Человекоцентрированный подход в психотерапии 2

Московский городской психолого-педагогический институт

Факультет психологического консультирования

Реферат

по курсу «История психотерапии»

на тему

Человекоцентрированный подход в психотерапии

Научный руководитель

Профессор, кандидат психологических наук

Гриншпун Игорь Борисович

Москва 2008/2009 уч. год

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1. Краткий очерк жизни и творчества К. Роджерса. 3

1.1. Биография К. Роджерса. 3

1.2. Вклад К. Роджерса в психотерапию. 5

Глава 2. Теория личности. 7

2. 1. Точка зрения Роджерса на природу человека. 7

2. 2. Я-концепция. 10

2.2.1. Центральный конструкт — Я (реальное и идеальное)10

2.2.2. Развитие Я-концепции и ее искажения. 10

2.2.3. Генезис психических расстройств. 13

Глава 3. Человекоцентрированный подход в психотерапии. 14

3.1. Условия терапевтического процесса. 14

3.2. Процесс терапии. 17

3.2.1. Процесс, переживаемый клиентом. 17

3.2.2. Этапы процесса терапии. 19

3.3. Групповая терапия. 21

Список литературы. 24

Глава 1. Краткий очерк жизни и творчества К. Роджерса

1.1. Биография К. Роджерса

Карл Рэнсом Роджерс (Carl Ransom Rogers) родился в Оук-парке (предместье Чикаго), штат Иллинойс, в 1902 году. Он был четвертым из шести детей, пять из которых были мальчиками.

В детстве он был с застенчивым и чувствительным ребенком, проводившим много времени в одиночестве, за чтением книг. Когда ему исполнилось 12 лет, семья переехала на ферму на западе от Чикаго, и с той поры все летние каникулы он проводил на ферме, работая там, по его собственным словам, до изнеможения. Однако, по его словам, «это был урок независимости, умения справляться одному, без кого-либо другого… Это был опыт личной ответственности, который сегодня переживают немногие молодые люди» (цит. по Хьелл, Зиглер, 2007, стр. 530).

Кроме того, обнаружилась его любовь к природе, сельскому хозяйству, умение наблюдать, внимательно и «по-исследовательски» относиться к растениям и животным, наблюдать за их развитием и взращиванием, что, как отмечает Соколова Е.Т., «немало способствовало впоследствии формированию его взгляда на человеческую природу» (Соколова, 2002, стр. 225).

17 стр., 8208 слов

Краткий очерк развития антропологии

... . Антропология прошла довольно длительный путь, прежде чем оформилась как наука. Краткий очерк развития антропологии Антропология со своим специфическим методологическим научным арсеналом выделилась ... кроманьонцев появляется новый тип социальной организации – родовая община, нормой совместной жизни становятся строгие правила проживания, регуляция взаимоотношений, снижение агрессии, воспитание детей ...

После окончания школы Роджерс намеревался стать фермером. В 1919 году он поступил в Висконсинский университет, семейную alma mater, и в качестве предмета изучения выбрал научное земледелие. Однако на втором курсе он активно занялся религиозной деятельностью и решил готовиться к пасторской деятельности.

В 1922 г. произошло знаменательное событие, в корне изменившее его жизнь, не только заставившее отказаться от миссии протестанского священника, но и значительно либерализовавшее его восприятие. В составе Всемирной студенческой христианской федерации он оказался в Пекине, а затем в течение полугода путешествовал по странам Востока, изучая религиозные течения, весьма отличные от религиозных догм и традиций, привитых ему в родительском доме.

После путешествия на Восток Роджерс продолжил свое образование в теологической семинарии. Однако его взгляды в результате поездки на Восток претерпели серьезные изменения. Роджерс пожелал заочно пройти курс психологии в Висконсинском университете. Закончил свое образование Роджерс в Педагогическом колледже Колумбийского университета (степень магистра — в 1928 г., доктора философии — в 1931 г.).

К. Роджерс начал научную карьеру и практику работы в Отделении исследования детей Общества по предотвращению жестокости к детям в Рочестере, Нью-Йорк. В течение следующего десятилетия Роджерс активно занимался работой с делинквентными и неблагополучными детьми. После опубликования вызвавшей широкий научный резонанс работы под названием «Клиническое лечение проблемного ребенка» в 1939 году Роджерсу была предложена должность профессора на кафедре психологии Университета штата Огайо.

Переход в академическую среду принес Роджерсу широкое признание в области зарождающейся клинической психологии. Он привлек много талантливых аспирантов и начал публиковать многочисленные статьи, подробно излагая свои взгляды на психотерапию и ее эмпирическое исследование. Эти идеи были выдвинуты в его книге «Консультирование и психотерапия», опубликованной в 1942 году.

5 стр., 2393 слов

формирование информационной компетентности у студентов университета

... формированию информационной компетентности у студентов университета. -Выявить пути формирования информационной компетентности у студентов университета. Методологическую базу исследования ... 1987.- 264 с. 6. Зеер Э.Ф.Психология профессионального образования: Уч. Пос.- М.: Изд-во ... Национальной доктрине образования Российской Федерации до 2025 года, Концепции информатизации сферы образования в России, ...

В 1945 году Роджерс перешел в Чикагский университет, где занял должность профессора психологии и директора университетского консультативного центра. Это положение давало ему возможность основать консультативный центр для студентов старших курсов, где профессиональный персонал и аспиранты работали на равных. Годы, проведенные в Чикакого (1945−1957) были очень продуктивными и творческими. В этот период он завершил свою главную работу «Клиент-центрированная терапия: ее современная практика, значение и теория» (1951).

Он также провел несколько исследований процесса и результатов психотерапии. Это был период личных неудач. Консультируя очень тяжелую пациентку, Роджерс был поглощен ее патологией. Будучи почти на грани срыва, он буквально бежал из консультативного центра, взял трехмесячный отпуск и вернулся для терапии, которую проводил с ним один из его бывших студентов.

В 1957 г. Роджерс сменил место работы. Он стал преподавать психологию и психиатрию в Висконсинском университете. В профессиональном плане это оказалось нелегким периодом. Возникли серьезные противоречия с руководством, весьма ограниченно понимавшим свободу студентов учиться, а преподавателей — учить. Не приходится удивляться, что Роджерс оставил должность профессора. К преподаванию в университете (Сан-Диего, штат Калифорния) он ненадолго вернулся позднее, однако снова разошелся во мнениях с президентом университета относительно прав студентов.

В 1964 году Роджерс уволился из университета и стал сотрудником Западного института бихевиоральных наук в Ла-Джолле, штат Калифорния — благотворительной организации, занимающейся гуманистически ориентированными исследованиями по межличностным отношениям. Четыре года спустя он оставил это место и занял пост в Центре по изучению человека, также расположенном в Ла-Джолле. Здесь он трудился до самой смерти (1987 год).

5 стр., 2368 слов

Роджерс — клиент-центрированная терапия

... . В 1951 г. Роджерс изменил название терапии — она стала именоваться «клиент-центрированной» или «клиент-ориентированной» (client-centered). Этим подчеркивалось, что психотерапия не ориентирована ни на ... не рассматривается как объект диагностики и лечения. В последние годы жизни Роджерс сконцентрировался на приложении своей теории и методов к обеспечению личностного ...

В последние годы Роджерс ездил по всему миру с семинарами, на которых он демонстрировал, как принципы человеко-центрированной терапии могут быть использованы для облегчения напряжения в мире и достижения мирного сосуществования. Он много работал в «горячих точках» планеты — в Северной Ирландии, Южной Африке, Центральной Америке. В 1986 г. он посетил Советский Союз.

Роджерс получил множество престижных наград за свой вклад в психологию и был активным членом многочисленных научных обществ. Его избирали президентом Американской психологической ассоциации в 1946—1947 годах, и в 1956 году он первым получил награду Американской психологической ассоциации за выдающийся вклад в науку. Он также получил награду Американской психологической ассоциации в 1972 году за выдающиеся профессиональные достижения. В 1985 году, на конференции, посвященной эволюции психотерапии, Роджерса приветствовали стоя, аплодисменты не смолкали в течении пяти минут, только он один удостоился такой чести (Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 442).

Труды К. Роджерса в области психотерапии и психологии личности (16 книг и более 200 научных статей) получили широкое международное признание, были переведены на многие языки. Помимо упомянутых выше это: «Становление личности: взгляд психотерапевта» (1961); «Свобода учиться: чем может стать образование» (1969); «Карл Роджерс о группах встреч» (1970); «Партнерство: брак и его альтернативы» (1972); «Способ бытия» (1980) и другие.

1.2. Вклад К. Роджерса в психотерапию

В начале данного раздела оговоримся, что сфера интересов Роджерса была значительно шире, чем психотерапия. Это и педагогика, и межкультурные коммуникации, межнациональные конфликты и философия психологии. «Роджерс — создатель не просто нового типа психотерапии, а нового подхода к пониманию человека, в центре которого — личность» (Бурлачук, Кочарян, Жидко, 2007, стр. 370).

4 стр., 1564 слов

Человек как субъект, личность, индивидуальность. Понятие личности.

... личности. 2. Структура личности. 3. Формирование личности.   1.В психологии понятие личность является основополагающим. Говоря о личности рассматриваются такие понятия как личность, индивид, индивидуальность и человек. Человек ... понятии «личность» подчеркивается социальный характер жизни че­ловека. Личность - «социальный человек», человек в мире других людей.   2. Черты человека как ...

Однако здесь мы остановимся только на вкладе Роджерса в психотерапию.

Двумя наиболее важными особенностями психотерапевтической системы, созданной К. Роджерсом, являются, «во-первых, ее изначальное становление вне какого-либо традиционного терапевтического подхода, „экспириентализм“ как опора ее автора главным образом на свой собственный личный психотерапевтический опыт и, во-вторых, ее „спокойная революционность“ — инновационный характер основных элементов психотерапевтической системы — теории, техники и практики психотерапевтического общения» (Орлов, 2000, стр. 279).

Ранний вариант психотерапии, зарождение которой началось в 1940 г., был назван «недирективной психотерапией» (позже в дискуссиях с коллегами Роджерс признал, что терапия не может быть абсолютно недирективной, так как именно терапевт организует пространство терапии).

Основная идея раннего подхода Роджерса состояла в отказе терапевта от роли эксперта или модификатора поведения. Терапевт способен лишь отразить, «отзеркалить», выразить в словах чувства клиента и тем самым помочь в их прояснении и осознавании. Таким образом, акцент ставился на кардинальном изменении техники терапии.

В 1951 г. Роджерс изменил название терапии — она стала «клиент-центрированной» или «клиент-ориентированной». Этим подчеркивалось, что речь идет о большем, чем просто изменение техники терапии. Предлагался принципиально новый взгляд на человека, новая философская и методологическая позиция в психотерапии, реформирующая ее как систему. Появилась новая фигура в области психотерапии: взамен «пациента» приходит «клиент». Именно «клиент», а не «пациент» и не терапевт является ключевой фигурой процесса: человеком, который лучше понимает и изменяет клиента, является сам клиент. Акцент был сделан на процессе изменения личности в психотерапевтическом контакте, на условиях, которые способствуют такому изменению.

4 стр., 1915 слов

Трудные люди: 4 варианта поведения

... Норма Агрессивно Намерение: Получить оценку Поиск внимания Выскочка Ориентация на людей Поведение Выскочки – результат его непреодолимого желания быть оцененным по достоинству. Выскочка ... Оскорбления без видимой причины Вспыльчивость, потеря самообладания на людях Презрение себя за ужасное поведение Ваши бесполезные действия при взрыве Гранаты: Ответная вспышка ...

В последующие годы Роджерс сконцентрировался на приложении своей теории и методов в различных областях. Этот подход использовался в менеджменте, педагогике, в здравоохранение и в политике. Таким образом, в 1960—1970-х гг. данный подход значительно расширился и стал именоваться «человек-центрированным» или «ориентированным на человека». Соответственно, психотерапия стала «психотерапией, ориентированной на человека"[*] .

Роджерс внес существенный вклад в развитие групповой психотерапии. Одним из вкладов стала разработанная им концепция «основной встречи» (которая будет рассмотрена нами далее), предусматривающая «веру в возможность индивидуального развития тогда, когда члены группы выражают собственные чувства и принимают к сведению чувства других» (Рудестам, 2006, стр. 82).

Новаторские идеи Роджерса звучат и в придании им особой роли терапевту-ведущему группы. Также как и в индивидуальной терапии, Роджер видел в терапевте не столько специалиста, который лечит людей, сколько равноправного партнера, формирующего спонтанные «я-ты"-взаимоотношениями, действующего в соответствии со своей интуицией и имеющего права делиться «своим личным». Такой «фасилитаторский» тип взаимодействия, предлагаемый Роджерсом, способствовал развитию новых подходов к групповой работе.

Роджерсу принадлежит заслуга первой публикации полного дословного текста психотерапевтических сеансов на основе аудиозаписей вместо практиковавшихся ранее авторских пересказов психотерапевтической работы. Исследования в области практики, инициированные Роджерсом, внесли огромный вклад в понимание и развитие современных представлений об эмпатии, личностных установках психотерапевта, стадиях терапевтического процесса и его эффектах.

3 стр., 1332 слов

1. человек как личность

... оригинальность каждой личности; Б) сказываются на поведении, отношениях с людьми. 1) верно А); 2) верно ... Социальный индивид, включённый в общение с другими людьми, в систему общественных отношений и деятельности, обозначается ... неверны. Совокупность внутренних состояний, явлений внутреннего мира человека, имеющих биологическую основу, именуется _______________________________________. Созданная ...

Глава 2. Теория личности *

2. 1. Точка зрения Роджерса на природу человека

Точка зрения Роджерса на природу человека сформировалась на основе его личного опыта работы с людьми, имеющими эмоциональные расстройства.

Выделим основные моменты, которые характеризует взгляды Роджерса на человеческую природу, и имеют непосредственное отношение к теории и практике созданного им терапевтического подхода.

1. Вера в изначальную, конструктивную и творческую мудрость человека.

В результате своих клинических наблюдений Роджерс пришел к заключению, что самая сокровенная сущность природы человека ориентирована на движение вперед к определенным целям, конструктивна, реалистична и весьма заслуживает доверия. Резко расходясь с фрейдовской традицией, Роджерс постулировал естественное развитие людей к «конструктивному осуществлению» свойственных им врожденных возможностей. Он считал человека активным существом, ориентированным на отдаленные цели и способным вести себя к ним, а не созданием, раздираемым силами, находящимися вне его контроля.

Роджерс допускал, что у людей иногда бывают злые и разрушительные чувства, аномальные импульсы и моменты, когда они ведут себя не в соответствии с их истинной внутренней природой. Однако, основываясь почти на 30-летнем опыте психотерапевта, Роджерс заявлял: «Я понимаю, что поскольку человеку присущ внутренний страх и беззащитность, он может вести и ведет себя недопустимо жестоко, ужасно деструктивно, незрело, регрессивно, антисоциально и вредно. Все же одним из впечатляющих и обнадеживающих переживаний является для меня работа с такими людьми и открытие весьма позитивных тенденций, которые существуют в них очень глубоко, как и во всех нас» (цит. по Хьелл, Зиглер, 2007, стр. 533).

2. Руководящий мотив в жизни: тенденция к актуализации и самоактуализации.

Роджерс выдвинул гипотезу о том, что все поведение вдохновляется и регулируется неким объединяющим мотивом, который он называл тенденцией к актуализации. Он представляет собой «свойственную организму тенденцию развивать все свои способности, чтобы сохранять и раскрывать личность» (цит. по Хьелл, Зиглер, 2007, стр. 535).

Таким образом, важнейший мотив жизни человека — это актуализировать, то есть сохранять и раскрывать себя, максимально выявлять лучшие качества своей личности, заложенные в ней от природы. Эта фундаментальная тенденция является единственным мотивационным конструктом, постулированным Роджерсом.

Роджерс полагал, что при отсутствии значительных внешних ограничений или антагонистических воздействий тенденция к актуализации естественно выразится посредством разнообразных форм поведения. Фактически все поведение людей направлено на повышение их компетентности или на их актуализацию.

Для Роджерса весь жизненный опыт оценивается с позиции того, насколько хорошо он служит тенденции к актуализации. Эта установка отражается в другом термине, который он использовал в связи с этой тенденцией: организмический оценочный процесс. Это словосочетание отражает идею о том, что люди ищут и оценивают позитивно переживания, которые они воспринимают как содействующие их личности или развивающие ее. Люди испытывают чувство удовлетворения от таких позитивных переживаний. И напротив, они избегают и оценивают негативно те переживания, которые воспринимают как противоречащие или препятствующие их актуализации. Организмический оценочный процесс позволяет людям оценить переживания с точки зрения того, насколько они способствуют тенденции к актуализации или препятствуют ей. И вполне естественно, они будут обращаться к переживаниям актуализации и избегать переживаний, воспринимаемых иначе.

Наиболее необходимым аспектом тенденций к актуализации, с точки зрения личности, является стремление человека к самоактуализации. В контексте теории Роджерса тенденция к самоактуализации — это процесс осуществления человеком на протяжении всей жизни своих возможностей с целью стать полноценно функционирующей личностью. Главными чертами такой личности являются: открытость переживанию, экзистенциальный образ жизни (жизнь «здесь и теперь»), организмическое доверие к своим внутренним ощущениям как критерию выбора, эмпирическая свобода, креативность и творческий образ жизни.

Нужно подчеркнуть, что самоактуализация как таковая не является конечным состоянием совершенства. Самоактуализация и полноценное функционирование — это не статичные состояния, а процесс, означающий движение к своей истинной самости.

3. Важность субъективного опыта.

Роджерс считал, что для очерчивания себя и самоопределения люди опираются исключительно на свой субъективный опыт восприятия реальности, свою «внутреннюю систему эталонов», сквозь только сквозь призму которой реальность мира может предстать перед человеком в каждый момент его бытия; именно этот опыт он и назвал феноменологическим полем (Соколова, 2002, стр. 229).

Это глубоко индивидуальный внутренний мир личности, включающий ее сенсорный и чувственно-моторный опыт, мир образов и смыслов. Только субъективный опыт является ключом к пониманию поведения. Поэтому наиболее важным аспектом психологического исследования является изучение субъективных переживаний человека — ведь в конечном счете только эти переживания ответственны за поведение.

Этот тезис выступает в оппозиции к утверждениям Скиннера о том, что поведение можно объяснить реакцией человека на объективную стимульную ситуацию; по мнению Роджерса, скорее следует говорить об интерпретации ситуации и ее персональном значении, которое регулирует поведение. Критическое значение имеет восприятие явлений. Важно, что никто с полным основанием не может утверждать, что его чувство реальности непременно лучше или правильнее, чем у кого-то еще; никто не имеет права противопоставлять свою реальность реальности других.

4. Убежденность в способности человека принять на себя ответственность за свою жизнь

Роджерс выступает в оппозиции к теории Фрейда в ее части о том, что прошлый опыт определяет нынешнюю жизнь человека. Поведение не определено прошлыми событиями. Роджерс подчеркивал, что необходимо понять, каким человек воспринимает свое окружение сейчас. Наша нынешняя интерпретация прошлых переживаний, а не их фактические обстоятельства, влияет на наше настоящее поведение.

С этой неисторической точки зрения необязательно прослеживать давнее прошлое, чтобы узнать, почему человек ведет себя так сегодня. Разумеется, Роджерс признавал, что прошлый опыт влияет на восприятие настоящих событий. Однако он настаивал на том, что на поведение данного момента всегда влияет нынешнее восприятие и интерпретация. Более того, Роджерс полагал, что на поведение существенно влияет то, как люди прогнозируют свое будущее, то есть личность следует изучать в контексте «настоящее — будущее».

Из этой позиции вытекает убежденность Роджерса в потенциальной способности человека принять на себя ответственность за свою жизнь, определение своей судьбы и своего будущего. Е.Т. Соколова отмечает, что «именно убежденность К. Роджерса в позитивной роли признания ответственности и свободы выбора за человеком <…> коренным образом изменила всю философию отношения к больному, привела к появлению новой «фигуры» в области практической психологии, а именно: клиента в противовес традиционной «фигуре» пациента «(Соколова, 2002, стр. 230).

5. Холостическая позиция

Роджерс поддерживал холистическую точку зрения на личность — представление о том, что человек ведет себя как целостный организм, и это единство нельзя свести к составляющим частям его личности. Соответственно, он был убежден, что и понять человека можно только, если обращаться к целостному человеку. Другим следствием холистического взгляда на человека является оптимистическая оценка возможностей его самоизменения на основе изменения любого аспекта субъективного опыта.

2. 2. Я-концепция

2.2.1. Центральный конструкт — Я (реальное и идеальное)

Центральный теоретический конструкт теории К. Роджерса — самость, Я или Я-концепция (для Роджерса эти понятия синонимичны).

Но, удивительно, Роджерс начал создавать свою теорию отнюдь не с признания важности собственного Я в переживаниях человека. Однако его пациенты выражали свои проблемы и установки, упорно используя именно этот термин, и постепенно он осознал, что Я было существенным элементом человеческого опыта и что целью пациента было достичь своей «реальной сущности» (Хьелл, Зиглер, 2007, стр. 539).

Я, или Я-концепция определяется как «организованный, устойчивый концептуальный гештальт, составленный из восприятия характеристик Я („меня“) и восприятий взаимоотношений Я („меня“) с другими людьми и с различными аспектами жизни, наряду с ценностями, связанными с этими восприятиями» (цит. по Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 406).

Важно, что это гештальт, принципиально доступный осознанию, хотя и не обязательно осознаваемый.

Таким образом, Я — это дифференцированная часть феноменального поля, или поля восприятия человека (определенного как всеобщность переживаемого), которая состоит из осознанного восприятия и ценностей Я. Я-концепция означает представления человека о том, что он собой представляет. Я-концепция отражает те характеристики, которые человек воспринимает как часть себя.

Я-концепция включает не только наше восприятие того, какие мы есть, но также и то, какими, как мы полагаем, мы должны быть и хотели бы быть. Этот последний компонент Я называется идеальное Я. По Роджерсу, идеальное Я отражает те атрибуты, которые человек хотел бы иметь, но пока не имеет. Это Я, которое человек больше всего ценит и к которому стремится.

2.2.2. Развитие Я-концепции и ее искажения

Роджерс не создавал специальную схему критических стадий, через которые проходят люди в процессе формирования Я-концепции. Он сосредоточивался на том, как оценка индивидуума другими людьми, особенно в период младенчества и раннего детства, способствует развитию позитивного или негативного образа себя.

Изначально новорожденный воспринимает все переживания нерасчлененно, будь то ощущения тела или внешние стимулы, такие как движение игрушек, подвешенных над кроваткой. Младенец не сознает себя как отдельное сущее, поэтому он не делает различий между тем, что есть «мое» и что — «не мое». Следовательно, для новорожденного Я является фикцией (не существует); присутствует только целостное, всеохватывающее и недифференцированное феноменальное поле. Тем не менее, вследствие общей тенденции к дифференциации, которая является частью процесса актуализации, ребенок постепенно начинает отличать себя от остального мира. Этот процесс дифференциации феноменального поля в такое, которое признается и ощущается как отдельный объект, объясняет возникновение Я-концепции человека в теории Роджерса (Хьелл, Зиглер, 2007).

Роджерс выдвинул теорию, что когда Я только формируется, оно регулируется исключительно организмическим оценочным процессом. Иными словами, младенец оценивает каждое новое переживание с позиции того, способствует оно или препятствует его врожденной тенденции к актуализации. Младенец оценивает свои переживания в соответствии с тем, нравятся они ему или не нравятся, доставляют ему удовольствие или нет и так далее. Такое положение вещей сохраняется относительно недолго: структура Я впоследствии формируется через взаимодействие с окружением, в частности, со значимыми другими (например, родители, братья и сестры, другие родственники).

Иначе говоря, по мере того, как ребенок становится социально восприимчивым и развиваются его когнитивные и перцептивные способности, его Я-концепция все больше дифференцируется и усложняется. Следовательно, в значительной степени содержание Я-концепции является продуктом процесса социализации. И отсюда вытекают условия, важные для развития Я-концепции.

Обозначим эти условия и то, как они влияют на развитие Я-концепции.

— Потребность в позитивном внимании.

С осознаванием Я развивается потребность в позитивном отношении со стороны других. Эта потребность, по Роджерсу, универсальна, всепроникающа и устойчива. Впервые она проявляется как потребность младенца в любви и заботе, а впоследствии она выражает себя в удовлетворении человека, когда его одобряют другие, и фрустрации, когда им недовольны. Интересным аспектом позитивного внимания является его двойная природа — если человек считает, что он удовлетворяет потребность позитивного внимания у других людей, то он непременно чувствует удовлетворение своей собственной потребности.

Удовлетворение потребности в позитивном внимание может быть более важно, чем собственный организмический оценочный процесс. Иными словами, поведение человека будет управляется не вероятностью того, что его переживания сохранят или интенсифицируют его Я-концепцию, а вероятностью получить позитивное внимание от значимых для него людей. Роджерс считает это состояние несоответствия «Я» и переживаемого опыта наиболее серьезным препятствием в развитии психологической зрелости.

— Потребность в позитивном внимании к себе (самоуважении).

Роджерс также предположил, что людям необходимо позитивно рассматривать себя. Потребность в позитивном внимании к себе — это приобретенная потребность, которая появляется при сравнении своих переживаний с удовлетворением или неудовлетворением потребности к позитивному вниманию. Иначе говоря, позитивное внимание к себе соотносится с удовлетворением при одобрении и неудовлетворением при неодобрении себя. Развитие позитивного внимания к себе гарантирует, что человек будет стремиться действовать так, чтобы и другие, и он сам одобрительно отзывались о его поступках. Следовательно, человек вряд ли поведет себя не в соответствии с Я-концепцией, так как это не будет удовлетворять потребность в позитивном внимании к себе.

— Условия ценности и безусловное позитивное внимание.

Самоуважение становится селективным, когда значимые другие разделяют самоощущения индивида на более или менее заслуживающие позитивного отношения. Например, чаще всего родители позитивно относятся к желаемому поведению ребенка. То есть если дети ведут себя желаемым образом, у них появляется опыт позитивного внимания, в противном случае он отсутствует. Таким образом, создается то, что Роджерс назвал обусловленное позитивное внимание, или условия ценности, которые уточняют обстоятельства, при которых человек будет переживать позитивное внимание.

Хотя очевидно, что никто не может полностью быть свободным от условий ценности, Роджерс полагал, что можно дать или получить позитивное внимание независимо от ценности конкретного поведения человека. Это означает, что человека принимают и уважают за то, какой он есть, без каких-либо «если», «и» или «но», то есть дают ему безусловное позитивное внимание.

Оценка своей ценности (самоуважение) зависит от выполнения требований, предъявляемых ему другими. Переживание безусловного позитивного отношения препятствует развитию условий ценности и ведет к безусловному самоуважению, к конгруэнтности потребностей в позитивном отношении и самоуважении с организмической оценкой. Это, в свою очередь, раскрывает естественную тенденцию к самоактуализации, присутствующую в каждом человеке, помогает человеку обрести способность к полноценному функционированию.

Обусловленное позитивное внимание со стороны других людей приводит к тому, что человек в одних отношениях чувствует свою ценность, а в других — нет. Потребность в самоуважении в таком случае ведет к селективному восприятию опыта с учетом условий ценности таким образом, что переживания, согласующиеся с присущими индивиду условиями ценности, воспринимаются и точно символизируются в сознании, в то время как переживания, противоречащие условиям ценности, воспринимаются искаженно или даже совсем не осознаются. Наличие самоощущений, не организованных в Я-структуру в символизированной форме, ведет к неконгруэнтности между Я и опытом, к ранимости и психологической дезадаптации.

Неконгруэнтность между Я и опытом ведет к неконгруэнтности в поведении, так что некоторые виды поведения согласуются с Я-концепцией и точно представляются в сознании, в то время как другие актуализируют переживания организма, не ассимилированные в Я-структуру, и, следовательно, не осознаются или подвергаются искажению, чтобы стать конгруэнтными Я.

— Переживание угрозы и процесс защиты.

В теории Роджерса угроза существует, когда люди осознают несоответствие между Я-концепцией (и связанными с ней условиями ценности) и каким-то аспектом наличного переживания, то есть ощущают переживание, неконгруэнтное Я-концепции. Если это переживание точно представлено в сознании, оно внесет разногласия и вызовет состояние тревоги. Процесс защиты предотвращает это, приводя общее восприятие переживание в соответвие с Я-структурой и условиями ценности. Иначе говоря, защита усиливает самоуважение человека и защищает его от надвигающейся опасности угрожающих переживаний.

Роджерс выделил два механизма патологической защиты: искажение восприятия и отрицание. Искажение представляет собой такую интеллектуальную переработку материала, которая делает его безопасным для Я-концепции. В этом случае переживание воспринимается сознанием, но его истинный смысл остается непонятым. В случае отрицания, менее часто встречаемой защитной реакции, человек сохраняет целостность структуры своего Я, полностью уходя от осознания угрожающих переживаний. Фактически отрицание встречается всякий раз, когда человек отказывается признаться себе, что переживание в принципе имело место.

2.2.3. Генезис психических расстройств

Согласно «теории Я» Роджерса, сформированная на основе «условий ценности» Я-концепция, в свою очередь, начинает выполнять роль защитного (и искажающего) фильтра, пропуская в сознание лишь те аспекты опыта, которые подтверждают эти «условия ценности» и поддерживают самоуважение человека.

Когда переживания совершенно не согласуются со структурой Я, или когда несогласующиеся переживания часто встречаются, человек испытывает сильную тревогу, которая может серьезно нарушить повседневный порядок. Человека в таком состоянии обычно называют «невротиком» (хотя сам Роджерс избегал использовать подобные диагностические ярлыки).

В подобных случаях уровень внутреннего дискомфорта человека таков, что он, вероятно, нуждается в помощи психотерапевта. Тем не менее, защита невротика все же отчасти может предотвратить символизацию угрожающих переживаний в сознании. В результате структура Я невротика остается почти невредимой, однако такой человек не может сознательно оценить неустойчивость своего состояния; он очень уязвим в психологическом смысле.

По Роджерсу, если между Я и текущими переживаниями существует значительное несоответствие, то защита Я может стать неэффективной. В таком «беззащитном» состоянии несоответствующие переживания точно символизируются в сознании, и Я-концепция человека разрушается. Таким образом, личностные расстройства и психопатология появляются, когда Я не может защитить себя от натиска угрожающих переживаний. Людей с такими расстройствами обычно называют «психотиками». Их поведение для объективного наблюдателя кажется странным, нелогичным или «безумным». Роджерс полагал, что психотическое поведение часто соответствует отрицаемым аспектам переживания, а не Я-концепции. Например, человек, который строго контролирует агрессивные импульсы, отрицая, что они являются частью его образа себя, может вести себя явно угрожающе по отношению к тем, с кем сталкивается в реальности в психотическом состоянии. Иррациональное и саморазрушительное поведение часто связано с психозом.

Роджерс предположил, что личностные расстройства могут проявляться либо неожиданно, либо постепенно на протяжении большого периода времени. В любом случае, как только появляется серьезное несоответствие между Я и переживанием, защита человека перестает работать адекватно, и ранее целостная структура Я разрушается. Когда это происходит, человек становится крайне уязвимым для тревоги и угрозы и ведет себя непонятно не только для других, но и для самого себя. Фактически Роджерс считал расстройства поведения результатом несоответствия между Я и переживанием. Значительность несоответствия между сознаваемым Я и переживанием определяет тяжесть психологической дезадаптации.

Важно отметить, что неконгруэнтность между опытом организма и опытом Я составляют не только главный источник угрозы, но и мощный стимул «для самопознания, открытости постоянно меняющемуся опыту и изменению представления о себе в соответствии с актуальным жизненным опытом. <…> Психотерапия в этом смысле и призвана создавать условия, при которых подобное самодвижение, искусственно прерванное или заторможенное „условиями оценки“, вновь стало доступным» (Соколова, 2002, стр. 235).

Глава 3. Человекоцентрированный подход в психотерапии

3.1. Условия терапевтического процесса

Как отмечают ряд авторов, «в любом виде психотерапии эксплицитно или имплицитно ставится вопрос о ресурсах изменения клиента» (Бурлачук, Кочарян, Жидко, 2007, стр. 373).

В подходе Роджерса такой ресурс задается специфическими отношениями психотерапевта с клиентом. Он утверждал, что качество взаимоотношений между психотерапевтом и клиентом является единственным важным фактором, ответственным за успешное терапевтическое вмешательство. Специальные терапевтические методики являются вторичными по отношению к взаимоотношениям психотерапевт-клиент и эмоциональному климату, в котором проходит их общение.

Роджерс предположил, что для осуществления конструктивных личностных изменений необходимо и достаточно наличие шести терапевтических условий (Соколова, 2002, стр. 240).

При соблюдении этих условий с известной мерой достоверности можно ожидать позитивных изменений клиента.

1. Два человека находятся в психологическом контакте.

Сущность этого утверждения раскрывается через несколько постулатов.

Во-первых, не изощренные техники, а сам терапевт, его «бытие-в-контакте» (Соколова, 2002, стр.240) служат ресурсом изменения человека. Это положение предъявляет к терапевту определенные требования («безусловное позитивное внимание», «эмпатия», «конгруэнтность»), которые мы рассмотрим ниже.

Во-вторых, психологический контакт предполагает также взаимность происходящих изменений в участниках, когда каждый из участников в полной мере стремится сам вступить во взаимодействие. Из этого следует, что нельзя помочь человеку, если он сам этого не желает.

В целом, это положение означает, что не может быть никакого существенного позитивного изменения личности вне взаимоотношений.

2. Один человек, клиент, находится в состоянии повышенной тревоги, ранимости и неконгруэнтности.

Как описывалось ранее, Роджерс объяснял личностные расстройства и психопатологию в терминах значительного несоответствия между действительным переживанием человека и его Я-концепцией.

3. Второй человек в психологическом контакте является конгруэнтным в отношениях.

Термин «конгруэнтность» введен Роджерсом для описания:

1) соответствия «идеального Я», «Я» и «опыта» в жизни человека;

2) динамического состояния психотерапевта, в котором различные элементы его внутреннего опыта адекватно, неискаженно и свободно проживаются, осознаются и выражаются в ходе работы с клиентом (Орлов, 2000, стр. 288).

Таким образом, Роджерс не считал, что психотерапевт обязательно должны быть «идеальной» личностью, полностью открытой для всех жизненных переживаний (хотя, безусловно, проживание конгруэнтности в первом смысле существенно влияет на конгруэнтность непосредственно в работе).

Конгруэнтность психотерапевта означает, что он «может вступать в контакт с клиентом как целостная, свободная от защитной позиции по отношению к себе и другим личность; может быть честным с самим собой и клиентом, быть в определенной степени прозрачным, то есть иметь свободный доступ к своим чувствам и не пытаться маскировать его никаким „фасадом“; быть в принципе готовым открыть клиенту свой собственный внутренний мир, но, безусловно, в той мере, форме, в какой это уместно и полезно для текущего терапевтического процесса» (Соколова, 2002, стр. 241).

4. Психотерапевт испытывает безусловное позитивное отношение к клиенту.

Психотерапевт принимает любые переживания клиента и не дает им оценок, то есть воспринимает их без одобрения или порицания, то есть не предъявляет «условий ценности» по отношению к клиенту. Эта позиция означает проявление заботы о клиенте, но такой заботы, которая не является опекой или средством удовлетворения тех или иных потребностей самого терапевта. Это забота, сохраняющая за клиентом возможность оставаться автономным, отдельным человеком, не посягающая на его собственный опыт, его собственные переживания и чувства.

Как отмечает Орлов А.Б.: «Роджерс рассматривал данную терапевтическую установку не как некую абсолютную личностную диспозицию, существующую по принципу „все или ничего“, но как континуум проявлений принятия от условного до безусловного. В этом смысле безусловное позитивное принятие как предельная, крайняя точка данного континуума есть не что иное, как теоретическая абстракция. Это означает, что в психотерапевтической реальности эффективный, действительной помогающий терапевт переживает состояние безусловного позитивного принятия лишь в отдельные моменты общения с клиентом» (Орлов, 2000, стр. 284).

В условиях безусловного позитивного отношения (в той степени, в какой его можно достичь в терапевтических отношениях) у клиента создается уверенность, что его полностью понимают и принимают. Такой терапевтический климат позволяет клиенту соприкоснуться со своим организмическим уровнем переживания, позволяет ему осознать это переживание, не чувствуя угрозу. Такие терапевтические условия позволяют клиенту еще более погрузиться в себя, выразить свои истинные чувства, не боясь упрека, и, в конечном итоге, интегрировать эти чувства с неизбежно измененной Я-концепцией.

5. Психотерапевт стремится к эмпатическому пониманию внутренней системы координат клиента и стремится передать это понимание клиенту.

Для характеристики эмпатического понимания, эмпатии, по Роджерсу, весьма существенны три особенности эмпатического процесса (Орлов, 2000, стр. 284).

Во-первых, это сохранение в эмпатическом процессе собственной позиции эмпатирующего, сохранение психологической дистанции между ним и эмпатируемым или, другими словами, отсутствие в эмпатии отождествления между переживаниями эмпатируемого и эмпатирующего (то есть идентификации).

Роджерс непрестанно подчеркивал терапевтическую ценность вхождения терапевта во внутренний мир клиента, «как если бы он был вашим собственным, но никогда не переходя условие „как если бы“» (цит. по Хьелл, Зиглер, 2007, стр. 566).

Во-вторых, в эмпатии содержится сопереживание (каким бы по своему знаку и содержанию не было переживание эмпатируемого), а не просто эмоционально положительного отношения (симпатии) эмпатирующего к эмпатируемому.

В-третьих, эмпатия — это динамический (процесс, действие), а не статичный (состояние, способность) феномен.

По поводу стремления к передаче терапевтом своего эмпатического понимания очень важно отметь, что это не должно трактоваться, как акцентирование коммуникативного (поведенческого) компонента эмпатии. Как справедливо отмечает Орлов А.Б., такой акцент «может приводить к выхолащиванию собственно эмоционального, первичного момента эмпатии, провоцируя при этом ощущения внутренней опустошенности и неконгруэнтности терапевта и в конечном итоге приводя к утрате им самим возможности эмпатического слышания» (Орлов, 2000, стр. 288).

Он также отмечает, что «эмпатия с предельно редуцированным поведенческим компонентном может быть гораздо более эффективной, нежели эмпатия с выраженным „коммуникативым компонентом“» (Орлов, 2000, стр. 287).

Стремление передать эмпатическое понимание заключено в самом проживании эмпатии, а не в ее «демонстрации».

6. Клиент переживает хотя бы в малой степени безусловное позитивного отношение и эмпатию психотерапевта

Чтобы быть переданным безусловное позитивное отношение должно существовать в контексте эмпатического понимания. Восприятие безусловного позитивного отношения психотерапевта является важным способов ослабления существующих условий ценности и усиления безусловного самоуважения клиента. За счет усиления безусловного позитивного отношения индивида к себе, человек становится менее восприимчивым к угрозам, менее склонным к защитной позиции, более конгруэнтным; усиливается его позитивное отношение к другим. Процесс организмическоого оценивания постепенно становится основой регуляции поведения, индивид приближается к полноценному функционированию. В этом собственно и заключается цель психотерапии.

Резюмируя рассмотренные выше условия эффективного терапевтического процесса, подчеркнем, что Роджерс был убежден, что именно клиент, а не терапевт, ответственен за любой процесс изменений во время психотерапии. Поскольку в клиенте заложена мощная потребность в саморазвитии и самоактуализации, задачей терапевта является создание и поддержание таких условий, в которых процесс движения клиента начнет реализовываться.

3.2. Процесс терапии

Терапевтический процесс вытекает из изложенных выше условий терапии. Описание процесса может проводиться в двух системах координат (Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 416): феноменологической, или системе координат клиента; и внешней, или системе координат наблюдателя.

3.2.1. Процесс, переживаемый клиентом

— Ожидания

Восприятия процесса клиентом изначально зависит от его ожиданий в отношении психотерапевта и терапевтической ситуации. Эти ожидания сильно варьируются. Роджерс приводит несколько того, что может ожидать клиент от психотерапевта (Роджерс, 2007, стр. 112): исполнения «родительских функций» — «защитит от всего страшного, что может произойти»; «зловещий хирург» — будет «кромсать» безо всякого сострадания душу клиента; «советчик»; «такой же как и остальные психотерапевты»; «наивысший авторитет» и т. д.

— Восприятие установок консультанта и методов его работы

При несовпадении ожиданий клиента с установками и стилем психотерапевта психотерапевтическая ситуация изначально может представляться клиенту фрустрирующей. Однако затем, переживая интерес со стороны психотерапевта, его позитивное отношение, клиент ощущает поддержку (хотя психотерапевт не оказывает ее в житейском понимании этого слова), получает опыт принятия. Клиент осознает, что именно такие условия, созданные клиент-центрированным терапевтом, способствуют самоанализу и самопознанию.

— Переживание ответственности

Клиент вскоре обнаруживает, что несет ответственность за самого себя в отношениях с психотерапевтом, что может привести к возникновению различных чувств, в том числе чувства одиночества, раздражения, гнева, а также ведет к переходу от нереалистичных ожиданий к живому и непосредственному опыту взятия на себя ответственности.

— Опыт исследования

В процессе исследования собственных установок клиент впервые начинает чувствовать, что тот процесс, в который он оказался вовлеченным, приведет к таким изменениям в нем самом, о которых он и не подозревал. Одной из составляющих периода исследования себя является ощущение внутренних противоречий и рассогласованности.

— Обнаружение отвергнутых установок

В результате исследования обнаруживаются установки, которые были пережиты, а затем отвергнуты. Это может касаться как негативных, так и позитивных установок. Роджерс отмечает, что «сталкиваясь с необходимостью включения ранее отрицаемых частей своего опыта в осознанную структуру личности, человек переживает связанную с этим боль. Раскрытие эмоций чувств и установок, переживаемых как на физиологическом, так и на психологическом уровне, факт наличия которых ранее игнорировался, составляет один из важнейших феноменов терапии» (Роджерс, 2006, стр.126).

— Опыт реорганизации Я

Привнесение отвергнутых переживаний в осознание нередко влечет за собой реорганизацию Я, которая начинается с изменения восприятия и установки в отношении Я. Изменение Я может быть значительным или небольшим, с сопровождающими эмоциями от легкого дискомфорта до страдания, боли и абсолютной потерянности в мире. Эти эмоции, представленные в основном страхом, депрессией и ощущением безысходности, не согласуются с реальным прогрессом, поэтому за глубоким инсайтом может последовать сильнейший приступ отчаяния.

Процесс реорганизации Я, превращения в самого себя, включает различные аспекты. Человек начинает «избавляться от ложных ролей или масок, пытается обнаружить что-то истинно свое. <…> Клиент может обнаружить кажущееся отсутствие у себя индивидуального Я, которое существует лишь в связи с ценностями и запросами других людей. Вместе с тем существует настоятельная потребность искать себя, становиться собой» (Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 417).

Другой аспект — это «переживание чувств до их пределов, так что человек становится своим страхом, гневом, любовью и т. д.» (Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 417).

То есть все ранее сдерживаемые переживания становятся частью реального Я.

Из переживания этих элементов Я вырастает единство, гармония или стереотип. Все эти переживания являются частью потенциального Я, которое находится в процессе открытия.

Результатом реорганизации Я служит не только принятие себя, но и, по словам Роджерса — «тихая радость быть собой» (цит. по Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 418).

— Переживание прогресса

Практически с самого начала клиент ощущает происходящий прогресс. Этот прогресс чувствуется даже при наличии замешательства и депрессии. Обращение к некоторым вопросам и разрешение их, «осознание того, что один из сегментов личностной организации уже был реконструирован и что новая форма поведения является следствием этой реконструкции» (Роджерс, 2006, стр.137) и составляют прогресс, вселяя в клиента уверенность в необходимости продолжать исследование себя, несмотря на обескураживающие результаты такого исследования.

— Опыт завершения

Так как клиент несет ответственность за те изменения, которые в нем произойдут, он определяет, когда терапия должна быть завершена. Ощущения, которые говорят клиенту о необходимости завершить терапию, могут быть очень разными. Иногда перед окончанием терапии бывает период, когда промежутки между сеансами удлиняются. Это часто сопровождается чувством страха, утраты, нежелания прекращать терапию, поэтому завершение может быть отложено на одну-две сессии.

В целом, необходимо отметить, что процесс терапии не направлен на разрешение проблем. Это переживание чувств, ведущее к тому, чтобы стать самим собой, стать «полноценно функционирующим человеком».

3.2.2. Этапы процесса терапии

На основании анализа многочисленных терапевтических интервью были выделены семь этапов процесса (изменений клиента).

Существует определенная последовательность преодоления этапов, хотя могут быть и некоторые отступления от общего направления (Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 419).

1. На первом этапе Роджерс отмечает «нежелание выражать себя. Общение происходит только на внешние темы. Чувства и личностные смыслы не осознаются и не присваиваются… Близкие, доброжелательные взаимоотношения воспринимаются как опасные. На этом этапе проблемы не признаются и не воспринимаются. Желание изменения отсутствует» (цит. по Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 419).

На этом этапе добровольно за помощью не обращаются.

2. На втором этапе активно выражаются проблемы связанные с не-Я. Вместе с тем, проблемы считаются внешними, клиент не берет на себя личную ответственность. Чувства могут проявляться, однако они не признаются и не присваиваются. Переживания касаются прошлого. Практически отсутствует дифференциация личностных смыслов и не признаются противоречия. Клиенты на этом этапе могут добровольно прийти для терапии, однако они часто завершают ее досрочно или не достигают успехов.

3. На третьем этапе выражаются прошлые чувства и личностные смыслы, обычно негативные, без их принятия. Дифференциация чувств не столь глобальна, признаются противоречия в переживаниях. Многие клиенты приступают к терапии на этом этапе.

4. На четвертом этапе клиент выражает более интенсивные чувства, хотя и не текущие, а также некоторые сиюминутные чувства и переживания, однако с некоторой сдержанностью, страхом или недоверием. В определенной степени проявляется принятие чувств. Обнаруживаются личностные установки, начинают возникать вопросы об их соответствии реальности. Дифференциация чувств усиливается, возникает интерес к противоречиям. Появляется чувство собственной ответственности за проблемы. Отношения с психотерапевтом начинают формироваться на основе чувств. Эти особенности присущи психотерапии, как и те, которые проявляются на следующем, пятом этапе.

5. На пятом этапе текущие чувства выражаются свободно, однако с удивлением и страхом. Они приближаются к полному переживанию, хотя страх, недоверие и недопонимание по-прежнему сохраняются. Чувства и смыслы дифференцируются с большей точностью. Я-чувства все больше присваиваются и принимаются. Переживание ослаблено и касается текущих событий, противоречия четко сознаются. Принимается ответственность за проблемы. На этом этапе клиент довольно близок к своему организмическому существу, к потоку собственных чувств. Переживания дифференцируются.

6. Шестой этап отличается драматичностью. Переживаются ранее фиксированные чувства или же чувства переживаются непосредственно во всей своей полноте. Само переживание и сопровождающие его чувства принимаются без страха, отрицания или сопротивления. Переживание проживается, а не ощущается. Исчезает «Я» как объект. Неконгруэнтность становится конгруэнтностью. Происходит четкая дифференциация переживаний. Проблема перестает быть объектом. Появляются физиологические корреляты ослабления и расслабления, слезы, вздохи, мышечная релаксация, а также, как предполагают, улучшение кровообращения и прохождения нервных импульсов. Этот этап чрезвычайно важен и, по-видимому, необратим.

7. На седьмом этапе клиент продолжает самостоятельное движение; данный этап может происходить вне терапевтической сессии и быть на ней обсужден. Клиент испытывает новые чувства в момент их возникновения во всем богатстве, использует их для формирования представлений о себе, своих желаниях и установках. Меняющиеся чувства принимаются и присваиваются; присутствует доверие к общему организмическому процессу. Переживания спонтанны с явным процессуальным аспектом, ««Я» все больше превращается просто в субъективное и рефлексивное осознавание переживаний. Поскольку все элементы переживания осознаются, возможен реальный и эффективный выбор. Этот этап, которого достигает сравнительно небольшое число клиентов, характеризуется открытостью переживаниям, что ведет к появлению качества движения, изменения. Внутренняя и внешняя коммуникация протекает свободно.

Таким образом, изменения клиента идут в направлении повышения дифференцированности реакций и непосредственности переживания чувств. В результате психотерапии происходят следующие изменения (Бурлачук, 2007, стр. 380):

1) повышается открытость опыту;
2) углубляются переживания;
3) повышается доверие к собственным проявлениям, к самому себе;
4) формируется внутренний локус оценки;
5) усиливается готовность войти в «процесс жизни»;
6) углубляется знание о себе в процессе переживания.

Очевидно, что психотерапевтический процесс продвигает клиента к
показателям «полностью функционирующей личности». Но клиент вправе
остановить терапию в любой момент и вынести из нее ровно столько, сколько
может. Выше уже отмечалось, что одним из важнейших условий изменения клиента в терапии является его готовность к этому изменению. Судить о результатах терапии также вправе только сам клиент, оценивая сам себя и качество своей жизни.

Таким образом, «радикальность роджеровского подхода к результатам терапии состоит в смещении акцента на характеристики ее процессуальности, движения и развития диады „терапевт-клиент“ в условиях определенным образом организованного процесса» (Соколова, 2002, стр. 244).

Именно процессуальные изменения, которые обнаруживает в себе клиент, проходя через определенные этапы своего развития в терапевтическом процессе, и составляют результат терапии.

3.3. Групповая терапия

Роль Роджерса в развитии групповой психотерапии была обозначена в первой главе данной работы. В этой главе мы отметим основные моменты групповой психотерапии, как ее видел Роджерс.

Групповая терапия Роджерса базируется на идее «основной встречи «, разработанной им в 60-е годы. Концепция основной встречи базируется на вере в возможность позитивного конструктивного личностного роста в атмосфере безоценочного позитивного принятия, эмпатии и конгруэнтности. Главная задача (а также концепция человека и подход к его изменению) психотерапевтических групп К. Роджерса («групп встреч») таким образом совпадает с задачей индивидуальной терапии: способствовать самоактуализации человека, создать условия для преодоления им отстраненности и отчужденности от самого себя.

В группе встречи ведущий, или фасилитатор, проявляет эмпатию (сочувствие) по отношению к переживаниям членов группы, не использует оценочных суждений, практикует самораскрытие, что способствует постепенному возникновению в группе атмосферы доверия. Создание и развитие данной атмосферы в группе способствует свободе исследования, осознания и выражения членами группы личностно значимых фрагментов своего индивидуального опыта, своих мыслей и чувств. Отсутствуют, как правило, запланированные процедуры и упражнения, использующиеся в других (центрированных на лидере) видах групповой психологической работы для того, чтобы структурировать процессы групповой динамики, преодолеть сопротивление участников раскрытию личностных установок и включить в групповой процесс всех членов группы.

Полноценное самораскрытие во взаимоотношениях членов группы возможно только после того, как группа приобретет определенный опыт и пройдет через основные этапы группового процесса (зачастую пересекающиеся) (Сидоренко, 2002):

1. «Кружение на месте». Период первоначального знакомства участников группы, вежливого поверхностного взаимодействия, ощущения фрустрации из-за отсутствия структуры и полного отсутствия какой-либо целостности.

2. Сопротивление личностному самовыражению и исследованию самого себя.

3. Описание прошлых, более безопасных событий и чувств (чувств «там и тогда»).

4. Выражение негативных чувств. Это первое выражение значимых чувств «здесь и теперь», что любопытно, как правило, в форме негативного отношения к другим участникам или к ведущему. Этот момент чрезвычайно важен, так как дает участникам опыт того, что были выражены «плохие» чувства, и эти чувства были приняты и усвоены. Таким образом, в группе развивается климат доверия.

5. Выражение и исследование личностно значимого материала. В состоянии участников происходит сдвиг, и теперь уже они идут на риск, позволяя группе узнать какую-то более глубокую часть себя.

6. Выражение в группе непосредственных чувств друг к другу.

7. Развитие исцеляющей способности в группе. Некоторые участники группы проявляют естественную и спонтанную способность откликаться на боль и страдание других помогающим, облегчающим, терапевтическим образом.

8. Принятие самого себя и начало изменений.

9. Ломка «фасадов». Усиление нетерпимости группы к защитам.

10. Получение каждым участником обратной связи.

11. Конфронтация. В некоторые моменты термин «обратная связь» оказывается слишком мягким; тогда правильней охарктеризовать разворачивающееся взаимодействия как «конфронтацию» участника или участников с другим.

12. Отношения помощи за пределами группы.

13. «Основная встреча». Роджерс писал: «В ходе группы ее участники вступают в гораздо более тесный и прямой контакт друг с другом, чем это принято в обычной жизни. Это оказывается одним из самых главных, интенсивных и способствующих изменениям факторов группового опыта» (цит. по Сидоренко, 2002, стр. 68)

14. Выражение положительных чувств и близость.

15. Поведенческие изменения в группе.

В качестве типичных эффектов группы встречи можно указать следующие (Орлов, 2000, стр. 292):

— расширяется сфера осознания человеком самого себя;

— появляется тенденция уделять своим отношениям с другими людьми столько же внимания, сколько содержанию общения;

— возникает стремление принимать нестандартные, творческие идеи партнеров по общению, а не реагировать на эти идеи как на угрозу;

— более вероятными оказываются конструктивные решения межличностных разногласий и проблем;

— повышается самооценка;

— усиливаются чувства эмпатии и близости по отношению к другим людям и окружающему миру в целом;

— изменения общения наблюдаются как в профессиональной сфере, так и в сфере отношений с близкими людьми.

В заключение работы, отметим, что хотя в настоящее время ряд авторов отмечают спад интереса к человекоцентрированной терапии, ее кризис (Паттерсон, Уоткинс, 2003; Бурлачук, Кочарян, Жидко, 2007), многие положения, выдвинутые Роджерсом, особенно относительно роли эмпатии и поддерживающих психотерапевтических отношений, признаются последователями практически всех направлений, служат для дальнейшего развития теории и практики психотерапии.

Список литературы

1. Бурлачук Л.Ф., Кочарян А.С., Жидко М.Е. Психотерапия [Текст]: Учебник для вузов. 2-е изд., стереотип. — СПб.: Питер, 2007. — 480 с.

2. Орлов А.Б. Человекоцентрированный подход в психотерапии [Текст]//Основные направления современной психотерапии / Под ред. Боковикова А.М. — М.: «Когито-Центр», 200. — с. 268−299.

3. Роджерс К. Клиент-центрированная психотерапия: Теория, современная практика и применение [Текст] / Пер. с англ. — М.: Психотерапия, 2007. — 560 с.

4. Паттерсон С., Уоткинс Э. Теории психотерапии [Текст]. — 5-е изд. — Спб.: Питер, 2003. — 544 с.

5. Роджерс К. Консультирование и психотерапия: Новейшие подходы в области практической работы [Текст] / Пер. с англ. — М.: Психотерапия, 2006. — 512 с.

6. Рудестам К. Групповая психотерапия [Текст] / Пер. с англ., 2-е изд. — СПб.: Питер, 2006. — 384 с.

7. Сидоренко Е.В. Психодраматический и недирективный подходы в групповой работе: Методические описания и комментарии [Текст]. — СПб.: Издательство «Речь», 2002. — 90 с.

8. Соколова Е.Т. Психотерапия: Теория и практика [Текст] / Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — 368 с.

9. Степанов С.С. Карл Роджерс. Биография [Электронный ресурс]. — Режим доступа к ст.: (статья публикуется c разрешения автора по книге «Век психологии: имена и судьбы»)

10. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности [Текст]. — 3-е изд. — Спб.: Питер, 2007. — 607 с.

[*] Отметим, что в литературе используются как термин «клиент-центрированная психотерапия» (см. напр, Паттерсон, Уоткинс, 2003), так и термин «человеко-центрированная психотерапия» (см. напр, Орлов, 2000).

Как указывает Паттерсон, Роджерс стремился найти термин для обозначения своего желания принести облегчение группе людей, которые не являются его клиентами, и это термин «ориентированный на человека» (Паттерсон, Уоткинс, 2003, стр. 15).

В данной работе термины «клиент-центрированный» и «человеко-центрированный» применительно к терапии используются как синонимичные.

* Хотя теория личности Роджерса сформировалась на основе теории терапии, в данной работе глава «Теория личности» предшествует главе о терапии, так как такой порядок, по мнению автора, дает лучшее понимание целостной системы взглядов Роджерса, сложившихся в процессе его жизни.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector