Депрессии у детей

К ТИПОЛОГИИ ДЕПРЕССИЙ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

Лекомцев В.Т.

Аффективные расстройства относятся к числу наиболее распространенных проявлений психических заболеваний у подростков. При этом. Выделение депрессий у подростков на основные типы по их симпто­матике оказывается чрезвычайно важным не только в теоретичес­ком, но и в практическом плане для выбора правильной тактики ле­чения, установления диагноза, определения тенденций течения бо­лезни, личностного и социального прогноза (М.Ш. Вроно, 1967, 1991; И.А. Козлова; 1967; В.М. Башина, 1984; В.В. Королев, 1992; Б.В. Воронков, 1993; Д. Н. Оудсхоорн, 1993; В.В. Ковалев, 1995; Daniel Hell, 1999; В.Я. Семке, 1999).

Несмотря на все свои феноменологические своеобразия, депрессии у подростков вполне сопоставимы с депрессиями взрослых типологически. В основе разделения на типы депрессивных состояний у подростков лежит оп­ределение ведущего расстройства, доминирующего над другой депрес­сивной симптоматикой и не исчезающего в периоды ее временного ос­лабления: характер преобладающего настроения, а при отсутствии его дифференцированности и устойчивости — идеаторные, моторные или соматовегетативные нарушения. За период с 1997 по 1999 годы в республиканской клинической психиатрической больнице и кабинете психологической помощи ИУУ УР с учетом особенностей клинической картины выделены варианты депрессий у детей и подростков: тос­кливо-тревожная, дисфорическая, депрессия с психопатоподобными расстройствами, адинамическая, астеноподобная, ступидная, анестетическая и соматизированная депрес­сии, а также «юношеская астеническая несостоятельность» ( Диаграмма 1).

Этот пере­чень все же не исчерпывает всех вариантов депрессии у подрос­тков. Н.М. Иовчук, А. А Северный (1999) выделяют 14 вариантов депрессивных состояний.

Тоскливо-тревожная депрессия характеризуется сочетанием меланхолическо­го аффекта с идеаторной и моторной заторможенностью, депрессив­ными бредовыми идеями самообвинения и самоуничижения. Больные испытывают чувство невыносимой душевной боли, локализированной за грудиной, в области сердца, иногда в правой стороне груди или в эпигастрии; настоящее, прошлое и будущее воспринимается в мрачных то­нах; ни игрушки, ни занятия, ни развлечения не вызывают радости и удовольствия. Дети

жалуются на чувство безысходности, измененности, тяжесть, боли или неприятные ощущения в различных частях тела, «поглупение», потерю памяти, невозможность сосредоточиться. При этом дети до 10—12-летнего возраста редко определяют свое настрое­ние как тоскливое, обозначая его как грустное, печальное, скучное, не­выносимое. При тоскливой депрессии отмечается изменение всего об­лика ребенка: осунувшиеся, похудевшие, с землистым цветом лица, си­невой под глазами, дети ходят мелкими, шаркающими шагами, глядя в пол, ссутулившись. Нередко отмечаются признаки интоксикации: за­пекшиеся губы, запах изо рта, повышение температуры. Жалобы огра­ничиваются стереотипным, лаконичным повторением одних и тех же выражений, сопровождаются вялой жестикуляцией, однообразной пе­чальной мимикой, слезами. При усилении тоскливого аффекта возни­кают очерченные меланхолические раптусы с выраженным психомо­торным возбуждением, рыданиями, криком, безудержным движением, причитанием, отчаянием и неожиданными попытками самоубийства. Суточные колебания настроения при тоскливой депрессии достаточно отчетливы: в первой половине дня преобладают подавленность, слез­ливость, заторможенность; в вечернее время нарастают жалобы на грусть и моторной заторможенности. Нередко тоску у детей и подростков обрамляют тревожные регистры. Здесь для подростков характерны двигательное беспокойство, стремление к деятельности, как правило, она носит непродуктивный характер. Выраженная тревога приводит к

13 стр., 6430 слов

Развитие музыкально-творческих способностей детей среднего дошкольного ...

... способностей, творческой активности. В настоящей работе рассматриваются музыкально-творческие способности ребенка как важнейший и необходимый компонент его музыкально-творческого развития. Проблема ... Ильенков) психологами-теоретиками (Л.С.Выготский, Б.М.Теплов). работы, посвященные исследованию творческого развития детей (Н.А.Метлов, К.В.Головская, Н.А.Ветлугина, К В. Тарасова). МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: ...

возбуждению вплоть до двигательной бури. У двух подростков с акцентуацией

характера по циклоидному типу после массивной психогении наблюдались приступы по типу raptus melancholicus с оформлением синдрома teduum vitae.

У части больных в структуре тревожной депрессии возникали иллюзорные обманы восприятия, рудиментарные зрительные, слуховые галлюци­нации и, реже, различного рода навязчивости и ритуалы защиты.

Дисфорическая депрессия — доминирующим в дисфорической депрессии является не столько переживание собственной несостоятель­ности, сколько ощущение несправедливо нанесенной обиды, недооцен­ки окружающими, заброшенности, т.е. в своих неудачах дети склонны винить окружающих, что сопровождается оппозиционным, вызывающим поведением, грубостью, драками, антидисциплинарными поступками, уходами из дома. Дисфорическая депрессия отличается превалированием атипичного злобного аффекта с недовольством окружающим, раздражительностью, вспыльчивостью, временами приводящей к вспышкам ярости и агрессии со стремлением к разрушению. Иногда отмечается незначительная моторная заторможенность; более выраженными являются идеаторные расстройства в виде замедления ассоциативных процессов, трудностей осмысления и концен­трации внимания. Наряду с жалобам и на «плохое», «злое» настроение от­мечаются кратковременные тревожные, тоскливые или боязливые эпи­зоды, вялость, потеря былых интересов, снижение побуждений. Насту­пающая в связи с этими нарушениями учебная дезадаптация, как прави­ло, сопровождается поведенческими расстройствами, анти дисциплинарными поступками, злыми, циничными выходками, грубостью, драками, пропусками уроков, уходами из дома. Многие подростки отказываются от посещения школы и в связи с легкой подчиняемостью легко примы­кают к группам асоциальных подростков, начинают курить, выпивать, употреблять наркотики, вступают в ранние сексуальные связи. Суици­дальная опасность во время астенической дисфорической депрессии особенно велика, поскольку в связи с нераспознанностью патологического состояния под­ростки длительное время не получают адекватного лечения.

13 стр., 6430 слов

Развитие музыкально-творческих способностей детей среднего дошкольного ...

... способностей, творческой активности. В настоящей работе рассматриваются музыкально-творческие способности ребенка как важнейший и необходимый компонент его музыкально-творческого развития. Проблема ... Ильенков) психологами-теоретиками (Л.С.Выготский, Б.М.Теплов). работы, посвященные исследованию творческого развития детей (Н.А.Метлов, К.В.Головская, Н.А.Ветлугина, К В. Тарасова). МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: ...

Депрессия с психопатоподобными расстройствами — депрессивное состояние, в котором расстройства, имитирующие патологию характе­ра (грубость, дерзость, злобность, агрессивность, оппозиционность, по­вышенная возбудимость, деспотизм, истероидность и т.п.).

Депрессия выступают в сочетании с поведенческими нарушениями: пропусками занятий, от­казом от посещения школы, драками, антидисциплинарными поступ­ками, уходами, бродяжничеством, употреблением наркотических ве­ществ, а иногда и криминальными дей­ствиями. Поведенческие расстройства, чрезвычайно часто возникаю­щие во время депрессии у детей препубертатного возраста и у подрост­ков и ее маскирующие, колеблются от элементарных анти дисциплинарных поступков до тяжелых форм девиантного поведения. Они, как правило, носят защитный характер и часто обусловлены неосознанным стремлением депрессивного ребенка облегчить свое душевное состоя­ние в компании сверстников с помощью алкоголя, курения, наркоти­ков. Истинного оживления влечений в период депрессии обычно не про­исходит; исключение составляют крайне редкие, пародоксально спа­янные с тревожной депрессией разнообразные влечения овладевающе­го характера — от стремления к покупке престижной игрушки, одежды и т.п. до нелепых влечений с садистической, дромоманической или сек­суальной окраской.

Адинамическая депрессия — депрессивное состояние, в котором на первый план выступают расстройства энергии: снижение побуж­дений, бессилие, вялость, лень, слабость эмоционального отклика при субъективно слабом ощущении сниженного настроения. В наиболее легких случаях адинамическая депрессия ограничивается жалобами на постоянную усталость, утомление, нежелание приступить к заня­тиям и даже игре, угасание интересов. Адинамическая депрессия со­провождается медлительностью и бездеятельностью, хотя идеаторная и моторная заторможенность отсутствуют или являются минималь­ными. Больные в основном не отмечают затруднений в движении, могут быстро ходить и бегать, но отсутствует желание играть, зани­маться спортом, выходить на улицу. Снижение продуктивности в уче­бе возникает из-за трудностей включения в работу, слабости концент­рации и непродолжительности активного внимания, хотя при конт­роле и стимуляции со стороны взрослых ребенок выполняет задания, достаточно хорошо усваивает учебный материал, а снижение успевае­мости является очень незначительным. Тем более неожиданным при адинамической депрессии является отказ от посещения школы, кото­рый базируется на утрате заинтересованности в учебе и контакте со сверстниками, безразличии к мнению окружающих и своей судьбе.

25 стр., 12056 слов

107)Расстройства сферы ощущений и психосенсорного синтеза. Разграничение ...

... состояния, депрессивный синдром, при интоксикациях и токсоманиях, при шизофрении, при органичкских заболеваниях. 90) Психосенсорные расстройства. (метаморфопсии). Расстройства ... Замедление мышления, заторможенность мышления – при депрессии, оглушении, астении, стеснительные по характеру ... с-м. - псевдогаллюцинации; - бредовые идеи воздействия, преследования; - психический автоматизм. Виды: ...

Оставаясь дома, дети и подростки с адинамической депрессией про­водят время в безделье, ничем не могут себя занять, жалуются на ску­ку, но не хотят играть и разговаривать ни с кем. Внешне поведение напоминает больных с мутизмом. Периодически возникают вечерние эпи­зоды, окрашенные тревожно-боязливым аффектом, или истеричес­кие состояния, имеющие связь со значимым для больного реактив­ным фактором, но чаще в вечернее время состояние улучшается: дети или подростки становятся активнее, целенаправленнее, эмоциональ­нее. На фоне адинамической депрессии нередко отмечаются наруше­ния поведения, пик которых также соответствует времени увеличения активности, т.е. второй половине дня. Адинамические депрессии от­мечаются во всех возрастных группах детства. Чаще адинамические депрессии нами выявлялись при шизофрении, в структуре циклотимии. Для адинамической депрес­сии в рамках шизофрении характерны эпизоды немотивированного страха, идеи отношения, элементарные идеи преследования.

Астеноподобная депрессия проявляется прежде всего утомляе­мостью, истощаемостью, раздражительностью и гиперестезией, в связи с чем депрессив­ное состояние имеет определенное сходство с астеническим синдро­мом. При астеноподобной депрессии дети и подростки жалуются на вя­лость, слабость, усталость, непереносимость учебных нагрузок, шума, яркого света, обидчивость, плаксивость, головные боли, тяжесть во всем теле, неприятные телесные ощущения, общее недомогание, сни­жение памяти. Усталость, утомление, нарушение памяти и концент­рации внимания носят, однако, не истинно астенический характер, проявляясь уже в начале работы и сменяясь повышенной работоспо­собностью в конце дня. Астеноподобные депрессии сопровождаются падением аппетита, нарушением сна (трудностями засыпания, пре­рывистостью, чуткостью сна, отсутствием гедонического компонента сна).

Собственно аффективные расстройства при астеноподобной депрессии являются малодифференцированными, аморфными и неустойчивыми. Нередко при астеноподобных депрессиях возникают очерченные состояния с дисфорической окраской настроения, наступающие в основном при не­благоприятных ситуациях. Такими же фрагментар­ными являются идеи «ненужности» и сензитивные идеи отношения.

Ступидная депрессия — депрессивное состояние, в котором преоб­ладающей является идеаторная заторможенность при отсутствии или слабой выраженности торможения в сфере моторики и стертости деп­рессивного настроения. У школьников при депрессии этого типа отмечается резкое падение успеваемости, связанное с утратой способности к восприятию новых сведений, субъективным ощущением потери па­мяти, затрудненности к воспроизведению нового материала и сосредо­точения внимания. При выраженном и длительном характере ступидной депрессии возникает так называемая депрессивная псевдодебильность, имитирующая олигофрению. На этом фоне отмечаются нередко выраженные идеи несостоятельности, самоуничижения, сензитивные идеи отношения, страх школы, иногда с полным отказом от ее посеще­ния, сопровождающийся приступами плача, истерическими реакция­ми или дисфорическими эпизодами со злобой, агрессией и разруши­тельными тенденциями. Ступидные депрессии возникают преимуще­ственно у школьников, но иногда и у детей старшего дошкольного воз­раста, что является поводом для обращения к психиатру для решения вопроса об уровне интеллекта и рекомендации посещения вспомога­тельной школы. В некоторых случаях кратковременные (продолжитель­ностью 2-3 недели) ступидные депрессии не успевают вызвать школь­ной дизадаптации и выявляются ретроспективно при возникновении более тяжелых и длительных психических расстройств. Ступидные деп­рессии у детей наблюдаются в рамках шизофрении, циклотимии, реак­тивных и невротических состояний. Ступидные депрессии при шизоф­рении кроме идеаторной заторможенности почти всегда включают сим­птомы нарушения мышления — обрывы, наплывы мыслей, ощущение пустоты в голове, сопровождающиеся чувством измененности и иногда страхом сумасшествия. При этом последующие депрессии, оставаясь ступидными, приобретают все более выраженные черты «интеллекту­ального краха» за счет углубления симптомов нарушения мышления.

5 стр., 2425 слов

Маскированные депрессии 2

... у различных специалистов может растягиваться на длительное время, достигая иногда 5-8 лет, причем интенсивность депрессии в течение этого времени, как правило, значительно нарастает. ... Ю.В.Каннабих, 1914), соматический эквивалент (Т. А. Невзорова, 1962,1965), аффективный эквивалент, депрессия без депрессии, тимопатический эквивалент, психовегетативный синдром и т.д. В последние годы число ...

В данном случае речь идет о типичной для младшего школьного возраста ступидной депрессии. Как и в преобладающем большин­стве детских депрессий, выступающий на первый план «интеллекту­альный крах», сопровождается множественными непостоянными и фрагментарными расстройствами: психосоматическими (головные боли, боли в животе), страхом, раздражительностью, депрессивны­ми идеями заброшенности и отношения. Своевременно назначен­ное лечение позволило в достаточно короткие сроки купировать деп­рессивное состояние и, следовательно, предотвратить почти неми­нуемую в подобных случаях учебную дезадаптацию ребенка.

Анастетическая депрессия — депрессивное состояние, протекаю­щее с преобладанием anaesthesia psychica dolorosa — психической ане­стезии, ощущением болезненного бесчувствия, отсутствием любви к близким, утратой чувств радости, печали, страха, исчезновением воз­можности сопереживания, сострадания, эмоционального резонанса, сопровождающихся мучительным переживанием своей эмоциональ­ной измененности. Анестетическая депрессия возникает чаще с подросткового с подросткового возраста имеет затяжной характер и чаще всего протекает с малой выраженностью или отсутствием болез­ненного компонента психической анестезии. Анестетическая депрес­сия в пубертатном периоде, как правило, возникает в рамках манифеста приступообразной шизофрении. На протя­жении одного приступа к анестетическим расстройствам со временем присоединяются другие более тяжелые психические расстройства.

Соматизированная (маскированная, ларвированная) депрессия — депрессивный симптомокомплекс, в котором до­минирует полиморфная, соматовегетативная симптоматика, имитирующая первичную соматическую патологию, маскирующая собственно депрессивные проявления, ко­торые тем не менее всегда присутствуют и могут быть выявлены. В преобладающем большинстве случаев дети с манифестной соматизированной депрессией осматриваются психиатром только после клинического демаскирования депрессии или возникновения по­вторных патологических состояний с отчетливым депрессивным аффектом. У некоторых детей, уже находившихся под наблюдением психиатра, соматизированные депрессии возникают на фоне очер­ченных депрессивных расстройств или другой психической симпто­матики. Следует напомнить, что жалобы на неприятные и болезнен­ные ощущения в различных частях тела отмечаются в большинстве всех исследуемых депрессий, но к соматизированные относится лишь небольшая их часть, а именно те депрессии, в которых патоло­гические телесные ощущения настолько выражены и массивны, что на долгое время заслоняют собой собственно депрессивную симп­томатику. Описанные выше неприятные, порой невыносимые теле­сные ощущения, боли, вегетативные и псевдоневрологические рас­стройства нередко сопровождаются ипохондрической фиксацией и астеноподобными нарушениями.

Жалобы на физическое неблаго­получие имеют различные оттенки: они или крайне однообразны, ограничены единственной, устойчивой, не исчезающей жалобой, или множественны, противоречивы и изменчивы. По характеру преоб­ладающих жалоб соматические «маски» детских депрессий в основ­ном делятся на желудочно-кишечные, неврологические, сердечно-­сосудистые, инфекционно-аллергические, дыхательные, кожные, смешанные. В связи со стертостью, недостаточной дифференцированностью депрессивного аффекта и недостаточностью словесного отчета отграничение указанных «масок» у ребенка от жалоб, обосно­ванных органическим поражением внутренних органов, является затруднительным. Наряду с особенностями телесных ощущений и фиксацией ребенка на своем состоянии здоровья к специфическим свойствам детских соматизированных депрессий относится склон­ность к возникновению очерченных приступообразных состояний с усилением неприятных телесных ощущений и вегетативных рас­стройств (особенно в препубертате), сопровождающихся тревогой, но чаще — страхом смерти с беспокойством или, напротив, скован­ностью и обездвиженностью. Повторные депрессивные состояния или по-прежнему отличаются маскированностью за счет пышности соматических жалоб, или обнаруживают ослабление соматовегетативного компонента и появление ярких собственно аффективных расстройств – в основном тоскливых или дисфорических.

Наиболее частыми в пубертатном возрасте являются депрессии с ведущими расстройствами интеллектуальной деятельности, извест­ными под названием «юношеской астенической несостоятельности». Фундаментальным нарушением в этих случаях является неспособ­ность к концентрации мыслей, отвлекаемость, не связанная с вне­шними обстоятельствами и в то же время не вызванная наличием доминирующей мысли, вытесняющей актуальное восприятие и ус­воение. Это расстройство носит непроизвольный и неуправляемый характер, посторонние мысли воспринимаются иногда как насиль­ственное вторжение. Следующим по частоте симптомом идеаторного нарушения является затруднение понимания смысла. Слушая или читая, подросток понимает отдельные слова, фразы, но не может уловить их логическую взаимосвязь и соответственно понять целое, то есть происходит нарушение высшего познавательного синтеза. Реже встречаются «малые идеаторные автоматизмы» типа «обрывов» мыслей, «отключения» мыслей, параллельных, хаотичных и перепле­тающихся мыслей вплоть до полной неспособности к речевому кон­такту. Эти явления непостоянны, часто носят приступообразный ха­рактер, особенно в ситуациях, требующих быстрой сообразительно­сти и имеющих повышенную мотивацию (контрольные, зачеты, эк­замены).

Как правило, такие приступообразные расстройства мыш­ления сопровождаются выраженной тревогой и страхом «утраты ра­зума». Среди подростков нередки жалобы на нарушение памяти. Трудность воспроизведения в основном состоит в невозможности логически снизать всплывающие в памяти отрывочные фрагменты, выстроить их в единую цепь, то есть и в данном случае речь идет не об истин­ном нарушении памяти, а о расстройстве ассоциативного процесса. Динамика этих нарушений в связи с интеллектуальной нагрузкой может быть разной: они могут возникать в самом начале работы, могут нарастать по мере утомления, но все же у большинства боль­ных умственная работоспособность улучшается в вечернее время, что прямо связано с общей закономерностью колебаний активности деп­рессивного подростка в течение дня. Нарушения мышления в боль­шинстве случаев выступают на фоне снижения активности, энергии, повышенной умственной и физической утомляемости, снижения побуждений и сужения круга интересов. Степень выраженности этих расстройств колеблется от легкой адинамии с чувством усталости, утратой интереса к учебе до ощущения полного физического бесси­лия, глубокой апатии, непереносимости даже незначительных фи­зических и психических нагрузок. Подростки говорят о необъясни­мом изменении своего характера, появлении странного безразличия или, напротив, несвойственной им раздражительности, нетерпимо­сти вплоть до приступов злобы и словесной агрессии. Больные чув­ствуют себя личностно измененными, утратившими внутреннюю энергию, побуждения, измененными физически — усталыми, сла­быми. Практически всем подросткам во время депрессии свойствен­но нарушение сна, в первую очередь засыпания, затруднения кото­рого сопровождается неуправляемым потоком неприятных мыслей с характером ментизма. Длительный сон не уменьшает утренней вя­лости и разбитости. В некоторых случаях ночной сон не нарушен, но сонливость сохраняется на протяжении всего дня.

Отношение подростков к своему состоянию обычно двойствен­но и неоднозначно. У них почти всегда отсутствует осознание болез­ни как патологического процесса, чуждого их психической и физи­ческой сущности. Самими подростками и их близкими эти состоя­ния трактуются как усталость вследствие психоэмоциональных на­грузок, а иногда — как лень или проявление дурного характера. В этом одна из причин обращения к врачу спустя месяцы, а иногда и года после начала депрессии. В то же время почти у всех подростков присутствует чувство собственной измененности и необычности сво­его самочувствия. Многие из них пытаются улучшить его с помощью различных физических упражнений, приема снотворных или тони­зирующих средств, особого режима дня. При этом в виде приступов или постоянно существует страх утратить память, совсем перестать соображать. Очень часто возникает идея совсем освободиться от ин­теллектуальной нагрузки, бросить школу, найти чисто физическую работу. Порой подростки так и поступают, а попадают к врачу уже при запущенной учебе и угрозе отчисления из школы.

Картина депрессивных состояний у детей обусловлена возраст­ным видоизменением симптоматики, которая накладывает отпеча­ток на любой вариант депрессии в возрастном преломлении. Для деп­рессий младенческого возраста характерны расстройства аппетита, сна, плаксивость, псевдорегрессивные симптомы в виде временной утраты приобретенных навыков или приостановки в развитии, мутизм, негативизм, прекращение игры. В младшем дошкольном воз­расте детям, прежде всего свойственны боязливость, приступообраз­ный плач, ночные страхи, аутоагрессия, несложные соматические жалобы, тики, энурез, энкопрез, возвращение к более простым фор­мам игры. При депрессиях в старшем дошкольном возрасте отмеча­ются конкретизация страха, появление тревоги, усложнение сома­тических жалоб и патологических фантазий, снижение побуждений, идеаторные навязчивости, появление защитных действий, агрессив­ность. У детей младшего школьного возраста уже появляются эле­ментарные депрессивные бредовые идеи самоуничижения, забро­шенности, сензитивные идеи отношения. Для них характерны так­же массивные идеаторные расстройства, сопровождающиеся паде­нием успеваемости и «школьной фобией», отчетливое снижение по­буждений, приступы дисфории, истероформные реакции. Депрес­сии в препубертатном возрасте приближаются к наблюдающимся в пубертате, отличаясь более или менее адекватной вербализацией деп­рессивных переживаний, появлением отчетливых идей отношения, выраженностью соматовегетативных расстройств, а также начальны­ми проявлениями специфической пубертатной симптоматики (дереализация, деперсонализация, дисморфофобическая, мировоззрен­ческая оппозиционность и реакция группирования).

Следует заме­тить, что возрастные оттенки депрессии могут соответственно сме­щаться в зависимости от уровня психического развития (интеллект, уровень речевого контакта и т.д.).

Рассматривая депрессии у подростков, авторы сочли нужным рассмотреть проблемы подростковой суицидологии. Подобный анализ является одной из важнейших и самостоятельных задач суицидололгической науки. В последнее десятилетие во всем мире отмечается тенденция роста суицидов во всем мире. Одной основных причин роста суицидов являются социально-экономические факторы (Е..М. Вроно, 1991; Требихин В.М., 1995, 1997; Красильников Г.Т., Никаноров А.И., Сапожникова Р.Б., 1998; Н.М. Иовчук, А.А Северный, 1999, Филипп Дж. Яничак, МД с соавт., 1999), хотя имеются данные о влиянии этно-культуральных факторов на показатели роста суицидов у подростков (А.И. Лазебник, 1997, 1999).

Приведем данные показателей процентного изменения уровня самоубийств в 62 странах в период с 1960 -1986 г.г. 1. Венгрия –81,0 %; 2. ФРГ- 2,0 %; 3. Шри-Ланка – 193,0 %; 4. Австрия – 25.5 %; 5. Дания – 37.0 %; 6. Финляндия – 30.0 %; 7. Бельгия – 63,0 %; 8. Швейцария – 19.0 %; 9. Франция – 44.0 %; 10. Суринам – 232.0 %; 11. Япония – 2.) %; 12. ГДР – 2,0 %; 13. Чехословакия – 15.0 %; 14. Швеция – 6.0 %;15. Куба – 59,0 %; 16. Болгария – 87,0 %; 17. Югославия – 16.0 %; 18. Норвегия – 120 %;19. Люксембург- 4,0 %; 20. Исландия- 25,0 %; 21. Польша – 62.0 %; 22. Канада –70 %; 23. Сингапур – 48,0 %; 24. США- 16.0 %; 25. Гонконг- 1.0 %; 26. Австралия – 9.0 %; 27.- Шотландия – 41.0 %; 28. Нидерланды – 67.0 %; 29. Сальвадор – 15.0 %; 30. Новая Зеландия –6.0 %; 31. Порто- Рико – 6.0 %; 32. Уругвай – 24,0 %; 33. Северная Ирландия – 111.0 %; 34. Португалия – 6.0 %; 35. Англия и Уэльс – 21.0 %; 36. Тринидад и Тобаго- 169.0 %; 37. Гваделупа- 102,0 %; 38. Ирландия-160,0 %; 39. Италия – 25,0 %; 40. Таиланд – 89.0 %;41. Аргентина – 15.0 %; 42. Чили – 17.0 %; 43. Испания – 11.0 %; 44. Венесуэла –21.0 %; 45. Коста- Рика – 80.0 % ; 46. Эквадор – 437,0 %; 47. Греция – 5.0 %; 48. Мартиника – 46.0 %; 49. Колумбия –7.0 %; 50. Маврикий – 20.0 %; 51. Доминиканская республика –200.0 % ; 52. Мексика – 16,0 %; 53. Панама- 66.0 % 54. Перу – 7.0 %; 55. Филиппины – 29.0 %; 56. Гватемала- 82.0 %; 57. Мальта –67.0 %; 58. Никарагуа – 50.0 %; 59. Папуа Новая Гвинея – 100.0 %; 60. Ямайка 50.0 %; 61. Египет – 0. %; 62. Антигуа и Барбадос – 0.%.-Цитировано по Е.М.

Вроно (1991).

Данные свидетельствуют, что резкое возрастание суицидов наблюдается в странах с крайне неблагополучным социально-экономическим положением. Подорбный анализ суицидов у подростков в Удмуртии представлен в работах А.И. Лазебника (1995, 1997,1999).

Нами проанализированы показатели отношения к суициду среди подростков

в этнокультуральном аспекте. Изучение отношения к суициду у подростков позволит вести последовательную профилактическую работу в группе риска. Анализ проводился по базисным картам, разработанным ГНЦ социальной и

судебной психиатрии им. В.П. Сербского. Всего изучено 413 подростков, прошедших стационарное обследование и лечение в РППБ.

Отношение к самоубийству у подростков

Таблица 2.

Всего

(413)

Русские

(всего =272)

Удмурты

(всего

=141)

Досто-

верность

Крите-

рий

знаков

( КЗ)

Мужчины

Достоверность

Крите

Рий зна-

Ков

(КЗ)

Женщины

Достоверность

Крит-

ерий

зна-

ков

(КЗ)

Русские

всего=

221

Удмурты

всего

115

Русские

(всего=61)

Удмурты

(всего=26)

Допускающее возможность суицида

54 13.08%

40

14.7 %

14

9.92 %

Р= 0,05

15

7.1 %

7

6.08%

Р >

0?05

25

40.98 %

7

26.92%

Р=

0,05

Не допускающее возможность суицида

240 58.01%

150

55.14 %

90

63.83 %

Р >0,05

140

66.35 %

81

70.43%

Р>

0,05

10

16.39 %

9

34.61%

Р >

0,05

Одобряющее суицид как форму выхода из неразрешимой ситуации

30

7.2 %

23

8.45 %

7

4.96 %

Р=0,05

14

6.63 %

5

4.34%

Р>

0,05

9

14.75 %

2

7.69 %

Р >

0,05

Неопределен

ное

89 21.55%

59

21.69 %

30

21.27 %

Р> 0,05

42

19.9 %

22

19.13%

Р >

0,05

17

27.86 %

8

30.76%

Р >

0,05

Депрессии у детей — Стр 2

У большинства подростков отношение к самоубийству было как не допускающее его возможность – 240 (58,01 %), русских при этом было 150 (55,14 %), а удмуртов – 90 (63,83 %) человек. Достоверность составила Ркз > 0,05. Среди подростков женского пола русских было 10 (16,39 %), удмурток – 9 (34,61 %) человек. Коэффициент Р кз > 0,05. Среди подростков мужского пола в данной подгруппе существенных различий между этносами не наблюдалось. Обращает внимание показатель доспускающие суицида. Всего

суициды доспускают 54 человека, из них 40 русской национальности и 14 удмуртской субпопуляции. Достоверность Ркз =0,05. Неопределенное отношение к самоубийству наблюдалось у 89 (21,55 %)подростков. Среди них было 59 (21,69 %) русских и 30 (21,27 %) удмуртов. Достоверных различий не установлено. Одобряли суицид как форму выхода из неразрешимой ситуации 30 (7,26 %) подростков. Русских подростков здесь было 23 (8,54 %), подростков удмуртской национальности – 7 (4,96 %).

Р кз > 0,05. По остальным подгруппам в данной таблице существенных различий не существовало. Если объединить два показателя — допускающие суицид и одобряющие суицид, то

достоверность будет еще более существенной. 63 (15,25 %) подростка русской национальности допускают и одобряют суицид и 21 (5,08 %) подростков удмуртской национальности. Р кз = 0,01.

Таким образом, изучение депрессивных состояний у детей и подростков позволило выделить основные депрессивные синдромы. Депрессивные синдромы по типу тоскливой, дисфорической, ступидной, анестетической и синдрома « юношеской астенической несостоятельности» требуют от врача –психиатра тонкого клинического подхода в связи с высоким риском суицидального поведения. Наши предварительные данные дают нам основание

говорить, что этнический фактор не является определяющим в генезе суицидов у подростков. Данные требуют детального осмысления этнографами, психологами, социологами и психиатрами. Определение клинических особенностей депрессивных состояний у подростков важно для выработки тактики ведения, социально-психологической коррекции и реабилитационных мер.

Литература

  1. Башина В.М. Ж. Невропатлол. и психиатрии им. С.С. Корсакова, 1981.-

Вып 10.- С. 1514- 1519

  1. Вроно М.Ш. Шизофрения у детей и подростков ( Особенности клиники

и течения) М., 1971. — 127 с.

  1. Вроно М.Ш. Советская суицидология: некоторые проблемы, перспективы. «Синапс», №1, 1991. – с. 42- 46
  2. Иовчук Н.М., Северный А.А. Депрессии у детей и подростков //Лечебная педагогика и психология. Приложения к журналу «Дефектология». Вып. 2, 1999 – с. 24 – 52
  3. Воронков В.В. Особенности психических отклонений у подростков. Лекции. ППМИ, СПб, 1993. – 53 с.
  4. Ковалёв В.В. Психиатрия детского возраста. Руководство для врачей. Изд. 2-ое. М.: Медицина, 1995.- 560 с.
  5. Королев В.В. Психические отклонения у подростков правонарушителей.-М.:Медицина,1992.- 208 с.
  6. Оудсхоорн Д.Н. Детская и подростковая психиатрия. Приложение к журналу « Социальная и клиническая психиатрия».-М, 1993.
  7. Семке В.Я Превентивная психиатрия .- Томск: Изд-во Том. Ун-та, 1999.-403с.
  8. Хелл Д. Ландшафт депрессии / Пер. с нем. И.Я. Сапожниковой .-М.: Алатейа., 1999.- 280 с.

12