопросы адаптации широко обсуждаются во многих работах З. Фрейда, а механизмы и процессы защитной адаптации рассмотрены Анной Фрейд. Как психоаналитик, Г. Гартманн признает большое значение конфликтов в развитии личности. Но он отмечает, что не всякая адаптация к среде, не всякий процесс научения и созревания являются конфликтными. Он считает возможным ввести термин „свободная от конфликтов сфера Я“ (conflict-free ego sphere) для обозначения той совокупности функций, которая в каждую данную минуту оказывает воздействие на сферу психических конфликтов. Отмечая недостаточность знаний об этой сфере, Г. Гартманн включает сюда такие явления, как страх перед реальностью, защитные процессы в той мере, в которой они приводят к „нормальному“ развитию, сопротивление, вклад защитных процессов в перемещение (displacement) целей инстинктивных влечений и др. Адаптация, согласно Г. Гартманну, включает как процессы, связанные с конфликтными ситуациями, так и те процессы, которые входят в свободную от конфликтов сферу Я. Г. Гартманн и другие психоаналитики проводят различие между адаптацией как процессом и адаптированностью как результатом этого процесса. Хорошо адаптированным психоаналитики считают человека, у которого продуктивность, способность наслаждаться жизнью и психическое равновесие не нарушены. В процессе адаптации активно изменяется как личность, так и среда, в результате чего между ними устанавливаются отношения адаптированности (20; 94).

11 стр., 5179 слов

Гендерные особенности социальных представлений молодежи о полоролевом поведении личности.

... гендерных особенностей социальных представлений молодежи о полоролевом поведении личности. Изучением социальных представлений в ... разделяемость членами группы, его выработка в процессе социального взаимодействия постоянно подчеркивались Московиси, «представление ... Социальные представления выполняют три основные функции: инструмент познания социального мира, опосредование поведения, функция адаптации ...

Современные психоаналитики различают две разновидности адаптации: а) аллопластическая адаптация осуществляется теми же изменениями во внешнем мире, которые человек совершает для приведения его в соответствие со своими потребностями; б) аутопластическая адаптация обеспечивается изменениями личности (ее структуры, умений, навыков и т. п.), с помощью которых она приспосабливается к среде (7; 74).

К этим двум собственно психическим разновидностям адаптации Г. Гартман добавляет еще один: поиск индивидом такой среды, которая благоприятна для функционирования организма. Писхоаналитики большое значение придают социальной адаптации личности. Г. Гартманн отмечает, что задача адаптации к другим людям встает перед человеком со дня его рождения. Он адаптируется также к той социальной среде, которая частично является результатом активности предыдущих поколений и его самого. Человек не только участвует в жизни общества, но и активно создает те условия, к которым должен адаптироваться. Все в большей степени свою среду человек создает сам. Структура общества, процесс разделения труда и место человека в обществе в совокупности определяют возможности адаптации, а также (частично) и развитие Я. Структурой общества, частично с помощью обучения и воспитания, определяется, какие формы поведения с большей вероятностью обеспечат адаптацию. Г. Гартманн вводит понятие „социальная уступчивость“ для обозначения того явления, когда социальная среда как бы исправляет нарушения адаптации таким образом, что неприемлемые в одних социальных условиях формы поведения становятся приемлемыми в других. Возможности удовлетворения потребностей и развития, предоставляемые обществом взрослым и детям, различны и оказывают неодинаковое влияние на них. Социальная уступчивость проявляется в первую очередь в отношении к детям, а также страдающим неврозами и психозами. Исходя из этого, Г. Гартманн считает процесс адаптации человека многослойным, причем представление об уровне адаптации лежит в основе концепции здоровья человека. В целом психоаналитическая теория адаптации человека является в настоящее время самой разработанной. Психоаналитики создали широкую систему понятий и открыли ряд процессов, с помощью которых человек адаптируется к социальной среде. Однако в целом психоаналитическая теория адаптации носит печать биологизаторских тенденций психоанализа, она опирается на фрейдовские представления о структуре психики, ее инстанциях (Оно, Я, Сверх-Я) и их взаимодействиях (20; 98).

3 стр., 1456 слов

Социальная психология личности 2

... означает процесс включения социальных ролей во внутренний мир человека. В результате складывается система внутренних регуляторов поведения личности, что обеспечивает соответствие ( ... адаптации к социуму: мазохистский - рецептивный, садистский - эксплуатируемый, деструктивный - накопительский, конформистский - рыночный, продуктивный - духовный. Э. Фромм считал, что доминирующий тип социального ...

В отечественной специальной литературе встречается следующее (более широкое) понимание социальной адаптации: это „итог процесса изменений социальных, социально-психологических, морально-психологических, экономических и демографических отношений между людьми, приспособление к социальной среде“ (20; 99).

Так, например, Ф.Б. Березин считает, что человеческое общество является не просто адаптивной (наподобие биологических), а адаптивно-адаптирующей системой, поскольку человеческая деятельность имеет преобразовательную природу (7; 65).

По мнению, А Налчаджяна, выработка полноценного научного определения социально-психической адаптации личности возможна только на основе идеи онтогенетической социализации. Определение этого понятия должно отражать реальный и чрезвычайно сложный процесс, благодаря которому индивид превращается в личность, обладающую некоторыми основными чертами социально-психической зрелости. Онтогенетическую социализацию можно определить как „такой процесс взаимодействия индивида и социальной среды, в ходе которого, оказываясь в различных проблемных ситуациях, возникающих в сфере межличностных отношений, индивид приобретает механизмы и нормы социального поведения, установки, черты характера и их комплексы и другие особенности и подструктуры, которые в целом имеют адаптивное значение“ (20; 83).

Каждый процесс преодоления проблемных ситуаций можно считать процессом социально-психической адаптации личности, в ходе которого она использует приобретенные на предыдущих этапах своего развития и социализации навыки и механизмы поведения или открывает новые способы поведения и решения задач, новые программы и планы внутрипсихических процессов. Социально-психическую адаптированность можно охарактеризовать как „такое состояние взаимоотношений личности и группы, когда личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяет свои основные социогенные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, переживает состояния самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей. Адаптация же — это тот социально-психологический процесс, который при благоприятном течении приводит личность к состоянию адаптированности“ (15; 58).

В проблемных ситуациях, не связанных с переживанием препятствий на пути достижения цели, адаптация осуществляется с помощью конструктивных механизмов (познавательных процессов, целеобразования, целеполагания, конформного поведения).

В ситуации, где ощущается наличие внешних и внутренних барьеров, адаптация осуществляется с помощью защитных механизмов (регрессии, отрицания, формирования реакции, вытеснения, подавления, проекции, идентификации, рационализации, сублимации, юмора и т. д.) Конструктивные механизмы позволяют адекватно реагировать на изменение социальных условий жизни, используя возможность осуществлять оценку ситуации, анализ, синтез и прогноз событий, антиципацию последствий деятельности. М.И. Бобнева (1978) выделила следующие механизмы адаптации: социальное воображение — способность понимать свой опыт и определять свою судьбу, мысленно помещав себя в реальные рамки данного периода развития общества, и осознавать свои возможности; социальный интеллект — способность усматривать и улавливать сложные отношения и зависимости в социальной среде; реалистичную направленность сознания; ориентировку на должное (9; 52).

Защитные механизмы представляют собой систему адаптивных реакций личности, позволяющую снижать тревожность, обеспечивающую целостность „Я-концепции“ и устойчивость самооценки благодаря удержанию соответствия между представлениями об окружающем мире и представлениями о себе. Встречаются следующие способы психологической защиты: отрицание — игнорирование травмирующей информации; регрессия — возвращение к онтогенетически более ранним, инфантильным стратегиям поведения (плаксивость, демонстрация беспомощности); формирование реакции — замена неприемлемых импульсов, эмоциональных состояний на противоположные (враждебность заменяется мягкостью, скупость расточительностью и т. д.); вытеснение — устранение из сферы сознания болезненных событий (обычно оно осуществляется в форме забывания); подавление — более сознательное, чем при вытеснении, избегание травмирующей информации. Более зрелыми механизмами защиты считаются: проекция — приписывание другим людям свойств, качеств, причин поведения, в которых отказывается себе; идентификация — отождествление с реальным или вымышленным персонажем с целью приписывания себе желаемых качеств; рационализация — оправдание тех или иных поступков, интерпретация событий с целью снижения их травмирующего влияния на личность (по аналогии с кислым виноградом); сублимация — преобразование энергии инстинктивных влечений в социально приемлемые способы деятельности (художественное творчество, изобретательство, профессиональную деятельность); юмор — снижение напряжения с помощью апелляции к юмористическим выражениям, рассказам, анекдотам. Помимо собственно адаптации различают девиантную и патологическую адаптацию. Понятие „девиантная адаптация“ объединяет в себе способы адаптации личности, обеспечивающие удовлетворение ее потребностей неприемлемым для группы путем. Различают две формы девиантной адаптации — неконформистскую и новаторскую. Неконформистская девиантная адаптация нередко приводит к конфликтам с группой, новаторская (творческая) девиантная адаптация сопровождается созданием новых способов разрешения проблемных ситуаций. Патологическая адаптация — это процесс, который осуществляется с помощью патологических механизмов и форм поведения и приводит к образованию невротических и психотических синдромов (7; 113).

Наряду с различными формами адаптации существует явление дезидаптации. Дезадаптацией называется „процесс, который приводит к нарушению взаимодействия со средой, усугублению проблемной ситуации и сопровождается межличностным и внутриличностными конфликтами“ (7; 117).

Диагностическими критериями дезадаптации являются нарушения в профессиональной деятельности и в межличностной сфере, а также реакции, выходящие за пределы нормы и ожидаемых реакций на стресс (агрессия, депрессия, аутизм, тревожность и др.).

По продолжительности влияния на личность различают временную, устойчивую, ситуативную и общую устойчивую дезадаптированность личности. Временная адаптация связана с включением в новую ситуацию, в которой необходимо адаптироваться (поступление в школу, на работу, рождение ребенка, уход на пенсию и др.).

Устойчивая ситуативная дезадаптированность связана с невозможностью найти приемлемые способы адаптации в специфических условиях при решении проблем (в условиях профессиональной деятельности, в сфере семейных отношений и др.).

Общая устойчивая адаптированность — это состояние стабильной неприспособленности личности, активизирующее защитные механизмы (7; 119).

Причинами возникновения состояния дезадаптированности являются: 1) пережитый психосоциальный стресс, вызванный разводом, пpoфeccиoнaльными проблемами, хроническими заболеваниями, выходом на пенсию и др.; 2) пережитые экстремальные ситуации — травматические ситуации, в которых человек участвовал непосредственно как свидетель, если они были связаны с восприятием смерти или реальной ее угрозы, тяжелых травм и страданий других людей (или своей собственной), испытывая при этом интенсивный страх, ужас, чувство беспомощности (подобные ситуации вызывают особое состояние — посттравматическое стрессовое расстройство); 3) неблагополучное включение в новую социальную ситуацию или нарушение устоявшихся взаимоотношений в группе. Состояние дезадаптированности может сопровождаться отклонениями в поведении личности; тогда возникают конфликты, не имеющие явной причины, неадекватные реакции, отказ от выполнения предписаний, по отношению к которым ранее не возникало противодействия. Такого рода предписания обозначаются терминами „социальная норма“ и „социальная ценность“. Социальные нормы и ценности являются регуляторами социального поведения людей. Социальная норма — это модель должного, общезначимое правило поведения, установленное социальными группами и обществом. Ненормативное поведение называют отклоняющимся, или девиантным (от лат. deviatio — отклонение, уклонение).

С.Г. Максимова дает следующее определение: „Отклоняющееся поведение — форма дезорганизации поведения индивида или категории лиц в обществе, обнаруживающая несоответствие сложившимся ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества“ (15; 128).

Подобное поведение регулируется системой норм, не принятой данной группой. „Положительная девиация“ коррелирует с творческими способностями и стремлением к их реализации. „Отрицательная девиация“ выражается в таких формах поведения, как ложь, обман, грубость, бездействие, агрессивность, алкоголизм и др. Успешность и скорость адаптации не одинаковы у разных людей. В этом смысле принято говорить о степени социальной адаптированности или дезадаптированности индивида. Поскольку социальная адаптация протекает в условиях социального взаимодействия людей, то степень адаптированности субъекта к группе или социуму будет определяться, с одной стороны, свойствами социальной среды, а с другой — его собственными свойствами и качествами. К числу социальных (или средовых) факторов, определяющих успешность адаптации, относятся однородность группы, значимость и компетентность ее членов, их социальное положение, жесткость и единообразие предъявляемых требований, численность группы, характер деятельности ее членов. К личностным или субъективным факторам — уровень тревожности, компетентности человека, его самооценка, степень идентификации себя с группой или иной социальной общностью и приверженности ей, а также пол, возраст и некоторые типологические особенности. Таким образом, проблема социально-психологической адаптации представляет собой важную область научных изысканий, разрабатываемую представителями различных направлений психологии. Адаптационную концепцию можно рассматривать как один из перспективных подходов к комплексному изучению человека.

1.2 Психологические особенности пожилых людей В соответствии с классификацией ВОЗ, старение (пожилой возраст) длится у мужчин с 61 до 74 лет, у женщин — с 55 до 74 лет. С 75 лет наступает старость (преклонный возраст).

Период старше 90 лет — долгожительство (старчество) (4; 35).

На данную классификацию мы опираемся в эмпирической части нашей работы. Социальный критерий перехода к старости часто связывают с официальным возрастом выхода на пенсию. Однако в разных странах, для различных профессиональных групп, для мужчин и женщин пенсионный возраст неодинаков (в основном от 55 до 65 лет).

Другие социально-экономические показатели „порога“, перехода к старшему возрасту — это изменение основного источника дохода, изменение социального статуса, сужение круга социальных ролей. Довольно существенным является различение так называемой „молодой старости“, „третьего“ возраста (обычно до 75 лет) и „старой старости“, „четвертого“ возраста (после 75 лет).

Различение основано на применении функционального критерия — возможности для старого человека вести активную и независимую жизнь или же нуждаться в постороннем уходе. Психологические критерии завершения, исчерпывания периода зрелости и перехода к старости четко не сформулированы. Разрешение этого вопроса во многом связано с дискуссией по поводу специфических жизненных задач этого периода и существа кризиса перехода к поздней взрослости и старости (4; 37).

Кризис на границе зрелости и старости датируют примерно возрастом 55−65 лет. Иногда кризис старшего возраста называют предпенсионным, тем самым, выделяя в качестве главнейшей детерминанты такой социальный фактор, как достижение пенсионного возраста или выход на пенсию. Действительно, на современном историческом этапе маркерным событием начала периода старости служит наступление официального пенсионного возраста. Выход на пенсию кардинально изменяет образ жизни человека, включая потерю важной социальной роли и значимого места в обществе, отделение человека от своей референтной группы, сужение круга общения, ухудшение материального положения, изменение структуры психологического времени, вызывая иногда острое состояние „шока отставки“. Этот период оказывается трудным для большинства стареющих людей, вызывая негативные эмоциональные переживания. Однако индивидуальная выраженность и напряженность переживания пенсионного кризиса весьма различаются в зависимости от характера труда, от ценности его для индивида, от степени психологической подготовленности человека, его личностных особенностей и жизненной позиции, сложившейся в предшествующие годы. Так, расставание с тяжелой физической работой или нелюбимым профессиональным занятием может пройти совершенно безболезненно, даже радостно, как освобождение и возможность заняться чем-то другим, более приятным. Л.И. Анцыферова делает вывод о том, что по совокупности характеристик (уровень активности, стратегии совладания с трудностями, отношение к миру и себе, удовлетворенность жизнью) можно различить два основных личностных типа пожилых людей (6; 120).

Пожилые люди первого типа мужественно переживают уход на пенсию, переключаются на занятие новым интересным делом, склонны устанавливать новые дружеские связи, сохраняют способность контролировать свое окружение. Все это ведет к переживанию ими чувства удовлетворенности жизнью и даже увеличивает ее продолжительность. Пожилые люди второго типа характеризуются как пассивно относящиеся к жизни, испытывающие отчуждение со стороны окружающих. У них наблюдается сужение круга интересов, снижение показателей интеллекта по тестам, потеря уважения к себе, ощущение ненужности и личностной неадекватности. Другая точка зрения на кризис перехода к старости состоит в том, что это, прежде всего, кризис идентичности, внутриличностный кризис (16; 32).

Его предпосылки связаны с тем, что приметы старения, как правило, раньше и четче замечаются окружающими, а не самим субъектом. Процессы физиологического старения в силу их постепенности долгое время не осознаются, возникает иллюзия „неизменности“ самого себя. Осознание старения и старости бывает неожиданным (например, при встрече с одноклассниками) и мучительным и приводит к различным внутренним конфликтам. Несоответствие между постаревшим телом и не изменившимся сознанием личности приводит к внимательной фиксации на ощущениях собственного тела, наблюдению его, прислушиванию к своему организму. Иногда кризис идентичности, вызванный осознанием старости, сравнивают с подростковым (там тоже есть задача выработки нового отношения к своему изменившемуся телу), но кризис в позднем возрасте гораздо болезненнее. „Мир конечен, мир искривлен, мир замкнут, и замкнут он на Василии Михайловиче. В шестьдесят-то лет шуба тяжела, ступени круты, а сердце днем и ночью с тобой. Шел себе и шел, с горки на горку, мимо сияющих озер, мимо светлых островов, над головой — белые птицы, под ногами — пестрые змеи, а пришел вот сюда, а очутился вот здесь; сумрачно тут и глухо, и воротник душит, и хрипло ходит кровь. Здесь — шестьдесят. Все это, все уже. Трава тут не растет. Земля промерзла, дорога узка и камениста, а впереди светится только одна надпись: выход. И Василий Михайлович был не согласен“ (Толстая Т.Н. Круг).

Старость в концепции Э. Эриксона знаменует собой завершение предшествующего жизненного пути (10; 77).

Референтное окружение для человека старшего возраста, по мнению Э. Эриксона, — „человечество“, „люди моего типа“. Основные модальности поведения — „быть тем, кем стал“, „сознавать, что когда-нибудь перестанешь существовать“. Сущность психосоциального кризиса личности в старости — это достижение целостности Эго. Возможность „успешного“ перехода в старший психологический возраст Эриксон связывает с позитивным разрешением предыдущих возрастных кризисов. Цельность личности основывается на подведении итогов своей прошлой жизни и осознании ее как единого целого, в котором уже ничего нельзя изменить. Мудрость определяется Эриксоном как „определенное состояние духа, как взгляд в прошлое, настоящее и будущее одновременно, освобождающий историю жизни от случайностей и дающий возможность установить связь и преемственность поколений“ (10; 78).

Мудрость представляет собой высшее достижение возраста старости. Разрешение финального кризиса требует углубленной внутренней работы, поисков, а не смирения и пассивности в принятии неизбежного конца. Если же человек ощущает, что не достиг тех целей, к которым стремился, или не может свести свои поступки в единое целое, то возникает страх смерти, ощущение безысходности, отчаяние. Разрешение кризиса идентичности конца жизни может быть зафиксировано в словах: „Я есть то, что меня переживет“. Р. Пекк, развивая идеи Эриксона, утверждал, что человеку необходимо преодолеть три подкризиса (или разрешить три конфликта), чтобы чувство цельности (полноценности) полностью сложилось. 1. Переоценка собственного Я помимо профессиональной роли или какой-то другой социальной роли. Надо суметь перейти к новому рассмотрению себя, своей уникальности не через призму одной роли (профессионала или родителя), а с других позиций. 2. Осознание факта ухудшения здоровья и старения тела, выработка необходимого „равнодушия“, терпимости. Успешное старение возможно, если человек сможет приспособиться к неизбежному физическому дискомфорту или найдет такое занятие, которое поможет ему отвлечься. 3. Преодоление озабоченности перспективой близкой смерти, принятие мысли о смерти без ужаса, продление собственной жизненной линии через участие в делах молодого поколения (10; 79).

Ролевая переориентация пожилого человека сочетается с необходимостью научиться уступать более молодым лидерские позиции в семье и профессиональной деятельности. Об этом писал Б. Ливехуд, связывая преодоление кризиса пожилого возраста с открытием новых смыслов жизни, духовных ценностей. Тогда и наблюдение за молодыми, входящими в период наивысших достижений, принесет человеку радость, а не зависть и стремление вставить палки в колеса (10; 81).

В интегральной периодизации общего психического развития В.И. Слободчикова и Г. А. Цукерман старость рассматривается как пятая, завершающая ступень развития — „универсализация“ (10; 83).

Универсализация понимается как выход за пределы индивидуальности и одновременно вход в пространство обще — и сверхчеловеческих, экзистенциальных ценностей. Особые направления деятельности — работа по завершению того, что может быть завершено, и по принятию незавершенности (несовершенства) себя и мира. Характерным становится добровольный отказ от инициативности как нетерпеливого побуждения событий несвоевременных. В приведенной периодизации норма психического развития понимается как указание на высшие возможности, на вершинные достижения данного возраста. Чем старше возраст, тем реже в реальной жизни человека обнаруживается совокупность возрастных характеристик, введенных в схему периодизации. В этом смысле примерами нормы авторы считают лишь редчайшие уникальные биографии людей, про которых говорят: „Человек на все времена!“. Это жития святых, жизнь А. Швейцера, Я. Корчака, А. Сахарова, т. е. людей, сменивших заслуженную славу профессионалов на безвестное служение общечеловеческим ценностям. В личных биографиях большинства людей — множество примеров несоответствия нормативному развитию, примеров остановки, регресса, выхода на уровень обыденного функционирования. „Каждый период жизни имеет свой собственный смысл, свою собственную задачу. Найти их и себя в них является одной из важнейших задач приспособления к жизни“, — писал Э. Штерн (2; 178).

Возрастные задачи развития в период старости могут быть суммированы следующим образом: адаптация к возрастным изменениям — телесным, психофизиологическим; адекватное восприятие старости (противостояние негативным стереотипам); разумное распределение времени и целенаправленное использование оставшихся лет жизни; ролевая переориентация, отказ от старых и поиск новых ролевых позиций; противостояние аффективному обеднению, связанному с потерей близких людей и обособлением детей; сохранение эмоциональной гибкости, стремление к аффективному обогащению в других формах; стремление к душевной гибкости (преодоление психической ригидности), поиск новых форм поведения; стремление к внутренней целостности и осмыслению прожитой жизни (2; 181).

Таким образом, пожилые люди представляют собой особую группу, которая крайне неоднородна по психологическим характеристикам. Решение возрастных задач развития данной группой людей во многом зависит от уровня их социально-психологической адаптации.

1.3 Особенности социально-психологической адаптации пожилых людей Процесс социально психологической адаптации в пожилом возрасте зависит как от личностных качеств, так и от социальной ситуации развития и вида ведущей деятельности Центральная характеристика социальной ситуации развития в старости связана со сменой общественной позиции, с выходом на пенсию и удалением от активного участия в производительном труде. Существующий в обществе ограниченный и негативный характер „культурных эталонов“ старости и неопределенность социальных ожиданий в отношении пожилого человека в семье не позволяют рассматривать социальную ситуацию жизни пожилого человека как полноценную ситуацию развития. Уходя на пенсию, человек сталкивается с необходимостью важного, трудного и абсолютно самостоятельного выбора в решении вопроса: „Как быть старым?“ На первый план выдвигается активный, творческий подход самого человека к собственному старению. Превращение социальной ситуации жизни в ситуацию развития — это в настоящее время индивидуальная личностная задача каждого пожилого человека (25; 103).

Подготовка к выходу на пенсию, рассматриваемая как выработка готовности к смене социальной позиции, — необходимый момент психического развития в старости, как направленность на школьное обучение в пяти — шестилетнем возрасте или как профориентация, профессиональное самоопределение в юности. Решение общечеловеческой проблемы „проживания/переживания старости“, выбора стратегии старения не рассматривается узко, как некое одномоментное действие, это растянутый, может быть, на годы процесс, связанный с преодолением нескольких личностных кризисов. На пороге старости человек решает для себя вопрос: пытаться ли ему сохранять старые, а также создавать новые социальные связи или перейти к жизни в кругу интересов близких и своих собственных проблем, т. е. перейти к жизни в целом индивидуальной. Этот выбор определяет ту или иную стратегию адаптации — сохранение себя как личности и сохранение себя как индивида. В соответствии с этим выбором и, соответственно, стратегией адаптации ведущая деятельность в старости может быть направлена либо на сохранение личности человека (поддержание и развитие его социальных связей), либо на обособление, индивидуализацию и „выживание“ его как индивида на фоне постепенного угасания психофизиологических функций. Оба варианта старения подчиняются законам адаптации, но обеспечивают различное качество жизни и даже ее продолжительность (12; 189).

Стратегия адаптации „по типу замкнутого контура“ проявляется в общем снижении интересов и притязаний к внешнему миру, эгоцентризме, снижении эмоционального контроля, в желании спрятаться, в чувстве неполноценности, раздражительности, которая со временем сменяется равнодушием к окружающим. Примерно о такой модели старения говорят, описывая „пассивное старение“, поведение по типу „эгоистической стагнации“, потерю социального интереса. Альтернатива состоит в поддержании и развитии многообразных связей с обществом. В этом случае ведущей деятельностью в старости может стать структуризация и передача жизненного опыта. Вариантами адекватных возрасту видов социально значимой деятельности могут быть продолжение профессиональной деятельности, написание мемуаров, преподавание и наставничество, воспитание внуков, учеников, общественная деятельность. Сохранение себя как личности предполагает возможность посильно трудиться, иметь разносторонние интересы, стараться быть нужным близким людям, ощущать „вовлеченность в жизнь“. А.Г. Лидерс считает, что особая „внутренняя работа“ по принятию своего жизненного пути, по переосмыслению пережитого в условиях невозможности реальных существенных изменений жизни и выполняет функцию ведущей деятельности в старости (14; 131).

Среди ряда факторов, обусловливающих социальный и психологический статус пожилого человека, степень его адаптации важное место занимает фактор физического здоровья, физической активности, значение которого тем выше, чем старше возраст. Физическое неблагополучие — важная причина неудовлетворенности жизнью в старости. Частыми следствиями этого бывают оскудение чувств, очерствение, прогрессирующая утрата интереса к окружающему, изменение отношений с близкими, понижение всех видов самооценки. Однако отношение к собственному старению — активный элемент психической жизни в старости. Моменты осознания факта физических и психических возрастных изменений, признание естественности ощущений физического нездоровья составляют новый уровень самосознания. Терпимость или нетерпимость пожилого человека к ограничению физических сил и возможностей, к физической слабости с болезненными ощущениями отражают отношение к собственному старению. При стратегии активного совладания с трудностями обнаруживается осознанное отношение к возрастным изменениям, продолжающим выявляться с годами. Эта новая позиция в большей степени зависит от самого человека. К примеру, это может быть ироничный взгляд на себя — старика, шутливое согласие с утратой прежних физических возможностей, с болезненными ощущениями. Л. Сенека в „Нравственных письмах к Луцилию“ (письмо XXX) пишет о современном ему историке, последователе Эпикура — А. Бассе: „Он изнемогает в борьбе со старостью, она гнетет его слишком сильно, чтобы ему подняться. но наш Басе бодр духом. Вот что дает философия: веселость, несмотря на приближение смерти, мужество и радость, несмотря на состояние тела, силу, несмотря на бессилие. Хороший кормчий плывет и с изодранными парусами, и даже когда снасти сорвет, он приспособит, что осталось, и плывет дальше“ (Цит. по: 11; 152).

Хорошее физическое здоровье, умеренный характер общих возрастных изменений, долгожительство, сохранение деятельного образа жизни, высокое общественное положение, наличие супруга и детей, материальный достаток не являются залогом и гарантией осознания старости как благоприятного периода жизни. И при наличии этих признаков, каждого в отдельности и вместе взятых, пожилой человек может считать себя ущербным и полностью не принимать свое старение. Н.Ф. Шахматов в своем анализе старения стремился показать неразрывную связь биологической и психологической сторон старения. Он настаивал на том, что благоприятные формы психического старения характеризуются гармоничным снижением физических и психических функций (при качественной сохранности их функционирования), что сопровождается согласием с самим собой, с естественным ходом событий, и в том числе с неминуемостью завершения собственной жизни. Заслуживает внимания приводимая Шахматовым характеристика мотивационно — потребностной сферы и жизненной позиции пожилых людей, которые считали свое старение удачным, успешным, благоприятным и даже счастливым: отчетливая ориентировка этих пожилых людей на настоящее. Эти люди не обнаруживают какой-либо проекции на прошедшее, но также нет и устойчивых планов деятельной жизни на будущее. Сегодняшнее старческое существование принимается без каких-либо оговорок и без планов к изменению в лучшую сторону; тенденция к пересмотру прошлых активных целевых установок, правил и убеждений, впервые появившаяся в позднем возрасте. Подобная мыслительная работа приводит к выработке новой, созерцательной, спокойной и самодостаточной жизненной позиции. Окружающая жизнь, сегодняшнее состояние здоровья, физические недуги, быт воспринимаются терпимо, такими, какие они есть; появление новых интересов, ранее не свойственных данному человеку. Среди них особо выделяются обращение к природе, наклонность к стихосложению, желание бескорыстно быть полезным окружающим, в первую очередь больным и слабым, иногда впервые появляется любовь к животным; устойчивая мыслительная работа, отражающая стремление переосмыслить свой прошлый жизненный опыт, прошлую деятельность с позиции старого человека. Прошлые успехи в накоплении знаний, почетные должности и звания теряют прошлую привлекательность и кажутся малозначащими. Прочность и искренность семейных и родственных отношений представляются маловажными. Материальные ценности, приобретенные в течение жизни, также оказываются несущественными. Однако весь строй сегодняшних установок этих пожилых выгодно высвечивает настоящий период их жизни. Примеры положительного отношения к жизни в старости можно увидеть в ряде самоописаний старения известными и выдающимися личностями (Цицерон, И.П. Павлов, К.И. Чуковский и др.).К.И. Чуковский писал в своем дневнике:“. никогда я не знал, что так радостно быть стариком, что ни день — мои мысли добрей и светлей» (11; 163).

По результатам нескольких лонгитюдных исследований, при переходе от средней к поздней взрослости важные аспекты личности сохраняются неизменными. Постоянство относится, например, к таким характеристикам личности, как уровень нейротизма (тревожности, подавленности, импульсивности), соотношение экстраверсии и интроверсии, уровень открытости опыту. По мнению ряда авторов, в старости редко вырабатывается новая жизненная позиция. Скорее, это заострение и модификация имеющейся жизненной позиции под влиянием новых обстоятельств. Личность старого человека все же остается сама собою. В эмпирическом исследовании американских психологов были обследованы мужчины, находящиеся на пенсии или частично занятые. Были выделены пять основных типов личностных черт, обуславливающих тот или иной вариант социально-психологической адаптации или дезадаптации (12; 185 — 186).

1. Конструктивный тип — характерны внутренняя уравновешенность, позитивный эмоциональный настрой, критичность по отношению к себе и терпимость к другим. Оптимистическая установка к жизни сохраняется после окончания профессиональной деятельности. Самооценка этой группы пожилых и старых людей довольно высока, они строят планы на будущее, рассчитывают на помощь окружающих. 2. Зависимый тип — также социально приемлем и хорошо адаптирован. Выражается в подчиненности супружескому партнеру или ребенку, в отсутствии высоких жизненных и профессиональных претензий. Эмоциональное равновесие поддерживается благодаря включенности в семейную среду и надежде на постороннюю помощь. 3. Защитный тип — характерны преувеличенная эмоциональная сдержанность, некоторая прямолинейность в поступках и привычках, стремление к «самообеспеченности», неохотное принятие помощи от других людей. Девиз людей с оборонительным отношением к наступающей старости — активность даже «через силу». Расценивается как невротический тип. 4. Агрессивно-обвинительный тип. Люди с таким набором черт стремятся «переложить» на других людей вину и ответственность за собственные неудачи, взрывчаты и подозрительны. Они не принимают свою старость, отгоняют мысль о выходе на пенсию, с отчаянием думают о прогрессирующей утрате сил и смерти, враждебно относятся к молодым людям, ко всему «новому, чужому миру». Их представление о себе и о мире квалифицировались как неадекватные. 5. Самообвинительный тип — обнаруживается пассивность, безропотность в принятии трудностей, склонность к депрессиям и фатализму, безынициативность. Чувство одиночества, покинутости, пессимистическая оценка жизни в целом, когда смерть воспринимается как избавления от несчастливого существования. И.С. Кон в качестве критерия для выделения социально-психологических типов старости использует направленность деятельности. Позитивные, психологически благополучные типы старости (4; 93): 1) продолжение после выхода на пенсию общественной жизни, активное и творческое отношение; 2) устройство собственной жизни — материальное благополучие, хобби, развлечения, самообразование; хорошая социальная и психологическая приспособленность; 3) приложение сил в семье, на благо другим ее членам; чаще это женщины. Хандры и скуки нет, но удовлетворенность жизнью ниже, чем в двух первых группах; 4) смысл жизни связывается с укреплением здоровья; более характерно, для мужчин. Этот вид организации жизнедеятельность дает определенное моральное удовлетворение, но иногда сопровождается повышенной тревожностью, мнительностью в отношении здоровья. Отрицательные типы развития: 1) агрессивные ворчуны, 2) разочаровавшиеся в себе и в собственной жизни, одинокие и грустные неудачники, глубоко несчастные. Анализируя специфику эмоциональных переживаний в старости, М.В. Ермолаева приходит к выводу, что феномен оценки качества и смысла жизни на данном возрастном этапе является сложным и недостаточно изученным (4; 99).

Возможно, что факторы, обусловливающие удовлетворенность жизнью в старости, успешную социально-психологическую адаптацию, отличны от факторов, обусловливающих неудовлетворение ею. Эмоциональное переживание удовлетворенности жизнью в старости связано с оценкой пожилыми людьми смысла своей жизни для других, с наличием жизненной цели и временной перспективы, связывающей их настоящее, прошлое и будущее. Неудовлетворенность жизнью как суммарное переживание связано с оценкой внешних и внутренних условий жизни и складывается из озабоченности своим ухудшающимся здоровьем, внешностью, нехваткой материальных средств, актуальным отсутствием физической и моральной поддержки, фактической изоляцией. Вместе с жизненной мудростью центральным психологическим новообразованием старости является способность жить более глубокими слоями души, но это лишь возможность, реализация которой зависит от человека. Таким образом, различного рода изменения человека как индивида, происходящие в пожилом возрасте, направлены на то, чтобы актуализировать потенциальные, резервные возможности, накопленные в организме в период роста, зрелости. Дальнейшие изменения в период геронтогенеза, успешность социально-психологической адаптации зависят как от социальной ситуации, в которой находится пожилой человек, так и от степени зрелости конкретного человека как личности и субъекта деятельности. Имеются многочисленные данные о сохранении высокой жизнеспособности и работоспособности человека не только в пожилом, но и в старческом возрасте. Большую положительную роль в этом играет множество факторов: уровень образования, род занятий, зрелость личности и др. Особое значение имеет творческая деятельность личности как фактор, противостоящий инволюции человека в целом. Выводы: 1. Социально-психическую адаптированность — такое состояние взаимоотношений личности и группы, когда личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяет свои основные социогенные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, переживает состояния самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей. Адаптация — это тот социально-психологический процесс, который при благоприятном течении приводит личность к состоянию адаптированности. 2. Пожилые люди представляют собой особую группу, которая крайне неоднородна по психологическим характеристикам. Решение возрастных задач развития данной группой людей во многом зависит от уровня их социально-психологической адаптации. 3. Успешность социально-психологической адаптации в пожилом возрасте зависит как от социальной ситуации, в которой находится пожилой человек, так и от степени зрелости конкретного человека как личности и субъекта деятельности. Имеются многочисленные данные о сохранении высокой жизнеспособности и работоспособности человека не только в пожилом, но и в старческом возрасте. Большую положительную роль в этом играет множество факторов: уровень образования, род занятий, зрелость личности и др.

Глава 2. Организация и методы исследования социально-психологической адаптации работающих и неработающих пенсионеров

2.1 Описание программы исследования Предмет исследования: особенности социально-психологической адаптации у работающих и неработающих пенсионеров. Объект исследования: социально-психологическая адаптация. Цель: сравнить особенности социально-психологической адаптации у работающих и неработающих пенсионеров Гипотеза: мы предполагаем, что уровень социально-психологической адаптации у работающих пенсионеров выше, чем у неработающих. Задачи: 1) изучить теоретические подходы к проблеме социально-психологической адаптации в современной психологии; 2) выявить психологические особенности людей пожилого возраста; 3) выбрать методы эмпирического исследования в соответствии с целью и гипотезой; 4) определить особенности социально-психологической адаптации у работающих и неработающих пенсионеров. Методы исследования: методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймона; методика «Самооценка психологической адаптивности». критерий Стьюдента. В исследовании принимали участие 15 работающих пенсионеров в возрасте 55 — 70 лет и 15 неработающих пенсионеров того же возраста.

2.2 Описание методик 1. Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймона (Приложение 1).

Цель: выявление особенностей адаптационного периода личности через интегральные показатели «адаптация», «самоприятие», «приятие других», «эмоциональная комфортность», «интернальность», «стремление к доминированию» (21; 216).

Специальный интерес представляет анализ того, насколько адекватно человек переживает и осознает в критические моменты особенности своей личности и своих состояний, ибо от точности такого отражения во многом зависит успешность его совладания с новыми требованиями, адаптации к ним (под адаптацией понимаем процесс превращения объективных общественных форм и условий жизнедеятельности личности в продуктивные индивидуальные качественно своеобразные способы ее организации).

Одним из условий успешности профилактики и коррекции дезадаптации является четкое знание психологом характера субъективных искажений в случаях, когда знание человека о себе отличается грубой неадекватностью. В качестве валидного методического инструмента может служить шкала социально-психологической адаптированности (СПА), в оригинале разработанная известным американским психологом К. Роджерсом и Р. Даймоном. Как измерительный инструмент шкала СПА обнаружила высокую дифференцирующую способность в диагностике особенностей представления о себе, его перестройки в возрастные критические периоды развития и в критических ситуациях, побуждающих человека к переоценке себя и своих возможностей. Шкала состоит из 100 суждений, из них 37 соответствуют критериям социально-психологической адаптировонности личности (в каком-то смысле они совпадают и с критериями личностной зрелости, в их числе — чувство собственного достоинства и умение уважать других, открытость реальной практике деятельности и отношений, понимание своих проблем к стремление овладеть, справиться с ними и пр.), следующие 37 — критериям дезадаптированности (неприятие себя и других, наличие защитных «барьеров» в осмыслении своего актуального опыта, кажущееся «решение» проблем, т. е. решение их на субъективном психологическом уровне, в собственном представлении, а не в действительности, негибкость психических процессов); 26 высказываний нейтральны. В число последних включена также контрольная икала (шкала лжи).

Шкала предъявляется обследуемым в виде небольшой тетради с высказываниями, под каждым из которых напечатана 7 — ступенчатая шкала: 1) адаптированность — дезададаптированность; 2) приятие — неприятие себя (соответственно суждения); 3) приятие других — конфликт с другими; 4) эмоциональный комфорт (оптимизм, уравновешенность) — эмоциональный дискомфорт (тревожность, беспокойство или, напротив, апатия); 5) ожидание внутреннего контроля (ориентация на то, что достижение жизненных целей зависит от себя самого, акцентируются личная ответственность и компетентность) — ожидание внешнего контроля (расчет на толчок и поддержку извне, пассивность в решении жизненных задач); 6) доминирование — ведомость (зависимость от других); 7) «уход» от проблем. Коэффициент социально-психологической адаптированности вычислялся по сумме позитивных (i/+/) высказываний, рассортированных на 5, 6, 7 позиции шкалы, и негативных (i/-/) попавших в позиции 1, 2, 3: Ка = 5, 6, 7/Ni+1 2 3/Ni Так как позитивных суждений в шкале 37 и столько же негативных, то гипотетическая оптимальная величина коэффициента — 74, минимальная — 0. Средние индексы социально-психологической адаптированности располагаются обычно в пределах 39−44 баллов. Инструкция: В опроснике содержатся высказывания о человеке, о его образе жизни: переживаниях, мыслях, привычках, стиле поведения. Их всегда можно соотнести с нашим собственным образом жизни. Прочитав, или прослушав очередное высказывание опросника, примерьте его к своим привычкам, своему образу жизни и оцените: в какой мере это высказывание может быть отнесено к Вам. Для того, чтобы обозначить ваш ответ в бланке, выберите подходящий, по вашему мнению, один из семи вариантов оценок, пронумерованных цифрами от «0» до «6»: «0» — это ко мне совершенно не относится; «1» — мне это не свойственно в большинстве случаев; «2» — сомневаюсь, что это можно отнести ко мне; «3» — не решаюсь отнести это к себе; «4» — это похоже на меня, но нет уверенности; «5» — это на меня похоже; «6» — это точно про меня. Выбранный вами вариант ответа отметьте в бланке для ответов в ячейке, соответствующей порядковому номеру высказывания. 2. Методика «Самооценка психологической адаптированности» (Приложение 2) (21; 236).

Инструкция к тесту Если вы безусловно согласные утверждением, напишите ответ «да», если не согласны, напишите ответ «нет». Обработка и интерпретация результатов теста. Найдите сумму положительных ответов на утверждения группы, А (с 1 по 10).

Далее аналогичным образом найдите сумму положительных ответов на утверждение группы Б (с 11 по 15).

Затем из первой суммы нужно вычесть вторую. Данный показатель и будет свидетельствовать о степени вашей психологической гибкости в процессе деятельности. Уровни социально-психологической адаптивности: 8−10 баллов — высокий; 6−7 баллов — выше среднего; 5 баллов — средний; 3−4 балла — ниже среднего; 2−3 балла — низкий.

Глава 3. Анализ и интерпретация результатов исследования социально-психологической адаптации работающих и неработающих пенсионеров

3.1 Результаты исследования по методике диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймона (Приложение 3). 1. Адаптивность — у работающих пенсионеров показатель адаптивности выше (83,18), чем у неработающих (74,2) на 8, 98 балла. Среди работающих пенсионеров у 6,6% уровень адаптивности ниже нормы, у остальных 93, 4% - нормальный. Среди неработающих пенсионеров у 40% уровень адаптивности ниже нормы, у 60% в норме. 2. Дезадаптивность — у работающих пенсионеров уровень дезадаптивности ниже (92,27), чем у неработающих (110,93) на 18,66 балла. У 6,6% работающих пенсионеров уровень дезадаптивности ниже нормы, у 93, 4% - в норме. У 13,3% неработающих пенсионеров уровень дезадаптивности выше нормы, у 86,7% - в норме. 3. а) Принятие себя - у работающих пенсионеров в целом показатель принятия (29, 67) себя выше, чем у неработающих (25,4) на 4,27 балла. У 13,3% работающих пенсионеров уровень принятия себя ниже нормы, у 86,7% он в норме. У 26, 6% неработающих пенсионеров уровень принятия себя ниже нормы, у 73,4% он в норме. 3. б) Непринятие себя — у работающих пенсионеров уровень неприятия себя ниже (16,47), чем у неработающих (20,73) на 4,33 балла. У 13,3% работающих пенсионеров уровень неприятия себя ниже нормы, у 86, 7% - в норме. У 26,6% неработающих пенсионеров уровень неприятия себя выше нормы, у 73,4% - в норме. 4. а) Принятие других — у работающих пенсионеров уровень приятия других выше (15,93), чем у неработающих (14,13) на 1,8 балла. У 6,6% работающих пенсионеров уровень приятия других ниже нормы, у 6,6% - выше нормы, у 86,7% в норме. У 13,3% неработающих пенсионеров уровень приятия других ниже нормы, у 86,7% - в норме. 4. б) Непринятие других — у работающих пенсионеров уровень неприятия других ниже (14,2), чем у неработающих (22,33) на 8,13 балла. У 33,3% работающих пенсионеров уровень неприятия других ниже нормы, у 66,7% в норме. У 20% неработающих пенсионеров уровень неприятия других выше нормы, у 80% - в норме 5. а) Эмоциональный комфорт - у работающих пенсионеров уровень эмоционального комфорта выше (18,07), чем у неработающих (14,8) на 3,27 балла. У 6,6% работающих пенсионеров уровень эмоционального комфорта выше нормы, у 93,74% в норме. У 33,3% неработающих пенсионеров уровень эмоционального комфорта ниже нормы, у 66,7% - в норме 5. б) Эмоциональный дискомфорт - у работающих пенсионеров уровень эмоционального дискомфорта ниже (15), чем у неработающих (16,93) на 0,93 балла. У 6,6% работающих пенсионеров уровень эмоционального дискомфорта выше нормы, у 93,74% в норме. У 26,6% неработающих пенсионеров уровень эмоционального дискомфорта выше нормы, у 73,4% - в норме. 6. а) Внутренний контроль - у работающих пенсионеров уровень внутреннего контроля выше (34,4), чем у неработающих (32,7) на 1,7 балла. У 13,3% работающих пенсионеров уровень внутреннего контроля ниже нормы, у 86,7% в норме. У 13,3% неработающих пенсионеров уровень внутреннего контроля ниже нормы, у 86,7% в норме. 6. б) Внешний контроль - у работающих пенсионеров уровень внешнего контроля ниже (28,13), чем у неработающих (31,67) на 3, 54 балла. У 6,6% работающих пенсионеров уровень внешнего контроля ниже нормы, у 6,6% - выше, у 86,7% в норме. У 20% неработающих пенсионеров уровень внешнего контроля выше нормы, у 80% в норме. 7. а) Доминирование - у работающих пенсионеров уровень доминирования выше (9), чем у неработающих (6,53) на 2,67 балла. У 6,6% работающих пенсионеров уровень доминирования выше нормы, у 20% - ниже, у 73,4,% в норме. У 26,6% неработающих пенсионеров уровень доминирования ниже нормы, у 73,4% - в норме. 7. б) Ведомость - у работающих пенсионеров уровень ведомости ниже (14,33), чем у неработающих (15,8) на 1,47 балла. У 6,6% работающих пенсионеров уровень ведомости выше нормы, у 96,4,% в норме. У 40% неработающих пенсионеров уровень ведомости выше нормы, у 60% - в норме. 8. Эскапизм - у работающих пенсионеров уровень эскапизма ниже (13,6), чем у неработающих (17,47) на 3,87 балла. У всех 100% работающих пенсионеров уровень эскапизма в норме. У 20% неработающих пенсионеров уровень эскапизма выше нормы, у 80% - в норме. Коэффициент адаптации (Ка) — у работающих пенсионеров в целом выше (41,53), чем у неработающих (39,07) на 2,46. У всех 100% работающих пенсионеров Ка средний. У 26,6% неработающих пенсионеров Ка ниже среднего, у 73,4% - средний. Математическая обработка результатов исследования: 1) Адаптивность Полученное эмпирическое значение t (3.3) находится в зоне значимости. 2) Дезадаптивность Полученное эмпирическое значение t (3.7) находится в зоне значимости. 3. а) Принятие себя Полученное эмпирическое значение t (2.5) находится в зоне неопределенности. 3. б) Неприятие себя Полученное эмпирическое значение t (2.8) находится в зоне значимости. 4. а) Принятие других Полученное значение находится в зоне не определённости. 4. б) Неприятие других Полученное эмпирическое значение t (5) находится в зоне значимости. 5. а) Эмоциональный комфорт Полученное эмпирическое значение t (3) находится в зоне значимости. 5. б) Эмоциональный дискомфорт Полученное эмпирическое значение t (1.8) находится в зоне незначимости. 6. а) Внутренний контроль Полученное эмпирическое значение t (0.8) находится в зоне незначимости. 6. б) Внешний контроль Полученное эмпирическое значение t (1) находится в зоне незначимости. 7. а) Доминирование Полученное эмпирическое значение t (4) находится в зоне значимости. 7. б) Ведомость Полученное эмпирическое значение t (0.6) находится в зоне незначимости. 8) Эскапизм Полученное эмпирическое значение t (5) находится в зоне значимости. 9) Коэффициент адаптивности. Полученное эмпирическое значение t (4.8) находится в зоне значимости. Таким образом, в целом у работающих и неработающих пенсионеров показатели адаптивности находятся в пределах нормы, а Ка является средним. Однако у работающих пенсионеров такие показатели, как адаптивность, непринятие себя, принятие других, эмоциональный комфорт, внутренний контроль, доминирование — выше, а показатели: дезадаптивность, непринятие себя, непринятие других, эмоциональный дискомфорт, внешний контроль, ведомость, эскапизм — ниже. У работающих пенсионеров Коэффициент адаптивности выше, чем у неработающих. Математическая обработка результатов исследования подтвердила значимость различий по шкалам: адаптивность, дезадаптивность, неприятие себя, эмоциональный комфорт, доминирование, эскапизм, коэффициент адаптивности.

3.2 Результаты исследования по методике «Самооценка психологической адаптированности» (Приложение 4) Исследование показало, что в целом у работающих пенсионеров уровень адаптированности выше, чем у неработающих пенсионеров на 1,6 балл. У работающих пенсионеров в целом он выше среднего — 6; у неработающих пенсионеров он ближе к среднему — 4,4. У 16, 7% работающих пенсионеров уровень адаптированности ниже среднего; у 26,6% он средний, у 40% - выше среднего; у 16,7% - высокий. У 40% неработающих пенсионеров уровень адаптированности ниже среднего; у 40%% - средний; у 20% - выше среднего. Математическая обработка результатов исследования с помощью критерия Стьюдента показала, что полученное эмпирическое значение t (3.1) находится в зоне значимости. Таким образом, исследование выявило, что самооценка уровня адаптированности у работающих пенсионеров выше, чем у неработающих. Математическая обработка результатов исследования подтвердила достоверность различий. Выводы: 1. У работающих пенсионеров выше: адаптивность, принятие себя, принятие других, эмоциональный комфорт, внутренний контроль, доминирование. В то же время у них ниже, чем у неработающих пенсионеров, дезадаптивность, непринятие себя, непринятие других, эмоциональный дискомфорт, внешний контроль, ведомость, эскапизм. У работающих пенсионеров коэффициент адаптивности выше, чем у неработающих. 2. Самооценка уровня адаптированности у работающих пенсионеров выше, чем у неработающих 3. Математическая обработка результатов исследования по методике Ричарда — Даймона подтвердила значимость различий по шкалам: адаптивность, дезадаптивность, неприятие себя, эмоциональный комфорт, доминирование, эскапизм, коэффициент адаптивности. Математическая обработка результатов исследования методике «Самооценка психологической адаптированности» подтвердила достоверность различий. Таким образом, математическая обработка результатов подтвердила гипотезу исследования о том, что уровень адаптации у работающих пенсионеров выше, чем у неработающих.

Заключение Социально-психическую адаптированность — такое состояние взаимоотношений личности и группы, когда личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяет свои основные социогенные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, переживает состояния самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей. Адаптация — это тот социально-психологический процесс, который при благоприятном течении приводит личность к состоянию адаптированности. Особое значение течение процесса социально-психологической адаптации приобретает в пожилом возрасте. Пожилые люди представляют собой особую группу, которая крайне неоднородна по психологическим характеристикам. Решение возрастных задач развития данной группой людей во многом зависит от уровня их социально-психологической адаптации. Успешность социально-психологической адаптации в пожилом возрасте зависит как от социальной ситуации, в которой находится пожилой человек, так и от степени зрелости конкретного человека как личности и субъекта деятельности. Имеются многочисленные данные о сохранении высокой жизнеспособности и работоспособности человека не только в пожилом, но и в старческом возрасте. Большую положительную роль в этом играет множество факторов: уровень образования, род занятий, зрелость личности и др. В данной работе были исследованы особенности социально-психологической адаптации работающих и неработающих пенсионеров. Исследование выявило, что показатели адаптивности у работающих пенсионеров выше, чем у неработающих. У работающих пенсионеров выше принятие себя, принятие других, эмоциональный комфорт, внутренний контроль, доминирование. В то же время у них ниже, чем у неработающих пенсионеров непринятие себя, непринятие других, эмоциональный дискомфорт, внешний контроль, ведомость, эскапизм. Самооценка уровня адаптированности у работающих пенсионеров выше, чем у неработающих.

Список литературы

1. Александрова М.Д. Отечественные исследования социальных аспектов старения // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.55−56.

2. Александрова М.Д. Старение: социально-психологический аспект // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.177−182.

3. Александрова Н. Особенности субъектности человека на поздних этапах онтогенеза // Развитие личности. — 2002. — № 3−4. — С.101−125.

4. Альперович В.Д. Социальная геронтология. — Ростов н/Д.: Феникс, 1997.

5. Ананьев Б.Г. К проблеме возраста в современной психологии // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.112−118.

6. Анцыферова Л.И. Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы? // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.119−126.

7. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — Л., 1989.

8. Бреев Б.Д. К вопросу о постарении населения и депопуляции // СОЦИС. — 2008. — N2. — С.62−63.

9. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция социального поведения.М., 1978.

10. Калькова В.Л. Старость: Реферативный обзор // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.77−86.

11. Краснова О.В., Лидерс А.Г. Социальная психология старости: Учеб. пособие. — М.: Академия, 2002. — 288 с.

12. Краснова О.В., Марцинковская Т.Д. Особенности социально-психологической адаптации в позднем возрасте // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.183−197.

13. Либерман Я.Л., Либерман М.Я. Прогрессивные методы мотивирования жизненной активности в период поздней взрослости. — Екатеринбург: Банк культ. информ., 2001. — 102 с.

14. Лидерс А.Г. Кризис пожилого возраста: гипотеза о его психологическом содержании // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.131−134.

15. Максимова С.Г. Социально-психологическая адаптация: особенности формирования и развития у лиц пожилого и старческого возраста. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1999. — 145 с.

16. Максимова С.Г. Социально-психологические особенности личности позднего возраста. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1998. — 99 с.

17. Назарова И.Б. Пенсионеры и работающие: труд, здоровье и лечение // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.265−272.

20. Налчаджян А.А. Социально-психическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии).

— Ереван: Издательство АН Армянской ССР. 1988.

21. Практическая психодиагностика. Методики и тесты / Под ред.Д.Я. Райгородского — Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998. — 672с.

22. Пухальская Б.М. Психологические особенности пожилых и старых людей // Старость. Популярный справочник. Пер. с польского. — М.: Научн. изд-во «Большая Российская Энциклопедия», 1996.

23. Стюарт-Гамильтон Я. Психология старения: Пер. с англ. — 3-е междунар. изд. — СПб.: Питер, 2002. — 256 с.

24. Шибутани Т. Социальная психология. — Ростов н/Д: Феникс, 1999.25. Шилова Л.С. Факторы социальной адаптации пожилых в условиях реформ // Психология старости и старения: Хрестоматия / СосТ.о.В. Краснова, А.Г. Лидерс. — М.: Академия, 2003. — С.101−111.

Приложения

Приложение 1

Опросник СПА

1. Испытывает неловкость, когда вступает с кем-нибудь в разговор.

2. Нет желания раскрываться перед другими.

3. Во всем любит состязание, соревнование, борьбу.

4. Предъявляет к себе высокие требования.

5. Часто ругает себя за сделанное.

6. Часто чувствует себя униженным.

7. Сомневается, что может нравиться кому-нибудь из лиц противоположного пола.

8. Свои обещания выполняет всегда

9. Теплые, добрые отношения с окружающими.

10. Человек сдержанный, замкнутый; держится ото всех чуть в стороне.

11. В своих неудачах винит себя.

12. Человек ответственный; на него можно положиться.

13. Чувствует, что не в силах хоть что-нибудь изменить, все усилия напрасны.

14. На многое смотрит глазами сверстников.

15. Принимает в целом те правила и требования, которым надлежит следовать.

16. Собственных убеждений и правил не хватает.

17. Любит мечтать — иногда прямо среди бела дня. С трудом возвращается от мечты к действительности.

18. Всегда готов к защите и даже нападению: «застревает» на переживаниях обид, мысленно перебирая способы мщения.

19. Умеет управлять собой и собственными поступками, заставлять себя, разрешать себе; самоконтроль для него — не проблема.

20. Часто портится настроение: накатывает уныние, хандра.

21. Все, что касается других, не волнует: сосредоточен на себе; занят собой.

22. Люди, как правило, ему нравятся.

23. Не стесняется своих чувств, открыто их выражает.

24. Среди большого стечения народа бывает немножко одиноко.

25. Сейчас очень не по себе. Хочется все бросить, куда-нибудь спрятаться.

26. С окружающими обычно ладит.

27. Всего труднее бороться с самим собой.

28. Настораживает незаслуженное доброжелательное отношение окружающих.

29. В душе — оптимист, верит в лучшее.

30. Человек неподатливый, упрямый; таких называют трудными.

31. К людям критичен и судит их, если считает, что они этого заслуживают.

32. Обычно чувствует себя не ведущим, а ведомым: ему не всегда удается мыслить и действовать самостоятельно.

33. Большинство из тех, кто его знает, хорошо к нему относится, любит его.

34. Иногда бывают такие мысли, которыми не хотелось бы ни с кем делиться.

35. Человек с привлекательной внешностью.

36. Чувствует себя беспомощным, нуждается в ком-то, кто был бы рядом.

37. Приняв решение, следует ему.

38. Принимает, казалось бы, самостоятельные решения, не может освободиться от влияния других людей.

39. Испытывает чувство вины, даже когда винить себя как будто не в чем.

40. Чувствует неприязнь к тому, что его окружает.

41. Всем доволен.

42. Выбит из колеи: не может собраться, взять себя в руки, организовать себя.

43. Чувствует вялость; все, что раньше волновало, стало вдруг безразличным.

44. Уравновешен, спокоен.

45. Разозлившись, нередко выходит из себя.

46. Часто чувствует себя обиженным.

47. Человек порывистый, нетерпеливый, горячий: не хватает сдержанности.

48. Бывает, что сплетничает.

49. Не очень доверяет своим чувствам: они иногда подводят его.

50. Довольно трудно быть самим собой.

51. На первом месте рассудок, а не чувство, прежде чем что-либо сделать, подумает.

52. Происходящее с ним толкует на свой лад, способен на придумывать лишнего. Словом — не от мира сего.

53. Человек терпимый к людям и принимает каждого таким, каков он есть.

54. Старается не думать о своих проблемах.

55. Считает себя интересным человеком — привлекательным как личность, заметным.

56. Человек стеснительный, легко тушуется.

57. Обязательно нужно напоминать, подталкивать, чтобы довел дело до конца.

58. В душе чувствует превосходство над другими.

59. Нет ничего, в чем бы выразил себя, проявил свою индивидуальность, свое Я.

60. Боится того, что подумают о нем другие.

61. Честолюбив, неравнодушен к успеху, похвале: в том, что для него существенно, старается быть среди лучших.

62. Человек, у которого в настоящий момент многое достойно презрения,

63. Человек деятельный, энергичный, полон инициатив.

64. Пасует перед трудностями и ситуациями, которые грозят осложнениями.

65. Себя просто недостаточно ценит.

66. По натуре вожак и умеет влиять на других.

67. Относится к себе в целом хорошо.

68. Человек настойчивый, напористый; ему всегда важно настоять на своем.

69. Не любит, когда с кем-нибудь портятся отношения, особенно — если разногласия грозят стать явными.

70. Подолгу не может принять решение, а потом сомневается в его правильности.

71. Пребывает в растерянности, все спуталось, все смешалось у него.

72. Доволен собой.

73. Невезучий.

74. Человек приятный, располагающий к себе.

75. Лицом, может, и не очень пригож, но может нравиться как человек, как личность.

76. Презирает лиц противоположного пола и не связывается с ними.

77. Когда нужно что-то сделать, охватывает страх: а вдруг — не справлюсь, а вдруг — не получится.

78. Легко, спокойно на душе, нет ничего, что сильно бы тревожило.

79. Умеет упорно работать.

80. Чувствует, что растет, взрослеет: меняется сам и отношение к окружающему миру.

81. Случается, что говорит о том, в чем совсем не разбирается.

82. Всегда говорит только правду.

83. Встревожен, обеспокоен, напряжен.

84. Чтобы заставить хоть что-то сделать, нужно как следует настоять, и тогда он уступит.

85. Чувствует неуверенность в себе.

86. Обстоятельства часто вынуждают защищать себя, оправдываться и обосновывать свои поступки.

87. Человек уступчивый, податливый, мягкий в отношениях с другими.

88. Человек толковый, любит размышлять.

89. Иной раз любит прихвастнуть.

90. Принимает решения и тут же их меняет; презирает себя за безволие, а сделать с собой ничего не может.

91. Старается полагаться на свои силы, не рассчитывает на чью-то помощь.

92. Никогда не опаздывает.

93. Испытывает ощущение скованности, внутренней несвободы.

94. Выделяется среди других.

95. Не очень надежный товарищ, не во всем можно положиться.

96. В себе все ясно, себя хорошо понимает.

97. Общительный, открытый человек; легко сходится с людьми.

98. Силы и способности вполне соответствуют тем задачам, которые приходится решать; со всем может справиться.

99. Себя не ценит: никто его всерьез не воспринимает; в лучшем случае к нему снисходительны, просто терпят.

100. Беспокоится, что лица противоположного пола слишком занимают мысли.

101. Все свои привычки считает хорошими.

Показатели и ключи интерпретации

1 Адаптивность — 4, 5, 9, 12, 15, 19, 22.23, 26, 27, 29, 33, 35, 37, 41, 44, 47, 51, 53, 55, 61, 63, 67, 72, 74, 75, 78, 80, 88, 91, 94, 96, 97, 98

Норма: 68−136

2 Дезадаптивность — 2, 6, 7, 13, 16, 18, 25, 28, 32, 36, 38, 40, 42, 43, 49, 50, 52, 54, 56, 59, 60, 62, 64, 69, 71, 73, 76, 77, 83, 84, 86, 90, 95, 99, 100, 65, 70 Норма: 68−136

3а) Приятие себя33, 35, 55, 67, 72, 74, 75, 80, 88, 94, 96

Норма: 22−42

3b) Неприятие себя7, 59, 62, 65, 90, 95, 99

Норма: 14−28

4 а) Приятие других9, 14, 22, 26, 53, 97

Норма 12−24

4b) Неприятие других2, 10, 21, 28, 40, 60, 76

Норма: 14−28

5 а) Эмоциональный комфорт23, 29, 30, 41, 44, 47, 78 (14−35)

Норма: 14−28

b) Эмоциональный дискомфорт6, 42, 43, 49, 50, 83, 85

Норма: 14−28

6 а) Внутренний контроль4, 5, 11, 12, 19, 27, 37, 51, 63, 68, 79, 91, 98, 13

Норма: 26−52

6b) Внешний контроль25, 36, 52, 57, 70, 71, 73, 77

Норма: 18−36

7 а) Доминирование58, 161, 66

Норма: 6 — 12

7b) Ведомость16, 32, 38, 69, 84, 87

Норма: 12−24

8Эскапизм (уход от проблем) 17, 18, 54, 64, 86

Норма: 10−20

Лживость — +34, 45, 48, 81, 89,8, 82, 92,101

Норма: 18−36

Результаты «до» зоны неопределенности (нормы) интерпретируется как чрезвычайно низкие, а «после» самого высокого показателя в зоне неопределенности — как высокие.

Приложение 2

Самооценка психологической адаптированности.

Тестовый материал

Группа А

1. Я часто испытываю тягу к новым впечатлениям.

2. Мне нравится работа, которая требует быстрого и частого переключения с одной операции на другую, с одного дела на другое.

3. Я могу быстро перейти от покоя (отдыха) к интенсивной деятельности.

4. Я быстро схожусь с новыми людьми.

5. Я быстро засыпаю и пробуждаюсь.

6. Я быстро осваиваюсь в новой обстановке, включаюсь в новое для себя дело.

7. Мне нравится, когда на работе появляются новые люди.

8. Я люблю бывать в новом для себя обществе.

9. Мне приходится слышать от окружающих и друзей, что я человек очень деятельный и подвижный.

10. Новый для меня учебный материал я обычно запоминаю и усваиваю очень быстро, хотя иногда способен так же быстро его забывать.

Группа Б

11. Я не люблю заводить новых знакомств.

12. Мне очень трудно расстаться с какой-либо мыслью, в которую я когда-то поверил, хотя много убедительных доводов против этой мысли.

13. Новые навыки в какой-либо деятельности, новые привычки формируются у меня медленно, но зато усваиваются очень прочно.

14. Меня иногда называют флегматичным (или упрекают в медлительности).

15. Я не люблю подвижных игр.

Приложение 3

Методика методики диагностики социально-психологической адаптации Роджера — Даймона

1

2

8

Ка

1

101

124

28

16

16

13

17

29

39

29

9

11

15

42

2

67

67

21

17

11

14

16

15

28

28

5

14

11

43

3

83

91

29

16

15

15

18

16

26

17

7

15

13

42

4

88

93

37

12

15

14

31

16

38

28

9

14

14

41

5

84

94

27

18

17

12

16

15

38

27

8

21

15

42

6

79

92

28

19

25

16

15

17

29

31

11

16

16

41

7

84

91

27

16

16

16

17

16

29

28

10

22

11

41

8

81

95

38

16

14

13

16

17

25

38

11

15

17

40

9

90

86

32

17

17

12

17

18

43

28

10

9

11

42

10

77

93

21

19

16

14

18

16

47

29

9

16

14

41

11

88

91

28

10

15

15

18

15

29

27

9

10

14

43

12

79

97

29

18

17

12

17

16

51

27

8

15

14

39

13

83

85

31

20

15

16

18

16

37

28

11

10

13

42

14

82

92

37

16

16

13

18

15

20

28

9

16

13

42

15

81

93

32

17

14

18

19

17

37

29

9

17

13

42

Ср.

83,18

92,27

29,67

16,47

15,93

14,2

18,07

16,93

34,4

28,13

9

14,33

13,6

41,53

Неработающие пенсионеры

1

2

8

Ка

1

66

137

20

18

14

19

13

13

28

31

8

12

21

37

2

67

113

21

29

13

29

15

16

24

37

4

15

17

41

3

83

112

26

19

11

19

12

17

43

31

7

16

21

42

4

67

138

24

18

15

21

17

12

32

38

8

11

16

40

5

84

110

25

29

14

17

17

18

27

27

5

21

14

40

6

67

114

20

16

17

29

12

16

36

25

6

22

21

40

7

84

78

27

18

11

17

16

17

32

37

3

22

16

40

8

81

77

24

29

16

30

18

15

45

25

7

22

18

35

9

73

111

26

17

16

30

15

12

32

23

9

11

18

37

10

74

113

23

16

14

17

15

17

29

27

7

16

21

39

11

74

112

25

19

13

29

12

17

29

37

8

16

16

39

12

79

111

27

16

14

15

16

12

33

35

4

10

16

39

13

67

113

28

29

15

29

15

15

24

38

8

16

16

39

14

82

113

28

19

15

16

12

12

35

27

7

18

15

39

15

65

112

37

19

14

18

17

16

35

37

7

9

16

39

Ср.

74,2

110,93

25,4

20,73

14,13

22,33

14,8

15

32,27

31,67

6,53

15,8

17,47

29,07

Приложение 4

Методика «Самооценка психологической адаптированности».

Работающие

пенсионеры

Уровень

адаптированности

Неработающие

пенсионеры

Уровень

адаптированности

1

8

1

6

2

9

2

3

3

8

3

6

4

6

4

3

5

5

5

6

6

7

6

5

7

6

7

3

8

6

8

5

9

6

9

3

10

7

10

5

11

3

11

3

12

5

12

5

13

5

13

3

14

4

14

5

15

5

15

5

Ср.

6

Ср.

4,4

Диаграмма

Уровень адаптированности работающих и неработающих пенсионеров

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector