§ 23.3. Конструктивное преодоление личностных конфликтов и кризисов

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ

Формирование и развитие личности сопряжено с переживанием и разрешением экзистенциальных конфликтов. Слово экзистенциальный происходит от лат. existentia – существование. Это значит, что экзистенциальный конфликт личности, по-другому, мы можем назвать кризисом ее существования. Ученые, сторонники экзистенциальной психотерапии выделяют несколько важнейших «данностей существования». Они считают, что экзистенциальный конфликт является следствием обострившейся конфронтации с одной или несколькими из них.

Под «данностями существования» обычно подразумевают определенные конечные факторы, которые являются неотъемлемой и неизбежной составляющей человеческого бытия. К ним, с точки зрения И. Ялома, относятся смерть, свобода, экзистенциальная изоляция и бессмысленность.

Смерть наиболее очевидная, наиболее легко осознаваемая конечная данность. Это истина, которая наполняет человека «смертельным» страхом. Противостояние между сознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить — это центральный экзистенциальный конфликт.

Свобода — другая конечная данность, значительно менее очевидная. Свобода представляется человеку однозначно позитивным явлением. Однако свобода как первичный принцип порождает ужас. В экзистенциальном смысле «свобода» — это отсутствие внешней структуры. И. Ялом писал о том, что повседневная жизнь питает утешительную иллюзию, что мы приходим в хорошо организованную вселенную, устроенную по определенному плану (и такую же покидаем).

На самом же деле человек несет полную ответственность за свой мир — иначе говоря, сам является его творцом. С точки зрения ученого «свобода» подразумевает ужасающую истину о том, что мы не опираемся ни на какую почву, под нами пустота, бездна. Открытие этой пустоты вступает в конфликт с нашей потребностью в почве и структуре.

Экзистенциальная изоляция — это фундаментальная изоляция от людей, от других созданий, и от мира, — скрывающаяся за всяким чувством изоляции. Сколь бы не были мы близки к кому-то, между нами всегда остается последняя непреодолимая пропасть. Каждый из нас, по утверждению Э. Фромма, в одиночестве приходит в мир и в одиночестве должен его покидать. Порождаемый экзистенциальный конфликт является конфликтом между сознаваемой абсолютной изоляцией и потребностью в контакте, в защите, в принадлежности к большему целому.

3 стр., 1050 слов

Ковалев ВН Экзистенциальный конфликт

... социума), человек обречен на экзистенциальный конфликт между данностями существования». К «данностям существования» И. Ялом [4] относил конечные факторы, как неотъемлемые и неизбежные составляющие человеческого бытия: смерть, свободу, экзистенциальную изоляцию и бессмысленность. Противостояние между ...

Следующая конечная данность существования — бессмысленность. Ирвин Ялом выстраивает следующую логическую цепочку рассуждений:

— мы должны умереть; — мы сами структурируем свою вселенную; — каждый из нас фундаментально одинок в равнодушном мире; — ничто изначально не предначертано — значит каждый из нас должен сам творить свой жизненный замысел; — может ли это собственное творение быть достаточно прочным, чтобы выдержать нашу жизнь?

— каков смысл в нашем существовании?

— почему мы живем и как нам жить?

В этих вопросах, сформулированных ученым, отражена суть экзистенциального конфликта порожденного дилеммой, стоящей перед ищущим смысла человеком, брошенным в «бессмысленный мир».

Соответственно, принято говорить о четырех экзистенциальных конфликтах:

  1. между осознанием неизбежности смерти и желанием про­должать жить;
  2. между осознанием собственной свободы и необходимостью быть ответственным за свою жизнь;
  3. между осознанием собственного глобального одиночества и желанием быть частью большего целого;
  4. между потребностью в некой структуре, смысле жизни и осознанием безразличия (равнодушия) Вселенной, не предлагающей конкретных смыслов.

Несмотря на различие трактовок личности, во всех перечисленных выше подходах в качестве ее ведущей характеристики выделяется направленность. В разных концепциях эта характеристика раскрывается по-разному: как «динамическая тенденция» (Рубинштейн), «смыслообразующий мотив» (Леонтьев), «доминирующее отношение» (Мясищев), «основная жизненная направленность» (Ананьев), «динамическая организация сущностных сил человека» (Прангишвили).

Она, так или иначе, выявляется в изучении всей системы психических свойств и состояний личности: потребностей, интересов, склонностей, мотивационной сферы, идеалов, ценностных ориентации, убеждений, способностей, одаренности, характера, волевых, эмоциональных, интеллектуальных особенностей и т. д.

Ирвин Ялом выделил четыре предельных экзистенциальных беспокойства, они связаны со смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью. Этим беспокойствам в терапии придается большое значение.

Смерть. Жизнь и смерть, бытие и небытие являются скорее взаимозависимыми, чем параллельно существующими категориями. Смерть — основной источник тревоги и невротической, и нормальной, и экзистенциальной. Возможно, выражение «ужас смерти» точнее, чем выражение «тревога, связанная со смертью», отражает силу связанного со смертью беспокойства. Тревога, связанная со смертью, опасение перестать существовать могут быть как сознательными, так и подсознательными. С самого раннего детства люди чрезвычайно озабочены неизбежностью смерти. Сильную тревогу, связанную со смертью, вероятно, можно подавить. Для того чтобы справиться с ужасом потенциального несуществования, люди воздвигают базирующуюся на отрицании смерти защиту. В значительной степени развитие психической патологии обусловлено совершением неудачных попыток выйти за рамки смерти. Первый экзистенциальный конфликт — это конфликт между осознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить: конфликт между боязнью существования и желанием быть.

21 стр., 10138 слов

Методы и техники экзистенциальной психотерапии

... между экзистенциальной и аналитической психодинамикой. Во-первых, экзистенциальные конфликты и экзистенциальная тревога возникают вследствие неизбежной конфронтации людей с предельными данностями бытия: смертью, свободой, изоляцией ... же, как, говоря словами Л. Бинсвангера, «одно существование относится к другому». Экзистенциальные психотерапевты не навязывают пациентам собственных мыслей и чувств ...

Свобода.

Люди «обречены на свободу». Люди живут не в хорошо устроенной и структурированной Вселенной. Не существует никакой надежной основы, поддерживающей существование. Скорее, имеются недостаточно высокий уровень структурированности и «отсутствие твердой земли под ногами», которые порождают тревогу и страх. Свободные люди также обречены на ответственность. Они ответственны не только за придание миру значения (смысла), но и за свою жизнь, за свои действия и неудачи при совершении действий. Второй экзистенциальный конфликт — это конфликт между столкновением людей с отсутствием опоры и свободой и их стремлением к обретению основы и структуры.

Изоляция.

Существуют три формы изоляции. При наличии межличностной изоляции, часто переживаемой как одиночество, люди в различной степени отрезаны от других. Возникновение межличностной изоляции может быть обусловлено недостаточным развитием социальных навыков, наличием психопатологии, собственным выбором или необходимостью. При наличии внутриличностной изоляции у людей заблокировано осознание частей самих себя или же люди как бы отделены от некоторых своих частей. Если межличностная изоляция может быть не связана с патологией, то внутриличностная изоляция подразумевает патологию по определению. В основе экзистенциальной изоляции лежит положение, согласно которому каждый человек вступает в мир, живет в нем и покидает его одиноким. В конечном счете, существует непреодолимая пропасть между «Я» и другими. Ялом отмечает, что экзистенциальную изоляцию можно даже отнести к более фундаментальной форме изоляции, а именно к «отделению от мира». Третий экзистенциальный конфликт — это конфликт между осознанием людьми их фундаментальной изоляции и их желанием устанавливать контакты, искать защиту и существовать в качестве части большего целого.

Бессмысленность. В чем смысл жизни? Люди требуют последовательности, цели и значения (смысла).

Они организуют случайные стимулы в образ и основание. Нейро-психологическая организация людей такова, что они склонны искать модели и смыслы. Однако парадокс заключается в том, что Вселенная безразлична, и в ней нет какого-то общего определенного смысла. Можно провести различие между космическим смыслом (подходит ли человеческая жизнь под некий всеобъемлющий космический образец) и земным смыслом, смыслом моей жизни. Вследствие ослабления влияния религиозных верований современные люди сталкиваются с необходимостью найти светский личный смысл при отсутствии космического смысла. Это приводит к возникновению четвертого внутреннего экзистенциального конфликта — конфликта между потребностью людей в смысле и безразличным миром, в котором нет никакого смысла

Слово экзистенциальный происходит от лат. existentia — существование

3 стр., 1050 слов

Ковалев ВН Экзистенциальный конфликт

... рода, социума), человек обречен на экзистенциальный конфликт между данностями существования». К «данностям существования» И. Ялом [4] относил конечные факторы, как неотъемлемые и неизбежные составляющие человеческого бытия: смерть, свободу, экзистенциальную изоляцию и ...

А значит, Экзистенциальный кризис, по-другому, мы можем назвать кризисом существования.

Теоретики и практики экзистенциальной психотерапии выделяют несколько важнейших Данностей Существования, чаще всего экзистенциальный кризис является следствием обострившей конфронтацией с одной из них, или сразу несколькими.

Под «данностями существования» подразумевается определенные конечные факторы, являющиеся неотъемлемой, неизбежной составляющей бытия человека в мире.

Смерть. Наиболее очевидная, наиболее легко осознаваемая конечная данность. Сейчас мы существуем, но наступит день, когда мы перестанем существовать. Смерть придет, и от нее никуда не деться. Это ужасная правда, которая наполняет нас «смертельным» страхом. Говоря словами Спинозы, «Все сущее стремиться продолжать свое существование». Противостояние между сознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить — это центральный экзистенциальный конфликт.

Свобода. Другая конечная данность, значительно менее очевидная. Обычно свобода представляется однозначно позитивным явлением. Не жаждет ли человек свободы и не стремиться ли к ней на протяжении всей письменной истории человечества? Однако свобода как первичный принцип порождает ужас. В экзистенциальном смысле «свобода» — это отсутствие внешней структуры. Повседневная жизнь питает утешительную иллюзию, что мы приходим в хорошо организованную вселенную, устроенную по определенному плану (и такую же покидаем).

На самом же деле человек несет полную ответственность за свой мир — иначе говоря, сам является его творцом. С этой точки зрения «свобода» подразумевает ужасающую вещь: мы не опираемся ни на какую почву, под нами ничто — пустота, бездна. Открытие этой пустоты вступает в конфликт с нашей потребностью в почве и структуре. Это так же ключевой экзистенциальный конфликт.

Экзистенциальная изоляция. Это не изолированность от людей с порождаемым ею одиночеством и не внутренняя изоляция (от частей собственной личности).

Это фундаментальная изоляция — и от других созданий, и от мира, — скрывающаяся за всяким чувством изоляции. Сколь бы не были мы близки к кому-то, между нами всегда остается последняя непреодолимая пропасть; каждый из нас в одиночестве приходит в мир и в одиночестве должен его покидать. Порождаемый экзистенциальный конфликт является конфликтом между сознаваемой абсолютной изоляцией и потребностью в контакте, в защите, в принадлежности к большему целому.

Бессмысленность. Четвертая конечная данность существования. Мы должны умереть; мы сами структурируем свою вселенную; каждый из нас фундаментально одинок в равнодушном мире — какой же тогда смысл в нашем существовании? Почему мы живем? Как нам жить? если ничто изначально не предначертано — значит каждый из нас должен сам творить свой жизненный замысел. Но может ли это собственное творение быть достаточно прочным, чтобы выдержать нашу жизнь? Этот экзистенциальный конфликт порожден дилеммой, стоящей перед ищущим смысла человеком, брошенным в бессмысленный мир.

Экзистенциальный подход в консультировании

Экзистенциальная психотерапия, по определению И. Ялома, является динамическим терапевтическим подходом, фокусирующимся на базисных проблемах существования индивидуума. Как любой другой динамический подход (фрейдистский, неофрейдистский) экзистенциальная терапия основывается на динамической модели функционирования психики, согласно которой на различных уровнях психики (сознания и бессознательном) в индивидууме присутствуют конфликтующие силы, мысли и эмоции, а поведение (и адаптивное, и психопатологические) представляет собой результат их взаимодействия. Такими силами в экзистенциальном подходе считаются конфронтации индивидуума с конечными данностями существования: смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью. Предполагается, что осознание человеком этих конечных данностей порождает в нем страдание, страхи и вызывает тревогу, которая, в свою очередь, запускает психологические защиты. Соответственно, принято говорить о четырех экзистенциальных конфликтах:

15 стр., 7258 слов

Экзистенциальная терапия в группах

... смерти жизнь была бы поверхностной, плоской, ей не хватало бы сознательности и ответственности. Конечность жизни предоставляет ей максимально позитивную реальность, а каждому часу настоящего - абсолютную значимость. Экзистенциальная ... 3) конечность человека или переживание Ничто; 4) экзистенциальная тревога; 5) экзистенциальная вина; 6) существование во времени; 7) смысл и бессмысленность. Чувство ...

  1. между осознанием неизбежности смерти и желанием про­должать жить;
  2. между осознанием собственной свободы и необходимостью быть ответственным за свою жизнь;
  3. между осознанием собственного глобального одиночества и желанием быть частью большего целого;
  4. между потребностью в некой структуре, смысле жизни и осознанием безразличия (равнодушия) Вселенной, не предлагающей конкретных смыслов.

Каждый экзистенциальный конфликт вызывает тревогу. Причем, тревога может либо оставаться нормальной, либо перерастать в невротическую. Проиллюстрируем данное положение на примере тревоги, возникающей из-за человеческой экзистенциальной уязвимости по отношению к смерти. Тревога считается нормальной, если люди используют экзистенциальную угрозу смерти с пользой для себя, как обучающий опыт, и продолжают разви­ваться. Особенно яркими являются случаи, когда, узнав о смертельной болезни, человек начинает более осмысленно, продуктивно и творчески проживать свою жизнь. Свидетельством невротической тревоги являются психологические защиты. Так, например, смертельно больной человек, испытывающий невротическую тревогу, может неоправданно рисковать своей жизнью, проявляя маниакальный героизм. Невротическая тревога подразумевает также подавление и является скорее разрушительной, чем конструктивной. Следует отметить, что экзистенциальные консультанты, работая с тревогой, не стараются убрать ее совсем, а стремятся ее уменьшить до комфортного уровня и затем использовать имеющуюся тревогу для увеличения осознавания и витальности клиента.

Первый экзистенциальный конфликт — это конфликт между боязнью небытия и желанием быть: осознанием неизбежности смерти и желанием про­должать жить. Задача консультанта в разрешении первого экзистенциального конфликта заключается в том, чтобы подвести клиента к такому углубленному осознанию смерти, кото­рое привело бы к более высокой оценке жизни, открыло бы перспективы для личностного роста и дало бы возможность жить подлинной жизнью.

Слово «экзистенция» («существование») происходит от лат. еxistere — выделяться, появляться. По определению Р. Мэя, бытие означает потенцию, источник потенциала и подразумевает, что кто-то находится в процессе превращения во что-то. Чувство «бытия в мире» у лю­дей связано со всем опытом их существования (сознательным и бессознательным) и представлено в трех взаимосвязанных видах:

10 стр., 4813 слов

Здоровый образ жизни и его необходимость в жизни современного человека

... других сторон образа жизни ». Здоровый образ жизни воплощает грань образа жизни, орга­нически присущую обществу и направленную на заботу о людях. Здоровый образ жизни выражает и ... ­тельности по обеспечению оптимального удовлетворения потребно­стей человека. Сущность здорового образа жизни — обеспечение оптимального удовлетворения потребностей человека при условии и на основе оп­тимизации ...

  1. «Внутренний мир», еigenwelt — уникальный индивидуальный мир каждого человека, который обусловливает развитие самосознания и самоосознания, формирует собственное отношение к вещам и людям, а также лежит в основе постижения смысла жизни.
  2. «Совместный мир», мitwelt — социальный мир, мир общения и взаимоотношений. Картина бытия в «совместном мире» складывается из общения и взаимовлияния людей друг на друга. Значимость взаимоотношений с дру­гим человеком зависит от отношения к нему (от того, насколько он ценен, важен, при­влекателен для партнера).

    Точно так же от степени вовлечения людей в жизнь группы, зависит то, какое значение имеют для них эти группы.

  3. «Внешний мир», umwelt — естественный мир (законы природы и окружающая среда).

    Естественный мир включает в себя биологические по­требности, стремления, инстинкты ежедневные и жизнен­ные циклы организма и воспринимается как реальный.

Полярностью бытия является небытие, ничто, пустота. Наиболее очевидная форма небы­тия -смерть. Однако к ощущению пустоты также ведет снижение жизненного потенциала, обусловленное трево­гой и конформизмом, а также недостатком четкого самосознания. Кроме того, бытию могут угрожать разрушительная враждебность и физическая болезнь.

Страх смерти имеет огромное значение во внутреннем опыте человека, а отношение к смерти влияет на его жизнь и психологическое развитие. И. Ялом выдвинул два тезиса, каждый из которых имеет фундаментальное значение для экзистенциальной психотерапевтической и консультативной практики:

  1. Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение.
  2. Смерть — первичный источник тревоги и, тем самым, имеет фундаментальное значение как причина психопатологии.

Осознание смерти может послужить позитивным импульсом, сильнейшим катализатором серьезных жизненных изменений. Однако осознание смерти всегда болезненно и вызывает тревогу, поэтому люди склонны воздвигать различные психологические защиты. Уже маленькие дети, чтобы отгородиться от тревоги смерти, развивают защитные механизмы, основанные на отрицании. Они либо считают, что смерть временна (она лишь приостанавливает жизнь или похожа на сон); либо глубоко убеждены в своей индивидуальной неуязвимости и в существовании волшебного спасителя; либо верят в то, что дети не умирают. Большинство детей в возрасте между 5-тью и 9-тью годами отрицают смерть тем, что персонифицируют ее в ужасающие образы, которые представляют внешнюю опасность и на которые можно повлиять (задержать, умилостивить, перехитрить, победить).

Дети более старшего возраста (9-10 лет) высмеивают смерть, и тем пытаются уменьшить свой страх смерти. У подростков отрицание и защита от страха смерти проявляется в подвигах бесшабашности, а в некоторых случаях в мыслях о самоубийстве либо делинкветном поведении. Современные подростки противопоставляют этому страху свою виртуальную личность, играя в компьютерные игры и ощущая себя властелинами смерти.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... выделении астрального тела, какие – ментального, какие – огненного. Что умирает при первой физической смерти человека, что умирает при сбрасывании астральной оболочки и как и что – при сбрасывании ... и низший, по существу являются лишь различными качествами одной основной энергии огня, жизни или сознания, самым высоким качеством которой будет психическая энергия. Потому, для достижения ...

Экзистенциальное консультирование детей и подростков по вопросам жизни и смерти — отдельная и довольно сложная тема. Такое консультирование ориентированно, прежде всего, на примирение детей и подростков с неизбежностью смерти. Удачной находкой, на наш взгляд, является создание специальных терапевтических сказок, историй и метафор, помогающих маленьким клиентам справиться со страхом смерти и начать нормально функционировать.

С годами подростковый страх оттесняется двумя основными жизненными задачами молодых взрослых людей — построением карьеры и созданием семьи. Далее, в так называемом, среднем возрасте страх смерти возвращается и овладевает людьми с новой силой и уже никогда не покидает их. Жить, постоянно осознавая собственную смертность нелегко, жить, цепенея от ужаса, невозможно, поэтому люди придумывают способы смягчить страх смерти. И. Ялом выделил у взрослых людей два главных механизма защиты от тревоги, связанной со смертью:

1. Вера в свою исключительность, собственное бессмертие и неприкосновенность. В «переработанном» виде эти защиты проявляются в разнообразных формах клинических феноменов:

  • маниакальный героизм. Примером может служить смертельно больной человек, который навязчиво ищет внешней опасности, чтобы спастись от большей опасности, идущей изнутри;
  • трудоголизм. Для трудоголиков время является врагом не только потому, что оно сродни смертности, но и потому, что оно угрожает взорвать одну из опор иллюзии исключительности: веру в вечное восхождение. Они вовлекаются в яростную борьбу со временем и ведут себя так, как если бы на них надвигалась неминуемая смерть, и они стремились бы успеть сделать как можно больше;
  • самовлюбленность, нарциссизм. Тяжелое нарциссическое расстройство характера всегда сопровождается межличностными проблемами. От окружающих ожидается безусловная любовь и полное принятие, при этом взамен предоставляется безразличие, равнодушие и демонстрация превосходства. Не вдаваясь в подробное описание нарциссической личности, отметим только, что такие клиенты словно хотят остановить время и навсегда остаться в младенчестве под магической родительской защитой.
  • агрессия и контроль. Некоторым свидетельством глубоких бессознательных страхов смерти может служить выбор профессий, связанных со смертью (военного, врача, священника, гробовщика, киллера).

    При ощущении обладания властью и расширении сферы контроля ослабевают лишь сознательные страхи, тогда как более глубокие продолжают действовать.

2. Вера в спасителя, персонального защитника, который придет на помощь в последний момент. Такими спасителями могут быть не только люди (родитель, супруг, известный врач, народный целитель, знахарь или лидер), но и, например, какое-либо высокое дело. Данный защитный механизм предполагает, что человек побеждает страх смерти, принося свою свободу и саму жизнь на алтарь какой либо высшей фигуры или персонифицированной идеи. Он создает в своем воображении «некую богоподобную фигуру, чтобы затем можно было греться в лучах иллюзорной безопасности, исходящих от собственного творения». Для людей с гипертрофированной верой в конечного спасителя характерны: самоумаление/обесценивание себя, страх лишиться любви, пассивность, зависимость, самопожертвование, неприятие своей взрослости, депрессия после краха системы представлений. Любой из этих вариантов, будучи акцентирован, может вылиться в определенный клинический синдром. В случае преобладания самопожертвования пациент может быть охарактеризован как «мазохистический». Разумеется, что, стремясь отгородиться от тревоги смерти, люди используют ни одну, а множество переплетенных между собой защит.

9 стр., 4402 слов

Особенности психологического консультирования суицидальных клиентов

... считалось большим позором. В античности отношение к жизни и смерти было несколько другим, чем в более поздние ... радость - она не нужна. Смерть являлась естественным и красивым завершением жизни. Суицид представляет собой комплексную проблему ... Человек, переживший психоэмоциональное потрясение (обманутый супруг или супруга, смерть члена семьи). Любой пострадавший в результате какого-либо заболевания ...

Далее остановимся подробнее на экзистенциальной психотехнике разрешения первого экзистенциального конфликта, разработанной классиками экзистенциального подхода и современными психологами.

Самораскрытие консультанта может осуществляться в различных формах:

  • рассказ клиенту о собственных попытках примириться с предельными экзистенциальными беспокойствами;
  • донесение до клиента мыслей и чувств, которые испыты­вает консультант «здесь и теперь» по поводу проблем кли­ента;
  • «дозволение терпеть» — до клиента доводится, что тема смерти, типичная и поощряемая, нужная тема в отношениях психолога с клиентом.

Проиллюстрируем вариант самораскрытия психолога небольшим примером из стенограммы консультации 5-летнего мальчика, пережившего смерть матери:

Я помню, как соседский юноша в конце зимы принес мне клетку с птичкой. Это был снегирь. «Снегири любят холода, потому их животики ярко красного цвета, как щечки детей, которые гуляют на морозе», — объяснил юноша и подарил мне птичку. Я была счастлива, у меня дома жила самая красивая птичка на свете. Закончилась зима, прошла весна, наступило жаркое лето. Однажды, вернувшись домой с прогулки, я увидела, что дверца в клетке открыта, а внутри — пусто. — Где снегирь? — спросила я у мамы. — Его больше нет, — грустно сказала мама, — ему очень жарко летом, он мог заболеть, потому я отпустила его на волю. В ту же ночь мне приснился сон, что рано утром кто-то стучит в мое окошко. Я подхожу ближе и вижу своего снегиря. Осторожно открываю окно, нежно беру его в руки и бережно, обняв двумя ладонями, несу к клетке… И в ту минуту я просыпаюсь, нежно сжимая между ладоней уголок подушки. В руках вместо снегиря — уголок подушки! Моему горю не было границ. Слезы не капали, они текли ручьем. — Что случилось? — мягко спросила мама. Я рассказала ей свой сон, и тогда мама сказала мне правду: — Снегирь умер, а его душа улетела высоко в небо, туда, где прохладно… Там хорошо… А мы будем помнить птичку и радоваться жизни. Сказала и заплакала. Мы долго сидели обнявшись, и каждый плакал о чем-то своем.

Идентификация механизмов психологической защи­ты. Для клиента делают явной информацию о тех механизмах психологической защиты, которые он использует. При этом оказывают ему помощь в осознании их наивности.

Работа с напоминаниями о недолговечности (бренно­сти) существования. Консультант может использовать любое обыкновенное событие (или тактично спровоцировать ситуацию), способствующее настраиванию клиента на знаки смертности:

7 стр., 3302 слов

ГЛАВА 2 ПРОФЕССИОНАЛИЗМ КОНСУЛЬТАНТА

... 2.2), то говорить о каких-либо пожеланиях к клиенту не принято. Тем не менее очевидно, что не со всеми клиентами консультанту одинаково легко и комфортно работать, так как ... помощью и разделяющего с ним ответственность за свое психологическое благополучие и личностные изменения. Если в отношении профессионализма и личностных качеств консультанта выдвигаются достаточно определенные требования (см. ...

  • обсуждение дней рождения и юбилеев;
  • обращение внимания на повседневные свидетельства старения: потеря выносливости, старческие бляшки на коже, уменьшение подвижности суставов, морщины и пр.;
  • рассматривание старых фотографий и обнаружение внешнего сходства с родителями в возрасте, когда они уже воспринимались как старики;
  • обсуждение вызвавших беспокойство телевизионных шоу, кинофильмов, книг;
  • тщательный мониторинг тревожных сновидений и фантазий о смерти.

Примером анализа тревожного сновидения может служить следующий случай из практики онлайн-консультирования.

Письмо клиентки:

Мы с мужем и сыном на машине за городом. Звонок по сотовому и мне сообщают, что мой отец умер. Я в недоумении — он умер 4,5 года назад! Мне говорят: «Была ошибка, а вот теперь точно»… Мы возвращаемся в город, а я все время думаю, как же это могло быть ошибкой? Приезжаем, незнакомое помещение, большой стол посреди комнаты — вокруг стола сидят люди и негромко разговаривают. Никаких слез, похоже, все тоже в недоумении. Мы тоже садимся. Заходит незнакомый высокий худощавый мужчина в черном длинном пальто и садится на стул за моим левым плечом, я поворачиваюсь и приглашаю его сесть за стол, он отказывается. Тут кто-то произносит вслух: «Может, что нужно туда передать?» И все поворачиваются к этому мужчине. Он отвечает: «Нет, ничего не надо, вот только можно ложку передать». По кругу начинают передавать ложку, доходит она до меня, и я вижу, что это ложка с нашей дачи, алюминиевая, приметная такая. Я ее отдаю мужчине, и он уходит. Затем мы едем, вроде как в больницу. Почему-то деревня, деревянный дом с крытым двором, ворота закрыты. Перед домом проходит грязная дорога, как обычно в наших деревнях. Мы стоим на противоположной стороне дороги от дома. И тот незнакомец в черном пальто тут же. Вдруг открывается дверь в воротах, а там стоит мой отец. Я бегу к нему, в этот момент забываю, что он действительно давно умер. Меня переполняет только радость, что вижу его, что тогда давно и вправду все оказалось ошибкой. Бегу, а никак не могу через эту дорогу перебежать… Отец улыбается, поднимает руку и машет мне (из стороны в сторону так машет).

И тут дверной проем начинает заливать свет, яркий, белый, и этот свет просто поглощает отца. Двери закрываются. Я оборачиваюсь и пытаюсь поговорить с людьми, а они меня игнорируют. И я понимаю, что никто ничего кроме меня не видел. Просыпаюсь. Страха не было у меня ни во время сна, ни потом, когда проснулась. А теперь собственно вопрос. Мы собираемся в ближайшую субботу ехать на эту дачу последний раз в этом году, закрывать сезон, так сказать. Нужно ли мне привезти эту несчастную ложку и отвезти ее на могилу к отцу? Или это самое простое объяснение всего и ложка тут вообще и не при чем?»

Гипотезы психолога, высказанные в ответном письме:

1. «Жизнь-смерть». Всему свое время! Бессознательное, возможно, говорит, что не стоит умирать раньше времени. А) Мужчина в черном, который стоит за левым плечом (Ангел Смерти) не садится за общий стол с живыми. Б) Он исчезает, получив то, за чем пришел. А пришел, заметьте, не за душой, а ложкой. В) И снова появляется, чтобы не позволить перейти через дорогу в деревне, которая разделяет мир живых и мертвых. 2. «Отголоски» переживаний. Во снах иногда происходят забавные замещения, когда новые (пока еще не осознанные) переживания заменяются понятными, уже когда-то пережитыми. Например, смерть отца может символизировать наступление зимы, так как природа в этот период «умирает». Повторное прощание — очередное завершение дачного сезона. «Отдать ложку» может означать «остаться без того, что используется в процессе принятия пищи», в данном случае — даров с дачного участка. 3. Чувство вины (скорее всего перед отцом).

Оно может выражаться в борьбе между сознательными и бессознательными посланиями. Сознательные установки навязывают это самое чувство вины (например, редко бываем на кладбище или не поставили памятник).

Бессознательные переживания, напротив, оберегают психическое здоровье (отец, который улыбается во сне и исчезает в белом свете).

Ответное письмо клиентки:

первым вариантом толкования моего сна Вы прямо ударили по моим мыслям. Последнее время мысль о суициде просто засела в голове, причем очень прочно. Продумано все очень основательно, до мелочей. Выбран способ, причиняющий минимум беспокойства близким. Морально созрела полностью. Не хватало какой-то последней капли, объясняющей для других это решение. Ведь не многие понимают, что Булгаков прав в том, что единственный способ познать свободу — это смерть. Капля эта последняя все не капает, а неотложные дела накатывают постоянно. Ну, думаю, ладно, вот этот вопрос надо обязательно решить, а потом — свобода! А сейчас … сейчас я поняла, что эта последняя капля, видимо, не просто так задерживается… видимо, еще не время для свободы… что-то еще, наверное, надо в этой жизни сделать… Незаменимых нет, это 100 %, но, видимо, есть что-то, что другим вместо меня будет сложнее делать… Теперь вот я задумалась. Я верю в связь миров и верю в то, что тело — временное обличие, данное для каких-то дел, для достижения каких-то целей. Вот только каких? Вот и всплыл философский вопрос о смысле жизни. Значит, БУДЕМ ЖИТЬ!

  • Использование специальных структурированных упражнений для углубле­ния осознания смертности. Структурированные упражнения можно отнести к «экзистенциальной шоковой терапии», и потому их использование предполагает, чтобы сам психолог не боялся темы смерти.

Упражнение «Отрезок моей жизни»

Клиенту, страдающему тревогой, усталостью либо раздражением предлагается: «На пустом листе бумаги начертите отрезок. Один его конец представляет ваше рождение, другой — вашу смерть. Поставьте крестик на том месте, где вы находитесь сейчас. Поразмышляйте над этим примерно пять минут».

Упражнение «Похороны»

Клиента просят закрыть глаза и погрузиться в себя. Далее используется любая релаксационная техники, позволяющей клиенту войти в трансовое состояние. После чего консультант помогает клиенту пережить собственные похороны.

Упражнение особенно эффективно в работе с клиентами, пережившими смерть близких. Оно позволяет клиенту пофантазировать на тему собственной смерти и помогает подойти к углубленному осознанию смерти, которое, в свою очередь, приводит к более высокой оценке жизни и открывает возможности для личностного роста.

Упражнение «Вызов»

Группу разделяют на тройки и дают задание беседовать. Имена участников группы пишутся на отдельных листках бумаги; листки помещаются в сосуд, затем их вслепую вынимают по одному и выкликают написанные на них имена. Тот, чье имя названо, прерывает разговор и поворачивается спиной к остальным.

Многие участники сообщают, что в результате этого упражнения у них возросло сознавание случайности и хрупкости существования.

Упражнение «Жизненные циклы»

Групповой опыт переживания «жизненного цикла» помогает участникам сфокусироваться на основных вопросах каждой стадии жизни. В отрезок времени, посвященный старости и смерти, им предлагается целые дни жить жизнью стариков: ходить и одеваться как старые люди, припудрить волосы и стараться играть конкретных хорошо знакомых им стариков; посетить местное кладбище; в одиночестве гулять по городу/лесу, представляя в своем воображении, как они теряют сознание, умирают, как их обнаруживают друзья и как их хоронят.

  • Побуждение клиента к общению с неизлечимо больными людьми и наблюдению за их поведением.
  • Поощрение клиента к более строгому контролю над теми аспектами жизни, на которые он может влиять.

Второй экзистенциальный конфликт — это конфликт между осознанием свободы и необходимостью быть ответственным за свою жизнь. Соответственно, задача консультанта в разрешении второго экзистенциального конфликта заключается в том, чтобы помочь клиенту осознать личную свободу и способствовать принятию им ответственности за свои чувства, мысли, решения, действия, жизнь.

Изложение материала о разрешении второго экзистенциального конфликта начнем с примера. В сентябре 2011 года на одном из центральных телеканалов Украины начался второй сезон передачи «От пацанки до панянки». Суть проекта заключается в перевоспитании девиантных женщин (алкоголичек, проституток, социопаток и др.) и превращении их в настоящих пани. Каждая из будущих участниц во время кастинга не только заявляла, но и открыто демонстрировала, что она делает только то, что хочет, и для нее не существует понятия «должна». Другими словами, каждая участница шоу констатировала свою личную свободу — свободу, которую, к сожалению, она использовала не для личностного роста, а обратила себе во вред.

Растолкуем жизненную ситуацию участниц проекта с позиций экзистенциальной психотерапии. Двадцатый век, как известно, характеризовался разрушением традиционных систем убежде­ний, религий, ритуалов и правил; быстрым распадом структур и ценностей; воспитанием, при котором очень многое разрешалось. Выросло новое поколение людей, для которых акцент с «должен» был перенесен на «хочу». Многие люди научились желать, но не сумели научиться, как желать, как проявлять волю, как принимать решения и быть ответственными за эти решения. Испытание свободой оказалось слишком большой нагрузкой для современных людей и, соответственно, вызвало тревогу, для преодоления которой люди снова и снова находили психологические защиты. Участницы телешоу «От пацанки до панянки» явились ярким примером того, как люди находят деструктивные пути защиты от ответственности за свою жизнь.

Ниже приведены психологические защиты и способы уклонения от ответственности в ситуациях актуальности для клиентов беспокойств, связанных со свободой:

  • Компульсивность, как некая одержимость чужой для Эго («не Я») силой, которая властвует над человеком, устраняет его личный выбор и лишает его собственной свободы.
  • Перенос ответственности на других людей, в том числе консультантов, или внешние обстоятельства.
  • Отрица­ние ответственности посредством изображения себя невинной жертвой или посред­ством утраты контроля (временного вхождение в иррациональное состояние «не в своем уме»).
  • Уклонение от автономного поведения.
  • Патологические изъяв­ление желаний, проявление воли и принятие решений.

Слово «ответственность» имеет много значений. Для экзистенциальных консультантов оно означает, прежде всего, авторство своего «Я», своей судьбы, своих чувств и поступков, а также своих жизненных неприятностей и страданий. И как отмечал выдающийся французский экзистенциалист Ж. П. Сартр, никакая реальная терапия невозможна для пациента, не принимающего такой ответственности и упорно обвиняющего других — людей или силы — в своей дисфории. Более того, экзистенциальные консультанты объясняют своим клиентам, что люди полностью ответственны не только за свои действия, но и за свою неспособность действовать; не только за то, что они делают, но и за то, что предпочитают игнорировать.

Исходя из сказанного, становится очевидной позиция психолога и общий принцип психологической помощи людям, ограждающим себя от тревог, связанных с принятием ответственности. Консультант всегда должен действовать исходя из понимания, что клиент сам сотворил собственное неблагополучие, и, соответственно, в ответ на сетования клиента по поводу его жизненной ситуации интересоваться, каким образом он создал эту ситуацию.

Экзистенциальная психотехника в контексте данного вопроса включает:

  • Идентификацию психологических защит и способов уклонения от ответственности. Клиенту разъясняют сущность психологических защит и ставят «лицом к лицу» с ответственностью за собственные действия. Например, если клиент обратился за помощью в связи с переживаниями изоляции и одиночества, а сам в процессе консультации демонстрирует свое превосходство, презрение либо пренебрежение по отношению к другим, то консультант всякий раз может комментировать подобные выпады репликой: «И вы одиноки». Или, например, если клиент жалуется на тяготы городской жизни, консультант может конфронтировать его со свободой выбора: «Почему бы вам не переехать жить в село?»

В работе по выявлению способов уклонения от ответственности экзистенциальные консультанты многое позаимствовали у гештальттерапевтов, в частности, фокусирование внимания на речи клиента. Например, вместо «это случилось» клиента просят сказать «я сделал это»; вместо «я не могу» — «я не хочу». Развивая тему принятия клиентом на себя ответственности за каждое слово, каждый жест, чувство, мысль, экзистенциальные консультанты активно используют и другие гештальт-игры, в том числе:

Упражнение «Я беру ответственность»

Клиенту предлагается к каждому утверждению добавлять: «…и я беру ответственность за это». Например: «Я сознаю, что двигаю своей ногой… и я беру ответственность за это». «Мой голос очень тих… и я беру ответственность за это». «Теперь я не знаю, что сказать… и я беру ответственность за незнание».

Упражнение «Разговор с внутренними симптомами»

Клиенту предлагается быть внимательным к внутренним ощущениям и брать на себя ответственность и за себя и за симптомы тела.

Данное упражнение проиллюстрируем следующим примером из практики Ф. Перлза. Перед пациентом стояла мучительная дилемма и, обсуждая ее, он ощутил ком в животе, Перлз предложил ему побеседовать с этим комом: «Помести ком на другой стул и поговори с ним. Ты будешь исполнять свою роль и роль кома. Дай ему голос. Что он говорит тебе?» Таким образом, клиенту предлагается взять на себя ответственность за обе стороны конфликта, чтобы тот отдал себе отчет в том, что ничего само собой не «случается» с нами, что мы — авторы всего: всякого жеста, всякого движения, всякой мысли.

Идентификацию уклонения от ответственности «здесь и теперь». В зависимости от ситуации консультант либо разоблачает попытки клиента вовлечь себя в сценарные игры; либо не позволяет клиенту перенести на себя ответственность за то, что случается в ходе консультирования или вне его.

Столкновение с реалистичными ограничениями. Консультант помогает клиенту осознать, что не все события жизни подвластны воле и желаниям человека, есть обстоятельства, на которые клиент повлиять не может, а может лишь изменить к ним отношение. В практике экзистенциального консультирования может быть полезным упражнение «Классификация событий».

Упражнение «Классификация событий»

Клиенту предлагается на отдельных карточках написать все события, которые повлекли за собой возникновение его проблемы. Потом консультант просит его разделить эти карточки на три группы: 1) события, на которые я не могу повлиять; 2) события, на которые я могу повлиять частично; 3) события, на которые я могу повлиять. Затем обсуждается каждая группа, каждое событие.

После этого клиенту говорится, что на самом деле в жизни второй группы не существует, и предлагается распределить карточки второй группы между двумя другими. Клиента просят разъяснить его решение.

Далее консультант помогает клиенту: — изменить отношение к тем событиям, на которые повлиять нельзя (возможно использование метода АВС-эмоций из рационально-эмотивной терапии); — взять большую ответственность за обстоятельства, на которые повлиять можно.

  • Противостояние экзистенциальной вине. Психологи считают одной из функций тревоги призыв к совести. Такая тревога подпитывается, среди прочего, и чувством вины, обусловленной неудачной реализацией потенциала. Например, источником экзистенциальной вины клиента, у которого умер близкий человек, могут служить реальные ошибки (когда человек объективно сделал что-то «не так» по отношению к умершему или, напротив, не сделал что-то важное для него).

    В этом случае психологическая помощь в работе с экзистенциальной винойсостоит в том, чтобы способствовать осознанию страдальцем значимости вины, изменению отношения к ней, извлечению из нее позитивного опыта. С целью закрепления результата можно предложить вести «Дневник вины».

Дневник вины

Клиент дается задание в течение трех недель вести «Дневник вины», в котором следует подробно записать следующее: 1) случаи, когда он пытался заставить кого-то чувствовать себя виноватым; 2) случаи, когда кто-то пытался заставить его чувствовать себя виноватым; 3) случаи, когда он внушал(ет) себе, что виноват. В дневнике следует так же фиксировать время, которое уходит на игру «кто прав, кто виноват», и утраченные в связи с этим возможности. В дальнейшем клиенту стоит научиться прислушиваться к себе и немедленно останавливаться, если он сам или кто-то пытается заставить почувствовать его виноватым; либо дать понять этому кому-то, что данное воздействие потеряло свою актуальность и больше не эффективно.

  • Освобождение способности желать у клиента с заблокированными аффектами. Прежде всего, напомним, что осознание свободы ведет к ответственности за свой выбор, а «быть ответственным за выбор» предполагает желание что-либо выбирать. Парадоксальность ситуации заключается в том, что зачастую клиенты, заявляющие, к примеру, «хочу пожить для себя», на самом деле не знают, чего же именно они хотят. Такие люди, как правило, паразитируют на желаниях других, эксплуатируя чужие желания и воображение. И разумеется, из-за этого они имеют социальные трудности.

Справедливости ради скажем, что в экзистенциальной психотехнике, впрочем, как и во многих других направлениях психотерапии (например, гештальттерапии, имплозивной терапии, биоэнергетике, психодраме) консультанты больше работают с неспособностью клиента чувствовать, считая ее родоначальницей его неспособности желать. И. Ялом отмечал, что психотерапия клиентов с блокированным «чувствованием» медленна и трудоемка, а консультант должен проявлять настойчивость, многократно задавая клиенту вопрос: «Что вы чувствуете?»; «Чего вы хотите?»

  • Фасилитация принятия решений. Если клиент в полной мере испытывает желание, ему предстоит принять решение, сделать выбор. Решение — это мост между желанием и действием. Вместе с тем, экзистенциальные консультанты нередко встречаются с ситуацией, когда клиенты блокируют принятие решений, застревая в сомнениях «Что, если…».

В таких случаях психологи помогают клиентам исследовать разветвления каждого вопроса «что, если…» и анализировать чувства, которые при этом возникают. При необходимости консультанты могут посодействовать клиентам в выработке решения и в оценке вариантов выбора. Однако важно, чтобы клиент при этом ощутил собственную силу и ресурсы.

Третий экзистенциальный конфликт — это конфликт между осознанием собственного глобального одиночества (изоляции) и желанием устанавливать контакты, искать защиту и существовать в качестве части большего целого. Задача консультанта в разрешении экзистенциального конфликта, связанного с ощущением изоляции, заключается в том, чтобы помочь клиенту выйти из состояния межличностного слияния и научиться взаимодействовать с другими, сохраняя и взращивая при этом собственную индивидуальность.

Хотелось бы сразу заметить, что тема изоляции, в отличие от темы смерти и свободы, часто всплывает в повседневной терапии и для ее разрешения используются разные подходы. Экзистенциальные консультанты выделяют три типа изоляции: межличностную, внутриличностную и экзистенциальную.

Межличностная изоляция, обычно переживаемая как одиночество, — это изоляция от других индивидуумов. Она может быть вызвана многими факторами: географической изоляцией, недостатком соответствующих социальных навыков, конфликтными чувствами по отношению к близости, наличием психопатологии, собственным выбо­ром или необходимостью.

Внутриличностная изоляция — это процесс, посредством которого человек отделяет друг от друга части самого себя или не признает какую-либо из своих частей. Такая изоляция имеет место тогда, когда человек душит собственные чувства или стремления, принимает «нужно» и «следует» за собственные желания, не доверяет собственным суждениям или сам от себя блокирует собственный потенциал. Внутриличностная изоляция подразумевает патологию по определению.

Экзистенциальная изоляция — фундаментальная форма изоляции, а именно «отделенность между индивидом и миром». В основе экзистенциальной изоляции лежит конфронтация со смертью и свободой. Именно знание о «моей смерти» и авторстве «моей жизни» заставляет человека в полной мере осознать, что никто не может умереть вместе с кем то или вместо кого то, и означает отказаться от веры, что есть кто-то другой, кто создает и охраняет тебя. Важно также, что экзистенциальная изоляция, вызывающая у человека сильную тревогу, способна маскироваться и часто удерживается в терпимых рамках, например, через межличностное присоединение.

К психологическим защитам от тревоги, связанной с изоляцией, относятся:

  • Манипуляции другими людьми для защиты себя и использование окружающих для самоутверждения.
  • Слияние с другим человеком, с группой или делом, с природой или со вселенной. Слияние как ответ на экзистенциальную изоляцию предоставляет схему, с помощью которой можно понять многие клинические синдромы (зависимость, мазохизм, садизм, сексуальные расстройства и пр.) Например, мазохистическая личность готова принести себя в жертву, терпеть боль, более того, получать удовольствие от нее, потому что боль разрушает одиночество.
  • Компульсивная сексуаль­ность. Сексуально компульсивные люди обращаются со своими партнерами скорее как с объектами, чем как с людьми. Им не требуется время для того, чтобы близко сойтись с кем-либо.

Экзистенциальная психотехника в ситуациях изоляционной тревоги включает:

  • Идентификацию психологических защит и межличностной патологии. Консультант помогает клиенту распознать и понять, что он делает с другими людьми, чтобы справиться со страхом одиночества. Определенным маркером межличностной патологии клиента может служить идеал свободных от нужды отношений. Например, вступает ли клиент в отношения исключительно с теми, кто может быть ему полезен? Связана ли его любовь скорее с получением, чем с отдачей? Пытается ли он, в самом полном смысле, узнать другого человека? Удерживает ли он себя частично вне отношений? Слышит ли он по-настоящему другого человека? Использует ли другого для построения отношений с кем то еще? Заботится ли о росте другого?
  • Столкновение клиента с изоляцией может происходить разными способами, например, ему: — предлагается пережить изоляцию (на некоторое время отрезать себя от окружающего мира и побыть в одиночестве) в дозах и с системой поддержки, подходящих для этого человека. Как правило, после такого эксперимента клиент глуб­же осознает как страх одиночества, так и свое мужество и скрытые ресурсы. — рекомендуется овладеть практикой медитации как способом, который позволяет человеку в состоянии сниженной общей тревоги (то есть в уменьшающем тревогу состоянии мышечной релаксации, определенной позы и дыхания, очищения ума) встретить и преодолеть тревогу, связанную с изоляцией.

В нашей практике часто используется работа с афоризмами про одиночество. Клиенту предлагается вслепую вытянуть карточку с афоризмом и поразмышлять о прочитанном.

  • Позитивные отношения клиент — консультант. Экзистенциальные консультанты придерживаются мнения, что для клиента целительна сама по себе встреча с психологом и что личностные отношения консультанта и клиента играют не менее важную роль, чем когнитивные заслуги. По мнению И. Ялома, эффективный консультант:
  • реагирует на своих клиентов в искренней манере;
  • устанавливает отношения, которые пациент ощущает как безопасные и принимающие;
  • проявляет теплоту и высокую степень эмпатии;
  • способен «быть с» клиентом и «схватывать смысл» клиента.

Причем, важно заметить, что в данном контексте речь идет не о консультативных «техниках» эмпатии, искренности, безоценочного отношения и пр. Речь идет о реальных отношениях, подразумевающих подлинную заботу о клиенте и способствующих его личностному росту.

Подводя итоги, особо выделим, что позитивные отношения клиент — консультант помогают клиенту:

  • выявить межличностную патологию, которая мо­жет мешать поддержанию отношений в настоящее время и в будущем. Клиенты часто искажают некоторые аспекты своих отношений с консультантами. Консультанты мо­гут повышать осознание клиентами таких искажений, в частности повышать осозна­ние влияния искажений на отношения с другими людьми;
  • узнать границы отношений. Клиент узнает, что может получить от других, но также, и это гораздо важнее, чего не может получить от других.
  • самоутвердиться, так как для клиентов чрезвычайно важно, что кто-то, кого они уважают и кто действительно знает все их сильные и слабые стороны, принимает их;
  • противостоять экзистенциальной изоляции;
  • понять, что только они сами ответственны за свою жизнь.

Четвертый экзистенциальный конфликт — это конфликт между потребностью людей в смысле жизни и отсутствием «готовых» рецептов осмысленного бытия. Осознание того, что мир существует не для того, чтобы определять (систематизировать, упорядочивать) жизнь отдельного человека, а то и вовсе, безразличен к человеку, вызывает сильную тревогу и активизирует механизмы защиты.

По мнению экзистенциальных консультантов, человеку важно ощущать смысл жизни, будь он космический либо земной. Космический смысл подразумевает некий замысел, существующий вне и выше личности и обязательно предполагающий, какое либо магическое или духовное упорядочение вселенной. Земной смысл или «смысл моей жизни» включает в себя цель: человек, обладающий ощущением смысла, воспринимает жизнь как обладающую какой то целью или функцией, которую нужно выполнить, некой ведущей задачей или задачами для приложения себя. (Понятия «смысл» и «цель» в экзистенциальном консультировании используются как синонимы.)

Предполагается, что человек, обладающий ощущением космического смысла, испытывает и соответствующее ощущение земного смысла, то есть его личный смысл состоит в воплощении космического смысла или гармонизации с ним. Например, если глубоко верующий христианин уверен, что человеческая жизнь является частью божественно предопределенного плана, то, соответственно, смысл его жизни — понять и исполнить Божью волю. Если же на космический смысл акцентируется идея о том, что человеческая жизнь должна быть посвящена цели подражания Богу как совершенству, то цель жизни — стремление к совершенству.

Разумеется, людей чрезвычайно утешает вера в существование некого высшего целостного плана, в котором каждый индивид играет свою особую роль. Однако вследствие ослабления влияния религиозных верований современные люди все чаще сталкиваются с необходимостью найти светский личный смысл жизни. Экзистенциальные консультанты считают, что такими смыслами могут стать самотрансцендирование (альтруизм, преданность делу, творчество), гедонистическое решение и самоактуализация.

Самотрансцендирование связано с глубинной жаждой человека превзойти самого себя и устремиться к чему то или кому то вовне или «выше» самого себя, тогда как гедонизм и самоактуализация выражают заботу о собственном «я». И хотя каждый из этих смыслов наполняет человека ощущением полноты жизни, В. Франкл полагал, что чрезмерная озабоченность самовыражением и самоактуализацией приходит в противоречие с подлинным жизненным смыслом. Эту же мысль поддерживал и А. Маслоу, считавший, что полностью актуализированная личность не слишком занята самовыражением. По его мнению, такой человек обладает прочным ощущением своего «я» и скорее заботится о других, чем использует их в качестве средства самовыражения или для заполнения личной пустоты.

Ранее было сказано, что утрата смысла вызывает сильную тревогу и активизирует механизмы защиты. В. Франкл различал две стадии синдрома бессмысленности — экзистенциальный вакуум (экзистенциальная фрустрация) и экзистенциальный (ноогенный) невроз. Экзистенциальный вакуум проявляется в ряде взаимосвязанных феноменов: переживании пустоты, преобладающем чувстве скуки, неудовлетворенности жизнью, негативным эмоциональным фоном, отсутствии четких представлений о направлении собственной жизни и непринятии целей и смыслов других людей.

Экзистенциальный невроз характеризуется возникновением неспецифической клинической симптоматики и проявиться в формах депрессии, навязчивости, девиантного поведения, гипертрофированной сексуальности или безрассудства, во всех этих случаях сочетаясь с блокированной волей к смыслу. В числе других неспецифических следствий экзистенциальной фрустрации можно назвать такие проявления дезадаптации как неврозы, суициды, алкогольная и наркотическая зависимость.

Психологические защиты от тревоги, связанной с бессмысленностью, имеют общую черту — погружение в деятельность, отвлекающую от осмысления жизни:

  • Компульсивная деятельность характеризуется маниакальным упорством в ка­кой-либо деятельности. Например, в получении удовольствия, зарабатывании денег, обретении власти, признания, статуса;
  • Крусадёрство (идеологический авантюризм) характеризуется сильной склонностью выискивать для себя эффектные и важные предприятия, чтобы затем погрузиться в них с головой. Например, «профессиональные демонстранты», хватающиеся за любой повод «выйти на улицы», почти независимо от содержания выступления.
  • Нигилизм характеризуется убеждением в отсутствии смысла и активностью, направленной на обесценивание либо дискредитирование деятельности, имеющую смысл для других, например, к любви или служению.

Важно отметить, что психологическая помощь клиентам, испытывающим тревогу, связанную с недостатком жизненного смысла, принципиально отличается от терапевтических стратегий, предлагаемых для работы с другими конечными факторами. В своей работе «Экзистенциальная психотерапия» И. Ялом особо подчеркивает, что «со смертью, свободой и изоляцией необходимо встречаться непосредственно. Однако когда дело касается бессмысленности, эффективный терапевт должен помочь клиенту <…> принять решение вовлеченности, а не погружаться в проблему бессмысленности». Таким образом, задача консультанта в разрешении экзистенциального конфликта, связанного с ощущением бессмысленности, заключается в том, чтобы помочь клиенту активнее включаться в жизнь и способствовать преодолению / устранению препятствий на этом пути.

К основным экзистенциальным психотехникам в ситуациях тревоги, связанной с ощущением утраты / недостатка смысла жизни относятся:

  • Идентификация психологических защит. Консультант помогает клиенту лучше осознавать используемые ими виды защиты от тревоги бессмысленности, а также последствия и цену их защиты.
  • Переопределение проблемы. Суть данного экзистенциального приема заключается в том, чтобы помочь клиенту осознать: а) что в жизни нет никакого «готового» смысла, который можно было бы найти; б) что люди ответственны за создание собственного смысла. Выделим несколько способов такой перефокусировки проблемы:
  • психолог повышает восприимчивость клиента к роли смысла жизни и помогает выявить и оценить «лучшие» части личности клиента. Для этого консультант явно и неявно интересуется взглядами клиента, глубоко изучает его любовь к другому человеку, расспрашивает о долговременных надеждах и целях, исследует творческие интересы и стремления;
  • психолог помогает клиенту отвести взгляд от самого себя и переключить внимание на других людей. (Данная техника предложена В. Франклом и называется «дерефлексия»).
  • психолог помогает переосмыслить трагические события жизни клиента в контексте новых смыслов, уроков, достижений и пр. Проиллюстрируем данный способ примером из практики В. Франкла.

К Франклу обратился пожилой врач общей практики, находившийся в подавленном состоянии с тех пор, как два года назад потерял жену. Франкл его спросил: «Что произошло бы, доктор, если бы вы умерли первым, а вашей жене пришлось бы пережить вас?» «О, — сказал он, для нее это было бы ужасно, как бы она страдала!» Тогда Франкл откликнулся: «Видите, доктор, она избежала этих страданий, и именно вы избавили ее от них, но вы должны платить за это тем, что пережили и оплакиваете ее». Врач не ответил ни слова, пожал Франклу руку и спокойно покинул его кабинет.

  • психолог помогает клиенту в «программировании» смысла с помощью расширения сознания (более полного охвата деталей и событий жизни) и стимулирования творческого воображения.
  • Оказание клиенту содействия в его более активном участии в жизни. Психолог помогает клиенту исследовать сферы и найти формы «вовлечения» в жизнь. На наш взгляд, одним из способов стимулирования жизненной активности клиента является использование терапевтических метафор, как с косвенным, так и прямым воздействием. Приведем два примера из книги Р. Ткач «Использование метафоры в терапии скорби».

Метафора с косвенным воздействием как пример самораскрытия консультанта.

мне снится, что я стою посередине огороженного изгородью участка земли. — Что это за земля? И почему я здесь? — спрашиваю я неведомого кого. — Это твоя дача, — раздается доброжелательный голос. — Но здесь только сорняки и колючки, — то ли возмущаюсь, то ли ужасаюсь я в ответ. — Это не страшно. С колючками и сорняками можно справиться, их нужно просто повыдергивать, — мягко успокаивает меня голос. — Но здесь же ничего нет. Абсолютная Пустота! — продолжаю я пререкаться. — Вот и хорошо. Любая Пустота перестает быть пустой, если ее чем-нибудь наполнить, — учит меня голос. — А чем ее можно наполнить? — искренне вопрошаю я. — Это твоя Пустота, чем хочешь, тем и наполни! — напутствует меня голос на прощание. И я начинаю заполнять Пустоту. Сначала выдергиваю сорняки и колючки. Потом вдоль изгороди высаживаю плодовые деревья, кусты и цветы. После чего приступаю к строительству дома. Я тружусь, не покладая рук, несколько месяцев, а может и больше. Я тружусь с огромным энтузиазмом и верой в душе, что у меня ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ… Под утро мой дом готов. Я прокладываю к нему дорожку… и со словами: «Это Дорога к НОВОЙ ЖИЗНИ!» — просыпаюсь навстречу новому дню.

Метафора с прямым воздействием как пример одновременного использования приемов экзистенциальной, позитивной и поведенческой терапии.

Довольно часто с целью помочь клиенту упорядочить его жизнь, определить планы на будущее и способы их реализации я рассказываю притчу «Твой крест»:

«Жил на свете один человек, и нес он на своих плечах крест. Ему казалось, что его крест был очень тяжелый, неудобный и некрасивый. Поэтому он частенько поднимал глаза в небо и молил: «Господи! Поменяй мой крест». И вот однажды небеса открылись, к нему спустилась лестница и он услышал: «Поднимайся, поговорим». Человек подхватил свой крест и начал подниматься по лестнице. Когда он, наконец, достиг небес, то обратился к Господу с просьбой: — Разреши мне поменять мой крест. — Хорошо, — ответил Господь, иди в хранилище и выбери себе любой по вкусу. Зашел человек в хранилище, посмотрел и удивился, каких только здесь нет крестов: и маленькие, и большие, и средние, и тяжелые, и легкие, и красивые, и обычные. Долго ходил человек по хранилищу, выискивая самый малый, легкий и красивый крест, и наконец, нашел. Он подошел к Господу и говорит: «Боже, можно мне взять этот?» Господь улыбнулся в ответ и произнес: «Можно. Это и есть твоя жизнь. Ты выбрал крест, с которым ко мне пришел»».

После чего, выдержав терапевтическую паузу, спрашиваю: «В чем мораль этой притчи?» Внимательно выслушав ответ, а при необходимости направив его в сторону здоровой адаптации, предлагаю клиенту представить, что он является персонажем притчи.

Потом на белом листе бумаги, от нижнего левого угла к центру вверх, рисую лестницу с 5-6 ступенями и прошу клиента записать над каждой ступенькой его мысли о том, как он жил после смерти близкого человека до сегодняшнего дня.

Затем вверху лестницы рисую большой квадрат (или круг) и прошу клиента загадать и записать в нем желание, как бы он хотел жить дальше: «А теперь представьте себе, что Вы можете загадать любое желание, и оно обязательно исполниться. Желание может быть только одно, но самое главное для Вас. Запишите его в этом квадрате».

Далее я рисую 5-6 ступенек вниз (от центра в правый нижний угол) и говорю клиенту примерно следующее: «Представьте, что Вы уже получили благословение на исполнение своего желания. И теперь для того чтобы Ваша мечта сбылась, необходимо приложить некоторое усилие. Напишите над ступеньками справа, что Вам нужно сделать, чтобы Ваша мечта стала реальностью».

Работа завершается тем, что я спрашиваю клиента, с чего он хотел бы начать путь к осуществлению мечты, как он себе это представляет, и что он сделает уже в ближайшее время (на этой неделе, завтра, сегодня).

Список литературы

  1. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым:Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической те­рапии. — М.: Не­зави­симая фир­ма «Класс», 1998.
  2. Леонтьев Д. А. Психология смысла. — М.: Смысл, 1999.
  3. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. М.: Смысл, 1999.
  4. Мєй Р. Экзистенциальная психология. — М.: Апрель Пресс, ЭКСМО-Пресс, 2001.
  5. Ткач Р. М. Сказкотерапия детских проблем. — СПб.: Речь, 2008.
  6. Ткач Р. М. Использование метафоры в терапии скорби. — К.: Університет «Україна», 2011.
  7. Франкл В. Психотерапия и экзистенциализм.
  8. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.
  9. Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти. — М.: Эксмо, 2009.
  10. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. — М.: Римис, 2008.

Слово «экзистенциализм», знакомое многим по философии, происходит от латинского ex(s)istentia – существование, а само понятие экзистенциализма раскрывается как философия существования, обращающаяся к фундаментальным проблемам жизни человека – рождению, смерти, свободе, любви и т. д.

Аналогично этому те направления в психологии, которые получили название экзистенциальной психологии или экзистенциальной психотерапии, фокусируют внимание на проблемах, берущих свое начало в самых фундаментальных основах человеческого существования.

Экзистенциальные подходы, подобно другим психодинамическим моделям, делают главным предметом своего рассмотрения проблемы внутренней жизни человека, считая главными из них те, которые проистекают из его столкновения с данностями существования.

Что такое данности существования? Вот как описывает возможность понимания этого выражения выдающийся психотерапевт экзистенциального направления Ирвин Ялом.

В каком-то смысле задача понимания природы данностей нашего существования является нетрудной. Основным методом этого понимания является личная рефлексия. Ее условия просты: уединение, молчание, время и свобода от повседневных отвлечений, которыми заполнен обыденный мир каждого из нас. Если мы сможем отойти, отвлечься от повседневного мира, глубоко погрузиться в размышления о нашей «ситуации» в мире, о нашем существовании, наших ограничениях и возможностях, если мы достигнем при этом самых основ, мы столкнемся с «глубинными структурами», с данностями нашего существования. Этот процесс рефлексии может быть инициирован, «запущен» какими-то событиями, такими, например, как столкновение с чьей-то смертью, или принятие важных необратимых решений, или разрушение некоторых фундаментальных смыслообразующих моделей (схем), в общем, тем, что часто обозначают как «пограничные» ситуации.

Свою знаменитую книгу «Экзистенциальная психотерапия» И. Ялом посвящает рассмотрению четырех таких первичных проблем – смерть, свобода, изоляция и бессмысленность.

Проблема смерти, возможно, наиболее очевидная из всех названных, соотносится с ключевым экзистенциальным конфликтом между осознанием неизбежности смерти и желанием продолжать быть.

Другая первичная проблема человеческого существования – это проблема свободы. Обычно свобода рассматривается как очевидно позитивный концепт, то, за что борются и о чем мечтают. В экзистенциальном смысле свобода есть отсутствие внешней структуры. В противоположность обыденному опыту экзистенциалисты считают, что человеческие существа не входят (и не покидают) хорошо структурированный универс со свойственной ему схемой строения. Скорее индивид является автором, ответствен за свой собственный мир, способ жизни, выбор и действия. Свобода в этом смысле означает, что нет никакой основы и мы оказываемся в ситуации противоречия между нашим желанием основы и структуры и нашим столкновением с отсутствием этой основы.

Третья первичная проблема – это экзистенциальная изоляция, означающая не межличностное одиночество или внутриличностное отчуждение от частей своего «Я», но фундаментальную изоляцию от других существ и этого мира. Независимо от того, насколько тесно, близко мы связаны с окружающими, всегда остается последнее, непреодолимое расстояние, и мы в одиночестве начинаем наше существование и в одиночестве его заканчиваем. Экзистенциальный конфликт – это напряжение между нашим осознанием своей абсолютной изолированности и нашим желанием контакта, защиты, нашим желанием быть частью большого мира.

Проблема смысла является еще одной первичной проблемой или данностью существования. Действительно, задается вопросом Ялом, если мы должны умереть, если мы сами создаем свой мир, если каждый из нас изначально одинок в этом безразличном универсе, в чем тогда смысл нашей жизни? Если он никак не предопределен для нас, значит, каждый из нас должен сам создать свой смысл жизни? Экзистенциальный динамический конфликт проистекает из дилеммы ищущего смысл существа, находящегося в не имеющем смысла универсе.

Экзистенциальные кризисные ситуации – это ситуации, затрагивающие самые основы существования человека и обращающие его к проблемам жизни и смерти, свободы и ответственности, одиночества и отношений с этим миром, поиска и обретения смысла своего существования. Они могут возникать как развитие психологического конфликта или кризиса человека, когда переживаемые им конфликтные проблемы его жизнедеятельности начинают затрагивать сами основы его существования, переходят, так сказать, в «экзистенциальное измерение», например неудовлетворенность работой обращает человека к проблеме смысла его жизни.

Возникновение психологических кризисов многими психологами связывается с нарушениями в самореализации личности, в ее полноценном функционировании, в ее самоактуализации. Так, например, кризис середины жизни (данное наименование весьма произвольно, так как реально его располагают в широком возрастном интервале от примерно 35 до 45 лет) также иногда называют кризисом смысла жизни именно потому, что он субъективно переживается прежде всего как потеря смысла, ощущение бессмысленности своей жизни, привычных занятий, целей и т. д. Человек начинает ощущать психологический, эмоциональный дискомфорт, причем поскольку он не имеет в его глазах ясного причинного объяснения, то избавиться от него, обрести ощущение осмысленности своей жизни, увеличения возможностей самореализации индивид часто стремится через изменение своего жизненного пространства, каких-то жизненных обстоятельств (смена работы или профессии, появление новых интимных связей, разрушение семьи и т. д.), иногда в конце концов убеждаясь в справедливости поговорки «от себя не уйдешь».

Другой возможный путь возникновения экзистенциального кризиса – это внешние события, которые, возможно, и неожиданно для человека, ставят его лицом к лицу с фундаментальными вопросами его жизни. Классическим примером такого рода ситуации являются переживания героя романа Л. Н. Толстого «Война и мир» Андрея Болконского, возникающие у него под влиянием полученного ранения: острое желание жить, воспоминания детства, ощущение безразличия, сменяющие друг друга, вдруг рождают новое для Болконского чувство сострадания, близости, любви к окружающим, ко всем людям и новое понимание и осмысление жизни.

Экзистенциальные переживания всегда в той или иной мере затрагивают проблемы аутентичности существования человека – его потребности «быть честным с самим собой» и «жить своей жизнью». Ощущения нереализованности этого возникают у него тогда, когда он отказывается от каких-то возможностей своего существования, ограничивает их, позволяет другим управлять собой, смиряется перед неблагоприятными обстоятельствами и т. д.

А что это значит – «быть самим собой»? Здесь позиции современных психологов во многом сходятся. Так, например, Р. Мэй, характеризуя здоровую, полноценно функционирующую личность, использует следующие понятия: духовность как необусловленность природы человека бытийным пространством его существования; свобода личности как возможность реализации своего «Я», построения своих собственных «личностных моделей»; индивидуальность как возможность быть самим собой и принимать себя; социальная интегрированность как способность к адаптации, приспособлению к обществу, жизни в этом мире и взаимодействию с ним без потери своей индивидуальности.

Фактически любой из нас в жизненном пространстве своего существования постоянно так или иначе решает проблемы собственного места в этом мире, своей свободы и несвободы, осмысления происходящего и собственной жизни и т. д. Однако ощущаем мы «экзистенциальный пульс» этих проблем далеко не всегда, в основном под влиянием каких-то событий или обстоятельств. В особых случаях они могут порождать экзистенциальные кризисы – критические жизненные ситуации, фактически представляющие собой пусть кратковременное, но прерывание привычного потока жизни, восстановление которого в прежнем или измененном виде требует напряженной внутренней работы личности по их проживанию.

В предыдущем параграфе, посвященном проживанию человеком кризисных ситуаций, уже отмечалось, какое значение в психологии придается их конструктивному преодолению. Напротив, их нерешение (или неадекватное решение) может привести к довольно тяжелым последствиям. Например, с точки зрения психоанализа, по меткому выражению Л. С. Выготского, человек является рабом своего раннего детства, поскольку он всю последующую жизнь разрешает и пытается справиться с конфликтами, возникающими в первые месяцы его жизни. Впрочем, для психоанализа (классического), как уже отмечалось, вообще характерны достаточно крайние позиции, разделяемые далеко не всеми психологами. Но в целом, хотя и не в столь жесткой форме, в психологии является общепризнанным представление о значении конструктивного, эффективного разрешения и преодоления личностью возникающих внутриличностных кризисов, конфликтов, противоречий, о негативном, а то и разрушительном влиянии, которое может иметь для развития здоровой личности их непреодоление.

Но ведь люди в подавляющем большинстве случаев так или иначе «проживают» свои конфликты или кризисы и как-то справляются с ними. Не преувеличивает ли психология значение их «правильного» переживания?

По мнению специалистов, принципиальные различия между конструктивными и неконструктивными стратегиями совладания со своими психологическими трудностями и проблемами связаны с их направленностью, целями, которые они преследуют.

Эффективные стратегии направлены на «работу» с самой проблемой, с содержанием возникшего противоречия и имеют своей целью преодоление тех препятствий, которые создает данная проблема на пути возможности самоактуализации личности, ее самореализации и полноценной жизни. Иначе говоря, мы можем оценивать выход человека из конфликта или кризиса как продуктивный, если в результате он действительно «освобождается» от породившей его проблемы таким образом, что ее проживание делает его более зрелым, психологически адекватным и интегрированным.

Напротив, те стратегии, которые в сущности являются психологически неэффективными, как бы их ни оценивал сам индивид, реально оказываются направленными на ослабление, смягчение остроты переживаемого кризиса, сопровождающих его эмоциональных состояний. Если воспользоваться медицинской аналогией, то можно сказать, что в первом случае, почувствовав боль, человек пытается выяснить ее причину и справиться с ней, вылечив болезнь, а во втором случае он просто принимает таблетки, пытаясь заглушить неприятные ощущения.

При переживании критической или кризисной ситуации возможны три принципиальные стратегии.

Одним из деструктивных способов поведения по отношению к кризисам или конфликтам является непризнание наличия проблемы, непринятие реальности, ее искажение, уход от нее. Например, отгоняя от себя беспокойные мысли, человек уговаривает себя, что у него «все нормально», ему не о чем беспокоиться, а все чаще посещающие его депрессивные настроения и ощущение бессмысленности его занятий есть просто результат переутомления. Делая вид, что ничего не происходит, что все в порядке, человек подавляет в себе всякие сомнения и тревожащие мысли о собственной жизни, старается «поменьше забивать себе голову всякой ерундой» и побольше заниматься каким-нибудь «делом» (работой, домом, семьей, карьерой, увлечениями и т. д., и т. п.), потому что так жизнь быстрее проходит.

Другая ситуация возникает, когда, признавая свои проблемы и необходимость их решения, человек не видит возможности их решения или не находит в себе мужества, готовности сделать какие-то шаги. Примитивный способ справиться с такой ситуацией – это «заглушить» в себе соответствующие переживания, тоску бессмысленного существования теми или иными отвлечениями (выпивкой, компьютерными играми, наркотиками и т. д.).

Признавая наличие проблемы, можно уходить от ее решения, снижая значимость, остроту и тем самым отрицая необходимость что-то делать. Например, переживая какие-то семейные, подчас довольно тяжелые, проблемы, человек говорит себе: «все так живут», «жизнь такая» или «у других еще хуже» и т. д. Еще одним способом ухода является «откладывание» проблемы или перекладывание ее на других («у меня голова сейчас занята совершенно другим»).

Общим признаком этих деструктивных стратегий является фактическое нежелание человека или его неспособность «работать» со своей проблемой. Он не готов к принятию решений, к ответственности за них, боится их последствий и потому надеется, что «все как-нибудь устроится само собой».

Возможно, какая-то часть переживаемых человеком критических жизненных ситуаций, действительно, постепенно потеряет свою остроту, однако подспудно у человека начинает накапливаться негативный опыт нерешения своих проблем.

Нередким следствием отрицаемых, отложенных, «загнанных внутрь» или искусственно обесцененных проблем становятся невротические состояния или невроз личности. Иногда человек идет путем «наименьшего сопротивления», предпочитая оставить «все как есть» и отказываясь от решений, требующих определенного мужества. При этом он может чувствовать облегчение от избавления от мучительной проблемы, однако реально возникает регресс личности или замедление, прекращение личностного роста, ограничение возможностей ее самореализации.

Наконец, третья – и единственно конструктивная – возможность состоит в том, чтобы изменить что-то в себе или своей жизни таким образом, чтобы действительно получить возможность «жить своей жизнью», ощущать подлинность и «настоящесть» своего бытия.

Конструктивное преодоление личностных конфликтов и кризисов предполагает принятие реальности, готовность к честному анализу сложившейся ситуации, способность различать главное и второстепенное, выделять составные части в возникшей проблеме и решать ее поэтапно.

Напомним, что «полноценно функционирующий», «самореализующийся», «актуализирующийся», «адаптивный» индивид, как его называют в своих описаниях психологи, – это человек, которого отличают свобода (спонтанность, самовыражение, реализация своего потенциала), доверие (вера в себя и других, в свою способность справляться с трудностями и т. д.), честность (как искренность, аутентичность, осознанность).

Ф. Василюк отмечает, что эмоциональное переживание кризисной ситуации, каким бы сильным оно ни было, само по себе не ведет к ее преодолению; точно так же анализ ситуации, ее обдумывание приводит лишь к ее лучшему осознанию. Подлинная же проблема состоит в созидании нового смысла, в «смыслопорождении», «смыслостроительстве», когда результатом внутренней работы личности по преодолению, проживанию критических жизненных ситуаций становятся изменения в ее внутреннем субъективном мире – обретение нового смысла, новое ценностное отношение, восстановление душевного равновесия и т. д.

В предыдущем параграфе, посвященном проживанию человеком кризисных ситуаций, уже отмечалось, какое значение в психологии придается их конструктивному преодолению. Напротив, их нерешение (или неадекватное решение) может привести к довольно тяжелым последствиям. Например, с точки зрения психоанализа, по меткому выражению Л. С. Выготского, человек является рабом своего раннего детства, поскольку он всю последующую жизнь разрешает и пытается справиться с конфликтами, возникающими в первые месяцы его жизни. Впрочем, для психоанализа (классического), как уже отмечалось, вообще характерны достаточно крайние позиции, разделяемые далеко не всеми психологами. Но в целом, хотя и не в столь жесткой форме, в психологии является общепризнанным представление о значении конструктивного, эффективного разрешения и преодоления личностью возникающих внутриличностных кризисов, конфликтов, противоречий, о негативном, а то и разрушительном влиянии, которое может иметь для развития здоровой личности их непреодоление.

Но ведь люди в подавляющем большинстве случаев так или иначе «проживают» свои конфликты или кризисы и как-то справляются с ними. Не преувеличивает ли психология значение их «правильного» переживания?

По мнению специалистов, принципиальные различия между конструктивными и неконструктивными стратегиями совладания со своими психологическими трудностями и проблемами связаны с их направленностью, целями, которые они преследуют.

Эффективные стратегии направлены на «работу» с самой проблемой, с содержанием возникшего противоречия и имеют своей целью преодоление тех препятствий, которые создает данная проблема на пути возможности самоактуализации личности, ее самореализации и полноценной жизни. Иначе говоря, мы можем оценивать выход человека из конфликта или кризиса как продуктивный, если в результате он действительно «освобождается» от породившей его проблемы таким образом, что ее проживание делает его более зрелым, психологически адекватным и интегрированным.

Напротив, те стратегии, которые в сущности являются психологически неэффективными, как бы их ни оценивал сам индивид, реально оказываются направленными на ослабление, смягчение остроты переживаемого кризиса, сопровождающих его эмоциональных состояний. Если воспользоваться медицинской аналогией, то можно сказать, что в первом случае, почувствовав боль, человек пытается выяснить ее причину и справиться с ней, вылечив болезнь, а во втором случае он просто принимает таблетки, пытаясь заглушить неприятные ощущения.

При переживании критической или кризисной ситуации возможны три принципиальные стратегии.

Одним из деструктивных способов поведения по отношению к кризисам или конфликтам является непризнание наличия проблемы, непринятие реальности, ее искажение, уход от нее. Например, отгоняя от себя беспокойные мысли, человек уговаривает себя, что у него «все нормально», ему не о чем беспокоиться, а все чаще посещающие его депрессивные настроения и ощущение бессмысленности его занятий есть просто результат переутомления. Делая вид, что ничего не происходит, что все в порядке, человек подавляет в себе всякие сомнения и тревожащие мысли о собственной жизни, старается «поменьше забивать себе голову всякой ерундой» и побольше заниматься каким-нибудь «делом» (работой, домом, семьей, карьерой, увлечениями и т. д., и т. п.), потому что так жизнь быстрее проходит.

Другая ситуация возникает, когда, признавая свои проблемы и необходимость их решения, человек не видит возможности их решения или не находит в себе мужества, готовности сделать какие-то шаги. Примитивный способ справиться с такой ситуацией – это «заглушить» в себе соответствующие переживания, тоску бессмысленного существования теми или иными отвлечениями (выпивкой, компьютерными играми, наркотиками и т. д.).

Признавая наличие проблемы, можно уходить от ее решения, снижая значимость, остроту и тем самым отрицая необходимость что-то делать. Например, переживая какие-то семейные, подчас довольно тяжелые, проблемы, человек говорит себе: «все так живут», «жизнь такая» или «у других еще хуже» и т. д. Еще одним способом ухода является «откладывание» проблемы или перекладывание ее на других («у меня голова сейчас занята совершенно другим»).

Общим признаком этих деструктивных стратегий является фактическое нежелание человека или его неспособность «работать» со своей проблемой. Он не готов к принятию решений, к ответственности за них, боится их последствий и потому надеется, что «все как-нибудь устроится само собой».

Возможно, какая-то часть переживаемых человеком критических жизненных ситуаций, действительно, постепенно потеряет свою остроту, однако подспудно у человека начинает накапливаться негативный опыт нерешения своих проблем.

Нередким следствием отрицаемых, отложенных, «загнанных внутрь» или искусственно обесцененных проблем становятся невротические состояния или невроз личности. Иногда человек идет путем «наименьшего сопротивления», предпочитая оставить «все как есть» и отказываясь от решений, требующих определенного мужества. При этом он может чувствовать облегчение от избавления от мучительной проблемы, однако реально возникает регресс личности или замедление, прекращение личностного роста, ограничение возможностей ее самореализации.

Наконец, третья – и единственно конструктивная – возможность состоит в том, чтобы изменить что-то в себе или своей жизни таким образом, чтобы действительно получить возможность «жить своей жизнью», ощущать подлинность и «настоящесть» своего бытия.

Конструктивное преодоление личностных конфликтов и кризисов предполагает принятие реальности, готовность к честному анализу сложившейся ситуации, способность различать главное и второстепенное, выделять составные части в возникшей проблеме и решать ее поэтапно.

Напомним, что «полноценно функционирующий», «самореализующийся», «актуализирующийся», «адаптивный» индивид, как его называют в своих описаниях психологи, – это человек, которого отличают свобода (спонтанность, самовыражение, реализация своего потенциала), доверие (вера в себя и других, в свою способность справляться с трудностями и т. д.), честность (как искренность, аутентичность, осознанность).

Ф. Василюк отмечает, что эмоциональное переживание кризисной ситуации, каким бы сильным оно ни было, само по себе не ведет к ее преодолению; точно так же анализ ситуации, ее обдумывание приводит лишь к ее лучшему осознанию. Подлинная же проблема состоит в созидании нового смысла, в «смыслопорождении», «смыслостроительстве», когда результатом внутренней работы личности по преодолению, проживанию критических жизненных ситуаций становятся изменения в ее внутреннем субъективном мире – обретение нового смысла, новое ценностное отношение, восстановление душевного равновесия и т. д.

Основные психологические концепции внутриличностных конфликтов.

Проблема внутриличностного конфликта во взглядах Зигмунда Фрейда (1856-1939)   Согласно 3. Фрейду, человек конфликтен по своей природе. В нем от рождения борются два противоположных инстинкта, определяющих его поведение. Такими инстинктами являются: эрос (сексуальный инстинкт, инстинкт жизни и самосохранения) и танатос (инстинкт смерти, агрессии, деструкции и разрушения).

Внутриличностный конфликт и является следствием извечной борьбы между эросом и танатосом. Эта борьба, по 3. Фрейду, проявляется в амбивалентности человеческих чувств, в их противоречивости. Амбивалентность чувств усиливается противоречивостью социального бытия и доходит до состояния конфликта, который проявляется в неврозе.   Фрейд в своей теории не только раскрывает причины внутриличностных конфликтов, но и вскрывает механизмы защиты от них. Основным механизмом такой защиты он считает сублимацию, то есть преобразование сексуальной энергии человека в другие виды его деятельности, в том числе и в его творчество. Кроме того, Фрейд выделяет и такие защитные механизмы, как: проекция, рационализация, вытеснение, регрессия и др. Теория комплекса неполноценности Альфреда Адлера (1870-1937)   Согласно взглядам А. Адлера, формирование характера личности происходит в первые пять лет жизни человека. В этот период он испытывает на себе влияние неблагоприятных факторов, которые и порождают у него комплекс неполноценности. Впоследствии этот комплекс оказывает существенное влияние на поведение личности, ее активность, образ мыслей и т. п. Этим и определяется внутриличностный конфликт.   Адлер объясняет не только механизмы формирования внутриличностных конфликтов, но и раскрывает пути разрешения таких конфликтов (компенсации комплекса неполноценности).

Таких путей он выделяет два. Во-первых — это развитие «социального чувства», социального интереса. Развитое «социальное чувство» в конечном итоге проявляется в интересной работе, нормальных межличностных отношениях и т. п. Но у человека может сформироваться и так называемое «неразвитое социальное чувство», которое имеет различные негативные формы проявления: преступность, алкоголизм, наркомания и т. п. Во-вторых, стимуляция собственных способностей, достижение превосходства над другими. Компенсация комплекса неполноценности посредством стимуляции собственных способностей может иметь три формы проявления: а) адекватная компенсация, когда происходит совпадение превосходства с содержанием социальных интересов (спорт, музыка, творчество и т. п.); б) сверхкомпенсация,-когда происходит гипертрофированное развитие одной из способностей, имеющей ярко выраженный эгоистический характер (накопительство, ловкачество и т. п.); в) мнимая компенсация, когда комплекс неполноценности компенсируется болезнью, сложившимися обстоятельствами или другими факторами, не зависящими от субъекта. Учение об экстраверсии и интпроверсии Карла Юнга (1875-1961)    К. Юнг в объяснении внутриличностных конфликтов исходит из признания конфликтной природы самой личностной установки. В опубликованной в 1921 году книге «Психологические типы» он дал типологию личности, которая до сих пор считается одной из самых убедительных и широко используется как в теоретической, так и в практической психологии. Типологию личности К. Юнг осуществляет по четырем основаниям (функциям личности): мышлению, ощущениям, чувствам и интуиции. Каждая из функций психики, по К. Юнгу, может проявляться в двух направлениях — экстраверсия и интроверсия. Исходя из всего этого он выделяет восемь типов личности, так называемые психосоциотипы: мыслитель-экстраверт; мыслитель-интроверт; ощущающий-экстраверт; ощущающий-интроверт; эмоциональный-экстраверт; эмоциональный-интроверт; интуитивный-экстраверт; интуитивный-интроверт.    Главным в типологии Юнга является направленность — экстраверсия или интроверсия. Именно она определяет личностную установку, которая в конечном итоге и проявляется во в ну три личностном конфликте.    Так, экстраверт изначально ориентирован на внешний мир. Он строит свой внутренний мир в соответствии с внешним. Интроверт же изначально погружен в себя. Для него самое главное — мир внутренних переживаний, а не внешний мир с его правилами и законами. Очевидно, экстраверт подвержен внутриличностным конфликтам более, чем интроверт. Концепция «экзистенциальной дихотомии» Эриха Фромма (1900-1980)    В объяснении внутриличностных конфликтов Э. Фромм пытался преодолеть биологические трактовки личности и выдвинул концепцию «экзистенциальной дихотомии». В соответствии с этой концепцией, причины внутриличностных конфликтов заключены в дихотомичной природе самого человека, которая проявляется в его экзистенциальных проблемах: проблеме жизни и смерти; ограниченности человеческой жизни; громадных потенциальных возможностях человека и ограниченности условиями их реализации и др.    Более конкретно философские подходы в объяснении внутриличностных конфликтов Э. Фромм реализует в теории биофилии (любовь к жизни) и некрофилии (любовь к смерти).

Теория психосоциального развития Эрика Эриксона (1902 -1994)     Суть теории Эриксона состоит в том, что он выдвинул и обосновал идею стадий психосоциального развития личности, на каждой из которых каждый человек переживает свой кризис. Но на каждом возрастном этапе происходит либо благоприятное преодоление кризисной ситуации, либо неблагоприятное. В первом случае происходит позитивное развитие личности, ее уверенный переход на следующий жизненный этап с хорошими предпосылками для его успешного преодоления. Во втором случае личность переходит в новый этап своей жизни с проблемами (комплексами) прошлого этапа. Все это создает неблагоприятные предпосылки развития личности и вызывает у нее внутренние переживания. Мотивационные конфликты по Курту Левину (1890-1947)     Большую практическую ценность для выявления внутриличностных конфликтов и определения путей их разрешения представляет классификация внутренних конфликтов. Кроме изложенных выше психологических концепций внутриличностных конфликтов существуют и другие, разработанные в рамках когнитивной и гуманистической психологии.    Формы проявления и способы разрешения внутриличностных конфликтов. Для разрешения внутриличностных конфликтов важно, во-первых, установить факт такого конфликта, во-вторых, определить тип конфликта и его причину; и в-третьих, применить соответствующий способ разрешения. При этом следует помнить, что часто для разрешения внутриличностных конфликтов их носители нуждаются в психологической, а иногда и в психотерапевтической помощи.

Экзистенциальные потребности

В книге «Здоровое общество» (1955) Фромм утверждал, что психически здоровый человек отличается от больного тем, что оказывается в состоянии найти ответы на экзистенциальные вопросы — ответы, которые в наибольшей степени отвечают его экзистенциальным потребностям. Как и поведение животных, наше поведение мотивируется такими физиологическими потребностями, как голод, секс, безопасность и т. д., но их удовлетворение не приводит к разрешению человеческой дилеммы. Лишь специфические экзистенциальные потребности, присущие только человеку, могут подтолкнуть нас на путь воссоединения с природой. Эти потребности выявляются в ходе эволюции человеческой культуры, они вырастают из наших попыток раскрыть смысл своего существования, избежав при этом помрачения рассудка. Другими словами, здоровый индивидуум обладает лучшей способностью находить пути соединения с миром, удовлетворяя потребности в установлении связей, преодолении себя, укорененности в мире, самоидентичности, наконец, в наличии системы ценностей.

Потребность в установлении связей

Первая экзистенциальная потребность человека — это потребность в установлении связей, стремление к объединению с другими людьми. Фромм определяет три основных направления, по которым человек может вступать во взаимоотношения с миром: подчинение, власть и любовь. Чтобы достичь единства с миром, человек может подчиниться другому человеку, группе, социальному институту. «Делая этот шаг, он переступает границы своей обособленности, своего индивидуального существования, становясь частью чего-то большего, нежели он сам, и осознает себя в контексте власти, которой подчиняется» ( Fromm , 1981, р. 2).

С точки зрения Фромма, подчинение и власть — непродуктивные стратегии, не дающие личности нормального здорового развития. Покорные люди ищут взаимоотношений с властными, а властные — с покорными. Когда покорный и властный человек находят друг друга, они часто вступают в союзные отношения, удовлетворяющие их обоих. Хотя такой союз и может приносить партнерам радость, он так или иначе препятствует движению к целостности и психологическому здоровью личности. Партнеры «живут друг другом, удовлетворяя жажду близости и вместе с тем испытывая недостаток внутренней силы и уверенности в себе, которых требует от них свобода и независимость» ( Fromm , 1981, р. 2).

Люди, находящиеся в союзных отношениях, привязаны друг к другу, но не любовью, а отчаянной жаждой установить связь, потребностью, которая никогда не может быть удовлетворена с помощью подобного партнерства. В глубине такого союза лежит бессознательное чувство враждебности, заставляющее человека, живущего в союзе, обвинять своего партнера в том, что тот не может полностью удовлетворить его потребности. По этой причине они ищут нового подчинения или новой власти и в результате становятся все более зависимыми от своих партнеров и все менее свободными.

Единственная продуктивная стратегия установления связи — это любовь. Фромм определяет любовь как «союз с кем-то или с чем-то находящимся вне человека при условии сохранения последним обособленности и целостности своего Я» ( Fromm , 1981, р. 3).

Несмотря на то что любовь включает в себя непосредственное участие в жизни другого человека и общность с ним, она в то же время предоставляет человеку свободу быть уникальным и самостоятельным и позволяет ему удовлетворить потребность в установлении связей, не нарушая своей целостности и независимости. В любви двое становятся одним целым, хотя при этом каждый остается самим собой.

Фромм был убежден, что подлинная любовь является единственным путем, с помощью которого человек может стать единым с миром и одновременно прийти к своей индивидуальности и целостности. В книге «Искусство любить» (1956) он выделил четыре основных элемента, которые являются общими для всех форм подлинной любви: заботу, ответственность, уважение и знание. Если мы любим другого человека, мы должны интересоваться им и проявлять о нем заботу. Любовь также означает желание и способность нести ответственность за другого человека. Любя другого, мы удовлетворяем физические и психологические потребности этого человека, принимаем и уважаем его таким, какой он есть, и не пытаемся изменить его. Но мы можем уважать других, только если располагаем определенным знанием о них. В данном случае «знать» означает смотреть на других с их собственной точки зрения.

Потребность в преодолении себя

В отличие от животных, людьми движет потребность в преодолении себя, определяемая как желание подняться над пассивным и случайным существованием в «царство целеустремленности и свободы» ( Fromm , 1981, р. 4).

Подобно тому как потребность в установлении связей может в равной степени удовлетворяться продуктивными и непродуктивными методами, потребность в преодолении себя можно удовлетворить как позитивно, так и негативно. Мы можем преодолевать нашу пассивную природу как путем созидания жизни, так и путем ее разрушения. Помимо созидания через воспроизводство, общего для всех представителей животного мира, человек способен осознать эту свою функцию и по аналогии с ней создавать искусственные творения, такие как произведения искусства и научные концепции, религиозные верования и общественные институты, материальные и моральные ценности, главной из которых является любовь.

Творить означает быть деятельным и заботливым по отношению к тому, что создано человечеством. Однако есть и другой путь: преодоление жизни путем ее разрушения и превращения другого в жертву. В «Анатомии человеческой деструктивности» (1973) Фромм обосновывает мысль о том, что человек является единственным биологическим видом, для которого характерна злонамеренная агрессия ( malignant aggression ), которая означает способность убивать не только ради выживания, но и по другим причинам. Хотя для некоторых индивидов и даже в некоторых культурах злонамеренная агрессия является мощной доминирующей силой, ее нельзя отнести к числу универсальных человеческих свойств. В частности, многие доисторические общества и некоторые современные традиционные, или «примитивные», культуры Потребность в укорененности

Когда человеческие существа развиваются как отдельный вид, они теряют свой дом в мире природы, что осознается ими благодаря уникальной способности мыслить. Последовательно возникающие при этом чувства изоляции и беспомощности становятся невыносимы. От этого проистекает третья экзистенциальная потребность — потребность в обнаружении своих корней, жажда в буквальном смысле «укорениться» в этом мире и снова почувствовать его своим домом.

Потребность в укорененности можно рассматривать и в контексте филогенеза, то есть развития конкретного представителя человечества как вида. Фромм абсолютно согласен с Фрейдом в том, что инцестуальные стремления присущи человеческим существам, но, в отличие от него, не считает, что все они основаны на сексуальной почве. Фромм утверждает, в частности, что стремление к инцесту базируется на «глубокой жажде возврата в теплое уютное материнское чрево или к ее питающей груди» (1955, с. 40).

В этом смысле на Фромма оказала большое влияние концепция раннего матриархального общества, выдвинутая Дж. Дж. Бахофеном (1861—1967).

В отличие от Фрейда, который считал древние общества патриархальными, Бахофен придерживался той точки зрения, что центральной фигурой в этих древнейших социальных группах была все же мать. Именно она сообщала своим детям чувство укорененности, именно она побуждала их либо к развитию личной индивидуальности, либо к фиксации, тормозящей психологический рост.

Потребность в укорененности может быть удовлетворена с помощью более или менее продуктивных стратегий. Продуктивной является стратегия, которая предполагает, что, оторвавшись от материнской груди, человек рождается по-настоящему. Это означает, что он активно и творчески взаимодействует с миром, приспосабливается к нему и достигает целостности. Эта новая связь с реальностью обеспечивает безопасность и восстанавливает чувство принадлежности к миру и укорененности в нем. В поисках своих корней люди могут выбирать и обратную стратегию, а именно, непродуктивную стратегию фиксации ( fixation ).

Фиксация означает упорное нежелание индивида двигаться за пределы безопасного мира, изначально очерченного матерью. Люди, которые используют для удовлетворения потребности в корнях стратегию фиксации, «боятся подняться на следующую ступень развития, оторваться от материнской груди. Они страстно желают, чтобы их опекали, по-матерински холили и лелеяли, защищали от неблагоприятных воздействий окружающего мира; по характеру они очень зависимые, пугливые и крайне неуверенные в себе» ( Fromm , 1955, р. 40).

Самоидентичность

Четвертой экзистенциальной потребностью является потребность в осознании себя отдельной сущностью, или в самоотождествлении. Будучи оторваны от природы, мы вынуждены самостоятельно формировать концепцию своего Я, воспитывать в себе способность ответственно заявить: «Я — это я» или «Я отвечаю за свои действия».

В эссе «О непослушании» (1981) Фромм подхватывает известную мысль антропологов о том, что в традиционных культурах люди очень тесно отождествляли себя со своим кланом и не мыслили себя отдельно от него. В общих чертах то же самое характерно и для Средневековья, чей представитель был в значительной степени отождествлен со своей социальной ролью в феодальной иерархии. Вслед за Марксом Фромм полагал, что подъем капитализма существенно раздвинул границы экономической и политической свободы, однако не принес человеку истинного ощущения своего Я. Для большинства людей самоидентичность означает привязанность к другим или преданность различным институтам — нации, религии, профессии, социальной группе. Вместо отождествления с кланом развивается стадный инстинкт, покоящийся на чувстве несомненной принадлежности толпе. Причем этот факт остается неоспоримым, несмотря на то что однородность толпы и конформизм ее участников зачастую прикрываются иллюзией индивидуальности.

Не отождествляя себя ни с чем и ни с кем, мы рискуем потерять рассудок. Эта угроза является для нас мощным фактором мотивации, заставляя сделать все возможное, чтобы приобрести чувство самоидентичности. Невротики пытаются находиться возле сильных людей либо стараются закрепиться в социальных или политических институтах. Психологически здоровые люди имеют меньшую потребность соответствовать толпе и отказываться от ощущения своего Я. Им не нужно ограничивать свою свободу и проявления собственной индивидуальности, чтобы существовать в человеческом обществе, поскольку сильной стороной их самоидентичности является ее подлинность.

Система ценностей

Последняя описанная Фроммом экзистенциальная потребность — потребность в системе ценностей. Мы нуждаемся в некой маршрутной карте, системе взглядов и ценностей, помогающей нам ориентироваться в этом мире. Без такой карты мы были бы «абсолютно растеряны и не имели бы возможности действовать целенаправленно и последовательно» ( Fromm , 1955, р. 230).

Система ценностей позволяет нам организовать то огромное количество стимулов и раздражителей, с которыми мы сталкиваемся на протяжении жизни. «Человек окружен множеством загадочных явлений и, имея на это полное основание, вынужден придавать им смысл, вкладывать их в понятный для него контекст» ( Fromm , 1955, р. 63).

«Самый первый витальный интерес заключается в сохранении своей системы координат, ценностной ориентации. От нее зависит и способность к действию, и в конечном счете — осознание себя как личности» ( Fromm , 1973).

Каждый человек имеет свою философию, т. е. внутренне согласованную систему взглядов на мир. Многие люди воспринимают эту философию в качестве жизненной основы. Таким образом, если какие-либо явления и события не вписываются в рамки упомянутой системы, они трактуются человеком как «ненормальные», «неразумные»; если же, напротив, вписываются, то рассматриваются как проявление «здравого смысла». Чтобы приобрести и сохранить свою систему ценностей, люди способны предпринять практически любые шаги вплоть до самых радикальных — например, избрать путь иррационального авторитаризма, как Адольф Гитлер и другие фанатики, сумевшие выбиться в лидеры.

Табл. 20.1. Человеческие потребности

Потребность

Негативные составляющие

Позитивные составляющие

Установление связей

Подчинение или власть

Любовь

Преодоление себя

Разрушение

Созидание, творчество

Укорененность в мире

Фиксация

Целостность

Самоотождествление

Принадлежность группе

Индивидуальность

Система ценностей

Иррациональные цели

Рациональные цели

Комплексный подход к разрешению экзистенциальных конфликтов личности