1) Предмет и методы психологии, ее связь с другими науками;

Содержание

Задание 1. Структурная схема курса «Психология» по основным разделам…3

Задание 2. Понятийный, терминологический словарь по основным разделам курса «Психология»…5

Задание 3.

3.1 Конспект главы «Личность, субъект деятельности, индивидуальность»

из научной работы Б.Г. Ананьева «Человека как предмет познания»…11

3.2 Конспект главы «Деятельность и личность» из монографии А.Н. Леонтьева «Деятельность. Сознание. Личность»…17

Задание 4. Характеристики персонажей с точки зрения описания их темперамента, характера и мотивов поведения…26

Задание 1. Структурная схема курса «Психология» по основным разделам:

2) Психология личности;

3) Социальная психология групп

Тест-опросник Тест-задание

Внешнее Самонаблюдение Тестирование

Письменный

Наблюдение Устный

Эксперимент Естественные науки (биология, естествознание) Опрос

Беседа

Естественный

Лабораторный Технические наукиПсихологияОбщественные науки (история, философия, социология)

15 стр., 7008 слов

ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ I

... позитивное воздействие на их личность. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ I - Стр ... педагог владеет стратегиями обучения по отдельным разделам курса; среднепродуктивный; - системно-моделирующий знания ... навыки (поддержание дисциплины, распределение заданий и т.д.); навыки высококультурного ... (психические новообразования в личности учащихся), иначе говоря, основным и конечным результатом педагогической ...

РегуляторныеПсихические процессыПсихикаПсихические свойстваПСИХОЛОГИЯ личности

Внимание Познавательные Интегративные

Воля ЭмоциональныеПсихические состояния Темперамент Направленность Личность

Способности

Ощущение Память Речь Характер Индивидуальность

Индивид

Мышление Настроение Фрустрация

Восприятие Воображение Стресс Аффект

Представление

* глубинная психология личности

*Роль Характеристики индивидаХарактеристики группы *Состав (З. Фрейд, А. Адлер, К. Юнг)

*СтатусСоциальная психология групп* Структура * гуманистическая психология

7 стр., 3291 слов

Анатомо-физиологическое представительство в мозге психических процессов и состояний человека

Анатомо-физиологическое представительство в мозге психических процессов и состояний человека Каждый психический процесс, состояние или свойство человека определенным образом связаны с работой всей центральной ... учебника мы попытаемся представить что, что известно, так как понять психологию и поведение человека без знания их анатомо-физиологического субстрата трудно ...

* Групповая продуктивность (А. Маслоу, К. Роджерс)

Большие*группы членства * Групповые нормы, ценности *бихевиористская психология

Малые* референтные группы *Система санкций (Б. Скиннер)

*первичные * когнитивные и социально-

Условные * вторичные *формальныеПроцессы в группе* Групповая динамика когнитивные направления

*неформальные * Групповая сплоченность (Дж. Келли, А. Бандура)

Реальные * Психологическая совместимость * диспозиционные направления

* Эффективность деятельности (Г. Олпорт, Р. Кеттелл)

Задание 2. Понятийный, терминологический словарь

по основным разделам курса «Психология»

Общая психология

Психика — системное свойство высокоорганизованной материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира, в построении субъектом неотчуждаемой от него картины этого мира и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности [6].

Отражение — всеобщее свойство материи, заключающееся в способности объектов воспроизводить с различной степенью адекватности признаки, структурные характеристики и отношения других объектов [6].

Психическое отражение — это активный, многоактный процесс, в ходе которого внешние воздействия, преломляются через внутренние особенности того, кто отражает.

Сознание — высший уровень психического отражения и саморегуляции, присущий только человеку как общественно-историческому существу [6].

3 стр., 1472 слов

Предупреждение процесса социализации несовершеннолетних в семьях группы риска

... самосовершенствоваться. 2. Предупреждение процесса социализации несовершеннолетних в семьях группы риска 2.1 Общая характеристика семей группы риска. На развитие человека оказывает влияние множество различных ... взаимоотношений в семье 2. Предупреждение процесса социализации несовершеннолетних в семьях группы риска 2.1. Общая характеристика семей группы риска. 2.2. Функциональная несостоятельность ...

Бессознательное — понятие, обозначающее совокупность психических образований, процессов и механизмов, в функционировании и влиянии которых субъект не отдает себе отчета [6].

Психические явления, которые изучает общая психология, разделяют на три группы категорий: психические процессы, психические состояния, психические свойства или особенности личности [6].

Психическое как процесс — живой, предельно пластичный, непрерывный, никогда изначально полностью не заданный, а потому формирующийся и развивающийся, порождающий те или иные продукты или результаты (психические состояния, образы, понятия, чувства, решение или не решение задачи и т. д.) [6].

Ощущение: 1) психофизический процесс непосредственно чувственного отражения (познания) отдельных свойств явлений и предметов объективного мира, т. е. процесс отражения прямого воздействия стимулов на органы чувств, раздражения последних, а также 2) возникающее в результате указанного процесса субъективное (психическое) переживание силы, качества, локализации и др. характеристик воздействия на органы чувств (рецепторы) [5].

Восприятие: 1) субъективный образ предмета, явления или процесса, непосредственно воздействующего на анализатор или систему анализаторов;

2) сложный психофизиологический процесс формирования перцептивного образа [5].

Представление — наглядный образ предмета или явления (события), возникающий на основе прошлого опыта (данных ощущений и восприятий) путем его воспроизведения в памяти или в воображении.

Внимание — процесс и состояние настройки субъекта на восприятие приоритетной информации и выполнение поставленных задач.

Память — запоминание, сохранение и последующее воспроизведение индивидом его опыта [5].

Мышление — психический процесс отражения действительности, высшая форма творческой активности человека. Мышление постольку процесс отражения объектов, поскольку оно есть творческое преобразование их субъективных образов в сознании человека, их значения и смысла для разрешения реальных противоречий в обстоятельствах жизнедеятельности людей, для образования ее новых целей, открытия новых средств и планов их достижения, раскрывающих сущность объективных сил природы и общества [5].

2 стр., 631 слов

А) процесс развития индивида от рождения до смерти

... ) темперамент Г) талант 45. Онтогенетическое развитие человека – это А) процесс развития индивида от рождения до смерти 46. Первая лаборатория ... предметом изучения было В) поведение 24 Сознание и деятельность находятся в неразрывном единстве; сознание возникает, развивается и ... было: Д) сознание 14 Психические явления необходимо рассматривать как результат и в процессе их естественного развития - это ...

Речь — исторически сложившаяся форма общения людей посредством языка. Речевое общение осуществляется по законам данного языка, который представляет собой систему фонетических, лексических, грамматических и стилистических средств и правил общения [5].

Воображение — универсальная человеческая способность к построению новых целостных образов действительности путем переработки содержания сложившегося практического, чувственного, интеллектуального и эмоционально-смыслового опыта [5].

Психические состояния — понятие, используемое для условного выделения в психике индивида относительно статического момента в отличие от понятия «психический процесс», подчеркивающего динамические моменты психики, и понятия «психическое свойство», указывающего на устойчивость проявлений психики индивида, их закрепленность и повторяемость в структуре его личности [5].

Настроение — одна из форм эмоциональной жизни человека. Настроением называется более или менее устойчивое, продолжительное, без определенной интенции эмоциональное состояние человека, окрашивающее в течение некоторого времени все его переживания.

Эмоции — особый класс психических процессов и состояний (человека и животных), связанных с инстинктами, потребностями, мотивами и отражающих в форме непосредственного переживания (удовлетворения, радости, страха и т. д.) значимость действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его жизнедеятельности.

Чувства — устойчивые эмоциональные отношения человека к явлениям действительности, отражающие значение этих явлений в связи с его потребностями и мотивами; высший продукт развития эмоциональных процессов в общественных условиях.

2 стр., 690 слов

Праздники сегодня и вчера: влияние праздника на личность человека

... развития, исторического бытия. Праздничное торжество имеет смысл для человека только тогда, когда он выводится из принадлежности человека к группе, ... можно сказать, что праздник оказывает влияние на социализацию личности, а дарение и получение подарков – на психическое состояние ... будни и праздники. Праздничное событие активизирует и интенсифицирует культурную жизнь, прежде всего потому, что в это время, ...

Фрустрация — психическое состояние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребности, желания.

Стресс — состояние психического напряжения, возникающее у человека в процессе деятельности в наиболее сложных, трудных условиях, как в повседневной жизни, так и при особых обстоятельствах, напр. во время космического полета, при подготовке к выпускному экзамену или перед началом спортивных соревнований.

Аффект — сильное и относительно кратковременное эмоциональное переживание, сопровождаемое резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями.

Воля — способность человека действовать в направлении сознательно поставленной цели, преодолевая при этом внутренние препятствия (т. е. свои непосредственные желания и стремления).

Мотив: 1) материальный или идеальный «предмет», который побуждает и направляет на себя деятельность или поступок, смысл которых состоит в том, что с помощью мотива удовлетворяются определенные потребности субъекта; 2) психический образ данного предмета.

Мотивация — комплекс императивных побуждений, к активности, возникающих в данной психике под влиянием ее внутренних причин и/или в ответ на раздражения и стимулы, приходящие из внешней среды, и определяющих направленность и содержание последующей активности субъекта (личности, группы).

Потребности — внутренние сущностные силы организма, побуждающие его к осуществлению качественно определенных форм активности, необходимых для сохранения и развития индивида и рода.

Деятельность — активное взаимодействие с окружающей действительностью, в ходе которого живое существо выступает как субъект, целенаправленно воздействующий на объект и удовлетворяющий таким образом свои потребности.

Психические свойства — явления, указывающие на устойчивость проявлений психики индивида, подчеркивающие их закрепленность и повторяемость в структуре его личности.

2 стр., 845 слов

Психологическое сопровождение деятельности человека

... Научно-практическая конференция Молодых ученых ПСИХОЛОГИЯ ХХI ВЕКА Психологическое сопровождение деятельности человека Конференция посвящена пятилетию психологической службы факультета психологии ЛГУ имени ... . 4. Психологическое сопровождение обучающихся в вузе. 5. Психологическое сопровождение деятельности в экстремальных условиях. 6. Психология труда. Психологическое сопровождение профессиональной ...

Темперамент — закономерное соотношение устойчивых индивидуальных особенностей личности, характеризующих различные стороны динамики психической деятельности и поведения.

Способности — индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого, определяющие успешность выполнения деятельности или ряда деятельностей, не сводимые к знаниям, умениям и навыкам, но обусловливающие легкость и быстроту обучения новым способам и приемам деятельности (Б. М. Теплов).

Характер — индивидуальное сочетание устойчивых психических особенностей человека, обусловливающих типичный для данного субъекта способ поведения в определенных жизненных условиях и обстоятельствах.

2.2 Психология личности

Индивид — человек, как единичное природное существо, представитель вида homo sapiens, продукт филогенетического и онтогенетического развития, единства врожденного и приобретенного, носитель индивидуально-своеобразных, прежде всего, биологически обусловленных черт [8].

Индивидуальность: 1) своеобразное сочетание человеческих свойств у данного индивида, таких как темперамент, характер, привычки, преобладающие интересы, качество познавательных процессов (восприятие, память, мышление, воображение), способности и т. д. 2) то, чем данный человек как индивид отличается от других людей (индивидов).

Личность: 1) конкретный человек, взятый в системе таких его психологических характеристик, которые проявляются в общественных по природе связях и отношениях человека, являются устойчивыми и определяют поступки, имеющие существенное значение, для него самого и для окружающих людей; 2) социальное качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении, характеризующие меру представленности общественных отношений в индивиде.

Самосознание — осознание человеком себя как индивидуальности.

Я-концепция — развивающаяся система представлений человека о самом себе, включающая: а) осознание своих физических, интеллектуальных, характерологических, социальных и других свойств; б) самооценку; в) субъективное восприятие влияющих на собственную личность внешних факторов.

2.3 Социальная психология групп

Группа — некоторое количество предметов или организмов (индивидов), объединенных на основании их пространственной близости друг другу и/или каких-либо реальных связей между ними.

Социальная группа — два или более человека, которые взаимодействуют друг с другом, осознают свою групповую принадлежность и участвуют в совместной деятельности.

Роль (социальная роль) — социально нормированное поведение человека, занимающего определенное положение в группе (организации, обществе).

Статус — это определенная позиция в социальной структуре группы или общества, связанная с другими позициями посредством системы прав и обязанностей.

Групповая динамика — весь комплекс интрагрупповых социально-психологических процессов, феноменов, явлений, эффектов, раскрывающий психологическую природу существования малой группы, особенности ее жизнедеятельности, основные этапы ее жизненного пути и функционирования с момента зарождения до «умирания» и окончательного распада как единой, целостной общности.

Групповая сплоченность — субъектная характеристика группы, которая представляет собой восприятие изнутри (со стороны ее членов) или извне (со стороны не членов группы) психологического единства группы по одному или нескольким основаниям.

Психологическая совместимость в группе — такое проявление тех или иных свойств отдельных членов группы, от которых зависит успешное выполнение групповой деятельности.

Эффективность групповой деятельности — один из показателей успешности групповой активности и качественно, и количественно отражающий отношения достигнутого результата и результата желаемого, планируемого или в принципе максимально достижимого [9].

Лидерство — отношения доминирования и подчинения, влияния и следования в системе межличностных отношений в группе.

Задание 3.

  1. Конспект главы «Личность, субъект деятельности, индивидуальность»

из научной работы Б.Г. Ананьева «Человека как предмет познания»

Личность — общественный индивид, объект и субъект исторического процесса. Поэтому в харак­теристиках личности наиболее полно раскрывает­ся общественная сущность человека, определяю­щая все явления человеческого развития, включая природные особенности.

Формирование и развитие личности определе­но совокупностью условий социального существо­вания в данную историческую эпоху. Личность — объект многих экономических, политических, пра­вовых, моральных и других воздействий на чело­века общества в данный момент его исторического развития. Изучение личности неизбежно становится историческим исследованием не только процесса ее воспитания и станов­ления в определенных социальных условиях, но и эпохи, страны, общественного строя.

В зависимости от социально-экономической формации (социалистической или капиталистической) в современных условиях складывается определенный целостный образ жизни — комплекс взаимодействующих обстоятельств (экономических, политических, правовых, идеологических, социально-психологических и т. д.).

В этот ком­плекс входят явления производства материальной жизни общества и сферы потребле­ния, социальные институты, средства массовой коммуникации и сами люди, объеди­ненные в различные общности. Взаимодействие человека с этими обстоятельствами жизни составляет ту или иную социальную ситуацию развития личности.

Статус и позиция личности представляются более изменчивыми и подвижными в связи с изменениями различных социальных ситуаций развития личности.

Не менее важным является и способ взаимодействия поколений в данном обще­стве или его системе воспитания. С момента рождения человек формируется в определенной общественной среде, и в зависимости от статуса или положения родителей в этой среде, их экономических, политических и правовых позиций, рода занятий, образования и т. д. Если имеет место резкое нарушение, особенно снижение уровня материальной и культурной жизни се­мьи, то оно непосредственно сказывается на условиях формирования личности. Статус семьи может быть более или менее устойчивым. В таком случае создается жизненный стереотип того или иного уровня, который укрепляет механизмы поведения и стаби­лизирует наиболее общие и важные для последующей эволюции черты личности.

С началом самостоятельной общественно-трудовой деятельности строится соб­ственный статус человека, преемственно связанный со статусом семьи, из которой он вышел. Под влиянием обстоятельств жизни и исторического времени собственный статус может все более отдаляться от старого статуса и преодолевать старый уклад жизни, сохраняя, однако, наиболее ценные традиции.

Статус личности как бы «задан» сложившейся системой общественных отноше­ний, социальных образований, объективно определяющих «место» личности в соци­альной структуре. Понятие статуса личности может быть дополнено понятием пози­ции личности, характеризующим субъективную, деятельную сторону положения лич­ности в этой структуре.

Исследование статуса личности имеет важное значение для определения ее соци­альных функций — ролей, которые рассматриваются вообще как динамический аспект статуса, реализация связей, заданных позициями личности в обществе.

Любая деятельность в целом и в отдельном своем акте (действии) осуществляется в соответствии с ролью человека в данной системе отношений, опосредующих действительность, с процедурами поведения, предписыва­емыми этой ролью, — общественной функцией человека в данной ситуации.

Профессионально-трудовая деятельность всегда осуществляется совместно с тем или иным общественным поведением, которое оказывает определенное регулирующее влияние на развитие этой деятельности.

Изучение личности начинается с определения ее статуса, при этом сама личность рассматривается как совокупный эффект социальных ситуаций развития, как объект воздействия различных социальных структур и исторических процессов. Позиция личности как субъекта общественного поведения и многообразной социальной деятельности представляет сложную систему отношений личности (к обществу в целом и общно­стям, к которым она принадлежит, к труду, людям, самой себе), установок и мотивов, которыми она руководствуется в своей деятельности, целей и ценностей, на которые направлена эта деятельность. Вся эта сложная система субъектных свойств реализу­ется в определенном комплексе общественных функций -ролей, выполняемых чело­веком в заданных социальных ситуациях развития.

Субъект деятельности — личность — характеризуется теми или иными пра­вами и обязанностями, которые общество ей присваивает, функциями и ролью, кото­рые она играет в малой группе, коллективе и обществе в целом.

Совпадение личности и субъекта относительно даже при максимальном сближении их свойств, так как субъект характеризуется совокупностью деятельностей и мерой их продуктивности, а личность — совокупностью общественных отношений (экономиче­ских, политических, правовых, нравственных и т. д.), определяющих положение человека в обществе, в структуре определенной общественно-экономической формации.

Субъект, таким образом, всегда личность, а личность — субъект, но субъект не только личность, а личность не только субъект, так как, помимо различия самих ха­рактеристик деятельности и отношений, существуют еще различия в принадлежности этих характеристик к более общим структурам.

Каждая группа (малая или большая) имеет структуру и институции, определяю­щие функции и роль каждого ее члена, который является, так или иначе, ее представи­телем и функционером по отношению к другим группам и обществу в целом.

Поскольку в каждой из социальных систем и групп имеются собствен­ные предписания, санкции и подкрепления (виды материальной и моральной стиму­ляции), то они предъявляют стереотипные требования к личности независимо от ее индивидуально-типических особенностей. Эти требования в виде «ролевого ожида­ния» определяют поведение человека в данной социальной системе в форме выполне­ния заданных социальных функций (ролей).

В психологическом плане можно выделить потенциалы индивидуально-психического развития (одаренность, специальные способности, работоспособность, трудоспособ­ность) и структурные свойства личности, в том числе ее темперамент.

Общим центром исследований являются ценностная ориентация групп и личности, общность целей деятель­ности, жизненная направленность или мотивация поведения людей. Поэтому цен­ности жизни отдельного человека в основе своей суть ценности окружающей его об­щественной жизни. Эти ценности условно делятся на ценности материальные, соци­ально-политические и духовные.

Структура личности включает структуру индивида в виде наиболее общих и актуальных для жизнедеятельности и поведения комплексов органических свойств (возрастно-половых, нейродинамических, конституционально-биохимических).

Статус и социальные функции — роли, мотивация поведения и ценностные ори­ентации, структура и динамика отношений — все это характеристики личности, опре­деляющие ее мировоззрение, жизненную направленность, общественное поведение, основные тенденции развития. Совокупность таких свойств и составляет характер как систему свойств личности, ее субъективных отношений к обществу, другим людям, деятельности, самой себе, постоянно реализующихся в общественном поведении, за­крепленных в образе жизни. Переход отношений в черты характера — одна из основ­ных закономерностей характерообразования.

Человек становится субъектом отношений по мере того, как он развивается во множестве жизненных ситуаций в качестве объекта отношений со стороны других людей, взрослых и сверстников, коллектива и руководителей, людей, находящихся в различных социальных позициях и играющих разные роли в истории его развития.

Наиболее поздним (по сравнению с другими свойствами) является образование отношений формирующегося человека к самому себе. Во всех видах деятельности и поведения эти отношения следуют за отношениями к ситуации, предмету и средствам деятельности, другим людям. Лишь пройдя через многие объекты отношений, созна­ние становится само объектом самосознания.

Основной предметной деятельностью человека является труд, на базе развития которого возникли все другие формы ее, включая игру и учение.

Структура труда как основной деятельности складывается из взаи­модействия человека как субъекта труда с предметом труда посредством орудия, кото­рое является наиболее подвижной, изменяющейся (совершенствующейся) и актив­ной структурной частью этой деятельности.

Человек является не только субъектом труда, с помощью которого преобра­зуется природа внешней среды и его собственная природа, но явля­ется и объектом труда, поскольку коллективный труд людей (родителей и членов се­мьи, воспитателей и учителей, коллектива и руководителей его деятельности) обеспе­чивает возможность его формирования и развития как субъекта труда.

Человек — субъект, прежде всего, основных со­циальных деятельностей — труда, общения, познания, посредством которых осуще­ствляется как интериоризация внешних действий, так и экстериоризация внутренней жизни личности.

Изучение человека как субъекта труда не может ограничиться характеристика­ми подготовленности, опытности, мастерства, производительности и качества вы­полняемой в данный момент работы. Не менее важно определить возможности даль­нейшего развития трудовой деятельности человека, внутренние силы личности, зна­чимые для повышения производительности труда в условиях совершенствования самого производства. Эти потенциалы и резервы человека в сфере труда и выступа­ют в форме трудоспособности (общей и профессиональной).

Для того чтобы подойти к проблеме индивидуальности с точки зрения целого (на молярном уровне), нужно представить человека не только как открытую систему, но и как систему «закрытую», замкнутую вследствие внутренней взаимосвязанности ее свойств (личности, индивида, субъекта).

Благодаря противоречивому сочетанию в человеке свойств открытой и закры­той систем его сознание является одновременно субъективным отражением объек­тивной деятельности и внутренним миром личности. В этом относительно обособ­ленном от окружающего внутреннем мире складываются комплексы ценностей (жизненных планов и перспектив, глубоко личностных переживании), определен­ные организации образов («портретов», «пейзажей», «сюжетов») и концептов, при­тязаний и самооценки.

Если личность — «вер­шина» всей структуры человеческих свойств, то индивидуальность — это «глубина» личности и субъекта деятельности. В личностные свойства входят направленность, тенденции, черты характера и способности личности, поскольку они являются обобщенными результа­тами деятельности и ее потенциалами.

Как психологии, так и социологии не удается определить индивидуальное лишь в качестве неповторимости единичного феномена — человеческого существования.

Следует учитывать, что реальный индивид противоречив и его многочисленные свойства разнонаправлены. Разнонаправленность и многоплановость индивидуаль­ной изменчивости тканей, органов, химического состава, ферментов определяются внутренними законами и физико-химической природой каждого из этих компо­нентов соматического типа человека. Поэтому и онтогенетические изменения по воз­растным периодам можно определять не только при изучении индивида в целом, но и по индивидуальной изменчи­вости его частей.

В еще большей мере многообразие противоречивых связей и свойств представле­но в социальном развитии личности и психологической структуре человека.

Единичный человек как индивидуальность может быть понят лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида. Иначе говоря, индиви­дуальность человека можно понять лишь при условии полного набора характеристик человека. Следовательно, человек как вид (Homo sapiens) и как человечество (обще­ство в его историческом существовании) составляет основание для любого определе­ния состояний каждого отдельного, единичного человека, являющегося индивидом, личностью и индивидуальностью [1].

3.2 Конспект главы «Деятельность и личность»

из монографии А.Н. Леонтьева «Деятельность. Сознание. Личность»

Деятельность по самой своей природе является предметной. Субъект выступает лишь в качестве предпосылки деятельности, ее условия.

Личность является не только предметом психологии, но и предметом философского, общественно-исторического познания; на определенном уровне анализа личность выступает со стороны своих природных, биологических особенностей как предмет антропологии, соматологии и генетики человека. Личность представляет собой некое неповторимое единство, некую целостность.

Какую бы особенность человека мы ни взяли, она объясняется, с одной стороны, действием наследственности (заложенными в генотипе инстинктами, влечениями, способностями или даже априорными категориями), а с другой — влиянием внешней среды (природной и социальной — языка, культуры, обучения и т. д.).

Главной стала проблема внутренней структуры самой личности, образующие ее уровни, их соотношения. Так, в частности, возникло представление о характеризующем личность соотношении сознательного и бессознательного, развитое З.Фрейдом.

Другое направление, в котором развивался подход к личности со стороны ее внутреннего строения, представлено культурно-антропологическими концепциями. Отправными для них явились этнологические данные, которые показали, что существенные психологические особенности определяются различиями не человеческой натуры, а человеческой культуры. Понятие генотипа (наследственности) определяется введением понятия базовой личности, архетипа, или первичных установок, а понятие внешней среды — введением понятий ситуации и роли.

Роль — это программа, которая отвечает ожидаемому поведению человека, занимающего определенное место в структуре той или иной социальной группы, это структурированный способ его участия в жизни общества. Личность и представляет собой не что иное, как систему усвоенных (интернализированных) «ролей».

Понятие «индивид» выражает неделимость, целостность и особенности конкретного субъекта, возникающие уже на ранних ступенях развития жизни. Индивид как целостность — это продукт биологической эволюции, в характеристику индивида входят также свойства и их интеграции, складывающиеся онто-генетически.

Понятие личности, так же как и понятие индивида, выражает целостность субъекта жизни. Личность не есть целостность, обусловленная генотипически: личностью не родятся, личностью становятся.

Личность, как и индивид, есть продукт интеграции процессов, осуществляющих жизненные отношения субъекта. При всем многообразии ее видов и форм, все они характеризуются общностью своего внутреннего строения и предполагают сознательное их регулирование, т. е. наличие сознания, а на известных этапах развития также и самосознания субъекта.

Изучения процесса объединения, связывания деятельностей субъекта, в результате которого формируется его личность, представляет собой важную задачу психологического исследования. Задача эта требует анализа предметной деятельности субъекта, всегда опосредованной процессами сознания, которые и связывают отдельные деятельности между собой.

Действительный путь исследования личности заключается в изучении тех трансформаций субъекта, которые создаются самодвижением его деятельности в системе общественных отношений.

Внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет. От событий, которые меняют жизненное положение человека, независимо от происходящих физических его изменений, он как личность остается и в глазах других людей, и для самого себя тем же самым

В исследовании личности нельзя ограничиваться выяснением предпосылок, а нужно исходить из развития деятельности, ее конкретных видов и форм и тех связей, в которые они вступают друг с другом, так как их развитие радикально меняет значение самих этих предпосылок. В ходе развития субъекта отдельные его деятельности вступают между собой в иерархические отношения.

Представление о связях между деятельностями как о коренящихся в единстве и целостности их субъекта является оправданным лишь на уровне индивида. На этом уровне (у животного, у младенца) состав деятельностей и их взаимосвязи непосредственно определяются свойствами субъекта — общими и индивидуальными, врожденными и приобретаемыми прижизненно.

Другое дело — иерархические отношения деятельностей, которые характеризуют личность. Эти иерархии деятельностей порождаются их собственным развитием, они-то и образуют ядро личности.

В основании личности лежат отношения соподчиненности человеческих деятельностей, порождаемые ходом их развития. За соотношением деятельностей открывается соотношение мотивов.

В современной психологии термином «мотив» (мотивация, мотивирующие факторы) обозначаются совершенно разные явления. Мотивами называют инстинктивные импульсы, переживание эмоций, интересы, желания; жизненные цели и идеалы, но также и раздражение электрическим током.

До своего первого удовлетворения потребность «не знает» своего предмета, он еще должен быть обнаружен. Только в результате такого обнаружения потребность приобретает свою предметность, а воспринимаемый (представляемый, мыслимый) предмет — свою побудительную и направляющую деятельность функции, т. е. становится мотивом.

Субъект как индивид рождается наделенным потребностями. Но, потребность как внутренняя сила может реализоваться только в деятельности.

В отличие от развития потребностей у животных, которые зависят от расширения круга потребляемых ими природных предметов, потребности человека порождаются развитием производства. Иначе говоря, потребление опосредствуется потребностью в предмете, его восприятием или мысленным его представлением. В этой отраженной своей форме предмет и выступает в качестве идеального, внутренне побуждающего мотива.

Вместе с изменением и обогащением предметного содержания потребностей человека происходит также изменение и форм их психического отражения. Вместе с тем развитие духовного производства порождает особый тип потребностей — потребностей предметно-функциональных, таких, как потребность в труде, художественном творчестве и т. д. Хотя удовлетворение витальных потребностей остается для человека неустранимым условием его жизни, высшие, специально-человеческие потребности вовсе не образуют лишь наслаивающиеся на них поверхностные образования. Таким образом, психологический анализ потребностей неизбежно преобразуется в анализ мотивов.

Особое место в теории мотивов деятельности занимают открыто гедонистические концепции, суть которых состоит в том, что всякая деятельность человека якобы подчиняется принципу максимизации положительных и минимизации отрицательных эмоций. Отсюда достижение удовольствия и освобождение от страдания и составляют подлинные мотивы, движущие человеком.

Несостоятельность гедонистических концепций мотивации состоит в том, что они уплощают и извращают реальные отношения. Эмоции не подчиняют себе деятельность, а являются ее результатом и «механизмом» ее движения.

Генетически исходным для человеческой деятельности является несовпадение мотивов и целей. Напротив, их совпадение есть вторичное явление; либо результат приобретения целью самостоятельной побудительной силы, либо результат осознания мотивов, превращающего их в мотивы-цели. В отличие от целей, мотивы актуально не сознаются субъектом: когда мы совершаем те или иные действия, то в этот момент мы обычно не отдаем себе отчета в мотивах, которые их побуждают.

Мотивы, однако, не отделены от сознания. Даже когда мотивы не сознаются, т. е. когда человек не отдает себе отчета в том, что побуждает его

совершать те или иные действия, они все же находят свое психическое отражение, но в особой форме — в форме эмоциональной окраски действий. Деятельность становится полимотивированной, т. е. одновременно отвечающей двум или нескольким мотивам. Ведь действия человека объективно всегда реализуют некоторую совокупность отношений: к предметному миру, к окружающим людям, к обществу, к самому себе. Так, трудовая деятельность общественно мотивирована, но она управляется также такими мотивами, как, материальное вознаграждение. Оба эти мотива хотя и сосуществуют, но лежат как бы в разных плоскостях.

Распределение функций смыслообразования и только побуждения между мотивами одной и той же деятельности позволяет понять главные отношения, характеризующие мотивационную сферу личности: отношения иерархии мотивов. В структуре одной деятельности мотив может выполнять функцию смыслообразования, в другой — функцию дополнительной стимуляции.

Ситуация развития человеческого индивида обнаруживает свои особенности уже на самых первых этапах. Главная из них — это опосредствованный характер связей ребенка с окружающим миром. Изначально прямые биологические связи ребенок — мать очень скоро опосредствуются предметами: мать кормит ребенка из чашки, надевает на него одежду и, занимая его, манипулирует игрушкой. Вместе с тем связи ребенка с вещами опосредствуются окружающими людьми: мать приближает ребенка к привлекающей его вещи, подносит ее к нему или, может быть, отнимает у него. Словом, деятельность ребенка все более выступает как реализующая его связи с человеком через вещи, а связи с вещами — через человека.

Эта ситуация развития приводит к тому, что вещи открываются ребенку не только в их физических свойствах, но и в том особом качестве, которое они приобретают в человеческой деятельности — в своем функциональном значении. Предметная деятельность ребенка приобретает орудийную структуру, а общение становится речевым, опосредствованным языком.

Первоначально отношения к миру вещей и к окружающим людям слиты для ребенка между собой, но дальше происходит их раздвоение, и они образуют разные, хотя и взаимосвязанные, линии развития, переходящие друг в друга.

В онтогенезе эти переходы выражаются в чередующихся сменах фаз: фаз преимущественно развития предметной (практической и познавательной) деятельности — фазами развития взаимоотношений с людьми, с обществом.

Формирование личности предполагает развитие процесса целеобразования и, соответственно, развития действий субъекта. Действия, все более обогащаясь, как бы перерастают тот круг деятельностей, которые они реализуют, и вступают в противоречие с породившими их мотивами. В результате происходит сдвиг мотивов на цели, изменение их иерархии и рождение новых мотивов — новых видов деятельности; прежние цели психологически дискредитируются, а отвечающие им действия или вовсе перестают существовать, или превращаются в безличные операции.

Личность действительно рождается дважды: первый раз — когда у ребенка проявляются в явных формах полимотивированность и соподчиненность его действий, второй раз — когда возникает его сознательная личность.

Формирование личности представляет собой процесс непрерывный, состоящий из ряда последовательно сменяющихся стадий, качественные особенности которых зависят от конкретных условий и обстоятельств.

Существуют многие явления, которые отмечают этот переход. Прежде всего, это перестройка сферы отношений к другим людям, к обществу. Одно из изменений, за которым скрывается новая перестройка иерархии мотивов, проявляется в утрате самоценности для подростка отношений в интимном круге его общения. Так, требования, идущие со стороны даже самых близких взрослых, сохраняют теперь свою смыслообразующую функцию лишь при условии, что они включены в более широкую социальную мотивационную

сферу, в противном случае они вызывают явление «психологического бунтарства». Классовая принадлежность субъекта уже с самого начала обусловливает развитие его связей с окружающим миром, большую или меньшую широту его практической деятельности, его общений, его знаний и

усваиваемых норм поведения. Все это и составляет те приобретения, из которых складывается личность на этапе ее первоначального формирования.

На ранних этапах развития прошлые впечатления, события и собственные действия субъекта становятся предметом его отношения, его действий и потому меняют свой вклад в личность. Одно в этом прошлом умирает, лишается своего смысла и превращается в простое условие и способы его деятельности — сложившиеся способности, умения, стереотипы поведения; другое открывается ему в совсем новом свете и приобретает прежде не увиденное им значение; наконец, что-то из прошлого активно отвергается субъектом, психологически перестает существовать для него, хотя и остается на складах его памяти. Эти изменения происходят постоянно, но они могут и концентрироваться, создавая нравственные переломы.

Мотивационная сфера человека даже в наивысшем ее развитии никогда не напоминает застывшую пирамиду. Она может быть сдвинута, эксцентрична по отношению к актуальному пространству исторической действительности, и тогда мы говорим об односторонности личности. Она может сложиться, наоборот, как многосторонняя, включающая широкий круг отношений.

Структура личности представляет собой относительно устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных, мотивационных линий.

Внутренние соотношения главных мотивационных линий образуют как бы общий «психологический профиль» личности.

Иная структура психологического профиля личности создается рядоположенностью жизненных мотивов, часто сочетающейся с возникновением мнимых вершин, образуемых только «знаемыми мотивами» — стереотипами идеалов, лишенных личностного смысла.

Итак, теоретический анализ позволяет выделить, по меньшей мере, три основных параметра личности: широту связей человека с миром, степень их иерархизированности и общую их структуру.

Что же касается таких психологических «подструктур личности», как темперамент, потребности и влечения, эмоциональные переживания и интересы, установки, навыки и привычки, нравственные черты и т. д., то они, разумеется, отнюдь не исчезают. Они только иначе открывают себя: одни — в виде условий, другие — в своих порождениях и трансформациях, в сменах своего места в личности, происходящих в процессе ее развития.

Так, особенности нервной системы, бесспорно, представляют собой индивидуальные и к тому же весьма устойчивые черты, черты эти, однако, не являются образующими человеческую личность. В своих действиях человек сознательно или бессознательно считается с чертами своей конституции, так же как он считается с внешними условиями своих действий и с наличными у него средствами их осуществления. Характеризуя человека в качестве природного существа, они, однако, не могут играть роль тех сил, которые определяют складывающуюся у него мотивацию деятельности и целеобразование.

Познание себя начинается с выделения внешних, поверхностных свойств и является результатом сравнения, анализа и обобщения, выделения существенного. Но индивидуальное сознание не есть только знание, только система приобретенных значений, понятий. Ему свойственно внутреннее движения, отражающее движение самой реальной жизни субъекта, которую

оно опосредствует.

Знания, представления о себе накапливаются уже в раннем детстве; в несознаваемых чувственных формах они, по-видимому, существуют и у высших животных. Другое дело — самосознание, осознание своего «я». Оно есть результат, продукт становления человека как личности. Представляя собой феноменологическое превращение форм действительных отношений личности, в своей непосредственности оно выступает как их причина и субъект.

Таким образом, анализ деятельности и сознания неизбежно приводит к отказу от традиционного для эмпирической психологии эгоцентрического, понимания человека в пользу понимания, рассматривающего человеческое «я» как включенное в общую систему взаимосвязей людей в обществе [3].

Задание 4. Характеристики персонажей с точки зрения описания их темперамента, характера и мотивов поведения

Яркий пример меланхолического темперамента мы наблюдаем при описании героини романа А.С. Пушкина Татьяны Лариной:

Итак, она звалась Татьяной.

Ни красотой сестры своей,

Ни свежестью ее румяной

Не привлекла б она очей.

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива,

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой.

Она ласкаться не умела

К отцу, ни к матери своей;

Дитя сама, в толпе детей

Играть и прыгать не хотела

И часто целый день одна

Сидела молча у окна.

Задумчивость, ее подруга

От самых колыбельных дней,

Теченье сельского досуга

Мечтами украшала ей.

Ее изнеженные пальцы

Не знали игл; склонясь на пяльцы,

Узором шелковым она

Не оживляла полотна.

*

Но куклы даже в эти годы

Татьяна в руки не брала;

Про вести города, про моды

Беседы с нею не вела.

И были детские проказы

Ей чужды; страшные рассказы

Зимою в темноте ночей

Пленяли больше сердце ей.

Когда же няня собирала

Для Ольги на широкий луг

Всех маленьких ее подруг,

Она в горелки не играла,

Ей скучен был и звонкий смех,

И шум их ветреных утех.

Она любила на балконе

Предупреждать зари восход,

Когда на бледном небосклоне

Звезд исчезает хоровод,

И тихо край земли светлеет,

И, вестник утра, ветер веет,

И всходит постепенно день.

*

Она была нетороплива,

Не холодна, не говорлива,

Без взора наглого для всех,

Без притязаний на успех,

Без этих маленьких ужимок,

Без подражательных затей".

Все тихо, просто было в ней…

Известно, что у меланхоликов медленно протекают психические процессы, они с трудом реагируют на сильные раздражители; длительное и сильное напряжение вызывает у людей этого темперамента замедленную деятельность, а затем и прекращение ее. Чувства и эмоциональные состояния у людей меланхолического темперамента возникают медленно, но отличаются глубиной, большой силой и длительностью; меланхолики легко уязвимы, тяжело переносят обиды, огорчения, хотя внешне все эти переживания у них выражаются слабо. Представители меланхолического темперамента склонны к замкнутости и одиночеству, избегают общения с малознакомыми, новыми людьми, часто смущаются, проявляют большую неловкость в новой обстановке. Все новое, необычное вызывает у меланхоликов тормозное состояние.

Пример холерического темперамента можно наблюдать в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души», в частности, в описании героя — Ноздрева:

«— Ба, ба, ба! — вскричал он вдруг, расставив обе руки при виде Чичикова. — Какими судьбами?

Чичиков узнал Ноздрева, того самого, с которым он вместе обедал у прокурора и который с ним в несколько минут сошелся на такую короткую ногу, что начал уже говорить «ты», хотя, впрочем, он с своей стороны не подал к тому никакого повода.

— Куда ездил? — говорил Ноздрев и, не дождавшись ответа, продолжал: — А я, брат, с ярмарки. Поздравь: продулся в пух! Веришь ли, что никогда в жизни так не продувался. Ведь я на обывательских приехал! Вот посмотри нарочно в окно! — Здесь он нагнул сам голову Чичикова, так что тот чуть не ударился ею об рамку. — Видишь, какая дрянь! Насилу дотащили, проклятые, я уже перелез вот в его бричку. — Говоря это, Ноздрев показал пальцем на своего товарища. — А вы еще не знакомы? Зять мой Мижуев! Мы с ним все утро говорили о тебе. «Ну, смотри, говорю, если мы не встретим Чичикова»

*

«Здесь Ноздрей захохотал тем звонким смехом, каким заливается только свежий, здоровый человек, у которого все до последнего выказываются белые, как сахар, зубы, дрожат и прыгают щеки, а сосед за двумя дверями, в третьей комнате, вскидывается со сна, вытаращив очи и произнося: «Эк его разобрало!»

*

«Лицо Ноздрева, верно, уже сколько-нибудь знакомо читателю. Таких людей приходилось всякому встречать немало. Они называются разбитными малыми, слывут еще в детстве и в школе за хороших товарищей и при всем том бывают весьма больно поколачиваемы. В их лицах всегда видно что-то открытое, прямое, удалое. Они скоро знакомятся, и не успеешь оглянуться, как уже говорят тебе „ты“. Дружбу заведут, кажется, навек: но всегда почти так случается, что подружившийся подерется с ними того же вечера на дружеской пирушке. Они всегда говоруны, кутилы, лихачи, народ видный. Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, каким был в осьмнадцать и двадцать: охотник погулять. …Дома он больше дня никак не мог усидеть. Чуткий нос его слышал за несколько десятков верст, где была ярмарка со всякими съездами и балами; он уж в одно мгновенье ока был там, спорил и заводил сумятицу за зеленым столом, ибо имел, подобно всем таковым, страстишку к картишкам».

Как мы знаем, люди этого темперамента быстры, чрезмерно подвижны, неуравновешенны, возбудимы, все психические процессы протекают у них быстро, интенсивно. Преобладание возбуждения над торможением, свойственное этому типу нервной деятельности, ярко проявляется в несдержанности, порывистости, вспыльчивости, раздражительности холерика. Отсюда и выразительная мимика, торопливая речь, резкие жесты, несдержанные движения. Чувства человека холерического темперамента сильные, обычно ярко проявляются, быстро возникают; настроение иногда резко меняется. Неуравновешенность, свойственная холерику, ярко связывается и в его деятельности: он с увеличением и даже страстью берется за дело, показывая при этом порывистость и быстроту движений, работает с подъемом, преодолевая трудности. Но у человека с холерическим темпераментом запас нервной энергии может быстро истощиться в процессе работы и тогда может наступить резкий спад деятельности: подъем и воодушевление исчезают, настроение резко падает. В общении с людьми холерик допускает резкость, раздражительность, эмоциональную несдержанность, что часто не дает ему возможности объективно оценивать поступки людей. Излишняя прямолинейность, вспыльчивость, резкость, нетерпимость порой делают тяжелым и неприятным пребывание с такими людьми.

Рассмотрим особенности характера героя романа И.А. Гончарова Ильи Обломова.

«Это был человек лет тридцати двух-трех от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, всякой сосредоточенности в чертах лица. Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворенные губы, пряталась в складках лба, потом совсем пропадала, и тогда во всем лице теплился ровный свет беспечности. С лица беспечность переходила в позы всего тела, даже в складки шлафрока.

Иногда взгляд его помрачался выражением будто усталости или скуки, но ни усталость, ни скука не могли ни на минуту согнать с лица мягкость, которая была господствующим и основным выражением, не лица только, а всей души, а душа так открыто и ясно светилась в глазах, в улыбке, в каждом движении головы, руки. И поверхностно наблюдательный, холодный человек, взглянув мимоходом на Обломова, сказал бы: «Добряк должен быть, простота!» Человек поглубже и посимпатичнее, долго вглядываясь в лицо его, отошел бы в приятном раздумье, с улыбкой.

Движения его, когда он был даже встревожен, сдерживались также мягкостью и не лишенною своего рода грации ленью. Если на лицо набегала из души туча заботы, взгляд туманился, на лбу являлись складки, начиналась игра сомнений, печали, испуга, но редко тревога эта застывала в форме определенной идеи, еще реже превращалась в намерение. Вся тревога разрешалась вздохом и замирала в апатии или в дремоте".

*

«Обломов всегда ходил дома без галстука и без жилета, потому что любил простор и приволье».

*

«Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был дома — а он был почти всегда дома, — он все лежал, и все постоянно в одной комнате, где мы его нашли, служившей ему спальней, кабинетом и приемной».

*

«Сам хозяин, однако, смотрел на убранство своего кабинета так холодно и рассеянно, как будто спрашивал глазами: „Кто сюда натащил и наставил все это?“ От такого холодного воззрения Обломова на свою собственность, а может быть, и еще от более холодного воззрения на тот же предмет слуги его, Захара, вид кабинета, если осмотреть там все повнимательнее, поражал господствующею в нем запущенностью и небрежностью».

Таким образом, основными чертами характера Обломова являются: лень, мягкость, доброта, безразличие к окружающей жизни, небрежность, открытость, уравновешенность, апатичность. Герой романа медлителен, спокоен, нетороплив, честен, хладнокровен, он вялый, инертный и в меру общителен. То есть, мы наблюдаем черты флегматического темперамента. Характер Ильи Ильича раскрывается во всем, что окружает его. Перед нами предстает Обломов — ленивец, казалось бы, даже не умеющий думать. Но мнение о характере Ильи Ильича постепенно меняется с ходом повествования — раскрывается глубина души главного героя, его способность мыслить и чувствовать. Сам Обломов прекрасно осознавал, что жизнь, которую он ведет, не принесет ничего будущим поколениям, но не существовало такой двигательной жизненной силы, которая могла бы вывести его из состояния апатии ко всему окружающему. Илья Ильич «болезненно чувствовал, что в нем зарыто, как в могиле, какое-то хорошее, светлое начало… Но глубоко и тяжело завален клад дрянью, наносным сором. Кто-то будто украл и закопал в собственной его душе принесенные ему в дар миром и жизнью сокровища». Обломов добр и гостеприимен (характерные русские черты): его двери открыты для всех друзей и знакомых. Обломов обобщил в себе те черты, которые были присущи его отцам и дедам. Он воплотил в себе чисто русский национальный характер.

Рассмотрим особенности характера героя поэмы «Мертвые души» Н.В. Гоголя Манилова.

«Один бог разве мог сказать, какой был характер Манилова. Есть род людей, известных под именем: люди так себе, ни то ни се, ни в городе Богдан ни в селе Селифан, по словам пословицы. Может быть, к ним следует примкнуть и Манилова. На взгляд он был человек видный; черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару; в приемах и оборотах его было что-то заискивающее расположения и знакомства. Он улыбался заманчиво, был белокур, с голубыми глазами. В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: „Какой приятный и добрый человек!“ В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: „Черт знает что такое!“ — и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную. От него не дождешься никакого живого или хоть даже заносчивого слова, какое можешь услышать почти от всякого, если коснешься задирающего его предмета. У всякого есть свой задор: у одного задор обратился на борзых собак; другому кажется, что он сильный любитель музыки и удивительно чувствует все глубокие места в ней; третий мастер лихо пообедать; четвертый сыграть роль хоть одним вершком повыше той, которая ему назначена; пятый, с желанием более ограниченным, спит и грезит о том, как бы пройтиться на гулянье с флигель-адъютантом, напоказ своим приятелям, знакомым и даже незнакомым; шестой уже одарен такою рукою, которая чувствует желание сверхъестественное заломить угол какому-нибудь бубновому тузу или двойке, тогда как рука седьмого так и лезет произвести где-нибудь порядок, подобраться поближе к личности станционного смотрителя или ямщиков, — словом, у всякого есть свое, но у Манилова ничего не было. Дома он говорил очень мало и большею частию размышлял и думал, но о чем он думал, тоже разве богу было известно. Хозяйством нельзя сказать чтобы он занимался, он даже никогда не ездил на поля, хозяйство шло как-то само собою. Когда приказчик говорил: „Хорошо бы, барин, то и то сделать“, — „Да, недурно“, — отвечал он обыкновенно, куря трубку, которую курить сделал привычку, когда еще служил в армии, где считался скромнейшим, деликатнейшим и образованнейшим офицером. „Да, именно недурно“, — повторял он. Когда приходил к нему мужик и, почесавши рукою затылок, говорил: „Барин, позволь отлучиться на работу, подать заработать“, — „Ступай“, — говорил он, куря трубку, и ему даже в голову не приходило, что мужик шел пьянствовать. Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение; впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами».

Основные черты характера этого персонажа: лень, бесплодная мечтательность, прожектерство, сентиментальность. Его характер не определен, не уловим. Слабоволие Манилова подчеркивает и то, что хозяйством у помещика занимается пьяница — приказчик.

Обобщенность, абстрактность, безразличие к деталям — свойства миросозерцания Манилова. Манилов — мечтатель, и мечты его полностью оторваны от действительности: «как хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост».

Сначала он кажется приятным человеком, но потом с ним становится смертельно скучно, потому что он не имеет собственного мнения и может только улыбаться и говорить банальные приторные фразы.

В Манилове нет живых желаний, той силы жизни, которая движет человеком, заставляет его совершать какие-то поступки. Он настолько типичный, серый, нехарактерный, что у него даже нет определенных склонностей к чему-либо.

Манилов — человек внешне приятный, но это если с ним не общаться: разговаривать с ним не о чем, он скучный собеседник. Манилов считает себя воспитанным, образованным, благородным. Он во всем проявляет «прекраснодушие», живость манер и любезное щебетание в разговоре.

Зацепившись за любую тему, мысли Манилова уплывают вдаль, в отвлеченные размышления.

Утонченная деликатность и сердечность Манилова выражается в абсурдных формах восторга. Думать о реальной жизни, а тем более принимать какие-то решения этот герой неспособен. Все в жизни Манилова: действие, время, смысл — заменены изысканными словесными формулами.

Претензии на изысканность, образованность, утонченность вкуса еще более подчеркивает его внутреннюю простоту. В сущности, это декорация, прикрывающая скудость. Среди положительных качеств можно отметить — восторженность, симпатии (Манилов еще сохраняет симпатию к людям), гостеприимство.

В Манилове нет ничего отрицательного, но нет и ничего положительного. Образ Манилова олицетворяет общечеловеческое явление — «маниловщину», то есть склонность к созданию химер, псевдофилософствованию.

Рассмотрим мотивы поведения Родиона Раскольникова в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»:

*

«Штука в том: я задал себе один раз такой вопрос: что если бы, например, на моем месте случился Наполеон и не было бы у него, чтобы карьеру начать, ни Тулона, ни Египта, ни перехода через Монблан, а была бы вместо этих красивых и монументальных вещей просто-запросто одна какая-нибудь смешная старушонка, легистраторша, которую вдобавок надо убить, чтоб из сундука у ней деньги стащить (для карьеры-то, понимаешь?), ну, так решился ли бы он на это, если бы другого выхода не было? Не покоробился ли бы оттого, что это уж слишком не монументально и… и грешно? Ну, так я тебе говорю, что на этом „вопросе“ я промучился ужасно долго, так что ужасно стыдно мне стало, когда я наконец догадался (вдруг как-то), что не только его не покоробило бы, но даже и в голову бы ему не пришло, что это не монументально… и даже не понял бы он совсем: чего тут коробиться? И уж если бы только не было ему другой дороги, то задушил бы так, что и пикнуть бы не дал, без всякой задумчивости!.. Ну и я… вышел из задумчивости… задушил… по примеру авторитета… И это точь-в-точь так и было!»

*

«Видишь: ты ведь знаешь, что у матери моей почти ничего нет. Сестра получила воспитание, случайно, и осуждена таскаться в гувернантках. Все их надежды были на одного меня… Да и что за охота всю жизнь мимо всего проходить и от всего отвертываться, про мать забыть, а сестрину обиду, например, почтительно перенесть? Для чего? Для того ль, чтоб, их схоронив, новых нажить — жену да детей, и тоже потом без гроша и без куска оставить? Ну… ну, вот я и решил, завладев старухиными деньгами, употребить их на мои первые годы, не мучая мать, на обеспечение себя в университете, на первые шаги после университета, — и сделать все это широко, радикально, так чтоб уж совершенно всю новую карьеру устроить и на новую, независимую дорогу стать…».

*

«Я догадался тогда, Соня, — продолжал он восторженно, — что власть дается только тому, кто посмеет наклониться и взять ее. Тут одно только, одно: стоит только посметь! У меня тогда одна мысль выдумалась, в первый раз в жизни, которую никто и никогда еще до меня не выдумывал! Никто! Мне вдруг ясно, как солнце, представилось, что как же это ни единый до сих пор не посмел и не смеет, проходя мимо всей этой нелепости, взять просто-запросто все за хвост и стряхнуть к черту! Я… я захотел осмелиться и убил… я только осмелиться захотел».

*

«Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею…».

Итак, мы видим, что мотивы поведения Раскольникова, преступление, на которое он решился, исходят их того, что молодой человек, измученный унизительной бедностью, вынужденный оставить университет, мечтающий облагодетельствовать нищих и несчастных, в итоге он убивает «бесполезную», вредную старуху процентщицу. Раскольников собирается с помощью старухиных денег сделать много добра для обездоленных, для любимых матери и сестры, закончить университет и всю жизнь честно трудиться, помогая людям. Однако, человеческое поведение активируется широким спектром побуждений, являющихся модификацией его потребностей: влечениями, интересами, стремлениями, желаниями, чувствами. Человек понимает, почему следует достичь именно данную цель, он взвешивает ее на весах своих понятий и представлений. Побуждениями к деятельности в определенном направлении могут быть не только положительные, но и отрицательные чувства.

Мы наблюдаем, более глубокие мотивы поведения Раскольникова, он создает теорию о праве «сильной личности», индивидуалистическую теорию «сверхчеловека». История, считает он, доказывает, что извечно существовали две категории людей: первая — «твари дрожащие», которые безропотно и покорно принимают любой порядок вещей, любые нравственные нормы и законы, и вторая — люди, смело нарушающие моральные нормы и порядок, принятый большинством, во имя новых законов. При этом великие личности (будь то Ликург или Наполеон) не останавливаются перед жертвами, насилием, кровью и история их оправдывает. Совершая убийство, он пытается удовлетворить потребность в самоутверждении. Раскольников, причисляет себя ко второй группе, к «избранным». Его протест против жестокого, несправедливого мира отравлен ядом индивидуализма, стремлением господства.

Список литературы

1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания / Б.Г. Ананьев. — Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1968. — 340 с.

2. Андреева Г. М. Социальная психология. — М.: Аспект Пресс, 2001. — 384 с.

3. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1975.

4. Маклаков А. Г. Общая психология. — СПб.: Питер, 2001. — 592 с.

5. Мещеряков Б., Зинченко В. Большой психологический словарь — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. — 672 с.

6. Психология: словарь под ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. — М., 1990.

7. Столяренко Л.Д. Основы психологии. — 3-е изд., перераб. и доп. — Ростов н/Д: 2000. — 672 с.

8.

9. vocabulary.ru/dictionary/

10. www.grandars.ru/college/psihologiya/psihologiya-grupp.html

3

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector