Глава 1. Личностно-психологические особенности подросткового возраста

Федеральное агентство образования РФ

Институт экономики, управления и права (г.Казань)

Бугульминский филиал

Психологический факультет

Кафедра «Педагогики и психологии»

По дисциплине: Возрастная псохология.

На тему: Исследование особенностей взаимоотношений подростков в семье.

Курсовая работа

Фамилия, имя, отчество (студента)

Кочарян Т.П.

2 курс заочное отделение

психологический факультет

2321 з группа

Преподаватель

Шахмаева Н.Е.

Бугльма 2013

Содержание

Введение

1.1Характеристика подросткового периода

1.2 Особенности самооценки в подростковом

возрасте.

Глава 2. Взаимоотношения подростков и родителей

  1. Влияние семейных отношений на развитие личности подростка

1.2Особенностей восприятия подростками родительских позиций матери и отца в семейных отношениях

Заключение

Список литературы

Введение

На протяжении всей своей жизни человек живёт во взаимодействии с окружающими. Начиная с самых первых дней, ребёнок начинает общение со своими родителями. И на каждом периоде взросления между ребёнком и родителями складывается определённый тип отношений. Младенец рождается зависимым от своих родителей, но с каждым годом, становясь всё взрослее и взрослее, малыш постепенно становится самостоятельным и менее зависимым от старших. С каждым разом и дети, и родители по-новому оценивают свои взаимоотношения. Семье принадлежит основная роль в формировании нравственных начал, жизненных принципов ребенка. Семья создает личность или разрушает ее, во власти семьи укрепить или подорвать психическое здоровье ее членов, она способствует появлению у личности образа своего «Я».

От того, как строятся отношения в семье, какие ценности, интересы выдвигаются у ее старших представителей на первый план, зависит, какими вырастут дети. Подросток очень чутко реагирует на поведение взрослых и быстро усваивает уроки, полученные в процессе семейного воспитания. Семья подготавливает ребенка к жизни, является его первым и самым глубоким источником социальных идеалов, закладывает основы гражданского поведения.

Проблема отношений родителей и детей — сложная и парадоксальная. Сложность ее — в скрытом, интимном характере человеческих отношений, щепетильности «внешнего» проникновения в них. А парадоксальность в том, что, при всей ее важности, родители ее обычно не замечают, ибо не имеют для этого необходимой психолого-педагогической информации.

Проблема детско-родительских отношений определяется всем многообразием взаимоотношений детей и родителей, теми нарушениями в детско-родительских отношениях, которые могут оказывать существенное влияние на благополучие ребенка в семье и его дальнейшее развитие. Она изучается многими учеными, которые освещают данную проблематику с разных аспектов.

Глава 1. Личностно-психологические особенности подросткового возраста

1.1 Характеристика подросткового периода

Подростковый возраст — остропротекающий переход от детства к взрослости, где выпукло переплетаются противоречивые тенденции социального развития. Происходит не только активное физиологическое изменение организма, его рост и бурное развитие, но и наступает пора активного формирования социальной позиции, первоначальный поиск своего места в жизни. И процессы эти тесно взаимосвязаны: широкое развертывание позиции ребенка по отношению к обществу выступает необходимым условием интенсификации его психического, в том числе и интеллектуального, развития, обеспечивая открытость, направленность на общество.

Отсюда и двоякое значение этого периода для становления личности человека. С одной стороны, для этого сложного периода показательны негативные проявления, дисгармоничность в строении личности, свертывание прежде установившейся системы интересов ребенка, протестующий характер его поведения по отношению к взрослым. С другой стороны, подростковый возраст отличается и массой положительных факторов: возрастает самостоятельность ребенка, более многообразными и содержательными становятся все отношения с другими детьми и взрослыми, значительно расширяется и существенно изменяется сфера его деятельности, развивается ответственное отношение к себе, к другим людям и т. д. Главное, данный период отличается выходом ребенка на качественно новую социальную позицию, в которой реально формируется его сознательное отношение к себе как члену общества.

В подростковом возрасте происходит ряд психологических перемен, таких как: новые социальные потребности, отказ от увлечений и стремлений детства. То, что вчера привлекало, сегодня становится неинтересным.

Потеряв прежние интересы, и не обретя новых, подросток временно утрачивает связи со средой, с окружающими людьми и может ощущать себя очень одиноким.

Переходный период требует повышенной затраты ресурсов организма. В сочетании со сменой интересов это может привести к снижению учебной успеваемости. У младших подростков закономерно появляется повышенная утомляемость, но сами они её не замечают. Младшим подросткам в отличие от старших — свойственна эмоциональная неустойчивость, неожиданные переходы от радужных надежд к унынию и пессимизму.

Выступая как важный этап становления личности, подростковый возраст представляет собой сложный процесс личностного развития, отличающийся разноуровневыми характеристиками социального созревания. Уровень возможностей подростка, условия и скорость его социального развития связаны с осмыслением подростком себя и своей принадлежности к обществу, степенью выраженности прав и обязанностей, степенью овладения миром социальных вещей и отношений, насыщенностью дальних и ближних связей, их дифференциацией. По мере взросления у подростка изменяются характер и особенности видения себя в обществе, восприятие общества, иерархии общественных связей, изменяются его мотивы и степень их адекватности общественным потребностям. По мнению Д.Б. Эльконина, именно поэтому выявление типичных сочетаний разных показателей социальной зрелости детей с 10 до 15 лет и позволяет выделять разные стадии подросткового периода.

Наиболее выпукло характер стадиального развития подростка как личности прослеживается через изменение структуры самосознания в его различных проявлениях: самооценки, личностной рефлексии, требований к себе и другим, мотивах деятельности, идеалах, интересах и пр.

Впервые, именно в подростковом возрасте у ребят появляется настоящий интерес к своей личности, подросток чрезвычайно занят самим собой, своими замыслами, своей внешностью подростку важно, как он выглядит в глазах окружающих. Он становится, особенно чувствителен даже к добродушным и невинным замечаниям о своей внешности. Быстрый рост конечностей приводит к временной угловатости, неуклюжести движений. Подростки могут страдать от пониженной самооценки (феномен «гадкого утенка», придавать чрезмерное значение недостаткам своей внешности, становиться застенчивыми, домоседами), своими переживаниями (главным стержнем подростковых переживаний является поиск нравственных ценностей, смысла жизни).

Так, на первой стадии подросткового возраста (в 10—11 лет) ребенка характеризует весьма своеобразное отношение к себе (принятие себя).

Около 34% мальчиков и 26% девочек дают себе полностью отрицательные характеристики. В ответах этих детей ощущается недоумение, растерянность, они как бы не узнают самих себя. И хотя около 70% подростков отмечают в себе не только отрицательные, но и положительные черты, в их оценках наблюдается явное преобладание отрицательных черт и форм поведения. Некоторые подростки особо подчеркивают, что недостатков у них много, а нравится в себе «только одно», «единственная черта», т. е. характеристикам младших подростков присущ отрицательный эмоциональный фон. При этом у детей четко обнаруживается острая потребность в самооценке и в то же время переживание неумения оценить себя.

На второй стадии подросткового периода (в 12—13 лет) наряду с общим принятием себя сохраняется и ситуативно отрицательное отношение ребенка к себе, обнаруживающее зависимость от оценок окружающих, прежде всего сверстников. В то же время критическое отношение подростка к себе, переживание недовольства собой сопровождается актуализацией потребности в самоуважении, общем положительном отношении к себе как личности.

На третьей стадии этого возраста (в 14—15 лет) возникает «оперативная самооценка», определяющая отношение подростка к себе и в настоящее время. Эта самооценка основывается на сопоставлении подростком своих личностных особенностей, форм поведения с определенными нормами, которые выступают для него как идеальные формы его личности.

Другим важным механизмом самосознания выступает личностная рефлексия, представляющая собой форму осознания подростком как своего внутреннего мира, так и понимания внутреннего мира других людей. Характерно, что на первой стадии подросткового возраста предметом рефлексивного ожидания выступают в основном отдельные поступки детей. На второй стадии ведущее место занимает рассмотрение черт своего характера и особенностей взаимоотношений с людьми. В это время происходит своеобразный скачок в развитии личностной рефлексии, что выступает как серьезный стимул для самовоспитания подростка. Существенной особенностью личностной рефлексии на третьей стадии является возросшая критичность детей по отношению к особенностям своей личности, что типично для 35% подростков.

Наш выдающийся педагог В. А Сухомлинский обобщил главные черты подростка:

1) непримиримость ко злу, эмоциональное неприятие его с одной стороны, сочетается с неумением разобраться в сложных явлениях жизни — с другой;

2) подросток хочет быть хорошим, стремится к идеалу. Но он не любит, когда его прямолинейно воспитывают. Его раздражают словесные назидания. Подростки, чётко улавливают, воспитательную фальшь, болезненно реагируют на несправедливость. Неопытность подростка может привести к тому, что из добрых побуждений он может совершить и нечто предосудительное;

3) подростку хочется быть личностью. Совершить что-нибудь героическое, романтичное. При наличии потребности к действию и желанию самоутвердиться подросток ещё не знает, как этого можно добиться, и может попасть в беду;

4) у подростка выражено противоречие между богатством желаний и ограниченностью сил. Отсюда множественность и непостоянство увлечений. Прежде чем найти, обнаружить свои способности, необходимо проверить их в деятельности — это ещё и поиск себя. Подросток боится обнаружить свою несостоятельность, он слишком самолюбив и может прикрываться показной уверенностью, решительностью, за которыми скрывается беспомощность, но он не терпит снисходительных советов и часто поступает наперекор им;

5) в подростке сочетаются грубые выходки, а также и романтическая восторженность. Восхищение красотой и ироническое отношение к ней. Подросток стыдится своих чувств. Тонкие человеческие чувства кажутся ему детскими. Он опасается, что его будут считать чересчур чувствительным, и поэтому он прикрывается грубостью. Прилив физических сил побуждает к деятельности. Но если нет нравственной культуры, можно растерять добрые чувства, приобретенные в детские годы. Конечно, не у каждого подростка проявляется весь набор противоречий, но их нельзя игнорировать.

Определяющее значение в развитии растущего человека как личности имеют мотивы деятельности и поведения, в которых выражается характер его отношения к себе, другим людям, обществу, уровень самосознания и социальной ответственности.

На первой стадии подросткового периода у детей 10—11 лет мотивировка поступков и деятельности носит воспроизводящий характер. Младшие подростки предпочитают оценку со стороны взрослых, которые в основном оценивают конечные результаты деятельности детей. Отсюда мотивировка собственных поступков носит у подростков поверхностный и ситуативный характер. Дети еще не умеют устанавливать связи между своими поступками и личностными качествами, хотя уже в 11 лет у них начинает складываться способность к самоанализу, развивается довольно критическое отношение к себе; наблюдается ситуативный интерес к внутреннему миру, как своему собственному, так и окружающих подростка людей. На второй стадии этого возраста резко усиливается отношение детей к своей личности. Подростки с особой остротой начинают ощущать потребность в утверждении себя в коллективе сверстников, в оценке их окружающими, причем такой, которая по возможности соотносится с самооценкой. Мотивировка поступка становится более ифференцированной. На третьей стадии в развитии подростков определяющее значение имеет саморегуляция поведения как составная часть самовоспитания, а мотивировка поступков служит в этом случае регулятором поведения и деятельности личности.

Вероятно, никогда больше человека столь остро не тревожат проблемы нравственных ценностей и норм, как они волнуют подростка. Также нелегко подростку на нравственном распутье найти правильную, самую разумную дорогу. Переживания эти часто глубоко запрятаны и непонятны взрослым. Подростку трудно, потому что он видит то, что ещё не видит ребенок, но уже не замечает взрослый, ко многому привыкший и притерпевшийся. И поэтому подросток становится одиноким в своих исканиях и очень часто погружается в свой собственный мир, свои мечты.

У ребят подросткового возраста, появляется критическое отношение к прежним авторитетам, и первой «жертвой» становятся самые близкие люди — родители. Если малыши преклоняются перед родителями, считают их самыми сильными, красивыми, умными, то подросток начинает замечать, что родители не так уж хороши, чтобы восхищаться ими, и может удариться в другую крайность. Но не каждый подросток приходит к полному отрицанию родителей, но с детским преклонением перед ними расстается практически любой из них.

В отличие от младших подростков, старшие подростки становятся более уверенными в себе, уравновешенными, покладистыми. Повышается их выносливость к физическим и психическим нагрузкам. Они лучше учатся и при правильном отношении с ними легче ладить и родителям и учителям.

Формирование взаимоотношений со взрослыми и сверстниками является неотъемлемой частью процесса социализации подростков, и от того, насколько гармоничными они будут, зависит и то, насколько хорошо человек сможет «вписаться» в окружающее его общество, найти свое место в нем, самореализоваться. Известно, что социализация происходит на протяжении всей жизни человека, но подростковый возраст, как пограничный этап, имеет здесь свою специфику.

1.2 Особенности самооценки в подростковом

возрасте.

Самооценка является интегральной характеристикой чувства психологического благополучия и тесно связана с уровнем социальной адаптации. Механизм вормирования самооценки определяется многими факторами, в том числе уровнем интеллекта на разных этапах развития. Самооценка-это компонент самосознания, включающий наравне со знаниями о себе оценку человеком своих физических характеристик, способностей, нравственных качеств и поступков. Самооценка — это оценка человеком самого себя: своих качеств, возможностей, способностей, особенностей своей деятельности.

Самооценка формируется в единстве двух составляющих её факторов: рационального, отражающего знания человека о себе, и эмоционального, отражающего то как он воспринимает и оценивает эти знания, в какой общий итог они складываются. Таким образом, самооценка отражает особенности осознания человеком своих поступков и действий, их мотивов и целей, умение увидеть и оценить свои возможности способности.

Важнейший психологичесский процесс подросткового возраста- становление самооценки и устойчивого образа «Я». Важным содержанием самосознания подростка является образ его физического «Я" — представление о своем телесном облике, сравнении и оценки себя с точки зрения эталонов «мужественности» или «женственности». Та или иная оценка своей внешности влечет за собой определенную самооценку по всем остальным качествам, вот почему подсростки с дефектами внешности чаще всего страдают от чувства неполноценности. Следует отметить, что гипертрофированность образа физического «Я» в самосознании подростка — явление временное, переходное как и сам подростковый возраст. С возрастом люди даже с дефектами внешности приспосабливаются к своим физическим данным и научаются компенсировать физические недостатки развитием в себе тех или иных духовных качеств. Соответственно более сбалансированной становится и самооценка себя как личности. Чувство собственной непривлекательности, зафиксированное у подростка, впоследтвии может привести к стойкому чувству неполноценности, собственной ущербности, поражает такие черты личности, как замкнутость, робость, эгоцентризм, враждебность к окружающим людям. Следует подростку помочь пережить этот трудный для него этап взросления. А для этого, прежде всего, важно установить в подростком искренне доверительные отношения, что вы понимаете и разделяете его переживания, но при этом цените и уважаете его таким, какой он есть. Осознание себя как личности, то есть человеком, обладающим определенными душевными и телесными качествами, дается подростку через мучительные столкновения и стычки. Можно сказать что подросток отвоевывает свое право на собственное «Я» — собственные убеждения, пристрастия, привязанности. Подростка часто упрекают в эгоизме, эгоцентризме. Однако было бы вернее считать эгоизм и эгоцентризм естественным состоянием, этапом развития всякого нормального человека. Через противопоставление себя другим, в диалоге с самим собой, порой нарушая и разрушая, подросток «опробует» себя в разных социальных ситуациях, пытается разглядеть себя, найти свое лицо. И здесь главными врагами могут стать самые близкие люди, то есть родители, если они не поймут глубокий психологический смысл подросткового бунта. Взросление требует отрыва от родительской пуповины, однако неверным было бы думать, что подросток действительно хочет разрыва с родителями, хотя все его поведение — хамство, непослушание, отстранение от семьи, козалось бы, свидетельствуют именно об этом. Одной из важнейших черт, характерезующих личность подростка, является появление устойчивой самооценки образа «я». Наличие достаточно сформированных познавательных возможностей, общение со сверстниками, умение сопосталять мнение других людей о качествах собственной личности и достижениях в конкретных видах деятельности приводят к тому, что важнейшим содержанием психического развития подростка становится его самосознание. Обретая способность погружаться в себя и наслаждаться своими переживаниями, подросток открывает целый мир новых чувств, красоту природы, звуки музыки, ощущение собственного тела. Открытие своего внутреннего мира очень важное, радостное и волнующее событие, но оно вызывает также много тревожных и драматических переживаний. Вместе с сознанием своей уникальности, неповторимости, непохожести на других приходит чувство одиночества. Подростковое «Я» еще неопределенно, расплывчато, диффузно, оно нередко переживается как смутное беспокойство или ощущение внутренней пустоты, которую чем-то необходимо заполнить. Отсюда растет подребность в общении, и одновременно повышается избирательность общения, потребность в уединении. Внутренний диалог с самим собой или с кем-то еще дает подростку встать в позицию исследователя по отношению к самому себе. Это связано с тем, что в процессе этих диалогов у человека развивается рефлексия. Таким образом, можно сказать, что рефлексия- это и умение видеть и понимать то, как к тебе относятся другие люди, то, как они тебя понимают. Самонаблюдение, соотнесение, самоанализ все вместе ведут к развитию рефлексии, которая не только позволяет познать себя, но и во многом способствует взрослению человека. Однако рефлексия развития далеко не у всех подростков. Да и степень ее развития весьма различна. Независимо от меры осознанности у каждого юноши и девушки есть нечто, что как бы фокусирует их отношение к себе, от чего зависит образ «я» в то или иное время, что определяет меру их удовлетворения собой, меру принятия самого себя. Это нечто-самооценка, которая может быть высокой или низкой. Высокая самооценка не означает, что человек ставит себя выше остальных, на знает своих недостатков. Она-свидетельство того, что человек уважает себя, положительно относится к себе в целом. Низкая самооценка, наоборот, характерезуется неудовлетворенностью собой в целом, отрицательной оценкой своей личности, в крайнем варианте презирание к самому себе, даже при внешнем благополучии. Самооценка, а точнее, ее уровень- высокий или низкий, — зависит, как правило от одного или двух обстоятельств, или от обоих сразу. Первое: от того, насколько удовлетворяет человека то, что он считает себя более важным. Американский психолог начала века Уильям Джемс предложил своеобразную формулу. По которой, условно говоря, можно вычеслить самооценку.

Самооценка = Успех/Притязание

Таким образом, чем выше притязание человека в какой-либо сфере, тем большими должны быть его достиженияв ней для того, чтобы уровень самооценки был высоким. Как меняется образ «Я» с возрастом? Психологические исследования этой проблемы идут по нескольким направлениям. Прежде всего изучаются сдвиги в содержании образа «Я» и его компонентов- какие качества сознаются лучше, как меняются с возрастом уровень и критерии самооценок, какое значение придаются внешности, а какое умственным и моральным качествам. Далее исследуется степень его достоверности и объективности. Наконец прослеживается изменение структуры образа «Я» в целом — степень его дифференцированности, внутренне последовательности, устойчивости, субъективной значимости, контрастности, а также уровень самоуважения. По всем этим показателям переходный возраст заметно отличается как от детства, так и от взрослости; имеется грань в этом отношении и между подростком и юношей.

Глава 2. Взаимоотношения подростков и родителей

  1. Влияние семейных отношений на развитие личности подростка

С точки зрения авторов классических направлений психотерапии (Э. Фромма, К. Хорни, Э. Эриксона, А. Адлера, К. Юнга и др.), основополагающим фактором, влияющим на развитие личности человека, являются особенности его взаимоотношений в детстве со своими родителями.

Так, Э. Фромм (1992), исследуя проблему становления личности в современном обществе, отмечал, что характер ребенка является слепком с характера родителей и развивается в ответ на их характер.

К.Хорни (1993) полагала, что травмирующие переживания в семье способствуют формированию у ребенка особого склада характера, который она называет базальной тревожностью (неразрывно связанной с базальной враждебностью).

В данном случае у ребенка развивается чувство собственной незначительности, беспомощности, покинутости, подверженности опасности, нахождения в мире, открытом обидам, обману, нападкам, оскорблениям, предательству, зависти. Как считает автор, чем больше ребенок скрывает недовольство своей семьей, например, путем подчинения установкам родителей, тем в большей степени он проецирует свою тревожность на внешний мир, приобретая таким образом убеждение в том, что мир в целом опасен и страшен. Ребенок лишается уверенности в своей нужности, ценности для других, становится ранимым и обидчивым, неспособным к самозащите. Острые реакции на частые провоцирующие ситуации кристаллизуются постепенно в данный склад характера.

Э. Эриксон (1993) установил зависимость личностных особенностей ребенка от его отношений с родителями на различных стадиях развития. Э. Эриксон отмечал, что в подростковом возрасте формируется идентификация личности или спутанность ролей, когда перед ребенком встает задача осмыслить его различные социальные роли (сына или дочери, ученика, друга и т. д.) Выработанные на предыдущих стадиях положительные качества значительно повышают шансы на успешную психосоциальную идентификацию. У недоверчивого, стыдливого и неуверенного подростка с повышенным чувством вины и собственной неполноценности возникают трудности с идентификацией.

А. Адлер (1995) видел причины невроза в особенностях детского развития. Понимая невроз как нарушенный стиль жизнь, Адлер считал одной из основных причин его формирования неправильное воспитание ребенка. Он указывает на две крайности в воспитании: вседозволенность и отвергание ребенка, лишение его необходимой поддержки, в результате чего у ребенка формируется нереалистичное представление о своем «Я», чувство неполноценности и стремление к его компенсации.

К. Юнг (1995) в своей работе указывает на решающую роль семьи и родителей в формировании личности ребенка. Как считает Юнг, «нервные и психические нарушения у детей вплоть до среднего школьного возраста основаны, можно сказать, исключительно на нарушениях психической сферы родителей». По мнению Юнга, на развитие у ребенка нервной патологии сильное влияние оказывают психическое состояние, проблемы и образ жизни его родителей, а также атмосфера в семье и методы воспитания. Родители почти всегда являются «либо прямыми инициаторами невроза у ребенка, или по крайней мере его важнейшими компонентами»

Во многих современных исследованиях выявлены виды семейных отношений, которые оказывают различное влияние на развитие личности подростка (В. Сатир, 1992; Ф. Райс, 2000; А.С. Спиваковская, 1988; Э.Г.Эйдемиллер, 1994; А.Е. Личко, 1983; Е.Т. Соколова, В.В. Столин, 1989; и др.).

В. Сатир (1992), обобщив опыт своей психотерапевтической работы, выделила два типа семей — «зрелые» и «проблемные». «Зрелые» семьи отличаются от «проблемных» тем, что «родители верят: изменения неизбежны — и в развитии детей, и в жизни взрослых. Они принимают изменения как неотъемлемую часть бытия».

По наблюдениям В. Сатир, «проблемные» семьи всегда характеризуются низкой самооценкой; ненаправленными, спутанными, неясными, в значительной степени нереалистичными и нечестными коммуникациями; ригидными, инертными, стереотипными, негуманными, ненаправленными на помощь другим и чрезмерно ограничивающими жизнь правилами поведения; социальными связями, либо обеспечивающими покой в семье, либо наполненными страхом и угрозой.

Для «зрелых» семей характерны следующие особенности: высокая самооценка; непосредственные, прямые, четкие и честные коммуникации; правила в этих семьях подвижны, гуманны, ориентированы на приятие, а члены семей способны к изменениям; социальные связи открыты и полны позитивных установок и надежд.

Ф. Райс (2000) приводит выделенные разными авторами особенности семейных отношений, необходимые для нормального развития ребенка в подростковом и юношеском возрасте:

1. Заинтересованность и помощь родителей. Родительская поддержка порождает доверительные отношения между детьми и родителями и влечет за собой высокую самооценку подростков, способствует успехам в учебе и нравственному развитию. Недостаточная родительская поддержка, наоборот, может привести к низкой самооценке ребенка, плохой учебе, импульсивным поступкам, слабой социальной адаптации, неустойчивому и антиобщественному поведению.

2. Способность родителей слушать, понимать и сопереживать. Неспособность родителей к эмпатии, отсутствие у них эмоциональной восприимчивости и понимания мыслей и чувств ребенка могут привести к развитию равнодушия и у ребенка. Уважение к подростку, общение родителей с ним способствуют установлению гармоничных отношений в семье.

3. Любовь родителей и положительные аффекты в семейных отношениях. Положительные аффекты связаны с эмоциональной близостью, привязанностью, любовью, восприимчивостью; члены семьи при этом проявляют взаимную заинтересованность и отзывчивость. Если же в семье преобладают отрицательные аффекты, то наблюдается эмоциональная холодность, враждебность, отторжение, что может привести либо к преобладанию у ребенка потребности в любви (во взрослом возрасте), либо к формированию у него замкнутости, холодности, неспособности выразить свою любовь к близким людям, в том числе и к детям.

4. Признание и одобрение со стороны родителей.

5. Доверие к ребенку. Недоверие к детям, как правило, свидетельствует о том, что родители проецируют на них свои собственные страхи, тревоги или чувство вины. Неуверенные в себе родители (или пережившие определенные трудности в прошлом) больше других склонны бояться за своих детей.

6. Отношение к ребенку как к самостоятельному и взрослому человеку. Достижение подростком самостоятельности происходит в процессе индивидуации, когда он занимается формированием собственной индивидуальности и в тоже время устанавливает новые связи с родителями. Подросток пытается изменить отношения с родителями, стремясь при этом сохранить прежнее общение, привязанность и доверие. Чтобы проявить собственную индивидуальность, подростки ориентируются на иную, чем у родителей, систему ценностей, ставят перед собой иные цели приобретают иные интересы и иную точку зрения.

7. Руководство со стороны родителей. Наиболее функциональными являются те семьи, где родители проявляют гибкость, приспособляемость и терпимость в своих взглядах и поведении. Родители, не проявляющие гибкости в воспитании подростков, отказываются пересматривать свои взгляды и менять точку зрения; они нетерпимы, излишне требовательны, всегда настроены критически и возлагают на детей неоправданные надежды, не соответствующие их возрасту. Это пагубно влияет на самооценку подростка, подавляет развитие его личности, что в конце концов приводит к стрессовым ситуациям в отношениях между родителями и детьми.

8. Личный пример родителей: способность подать хороший пример для подражания; следовать тем же принципам, которым учат детей. Так как процесс идентификации у подростков отчасти протекает в семье, те из них, кто гордится своими родителями, как правило, чувствуют себя достаточно комфортно в окружающем мире.

  1. А.С. Спиваковской (1988) были выделены различные типы взаимоотношений в семье и установлено их влияние на формирование особенностей личности подростка, возникновение у него тех или иных проблем. В исследовании было выделено 7 типов семейных отношений:
  1. «Вулканическая семья», в которой эмоциональная атмосфера пульсирует между крайними полюсами. Дети в таких семьях испытывают значительные эмоциональные перегрузки.
  2. «Семья-санаторий», в которой постепенно ограничивается круг общения, супруги стараются удержать детей возле себя. Мелочная опека, чрезмерный контроль и чрезмерная защита от реальных и мнимых опасностей являются характерными особенностями таких семей. Дети в таких семьях испытывают нервные и физические перегрузки, становятся тревожными и эмоционально зависимыми. При повышенном контроле и опеке в подростковом возрасте усиливаются реакции протеста и желание раннего ухода из семьи.
  3. «Семья-крепость», в основе которой лежат представления об угрозе окружающего мира. Любовь к ребенку приобретает условный характер, он становится любим только тогда, когда оправдывает возложенные на него обязанности. Родители стремятся поступать подчеркнуто правильно, излишне принципиально. В ребенке развивается неуверенность в себе, безынициативность, протестные реакции, упрямство, негативизм.
  4. «Семья-театр» — стремится сохранять видимость благополучия. Демонстрируемая посторонним любовь и забота о ребенке, не спасает его от острого чувства одиночества; между родителями и детьми отсутствует истинная близость.
  5. Семья — «третий лишний». В данном типе семьи родительская роль воспринимается как помеха супружескому счастью; отношение к ребенку — скрытое непринятие. В ребенке формируются неуверенность в себе, безынициативность, чувство неполноценности, зависимость и подчиняемость родителям, которая тяготит взрослых
  6. «Семья с кумиром»: забота о ребенке превращается в единственную силу, способную удержать родителей друг с другом. Ребенок оказывается центром семьи, объектом повышенного внимания и опеки, завышенных ожиданий родителей. Желание родителей уберечь ребенка от жизненных трудностей приводит к ограничению его самостоятельности; у него утрачивается активность, ослабляются побуждения.
  7. «Семья-маскарад»: из-за различного понимания ценностей родители ставят ребенка в ситуацию различных требований и оценок, что может привести к растерянности ребенка и расщеплению его самооценки.

Э.Г Эйдемиллер (1976, 1994) выделяет две группы причин, вызывающих тот или иной тип семейных отношений, в зависимости от личностных особенностей родителей.

  1. Отклонения личности самих родителей — акцентуации и психопатии, которые часто предопределяют различные нарушения в воспитании.

При неустойчивой акцентуации родитель чаще склонен к гипопротекции (когда ребенок предоставлен самому себе, родители не интересуютс им и не контролируют его), недостаточному удовлетворению потребностей ребенка, пониженному уровню требований к нему.

Эпилептоидная акцентуация родителей чаще других обусловливает доминирование, жестокое обращение с ребенком. Тревожная мнительность родителей также может приводить к доминирующему стилю воспитания.

Демонстративно-компенсаторная акцентуация личности и истероидная психопатия часто предрасполагает к противоречивому типу воспитания — демонстрируемой любви и заботе о ребенке при зрителях и эмоциональному отвержению в их отсутствие.

  1. Психологические (личностные) проблемы родителей, решаемые за счет ребенка. В данном случае в основе негармоничного воспитания лежит определенная личностная проблема (или потребность), чаще всего неосознаваемая родителем, которую он пытается решить за счет воспитания ребенка. Было выделено 8 подобных источников нарушений воспитания.
  1. Расширение сферы родительских чувств — обусловливает такие нарушения воспитания как потворствующая и доминирующая гиперпротекция.

Данный источник нарушения воспитания возникает чаще всего тогда, когда супружеские отношения между родителями оказываются нарушенными по различным причинам: смерть супруга, развод, не удовлетворенность одного из родителей отношениями с супругом. Родитель начинает хотеть, чтобы ребенок стал для него чем-то большим, нежели просто ребенком. Появляется стремление отдать ребенку (чаще противоположного пола) «все чувства, всю любовь».

  1. Предпочтение в подростке детских качеств — обусловливает стиль воспитания «потворствующая гиперпротекция». У родителей наблюдается стремление игнорировать повзросление детей, стимулировать у них сохранение таких детских качеств, как непосредственность, наивность, игривость. Страх или нежелание повзросления детей могут быть связаны с особенностями биографии самого родителя (например, если он имел младшего брата или сестру, на которых в свое время переместилась любовь родителей, в связи с чем свой старший возраст он воспринимал как несчастье).

    Рассматривая подростка как «еще маленького», родители снижают уровень требований к нему, тем самым стимулируя развитие психического инфантилизма.

  2. Воспитательная неуверенность родителя — обусловливает потворствующую гиперпротекцию, либо просто пониженный уровень требований к ребенку. Происходит перераспределение власти в семье между родителями и ребенком в пользу последнего. Родитель «идет на поводу» у ребенка. Это происходит потому, что подросток сумел найти к своему родителю подход, нащупал его «слабое место», которое может быть обусловлено психастеническими чертами личности родителя. В других случаях на формирование этой особенности могли повлиять отношения родителя с его собственными родителями: дети, воспитанные требовательными, эгоцентричными родителями, став взрослыми, видят в своих детях ту же требовательность и эгоцентричность, испытывают по отношению к ним то же чувство «неоплатного должника», что испытывали ранее по отношению к собственным родителям.
  3. Фобия утраты ребенка — обусловливает потворствующую или доминирующую гиперпротекцию. Родители испытывают повышенную неуверенность, боязнь ошибиться, преувеличивают свои представления о «хрупкости», болезненности ребенка. Источники такого отношения — долгое ожидание рождения ребенка, перенесенные им тяжелые заболевания.
  4. Неразвитость родительских чувств — может обусловливать такие нарушения воспитания как гипопротекция, эмоциональное отвержение, жестокое обращение. Причиной неразвитости родительских чувств может быть отвержение самого родителя в детстве его родителями, либо личностные особенности родителя, например, шизоидность.
  5. Проекция на ребенка собственных нежелательных качеств — обусловливает эмоциональное отвержение или жестокое обращение с ребенком. Причиной такого отношения часто бывает то, что родитель как бы видит в ребенке черты характера, которые не хочет признать в самом себе.
  6. Вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания — может обусловливать противоречивый тип воспитания, который представляет собой сочетание потворствующей гиперпротекции со стороны одного родителя с отвержением либо доминирующей гиперпротекцией другого. При этом разница во мнениях родителей чаще всего бывает диаметральной: один настаивает на весьма строгом воспитании с повышенными требованиями, запретами и санкциями, другой же — склонен жалеть ребенка, идти у него на поводу.
  7. Сдвиг в установках родителя по отношению к ребенку в зависимости от его пола — обусловливает либо потворствующую гиперпротекцию, либо эмоциональное отвержение.

По мнению А.И. Захарова (1991), личностные особенности родителей позволяют судить о характере семейных отношений и отклонениях в воспитании детей, а по отклонениям в воспитании и семейным конфликтам можно предположить наличие определенных личностных проблем у родителей. В данном исследовании была показана связь между возникновением невроза у ребенка и особенностями личности матери, влияние личностных черт родителей на тип воспитания. Были выделены неблагоприятные особенности личности родителей, дети которых страдали различными неврозами:

  1. Сензитивность — повышенная эмоциональная чувствительность, склонность «все принимать близко к сердцу», легко расстраиваться и волноваться.
  2. Недостаточная степень самопринятия, порождающая неуверенность в себе.
  3. Тревожность — склонность к беспокойству, непереносимость ожидания, неизвестности.
  4. Внутренняя конфликтность — противоречивость чувств и желаний, моральный дискомфорт, психическая напряженность, проблемы самоконтроля.
  5. Эгоцентризм как реактивная сосредоточенность на своей точке зрения, своих проблемах в ущерб отзывчивости, душевной щедрости и способности к сопереживанию.
  6. Негибкость — несвоевременность принятия решений, трудность выбора альтернатив, подверженность стереотипам, фиксация на прошлом опыте, затруднения в принятии и выполнении ролей.

7. Гиперсоциальность — завышенное, часто гипертрофированное чувство долга, обязанности, чрезмерная принципиальность, невозможность компромиссов.

  1. В исследовании А.Е. Личко (1983) было показано, что одной из причин, способствующих формированию приобретенных психопатий, особенно у подростков с акцентуациями характера, является неправильное воспитание. Были выделены следующие типы неправильного воспитания:
  1. Гипопротекция — характеризуется недостатком опеки, контроля, заботы, внимания к делам, интересам, духовной жизни ребенка. Крайней формой проявления гипопротекции является безнадзорность, заброшенность ребенка, отказ от удовлетворения его насущных нужд. Такое отношение родителей особенно неблагоприятно при неустойчивой и конформной акцентуациях, а также при гипертимной, эпилептоидной и лабильной.
  2. Доминирующая гиперпротекция — выражается в чрезмерной опеке, мелочном контроле за каждым шагом подростка, что вырастает в систему запретов и бдительного наблюдения. Ребенок с раннего возраста лишается возможности учиться на собственном опыте, не приучается к самостоятельности, в нем подавляется чувство ответственности и долга. У гипертимных подростков данный тип воспитания приводит к резкому обострению реакции эмансипации. У подростков с психастенической, сензитивной и астеноневротической акцентуацией усиливаются астенические черты — несамостоятельность, неуверенность в себе, нерешительность, неумение постоять за себя.
  3. Потворствующая гиперпротекция. Крайним проявлением этого типа воспитания является то, что ребенок становится «кумиром семьи». Родители постоянно контролирут ребенка, стремятся оградить его от малейших трудностей и неприятных обязанностей. Присутствует чрезмерное покровительство, восхищение мнимыми талантами и преувеличение действительных способностей ребенка. Дети растут в атмосфере похвал, восторгов и обожания, ими любуются и восхищаются. Это культивирует эгоцентрическое желание быть в центре внимания окружающих, слышать разговоры о себе, с легкостью получать все желаемое. Потворствующая гиперпротекция мешает выработке навыков к систематическому труду, упорства в достижении цели, умения постоять за себя. Подросток, стремящийся быть лидером, пользоваться вниманием сверстников, вызывать у них восхищение, оказывается, в то же время, неспособным осуществлять лидерские функции, подчинять себе других, руководить. Данный тип воспитания приводит к усугублению истероидной акцентуации, способствует появлению истероидных черт при лабильной, гипертимной, реже — при шизоидной и эпилептоидной акцентуациях.
  4. Эмоциональное отвержение — при таком типе воспитания ребенок постоянно ощущает себя обузой в жизни родителей. Скрытое эмоциональное отвержение состоит в том, что родители тяготятся ребенком, не признаваясь себе в этом. Подавленное эмоциональное отвержение обычно гиперкомпенсируется подчеркнутой заботой, утрированными знаками внимания. Однако ребенок чувствует формальность такой заботы и ощущает недостаток искреннего эмоционального тепла. Отвержение тяжело сказывается на лабильной, сензитивной и астеноневротической акцентуациях.
  5. Условия жестоких взаимоотношений обычно сочетаются с эмоциональным отвержением. Такое воспитание способствует усилению черт эпилептоидной акцентуации и развитию подобных черт на основе конформной акцентуации.
  6. Повышенная моральная ответственность: родители питают большие надежды в отношении будущего своего ребенка, его успехов, способностей и талантов. Ребенку предъявляются требования, не соответствующие его возрасту и реальным возможностям. В таких условиях заостряются черты психастенической и сензитивной акцентуации.
  7. Потворствующая гипопротекция представляет собой сочетание недостаточного родительского надзора с некритичным отношением к нарушениям поведения у подростка. Такое воспитание культивирует неустойчивые и истероидные черты.
  8. Воспитание в атмосфере «культа болезни». Болезнь ребенка становится центром, на котором фиксировано внимание семьи. Это приводит к инфантилизации, эгоистической фиксации на заботах о собственном здоровье, появляется истерический способ реагирования на трудности.
  9. Противоречивое воспитание. В таких случаях члены семьи применяют несовместимые воспитательные подходы и предъявляют подростку противоречивые требования. При этом члены семьи конкурируют либо открыто конфликтуют друг с другом.
  10. Воспитание вне семьи. Ребенка воспитывают не родители, а другие родственники, воспитатели, репетиторы и т. д.

По мнению Е.Т. Соколовой и В.В. Столина (1989), существует несколько типов неадекватного родительского (материнского) отношения к подростку.

  1. Отношение матери к сыну-подростку как к «замещающему» мужа: требование активного внимания к себе, заботы, навязчивое желание находиться постоянно в обществе сына, быть в курсе его интимной жизни, стремление ограничить его контакты со сверстниками. В менее грубой фоме подобное отношение проявляется в присвоении сыну статуса «главы семьи».
  2. Гиперопека и симбиоз характеризуются навязчивым желанием матери удержать, привязать к себе подростка, лишить его самостоятельности из-за возможного несчастья в будущем. В этом случае преуменьшение реальных способностей ребенка приводит к максимальному контролю и ограничениям со стороны родителей, желанию делать все за него, предохранить от опасностей жизни, «прожить жизнь за ребенка». Результатом подобного воспитания является «зачеркивание реального ребенка, регресс и фиксация на примитивных формах общения ради обеспечения симбиотических связей с ним».
  3. Воспитательный контроль посредством нарочитого лишения любви. Неудовлетворяющее родителей поведение ребенка наказывается тем, что ребенку демонстрируется, что «он такой не нужен, мама такого не любит». При этом родители прямо не выражают своего недовольства неправильным поведением ребенка, а просто не разговаривают с ним, игнорируют. У гипертимных подростков подобное отношение вызывает бессильное чувство ярости, вспышки агрессии, за которыми стоит «желание доказать свое существование». В таких случаях родитель «идет на мировую» или путем ответной агрессии (физических наказаний) пытается преодолеть стену отчуждения между собой и ребенком. У сензитивных подростков подобное поведение родителей порождает глубокое чувство собственной ненужности, одиночества. Чтобы вернуть родительскую любовь, подростку приходится сверхограничить собственную индивидуальность, достоинство, лишаясь собственного «Я». Послушание достигается ценой обесценивания «Я» подростка, сохранения примитивной привязанности родителей к нему.

2.2 Особенностей восприятия подростками родительских позиций матери и отца в семейных отношениях

подросток родитель самосознание конфликт

В семейном окружении, в общении, в диалоге разных поколений происходит реальное становление психики детей и одновременно существенно изменяется психическая жизнь родителей. В современном мире семья часто оказывается на перекрестье социальных и экономических проблем общества; она -- главный защитник личности, убежище и фундамент, хотя сама при этом испытывает внутренние болезненные противоречия. Связи «родитель--ребенок» имеют важнейшее значение для понимания сложившейся структуры семьи, ее актуального состояния и направлений будущего развития.

Влияние родителей (чаще матери) на психическое развитие ребенка пристально изучается, начиная с 20-х гг. XX в. Родительская любовь имеет врожденные биологические компоненты, но в целом родительское отношение к ребенку представляет собой культурно-исторический феномен, исторически изменчивое явление, которое находится под влиянием общественных норм и ценностей.

Результаты исследования обнаруживают сложную и неоднозначную картину восприятия подростками детско-родительских отношений и образ родительской позиции. Неблагоприятными тенденциями развития детско-родительских отношений в подростковом возрасте в современном российском обществе являются, во-первых, снижение уровня позитивного интереса со стороны матери на фоне высокой враждебности (амбивалентности эмоционального принятия подростка со стороны матери) и возрастание показателей враждебности со стороны отца. Во-вторых, недостаточное участие отца в воспитательном процессе (снижение директивности и возрастание автономности), с одной стороны, и замещение реальной помощи, заботы и поддержки со стороны матери формально-директивным стилем воспитания, с другой. В-третьих, высокая степень непоследовательности и противоречивости поведения, как матери, так и отца, непрогнозируемость их поведения, размытость воспитательных приоритетов, норм и принципов, приводящее к росту тревожности и неуверенности подростков в отношении к ним родителей.

Выявлены определенные возрастные особенности восприятия подростками родительской позиции. В старшем подростковом возрасте обнаружено снижение показателей позитивного интереса к подростку, как со стороны матери, так и со стороны отца, свидетельствующее о том, что родители начинают восприниматься подростком как менее любящие, внимательные и заинтересованные, что приводит к переживанию старшими подростками чувства дефицита тепла, любви, внимания и заботы. Одновременно наблюдается возрастание показателя автономности отцов, которые оцениваются подростками как все менее и менее включенные в процесс воспитания, отстраненные и дистантные. Эта тенденция сочетается со снижением уровня директивности отца, изначально выходящего за пределы нормативных значений. Обнаружено, что возрастание негативных показателей образа детско-родительских отношений у подростка падает на период 14--15 лет, что позволяет рассматривать его как кризисный в развитии детско-родительских отношений в подростковом возрасте.

Выявлены существенные различия в восприятии подростками роли матери и отца в воспитательном процессе. В восприятии подростков мать более активно включена в процесс воспитания. Ей принадлежит главенствующая роль в семье, в то время как отец более пассивен и по мере взросления подростков фактически «самоустраняется» из процесса воспитания. Это распределение ролей между матерью и отцом в реализации воспитательной функции семьи с подростками находит отражение в существенно более высокой степени директивности матери, по сравнению с отцом. Выступили определенные различия в отношении возрастной динамики изменения образа родительской позиции матери и отца. Воспитательный стиль матери оценивается подростками как более устойчивый и стабильный, не претерпевающий существенных изменений с возрастом. Воспитательный стиль отца более подвержен возрастным изменениям: можно констатировать снижение показателей позитивного интереса, директивности и возрастание автономности. В то же время враждебность отца, так же, как и матери выступает как устойчивая характеристика, отражающая характер межличностных отношений между родителем и подростком, а непоследовательность определяется скорее влиянием ситуативных факторов, чем возрастом.

В результате изучения соотношения образов детско-родительского взаимодействия у родителей и младших подростков были выявлены факты их расхождения. Существенными оказались расхождения в восприятии родителями и подростками эмоциональной близости в отношениях между ними и последовательности системы родительского воспитания. Наиболее близкими и совпадающими в подавляющем большинстве случаев оказались оценки удовлетворенностью детско-родительскими отношениями и авторитетности родителей.

Центральное место в детско-родительских отношениях в семьях с младшими подростками занимает сфера эмоциональных отношений -- принятие и эмоциональная близость. Именно процессы эмоционального взаимодействия определяют авторитетность родителя в семье и удовлетворенность детско-родительскими отношениями, а также особенности делового сотрудничества. Характер эмоционального принятия подростка родителем выступает как исходный пункт и основа развития сотрудничества и кооперации. Так, низкий уровень принятия обуславливает строгость родителя, жесткость санкций и дисциплины, выступая основой для снижения авторитетности родителя и общей удовлетворенности детско-родительскими отношениями. Высокий уровень принятия, напротив, способствует установлению согласия между родителем и подростком, делает родителя более гибким и, соответственно, мягким в воспитании, приводя к росту авторитетности родителя и удовлетворенности внутрисемейными отношениями.

Эмоциональная близость, как способность к эмпатии, эмоциональному взаимопониманию и сопереживанию, выступает как условие и следствие развития продуктивного делового сотрудничества в детско-родительских отношениях, определяя характеристики типа семейного воспитания и его гармоничность. Эмоциональная близость и сотрудничество взаимообусловливают друг друга таким образом, что высокая степень эмпатии позволяет партнерам построить эффективное, личностно-ориентированное общение и сотрудничество, результатом которого, в свою очередь, становится сокращение эмоциональной дистанции и налаживание лучшего эмоционального взаимопонимания и формирования чувства «Мы». Эмоциональная близость, обеспечивая лучшее понимание друг друга на основе сопереживания, делает родителя более последовательным и менее жестким в своей воспитательной системе, повышает удовлетворенность родительско-детскими отношениями. Авторитетность родителя выступает как субъективная оценочная характеристика, подразумевающая признание родительской компетентности, определяется, в первую очередь общей удовлетворенностью подростками и самим родителем их отношениями, уровнем эмоционального принятия ребенка и эмоциональной близостью, мягкостью родителя и отсутствием жестких санкций в воспитании. Авторитетность родителя в глазах младших подростков основывается не только и не столько на компетентности в деловом сотрудничестве, умении согласовывать действия и организовывать совместную деятельность, а на эмоциональной отзывчивости, сенситивности и понимании. Сама же удовлетворенность отношениями оказывается обусловленной эмоциональной близостью, принятием подростка родителем и отсутствием строгих санкций и дисциплины. Эмоциональный, а не деловой аспект отношений оказывается для младших подростков стержневым для обобщенной оценки гармоничности отношений с родителями и степени удовлетворенности ими. Свидетельством этого являются также факты низкого уровня конфликтности в родительско-детском взаимодействии в большинстве обследованных нами семьях, в тех случаях, когда на фоне благополучия эмоциональной сферы взаимодействия были констатированы трудности делового сотрудничества. Напомним, что в целом по группе была установлена статистически значимая тенденция преуменьшения подростками эмоциональной близости (на уровне 0,001) и принятия (0,05), по сравнению с родителями. Возможной причиной такого устойчивого расхождения оценок является фрустрация потребности младших подростков в эмоциональном общении с родителями, которые, считая подростков достаточно взрослыми и более не нуждающимися в коммуникации и подтверждении любви и принятия со стороны родителей, ограничивают эту сферу общения и взаимодействия с детьми. Итак, полученные результаты позволяют рассматривать эмоциональный компонент детско-родительских отношений как ведущий в определении их конструктивности. Рост неудовлетворенности подростков характером эмоциональных отношений с родителями выступает как фактор риска развития и трансформации отношений в направлении обеспечения необходимого баланса автономии и эмоциональной безопасности подростков.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подростковый возраст — остропротекающий переход от детства к взрослости, где выпукло переплетаются противоречивые тенденции социального развития. Отсюда и двоякое значение этого периода для становления личности человека. С одной стороны, для этого сложного периода показательны негативные проявления, дисгармоничность в строении личности, свертывание прежде установившейся системы интересов ребенка, протестующий характер его поведения по отношению к взрослым. С другой стороны, подростковый возраст отличается и массой положительных факторов: возрастает самостоятельность ребенка, более многообразными и содержательными становятся все отношения с другими детьми и взрослыми, значительно расширяется и существенно изменяется сфера его деятельности, развивается ответственное отношение к себе, к другим людям и т. д. Главное, данный период отличается выходом ребенка на качественно новую социальную позицию, в которой реально формируется его сознательное отношение к себе как члену общества.

Формирование взаимоотношений со взрослыми и сверстниками является неотъемлемой частью процесса социализации подростков, и от того, насколько гармоничными они будут, зависит и то, насколько хорошо человек сможет «вписаться» в окружающее его общество, найти свое место в нем, самореализоваться. Известно, что социализация происходит на протяжении всей жизни человека, но подростковый возраст, как пограничный этап, имеет здесь свою специфику. В отрочестве общение с родителями, учителями и другими взрослыми начинает складываться под влиянием возникающего чувства взрослости.

Подростки начинают оказывать сопротивление по отношению к ранее выполняемым требованиям со стороны взрослых, активнее отстаивать свои права на самостоятельность, отождествляемую в их понимании со взрослостью. Они болезненно реагируют на реальные или кажущиеся ущемления своих прав, пытаются ограничить претензии взрослых по отношению к себе.

Несмотря на внимание противодействия проявляемых по отношению к взрослому, подросток испытывает потребность в поддержке. Особо благоприятной является ситуация, когда взрослый выступает в качестве друга. В этом случае взрослый может значительно облегчить подростку поиск его места в системе новых, складывающихся взаимодействий, лучше познать себя. Совместная деятельность, общее времяпрепровождение помогают подростку по-новому узнать сотрудничающих с ним взрослых. В результате создаются более глубокие эмоциональные и духовные контакты, поддерживающие подростка в жизни.

Взрослый должен быть другом подростка, но другом особым, отличным от друга-сверстника. Это обусловлено не только различием социальных позиций взрослого и взрослеющего человека (один уже имеет определенный круг обязанностей и вытекающие из них права; другой еще только стремится получить эти права, имея довольно смутные представления об обязанностях), но и той особой психологической функцией, которую должен выполнять взрослый. Взрослый — друг-руководитель. Его задача — помочь подростку познать себя, оценить свои способности и возможности, найти свое место в сложном мире взрослых.

Задача взрослого — быть рядом с подростком. А это значит — вовремя прийти ему на помощь, подсказать, посоветовать, а если возникнет необходимость — более активно вмешаться в жизнь подростка. Взрослый рядом — это значит, что у подростка есть надежный и опытный друг, который умело и тактично поведет его через трудности отрочества и юности. Это значит, что подросток всегда будет чувствовать так необходимую ему в это время свободу и самостоятельность, уважение и доверие. Это значит, что его потребности, желания и интересы встретят понимание и поддержку.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Минияров В.М. Психология семейного воспитания. — Воронеж, 2000.
  2. Мухина В.С. Возрастная психология. — М.: Академия, 1999.
  3. Андреева Т.В. Семейная психология: Учеб. пособие. М., 2001.
  4. Дебесс М. Подросток. СПб., 2004.
  5. Орлов Ю.М. Личность и сущность: внешнее и внутреннее «Я» человека // Вопросы психологии, 1995. — № 2. — С. 5
  6. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отно
  7. шений. -- М., 2000.
  8. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996.
  1. Асмолов А.Г. Психология личности. — М.: Изд-во МГУ, 1990
  2. Электронный ресурс. Режим доступа: revolution.allbest.ru/psychology/175 2240.html