Глава 2. Концептуальная метафора в тексте

Данная глава включена в дипломную работу для того, чтобы наиболее полно уяснить природу такого многогранного и разностороннего понятия как метафора, а, следовательно, и природу не менее многогранного понятия «метафорический заголовок».

Нетрудно заметить, что существует множество терминов для обо­значения метафорических моделей, которые образно представляют ту или иную денотативную (понятийную) сферу. При этом используется лексика, относящаяся в первичном значении к совсем иной сфере (концепты, принадлежащие к иной понятийной сфере).

Для обозначения такого моделирования (и ряда близких явлений), специалисты используют термины «архетип» или «метафорический ар­хетип» (Панчепко, Смирнов, 1976; Юнг, 1987), «концептуальная метафора», «базисная метафора» (Лакофф, Джонсон, 1990), «ментальная модель» (Джонсон-Лэрд, 1983), «метафорическая модель» (Баранов, Караулов, 1991), «образ-схема» (Лакофф, 1988), «парадигма образов» (Павлович, 1995), «поэтическая формула» (Кузьмина, 1999), «образ» (Илюхина, 1998), «модель регулярной многозначности» (Шмелев, 1964; 1973; Апресян, 1974; Чудинов, 1988), «метафориче­ское поле» (Скляревская, 1993) и др. Все эти термины имеют различную внутреннюю форму, которая акцентирует собственно лингвистический, общефилологический, психологический или когнитивный аспекты рассматриваемого явления, отражают традиции различных научных школ и направлений [цит. по Чудинов 2003а: 55].

2.1. Метафора в современной лингвистике

Проблема метафоры интересовала исследователей со времен Аристотеля, и поэтому библиография лингвистических, литературоведческих, философских, логических исследований по теории метафоры весьма обширна. В монографии Г.Н. Скляревской [1993] выделяются следующие направления в изучении метафоры:

  1. семасеологическое
  2. ономасеологическое
  3. гносеологическое
  4. логическое
  5. собственно лингвистическое
  6. психолингвистическое
  7. лингвостилистическое
  8. экспрессивное
  9. лингвистико-литературоведческое
  10. лексикологическое
  11. лексикографическое

В отечественных исследованиях, как правило, подчеркивается наглядность, образность метафоры; ее относят к одному из типов производных значений, а именно производному оценочному значению, характеризующемуся семантической двуплановостью, которая формируется на базе скрытого сравнения первого явления с другими по каким либо признакам. Двуплановость, составляющая наиболее существенный признак метафоры, не позволяет рассматривать ее в изоляции от определяемого. В образовании и собственно анализе метафоры участвуют четыре компонента: две категории объектов и свойства каждой из них. Метафора отбирает признаки одного класса объектов и прилагает их к другому классу или индивиду – актуальному субъекту метафоры.

11 стр., 5264 слов

ТЕРМИНЫ ПО ФИЛОСОФИИ

Философия (основные понятия) Абсолют (от лат.absolutus– безусловный) – философское понятие, обозначающее бесконечную духовную первооснову вселенной; первоначало всего сущего, которое не зависит ни от чего другого, само содержит все существующее и творит его. Абстрагирование(от лат.abstractio– отвлечение) – прием познания, заключающийся в мысленном отвлечении от ряда свойств предметов и отношений ...

Логическая сущность метафоры определяется как категориальная ошибка или таксономический сдвиг. Метафора отвергает принадлежность объекта к тому классу, в который он входит, и включает его в категорию, к которой он не может быть отнесен на рациональном основании. Сопоставляя объекты, метафора их противопоставляет. Таким образом признаки выражают одновременно понятийную близость и отдаленность, «могут быть и не существенными, кажущимися поверхностными, но всегда – как бросающиеся в глаза – будут обязательно отличительными, способными охарактеризовать предмет так, чтобы представить его себе в действительности» [Боброва 1974: 78].

Дискуссии по проблеме сущности метафоры, содержания понятия «метафора» и ее функций ведутся столетиями и не прекращаются по сей день: «В лингвистической науке проблема метафоры – и как процесса, создающего новые значения выражений в ходе их переосмысления, и как уже готового метафорического значения – рассматривалась издавна и всегда скорее как стилистическое средство или художественный прием, реже — как средство номинации, еще реже – как способ создания языковой картины мира, возникающей в результате когнитивного манипулирования уже имеющимися в языке значениями с целью создания новых концептов, особенно для тех сфер отражения действительности, которые не даны в непосредственном ощущении» [Телия 1988: 3]. Традиционное отношение к метафоре было возможным, пока «дискурс понимался как связанная последовательность предложений или речевых актов». Изменение подходов к дискурсу как к «сложному коммуникативному явлению, включающему, кроме текста, экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресата), необходимые для понимания текста» [Дейк 1989: 8], перевернуло и взгляды на метафору.

4 стр., 1897 слов

ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССА УСВОЕНИЯ ЗНАНИЙ

Усвоение знаний – процесс сложный, включающий в себя овладение совокупностью разнообразных операций и действий. В психологическом аспекте усвоение определяется как познавательная деятельность, включающая такие психические процессы, как восприятие, память, мышление. Вместе с тем, усвоение знаний предполагает не только участие мыслительных процессов. Оно непосредственно связано также с особенностями ...

В последние десятилетия изучение метафоры все чаще охватывает различные области знания – философию, психологию, логику и т.д. Интерес к метафоре повлиял не только на установление мультидисциплинарных связей и консолидацию усилий различных наук, но и способствовал развитию когнитивистики, основу которой составляет «предположение о том, что человеческие когнитивные структуры (восприятие, язык, мышление, память, действие) неразрывно связаны между собой в рамках одной общей задачи – осуществления процессов усвоения, переработки и трансформации знания, которые, собственно, и определяют сущность человеческого разума» [Петров 1988: 41].

Когнитивную науку можно представить как «федерацию» наук, в которую входят: искусственный интеллект (или «прикладная философия»), языкознание, психология и неврология; когнитивная психология и лингвистика (или – психолингвистика), философия, антропология и нейронауки, логика, математическое моделирование, теория информации, кибернетика и компьютерная наука. Положения, выдвинутые когнитивной наукой в качестве неоспоримых догм, обусловливаются и порождаются идеей именно о междисциплинарной структуре «нового» направления [Gardner, Wolf 1987: 117, цит.по: Демьянков 1994: 19].

1. Исследуются не просто наблюдаемые действия (т.е.продукты), а их ментальные репрезентации, символы, стратегии и другие ненаблюдаемые процессы и способности человека (которые и порождают действия);

2. На протекании этих процессов сказывается конкретное содержание действий и процессов;

3. Культура формирует человека: индивид всегда находится под влиянием своей культуры.

Т.Г.Скребцова связывает зарождение когнитивного подхода в лингвистике с книгой Дж.Миллера и Ф.Джонсон-Лэрда «Язык и восприятие» (1976г.), но как полноправное научное направление когнитивная лингвистика оформилась лишь с середины 1980-х годов. В 1989 г. в Дуйсбурге (Германия) состоялась первая конференция по конгнитивной лингвистике, где была учреждена Международная ассоциация конгитивной лингвистики, журнал Cognitive Linguistics и серия монографий Cognitive Linguistics Research.

9 стр., 4451 слов

Зубкова. Метафора в философской парадигме

УДК 81'23 МЕТАФОРА В ФИЛОСОФСКОЙ ПАРАДИГМЕ © 2010 О. С. Зубкова канд. филолог. наук, докторант каф. проф. коммуникации и иностранных языков e-mail:olgaz4@rambler.ru Курский государственный университет Статья посвящена философскому анализу феномена метафоры. Рассмотрены основные теории и концепции, определившие дальнейшее изучение этого феномена. Ключевые слова: метафора, теории метафоры, логика, ...

Совместная работа в рамках когнитивной лингвистики рассматривается учеными как поиск способов демонстрации того, как языковые выражения порождают концептуальные структуры, являющиеся естественным отражением когнитивных способностей человека. Когнитивная лингвистика (далее КЛ), по мнению ведущих российских когнитивистов, — это «лингвистическое направление, в центре внимания которого находится язык как общий когнитивный механизм, как когнитивный инструмент – система знаков, играющих роль в репрезентации (кодировании) и трансформировании информации» [Демьянков, Кубрякова 2001: 35].

Когнитивный подход к метафоре связан с поиском заключенных в ней глубинных значений, в данном случае метафора понимается, как способ мышления, осознания мира и создания некоторой картины мира, основанной на уже имеющемся и у говорящего и у адресата знаний.

Таким образом, метафоры отражают «когнитивные процессы, с помощью которых мы углубляем наши представления о мире и создаем новые гипотезы. Новые метафоры изменяют повседневный язык , которым мы пользуемся, и одновременно меняют способы нашего восприятия и постижения мира. … они играют определенную роль в культурной эволюции» [МакКормак 1990: 360].

Отношения к дискурсу как «сложному коммуникативному явлению», а к метафоре как вербальной оболочке интерпретации картины мира потребовало совершенно иных подходов в описании метафорических процессов. Об этом пишут А.Н.Баранов и Ю.Н.Караулов: «С когнитивной точки зрения процессы метафоризации — это операции над знаниями, часто приводящие к изменению онтологического статуса знания (неизвестное становится известным, а известное совершенно новым и т.п.)» [Баранов 1991]. Воспринимаемая информация должна быть «вытянута» из предшествующего речевого опыта, из наблюдений и логических предположений и т.д. Коммуникативный контекст должен основываться на личностных знаниях носителей языка, вбирать в себя весь предшествующий индивидуальный и социальный опыт. При этом, с одной стороны, говорящий должен иметь определенные цели высказывания, ради которых и производится речевое действие. С другой стороны, слушающий должен иметь желание воспринимать эту информацию. Трудно не согласиться с Э.МакКормаком в том, что «не являясь статистической грамматической категорией, метафора существует и виде динамического когнитивного процесса, предлагающего новые гипотезы, и виде динамического культурного процесса, изменяющего наш устный и письменный язык» [МакКормак 1990: 364]. Как подчеркивает Т.А. ван Дейк, «анализ всех этих наблюдаемых способов выражения должен быть представлен в терминах знания, имеющего более общий характер: понимание неизбежно базируется на более общих концептах, категориях, правилах и стратегиях» [Дейк 1989: 16].

6 стр., 2532 слов

ТЕОРИИ МЕТАФОРЫ ХХ ВЕКА в философии

МЕТАФОРА В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ Термин “метафора” является древнегреческим по происхождению. Он произведен от глагола “metajerw” (“переносить”) и означает в переводе “перенесенное слово”, “слово в переносном значении” и был введен в состав словаря риторики и философии одним из учеников софистов Горгия и Продика – Исократом (436-338 до н.э.), известным афинским оратором, публицистом и учителем ...

Одной из общих характеристик метафоры является ее мимолетность. «Метафора не воспроизводится, она производится каждый раз заново» [Симашко 1993: 4], и, если происходит частое употребление определенного метафорического оборота, чувство новизны стирается, переносное значение слова может стать постоянным, а сама метафора может превратиться в идиому или фразеологизм [там же].

По мнению некоторых лингвистов, единственным аутентичным методом когнитивной лингвистики служит «теория концептуальной метафоры», разработанная Дж.Лакоффом и М.Джонсоном.

Дж.Лакофф и М.Джонсон понимают положение о мимолетности метафоры следующим образом: метафора не только существует как результат работы мозга, но также может быть мотивирующим стимулом , так как обладает несколькими следствиями [Лакофф, Джонсон 2004: 137-140]:

  1. «Метафора высвечивает одни свойства и в то же время скрывает другие» [с.139];
  2. «Из метафоры следуют не просто другие концепты, но специфические аспекты этих концептов» [с.139];
  3. «Метафора может приобретать эффект обратной связи, направляя наши действия в соответствии со своим содержанием» [с.140];
  4. Метафоры «санкционируют те или иные действия, подтверждают выводы и помогают устанавливать цели» [с.140];
  5. Смысл метафоры «частично обусловлен культурно, а частично связан с предшествующим опытом» индивида [с.140].

Традиционно метафоризацию связывают с полисемией слова, и даже в более узком смысле, с ее видом — нерегулярной полисемией [Апресян 1995: 190]. Т.Г.Скребцова представляет внутреннюю структуру многозначной единицы «в виде сетевой модели, узлы которой характеризуются разной степенью центральности и когнитивной выделенности и связаны между собой отношениями различной природы и разной степени близости» [Скребцова 2000: 17]. Именно перераспределение «узлов внутри единицы и перенос «узла» одной единицы в «сетевую модель» единицы другой понятийной области понимается в когнитивной лингвистике как метафоризация. В метафоре, «между (словами) А и Б устанавливается отношение сходства или аналогии, при том, что А и Б принадлежат двум когнитивно далеким друг от друга областям» [Кобозева 2003: 72].

2 стр., 608 слов

Функции и роли вожатого

Функции и роли вожатого Материал из Летний лагеря Перейти к: навигация,поиск Роль, функции Сильные стороны Возможные проблемы - При слишком высоком уровне: Возможные проблемы - При слишком низком уровне: 1. Наставник- В этой роли вожатый должен быть чутким, открытым, внимательным, охотно идущим навстречу, готовым помочь. Играя эту роль, вожатый выслушивает и выполняет законные просьбы, выставляет ...

2.2. Методика описания метафорической модели

В первые десятилетия существования теории регулярной многозначности рассматривались однотипные вторичные значения слов только одной части речи и только одной лексико-семантической группы. Позднее было высказано мнение о целесообразности изуче­ния однотипных вторичных значений близких по семантике слов, относящихся к различным частям речи (межчастеречные модели) [Мякова 2000: 118].

Как уже говорилось выше, при когнитивном анализе метафорических моделей элиминируются все ограничения, определяющие особенности традиционного структурного подхода, в том числе не только требования о принадлежности рассматриваемых элементов к одной лексико-семантической группе или хотя бы к одной части речи, но и ограничения, связанные с уровнями языка: в рамках единой системы рассматриваются собственно лексические единицы, фразеологизмы и их компоненты, а также другие воспроизводимые единицы (пословицы, поговорки, афоризмы и т. п.) [Когнитивная лингвистика: современное состояние и перспективы развития 1998: 183]. К анализу привлекаются не только собственно метафоры, но и другие тропы: метафорический эпитет, сравнение, ирония, гипербола, литота и т. п.

При анализе современной речи для описания метафорической модели необходимо охарактеризовать следующие ее признаки:

  1. Исходную понятийную область(в других терминах — ментальную сферу-источник, сферу-донор, источник метафорической экспансии), то есть в терминах теории регулярной многозначности семантическую сферу, к которой относятся охватываемые моделью слова в первичном значении [Чудинов 2003б:70];
  2. Новую понятийную область(в других терминах — ментальную сферу-мишень, сферу-магнит, денотативную зону, реципиентную сферу, направление метафорической экспансии, область цели) [Чудинов 2003б: 70], то есть семантическую сферу, к которой относятся охватываемые моделью слова в переносном значении.
  3. Относящиеся к данной модели фреймы, каждый из которых понимается как фрагмент наивной языковой картины мира и, которые структурируют соответствующую понятийную область (концептуальную сферу); «Фрейм организует наше понимание мира в целом… фрейм — структура данных для представления стереотипной ситуации» [Чудинов 2003б: 71];
  4. Составляющие каждый фрейм типовые СЛОТЫ, то есть элементы ситуации, которые включают какую-то часть фрейма, какой-то аспект его конкретизации. Например, фрейм «Вооружение» включает такие слоты, как «огнестрельное и холодное оружие», «боевая техника», «боеприпасы» и т.

    7 стр., 3004 слов

    Метафора в психотерапии

    Метафора в психотерапии Большинство психотерапевтических направлений активно используют метафору как средство воздействия на клиента. Метафорическая коммуникация (общение посредством метафор) занимает видное место в гештальт-терапии, НЛП, гуманистически и экзистенциально ориентированных подходах, эриксонианстве . Во многих видах психотерапии метафора выполняет роль методологической основы, ...

    п. При характеристике составляющих слота мы используем термин «концепт»; для обозначения концептов чаще всего используются слова естественного языка. Как отмечает Е. С. Кубрякова, концепт отражает представления «…о тех смыслах, которыми оперирует человек в процессах мышления и, которые отражают содержание опыта и знания, содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких квантов знания» [Чудинов 2003б: 71]. Концепт в отличие от лексической единицы (слова) — это единица сознания, ментального лексикона. По словам Е. В. Рахилиной, «главным свойством концептов нередко считается их неизолированность, связанность с другими такими же — это определяет то, что, всякий концепт погружен в домены, которые образуют структуру… Домены образуют тот фон, из которого выделяется концепт» Совокупность всех существующих в национальном сознании концептов образует концептуальную систему, концептосферу [Чудинов 2003б: 71-72];

  5. Компонент, который связывает первичные и вторичные значения охватываемых данной моделью единиц,то есть выяснить, что дает основания для метафорического использования соответствующих концептов, почему понятийная структура сферы источника оказывается подходящей для обозначения элементов совсем другой сферы.

    [Чудинов 2001: 52]. При дальнейшей характеристике метафорической модели обычно можно определить ее продуктивность (способность к развертыванию и типовые направления развертывания) и частотность, выявить прагматический потенциал, то есть типовые особенности воздействия на адресата, а также «тяготение» модели к определенным сферам общения, речевым жанрам, социальным ситуациям и т. п. [Чудинов 2003б: 72];

  6. Дискурсивная характеристика модели – типичные для данных метафор концептуальные векторы, эмотивные характеристики, прагматический потенциал модели и т.п.;
  7. Продуктивность модели— способность к развертыванию и типовые модели развертывания в тексте и дискурсе [Чудинов 2001: 44].

По определению создателя теории фреймов М. Минского, фреймы «являются центрами концентрированного представления знаний о том, как связаны между собой различные предметы и явления, каким образом они используются и как они друг с другом взаимодействуют» [Минский 1979: 47]. Российские когнитивисты придерживаются той точки зрения, что «фреймы служат репрезентациями стереотипных ситуаций дискурсивно-прагматической природы» [Алефиренко 2001: 83] и, следовательно, объединяют лингвистическую и экстралингвистическую информацию. Структура фрейма как типовой ситуации, «ассоциативного набора обязательных и факультативных компонентов – смысловых узлов (слотов) и терминалов» [там же] оказывает влияние на выбор сигнификативных и денотативных (по определению И.М. Кобозевой) дескрипторов, участвующих в создании метафоры.

Если использовать метафорический образ, то сценарий модели можно сопоставить с последовательностью кадров на кинопленке, фрейм — с отдельным кадром, а слот — с его частью. Если быть более точным, то сценарий модели следовало бы сравнивать не с каким-то конкретным фильмом, а с типовым содержанием фильмов определенного жанра (детектив, «мыльная опера» и т. п.).

Соответственно фрейм — это как бы типичный кадр из соответствующих фильмов (например, полиция преследует преступников), а слот — типовой компонент такого кадра.

2.3. Функции метафоры

По существу метафора является моделью, выполняющей в языке ту же функцию, что и словообразовательная модель, но только более слож­ную и к тому же действующую «скрыто» и нестандартно [Телия 1988: 43].

Рассматривая функции метафорического моделирования, специалисты по регуляр­ной многозначности отмечают, что при его помощи человек «как бы отмечает пункты наиболее напряженной активности человеческой мысли по выработке адекватного миропонимания», эти модели своего рода «русло, по которому привычно движется бессознательная творческая активность всенародного сознания, и дискуссионное поле, творческая лаборатория по созиданию образа мира у человека» [Постовалова 1994: 208]. Использование новых слов по уже существующим моделям часто создает в тексте оптимальное соотношение стандарта (использование модели), экспрессии (различные виды оживления метафоры), привлекает внимание адресата к способу выражения мысли, которая воспринимается как более яркая и значимая [Телия 1988: 46].

В соответствии с представлениями современной когнитивной семантики метафорическое моделирование — это отражающее национальное, социальное и личностное самосознание средство постижения, представления и оценки какого-то фрагмента действительности при помощи сценариев, фреймов и слотов, относящихся к совершенно иной понятийной области. Соответственно в качестве основной выделяется когнитивная функция метафоры, то есть функция обработки и переработки информации. Следует уточ­нить, что когнитивная функция – это основная, но не единственная функция метафорической модели [Чудинов 2001: 62].

Для структурной семантики различия между метафорическими и неметафорическими номинациями заключаются преимущественно в следующем: слова с прямой и образной номинацией совпадают по набору основных семантических признаков, но метафора обладает мощным коннотативным ореолом: семы эмотивности, яркая внутренняя форма, образность — все это дает разнообразные дополнительные приращения смысла и влияет на восприятие текста адресатом [Когнитивная лингвистика: современное состояние и перспективы развития 1998: 214].

Исследование метафоры в газетном тексте было бы, с нашей точки зрения, неполным без изучения принципов функционирования метафорических выражений. Мы используем классификацию функций политической метафоры, предложенную А.П.Чудиновым (2001), так как полагаем, что политический и медиа-дискурсы могут быть отождествлены на том основании, что участники и события последнего нередко являются временной или интегрированной частью первого. Рассматривая средства массовой информации как «четвертую власть», многие ученые оценивают массмедийные тексты как разновидность политических. Кроме того, категория функционирования всегда является неотъемлемой частью анализа лингвистического феномена, а «получить объективную картину состава используемых метафорических моделей и оценить степень их продуктивности можно на основе предварительной выработки критериев метафоричности с учетом функций метафоры в данном типе дискурса» [Кобозева 2003: 74] .

Функции когнитивной метафоры [Чудинов 2001: 47-50]:

1. Когнитивная [Чудинов 2001: 47], или интерпретационная [Добросклонская 2000: 181] — функция обработки информации, представляющая собой следствие когнитивной деятельности, т.е. «дешифровки, объяснения, интерпретации, анализа, приводящих к пониманию текстового сообщения, установлению его смысла и «обертонов» и «приращений смысла» [Расторгуева, 1998, цит. по Перескокова 2005: 39]. Что позволяет рассматривать медиа-тексты не только как отдельные произведения речи, но и как результат совокупной деятельности людей и организаций, занятых в производстве и распределении информации» [Добросклонская 2000: 181].

2. Номинативная функция реализуется в тех случаях, когда у метафоризированного события нет вербальной номинации или когда говорящего не устраивает общепринятое наименование реалии.

3. Коммуникативная функция делает процесс передачи новой информации более доступным.

4. Прагматическая функция, «является мощным средством формирования у адресата необходимого говорящему эмоционального состояния и мировосприятия» [Чудинов 2001: 48].

5. Изобразительная функция позволяет сделать сообщение более эмоционально привлекательным, ярким по форме и содержанию.

6. Инструментальная функция помогает домысливать нераскрытую метафорой информацию и создавать собственную картину происходящего.

7. Гипотетическая функция помогает понять перспективы развития ситуации и смоделировать возможный результат.

8. Моделирующая функция помогает моделировать, схематизировать реальную картину мира и уяснять взаимосвязи ее составляющих.

9. Эвфемистическая функция способна завуалировать неприятные коробящие суждения, делая их более благозвучными, что позволяет избежать грубых, оскорбительных выражений.

10. Популяризаторская функция позволяет передать сложную мысль в наиболее доступной форме.

Данная классификация является, на наш взгляд, наиболее полной, но справедливо отметить несколько функций, предложенных и другими авторами:

1. Эвристическая функция по сути своей близка к гипотетической функции. Такая метафора «при выборе способа действия в той или иной политической ситуации предлагает взглянуть на нее таким образом, как если бы ее участники – политические субъекты – были частными лицами» [Кобозева 2001: 70].

2. Функция информационного приращения является, по мнению И.М.Кобозевой, самой важной в политическом дискурсе. Часто метафорический контекст минимизирует усилия рассказчика и/или место на газетной полосе и сообщает в краткой сжатой форме большее количество информации, чем то, которое бы автор передал, не прибегая к метафоре.

3. Аргументированная функция служит средством убеждения аудитории в правильности тех или иных политических взглядов [Кобозева 2003: 4].

4. функция создания у партнеров по коммуникации общей платформы, опираясь на которую субъект речи может более успешно вносить в сознание адресата необщепринятые мнения [там же].

5. Мнемоническая функция позволяет «передавать основную идею, главный смысл в яркой запоминающейся форме, особенно в случае парафраза хорошо известного текста» [Добросклонская 2000: 211].

Существует несколько разновидностей когнитивной функции:

Номинативно-оценочная: метафора может служить способом создания названий для новых, пока еще «безымянных» реалий, например, перестройка. Но значительно чаще метафора – это другое название взамен уже существующего, но по каким-то причинам не устраивающего автора [Чудинов 2003а: 60].

Моделирующая (схематизирующая): метафора позволяет создать некую модель реальности при помощи системы концептов, относящихся к совершенно иной понятийной области. Таким образом данная ситуации представляется как нечто уже знакомое, для нее как бы уже существует готовая оценка [там же].

Инструментальная метафора более характерна для научного дискурса, но в ненаучном дискурсе помогает субъекту мыслить, формировать собственные представления о мире, то есть выступает как своего рода инструмент мышления [там же: 61].

Гипотетическая: метафора позволяет представить что-то еще не до конца осознанное, создать некоторое предположение о сущности метафорически характеризуемого объекта. Также, эта разновидность когнитивной метафоры свойственна научному дискурсу [там же].

Заканчивая обзор, следует отметить, что рассмотренные функции метафоры лишь относительно автономны, в конкретных текстах они тесно переплетаются между собой. В зависимости от ситуации значимость той или иной функции метафоры может возрастать или уменьшаться [там же: 66].

2.4. Проблемы инвентаризации и систематизации метафорических моделей

К настоящему времени существует несколько вариантов инвентари­зации метафорических моделей. Так, еще в монографии Ю. Д. Ап­ресяна [1974] приведен обширный список моделей регулярной мно­гозначности для русских глаголов, имен существительных и прила­гательных. Значительное количество моделей глагольной много­значности рассмотрено в монографии А. П. Чудинова [1988]. В исследовании Н. В. Павлович [1995] предпринята попытка выделить и, по возможности, полно охарактеризовать наиболее типичные для русского языка метафорические формулы (в другой терминоло­гии — метафорические модели), что, по мнению автора, необходимо как для анализа конкретных художественных текстов, так и для по­стижения закономерностей русского национального менталитета. В связи с этим Н. В. Павлович ставит вопрос: «Может быть, действи­тельно, их не так много, этих традиционных формул? Время — вода, смерть — сон, земля — мать, жизнь — битва и еще, к примеру, десятка два подобных широко употребляемых повсюду образов?» [цит. по Манькова htpp]. Сходную позицию занимает Н. А. Кузьмина, которая счи­тает, что «общее число архетипов, по-видимому, невелико для по­этического языка в целом и, конечно, для каждого его синхронного состояния [Кузьмина 1999: 297]. Значительно более осторожную позицию занимают А. Н. Баранов и Ю. Н. Караулов, которые указывают на множество сложностей как при определении границ соответствую­щих моделям понятийных областей, так и при дифференциации кон­кретных моделей [Баранов и др.1991].

Исследуя типичные свойства метафорических моделей, А.Н. Баранов и Ю.Н. Караулов отмечают, что такие единицы способны взаимодействовать друг с другом. Существующие в человеческом сознании метафорические модели – это своего рода комплекс метафорических полей, свойства которого во многом аналогичны свойствам лексико-семантических полей [Баранов и др.1991].

2.5. Человек, социум, природа и вещи: понятийные сферы-источники метафорической экспансии

Многообразие метафорических моделей требует их многомерной классификации. Исследования показывают, что метафорические модели дифференцируются только на основе послуживших источниками концептуальной метафорической экспансии понятийных сфер (в других терминах — донорских зон, доменов, сигнификативных дескрипторов, исходных семантических полей, типов первичных значений) [Чудинов 2003а: 83].

Создаваемая человеком картина мира изначально антропоцентрична: этот мир строится разумом человека, который концептуализирует реалии, опираясь на свои представления о соотношении индивида и мира. Метафора реализует представления о человеке как о центре мира [Телия 1988: 106].

Содержание основных разрядов русской метафоры последнего десятилетия XX века может быть обобщено следующим образом:

Антропоморфная метафора. При исследовании этого разряда анализируются концепты, относящиеся к исходным понятийным сферам «Анатомия и физиология», «Болезнь», «Секс», «Семья». В данном случае человек моделирует политическую реальность исключительно по своему подобию [Чудинов 2003а: 88-89].

Природоморфная метафора. Источниками метафорической экспансии в данном случае служат понятийные сферы «Животный мир», «Мир растений», «Мир неживой природы», то есть политические реалии осознаются в концептах мира окружающей человека живой или неживой природы [Чудинов 2003а: 89].

Социоморфная метафора. Исследуются концепты, относящиеся к понятийным сферам «Преступность», «Война», «Театр (зрелищные искусства)», «Игра и спорт» [Чудинов 2003а: 90].

Артефактная метафора. Исследуются понятные сферы «Дом (здание)» и «Механизм». В данном случае политические реалии представляются как предметы, созданные трудом человека [Чудинов 2003а: 91-92].

Названные разряды метафор можно схематично представить следующим образом: «Человек и природа», «Человек и общество», «Человек и результаты его труда», «Человек как центр мироздания».

Важно подчеркнуть, что в основе каждой понятийной сферы лежит концептуализация человеком себя и мира в процессе когнитивной деятельности. Именно поэтому выделяется, например, понятийный разряд «Человек и природа», а не категория (или семантическое поле) «Природа». В соответствии с представлениями когнитивной лингвистики в основе метафоры лежат не значения слов и не объективно существующие категории, а сформировавшиеся в сознании человека концепты. Эти концепты содержат представления человека о свойствах самого человека и окружающего его мира. Всякий концепт является не изолированной единицей, а частью домена (ментального пространства, понятийной сферы).

Домены образуют тот фон, из которого выделяется концепт. Концепты, как и домены в целом, отражают не научную картину мира, а обыденные («наивные») представления человека о мире [Чудинов 2003а: 93-95].