ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ

В последние годы в социально-педагогическом сообществе весьма интенсивно обсуждаются проблемы социального воспитания, связанные с социокультурными трансформациями последних десятилетий [24].

Темы современных субкультурных молодежных деятельностей и практик, места и влияния социальных сетей, онлайн игр, интернет-деятельнстей как факторов социализации, социальной дифференциации детства и юности, проблем социальной и культурной идентичности юного поколения, возможностей влияния на эти факторы в социальном воспитании заняли видное место в социально-педагогическом дискурсе [7; 13; 74; 84; 88 и др.].

Однако работ, анализирующих с социально-педагогических позиций возможное развитие социокультурной ситуации жизни детей и молодежи в ближайшие десятилетия и исследующих тенденции этого развития для социального воспитания, почти нет. Немногие имеющиеся разработки, например форсайт-проект «Детство – 2030» и проект «Образование – 2030» [58; 79], носят весьма фантастический характер, особенно относительно десятилетия 2020–2030.

Интересный анализ социокультурных последствий реализации идей «Образование – 2030» проведен О.А. Янутш [123].

Янутш выделяет три идеи модели «Образование – 2030»:

– личное построение образовательного плана и траектории относительно независимо от приписывания к определенной образовательной организации, школе;

– ранняя социализация как включение во взрослые социальные и профессиональные сообщества;

– развитие умения работы с дистантными учителями-наставниками.

Автор утверждает (и мы с ней солидарны), что в рамках текущей социально-экономической ситуации эта модель выглядит фантастической: ресурсов для ее реализации в более или менее массовом масштабе нет и в ближайшее время не предвидится.

Но О.А. Янутш продолжает свой анализ за пределами настоящей ситуации и показывает весьма рискованные социокультурные последствия реализации обсуждаемой модели в случае появления ресурсов.

Во-первых, развитие «идеологии» успеха как манифестации своей успешности и социального одобрения результата и статуса. (Это противоречит идее А. Маслоу о самоактуализации как потребности самоосуществиться.)

Во-вторых, социальное одобрение определенного психотипа – активного, коммуникабельного, ориентированного на быстрое решение конкретных задач, способного учиться самостоятельно. (А что делать с психотипми, актуальными для культуры, предрасположенными к созерцанию и медленной основательной деятельности?)

23 стр., 11320 слов

Исследование социально-психологических регуляторов, влияющих ...

... потребностью. Нарушение общения оказывает неблагоприятное воздействие в целом на психическое развитие ребенка. Объект исследования является коммуникативная деятельность детей дошкольников. Предмет исследования ... сущностной, специфической характеристикой. И наконец, в-четвертых, выделенные критерии коммуникативного акта весьма аморфны, субъективны и не имеют фактической однозначности. Так, сами ...

В-третьих, большая вероятность автономизации групп и сообществ на этно- и социальной основе. (Что ожидает группы, ориентированные на живой диалог с иными?).

Работа О.А. Янутш показывает необходимость анализа социальных, культурных, психологических последствий трендов социокультурного развития за рамками настоящего.

Внесем свой вклад в такую работу.

Мы отстаем с социально-педагогическим анализом появляющихся и развивающихся процессов в социокультурной сфере, касающихся социального воспитания.

Давайте поработаем на опережение: спрогнозируем, какие социокультурные процессы будут разворачиваться в ближайшие 20 лет, вычленим те основания и тенденции социальной и социокультурной трансформации жизни людей, которые могут непосредственно и опосредованно влиять на появление относительно новых проблем в сфере социального воспитания и постановку новых задач его практики и теории.

Принимаемый в данной работе прогнозный диапазон – 2016–2035 гг. Хотя обозначенные рамки условны, есть определенные основания для их выделения.

Дети, родившиеся в 2016 г., окончат школу и приступят к профессиональному образованию в 2035 г.

Но главным основанием выделения данного периода являются прогнозы о 2025–2040 гг. как времени серьезных бифуркаций в жизни человечества (в частности, России), осуществление которых в значительной степени определит формы его, человечества, дальнейшего бытия [78; 83; 101; 102].

Так что современным школьникам жить придется, по-видимому, в эпоху нарастания социокультурных проблем, а последующему детскому поколению – в разгар социокультурных бифуркаций 2025–2040 гг.

Но чтобы охарактеризовать тенденции социокультурного развития на ближайшие десятилетия, необходимо назвать технологические и экономические основания этих тенденций.

Главные технологические основания социокультурных трансформаций ближайших 20 лет:

1. Продолжение миниатюризации элементов электроники (чипов), что позволит иметь электронные «умные» датчики (в перспективе – размещенные где угодно – «феномен умных вещей»), соединенные с компьютером пользователей или с хранилищем информации у фирм – хозяев сети («облачные технологии»).

Развитие облачных технологий – самостоятельная линия технологического прогресса, с одной стороны, «облегчающая» компьютерные устройства (данные и программы можно не иметь в своем компьютере), с другой стороны, усиливающая их зависимость от удаленных фирм. Эти процессы будут достаточно интенсивно происходить в ближайшие 10 лет.

2. Развитие биотехнологий, в том числе генной инженерии. (хотя выполнение Комплексной программы развития биотехнологий в Российской Федерации рассчитано на период до 2020 года, ее скачка в массовом применении стоит ожидать к 2030 г.).

17 стр., 8198 слов

Акмеологические технологии сопровождения личностного и профессионального ...

... психологического консультирования как разновидностей акмеологических технологий личностного и профессионального развития человека. В качестве гипотезы мы выдвинули следующее предположение: тренинги и ... по проблеме технологии психоконсультирования как разновидности акмеологических технологий личностно-профессионального развития человека. Также в главу вошли параграфы о понятии и структуре ...

3. Нанотехнологии обеспечивают материальные возможности как миниатюризации электроники, так и развития биотехнологий. Вероятно, достижения нанотехнологий будут входить в жизнь людей относительно незаметно и начнутся (уже начались?) с фармакологии. В ближайшее десятилетие нанотехнологии дадут скорее экспериментальные результаты. Их массовое применение еще впереди.

4. На перекрестке этих явлений – биоинформатика – новая практикоориентированная научная область, в которой методы информатики и математики позволяют решать существенно более сложные, чем в настоящее время, задачи биотехнологии и генной инженерии. Темпы развития биоинформатики и будут задавать скорость развития био- и нанотехнологий.

5. Развитие 3D-принтеров, устройств, позволяющих создавать, в том числе в домашних условиях, вещи на основе заложенных в принтере программ и их виртуальных моделей Этот технологический феномен может сыграть важную роль в ближайшие десятилетия в повседневной жизни людей вообще и детей в частности.

Перечень незавершен. Возможно, социокультурные и психологические последствия для людей будут иметь и дроны, и беспилотные автомобили.

Экономические основания социокультурных трансформаций ближайших 20 лет:

1. Глобализация экономики продолжится. За счет информационных средств экономические связи одновременно упростятся и усложнятся. Результат – появление так называемой «новой экономики» [83].

2. Сферой приоритетных инвестиций («делания денег») по-прежнему будет hard and soft в электронике. Конкуренты – производство новых материалов (здесь пересечение с hard) и новые биотехнологии в аспекте как материалов, так и способов действий (и hard, и soft).

3. Экономическая (и политическая) борьба за естественные ресурсы (нефть, газ; к 2030-м гг. – за воду) продолжится.

Каковы отклики, последствия этих процессов для социокультурной сферы? Для удобства анализа разделим эти отклики на три группы: культурные, социальные и политические последствия.

Культурные последствия:

а) нарастание «англоязычности» мира, но в своеобразной форме: как развитие целого облака квазианглийских языков типа «пиджин», в частности интернет-пинджина [39]. Медленное нарастание значимости китайского языка, именно медленное;

б) дальнейшее развитие целой группы интернет-феноменов (вседоступность информации, появление новых культурных практик, обострение проблем качества информации, феномен «закукливания жизнедеятельности» на интернет-сфере и пр.).

Очень интересный анализ этих процессов представлен в крупном международном исследовании «Дети цифровой эры», которое показывает, что российская социокультурная интернет-ситуация еще не достигла того уровня проблем, который для развитых стран – реальность [78];

в) противоречия между нарастанием всемирности культуры и стремлением локальных культур к сохранению. Следствие – интеграция и дифференциация культур, о которой И.С. Кон говорил еще в 1979 г. [37] Пример такой дифференциации – продолжение и усиление в ближайшие годы и десятилетия эффекта поляризация социальных слоев по степени их вовлечения в информационную культуру. Разрыв между культурным авангардом и арьергардом, в том числе в юном поколении, не исчезнет, но будет приобретать новые формы.

3 стр., 1111 слов

Художественно-эстетическое развитие и воспитание детей дошкольного ...

... – пластинографии. Объектом исследования: процесс художественно-эстетического развития. Предмет исследования: педагогические условия художественно-эстетического развития и воспитания у детей старшего дошкольного возраста. Гипотеза ... литературы по проблеме исследования; 2. Выявление уровня художественно-эстетического развития и воспитания у детей старшего дошкольного возраста; 3. Внедрение в ...

Социальные последствия:

а) становление новых эталонов повседневности: ориентация на новые материалы и вещи в быту (в том числе на «умные вещи»), практики изменения своей телесности как принимаемые, а то и обыденные социальные явления (тату, пирсинги, пластические операции, диеты и др.), роботизация домашнего быта. Как массовое явление – скорее за пределами 2030-х гг.);

б) обострение отношений социокультурного авангарда, массы и социокультурного арьергарда [102];

в) анклавы социокультурного арьергарда. Появление и демонстрация групп, позиционирующих себя как противники тех или иных инновационных тенденций, в том числе среди молодежи. Например, группы, аналогичные пока комическим веганам.

Политические последствия:

а) взаимное давление, конкуренция авангардных цивилизаций – новых (догоняющих) Китая, Индии, и «старых» – США, Европы, Японии. Ярко эти процессы проявятся, по-видимому, после 2030 г.;

б) легкость возникновения и диффузии политических акций, событий, их случайность.;

в) становление и рост практик электронной демократии;

г) появление феномена электронной автократии, скорее после 2020 г.

На антропологическом уровне эти тенденции, явления, трансформации отражаются в «биологическом качестве» новых поколений и типовых изменениях психики.

Трансформация «биологического качества» детей (по Е.А. Ямбургу) проявляется в форме относительно большего, в сравнении с предыдущими эпохами, выживания детей, которым ранее медицина и условия жизни не позволяли выжить. Следствие этого – рост числа детей с врожденной инвалидностью и базовыми психологическими проблемами (феномен дефицита внимания и пр.).

В ближайшие десятилетия будет, по-видимому, разворачиваться «соревнование» между темпами роста этой тенденции и способностью психофизиологии, психологии, педагогики предложить массовые средства поддержки и развития таких детей. Вероятно, это «соревнование» в разных странах будет иметь разные «результаты»[35].

В любом из вариантов развития этих событий социальное воспитание, педагогика получают относительно новый, встречавшийся ранее существенно реже объект работы, требующий новых концепций, технологий, условий.

Типовыепсихологические последствиясоциокультурных трансформаций определяются прежде всего новыми предметами деятельности и средствами общения. Приведем некоторые примеры соответствующих процессов, на которых акцентируют внимание детские и социальные психологи:

а) изменение в восприятии, его переструктуирование под влиянием компьютерной реальности. Опыт компьютерной деятельности создает новые, в сравнении с «классическими, естественными», эталоны цветовосприятия, а также восприятия пространства;

б) компьютерная деятельность и широкое использование мобильников меняет психомоторику. Исследователи обнаружили, что тип развития моторики, проявляющийся ранее в «элитном» обучении игре на пианино, стал почти массовым в связи с опытом клавиатурной деятельности дошкольников и младших школьников [86];

5 стр., 2469 слов

Права человека и образование

... Цели образования были значительно расширены, в частности образование должно быть направлено не только на полное развитие личности ребенка и воспитание у него уважения к правам человека и ... образования, как общего, так и профессионального на бесплатной основе; обеспечивать доступность высшего образования для всех на основе способностей каждого; принимать меры для регулярного посещения детьми школ, ...

в) культуризация  новых способов поиска информации. Умение поиска информации с использованием поисковых систем интернета и других электронных форм информации (электронные учебники и пр.), становясь частью функциональной грамотности растущего человека, формирует новые типовые особенности «ручных и мыслительных действий»;

г) развитие новых массовых «умелостей»: рисования, сочинения музыки, текстов, создание фильмов, проектирование и пр. с помощью интернет-средств;

д) развитие полилингвистического сознания, объединяющего в новые психологические структуры освоение и использование естественного и «новых», «всемирных» языков;

е) новые основания для социальной категоризации, конкуренции, зависти, формирования образов «Я» и «Другого» как следствие экспериментов и трансформаций с телесностью.

Эти культурные, социальные, психологические последствия порождают новые предметы, вызовы, задачи для педагогической деятельности. Назовем некоторые их них:

– развитие визуального восприятия и визуального мышления;

– информационно-коммуникативное операциональное развитие;

– формирование умения распознавать полезную и вредную информацию;

– формирование отношения к новым эталонам и формам жизни (социальным, социокультурным);

– развитие умения распознавать и понимать «Других» и воспитание толерантного отношения к ним;

– формирование личностной идентичности как комплекса (системы?) всемирной, государственной, культурной и социальной идентичностей [117].

Как же эти общие педагогические (культурно-педагоги-ческие?) задачи, вызовы отразятся на социальном воспитаниикак процессе относительно контролируемого и планомерного создания условий для ценностной ориентации школьников в соответствии с целями воспитательных организаций [53]:

– задача работы с ценностью нового способа видения (восприятия, мышления), его поддержки как нового основания для возможной адекватной самооценки;

– задача поддержки ценности операционального развития в сфере ИКТ;

– задача поддержки ценности умения противостоять информационному манипулированию;

– создание опыта в выработке отношения к социальным и культурным эталонам, в частности к молодежным субкультурным деятельностям и практикам, по критериям потенциалов к развитию;

– создание опыта распознавания «Другого» и толерантного отношения к нему, в частности связанного с ситуациями инклюзивного и экслюзивного образования;

– создание опыта толерантного отношения к людям из различных социальных слоев, групп;

– поддержка становления комплекса социальной и культурной идентичности («Я кто, Я с кем») в контексте усложняющейся социокультурной сферы.

Они, эти вызовы, эти задачи ужестучатся в дверь, но будет ли дверь открыта? Насколько к этому готова практическая и теоретическая педагогика?

Исследовательских работ, аналитических идей, педагогического опыта относительно новых социокультурных явлений в контексте социального воспитания пока немного. Из них отметим некоторые идеи Н.Л. Селивановой [88]. Она называет в форме оппозиций воспитательные темы-проблемы, которые будут обостряться:

3 стр., 1113 слов

Индивидные свойства человека, как предпосылки развития личности

... и мечты. Она делает каждого человека самоопределяющимся индивидуумом, архитектором своей собственной жизни. Важнейшей тенденцией в развитии личности Адлер считал стремление сохранить ... являющегося ценностью для данного человека. Жизненный путь личности – путь становления ее индивидуальности (Рубинштейн, Ананьев). Чтобы понять закономерности развития индивидуальности личности, надо проследить ...

– соотношение поликультурного и патриотического воспитания;

– соотношение светского и религиозного мировоззрения;

– соотношение экологического воспитания и воспитания человека общества потребления.

Нам представляется такой подход продуктивным для анализа перспективных проблем социального воспитания. Он, с учетом развития социокультурной ситуации, подсказывает: необходим не выбор в каждой паре какого-либо приоритетного направления, а сохранение и диалектическое развитие как в теории, так и в практике социального воспитания самих этих оппозиций.

С учетом нарастающих проблем социокультурного развития мы добавили бы в данный перечень по крайней мере еще три оппозиции:

– нравственное воспитание и воспитание свободного человека;

– воспитание человека реального мира и человека виртуального мира;

– воспитание человека с рациональными, естественнонауч-ными ценностями и человека с гуманитарными, «правополушарными» ценностями.

Чем же будут определяться тенденции в развитии российского образования в 2020–2030 гг.?

Во-первых, определенностью или неопределенностью образов развития российского образования и образовательной политики в массовом профессиональном сознании людей образования, подчеркнем, именно в профессиональноммассовом сознании.

Во-вторых, нарастанием значимости дилеммы школьного и нешкольного (сетевого) путей получения образования (со своими противоречиями).

В-третьих, «размягчением» классно-урочной системы, вплоть до усиления тенденции ее «растворения», и сопротивлением этой тенденции в массовой практике. Скорее всего, это будет медленный процесс.

В-четвертых, актуализацией проблем освоения и распространения новых образовательных технологий.

Но каковы они, эти возможные новые образовательные технологии следующих десятилетий? В ответе на этот вопрос можно оттолкнуться от текста создателя социальной сети ВКонтакте Павла Дурова «Семь элементов системы образования XXI века».

По Павлу Дурову, инновационные образовательные технологии 2030 г. таковы:

– интерактивные сетевые лекции лучших учителей страны и мира;

– обучение через игровые симуляторы (в сфере обучения экстремальным профессиям это уже есть);

– обучение через интерактивные аудиовизуальные тесты;

– локальные и глобальные ученические проекты, конкурсы, соревнования;

– обучение через погружение в игровой мир;

Заметим, что все это уже существует как пробные практики образования. Вопрос в том, когда и каким способом они институциализируются. Это очень непростой вопрос.

Как же школа будет реагировать на эти социокультурные вызовы? Каковы возможные сценарии соотношения педагогической составляющей жизнедеятельности школы (здесь это синоним образовательной организации) и развития социокультурной ситуации?

Арьергардный сценарий – школа «плетется» за социокультурными процессами, запаздывая и пытаясь не сильно отстать.

Синергийный сценарий – школа распознает, поддерживает и регулирует разворачивающиеся социокультурные процессы.

Авангардный сценарий – школа прогнозирует развитие социокультурных процессов и в той или иной степени их развивает.

9 стр., 4168 слов

Философский взгляд на сущность человека. Система воспитания как ...

... затем - приказ (требование и запрет), убеждение, приучение и обучение. Воспитание растущего человека как формирование развитой личности составляет одну из главных задач современного общества. ... направлений. Античность и особенно христианство видели сущность человека в его разуме, в его способности к образованию политической общности. Человек рассматривался, с одной стороны, как органическая ...

Контркультурный сценарий – школа сопротивляется нарастающим социокультурным процессам, пытается их «запретить», вывести за пределы школы.

Сценарий «стихизации – школа не обращает внимания на развертывающиеся социокультурные процессы, реагируя на них случайным образом.

Какие-то из этих сценариев естественно возникают в жизнедеятельности современных школ (например, «стихийный» и «арьергардный»), какие-то реализуются в радикальной инновационной работе.

Примеры синергийных вариантов: опыт лицея Бауманский г. Йошкар-Олы [64]; практика классных групп «ВКонтакте» с участием классного руководителя, а иногда и с родителями (как часть жизнедеятельности класса); участие школьников с педагогами в интернет-проектах совместно с другими школами и даже странами.

От каких факторов зависит преобладание того или иного сценария?

Прежде всего от количества педагогов, включенных в ИКТ-культуру (это педагоги из поколения Z и, может быть, Y) [47; 62] и убежденных, что пространство интернета и ИКТ-технологии – нормальная часть педагогической работы.

Если система образования не заметит вызовов времени и будет работать «мимо» них (сценарий «стихизация»), чем это обернется для отдельного ребенка, поколения, общества, для нее самой? Скорее всего, ничего катастрофического не произойдет – будет двоемирие (в школе одно, в жизни другое) – вечный социально-педагогический культурный сюжет. В советские времена иногда это была нестыковка жизни с идеологией, а сегодня – с новой культурой.

Какие инновации наиболее актуальны в социальном воспитании в нашей стране?

Объективно новых сфер, требующих образовательных и особенно воспитательных инноваций в ближайшие годы и десятилетия, по крайней мере три:

– воспитание с пространством интернета;

– пересекающееся с ним воспитание в контексте новых молодежных и детских субкультур;

– образование и воспитание в социально неоднородном обществе (в этническом, конфессиональном и денежном смыслах).

Кто окажется востребованным новатором в этих сферах?

Во-первых, молодые, для которых и интернет, и молодежные субкультуры – это их жизнь, а не педагогика. Во-вторых, погруженные в острые социальные ситуации (см. историю про Макаренко, про Сухомлинского, впрочем, почти про всех великих педагогов).

Но сделают ли СМИ из этих молодых новаторов социальные, медийные фигуры – большой вопрос. Ведь только в этом случае частность станет вдохновляющим педагогическим прецедентом.

Школе в ближайшие десятилетия придется решать: что она, школа, может, а что ей лучше отдать другим социальным и культурным институтам?

Конечно, факторы, уводящие образование из школы, накапливаются, но станет ли государство молча смотреть на эти процессы? Скорее всего, в каких-то формах государство, пусть не очень целенаправленно и осознанно, будет тормозить их. Но это может сказаться и позитивно, и негативно на развитии образования как силы, формирующей человека государства, человека общества, человека для самого себя.

В очерке затрагивается только круг социокультурных проблем, объективных задач, с которыми, по нашему мнению, социальное воспитание будет сталкиваться в ближайшие десятилетия в мире.

8 стр., 3852 слов

Воспитание в современной школе

... включает в себя цель, идеи, деятельность, отношения и среду. Воспитательная система школы – это педагогическая концепция воспитания, охватывающая весь педагогический процесс, интегрируя учебные занятия, внеурочную жизнь детей, ... время становится все более распространенным, и есть все основания считать, что в ближайшие годы оно станет ключевым в отечественной педагогике. Причин этому несколько. Одна ...

Но насколько эти вызовы, проблемы, задачи – собственно российские?

«Оптимистическое» суждение: все названные тенденции и задачи коснутся и нас. Хотя сохранятся и будут актуальны собственно российские (практические и теоретические) темы социального воспитания: соотношение педагогической практики с бюрократизацией и патернализмом массового сознания, с нарастанием потребительской ориентаций в молодежной культуре.

Пессимистическая версия: нам будет не до того, не до высоких социокультурных проблем, придется заниматься прежде всего базовыми вопросами: сохранением у детей чувства защищенности и созданием хотя бы минимальных условий социального и психологического здоровья детей.

Завершим этот очерк научно-фантастичной картинкой, которая, возможно, поможет увидеть новые нюансы в образе школы третьего десятилетия XXI века.