Возникновение аддиктивного поведения в студенческом коллективе среднепрофессионального учебного заведения

Введение Вместе с развитием цивилизации неуклонно возрастает зависимость человечества. Это зависимость от всего: наркотика, алкоголя, компьютерных игр, телевидения, курения, рабская зависимость от других людей, ей подвержены люди, попавшие в террористические группировки и под сексуальную эксплуатацию, таким образом, что человек уже не принадлежит себе — он становится собственностью психотропного препарата, телевидение, компьютерные сети или другого такого же человека. Актуальность данной темы заключается в том, что с каждым годом отмечается рост преступности, наркомании, прослеживается тенденция к увеличению числа молодёжи с девиантным поведением. Причины отклонений в поведении ребёнка возникают как результат политической, социально — экономической и экологической нестабильности общества, усиления влияния псевдокультуры, изменений в содержании ценностных ориентаций молодёжи, неблагоприятных семейных — бытовых отношений, отсутствия контроля за поведением, чрезмерной занятости родителей, эпидемий разводов. Распространено ложное мнение родителей о том, что главным воспитателем детей является школа, в плохой успеваемости ученика виноват учитель.

В аморальности подростка винят улицу. Часто семья самоустраняется от процесса воспитания. Среди молодёжи усилился нигилизм, демонстративное и вызывающее поведение чаще и в крайних формах стали проявляться жестокость и агрессия. Резко повысилась преступность среди молодёжи, 70% преступлений совершают лица до 30 лет. Корректирование отклоняющегося поведения возможно. Необходимо разбираться не только в сущности происходящих общественных процессов, но и знать норму и патологического поведения, психологические факторы трудновоспитуемости, формы проявления нарушения поведения возрастные особенности психики в юношеском возрасте. Как помочь такому ребёнку? Что посоветовать его родителям? Как правильно организовать воспитательную работу с ним? Непросто найти ответы на эти вопросы и ещё многие другие вопросы, связанные с воспитанием трудного ребёнка, организацией профилактической и коррекционной работы с группой таких детей. Трудность решения поставленных вопросов связана с тем, что многие годы замалчивались проблемы, связанные с аддиктивным поведением молодых людей. Это привело к тому, что в нашем обществе педагогами совместно с другими специалистами проводилась не воспитательно-профилактическая работа, а предпринимались, главным образом, предупредительно — карьерные меры, в результате которых наказание, «урок», который молодой человек получал за тот или иной проступок, не только не нейтрализовало накопление девиантного потенциала, а наоборот, увеличивало вероятность отклоняющихся форм поведения. Противоречие исследования состоит в том, что количество детей с девиантным поведением постоянно увеличивается, но по прежнему в науке недостаточно разработаны методы, выявления склонности к девиантному поведению, и нет эффективных коррекционно — развивающих программ направленных на снижение девиантного поведения подростков. Данное противоречие позволило сформулировать проблему исследования: выявить особенности возникновения аддиктивного поведения в студенческом коллективе среднепрофессионального учебного заведения Объект исследования: студенты 2 курса ГОУ СПО «ЛСХТ» Предмет исследования: изучение особенностей возникновения аддиктивного поведения в студенческом коллективе среднепрофессионального учебного заведения. Цель работы: изучить особенности возникновения аддиктивного поведения в студенческом коллективе среднепрофессионального учебного заведения Задачи исследования: 1. Изучить психолого-педагогический аспект аддиктивного поведения. 2. Изучить возрастные особенности аддиктивного поведения. 3. Изучить факторы формирования аддиктивного поведения. 4. Рассмотреть методы и процедуры исследования, провести диагностику испытуемых и проанализировать её результаты, разработать программу профилактики и коррекции склонности к аддиктивному поведению. Гипотеза: своевременная диагностика позволит разработать программу профилактики склонности к аддиктивному поведению. Методы исследования: — теоретические: анализ психолого — педагогической литературы по данной проблеме. — эмпирические: 1) наблюдение, 2) психодиагностические методики: методика определения акцентуаций характера (по Шмишеку), диагностика склонности к зависимому поведению (по В.Д. Менделевичу), диагностика склонности к отклоняющемуся поведению (разработана Вологодским центром гуманитарных исследований и консультирования «Развитие» 1992 г.).

18 стр., 8879 слов

Однако несмотря на многочисленные исследования эта проблема недостаточно изучена

... отраслей психологии, как возрастная, социальная, педагогическая, медицинская.6 Цель исследования: изучить особенности агрессивного поведения молодежи. Задачи: Определить понятие и виды агрессии; Охарактеризовать специфику ... таких детей являются высокая тревожность, эмоциональное напряжение, склонность к возбуждению и импульсивному поведению. Внешне это проявляется чаще всего прямой вербальной и ...

11 стр., 5414 слов

Психологическая модель Интернет-зависимости личности

... данном случае рассматриваться только как специфическая среда для проявления зависимого поведения. Генерализованная Интернет-зависимость включает в себя многоплановое использование возможностей i-net, а ... психики в целом, выраженность невротизации личности, снижения познавательных форм деятельности пока не учитываются. Было проведено несколько исследований, результаты которых кардинально различаются: ...

Методологической основой данного исследования являются идеи отечественных и зарубежных психологов об обусловленности психики человека как биологическими, так и социальными факторами. Теоретическими основами исследования над проблемой девиантного поведения составляют труды зарубежных и отечественных ученых: Э. Эйдемиллер, что главной проблемой в семьях подростков с отклонениями в поведении является преодоление эмоционального отвержения со стороны членов семьи, находящихся в зависимом положении; Г. П. Бочкарёвой, А.Е. Личко, Т.М. Мишиной, Б.Н. Алмазова и других психологов, изучавших процесс становления чувства взрослости, которое имеет огромное значение для формирования личности подростка; М. Раттер считал, что в отклонении поведения подростков большое значение имеют семейные травмы (конфликты в семье, недостаток любви родителей и т. д.) многие другие. Теоретическая значимость исследования: состоит в изучении и систематизации материала по проблеме аддиктивного поведения в юношеском возрасте; выявлены психологические особенности детей склонных к девиантному поведению и рассмотрены психологические аспекты профилактики девиантного поведения в средне профессиональном образовательном учреждении. Практическая значимость исследования состоит в том, что подобраны методы и процедуры исследования, предложена программа профилактики склонности девушек к аддиктивному поведению, которая может быть использована педагогами — психологами, социальными педагогами, родителями, воспитателями, классными руководителями ОУ. Опытно-экспериментальная база: исследование проводилось на базе ГОУ СПО «Лукояновский сельскохозяйственный техникум» в 22 группе. В исследовании принимали участие 20 студенток в возрасте от 16 до 17 лет. Структура курсовой работы: работа состоит из введения, двух глав, выводов по главам, заключения, списка используемой литературы и приложений. Глава 1. Основные теоретические подходы к изучению проблемы аддитивного поведения в работах отечественных и зарубежных авторов

6 стр., 2725 слов

Компульсивное поведение личности

... .О., Андреев А.С., Бухановская О.А. Зависимое поведение: клиника, динамика, систематика, лечение, профилактика. Пособие ... нормальные, параэкстремальные, экстремальные и гиперэкстремальные (в зависимости от требуемой активности и от позитивности достигаемого ... выраженность мотивации достижения успеха и другие. Поведение личности в ситуации детерминировано особенностями темперамента человека (тревожность ...

1.1 Психолого-педагогический аспект аддитивного поведения

Внутри чрезвычайно сложной и многообразной категории «отклоняющееся поведение» личности выделяется подгруппа так называемого зависимого поведения или зависимости. Зависимое поведение личности представляет собой серьезную социальную проблему, поскольку в выраженной форме может иметь такие негативные последствия, как утрата работоспособности, конфликт с окружающими, совершение преступлений. Кроме того, это наиболее распространенный вид девиации, так или иначе затрагивающий любую судьбу.

С давних времен различные формы зависимого поведения называли вредными или пагубными привычками, имея в виду пьянство, азартные игры и другие пристрастия. В современной медицинской литературе используется такой термин, как патологические привычки. Понятие зависимость также заимствовано из медицины, является относительно новым и популярным в наше время.

В широком смысле под зависимостью понимают «стремление полагаться на кого-то или что-то в целях получения удовлетворения или адаптации». Условно можно говорить о нормальной и чрезмерной зависимости. Все люди испытывают «нормальную» зависимость от таких жизненно важных объектов, как воздух, вода, еда. Большинство людей питают здоровую привязанность к родителям, друзьям супругам… В некоторых случаях нарушение нормальных отношений зависимости, например, аутические, шизоидные, антисоциальные расстройства личности возникают вследствие катастрофической недостаточной привязанности к другим людям.

Сложность к чрезмерной зависимости, напротив, порождает проблемные сембиотические отношения, или зависимое поведение. Таким образом, зависимое поведение оказывается тесно связанным как злоупотреблением со стороны личности чем-то или кем-то, так и с нарушением ее потребностей. В специальной литературе [22] употребляется еще одно название рассматриваемой реальности — аддиктивное поведение (в переводе с англ. addiction — слепость, пагубная привычка).

Если обратиться к историческим корням данного понятия, то лат. addictus — тот, кто связан долгами (приговорен к рабству за долги).

4 стр., 1649 слов

Поведение экспрессивное

... (физиогномические составляющие экспрессии). В психологии экспрессивного поведения рассматривается широкий спектр средств, с помощью которых ... выражает некое состояние организма. Более того, экспрессивное поведение, как правило, становится частью этого состояния, например ... хотя, разумеется, обязательно чем-то детерминировано. Экспрессивное поведение – это своего рода зеркало, оно отражает, обозначает ...

Иначе говоря, это человек, который находится в глубокой рабской зависимости от некоей непреодолимой власти. Некоторое преимущество термина «аддиктивное поведение» заключается в его интернациональной транскрипции, а также в возможности идентифицировать личность с подобными привычками как «аддикта» или «аддиктивную личность».

Зависимое (аддиктивное) поведение как вид девиантного поведения личности, в свою очередь имеет множество подвидов, дифференцируемых преимущественно по объекту аддикции. Теоретически (при определенных условиях) это могут быть любые объекты или формы активности — химическое вещество, деньги, работа, игры, физические упражнения или секс.

В реальной жизни более распространены такие объекты зависимости, как:

1) психоактивные вещества (легальные и нелегальные наркотики);

2) алкоголь (в большинстве классификаций относится к первой подгруппе);

3) пища;

4) игры;

5) секс;

6) религия и религиозные культы.

В соответствии с перечисленными объектами выделяют следующие формы зависимого поведения:

— химическая зависимость (курение, таксикомания, наркозависимость, лекарственная зависимость, алкогольная зависимость);

— нарушение пищевого поведения (переедание, голодание, отказ от еды);

— гэмблинг — игровая зависимость (компьютерная зависимость, азартные игры);

— сексуальные аддикции (зоофилия, фетишизм, трансвестизм, эксбиционизм, вуастеризм, некрофелия, садомазохизм);

— религиозное диструктивное поведение (вовлеченность в секту).

Зависимое (аддиктивное) поведение — это одна из форм отклоняющегося поведения личности, которая связана со злоупотреблением чем-то или кем-то в целях саморегуляции или адаптации.

Степень тяжести аддиктивного поведения может быть различной — от практически нормального поведения, до тяжелых форм биологической зависимости, сопровождающихся выраженной соматической и психической патологией.

Выбор личностного конкретного объекта зависимости отчасти определяется его специфическим действием на организм человека. Как правило, люди отличающиеся по тем или иным объектам зависимости индивидуальной предрасположенностью. Особая популярность алкоголя во многом обязана широкому спектру его действия — он может с одинаковым успехом использоваться для возбуждения, согревания, лечения простудных заболеваний, повышения уверенности или раскованности.

Различные формы аддиктивного поведения имеют тенденцию сочетаться или переходить друг в друга, что доказывает общность механизмов их функционирования. Например, курильщик с многолетним стажем, отказавшись от сигарет, может испытывать, постоянное желание есть. Человек, зависящий от героина, часто пытается поддержать ремиссию с помощью употребления более легких наркотиков или алкоголя.

Следовательно, несмотря на кажущиеся внешние различия, рассматриваемые формы поведения имеют принципиально схожие психологические механизмы. В связи с этим выделяют общие признаки зависимого поведения. Прежде всего, зависимое поведение проявляется в ее устойчивом стремлении к изменению психофизического состояния. Данное влечение переживается человеком, как импульсивно-категорическое, непреодолимое, не насыщаемое. Внешне это может выглядеть, как борьба с самим собой, а чаще — как утрата самоконтроля.

Аддиктивное поведение появляется не вдруг, оно представляет собой процесс формирования и развития аддикции (зависимости).

4 стр., 1806 слов

Тема «Ребёнок с нарушением коммуникативного поведения в семье»

Тема «Ребёнок с нарушением коммуникативного поведения в семье» Проблемы семьи аутичного ребенка. Семья аутичного ребенка зачастую лишена поддержки знакомых, а иногда даже близких ... семейного отдыха и досуга, причиной этому служит разобщенность семьи, отсутствие свободных денежных средств, особое поведения ребенка и так далее. Ограничение досуга негативно ...

Аддикция имеет начало (нередко безобидное), индивидуальное течение (с усилением зависимости) и сход. Мотивация поведения различна на различных стадиях развития.

Еще одной характерной особенностью зависимого поведения является его цикличность. Перечислим фазы одного цикла:

— наличие внутренней способности к аддиктивному поведению;

— усиление желания и напряжения;

— ожидание и активный поиск объекта аддикции;

— получение объекта и получение специфических переживаний;

— расслабление;

— фаза ремиссии (относительного покоя).

Далее циклы повторяются с индивидуальной частотой и выраженностью. Например, для одного аддикта цикл может продолжатся месяц, для другого — один день.

Зависимое поведение не обязательно приводит к заболеванию или смерти (как, например, в случаях алкоголизма или наркомании), но закономерно вызывает личностное изменение и социальную дезадаптацию.

Первостепенное значение имеет формирование аддиктивной установки — коллективных, эмоциональных и поведенческих особенностей, вызывающих аддиктивное отношение в жизни.

Аддиктивная установка выражается в появление сверхценного эмоционального отношения к объекту аддикции (например, в беспокойстве о том, чтобы всегда был постоянный запас сигарет, наркотиков).

3 стр., 1084 слов

Оптимизация отношений в семье проблема удовлетворенности семейно-брачными отношениями

... М.А. ШОЛОХОВА Дипломная работа ОПТИМИЗАЦИЯ ОТНОШЕНИЙ В СЕМЬЕ: ПРОБЛЕМА УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ СЕМЕЙНО – БРАЧНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ Выполнил: Юнг Александр ... определяющие силу и возможности его влияния на реальное поведение. Все это, а также ряд разногласий относительно ... как независимую переменную именно семью, а в качестве зависимых - развитие личности, восприятие членами семьи друг друга, своих отношений ...

Мысли и разговоры об объекте начинают преобладать. Усиливается механизм рационализации — интеллектуального оправдания аддикции («все курят», «без алкоголя нельзя снять стресс», «кто пьет, того болезни не берут»).

Аддиктивная установка неизбежно приводит к тому, что объект зависимости становится целью существования, а употребление — образом жизни. Все остальное — прежние моральные ценности, интересы, отношения — перестают быть значимыми. Желание «слиться «с объектом настолько доминирует, что человек способен преодолеть любые преграды на пути к нему, проявляя незаурядную изобретательность и упорство. Не удивительно, что ложь становится неизменным спутником зависимого поведения. Критичность к себе и к своему поведению существенно снижается, усиливается защитно-агрессивное поведение, нарастают признаки социальной дезадаптации.

Одним из самых негативным проявлением аддиктивной установки является анозогнозия — отрицание болезни или ее тяжести. Нежелание аддикта признавать свою зависимость осложняет его взаимоотношения с окружающими, и существенно затрудняют оказание помощи, а в ряде случаев делает зависимость непреодолимой.

Таким образом, зависимое поведение — это аутодеструктивное поведение, связанное с зависимостью от употребления какого-либо вещества (или от специфической активности) в целях изменения психического состояния. Субъективно оно переживается, как невозможность жить без объекта аддикции, как непреодолимое влечение к нему. Это проведение носит выраженный аутодеструктивный характер, поскольку неизбежно разрушает организм и личность.

В соответствии с современными взглядами семья играет существенную роль не только в происхождении, но и в поддержание зависимого поведения. Родственники сами могут иметь различные психологические проблемы, в силу чего они не редко провоцируют срыв аддикта, хотя и реально страдают от него. В случае не длительного сохранения аддиктивного поведения у кого-то из членов семьи, у родственников аддикта, в свою очередь могут появляться серьезные проблемы и развиваться состояние со-зависимости. Под со-зависимостью понимают негативные изменения в личности и поведение родственников, вследствие зависимого поведения кого-либо из членов семьи. Имеется в виду такие отношения между зависимым членом семьи и родственниками (чаще — родителями), которые вызывают выраженные травматические изменения в психологическом состоянии последних. Это в свою очередь препятствует не только эффективному разрешению конфликтной ситуации в семье, но и самому процессу преодоления зависимости. Со-зависимость поддерживает зависимость. Таким образом, со-зависимость — это замкнутый круг семейных психологических проблем. психотерапия аддиктивный поведение отклоняющийся

Сталкиваясь с проблемой зависимости, семья выстраивает самые различные защитные системы, среди которых можно назвать семейные мифы, проекцию, отрицание проблемы, закачивание проблемы, усиливающуюся изоляцию и др. Сами того не осознавая, родственники подталкивают аддикта к срывам. В период «неупотребления» в семье постепенно нарастает напряжение, тревога, усиливаются придирки и подозрения. Наконец, напряжение становится таким высоким, что кто-то не выдерживает — провоцирует конфликт, означающий срыв. Все повторяется снова.

Парадоксально, но аддикция сплачивает семью в борьбе с объектом зависимости. Она дает иллюзию близости. В семье с со-зависимостью всегда нарушены распределения ролей и ответственности. Аддикт очень редко берет ответственность за свои поступки на себя. Он стремиться свалить всю вину за происходящие на других. В конце концов, родственники принимают на себя всю ответственность за жизнь аддикта, оставляя ему лишь одно — аддикцию.

В рамках отношений со-зависимости возможна ситуация негласного «взаимного договора», — «я закрываю глаза на твое употребление, а ты делаешь то-то и то-то». Таким образом жена может поддерживать алкогольно-зависимое поведение мужа, если всякий раз что-то получает за свою лояльность, например подарки или деньги.

Возможны и отношения по типу «параллельного существования». Члены семьи и аддикт делают вид, что каждый живет своей жизнью, и в проблемы друг друга абсолютно не вмешиваются. Такие отношения возможны в дистанцированных семьях, в которых четко соблюдаются условия отдельного, автономного проживания. Члены семьи живут, как в общежитии. У них существует только одна общая задача — не выносить сор из избы.

Независимо от типа отношений неизбежно ухудшается самочувствие членов со-зависимой семьи. Члены семьи подвергаются следующим изменениям:

— собственное Я теряется, происходит фиксация неупотребления;

— поведения адддикта практически полностью определяет эмоциональное состояние других членов семьи;

— преобладает аффект ярости, вины, отчаяния;

— резко падает самооценка и самоуважение, например, приходит ощущение «мы плохие, мы виноваты во всем»;

— усиливаются — роли: жертвы («за что мне такие мучения»), спасителя («я спасу его, чего бы мне это не стоило»);

— испытывается состояние эмоционального отступления апатии; наступает изоляция;

— на фоне хронического стресса неуклонно ухудшается здоровья: развиваются соматические болезни, депрессия.

Депрессия опасна не только тем, что она снижает работоспособность и ухудшает самочувствие. Депрессия может вызвать суицидальное поведение. Таким образом проблема зависимого поведения расширяется до семейного расстройства.

Многие люди широко используют химические вещества, такие, как алкоголь, кофе, транквилизаторы. Большинству из них удается сохранить контроль над их употреблением на протяжение всей жизни, и только некоторые становятся настоящими рабами зависимости.

В широком смысле под химической (лекарственной, наркотической) зависимостью понимают зависимость от любых пихоактивных веществ, которые в связи с этим подразделяются на легальные (табак, алкоголь, лекарства) и нелегальные наркотики (кокаин, производные кокаина и др.).

Если первоначально аддиктивная личность старается уйти от решения проблем, то постепенно она вообще теряет способность к действиям. Депрессия, изоляция, беспомощность, нелады с законом — все это, наконец, приводит к осознанию серьезности проблемы.

У каждого человека присутствует аддиктивная склонность, наличие же серьезного личностного расстройства, по мнению ряда авторов, является ведущим условием перехода этой особенности в хроническое расстройство. Злоупотребляющие наркотиками в целом более личностно разрушены, изолированы и менее удовлетворены своей жизнью. Дм. Хаизин в статье «Уязвимость сферы саморегуляции у аддиктивных больных» в качестве ведущих проблем химически зависимых, называет базовые трудности саморегуляции в четырех основных сферах, таких, как: чувства, самооценка, взаимоотношение, забота о себе.

Аддиктивные личности страдают от того, что не чувствуют себя «хорошими», что мешает им в свою очередь иметь удовлетворяющие их отношения с другими людьми. Химические вещества служат мощным средством против внутреннего чувства пустоты, дисгармонии и боли. Стремясь скрыть свою уязвимость, люди склонные к зависимости, используют такие защитные паттерны, как избегание, отрицание, отказ от реальности, утверждение собственной самодостаточности, агрессия и бравада.

В отношение аддиктивной личности с самим собой и с другими людьми фактически беспредельно доминируют фантазии и разочарования. В целом это действительно страдающие люди, которые лишены способности, получать удовольствие от жизни такой, какая она есть. В силу разных причин жизнь этих людей «не работает». Действительно, все зависимые имеют личностные проблемы, но не все люди с психологическими проблемами становятся зависимыми. Человек будет иметь иммунитет против любой зависимости, если он способен адекватно выражать свои чувства (в том числе негативные); воспринимает жизнь такой, какая она есть; способен поддерживать здоровые отношения с другими и может позаботиться о себе; Умеет ставить цели и реализовывать их; способен к творчеству и увлечен делом; умеет получать удовольствие от разных вещей.

1.2 Возрастные особенности аддитивного поведения

Эффективность психотерапии аддиктов во многом зависит от учета их личностных способностей, поэтому стоит рассмотреть их классификацию Змановской Е.В. [7, с 52].

Параноидное расстройство личности не редко лежит в основе аддикции к власти и других сверхценных увлечений. Особенно заметно данное расстройство проявляется при тоталитарном режиме, когда высоко ценятся проявления силы и власти, а все слабое и ущербное вызывает презрение. Основной его спецификой является наличие сверхценной идеи об особом значении собственной персоны.

Диагностические критерии: 1) чрезмерная чувствительность к неудачам и отказам; 2) постоянное недовольство другими людьми, склонность не прощать оскорбления, пренебрежительное отношение или причиненный ущерб; 3) подозрительность и тонкая тенденция по отношению пережитого, когда нейтральное или дружественное отношение других неверно истолковывается как враждебное или пренебрежительное; 4) бранчливость, драчливость, неуживчивость или стойкое, неадекватное ситуации отстаивание собственных прав; 5) частые неоправданные подозрения в неверности супружеских и сексуальных партнеров; 6) повышенная оценка собственной значимости с тенденцией относить происходящее на свой счет; 7) частные необоснованные мысли о заговорах, субъективно объясняющих события в близком или широком социальном окружении.

Психодинамика: проекция, отрицание, рационализация, стыд; оборонительные, мазохистские, ипохондрические черты; несостоявшаяся индивидуализация и проблемы автономии, идентификация с агрессором. Когнитивные мишени: 1) я благочестивый, благородный, невинный, уязвимый; 2) они вмешивающиеся, злобные, дискриминирующие, склонные к злоупотреблению; 3) мотивы людей вызывают подозрения, будь на чеку, не доверяй; 4) надо быть настороже, искать скрытые мотивы, обвинять и мстить.

Применяется когнитивно-поведенческая терапия, направленная на снижение фонового уровня тревожности и совершенствование навыков проблем. Необходима предельная открытость и искренность, последовательность тактики, ясность и однозначность высказываний, исключение юмора в общении, поддержка сохранных сторон личности, акцент на реальность Внимательно вслушиваясь в жалобы и обвинения больного, следует избегать вставать на чью-либо сторону в конфликте.

Шизоидное расстройство личности имеет в своей основе глубокую неспособность к эмпатическим отношениям, что приводит к замкнутости больных. С целью получения удовольствия они могут пристраститься к наркотикам и алкоголю, прибегать к различным половым перверсиям, увлекаться философскими и религиозными течениями, схемами построения здорового образа жизни за счет необычных диет и спортивных занятий и т. п.

Диагностические критерии: 1) лишь немногие виды деятельности доставляют радость; 2) эмоциональная холодность, дистанцированность и уплощенный аффект; 3) снижена способность к выражению теплых, нежных чувств или гнева к окружающим; 4) внешнее безразличие к похвале и критике окружающих; 5) сниженный интерес к сексуальному опыту с другими людьми; 6) почти постоянное предпочтение уединенной деятельности; 7) чрезмерное фантазирование и интроспекцию; 8) отсутствие близких друзей или доверительных отношений и нежелание их иметь и 9) отчетливо недостаточный учет социальных норм и требований, частые ненамеренные отступления от них.

Психодинамика: социальная заторможенность, эмоциональные ограничения и неприятие. Отмечаются также проекция, отрицание, интеллектуализация, уход, изоляция, аутистическое фантазирование. Когнитивные мишени: 1) я самодостаточный, одиночка; 2) они назойливые; 3) мне не нужны другие люди; взаимоотношения с людьми беспорядочны и нежелательны; 4) надо дистанцироваться от людей.

Используется групповая терапия, направленная на идентификацию эмоций, коммуникативный тренинг, повышение социальной активности в условиях терапевтической среды. Необходимо индивидуализировать программу адаптации в социальном окружении, проявлять к больному теплое отношение без навязчивости, для повышения мотивации к лечению использовать тенденцию больного к интроспекции.

Антисоциальное расстройство личности заключается в грубом игнорировании прав окружающих. Основная черта — стремление непрерывно получать удовольствие, избегая всякого напряжения и труда. Начиная с подросткового возраста характерны прогулы, побеги из дома, драки, воровство, злоупотребление ПАВ, промискуитет, суицидный шантаж. В местах заключения такие пациенты могут составлять до 75% осужденных. Многие формально не нарушают законов, эгоистично эксплуатируя других в рамках избранной профессии.

Диагностические критерии: 1) бессердечное равнодушие к чувствам других, неспособность к эмпатии; 2) отчетливая и стойкая безответственность и пренебрежение социальными нормами, правилами и обязанностями; 3) неспособность к поддержанию устойчивых отношений при отсутствии затруднений в их установлении; 4) крайне низкая фрустрационная толерантность и низкий порог проявления агрессивного, в том числе насильственного поведения; 4) отсутствие сознания своей вины или неспособность извлекать уроки из негативного жизненного опыта, в особенности наказания; 6) выраженная склонность обвинять окружающих или предлагать благовидные объяснения поведению, приводящему к конфликту с обществом и 7) постоянная раздражительность.

Психодинамика: импульсивность поведения обусловлена снижением необходимости личности к планированию и суждениям; имеются нарушения или пробелы в структуре личности; примитивное или недостаточно зрелое сознание; дефицит в общение с окружающими (отсутствие эмпатии, любви и доверия); признаки садомазохизма, нарциссизма, депрессии. Когнитивные мишени: 1) я одиночка, независимый, сильный; 2) они уязвимые, подчиненные, но эксплуатирующие; 3) другие — это лохи и слизняки, они занимаются эксплуатацией; так как я особенный я заслуживаю особых правил, я стою над правилами; 4) надо нападать, грабить, обманывать и манипулировать, использовать других, нарушать правила.

Психотерапия включает в себя длительное, повторное установление допустимых границ. Важны четкие рамки, затрудняющие манипулирование со стороны больного, в особенности суицидный шантаж. Необходимо помочь больному отличать тестирование реальности от запугивания, согласованных с ним контроль от нарушения его прав; его надо стимулировать к нахождению альтернативных решений. Полезно участие в группе взаимопомощи, супружеская и семейная терапия.

Садистическое расстройство личности начинается в ранней молодости и проявляется в следующем. Больной проявляет физическую жестокость и применяет силу с целью установления доминирования в отношениях. Издевается или унижает других в присутствии окружающих. Жестоко обращается с кем-то, кто находится в его власти: с ребенком, учащимся, больным, подчиненным по службе. Развлекается или получает удовольствие, если другие испытывают психологические или физиологические страдания. Он в восторге от сцен жестокости, ранений или пыток, обожает оружие. Лжет, чтобы оскорбить другого или вызвать у него боль. Заставляет других делать, то, что он хочет, запугивая и терроризируя их. Ограничивает независимость близких людей: не позволяет супруге уходить из дома или дочери-подростку ходить на вечеринки. Садизм, как правило, сочетается с мазохистскими чертами, особенно у женщин.

Фрейд считал, что садизм является инстинктом саморазрушения на другого человека, активной формой этого инстинкта. Садист получает удовлетворение не только от причинения боли своей жертве, но и от мазохистской идентификацией с ней. Большое значение имеет чувство безнаказанности за нарушение культурного запрета и причинения боли и ощущения безграничной власти над объектом, что может вызвать сексуальное возбуждение. Садистические личности могут направляться на принудительное лечение, используются, в частности, аверсивные методы терапии, которые имеют кратковременный эффект.

Пассивно-агрессивное расстройство личности отличается постоянной установкой к скрытому саботажу, пассивному сопротивлению руководству, при этом открытое проявление агрессии не допускается. Больные постоянно всем не довольны, все критикуют, находят особое удовольствие в том, что обескураживают других и портят им удовольствие. Негативные реакции окружающих на их поведение замыкают порочный круг. Расстройство нередко сочетается с алкоголизмом и демонстративно-шантажным суицидным поведением. Пассивно-агрессивное поведение народа исподтишка подточило экономические и политические основы СССР. Теперь оно же тормозит возврат к рыночной экономике и строительства демократического общества.

Диагностические критерии: 1) невыполнение сроков, оттягивание и откладывание выполняемых повседневных заданий, в особенности, когда завершение стимулируется окружающими; 2) необоснованный протест против справедливых требований и замечаний окружающих, заявление о неправомерности этих требований; 3) упрямство, раздражительность или конфликтность при вынужденной необходимости выполнять нежелательные для больного задания; 4) необоснованная критика в адрес начальства и ответственных лиц; 5) намеренно медленная или плохая работа при выполнении нежелательных заданий; 6) препятствование усилиям других за счет невыполнения своей части работы и 7) избегание выполнения обязательств со ссылкой на забывчивость.

Когнитивные мишени: 1) я некомпетентный, самодостаточный, уязвим к контролю и вмешательству; 2) они назойливые, требующие, вмешивающиеся, контролирующие, доминирующие; 3) другие ограничивают мою свободу действий; контроль со стороны других недопустим; я должен делать все по-своему; 4) надо использовать пассивное сопротивление и поверхностное подчинение, избегать правил и уклонятся от следования им.

Применяется ассертивный и психологически-социальный тренинг. Выраженное сопротивление терапии преодолевается с помощью парадоксальных предписаний, когда пациенту предлагают делать противоположное тому, чего от него добиваются. На суицидные угрозы следует реагировать не так как на депрессивную реакцию по поводу утраты любви, а как на скрытую агрессию.

Импульсивное расстройство личности проявляется в эпизодах потери контроля над агрессивными пробуждениями, сопровождающихся нападением на окружающих и повреждением имущества (кластомания, от греч. klastos — ломать, mania — страсть).

Уровень агрессии в это время намного превышает обычную реакцию больного на обычные ситуации. Перед эпизодом возбуждения наблюдаются признаки нарастающего дисфорического напряжения с ощущением своего бессилия, невозможности изменить окружающее. Данное расстройство наблюдается преимущественно у мужчин, многие из них прибывают в исправительных заведениях, тогда, как страдающих этим расстройством женщин, чаще можно встретить и в психиатрических учреждениях. В отличие от страдающих антисоциальным расстройством личности, эти больные искренне раскаиваются в своем поступке, обвиняют себя. Провоцирующими ситуациями для вспышки агрессии обычно служат обстоятельство или поведение партнеров, ассоциирующихся с травмирующими ситуациями детства. Родители больных склонны к алкоголизму, промискуитету и насилию, среди прямых родственников часты случаи импульсивного расстройства личности.

Диагностические критерии: 1) отчетливая тенденция к ссорам и конфликтам с другими, в особенности при воспрепятствовании импульсивными действиями или порицании; 2) отчетливая тенденция к неожиданным поступкам без учета их следствий; 3) склонность к вспышкам ярости или насилия с неспособностью контролировать эксплозивное поведение; 4) трудности в сохранение линии поведения, которое не подкрепляется непосредственным удовлетворением и 5) лабильное и непредсказуемое настроение.

Выделяют тип чрезмерно контролирующего себя агрессоров, очень сдержанных, внешне покорных и пассивных. Однако когда их терпение лопается, они проявляют неожиданную крайнюю жестокость. Такое поведение в массовом масштабе Пушкин описал двумя словами: «Народ безмолвствует» и «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный».

В психодинамике ведущую роль играет перенос, когда угрожающая фигура ассоциируется с агрессивным родителем, а также идентификация вовне и таким образом защищает себя двумя способами: во-первых удалением разрушительной энергии изнутри и, во-вторых уничтожением чужой агрессивности, которая может уничтожить извне.

Психотерапия направлена на то, чтобы помочь больному противостоять фрустрации и поверить в собственные силы, а также, на то чтобы научить его распознавать первые признаки появляющегося раздражения и выражать его в приемлемых формах. В терапевтической группе следует быть готовым к нападению пациента на других ее участников. Необходимо назначить жестокие ограничительные условия, назначить литий и финлепсин. Для детей и подростков полезна семейная терапия, направленная, прежде всего, на сглаживание социальных последствий агрессивного поведения.

Пограничное расстройство личности характеризуется крайней нестабильностью аффекта отношений и самооценки. Больные употребляют наркотики, переедают, транжирят деньги, их сексуальное поведение беспорядочно, сексуальная ориентация неопределенна. Характерны отчаянные попытки избежать реального или воображаемого одиночества, неустойчивые и бурные межличностные отношения с поочередными колебаниями между крайней идеализацией и крайне негативной оценкой объекта фиксации. На фоне хронической скуки и чувства опустошенности возникают эпизоды выраженной дисфории, раздражительности или тревоги, которые могут длиться от нескольких часов до нескольких дней и сопровождаются суицидальным поведением. У больных берет верх то жажда власти, то влечение к смерти, и нередко они рискуют жизнью пытаясь с помощью суицидального шантажа предотвратить уход любимого. Больные совершают правонарушения, занимаются рискованным сексом, лихой ездой на автомобиле, периодически наносят себе раны, ожоги и другие повреждения, чтобы избавиться от неприятной опустошенности, скуки и невозможности ощутить себя. Сами больные объясняют свои саморазрушенные действия следующими потребностями: убедиться что они еще живы и реально существуют; уменьшать негативные чувства такие, как гнев, страх или чувство вины; подавить мучительные воспоминания; получить повод позвать окружающих на помощь.

Диагностические критерии, кроме сформулированных для импульсивного типа, имеют: 1) нарушение и неуверенность в восприятии себя, своих целей и внутренних предпочтений (включая сексуальные); 2) склонность к установлению интенсивных, но не стабильных отношений; 3) привлеченные усилия, направленные на избегание состояния покинутости и одиночества; 4) повторяющиеся элементы саморазрушительного поведения или угрозы и 5) стойкое чувство внутренней пустоты.

Психодинамика определяется конфликтом между избыточной агрессивностью и невыносливостью к тревоге сепарации. В качестве защиты используется расщепление (сплиттинг), следствием которого является слабость Я и низкий импульсивный контроль. Непредсказуемость вспышек гнева связана с чрезвычайно быстрым переходом от примитивной идеализации к девальвации («от любви до ненависти — один шаг»).

Примитивная идеализация позволяет не опасаться разрушить внешний объект. Объекты, воспринимаемые как идеально хорошие, также используются пациентом для подкрепления ощущения собственной грандиозности, он пытается манипулировать ими для достижения чувства удовлетворения и защищенности, а когда разочаровывается в объекте, обесценивается и отвергает его прежде, чем последний превратится в опасного преследователя. Разочарование в партнере может объяснить через механизм проектированной идентификации: бессознательным желанием вызвать у партнера те же чувства, которые пациент испытывает сам. Если ответ на ожидание больного, что партнер будет любить его как себя самого, тот не отвечает взаимностью, он — предатель, враг. Благодаря проективной идеализации пациент провоцирует свою агрессию на значимый объект и идентифицируется с ним, обретая всемогущество, при этом он опасается его нападения и нападает первым. Потребность реализовать агрессивные импульсы и жажда общения часто сменяют друг друга, в результате тенденция к постоянству выражена слабо. Эти дихотомические образования могут функционировать благодаря отрицанию эмоций, противоположных испытываемых в данный момент.

Когнитивные мишени: 1) я не в состоянии дисциплинировать себя; я плохой человек и заслуживают наказания; 2) если они узнают меня, то никогда не полюбят; они готовы использовать и обижать меня; 3) я должен контролировать свои эмоции, чтобы не случилось катастрофы; мне нужен надежный друг, иначе я не справлюсь; я всегда буду одиноким, никому не нужным и 4) надо подчинять сои желания желаниям других, иначе они отвергнут меня или нападут; я должен в одиночку защищаться от окружающих.

В психотерапии используется сочетание поддерживающей и разъясняющей терапии. Психотерапевт выступает в роли вспомогательного Я. Поведенческая терапия применяется с целью контроля за импульсивностью и вспышками гнева, понижения чувствительности к критике и мнениям окружающих, обучения социальным навыкам. Декомпенсация расстройства может потребовать непродолжительной госпитализации. При назначении фармакотерапии возможно развитие лекарственной зависимости.

Истерическое расстройство личности часто проявляется в форме любовной и алкогольной зависимости, стремление к лидерству, в виде демонстративных агрессивных эпизодов («истерик») и демонстративно-шантажного поведения. Диагностические критерии: 1) показной характер, театральность поведения или преувеличенное выражение чувств; 2) внушаемость, легкое попадание под влияние ситуативных воздействий или окружающих; 3) поверхностный, лабильный аффект; 4) постоянный поиск возбуждающих переживаний и взаимодействий, в которых субъект находиться в центре внимания; 5) неадекватное подчеркивание своей сексуальности во внешности и поведении и 6) чрезмерная озабоченность своей внешней привлекательностью.

Психодинамика: фантазии, эмоциональность и театральный стиль поведения, импрессионистское и обобщенное мышление. Подавление, отрицание, идентификация, обыгрывание действием, психогенные нарушения чувств и движений, психоматические расстройства, диссоциация и приписывание своих внутренних конфликтов внешним фактором. Ложная идентификация и амбивалентные отношения с родителями противоположного пола. Патологическая фиксация на раннем генитальном уровне развития обуславливает страх перед сексуальностью, несмотря на склонность к обольщению.

Когнитивные мишени: 1) я обаятельно, привлекательный; 2) они чувствительные, восхищающиеся; 3) я могу руководствоваться своими чувствами; 4) надо использовать обаяние, истерики, вспышки раздражения, плача, суицидные попытки. Эффективна индивидуальная и групповая психодинамическая психотерапия, направленная на осознание и обработку вытесненного травмирующего опыта.

Для нарциссического расстройства личности характерно преувеличение собственной значимости и повышенная озабоченность вопросами самоуважения, завышенные притязания, жажда славы и богатства, зависимость от ПАВ. Диагностические критерии: 1) переоценка собственной значимости, достижений и талантов, ожидание талантов своего превосходства в отсутствие оправдывающих это притязание достижений; 2) фиксация на фантазиях о безграничном успехе, власти, уме, красоте и идеальной любви; 3) убежденность в своей особенности, уникальности, возможности быть понятыми и принятыми лишь особыми и влиятельными людьми (или общественными учреждениями); 4) потребность в чрезмерном поклонении перед собой; 5) необоснованное представление о своем праве на привилегированное, льготное положение; 6) импульсивное удовлетворение желаний; 7) склонность эксплуатировать, использования других, для достижения собственных целей; 8) недостаток эмпатии, нежелание признавать чувствам и нужды окружающих и считаться с ними; частая зависть к окружающим или убеждение в завистливом отношении к себе и 9) заносчивое, высокомерное поведение и соответствующие установки.

В психодинамике основанное значение имеет дихотомия: чувство собственной значимости — ранимости. Всемогущество защищает от страха примитивной агрессии и переживания зависти. Убежденность в своей избранности и масштабности (хотя бы в постановке грандиозных целей или безмерного хвастовства) компенсирует скрытое чувство собственной неполноценности и трудности в формировании значимых привязанностей. Высокомерное, напыщенное и доминирующее поведение защищает от паранойяльных черт, образующихся в результате проекции орального гнева. Объектные отношения отсутствуют из-за неспособности зависеть от интроецированных хороших объектов, что объясняется наличием примитивных и вызывающих страх интроектов.

Кон И.С. [9, с 86] описал два типа нарциссических переносов: зеркально отражающий, с возрождением инфантильной потребности получать ответную реакцию и быть ценимым, и идеализирующий, с воссозданием потребности в идеальном объекте для поддержания ощущения целостности Я. Первый тип связан с грандиозно-эксгибиционистской потребностью младенца демонстрировать матери в ожидание невербальных проявлений восхищения с ее стороны. Фрустрации этой потребности оставляет незаживающую нарциссическую рану. Потребность зеркализации остается примитивной и проявляется у взрослого в виде нереалистической самоуверенности и хвастовства; повторная фрустрация вызывает у больного нарциссическую ярость с захлестывающим аффектом обиды и ненависти. Идеализирующий перенос связан с потребностью в идеальном родительском образе, фрустрация этой потребности приводит к дефекту самости, который лишает взрослого чувства юиора, вдохновения, жизнерадостности.

Когнитивные мишени: 1) я особенный, уникальный, заслуживаю особых правил; 2) они восхищаются, соблазняются мною; 3) я лучше других; люди должны служить мне и восхищаться мною; они не имеют права отрицать мои достоинства; 4) надо использовать манипуляции. Лечение включает индивидуальную психотерапию, поддерживающую или ориентированную на формирование адекватной самооценки; полезны ролевые игры, направленные на тренинг обратной связи и эмпатии; в тяжелых случаях необходима терапия средой. Важно сохранять самоуважение пациента, которое может пострадать от вмешательства терапевта, подчеркивать его права, избегать соперничества, обнадеживать.

Компульсивное расстройство личности проявляется, в частности, в трудоголизме. Диагностические критерии расстройства: 1) постоянные сомнения и чрезмерная достоверность; 2) постоянная озабоченность деталями, правилами, перечнями, порядком, организацией или планом; 3) перфекционизм, стремление к совершенствованию и связанные с этим многочисленные полупроверки, что нередко препятствует завершению выполняемых задач; 4) чрезмерная добросовестность и скрупулезность; 5) неадекватная озабоченность продуктивностью в ущерб получению удовольствия и межличностным отношениям вплоть до отказа от них; 6) чрезмерная педантичность и следование социальным условностям; 7) ригидность и упрямство; 8) необоснованное требование, чтобы другие подчинялись его привычкам и столь же необоснованное желание позволить им что-либо делать самим.

Психодинамика: изоляция эмоций, реактивное образование, отмена, интеллектуализация, рационализация. Эмоциональная недоверчивость, проблемы неподчинения и неповиновения, фиксация на анальной стадии развития. Гиперконтроль, регламентация всей жизни является защитой от опасных побуждений. Жесткость суждений помогает избегать осознания и вербализации подавленного содержания. Этой цели служат постоянные сомнения, откладывание решений и дел на потом.

Когнитивные мишени: 1) я дисциплинированный, ответственный, разборчивый, компетентный; 2) они безответственные, легкомысленные, некомпетентные, потакающие своим желаниям; 3) я знаю, как лучше; детали имеют решающее значение; люди должны работать лучше и больше стараться; 4) надо стремиться к совершенству, применять правила и оценки, контроль и наказания, использовать слово «должен».

Коррекция компульсивных проявлений включает разъясняющую или ориентированную на формирование адекватной самооценки индивидуальную и групповую терапию. Лечение должно проводиться с учетом проблем, связанных с контролем, подчинением, интеллектуализацией. Следует показать пациенту то положительное, что содержится в его мучительной самокритике (высокая требовательность к себе), постоянно напоминать о необходимости как можно интенсивнее взаимодействовать с окружающей реальностью; необходимо поощрять живое фантазирование, развивать образное, эмоциональное начало с помощью арттерапии. Приходится считаться со склонностью пациентов навязывать собственный план обследования и лечения. Поскольку больные ценят точность, вникают в детали, не следует жалеть времени на систематизированные рациональные объяснения. Нужно терпеливо выслушивать пациента, уважать его стремление к самостоятельности, занимать неконфликтную, гибкую, доброжелательную позицию, заменять моральную модель психологической.

Уклоняющее (избегающее) расстройство личности в быту называют комплексом неполноценности. У пациентов с этим расстройством нередко связывается аддикция избегания. Диагностические критерии расстройства: 1) стойкое, глобальное чувство напряженности и озабоченности; 2) убежденность в своей социальной неловкости, непривлекательности или малоценности в сравнении с другими; 3) повышенная озабоченность критикой или неприятием в социальных ситуациях; 4) нежелание выступать во взаимоотношения без гарантии понравиться, хотя желание завязывать близкие отношения с другими людьми имеется; 5) ограниченность стиля жизни из-за потребности в физической безопасности и 6) уклонение от профессиональной или социальной деятельности, связанной с интенсивными межличностными контактами, из страха критики, неодобрения или отверждения.

Психодинамика: уклонение от активной деятельности и подавление своих чувств является защитной реакцией на глубоко укоренившийся страх неодобрения. Присутствует фоновая агрессия, появившаяся до и после возникновения эпидова комплекса. Отмечается интроверсия — обращение либидо внутрь вследствие чувства неполноценности.

Когнитивные мишени: 1) я уязвим к недооценке, отвержению; 2) они критически настроенные, унижающие, стоящие выше, идеализированные; 3) ужасно быть отвергнутым, униженным, если бы люди знали меня настоящего, если бы меня отвергли; не могу терпеть неприятных чувств; 4) надо избегать ситуаций оценки, неприятных чувств и мыслей. Психодинамическая терапия направлена на расследование истории формирования заниженной самооценки, отреагирование аффектов, связанных с негативным опытом. Используется ассертивный тренинг с акцентом на закреплении самоутверждающего стиля поведения в обыденных ситуациях общения.

У зависимых личностей обычно развивается созависимость, склонность «цепляться» за значимых других, в тени которых они живут — обычно это тоже аддикт (нередко муж или отец-алкоголик).

В случае утраты (или угрозы утраты) близких отношений они чувствуют опустошенность и подавленность, никчемность и ненужность. В одиночестве пациенты переживают чувства дискомфорта и беспомощности из-за преувеличенного страха, что они не способны позаботиться о себе.

Диагностические критерии: 1) неспособность принимать решения без советов людей; 2) готовность позволять другим принимать важные для пациента решения; 3) готовность соглашаться с другими из страха быть отвергнутым, даже при осознании, что они не правы; 4) затруднения в том, чтобы начать какое-то дело самостоятельно; 5) готовность добровольно идти на выполнение унизительных и неприятных работ с целью приобрести поддержку и любовь окружающих; 6) плохая переносимость одиночества — готовность предпринимать значительные условия, чтобы его избежать; 7) чувство опустошенности или беспомощности, когда обрывается близкая связь; 8) охваченность страхом быть отвергнутым и 9) легкая ранимость, податливость малейшей критике или неодобрению со стороны.

Когнитивные мишени: 1) я социально ущербный, нуждающийся, некомпетентный, слабый, беспомощный; 2) они заботящиеся, поддерживающие, компетентные; 3) чтобы выжить и быть счастливым, мне нужны люди; я нуждаюсь в постоянной поддержке и поощрении и 4) надо устанавливать зависимые отношения. Психотерапия аналогична лечению избегающей личности и должна включать ассертивный тренинг. Групповая терапия женщин особенно эффективна в однородных по полу группах. При индивидуальной терапии имеется риск формирования зависимости пациента от терапевта. Следует быть готовым к появлению негативных контртрансферных чувств в связи с чрезмерными ожиданиями пациента, что терапевт будет отвлекать его и принимать за него решения.

Конформист безгранично разделяет авторитетную точку зрения. Попав под влияние группы, такой человек легко спивается, втягивается в групповые правонарушения или становится адептом культа. Последователей кумиров-харизматиков называют экноиками (греч. ek — из, nus — ум, разум).

Конформист лишен каких-либо индивидуальных черт характера, он «плывет по течению», слепо подчиняясь своей среде, и постоянно готов следовать мнению большинства.

Он некритически воспринимает мнение авторитета или группы, даже если оно явно не соответствует действительности. Совершенствование ограничивается у конформистов подражанием. Они неинициативны, им свойственна шаблонность, склонность к морализации, консерватизм. Их речь изобилует трафаретными фразами, бюрократическими штампами (вспомните героев Зощенко).

Они одеваются по форме, ведут себя, как «положено». Конформисты настороженно относятся к незнакомцам, часто проявляют ксенофобию и враждебность к инакомыслию.

Менделевич Б. И [12, с 117] приводит перечень наиболее характерных черт тотализированного типа личности. Конвенционализм — некритическое принятие догматических норм и правил, тревожная озабоченность за их повсеместное исполнение. Верноподданность, авторитарная независимость — преклонение перед официальной властью, некритическая идеализация политических лидеров, вера в независимость. Авторитарная агрессивность — ненависть ко всем инакомыслящим. Этноцентризм — крайняя переоценка роли своей нации во всемирно-историческом процессе, наделение других народов отрицательным качествами. Ригидность, косность мышления, безапелляционность суждений, оценок, неспособность к диалогу, пониманию оппонентов. Уверенность в «моральной частоте» представителей только своей группы, стремление к самоутверждению через принадлежность к корпоративным, кастовым объединениям; высокомерное и враждебное отношение к людям, не входящим в корпорацию. Депрофессионализация — утрата компетентности, профессиональных знаний, социальной ответственности (по: Антоян, 2003).

Первичная выгода конформизма заключается в бегстве личной ответственности, вторичная — в ожидании награды за свое верноподданичество. При этом конформист жертвует своими правами человека и самоуважением в обмен на групповую идентификацию и возможность занятия социальной высоты. После развала СССР огромное число конформистов оказалось не готово к переменам и превратилось в фанатиков коммунистической идеи и прошлого образа жизни; этим в определенной степени можно объяснить замедленный выход страны из кризиса.

Депрессивное расстройство личности. Диагностические критерии: 1) преобладает унылое, мрачно-подавленное настроение; 2) отношение к себе основано на убеждение своей неполноценности, никчемности, низкой самооценки; 3) выражена тенденция к самокритике, самообвинению и преуменьшению своих заслуг; 4) типичен пессимизм, склонность переживать чувство вины и сожаления; 5) имеется склонность к печальным размышлениям и поиску поводов для беспокойства и 6) отмечается негативное, критическое или осуждающее отношение к окружающим. При этом больные доброжелательны, застенчивы, готовы прийти на помощь, склонны брать на себя основную работу. Велик риск суицида.

Психодинамические факторы: отсутствие самоуважения, самонаказание, неотреагированная ранняя утрата объекта любви с возложением ответственности за это на «плохого» себя. Идентификация с другими путем приписывания им своей идентичности, интроекции и симбиоза. В результате человек избегает реальных отношений с партнером. Используются также перенос, реактивное образование (чрезмерная забота вместо вытесненной обиды и т. п.), обращение агрессии на себя (аутоагрессия).

Когнитивные мишени: 1) я не могу жить без него или без нее; я сделаю ошибку, а это будет обозначать, что я бестолковый; 2) они лучше меня; их хорошее отношение надо заслуживать; 3) если человек спорит со мной, значит я ему не нравился; мое человеческое достоинство зависит от того, что думают обо мне другие; 4) чтобы быть счастливым, нужно чтобы все меня любили за безотказность или уважали за успехи.

Динамическая терапия депрессивной личности направлена в первую очередь на поощрение вскрытия и отреагирования враждебных чувств, которые позволены с терапевтом в отличие от того, как это было с родителями. Неоходимо поддерживать у пациента проявления эгоизма, соперничества, а иногда и оппозиции, интерпретируя их победу над страхом и угодничеством. Важно признавать свои терапевтические ошибки и соглашаться с критикой пациента в свой адрес, чтобы помочь ему перейти из позиции «снизу» положение «на равных». Готовность пациентов к самокритике следует использовать для атаки сурового Суперэго. Прохождение завершающей фазы терапии требует бережной работы со страхом разлуки, который связан с детским переживанием необратимой сепарации или утраты. Применяется также групповая и межличностная (например, супружеская) терапия.

Пораженческое (мазохистское) расстройство личности характеризуется саморазрушительным стилем жизни. Обычно им страдает женщина, дляой характерны следующие черты. Она выбирает людей или ситуации, которые приводят к разочарованию, неудаче или плохому обращению, хотя лучшие варианты явно были доступны. Отвергает или делает неэффективными попытки других помочь ей. Собственные успехи и другие положительные события в жизни вызывают у нее подавленность или чувство вины, она реагирует на них неосознанным стремлением причинить себе боль (например, с ней происходит несчастный случай).

Провоцирует злобу или отвержение со стороны других, а затем чувствует себя оскорбленной, побежденной или униженной (например, публично высмеивает мужа, а когда он выходит из себя, чувствует себя обиженной).

Она отвергает собственное удовольствие, игнорируя возможности его получения или не желая признать, что получила удовольствие, хотя имеет возможность наслаждаться жизнью. Не может выполнять трудные задания ради себя, хотя делает что-то не менее трудно ради других. Не интересуется теми, кто хорошо обращается с ней, оставляет их без внимания и отвергает. Постоянно стремится принести себя в жертву, несмотря на противодействие и неодобрение партнеров. Вступает в связи, где заведомо будет только страдать.

Мазохисты склонны к виктимности (англ. vitim — жертва), под которой понимают предрасположенность человека становится жертвой правонарушений, несчастных случаев и т. п. Обнаружено, что каждая четвертая жертва убийства ускоряет нападение своего агрессора. Мазохисты сходны с параноидными личностями: и те, и другие постоянно ожидают угрозы. Однако параноидные личности нападают на предполагаемого агрессора, а мазохисты — на себя. Параноидные люди приносят в жертву любовь ради ощущения власти, а мазохисты наоборот.

Мазохистские черты в ответ на жестокое обращение в детстве чаще всего развиваются у девочек, поскольку мальчики в этом случае идентифицируются с агрессором и впоследствии развиваются в садистическом направлении. В отличие от депрессивных личностей, мазохистские не примиряются со своей судьбой, а используют саморазрушительное поведение для получения ощущения морального превосходства. Как и депрессивные личности, мазохисты используют такие психологические защиты, как интроекцию обращения против себя и идеализацию. Кроме того, они часто применяют морализацию и отреагирование вовне саморазрушительными действиями. На поведение укладываются в следующую схему: 1) провокация; 2) умиротворение («Я уже страдаю, поэтому не надо меня наказывать»); 3) эксгибиционизм («Обрати внимание на мое страдание»); 4) избегание чувства вины («Видишь, что заставил меня сделать!»).

Мазохисты редко отрицают страдания, чтобы продемонстрировать свою выносливость к боли, всепрощение и неспособность заподозрить обидчика в плохих намерениях.

К мазохизму приводит сексуализация ситуаций, связанных с объективной опасностью. Агрессивная энергия, которая не получила разрядки в борьбе, может быть захвачена Суперэго и служить источником чувства вины (Гартман и др., 2000).

Влечение мазохиста к страданию связано со стремлением повторить ранний болезненный опыт общения с матерью. Мазохист стремится к боли из-за того, что она ассоциируется с объектом любви, который раньше причинял боль.

При проведении динамической терапии укладывание пациента на кушетку подчеркивает доминирование терапевта; предпочтительнее положение лицом к лицу, избегание проявлений как всемогущества и превосходства, так и готовности к самопожертвованию, акцент на реальных и отношениях и способности пациента улучшить свое положение. Если терапевт принимает на себя ответственность за несчастье такого пациента и пытается найти решение его проблем, он угрожает лишить пациента выгод от его обычной стратегии. В этом случае у «отвергающего помощь жалобщика» развивается негативная терапевтическая реакция: «Только попробуй помочь мне — станет хуже и мне, и тебе». Следует игнорировать попытки пациента привлечь к себе внимание своими страданиями и поддерживать его, когда он открыто отстаивает свои права.

В работе с чувствами основное внимание уделяется таким запретным для пациента эмоциям, как чувства гнева и удовольствия. Они обычно прячутся за маской апатии или саботажа терапии. Переживания гнева и удовольствия блокируются страхом наказания и чувством вины. Терапевт должен вначале вскрыть и разрешить пациенту испытывать и выражать открыто чувства страха и вины. На заключительном этапе терапии акцент перемещается на работу с чувством печали по поводу первоначальной трагедии и упущенных вследствие мазохистского стиля жизни возможностей. В это время необходимо поощрять отказ пациента от желания отомстить за перенесенные в прошлом потери.

1.3 Факторы формирования аддитивного поведения

Отклоняющееся поведение включает нарушения, затрагивающее значительное количество людей различных социальных уровней в разных странах и обществах. Отклоняющееся поведение требует специальных подходов в плане превенции, коррекции и лечения. Психиатры, психологи и социологи, желающие глубже ознакомиться с этой проблемой с использованием специальной литературы, сталкиваются с отсутствием достаточного количества материалов. Под отклоняющимся поведением понимается поведение, отличающееся от условно принятых норм: культурных, этических, моральных, юридических, религиозных, экономических и др.

ПАВ соотносится с реальной проблемой аддикта как градусник с лихорадкой. Главное — не форма зависимости, а личность аддикта, на нее следует обращать особое внимание. Аддиктивную личность отличают черты незрелости: невыраженность интеллектуальных и духовных интересов, твердых нравственных норм, неустойчивость, ненасытность, безответственность, чувство стадности. Аддикт хуже переносит трудности повседневной жизни, чем кризисные ситуации («Пьяному море по колено»).

Преувеличение своих достоинств маскирует скрытый комплекс неполноценности. Внешняя социабельность сочетается со страхами перед стойкими социальными контактами и манипулятивностью. Отмечается стремление аддикта уходить от принятия решений, говорить неправду, и в частности обвинять других, зная, что они не виновны. Для него также характерны зависимость и тревожность, склонность к колебаниям настроения, стереотипность, повторяемость поведения.

Аддикт существует вне реального времени и пространства, в момент иллюзорного наполнения. Он живет от одного момента к другому, но не может удовлетвориться ни в одном из них. Он то заполняет пустоту настоящего с помощью наслаждения, опьянения, выигрыша, успеха и т. д., то, оказывается, одержим нереальностью своего переживания в форме неудовлетворенности и похмелья, непреодолимо вынуждающих к немедленному повторению аддиктивных действий.

Аддикты страдают синдромом дефицита удовольствия, который проявляется в постоянном ощущении скуки. Жизнь представляется аддикту серой и однообразной, он нуждается в дополнительной стимуляции и направляет всю энергию на ее поиск. Он сосредотачивается на той сфере, которая позволяет ему на какое-то время вырваться из состояния бесчувственности и апатии. К остальным сферам жизни аддикт интереса не проявляет, все больше уходя от участия в них.

Подласый И.П.[16, с. 22] выделяет четыре формы аддиктивного поведения как бегства от реальности: 1) бегство в тело — физическое и ли психическое «усовершенствование» себя; 2) бегство в работу — концентрация на служебных делах (учебе); 3) бегство в контакты или в одиночество — постоянное (утрированное) стремление к общению, или наоборот; 4) бегство в фантазии — жизнь в мире иллюзий и фантазий. Эта типология перекликается с мнением Берна [16, с. 22] о существовании у человека шести видов голода: голод по впечатлениям, голод по признанию, контакту и физическому поглаживанию, сексуальный голод, голод по структурированию времени, по событиям.

У аддиктивных личностей вследствие плохой переносимости ими трудной повседневной жизни, постоянных упреков окружающих и самоупреков формируется комплекс неполноценности. Тревожный аддикт может компенсировать свое чувство неполноценности гиперсоциальностью, например трудоголизмом. Защитой от чувства неполноценности у аддиктов часто служит гиперкомпенсация в виде завышенной самооценки с демонстрацией своего превосходства над окружающими. Аддикт противоставляет толпе обывателей свою романтическую жизнь, свободную от обязательств, а значит и от волнений. Некоторые аддикты посвящают свою жизнь карьере, обогащению, борьбе за власть.

По Короленко и Донских [18, с. 14], основные мотивации аддиктивных расстройств таковы: 1) противотревожная; 2) субмисионная (подчиненная влиянию других); 3) геоденистическая (эйфорирующая); 4) активирующая (часто для сексуальной гиперстимуляции); 5) псевдокультурная (демонстрирующая принадлежность к данной культуре, компенсирующая комплекс неполноценности; может проявляться, например, в стремлении играть роль тамады).

Выделяют следующие причины употребления наркотиков: эйфорию, доступность, влияние культуры, подавление боли, скуку, бунт, развлечение и любопытство, ухудшение провоцирующей ситуации, давление сверстников, подавление стресса, разрешение общества, самолечение, биохимическую предрасположенность, физическую зависимость, подкрепление интоксикации, внешний локус контроля, привычку, социальное подкрепление, низкую самооценку, зависящую личность, уход от реальности, импульсивность, моментальное удовольствие, неспособность увидеть альтернативы наркотикам.

Цинтренбаум с соавторами представили наиболее частые выгоды, даваемые курением, пищевой аддикцией и алкоголизмом в виде таблицы (таблица 1.3.1)

Таблица 1.3.1

Курение

Переедание/

избыточный вес

Алкоголизм

облегчение стресса/

самоуспокоение

самоуспокоение

самоуспокоение

упрямство/

независимость

удовольствие/

подарок

подарок

подарок

упрямство/

независимость

надежный «друг"/

«компаньон»

«компаньон»

«компаньон»

средство избежать интимных взаимоотношений

подражание идеалу

средство избежать интимных взаимоотношений

социализация/

вхождение в группу

средство меньше есть и не полнеть

средство избежать сексуальности

оправдание импульсивности

стимуляция

подражание идеалу

облегчение скуки

глубокое дыхание

облегчение скуки

подражание идеалу

вхождение в группу

вхождение в группу

Выделяют пять этапов формирования аддикции На 1-м этапе человек испытывает небывалый эмоциональный подъем, связанный с рискованным азартным поведением или химическим воздействием. На 2-м этапе человек прибегает к предмету аддикции в ситуациях фрустрации, при этом межличностные отношения постепенно отходят на второй план, нарушается душевный дискомфорт провоцирующий аддиктивное поведение. На з-м этапе аддиктивное поведение становиться стереотипным ответом на требование реальности, аддиктивные потребности доминируют в мотивационной сфере личности, человек не реагирует ни на критику его поведения, ни на проблемы близких людей. На 4-м этапе аддикт полностью отчуждается от общества и своей прежней личности, окружающие воспринимают его как «конченого» человека, он теряет способность даже манипулировать людьми. 5-й этап является катастрофой: разрушается не только психика, но и организм; происходит истощение всех жизненных ресурсов. К такому же исходу приводят и нехимические аддикции — из-за постоянного опустошения и постоянного стресса, ведущего к сердечно-сосудистым расстройствам.

Аддикт страдает вследствие переживания внутренней дисгармонии, дискомфорта и фрагментации или из-за неспособности думать хорошо о себе, а следовательно о других. Еще больше мучений аддикту доставляют психологические защиты, с помощью которых он пытается скрыть свою уязвимость, но которые оказываются для него разрушительными. За спасительную помощь этих психологических защит приходится платить чувством изоляции, объединением эмоциональной сферы и неустойчивостью взаимоотношений с людьми. Основными психологическими защитами поврежденного и уязвимого Эго аддикта являются: примитивная идеализация объекта зависимостью; фантазии инкорпорации — поглощение объекта отверстием тела (ртом, глазами); интроекция — замена отношений с внешним объектом отношениями с его интроектом; всемогущество — преувеличение собственной силы; девальвация — презрительное обесценивание чего-то важного; проекция — приписывание другому собственных эмоционально значимых мотиваций; проективная идентификация — проекция своих чувств и мотиваций на объект зависимости, над которым аддикт затем старается установить контроль с помощью идентификации; расщепление (сплиттинг) — разделение себя и объекта (объектов) на хороших и плохих; отрицание — игнорирование важных аспектов реальности; контрофобия — удовольствие от опасной деятельности, бравада; псевдонезависимость — бессознательная демонстрация независимости от объектов аддикции; экстериализация — перенос внутреннего конфликта вовне и отыгрывание его компульсивным и интенсивным действием; рационализация — сознательное обоснование своего поведения приемлемыми мотивами вместо скрытых неприемлемых.

Занимая центральное место в жизни аддикта, объект аддикции идеализируется. Воображение аддикта заполняется фантазиями, в которых он предвкушает каннибальское поглощение объекта аддикции или оргастическое слияние с ним. Благодаря интроекции аддикт тотально и безраздельно контролирует выбранный объект. Используя его магическую силу, аддикт приобретает всемогущество. Обладая интроектом, аддикт может позволить себе обесценить объект аддикции, чтобы не испытывать зависть к его силе. Под воздействием проекции аддикт перекладывает на объект аддикции собственные импульсы и аффекты. В результате проективной идентификации больной может приписать объекту аддикции собственную враждебность и за тем со страхом ожидать какого-то вреда, а свою агрессию считать реакцией на это. Дихотомическое разделение мотиваций, итроектов и объектов на жизненно необходимые и смертельно опасные приводит к расщеплению. Невыносимый страх перед опасностью удается блокировать с помощью контрофобии, вызывающей чувство азарта с эйфорией от переживания своего бесстрашия, обеспеченной выбросом внутреннего наркотика — эндорфина. Избежать чувство унизительной зависимости помогает псевдонезависимость.

Дубровина И.В. [17, с.165] описывает возможные пути формирования аддиктивных защит против карающего Суперэго и возращения отрицания. Вместо того, чтобы стремиться к достижению своего идеала, аддикт ищет состояние абсолютного удовлетворения, грандиозности и умиротворения, здесь и теперь. Вместо того, чтобы обладать внутренней самокритичностью и при необходимости наказывать себя изнутри, аддикт провоцирует получение наказания извне. Вместо тонко настроенной, функционирующей способности к самонаблюдению, у аддикта присутствует постоянная готовность чувствовать стыд и унижение перед другими людьми, которые эти чувства провоцируют. Вместо того, чтобы принять ограничения, которые требует реальность и принятые ранее обязательства, аддикт одновременно и ищет их, и бежит от них. Он не переносит ограничений и в то же время парадоксальным образом стремится к ним. Не заботясь о себе и пренебрегая самозащитой, которую способна дать внутренняя власть Суперэго, аддикт демонстрирует неожиданные колебания и абсолютное стремление к человеку, заслуживающему доверия, с ожиданием, что партнер никогда не разочаруется в аддикте, даже если последний злоупотребит доверием.

Автор выделяет 4 типа семей, формирующих будущего аддикта: 1) травмирующая семья, в которой ребенок может идентифицироваться, либо с агрессором, либо с жертвой, испытывая чувство стыда и беспомощности и в последствие избавляется от них с помощью ПАВ; 2) навязчивая семья, возлагающая собственные грандиозные ожидания на ребенка, который впоследствии компенсирует свою фальшивую идентификацию с помощью ПАВ; 3) лживая семья, в которой ребенок утрачивает чувство реальности и собственной личности, испытывает стыд, отчуждение и деперсонализацию, компенсируя эти чувства с помощью ПАВ; 4) непоследовательная семья, когда правила родителей различаются и к тому же меняются на ходу, из-за чего нарушается стабильность Суперэго и социализация, вследствие чего создается мотив для употребления ПАВ.

Попов Ю.В.[15, с.22] указал на значение переходных объектов (предметов или деятельности), символизирующих для ребенка отсутствующую мать, пока он еще не способен интроецировать материнскую фигуру, как функцию внутренней хорошей матери. Если процессу интроекции препятствует поведению родителей, ребенку приходится расщепить образ для себя на две части: одна часть — ложная — соглашаться с требованиями внешнего мира, а другая — тайная — составляет субъективный мир ребенка. Затем человек живет так, как будто он «не вполне настоящий», и всю жизнь заполняет переходными объектами, которые приносят лишь временное облегчение: наркотиками, сексуальными ритуалами, другими людьми и компульсивной деятельностью («чем бы дитя ни тешилось…»).

Аддиктивные личности, не получив в раннем детстве доступа к эмпатичной (эмоционально чуткой и теплой) матери, помещают свое материнский идеал вовне и отгораживают его, что бы идеальная мать была внешней, но легко доступной, как пища. В результате идолопоклоннического переноса все доброе только приписывается идеализированной матери, поэтому ее любовь необходимо получать любой ценой. Однако пользоваться любовью — значит нарушить материнские границы, а это переживается как преступление Прометея, заслуживающего мучительного наказания, которое хуже смерти (на плечах наших алкоголиков выколото: «Не забуду мать родную» и «Нет в жизни счастья»).

Выходом становится поворот от матери к вещам, так как они заслуживают большего доверия и в результате становятся аддиктивными объектами. Они приносят удовлетворение и наказание, временное забвение в смертельных облаках и возрождение [10].

Поскольку семья служит институтом социального контроля со дня рождения человека, влияет на формирование свойств личности в наиболее восприимчивом возрасте, постольку и роль семейного воспитания превосходит по значимости все другие средства социального контроля. «Практика показывает, что такие негативные явления, как пьянство, наркомания, проституция и т. д., хотя и связаны с улицей, с бытом и досугом, в какой-то мере и с местом работы и учебы, берут свое начало в семье и в ней проявляют себя наиболее активно» [13, с. 19].

То, что «испорчено» семьей и в семье, очень трудно, если не невозможно исправить с помощью других институтов социального контроля. Более того, «попытка усиления принудительных мер социального контроля посредством, например, ужесточение полицейских мер… парадоксальным образом ведет к усиления девиантности» [13, с 20].

В психолого-педагогической литературе девиантным называется поведение, отклоняющееся от социально-психологических и нравственных норм, либо как ошибочный антиобщественный образец решения конфликта, проявляющиеся в нарушении общественно-принятых норм, либо в ущербе, нанесённом общественному благополучию, окружающим и себе.

Отечественные и зарубежные исследователи предложили различные подходы к изучению проблемы девиантного поведения. Такие как, В.П.Кащенко, Э. Эйдемиллер, С.А.Кулаков, А.Е.Личко, Б.Н.Алмазов, М. Раттер и многие другие. Они рассмотрели проблемы связанные с семейным воспитанием и как семейное воспитание влияет на формирование девиантного поведения подростков.

Для того, чтобы исправить особенности поведения человека, необходимо знать причины и факторы формирования девиантного поведения.

Причины отклоняющегося поведения подразделяются на две группы:

— причины, связанные с психическими и психофизиологическими расстройствами;

— причины социального и психологического характера.

По отношению к подросткам и молодёжи в отдельную группу следует выделить причины связанные с возрастными признаками.

Вместе с тем, среди факторов девиантного поведения обнаруживаются такие, для предупреждения и устранения которых ещё не найдены действительные.

К этой категории отнесены факторы психолого-педагогического характера.

Существуют такие факторы, которые влияют на формирование девиантного поведения:

— социальные факторы;

— криминализирующие факторы;

— факторы трудновоспитуемости;

— семья.

Важны и другие факторы: время реакции; последовательность и принципиальность дисциплинарных требований; их осознанность детьми; характер отношений родителей с ребёнком; баланс поощрения и наказания.

Подростковый возраст — один из самых непростых детских возрастов. В подростковом возрасте серьёзно изменяются условия жизни и деятельности подростка, что, в свою очередь, приводит к перестройке психики, появлению новых форм взаимодействия между сверстниками. Подросток стремится осмыслить свои притязания на признание, оценить себя как будущего юношу или девушку, определить для себя своё прошлое и значение личного настоящего, заглянуть в личное будущее, определиться в социальном пространстве, осмыслить свои права и обязанности. Подросток соотносит присущие себе особенности со сверстниками и взрослыми; у него меняется общественный статус, позиция, положение в коллективе, ему начинают предъявляться более серьёзные требования со стороны взрослых.

Профилактика отклоняющегося поведения предполагает систему общих и специальных мероприятий на различных уровнях социальной организации: общегосударственном, правовом, общественном, экономическом, медико-санитарном, педагогическом, социально-психологическом. Условиями успешной профилактической работы считают ее комплексность, последовательность, дифференцированность, своевременность. ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) предлагает выделять первичную, вторичную и третичную профилактику. Первичная профилактика направлена на устранение неблагоприятных факторов, вызывающих определенное явление, а также на повышение устойчивости личности к влиянию этих факторов. Первичная профилактика может широко проводиться среди подростков. Задача вторичной профилактики — раннее выявление и реабилитация нервно-психических нарушений и работа с «группой риска», например подростками, имеющими выраженную склонность к формированию отклоняющегося поведения без проявления такового в настоящее время. Третичная профилактика решает такие специальные задачи, как лечение нервно-психических расстройств, сопровождающихся нарушениями поведения. Третичная профилактика также может быть направлена на предупреждение рецидивов у лиц с уже сформированным девиантным поведением.

— тема семьи в контексте девиантности и социального контроля чрезвычайно важна и теоретически, и практически;

— существует, по крайней мере, три среза проблемы: 1) девиантологический, включая криминологический; 2) виктимно-логический; 2) социального контроля;

— институт семьи противоречив: семья может играть антидевиантную и девиантную роли;

— баланс семейного «добра» и «зла», механизмы их проявлений выявляются в результате эмпирических исследований. При этом возникают неожиданные тривиальные взаимосвязи. Так, исследование девиантности у подростков в Санкт-Петербурге, проведенное центром девиантологии Социологического института РАН, показало, что воспитание в семье, если не предохраняет от алкоголя, то действует в направлении менее тонких форм его потребления. Что касается наркотизации, то семья в целом выступает провоцирующим фактором (за исключением потребления галлюциногенов).

Разумеется подобные выводы нуждаются в дополнительной проверке на различных популяциях, территориях, а также отслеживаться во времени.

Глава 2. Особенности возникновения аддитивного поведения в студенческом коллективе среднего профессионального учебного заведения (на опыте работы ГОУ СПО «ЛСХТ»)

2.1 Методы и процедуры исследования

Психологические исследования личности всегда нацелены на изучение конкретного человека. Оно уже несёт в себе элементы профилактической работы. Многие подростки расценивают проводимую с ним работу как экспертную ситуацию, включающую проверку их интеллектуально — личностных способностей. Поэтому педагог (психолог, социальный педагог) должен быть внимательным, терпимым и тактичным, умеющим ободрить, стимулировать веру подростка в свои возможности, а при необходимости создать для него щадящие условия, постепенно усложняя задание.

В современной психологии применяется немало различных методов диагностики. К ним относятся: наблюдение, беседа, тест, анкета, эксперимент и др. Благодаря всем этим методам можно изучить особенности девиантного поведения в раннем юношеском возрасте.

Девиантным поведением ребёнок пытается достичь своих целей. Для нас это очень важное положение. Бесцельного положения не бывает. Ни одно живое существо не совершает бесцельных действий. То, что не имеет никакой цели, не существует. Зная, какие цели преследует ребёнок, независимо от того, осознаёт он их или нет, мы получаем ключ к пониманию его действий.

Эксперимент — особый вид исследования, направленный на проверку научных гипотез. Предположений вероятного характера требующий строгой логики доказательства, опирающейся на достоверные факты, установленных в эмпирических исследованиях.

В исследовании принимали участие 20 студенток ГОУ СПО «Лукояновский сельскохозяйственный техникум» в возрасте от 16 до 17 лет.

Этапы исследования:

1. подбор экспериментальной группы для проведения исследования;

2. подбор методик изучения склонности к девиантному поведению;

3. проведение первичной психодиагностики (констатирующий эксперимент);

4. обработка полученных результатов.

Первым этапом исследования стал отбор студенток, для этого был проведен устный опрос преподавателей, классного руководителя и психолога. В качестве объекта были использованы студентки ГОУ СПО «Лукояновский сельскохозяйственный техникум», в количестве 20 человек. Возраст испытуемых от 16 до 17 лет.

В данной работе использованы такие методы, как:

1. методика определения акцентуаций характера (по Шмишеку);

2. тест «Склонность к зависимому поведению» (В.Д. Менделевич);

3. диагностика склонности к отклоняющемуся поведению (разработана Вологодским центром гуманитарных исследований и консультирования «Развитие» 1992г

Предложенные методики представляют собой следующее:

1. Методика определения акцентуаций характера (по Шмишеку).

Согласно теории «акцентуированных личностей» существуют черты личности, которые сами по себе ещё не являются патологическими, однако могут при определённых условиях развиваться в положительном или отрицательном направлении. Черты эти являются как бы заострением некоторых присущих каждому человеку индивидуальных свойств. Перед началом проведения методики респондентам даётся инструкция: «Вам предлагается ответить на 88 вопросов, касающихся различных сторон вашей личности. Рядом с вопросом в колонки „ответ“ поставьте знак „+“ (да), если согласны или „-“ (нет), если не согласны. Отвечайте быстро, долго не задумывайтесь». (приложение 1)

Максимальная сумма баллов после умножения — 24 признаком акцентуации считается величина, превосходящая 12 баллов.

Теоретической основой опросника является концепция «акцентуированных личностей» К. Леонгарда, который считает, что присущие личности черты можно разделить на основные и дополнительные. Основные черты составляют стержень, ядро личности. В случае яркой выраженности личности, у которых основные черты ярко выраженные, заостренны названы «акцентуированы».

Термин «акцентуированные личности» занял место между патологией и нормой. Акцентуации не следует рассматривать в качестве патологии, но в случаи воздействия неблагоприятных факторов (стрессов, психотравмирующих ситуаций, жизненных трудностей) они могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности. При этом каждый тип акцентуации характера имеет своё «слабое место» и оказывается наиболее чувствителен и уязвим в отношении специфических психических травм и жизненных трудностей. По определению А.Е.Личко, акцентуации характера — это «крайние варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, от чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определённого рода психогенных воздействий».

Дадим характеристики 10 основным типам акцентуации.

1. Демонстративность. В патологии — психопатия истерического типа. Люди, у которых сильно выражен эгоцентризм, стремление быть постоянно в центре внимания («пусть ненавидят лишь бы не были равнодушными»).

Много таких людей среди артистов. Если нет способностей, чтобы выделиться, тогда они привлекают внимание антисоциальными поступками. Патологическая лживость — чтобы приукрасить свою особу. Склонны носить яркую, экстравагантную одежду — могут быть определены чисто внешне.

2. Застревание. Склонность к «застреванию аффекта», бредовым реакциям. Люди педантичны, злопамятные, долго помнят обиды, сердятся, обижаются. Нередко на этой почве могут появиться навязчивые идеи. Сильно одержимы одной идеей. Слишком устремлённые, «упёртые» в одно, зашкаленные. В эмоциональном отношении ригидны. Иногда могут давать аффективные вспышки, могут проявлять агрессию. В патологии — паранойяльный психопат.

3. Педантичность. Преобладание черт ригидности и педантизма. Люди ригидны, им трудно переключаться с одной эмоции на другую. Любят, Чтобы всё было на своих местах, чтобы люди четко оформляли свои мысли, крайней педантизм. Периоды злобно-тоскливого настроения всё их раздражает. В патологии- эпилептоидная психопатия. Могут проявлять агрессию.

4. Возбудимость. Склонность к повышенной импульсивной реактивности в сфере влечения. В патологии — эпилептоидная психопатия.

5. Гипертимность. Люди, склонные к повышенному настроению, оптимисты, быстро переключаются с одного дела на другое, не доводят начатое до конца, недисциплинированные, легко попадают под влияние неблагополучных компаний. Люди того типа склонны к приключениям, романтике. Не терпят власти над собой, но любят когда их опекают. Тенденция к доминированию, лидированию. В патологии — невроз навязчивых идей.

6. Дистимичность. Склонность к расстройствам настроения. Противоположность гипертивности. Настроение пониженное, пессимизм, мрачный взгляд на вещи, повышенная утомляемость. Быстро истощается в контактах и предпочитает одиночество.

7. Тревожность. Люди меланхолического склада с очень высоким уровнем конституционной тревожности, не уверены в себе. Недооценивают, преуменьшают свои способности. Застенчивы, пугаются ответственности.

8. Экзальтированность. Склонность к аффективной экзальтации (близко к демонстративности, но там из-за характера).

Здесь идут те же проявления, но на уровне эмоций (всё идёт от темперамента).

Религиозный экстаз.

9. Эмотивность. Аффектно лабильные (неустойчивые).

Люди, у которых быстро и резко меняется настроение по незначительному для окружающих поводу. От настроения зависит всё — и работоспособность и самочувствие и т. д. тонко организованна эмоциональная сфера; способны глубоко чувствовать и переживать. Склонны к добрым отношениям с окружающими. В любви ранимы как никто не против того, чтобы их опекали, заботились.

10. Циклотимность. Резкие перепады настроения. Хорошее настроение коротко, плохое длительно. При депрессии ведут себя как тревожные (см. п.7), быстро утомляются, снижается творческая активность. При хорошем настроении — как гипертимные.

Студентки отвечают на поставленные вопросы и заполняют бланк ответа, положительный ответ «+», отрицательный — «-» (см. приложение № 1).

2. Тест «Склонность к зависимому поведению» (В.Д. Менделевич)

Применяется с целью выявления склонности к зависимому поведению.

Испытуемый должен, пользуясь данной шкалой, указать, в какой степени он согласен или не согласен с каждым из следующих утверждений, ставя Х в соответствующем месте. Можно давать только один ответ на каждое утверждение.

1 — совершенно не согласен (совсем не так)

2 — скорее не согласен (скорее не так)

3 — ни то ни другое (и так, и не так)

4 — скорее согласен (скорее так)

5 — совершенно согласен (именно так)

Для проведения диагностики предлагается 116 вопросов (см. приложение № 2), многие из которых имеют обратное повторение, то есть положительное утверждение пересекается с отрицательным утверждением, что даёт более ясную картину отношения к какому-либо факту. Тест подразделяется на прямые и обратные вопросы, при обработке которых баллы подсчитываются следующим образом.

Прямые вопросы — баллы подсчитываются в соответствии с отмеченными испытуемым — «5» — 5, «4» — 4, «3» — 3, «2» — 2, «1» — 1; обратные вопросы — баллы подсчитываются наоборот — «5» — 1, «4» — 2, «3» — 3, «2» — 4, «1» — 5.

Для оценки склонности к зависимому поведению баллы ответов на прямые и обратные вопросы суммируются по каждой шкале отдельно.

Для оценки склонности к зависимости суммируются баллы, полученные за ответы на следующие вопросы — первый и второй столбцы таблицы обработки ответов. Они же используются для оценки склонности к наркозависимости. Склонность к алкогольной зависимости оценивается с использованием ответов на прямые и обратные вопросы, приведенные соответственно в третьем и четвёртом столбцах.

3. Диагностика склонности к отклоняющемуся поведению.

(разработана Вологодским центром гуманитарных исследований и консультирования «Развитие» 1992 г.).

Она имеет 7 шкал:

1. шкала установки на социальную желательность — 15 пунктов.

2. шкала склонности к нарушению норм и правил — 17 пунктов.

3. шкала склонности к аддитивному поведению — 20 пунктов.

4. шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению — 21 пункт.

5. шкала склонности к агрессии и насилию — 25 пунктов.

6. шкала волевого контроля эмоциональных реакций — 15 пунктов.

7. шкала склонности к делинквентному поведению — 20 пунктов.

Этот опросник позволяет также оценивать склонность испытуемых к двигательной расторможенности, патологическому фантазированию и хобби, половым девиациям, дисморфобий. (приложение № 3)

В целом опросник включает 98 неповторяющихся пунктов — утверждений.

2.2 Анализ проведения исследования

Для проведения аналитических процедур было проведено предварительное наблюдение за студентками 22 группы в стенах учебного заведения и за его пределами.

По результатам собственного наблюдения было отмечено, что большинство студенток не готовы к урокам, в начале дня испытывают недомогание и дискомфорт, особенно после выходных дней.

За пределами учебного заведения большая часть 22 группы, по собственному наблюдению, посещает молодежные клубы, в которых предлагают спиртные напитки.

Опрос работников таких клубов и баров дал следующие результаты: практически все студенты приходят в молодежные клубы в приподнятом настроении, что вызвано приемом пива. Сами студенты не скрывают факт употребления пива, открыто пьют его и в зданиях клубов и баров и на улице и в прилегающем парке.

Была проведена личная беседа с большинством студентов 2 курса, в результате который выяснилось, что распитие спиртных напитков для данных студентов это обычная практика, а употребление пива является ежедневной процедурой, позволяющей расслабиться после учёбы и быть раскованней со сверстниками.

Многие студенты, не предпочитающие спиртные напитки, сознались, что участвуют в распитии спиртного только для поддержания кампании. Для них это единственный способ общения со сверстниками.

Для подтверждения или отвержения результатов наблюдения были проведены три методики, позволяющие выявить склонность студентов к зависимому поведению.

По результатам проведённых методик на этапе констатирующего эксперимента получены следующие данные по студенткам.

1. Методика определения акцентуаций характера (по Шмишеку).

Исходя из полученных данных можно сделать вывод (рис. 2.2.1):

Гепертимный тип. К нему относятся: 6 человек или 30% студенток. Это люди, склонны к повышенному настроению, оптимисты, быстро переключаются с одного дела на другое, не доводят начатого до конца, недисциплинированные, легко попадают под влияние неблагополучных компаний.

Демонстративный тип. К нему относятся: 4 человека, что составляет 20%. Это люди, у которых сильно выражен эгоцентризм, стремление быть постоянно в центре.

Аффективно-экзальтированный тип. Это: 4 человека или 20%. У этих людей все идет от темперамента.

Циклотимный тип. Это: 3 студентки или 15%. Люди, у которых резкие перепады настроения. Хорошее настроение коротко, плохое длительно. При депрессии ведут себя как тревожные. Быстро утомляются, снижается творческая активность. При хорошем настроении — как гипертимные.

Эмотивный тип. К нему относятся: 2 человека или 10%. Люди, у которых быстро и резко меняется настроение по незначительному для окружающих поводу.

Тревожный тип. 1 студентка или 5%. Человек меланхолического склада с очень высоким уровнем конституционной тревожности, не уверена в себе. Недооценивает, преуменьшает свои способности. Застенчива, пугается ответственности.

Таким образом, большинство испытуемых относятся к гипертимному типу, а меньшинство к тревожному.

2. Тест «Склонность к зависимому поведению» (В.Д. Менделевич)

В группе испытуемых тенденцию к наркотической зависимости имеют 2 студентки или 10% испытуемых; к алкогольной зависимости 4 студентки или 20%, признаки к повышенной склонности алкогольной зависимости 10 человек или 50%, признаки высокой вероятности алкогольной зависимости 2 человека (они же имеют тенденцию к наркозависимости).

Таким образом, не подверженных никакой зависимости в группе всего 4 человека или 20%.

Таблица 2.2.1 Интерпретация

Зависимости

Признаки тенденции

Количество студенток

Признаки повышенной склонности

Количество студенток

Признаки высокой вероятности

Количество студенток

Наркотическая зависимость

? 98 баллов

2

? 107 баллов

0

? 116 баллов

0

Алкогольная зависимость

?99 баллов

4

? 105 баллов

10

? 111 баллов

2

Итого:

6

10

2

3. Диагностика склонности к отклоняющемуся поведению (разработана Вологодским центром гуманитарных исследований и консультирования «Развитие» 1992 г.).

Шкала установки на социальную желательность. К этой шкале относятся такие ребята: 3 человека, что составляет 15%.

Шкала склонности к нарушению норм и правил. К этой шкале относится: 1 студентка или 5%.

Шкала склонности к аддитивному поведению также 5%.

Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. Эту шкалу составляют 9 человек или 45% студенток.

Шкала склонности к агрессии и насилию. К этой шкале относятся: 15%.

Шкала волевого контроля эмоциональных реакций. Также 15%.

Таким образом, для проведения исследования особенностей девиантного поведения студентов в среднем профессиональном образовательном учреждении были использованы следующие методики: методика определения акцентуаций личности (по Шмишеку), тест «Склонность к зависимому поведению» (В.Д. Менделевич), диагностика склонности к девиантному поведению (разработана Вологодским центром гуманитарных исследований и консультирования «развитие» 1992 г.).

Выявлено, что большинство детей испытывают трудности в общении, тревожность, конфликтность, враждебность и нуждаются в оптимизации межличностных отношений со сверстниками.

Поэтому профилактика должна быть направлена на: повышение коммуникативных навыков, формирование адекватной самооценки детей, снятие агрессивности, формирование навыков общения, обучение анализировать поступки, чувства, переживания, слушать, воспринимать и обдумывать. Адекватное развитие эмоциональной сферы в раннем юношеском возрасте, повышение практических умений помогут студенту уверенно чувствовать себя в любой ситуации общения и взаимодействия; осознавать и анализировать собственные эмоции.

2.3 Программа профилактики и коррекции склонности к аддитивному поведению

Психологическая помощь как один из уровней рассматриваемой системы играет в ней связующую роль и отличается выраженной гуманистической направленностью.

Психологическая помощь имеет два ведущих направления. Это психологическая превенция (предупреждение, психопрофилактика).

И психологическая интервенция (преодоление, коррекция, реабилитация).

Психодиагностика, как правило, не является самостоятельным направлением работы и не должна быть целью психологической помощи. Это вспомогательный вид деятельности, важный, но не обязательный, как правило, решающий промежуточные практические задачи.

Условиями успешной профилактической работы считают ее комплексность, последовательность, дифференцированность, своевременность. Последнее условие особенно важно в работе с активно формирующейся личностью.

По результатам констатирующего эксперимента были выявлены студенты, склонные к девиантному поведению. Такая ситуация требует психологической помощи, в результате чего и было разработано профилактическое мероприятие направленное на преодоление склонности подростков к девиантному поведению. Целью программы является устранение искажений эмоционального реагирования и стереотипов поведения, реконструкция полноценных контактов студента со сверстниками, гармонизация образа «Я».

Задачи:

1. Формирование социального доверия.

2. Развитие социальной активности.

3. Развитие социальных эмоций.

4. Развитие коммуникативных навыков.

5. Формирование адекватной самооценки.

6. Обучение умению самостоятельно решать проблемы.

Предмет профилактики: свойства субъекта самосознания и общения студентов в раннем юношеском возрасте.

Средства профилактики: игра, элементы психогимнастики, специальные приёмы неигрового типа, направленные на повышение сплоченности группы, развитие навыков общения, способности к эмоциональной децентрации (разотождествлению себя с каким-либо негативным состоянием).

Структура профилактического мероприятия: каждое занятие состоит из ряда этюдов и игр. Они коротки, разнообразны, доступны по содержанию. Основная цель занятий — сохранение психического здоровья и предупреждение эмоциональных расстройств у студентов. Основной акцент в занятиях сделан на обучение элементам техники выразительных движений, на использование выразительных движений в воспитании эмоций и высших чувств и на приобретение навыков и саморасслаблении. Занятия строятся по определенной схеме и состоят из этапов. Каждый этап может решать не одну задачу, а несколько совершенно самостоятельных задач, по-своему важных для развития юношеской психики. Временные характеристики зависят от возможностей ведущего и заинтересованности студентов.

Этапы профилактики:

1.Ориентировочный (3−4 занятия).

Цель 1-го этапа: эмоциональное объединение участников группы. Сбросить инертность физического и психического самочувствия, поднять мышечный тонус, разогреть внимание и интерес ребенка к совместному занятию, настроить студентов на активную работу и контакт друг с другом. Выполняются несколько упражнений, игр на внимание или подвижные игры.

2. Реконструктивный (6−7 занятий).

Цель 2-го этапа: развитие умения взаимодействовать с окружающими людьми, обучение эффективным навыкам общения, повышение уверенности в себе и собственных силах, формирование адекватной самооценки. Студенты знакомятся с элементами выразительных движений: мимикой, жестом, позой, походкой.

3. Закрепляющий (2−3 занятия).

Цель 3-го этапа: закрепление и расширение уже полученных студентами ранее сведений, относящихся к их социальной компетентности. Упражнения закрепляющего характера.

Форма занятий — тренинг (см. приложение № 6).

Основные направления профилактического мероприятия: снятие психоэмоционального напряжения, внушение желательного настроения, закрепление положительного эффекта, стимулирующего и упорядочивающего психическую и физическую активность студентов, приведение в равновесие их эмоционального состояния, улучшение самочувствие и настроения. В основе принципов осуществления групповой профилактической деятельности лежит объединение конструктивных возможностей педагога-психолога и студента с основными принципами гуманистической психологии.

Принцип безоценочности и сниженной критичности: осуществление данного принципа может считаться одним из важнейших условий продуктивной работы группы. Личный пример ведущего, не дающего оценок и не поддерживающего оценочные высказывания друг другу, направленные со стороны участников, как правило, оказывается достаточно действенным в обеспечение эффективной работы группы. Постоянная готовность ведущего к открытому общению, включенность его в работу группы в качестве участника и одновременно с этим ведущего, осуществляющего если не контролирующего, то направляющую функцию, его способность оставаться самим собой чрезвычайно важны и необходимы для успеха групповой работы.

Принцип активности: по мнению Э. Фрома быть активным значит дать проявиться своим способностям, таланту, всему богатству человеческих дарований, которыми — хотя и в разной степени, наделен человек. Это значит: обновляться, расти, любить, вырваться из стен своего изолированного «Я», испытывать глубокий интерес, страстно стремиться к чему-либо.

Принцип сотворческой позиции психолога (ведущего): этот принцип связан с проблемой выбора позиции ведущим, которая обеспечивала бы максимальные возможности для развития остальных. Компетентность ведущего проявляется в оказании своевременной информационной, эмоциональной и психотерапевтической поддержки, как отдельным участникам, так и в группе в целом. Ведущий групповых коррекционных занятий должен быть успешной личностью, что подразумевает:

? обладание новой и неизвестной информацией;

? эмоциональной привлекательностью, способным вызвать симпатию;

? реализацию институциализированной роли.

Данное профилактическое мероприятие состоит из 3-х этапов (ориентировочный, реконструктивный и закрепляющий).

Все упражнения снимают двигательную расторможенность, развивают внимание, развивают способность понимать эмоциональное состояние другого, повышение самооценки, уверенности в себе.

В данном параграфе были рассмотрены диагностики исследования особенностей проявления девиантного поведения подростков. К ним относятся: наблюдение, тесты, анкета, беседа, эксперимент. Для проведения исследования был предложен комплекс методик, в который вошли следующие: методика акцентуаций личности (по Шмишеку), диагностика склонности к зависимому поведению (по В.Д. Менделевичу), диагностика склонности к девиантному поведению (разработана Вологодским центром гуманитарных исследований и консультирования «Развитие» 1992 г.).

По предложенным методикам проведен анализ и выявлена склонность студентов к зависимому поведению. Для профилактики и коррекции аддиктивного поведения разработано мероприятие.

На основе данных исследований можно сделать вывод: согласно теории «акцентуированных личностей» существуют черты личности, которые сами по себе ещё не являются патологическими, однако могут при определенных условиях развиваться в положительном или отрицательном направлении. Суть методики «Диагностика склонности к зависимому поведению (по Менделевичу)» заключается в следующем: на основе проведенного тестирования путем прямых и обратных вопросов выявляется склонность испытуемых к наркотической и алкогольной зависимости. Опросник «Диагностика склонности к девиантному поведению» позволяет оценивать склонность студентов к двигательной расторможенности, патологическому фантазированию и хобби, половым девиациям, дисморфобий.

Социальная запущенность без должной социально-психологической коррекции приводит к формированию и закреплению преступной направленности. Поэтому, на основе разработанных и ранее используемых программ профилактики девиантного поведения составлена собственная программа профилактики и коррекции аддиктивного поведения студентов. В этой программе поставлены следующие задачи: выявление особенностей эмоционально-поведенческой сферы и зависимостей, требующих коррекции, создание у студента положительного эмоционального настроения и атмосферы безопасности в группе, развитие навыков общения, обогащение учебной деятельности элементами игры, обучение студентов новым формам эмоционального реагирования.

Основная цель программы — сохранение психического здоровья и предупреждение эмоциональных расстройств в раннем юношеском возрасте.

Заключение Целью работы я ставила комплексный подход к проблеме зависимостей. В разделе 1 описано, что собой представляет зависимость и откуда она возникает, знакомит нас более детально с источником формирования зависимого поведения, в нем представлена роль семьи в возникновении аддикций и типы неконструктивного семейного воспитания ведущие к аддиктивному образу жизни. Второй раздел представляет собой практическую часть, в которой было проведено экспериментально — психологическое исследование аддиктов. Исследование проводилось в 22 группе ГОУ СПО «Лукояновский сельскохозяйственный техникум». По полученным результатам можно сделать вывод: в группе испытуемых большинство — 30% относятся к гипертимному типу, а меньшинство к тревожному. Кроме того, большинство 45% студенток имеют склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. В результате исследования выявлена алкогольная зависимость у 10% группы и 50% предрасположены к этой зависимости. Для профилактики и коррекции алкогольной зависимости студентов была составлена программа профилактики и коррекции аддиктивного поведения в виде тренинга. Целью программы является устранение искажений эмоционального реагирования и стереотипов поведения, реконструкция полноценных контактов студента со сверстниками, гармонизация образа «Я». Структура профилактической программы: каждое занятие состоит из ряда этюдов и игр. Основная цель занятий — сохранение психического здоровья и предупреждение эмоциональных расстройств у студентов. Этапами профилактики являются: ориентировочный, реконструктивный, закрепляющий. В основе принципов осуществления групповой профилактической деятельности лежит объединение конструктивных возможностей педагога-психолога и студента с основными принципами гуманистической психологии. Все упражнения снимают двигательную расторможенность, развивают внимание, развивают способность понимать эмоциональное состояние другого, повышение самооценки, уверенности в себе. Список использованной литературы 1. Абрамова Г. С. Практическая психология. — М.: Академический проект, 2001 г. 2. Васильев В.Л. Юридическая психология. — Спб., 1997 г. 3. Волкова В.О., Дмитриев Т.В. Подростковый алкоголизм (Аспекты профилактики) — Н.Н.: 1994 г. 4. Григоренко М.Ф. Путь к здоровью. — М.: 1996 г. 5. Дефектология // Журнал, № 5 — 2002 г. 6. Захаров А.И. Как определить отклонения в поведении ребенка. — М.: 1999 г. 7. Змановская Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студентов ВУЗов — 2-е изд., испр. — М: Издательский центр «Академия», 2004. — 288с. 8. Казаринова Н.В. Социология. — М., 2000 г. 9. Кон И.С. Психология ранней юности. — М., 1989 г. 10. Кулаков С.Л. Психотерапия и психопрофилактика адекватного поведения у подростков. — М.: — Спб., 1996 г. 11. Личко А.Е. Типы акцентуации характера и психологии подростков. — М., 1999 г. 12. Менделевич Б.И. Психология девиантного поведения М: издательство СТИ, 2004 г. 13. Основы планирования семьи: учебное пособие для ВУЗов (Артифенсов С.Б., Лавров Л.Н. и др.) — Арзамас: АГПИ, 2003 г. 14. Петрушин В.И. Психологические аспекты деятельности учителя и классного руководителя. — М., 2001 г. 15. Попов Ю.В. Границы и типы саморазрушительного поведения у детей и подростков. 11сб. Научных трудов НИИ им. В.М. Бекетова. — Спб., 1992 г., № 4. 16. Подласый И.П. Коррекция отклоняющегося поведения. — М., 2002 г. 17. Практическая психология образования. / Под ред. И.В. Дубровиной: Учебник для студ. высш. и сред. спец. учеб. заведений. — М.: Т.Ц. «Сфера», 1997 г. 18. Психология обучения // Журнал — № 5, № 12, — 2001 г. 19. Силластэ Г. Г. Новая наркотизация в России: результаты исследования// Социологические исследовании. — 1994 г., № 6. 20. Скляров И. Почему грубит подросток? — М., 2005 г. 21. Славина Л.С. Дети с аффективным поведением. — М., 1996 г. 22. Словарь — справочник по возрастной и педагогической психологии./ Под ред. Гомизо М.В. — М., 2001 г. 23. Спицин Н.Г. Работа классного руководителя с трудными семьями // Классный руководитель. — № 2, — 2002 г. 24. Столяренко Л.Д. Педагогическая психология. — Ростов-на-Дону, 2003 г. 25. Социальная педагогика. / Под ред. профессора В.А. Никитина. — М., 2002 г. 26. Шилова О.В. Психологическая помощь семье.- Н.Н.- 2003 г. 27. Шилова Т.А. Психология отклоняющегося поведения.- М: издательство СТИ, 2004 г. 28. Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии.-М., 1996 г. 29. Эйдемиллер Э.Г. Юстицкис В.В. Психология и психотерапия в семье.- 3-е изд.-Спб., 2001 г.

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector