Базовая и модальная личность

Этническая психология и кросс-культурные исследования в псих.

Гулый Юрий Иванович

Этнопсихология — реальность.

Этнопсихология — 50−60 гг. 19 века, Вундт (1879), Лоцарус.

Школа, культура, литература — 60 г. — Боас, Маргред Мид.

Густав Шпет в 20-е годы 20 века первый открыл исследования этнографии.

Выготский психология примитивных народов

Лурия апробация идей Выгодсткого.

Современный Шведер — этнопсих., направления:

— псих. антропология;

— этнопсих.;

— культурная псих.;

— кросс-культурная псих.

Отечественная этнопсих.

Кросс-культурн. — классический подход, одинаковые замеры, адаптированные к ситуациям, впоследствии сравнения выделяются закономерности.

Этнические стереотипы — Агеев — психогенез — матричные принципы развития человеческой психики, псих. Дея-сти различных народов.

Направления:

общая теория — общая этнопсих., прикладная этнопсих., реализация методов, концепций псих. народа, этнич. Толерантность — 4 раздела: этнопедагогика, этноконфиктология, этнопсихиатрия (Жидко), этнопсихолингвистика.

Этнопсих. — наука, изучающая спихологические особенности индивида или группы людей, связанные с этнической и культурной принадлежностью, проявляется на бессознательном и сознательном уровнях.

Цели: предмет, исследования, задачи (В.Н. Дружинин полагает, что интеллект можно определить через процедуру его измерения (способность решить определенным образом сконструированные тестовые задачи (психометрический интеллект)).

Интеллект зависит от культуральных влияний, воспитания в семье, образования социоэкономического статуса и детерминирован генетически «…общий интеллект (или же флюидный интеллект) лежит в основе креативности, кристализованного интеллекта и, возможно, обучаемости».)

Базовая категория:

Этнос -сложившиеся на определенной территориальной устойчивой совокупности людей, обладающая общими, относительно стабильными, особенностями языка, культуры, психики, а также сознания своего единства и отличия от других подобных образований (самознании) -фиксированном самоназвании.

7 стр., 3432 слов

Интеллект стадии развития психики

... отечественной психологии наибольшим признанием пользуются следующая классификация: элементарная сенсорная психика; перцептивная психика; стадия интеллекта. Интеллектуальная стадия - высший итог и проявление индивидуального накопления ... допускал наличие у животных разума. Начало научному исследованию интеллектуальных способностей животных, как и их психики вообще, положил Чарльз Дарвин в своей книге ...

Этнический стереотип — относится к этносознанию.

Имеются попытки и более широких классификаций направлений психологической антропологии. Наиболее полный их перечень под названием «Основные школы и подходы в психологической антропологии» предложил американский культурантрополог Ф. Бок (см. Bock, 1988).

Первая школа — психоаналитическая антропология, состоящая из двух подходов: а) ортодоксального (Фрейд) и б) неофрейдистского (Фромм, Эриксон).

Вторая школа — «Культура и личность», включающая четыре подхода: а) конфигурации культур (Бенедикт); б) базовая и модальная личность (Кардинер, Дюбуа, Линтон, Инкелес); в) национальный характер (Хсю, Горер); г) сравнительно-культурный (Дж. И Б. Уайтинги).

Третья школа — «Социальная структура и личность», в которую входит три подхода: а) материалистический (Маркс, Энгельс, Бухарин); б) позитивистский (Вебер, Мертон); в) интерак-ционистский (Г. Мид).

Четвертая школа — когнитивная антропология. В этом случае Бок выбирает другую основу для выделения подходов — по предмету изучения: а) исследование примитивного мышления (Тайлор, Леви-Брюль, Боас, Леви-Строс); б) анализ проблем возрастного развития (Пиаже, Коул); в) этносемантические исследования (Берлин, Кэй).

Базовая и модальная личность

Р. Бенедикт была лишь одним из многих культурантрополо-гов, перешедших на психологические позиции. М. Мид в автобиографической книге вспоминает, как идея «психологических типов» постепенно входила в ее сознание начиная с 1924 г., когда она услышала выступление Э. Сепира, который «говорил о том, как культуры навязывают определенные стили поведения, включая позы и жесты» (Мид, 1988, с. 49−50).

К началу 30-х гг. работы антропологов стали печататься в психологических и социологических журналах. Новое направление возглавил психоаналитик А. Кардинер (1891−1981), который организовал в Нью-Йоркском психоаналитическом институте семинар, сыгравший решающую роль в становлении теории «Культура и личность».

Кардинер не был полевым исследователем, его теоретические обобщения сделаны на основе данных, полученных многими исследователями племенных культур. Как психоаналитик он исходит из того, что с момента появления на свет на ребенка оказывает влияние его непосредственное окружение, а более конкретно — способы ухода. Именно способы ухода за маленькими детьми, отличающиеся в разных культурах, налагают неизгладимый отпечаток на личность взрослого. Эту идею можно выразить в форме известного афоризма: «Ребенок — отец человека». Если, например, в какой-либо культуре существует обычай внезапного и резкого отнятия ребенка от груди, он получает негативный опыт быть отвергнутым. Это ведет к формированию личности взрослого, для которого характерна недостаточная эмоциональная отзывчивость, низкая самооценка и отсутствие великодушия. Иными словами, Кардинер подчеркивает наличие причинной связи между личностью и культурой, но не их идентичность, как Бенедикт в своих ранних работах.

5 стр., 2225 слов

Работа психолога по адаптации учащихся при переходе в базовую школу

... -волевой регуляции поведения, легко адаптируются к условиям базовой школы. Рассматривая адаптацию ребёнка к базовой школе, исследователи выделяют уровни, механизмы и показатели адаптации ... доминировании эмоционального. В целом, тревожность - это субъективное проявление неблагополучия личности, ее дезадаптации. Тревожность рассматривается как переживание эмоционального дискомфорта, предчувствие ...

Первостепенное значение для понимания теории «Культура и личность» и этапов ее развития имеет и выдвинутая Кардинером идея о наличии в каждой культуре одного доминирующего типа личности. Развивая свои идеи, Кардинер вводит понятие базовой личности, определяя ее как основную личностную структуру, формируемую данной культурой. По определению американского исследователя, базовая личность — это склонности, представления, способы связи с другими людьми. Это все то, что делает индивида максимально восприимчивым к определенной культуре и позволяет ему достигать удовлетворенности и устойчивости в рамках существующего порядка, т. е. базовая личность есть адаптация к фундаментальным реальностям жизни в определенной культуре.

Не трудно заметить, что Кардинер не оригинален, когда выделяет элементы личности, различающиеся в культурах — склонности, представления, специфику межличностных отношений. Со сходными мыслями мы уже встречались, анализируя более ранние этапы истории этнопсихологии, и еще не раз столкнемся в дальнейшем. А точка зрения культурантрополога об основной функции базовой личности практически совпадает с определением Э. Фроммом функции социального характера, благодаря которому людям «хочется делать то, что они должны делать» (Фромм, 1986, с.156).

9 стр., 4468 слов

ВОПРОС 22 — Понятие о характере, физиологические основы характера. Черты характера, их характеристика

... вежливость можно считать чертами характера, если они стали устойчивыми свойствами, типичными для данной личности. Другие исследователи ... личности, в частности с темпераментом и способностями. Темперамент влияет на форму проявления характера, своеобразно окрашивая те или иные его черты ... а также постоянным и неизменным свойством личности. Характер формируется и развивается под влиянием окружающей ...

Кардинер является прямым последователем своего учителя 3. Фрейда, выделяя методы ухода за маленькими детьми среди многих «первичных общественных институций», формирующих психологический склад личности, — способов жизнеобеспечения, семейной организации, социализации детей. Наиболее самобытной в анализируемой концепции является попытка доказать существование непосредственной связи между обусловленными культурой первыми «опытами» и переживаниями человека в младенческом возрасте — прежде всего способами ухода -и базовой структурой личности. То, что критики не без иронии называют «пеленочным детерминизмом».

Для раскрытия базовой личности, как правило, использовались не статистические, а нестрогие с точки зрения психолога описательные методы, часто личные впечатления этнолога о способах ухода за детьми. Но и без применения «сциентичных» психологических методик при изучении культур племенного типа было получено много интересных данных. Хотя сам Кардинер подчеркивал, что его концепция не может быть перенесена на сложные современные культуры, в дальнейшем исследователи стали объяснять спецификой ухода за младенцами и особенности психологического склада «цивилизованных» народов. Например, особенности русского национального характера — терпение и послушание — стали связывать с практикой длительного тугого пеленания, принятой в русских семьях.

Но очень скоро выяснилось, что возможность исследования сложных современных культур на основе выделения базовой личности вызывает большие сомнения. Культурантропологи стали сомневаться и в прямой зависимости структуры личности человека от воспитания его в раннем детстве. Даже ближайший сподвижник А. Кардинера Р. Линтон (1893−1953) отказался от глобального, но абстрактного понятия базовой личности в пользу статистического понятия модальной личности.

11 стр., 5090 слов

Черты характера. Проблема типологии черт

... выделив в нем отдельных сторон или типичных проявлений (черт характера). Общие черты характера проявляются в отношениях личности к общественным обязанностям и долгу, к людям, к ... выделив в нем отдельных сторон или типичных проявлений (черт характера). Общие черты характера проявляются в отношениях личности к общественным обязанностям и долгу, к людям, к ...

Это понятие выражает наибольшую распространенность (моду) типа личности в культуре. Это не «средняя» личность, а чаще всего встречающаяся. Иными словами, использование понятия модальной личности не предполагает, что все или даже большинство членов общности имеют одну и ту же личностную структуру. Это становится эмпирической проблемой, а не утверждением, основанным только на изучении особенностей культуры. При изучении модальной личности собираются и данные об отдельных индивидах.

Итак, модальная личность соответствует сравнительно прочно сохраняющимся чертам личности, чаще всего встречающимся у взрослых членов данного общества. Именно общества, а не культуры, так как исследователи модальной личности интересовались прежде всего современными индустриальными обществами. Эти черты личности должны изучаться статистическими, прежде всего тестовыми методами, но выбор определенных показателей затруднен, так как не существует общепризнанной теории личности. Авторы, изучавшие модальные личности, постоянно развивали идеи, связанные с этим понятием. Так, Линтон предлагал разграничивать социально желательную структуру личности, которая была бы оптимальной для членов данного общества, и модальную личность, которая в реальности наблюдается у его членов. Столкнувшись с трудностями выделения одной модальной личности в любом индустриальном обществе, этнологи стали разрабатывать концепцию мультимодалъных обществ, согласно которой каждый народ представлен не одной модальной личностью, а несколькими, с переходными формами между ними.

Первоначально описательное понятие «национальный характер» использовалось в литературе о путешествиях с целью выразить образ жизни народов (см. Кон, 1971).

В дальнейшем, говоря о национальном характере, одни авторы подразумевали прежде всего темперамент, другие обращали внимание на личностные черты, третьи на ценностные ориентации, отношение к власти, ТРУДУ и Т-Д- и т. п. В культурантропологии для определения «целостного паттерна» особенностей индивида в культуре появлялись все новые термины (конфигурации культур, базовая личность, модальная личность), затем исследователи вновь вернулись к понятию «национальный характер». Но и сейчас имеются самые разные точки зрения не только на то, что такое национальный характер, но и существует ли он вообще, является ли он «более важным» признаком, чем те элементы личности, которые объединяют всех людей в мире, или те, которые дифференцируют даже наиболее похожих друг на друга индивидов (см. Berry et al., 1992).

3 стр., 1033 слов

ВОПРОС ╣ 14 Понятие о характере. Типы характера. Его черты, свойства

... д. Ко второй группеотносятся интеллектуальные, волевые и эмоциональные черты характера. 4. Черты характера и отношения личности Характер человека определяется его отношением к: 1. коллективу и ... определенных условиях. Группа первая - черты характера, в которых выражены убеждения и идеалы, направленность личности. Эти черты характера, или особенности личности, являются моральными качествами и ...

Положение осложняется еще и потому, что в наши дни наблюдается «изгнание темы характера из психологии и замена интегрального понятия «характер» понятием «личностных черт» или просто понятием «личность» (Насиновская, 1998, с.180).

Но даже если рассматривать национальный характер как некое расплывчатое понятие, в которое исследователь включает — в зависимости от своих методологических и теоретических взглядов — те или иные психологические особенности, отличающие один народ от другого, необходимо четко руководствоваться некоторыми принципами.

Во-первых, представляется совершенно очевидным, что характер этноса — не сумма характеров отдельных его представителей, а фиксация типических черт, которые присутствуют в разной степени и в разных сочетаниях у значительного числа индивидов. Поэтому прав И. С. Кон, подчеркивающий: «чтобы понять характер народа, нужно изучать прежде всего его историю, общественный строй и культуру; индивидуально-психологические методы здесь недостаточны» (.Кок, 1971, с.124).

Во-вторых, недопустимо рассматривать какие-либо черты достоянием отдельных этнических общностей. Уникальны не черты и не их сумма, а структура: ". речь идет не столько о каких-то «наборах» черт, сколько о степени выраженности той или другой черты в этом наборе, о специфике ее проявления" (Андреева, 1996, с. 165−166).

4 стр., 1596 слов

В структуре характера выделяют две группы черт

... . В структуре характера выделяют две группы черт. К первой относятся черты, выражающие направленность личности человека (устойчивые ... . Ко второй группе относятся интеллектуальные, волевые и эмоциональные черты характера. Интеллектуальные черты характера в современных ... склад личности, образуемый индивидуальным своеобразием и типологическими чертами, и проявляется он в особенностях поведения, ...

Например, трудолюбие рассматривается одной из важнейших черт как японского, так и немецкого национального характера. Но немцы трудятся размеренно, экономно, у них все рассчитано и предусмотрено. Японцы же отдаются труду самозабвенно, с наслаждением, присущее им чувство прекрасного они выражают и в процессе труда.

Кроме того, черты характера можно понять лишь в соотнесении с общей системой ценностей, зависящей от социально-экономических и географических условий, от образа жизни народа. То же трудолюбие является общечеловеческим качеством, однако комплекс исторических условий влияет на ценностный смысл труда в той или иной культуре. В частности, с проблемой выработки трудовой морали в свое время столкнулись освободившиеся от колониального гнета африканские государства, труд населения которых на протяжении веков был подневольным, рабским, отнюдь не способствовавшим развитию трудолюбия.

Среди подходов к интерпретации национального характера ведущим следует считать социально-исторический, отстаивающий принцип социального или культурного детерминизма. Наиболее разработанная социально-историческая интерпретация национального характера содержится в уже знакомой нам концепции «Культура и личность». Например, идея «базовой личности» Кар-динера основывается на представлении о коренных личностных различиях, возникающих под влиянием разной культурной среды.

Этнические стереотипы: история изучения и основные свойства

Важную роль в межгрупповых отношениях играют социаль­ные стереотипы — упрощенные, схематизированные образы социальных объектов, характеризующиеся высокой степенью согласованности индивидуальных представлений. Стереоти­пы усваиваются в раннем детстве — обычно из вторичных источников, а не из непосредственного опыта — и использу­ются детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они принадлежат.

Впервые термин «социальный стереотип» использовал американский журналист УЛиппман в 1922 г. в книге «Об­щественное мнение», когда анализировал влияние имеюще­гося знания о предмете на его восприятие и оценку при непосредственном контакте[1]. Согласно Липпману, стереотипы — это упорядоченные, детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые, во-первых, экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и, во-вторых, защищают его ценности, позиции и права. Иными словами, стереотипы ориентируют человека в море социальной информации и помогают сохранить высо­кую самооценку.

Исторически так сложилось, что подавляющее большин­ство исследований посвящено этническим стереотипам, т. е. упрощенным образам этнических групп. Первое серьезное эм­пирическое исследование было проведено в 1933 г. в США Д. Кацом и К.Брейли. Они предложили студентам Принстонс-кого университета список 84 личностных черт, из которых те должны были выбрать по пять наиболее характерных для деся­ти групп: белых американцев, афроамериканцев, англичан, ирландцев, немцев, итальянцев, евреев, китайцев, японцев, турок. Кац и Брейли обнаружили высокую степень согласия в приписывании некоторых черт тем или иным этническим груп­пам. Например, 84% испытуемых считали, что афроамерикан-цы суеверны, 78% - что немцы способны к наукам и т. п. Методика «Приписывание качеств» получила необыкновенно широкое распространение как в США и Европе, так и в стра­нах «третьего мира» — Ливане, Пакистане, Филиппинах и т. д. В рамках описательного направления изучения стереотипов ее до сих пор считают непревзойденной.

Еще одна линия исследования стереотипов — анализ пред­ставлений об этнических группах в литературе и искусстве. Начиная с 40-х гг. контент-анализу подвергались американ­ская журнальная публицистика, немецкие кинофильмы, стра­нички юмора во французских журналах и многое другое. Подобная научная ориентация, объединяющая психологов, литературоведов, историков, получила специальное наиме­нование — имагология. Однако одна из самых существенных проблем, встающих перед этим направлением, а именно воп­рос о том, насколько адекватно художественная литература, публицистика, различные виды искусства отражают стерео­типы, существующие в обыденном сознании, не решена до сих пор.

Среди наиболее существенных свойств этнических стерео­типов выделяют их эмоционально-оценочный характер. Начиная с Липпмана в социальной психологии долгое время ак­цент делался именно на эмоциональных аспектах стереоти­пов. Но с середины 50-х гг. под прямым «влиянием идей когнитивизма исследователи начинают все более присталь­ное внимание обращать на их когнитивный компонент, а негативные стереотипы даже рассматривать как когнитив­ный компонент предубеждения (негативной социальной уста­новки).

Однако нам представляется неправомерным вьщеление стереотипа исключительно в когнитивную сферу, отрицание его эмоционально-оценочной окраски. Даже описание черт «заряжено» оценкой: явно или скрыто она присутствует в стереотипах, необходимо только учитывать систему ценнос­тей группы, среди членов которой они распространены. Например, в книге Н.А. Ерофеева «Туманный Альбион» при­ведены многочисленные примеры высказываний русской прессы XIX века о присущих англичанам практицизме, де­ловой энергии, расчетливости, стремлений к прибыли. Но высказывания эти не только не содержат в себе одобрительной оценки, но даже не нейтральны. Для русского дворянского общества того времени «практицизм» означал поглощенность низменными заботами в ущерб более высоким идеальным ценностям (см. Ерофеев, 1982)[2].

Другим важным свойством этнических стереотипов счи­тается устойчивость и даже ригидность к новой информации. Действительно, стереотипы достаточно стабильны, что не раз подтверждалось в эмпирических исследованиях. Яркий пример — содержание этнических стереотипов у трех поко­лений студентов Принстонского университета США (1933, 1950 и 1969 гг.), которое в целом не слишком изменилось.

Но устойчивость стереотипов все-таки относительна: при изменении отношений между группами или при поступле­нии новой информации их содержание и даже направленность могут изменяться. Так, у принстонских студентов после вто­рой мировой войны в негативную сторону изменились сте­реотипы немцев и японцев. А в нашем исследовании 1990 г. московские студенты стали воспринимать русских как терпе­ливых, выносливых, подавленных, послушных и пассивных, т. е. приписывать своим соотечественникам качества, которые отсутствовали в стереотипах, выявленных нами двумя года­ми раньше. В этом случае предыдущий, намного более пози­тивный, автостереотип был «сломан» очень быстро, чему, безусловно, способствовали коренные изменения, происхо­дившие в обществе в те годы.

Но стереотипы могут трансформироваться и постепенно. Интересное предположение о причинах вхождения новой черты в представление об англичанах, сложившееся в русском обществе к середине XIX века, делает Ерофеев. В XVIII веке «англичанин рисовался как человек безупречно честный, порядочный и религиозный», чему способствовало убежде­ние в высоком нравственном уровне английской литературы. В XIX веке информация об Англии становится более много­образной, и идеализированный образ англичанина посте­пенно тускнеет. С точки зрения морали его уже нет возможности выделить в лучшую сторону по сравнению с представителя­ми других народов:

«Оба эти образа явно противоречили друг другу, отсюда — стрем­ление как-то их примирить. Вероятно, этим и объясняется появле­ние нового мотива в оценке англичан: их начинают обвинять в лицемерии. Ход мыслей был примерно таков: этому народу че­ловеческие пороки свойственны не в меньшей степени, чем дру­гим, но в отличие от остальных они умело их скрывают под личиной религиозности и благопристойности. В середине XIX века мнение об английском ханжестве получило довольно широкое распространение, внося существенную поправку в эт­нический» стереотип" (Ерофеев, 1982, с.231).

Еще одно свойство социальных стереотипов, которое вхо­дит почти во все определения — согласованность, т. е. вы­сокая степень единства представлений среди членов стереотипизирующей группы. Социальными, в том числе и этническими, стереотипами, можно считать лишь представ­ления, разделяемые достаточно большим числом индивидов в пределах социальных общностей. Существуют даже попыт­ки выделения не совпадающих с социальными индивидуаль­ных стереотипов, когда индивидом «на основе ограниченной информации об отдельных представителях каких-либо этнических групп строятся предвзятые выводы относительно всей группы» (Андреева, 1996, с. 129).

Во многих эмпирических исследованиях стереотипными признаются качества, с наличием которых у описываемой группы согласны не менее 75−80% испытуемых. Но согласо­ванность стереотипов это вовсе не их тождественность. Сте­реотипы — это типичные представления членов группы о социальном объекте, что не означает их полного тождества у отдельных индивидов или осознания всеми представителями группы в одинаковой степени.

Социальными психологами предпринимались' попытки выделить и другие свойства стереотипов: интенсивность рас­пространенности среди членов описываемой группы, слож­ность, дифференцированность, иерархичность структуры и целый ряд других параметров, частично пересекающихся с уже перечисленными. Но с самыми серьезными проблемами исследователи столкнулись, пытаясь выявить степень истин­ности стереотипов.

Этнические стереотипы: проблема истинности

У. Липпман считал неточность и даже ложность одной из важнейших характеристик социальных стереотипов. В даль­нейшем стереотипы получали не менее нелестные характерис­тики и интерпретировались как прямая «дезинформация», «совокупность мифических представлений» и т. п. Ложность настолько прочно стала ассоциироваться с понятием «стерео­тип», что был даже предложен новый термин «социотип» для обозначения стандартного, но истинного знания о соци­альной группе.

Лишь начиная с 50-х гг. получила распространение гипо­теза американского психолога О. Клайнберга о наличии в сте­реотипе некоего «зерна истины». Теперь уже не вызывает сомнений, что социальные стереотипы вовсе не сводятся к совокупности мифических представлений. Большинство со­временных исследователей определяют социальный стерео­тип как образ социального объекта, а не просто как мнение об этом объекте, никак не обусловленное объективными ха­рактеристиками последнего и всецело зависящее от воспри­нимающего (стереотипизирующего) субъекта. А как отмечал А. Н. Леонтьев, образ может быть более адекватным или ме­нее адекватным, более или менее полным, иногда даже лож­ным, но мы всегда его «вычерпываем» из реальности (Леонтьев, 1983, с.255).

Так и этнические стереотипы как образы этни­ческих общностей отражают, пусть и в искаженном или транс­формированном виде, объективную реальность: свойства двух взаимодействующих групп и отношения между ними.

Итак, этнические стереотипы отражают реальные осо­бенности стереотипизируемой группы. Считается, что сте­реотипы более истинны, если существует единодушное мнение между двумя группами относительно черт третьей. В соответствии с так называемой гипотезой контакта, более глубокие и длительные контакты между группами приводят к более высокому удельному весу реальных черт в их взаим­ных стереотипах (см. Campbell, 1967).

Признаком истинности предлагается считать и согласованность между восприятием группы самой себя и ее восприятием другой группой. Навер­няка, есть «зерно истины» в том, что американцы конкурент­ны, патриотичны, независимы и эмоциональны, если эти качества считают «типично американскими» и они сами, и русские испытуемые проведенного нами совместно с колле­гами из университета штата Нью-Мексико (США) исследо­вания. В целом в этом проекте был выявлен достаточно высокий уровень согласия между российскими и американ­скими студентами при восприятии качеств, присущих аме­риканцам (см. Stephan et al, 1993).

Кроме того, свойства, приписываемые другим, косвенным образом отражают особенности группы, в которой распростра­нены стереотипы. Так как другие народы воспринимаются через сравнение с собственным, мексиканцы могут оцени­вать русских как сдержанных и замкнутых, а шведы как эмо­циональных и оживленных. Сами русские в нескольких наших исследованиях приписывали общительность и раскованность разным народам: американцам, которые далеко не всегда включают эти черты в автостереотип, и финнам, в автостере­отип которых входят противоположные черты. Вполне веро­ятно, что русские особо выделяют эти качества у других народов из-за восприятия своих соотечественников как за­жатых и недостаточно общительных.

То, что реальные межэтнические отношения оказывают влияние на стереотипы, не требует особых доказательств. Именно от характера отношений — сотрудничества или соперничества, доминирования или подчинения — зави­сят основные «измерения» стереотипов — содержание, направленность (общее измерение благоприятности) и сте­пень благоприятности, и в конечном счете, степень их истинности.

В случае конфликта между группами строятся их полярные образы, когда себе приписываются только позитивные каче­ства, а «врагам» — противоположные негативные. Такие сте­реотипы являются эмпирическим индикатором межгрупповой дифференциации в форме противопоставления. Наиболее ярко противопоставление проявляется в феномене неоднократно описанного «зеркального образа», когда члены двух конфлик­тующих групп приписывают идентичные положительные черты себе, а идентичные пороки — соперникам. Своя группа вос­принимается как высоко моральная, и ее действия объясня­ются альтруистическими мотивами, а чужая группа — как «империя зла», преследующая свои эгоистические интересы. Именно этот феномен был обнаружен в период холодной войны во взаимных стереотипах американцев и русских.

Тенденция к межэтническому противопоставлению мо­жет проявляться и в более сглаженной форме, когда практи­чески тождественные по смыслу качества оцениваются по-разному в зависимости от того, приписываются ли они своей или чужой группе. Люди выбирают позитивный яр­лык, когда описывают черту, присущую своей группе, и негативный ярлык — при описании той же черты чужой группы: американцы воспринимают себя как дружелюбных и раскованных, а англичане считают их назойливыми и развязными. И наоборот — англичане полагают, что им при­сущи сдержанность и уважение прав других людей, а амери­канцы называют англичан холодными снобами (см. Stephan, Stephen, 1996)[3].

Этноцентристские тенденции могут быть сглажены еще в большей степени, тогда дифференциация осуществляет­ся в форме сопоставления двух групп и проявляется через построение взаимодополняющих образов. Достаточно явно выраженной оказалась тенденция к сопоставлению «ти­пичного американца» и «типичного советского человека» у московских студентов в исследовании, проведенном нами в 1987 г. В стереотип американца вошли позитивные де­ловые (деловитость, предприимчивость, трудолюбие, доб­росовестность, профессиональная компетентность) и коммуникативные (общительность, раскованность) харак­теристики, а также основные черты «американизма» (стрем­ление к успеху, индивидуализм, уверенность в себе, высокая самооценка, прагматичность в отношениях, примат мате­риальных ценностей над духовными, чувство превосход­ства над другими народами).

Стереотип «типичного советского человека» значительно отличался от этого образа. Объектом восприятия у соотече­ственников стали прежде всего позитивные гуманистические характеристики: гостеприимство, дружелюбие, гуманность, доброта, отзывчивость. Даже при простом сравнении качеств, составляющих два стереотипа, видно, что они представляют собой взаимодополняющие образы: ни одно из качеств не только не повторяется, но все они принадлежат к разным бинарным оппозициям.

Однако сопоставление своей и чужой групп вовсе не сви­детельствует о полном отсутствии этноцентризма. В нашем случае сравнение полученных данных с результатами опроса экспертов, проранжировавших позитивные качества из шкал использованной нами методики, показало, что испытуемые продемонстрировали явное предпочтение своей группы. «Ти­пичному советскому человеку» московские студенты припи­сывали высоко оцениваемые в нашей культуре черты, а американцу — качества, формально позитивные, но нахо­дящиеся в нижней части иерархии личностных черт как цен­ностей.

1. Этническая психология — это междисциплинарная отрасль зна­ния, изучающая такие направления в психологии как:

• особенности психики людей различных народов и культур;

• проблемы национальных особенностей:

♦ мировосприятия;

♦ взаимоотношений;

• особенности национального характера;

• закономерности формирования:

♦ национального самосознания;

♦ этнических стереотипов;

♦ обществ, национальных общин.

Объектом исследования в этнической психологии являются нации, национальности, национальные общности.

Предмет этнопсихологии — психический склад народов, этносов, а также индивидуальные особенности и своеобразие поведения, эмоциональных реакций, психики, характера, национального са­мосознания и этнических стереотипов представителей кон­кретных этнических общностей.

3. Этнопсихология возникла на стыке многих наук: философии, социологии, психологии, культурологии и этнологии (этногра­фии).

Каждая из этих наук имеет свой индивидуальный взгляд на природу и особенности психики человека в контексте этноса. Существует следующая спеиифика рассмотрения наииональных особенностей психики человека в каждой из указанных наук:

• философия через методологическое и теоретическое осмысление

изучает социальное и психологическое своеобразие этносов и эт­нических групп и наций и его влияние на внутри- и межна­циональное взаимодействие;

• социология и культурология рассматривают общие тенденции и закономерности культурного и социального взаимодействия раз­личных этносов, а также качественные характеристики нацио­нальных групп как социальных и культурных общностей;

• этнология и этнография изучают материальную культуру и особенности быта, верований, ритуалов, образа жизни различных народов, а также их политическую и демографическую структу­ру, в которую входят проблемы этногенеза, демографии, рассе­ления этносов;

• социальная психология изучает и анализирует конкретные на­циональные особенности характера и психики людей в контексте их принадлежности к определенной социальной и националь­ной (этнической) группе.

Взаимодействие этнопсихологии с науками заключается:

• в сходстве объекта изучения — явлений и феноменов, возни­кающих в результате взаимодействия людей — представителей различных этнических групп и общностей;

• влиянии знаний, полученных в русле этнопсихологии, и созданных на их основе теорий, на другие науки. В политологии использу­ются знания о национально-психологических особенностях некоторых народов для описания и предсказания результатов проведения различных политических процессов. В педагогике на основе информации о национальном и историческом опыте конкретной этнической группы могут создаваться рекоменда­ции по обучению и развитию;

взаимодействии с прикладными областями различных наук, кото­рые в результате научного развития выделились в самостоятель­ные области знаний, изучающие сходные явления и феномены:

• этносоциологию, изучающую различные социальные явления в той или иной этнической группе;

• этнокультурологию, исследующую влияние культурных фак­торов, включающих в себя нормы, ограничения, общие правила поведения, общую картину мира и мировоззрение на этнопсихологические характеристики представителей од­ного этноса;

• культурную антропологию, изучающую человека как предста­вителя различных культурных и национальных общностей со свойственным этим общностям стилем и образом жизни, культурными особенностями и т. п.;

• этнопедагогику, рассматривающую приемы и методы обуче­ния и воспитания, свойственные конкретным этническим группам, сравнение этих методов у различных народов, а также зависимость результатов обучения и воспитания от национальной психологии и национального менталитета;

• этнопсихолингвистику, изучающую мышление и язык, свойст­венный тому или иному этносу, как главный фактор фор­мирования психики у представителей этого народа.

4. Этнопсихология как учебная и научная дисииплина в перспективе

должна включать в себя следующие разделы: i/общую этнопсихологию, которая должна изучать:

• особенности межэтнических отношений;

• структуру психического своеобразия народа, в которую входят темперамент, характер, самосознание, символика, стереотипы, способы психологической самозащиты;методики этнопсихологических исследований.

• специальную этнопсихологию, в области изучения и описания которой лежат такие этнопсихологические феномены, как пси­хический склад и этногенез различных народов мира;

• сравнительную этнопсихологию, задачей которой является срав­нение психологических особенностей разных народов, выявление сходств и различий в их психологии (но не с точки зрения «худший-лучший», а с целью нахождения их психологического своеобразия);

• прикладную этнопсихологию, целью которой является решение практических вопросов и проблем в области межэтнических и внутриэтнических отношений на основе использования сущест­вующих этнопсихологических теорий, концепций и данных исследований, которые разрабатываются в русле общей и спе­циальной этнопсихологии.

Психология народов (этническая психология, этнопсихология) — одна из ветвей психологии, считающая своим предметом особенности психического склада различных рас и народов; самый крупный раздел т. н. социальной психологии. Термин «этническая психология» (V?lkerpsychologie) был предложен во 2-й половине XIX в. немецкими философами и лингвистами Г. Штейнталем и М. Лацарусом, пытавшимися обосновать понятие этническая психология и сформулировать её задачи.

Они пытались доказать на страницах основанного ими в 1859 г. журнала «Психология народов и языкознание» («Zeitschrift fur V? lkerpsychologie und Sprachwissenschaft»), что язык, религия, право, искусство, наука, быт, нравы и т. п. получают конечное объяснение в психологии народа как носителя коллективного разума, воли, чувств, характера, темперамента и т. п. Согласно такому пониманию, все явления социальной жизни представляют собой своеобразную форму «эманации народного духа». В. Вундт подверг критике интеллектуализм воззрений Г. Штейнталя и М. Лацаруса и выдвинул столь же идеалистическое волюнтаристское понимание сущности и задач этнической психологии.

В изучении проблем этнической психологии, наряду с психологами, приняли участие лингвисты, историки, археологи, социологи, этнологи, антропологи и др. Был собран огромный фактический материал по психологии различных племён и народов. Особенно много внимания уделялось исследованиям психологии примитивных народов (французский учёный Л. Леви-Брюль, английский учёный Дж. Фрейзер, немецкий учёный Р. Турнвальд и др.).

В России вопросы этнической психологии разрабатывал Г. Шпет, выступивший в 20 гг. XX в. с резкой критикой В. Вундта и генетического подхода (Штейнталь, Лацарус и др.) к этнической психологии и пытавшийся обосновать своё понимание этнической психологии с позиций феноменологии Э. Гуссерля.

Место этнопсихологии среди других наук

ЭТНОПСИХОЛОГИЯ — междисциплинарная отрасль знания, изучающая этнокультурные особенности психики людей, психологические характеристики этносов, а также психологические аспекты межэтнических отношений.

Сам термин этнопсихология не является общепринятым в мировой науке, многие ученые предпочитают называть себя исследователями в области «психологии народов», «психологической антропологии», «сравнительно-культурной психологии» и т. п.

Наличие нескольких терминов для обозначения этнопсихологии связано именно с тем, что она представляет собой междисциплинарную отрасль знания. В состав ее «близких и дальних родственников» включают многие научные дисциплины: социологию, лингвистику, биологию, экологию и т. д. Что касается «родительских дисциплин» этнопсихологии, то, с одной стороны, это наука, которая в разных странах называется этнологией, социальной или культурной антропологией, а с другой — психология.

Первые крупицы этнопсихологических знаний содержат труды античных авторов — философов и историков: Геродота, Гиппократа, Тацита, Плиния Старшего, Страбона. Так, древнегреческий врач и основатель медицинской географии Гиппократ отмечал влияние окружающей среды на формирование психологических особенностей людей и выдвинул общее положение, согласно которому все различия между народами, в том числе их поведение и нравы, связаны с природой и климатом.

Первые попытки сделать народы предметом психологических наблюдений были предприняты в 18 в. Так, французские просветители ввели понятие «дух народа» и пытались решить проблему его обусловленности географическими факторами. Идея народного духа проникла и в немецкую философию истории 18 в. Один из ее виднейших представителей, И.Г.Гердер, рассматривал дух народа не как нечто бесплотное, он практически не разделял понятия «душа народа» и «народный характер» и утверждал, что душу народа можно познать через его чувства, речи, дела, т. е. необходимо изучать всю его жизнь. Но на первое место он ставил устное народное творчество, считая, что именно мир фантазии отражает народный характер.

Свой вклад в развитие знаний о характере народов внесли и английский философ Д. Юм, и великие немецкие мыслители И. Кант и Г. Гегель. Все они не только высказывались по поводу факторов, влияющих на дух народов, но и предлагали «психологические портреты» некоторых из них.

Развитие этнографии, психологии и языкознания привело в середине 19 в. к зарождению этнопсихологии как самостоятельной науки. Создание новой дисциплины -психологии народов — было провозглашено в 1859 немецкими учеными М. Лацарусом и Х.Штейнталем. Необходимость развития этой науки, входящей в состав психологии, они объясняли потребностью исследовать законы душевной жизни не только отдельных индивидов, но и целых народов (этнических общностей в современном понимании), в которых люди действуют «как некоторое единство». Все индивиды одного народа имеют «сходные чувства, склонности, желания», все они обладают одним и тем же народным духом, который немецкие мыслители понимали как психическое сходство индивидов, принадлежащих к определенному народу, и одновременно как их самосознание.

Идеи Лацаруса и Штейнталя сразу же нашли отклик в научных кругах многонациональной Российской империи, а в 1870-х и в России была предпринята попытка «встроить» этнопсихологию в психологию. Идеи эти возникли у правоведа, историка и философа К.Д.Кавелина, который высказал мысль о возможности «объективного» метода изучения народной психологии по продуктам духовной деятельности — памятникам культуры, обычаям, фольклору, верованиям.

Рубеж 19−20 вв. отмечен появлением целостной этнопсихологической концепции немецкого психолога В. Вундта, посвятившего двадцать лет жизни написанию десятитомной Психологии народов. Вундт проводил основополагающую для социальной психологии мысль, что совместная жизнь индивидов и их взаимодействие между собой порождают новые явления со своеобразными законами, которые хотя и не противоречат законам индивидуального сознания, но не содержатся в них. А в качестве этих новых явлений, иными словами, в качестве содержания души народа, им рассматривались общие представления, чувства и стремления многих индивидов. По мнению Вундта, общие представления многих индивидов проявляются в языке, мифах и обычаях, которые и должны изучаться психологией народов.

Еще одна попытка создания этнической психологии, причем именно под этим названием, была предпринята российским мыслителем Г. Г.Шпетом. Полемизируя с Вундтом, по мнению которого продукты духовной культуры есть психологические продукты, Шпет утверждал, что в самом по себе культурно-историческом содержании народной жизни нет ничего психологического. Психологично другое — отношение к продуктам культуры, к смыслу культурных явлений. Шпет полагал, что язык, мифы, нравы, религия, наука вызывают у носителей культуры определенные переживания, «отклики» на происходящее перед их глазами, умами и сердцем. Согласно концепции Шпета, этническая психология должна выявлять типические коллективные переживания, иными словами, отвечать на вопросы: Что народ любит? Чего боится? Чему поклоняется?

Идеи Лацаруса и Штейнталя, Кавелина, Вундта, Шпета остались на уровне объяснительных схем, которые не были реализованы в конкретных психологических исследованиях. Но идеи первых этнопсихологов о связях культуры с внутренним миром человека были подхвачены другой наукой — культурной антропологией.

Предмет, задачи, основные понятия этнопсихологии

Объектом исследования этнопсихологии являются нации, национальности, национальные общности.

Предмет — особенности поведения, эмоциональных реакций, психики, характера, а также национальное самосознание и этнические стереотипы.

Изучая психические процессы у представителей этнических групп, этнопсихология применяет определенные методы исследования. Широко используется метод сравнения и сопоставления, при котором строятся аналитические сравнительные модели, классифицируются и группируются этнические группы, этнические процессы по определенным принципам, критериям и признакам. Бихевиористский метод заключается в наблюдении за поведением отдельного индивида и этнических групп.

К способам исследования в этнопсихологии относят общепсихологические методы: наблюдение, эксперимент, беседа, исследование продуктов деятельности, тест.

Наблюдение — изучение внешних проявлений психики представителей этнических групп происходит в естественных жизненных условиях (должно быть целенаправленным, систематическим, обязательное условие — невмешательство).

Эксперимент — активный метод. Экспериментатор создает необходимые условия для активизации интересующих его процессов. Повторяя исследования при одинаковых условиях с представителями разных этнических групп, экспериментатор может установить психические особенности. Бывает лабораторным и естественным. В этнопсихологии лучше использовать естественный. Когда существуют две конкурирующие гипотезы, применяется решающий эксперимент.

Метод беседы — основан на вербальной коммуникации и имеет частный характер. Применяется в основном при изучении этнической картины мира. Исследование продуктов деятельности — (рисунки, письменные сочинения, фольклор).

Тесты — должны являться подлинным показателем изучаемого явления или процесса; давать возможность изучить именно то, что исследуют, а не похожее явление; важен не только результат решения, но и сам процесс; должен исключать попытки установления предела возможностей представителей этнических групп (Минус: психолог субъективен).

Итак, этнопсихология — наука о фактах, закономерностях и механизмах проявления психической типологии, ценностных ориентациях и поведения представителей той или иной этнической общности. Она описывает и объясняет особенности поведения и его мотивы внутри общности и между этносами, живущими столетиями в одном геоисторическом пространстве.

Этнопсихология — междисциплинарная отрасль знания, изучающая и разрабатывающая:

1) особенности психики людей различных народов и культур;

2) проблемы характера национального;

3) проблемы национальных особенностей мировосприятия;

4) проблемы национальных особенностей взаимоотношений;

5) закономерности формирования и функции самосознания национального, стереотипов этнических;

6) закономерности формирования сообществ, и пр.

Современная этнопсихология выделяет ряд самостоятельных направлений:

1) сравнительные исследования этнических особенностей психофизиологии, процессов когнитивных, памяти, эмоций, речи и прочего (кои теоретически и методически есть неотъемлемая часть соответственных разделов психологии общей и социальной);

2) культурологические исследования, направленные на уяснение особенностей символического мира и ориентации ценностных народной культуры (неразрывно связаны с соответственными разделами этнографии, фольклористики, искусствознания и пр.);

3) исследования сознания этнического и самосознания (заимствуют понятийный аппарат и методы из соответственных разделов психологии социальной, изучающих установки социальные, отношения межгрупповые и пр.);

4) исследования этнических особенностей социализации детей (понятийный аппарат и методы коих ближе всего к социологии и психологии детской).

Поскольку свойства культуры национальной и свойства составляющих этнос (этническую общность) индивидов не тождественны, между культурологическими и психологическими исследованиями этнопсихологии всегда есть определенные расхождения. Абстрактные, необоснованные заключения о психологических особенностях народов способны оскорбить национальные чувства. Здесь острая проблема — надежность тестов и экспериментальных процедур, применяемых для исследования общностей этнических. Разработка этнопсихологии, особенно ее социально-психологических аспектов, имеет важное значение для интернационального воспитания. В этнопсихологии особое внимание уделяется изучению психологических причин конфликтов этнических, нахождению эффективных путей их разрешения, а также выявлению истоков роста самосознания национального, развития его в разных социальных и национальных средах.

Этнопсихология отвечает на вопрос: как социальные и личностные механизмы идентификации и обособления исторически порождали глубинные психологические феномены — национальное самосознание (выражаемое местоимением «мы») с позитивными, комплементарными компонентами самопринятия, осознание соседних этносов («они»), амбивалентная направленность их соотношения (принятие и сотрудничество, с одной стороны, обособление и агрессия — с другой. Эта наука — смежная дисциплина с этнографией, этнопедагогикой, философией, историей, политологией и др., заинтересованными в изучении социальной природы человека и его сущности.

2.1. Что такое этнос?Если спросить неспециалиста, что такое этнопсихология, большинство людей ответит, что это наука, изучающая психологию этносов или народов. Ответ психолога или этнолога будет не столь определенным, поскольку в научном сообществе нет единства даже по терминологическим вопросам. Во-первых, значение термина «этнос» остается неоднозначным, а значит, неизвестно, чью психологию изучает данная наука. Во-вторых, большинство авторов, предпочитает исследовать связи психологических характеристик не с этносом, а с культурой, поэтому необходимо четко осознавать, что такое культура. В-третьих, сам термин этнопсихология не является общепринятым в мировой науке. Многие специалисты в той науке, которая по сути является этнопсихологией, предпочитали и предпочитают называть себя исследователями «психологии народов», «психологической антропологии», «сравнительно-культурной психологии» и т. п.

Попытаемся разобраться с этими проблемами, и в первую очередь, с тем, что представляет собой этнос. В учебнике «Этнология» (1994) подчеркивается, что пока еще не сложилось общепризнанного понимания природы, характера и строения этноса. В отечественной науке до последнего времени господствовали теоретические взгляды, согласно которым этносы (или этнические общности) — это реально существующие группы, которые возникают, функционируют, взаимодействуют между собой и наконец умирают. В соответствии с этой концепцией, первые этносы (племена ЯГ соплеменности) возникли с появлением человека современного типа в эпоху первобытнообщинного строя. Реальными группами считают этносы многие исследователи, при этом их взгляды на природу подобных общностей кардинально расходятся.

Л. Н. Гумилев рассматривает этнос как явление географическое, природное, а не социальное. Для этого самобытного исследователя этнос — «это тот или иной коллектив людей (динамическая система), противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам („мы“ и „не мы“), имеющий свою особую внутреннюю структуру и оригинальный стереотип поведения» (Гумилев, 1993, с. 285).

Иными словами, основными признаками этноса он считает психологические характеристики: самосознание (или идентичность) и стереотип поведения, понимаемый им как нормы отношений между группой и индивидом и между индивидами. Для лучшего осмысления того, что такое стереотип поведения, Гумилев приводит пример типичного поведения представителей разных народов в трамвае, куда вошел буйный пьяный. По мнению исследователя, русский «скажет несколько сакраментальных слов», немец позовет милиционера, татарин отойдет в сторону, а грузин «схватит обидчика за грудки и попытается выбросить его из трамвая"(Гумилев, 1990, с. 87).

Гумилев подчеркивает, что стереотипы поведения формируются у ребенка в первые годы жизни, то есть принадлежность к этносу не является врожденной, а приобретается в процессе социализации. Он имеет в виду не воспитание в узком смысле слова, а формирование в определенной культурной среде. И в этом случае ученый находит доходчивый пример — пример своей матери — Анны Ахматовой, которая в детстве воспитывалась французской гувернанткой и говорила по-французски, что не помешало ей стать великим русским поэтом. Но когда стереотипы поведения у ребенка сформируются, полностью изменить их нельзя, даже если он переедет в другую страну, освоит другой язык и культуру.

Намного больше сторонников имела в СССР теория этноса Ю. Б. Бромлея (1983), который рассматривает этнос как исторически сложившуюся на определенной территории устойчивую совокупность людей, обладающих общими относительно стабильными особенностями языка, культуры и психики, а также сознанием своего единства и отличия от других подобных образований (самосознанием), фиксированным в самоназвании. Кроме этноса в узком смысле слова Бромлей выделяет этнос в широком смысле слова — этносоциальный организм, примером которого может служить нация, обладающая экономической и политической общностью.

В наши дни многие российские этнологи и психологи продолжают рассматривать этнос как реальную социальную группу, сложившуюся в ходе исторического развития общества (см. Андреева, 1996; Пименов, 1994), но видят недостатки теории

Бромлея. Во-первых, постепенно отказываются от понятия «нация» в этническом смысле, соглашаясь с тем, что существуют многоэтничные нации — британская, американская, канадская, российская. Во-вторых, приходят к убеждению, что этнические общности не являются изначальной характеристикой человеческого общества и не любое из них на любом этапе своего исторического развития разделяется на этносы. Безэтничность находят даже в современном мире, например у части жителей Новой Гвинеи (см. Крюков, 1989).

В определениях этноса сторонников подобных концепций общим является рассмотрение его как группы, члены которой имеют общую страну происхождения и осознают себя носителями общей культуры. Некоторые авторы выделяют разные уровни характеристик этноса: этнооб-разующие факторы (общность территории, эндогамия), этнические признаки, отражающие реальные различия (язык, культура), и — как высший уровень — этническое самосознание, производное от первых двух и избирательно их отражающее. Существует и крайняя точка зрения, сторонники которой рассматривают этнос как общность, не связанную не только с государством, экономикой и политикой, но и с культурой, языком и I возникающую в результате потребности человеческого рода к группированию. При такой постановке вопроса самосознание или идентичность остается практически единственной характеристикой этноса.

В мировой науке широкое распространение получил еще один подход к изучению этнических общностей: как социальных конструкций, возникающих и существующих в результате целенаправленных усилий политиков и творческой интеллигенции для достижения коллективных целей, прежде всего обеспечения социального комфорта в рамках культурно однородных сообществ (см. Тишков, 1993).

Однако и авторы подобных концепций подчеркивают, что суть таких общностей составляет этническая идентичность, а также возникающая на ее основе солидарность.

Для психолога важны не различия — действительно радикальные — между современными подходами к интерпретации этноса. Не столь существенно даже то, представляют ли этносы изначальную характеристику человечества или они обязаны своим существованием, заинтересованным в этом политикам. Намного более важно то общее, что есть во всех подходах — признание этнической идентичности одной (или даже единственной) из характеристик этноса. Это означает, что этнос является для индивидов психологической общностью. А изучать такие группы и людей, осознающих свое членство в них, — прямая задача психолога.

Для психолога не очень важно и то, на основе каких характеристик строится осознание этнической принадлежности. В качестве этнодифференцирующих, то есть отличающих данный этнос от всех других, могут выступать самые разные характеристики: язык, ценности и нормы, историческая память, религия, представления о родной земле, миф об общих предках, национальный характер, народное и профессиональное искусство. Список этот бесконечен, в нем может оказаться и форма носа, и способ запахивания халата и многое другое. Значение и роль признаков меняются в восприятии членов этноса в зависимости от особенностей исторической ситуации, от стадии консолидации этноса, от особенностей этнического окружения. Этнодифференцирующие признаки почти всегда отражают некоторую объективную реальность, чаще всего элементы духовной культуры. Но отражение может быть более или менее адекватным, более или менее искаженным, даже ложным. Например, общность происхождения членов современных этносов — это красивый миф; с одной и той же территорией могут ассоциировать себя несколько народов; многие элементы народно-бытовой культуры сохранились только в этнографических музеях; этнический язык может быть утрачен большинством населения и восприниматься лишь как символ единства. Этническая общность — это прежде всего общность представлений о каких-либо признаках, а не сама по себе культурная отличительность. Не случайно, попытки определить этнос через ряд признаков постоянно терпели неудачу, тем более что с унификацией культуры количество этнодифференцирующих признаков неуклонно сокращается, что, правда, компенсируется привлечением новых элементов, связанных с профессиональным искусством и литературой, историческими знаниями.

Поэтому с позиции психолога можно определить этнос как устойчивую в своем существовании группу людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как этнодифференцирующие.

[1] Первоначально слово «стереотип» (твердый отпечаток) появилось в полиграфии для обозначения печатной формы — копии с типографского набора.

[2] Но не сводя стереотип к когнитивной сфере, не следует впадать в другую крайность, выделяя в стереотипе — образе социального объекта — кроме когнитивного и эмоционального еще и поведенческий компонент, как в социальной установке.

[3] Такие пары качеств Г. У.Солдатова называет атрибуци-ями-оборотнями (см. Солдатова, 1998).

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector