Методы и техники экзистенциальной психотерапии

Экзистенциа́льная психотерапи́я (англ. existential therapy) — направление в психотерапии, ставящее целью подвести пациента к осмыслению своей жизни, осознанию своих жизненных ценностей и изменению своего жизненного пути на основе этих ценностей, с принятием полной ответственности за свой выбор.[1] Экзистенциальная терапия зародилась в XX веке как приложение идей экзистенциальной философии к психологии и психотерапии/

Экзистенциальная терапия, вслед за философским экзистенционализмом, утверждает, что жизненные проблемы человека проистекают из самой человеческой природы: из осознания бессмысленности существованияи необходимости искатьсмысл жизни; из-за наличиясвободы воли, необходимости делать выбор и страха нести ответственность за этот выбор; из осознания равнодушия мира, но необходимости с ним взаимодействовать; из-за неминуемостисмертии естественногострахаперед ней.[1]Известный современный экзистенциальный терапевтИрвин Яломопределяет всего четыре ключевые проблемы, с которыми имеет дело экзистенциальная терапия:смерть,изоляция,свободаивнутренняя пустота.[3]Все остальные психологические и поведенческие проблемы человека, по мнению сторонников экзистенциальной терапии, проистекают из этих ключевых проблем, и только решение, или, точнее сказать, принятие и осмысление этих ключевых проблем может принести человеку подлинное облегчение и наполнить его жизнь значением.[1]

Жизнь человека рассматривается в экзистенциальной терапии как череда внутренних конфликтов, разрешение которых ведёт к переосмыслению жизненных ценностей, поиску новых путей в жизни, развитию человеческой личности. В этом свете внутренние конфликты и проистекающие из нихтревога,депрессия,апатия, отчуждение и другие состояния рассматриваются не как проблемы и психические расстройства, а как необходимые естественные этапы для развития личности.[1]Депрессия, например, рассматривается как этап потери жизненных ценностей, открывающий дорогу для нахождения новых ценностей; тревога и беспокойство рассматриваются как естественные признаки необходимости сделать важный жизненный выбор, которые покинут человека, как только выбор будет сделан. В этой связи задача экзистенциального терапевта заключается в том, чтобы подвести человека к осознанию своих самых глубинных экзистенциальных проблем, пробудить философское размышление над этими проблемами и вдохновить человека сделать необходимый на данном этапе жизненный выбор, если человек колеблется и откладывает его, «застревая» в тревоге и депрессии.[1]

28 стр., 13782 слов

Экзистенциализм. Проблема развития экзистенциальной сферы школьников

... работы Экзистенциализм Проблема развития экзистенциальной сферы школьников. Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью изучения экзистенциальной сферы учащихся ... полезно провести по следующим признакам выбор ценность социальные роли и справедливость. Приведем ... основных проблем работы философа является проблема выбора. Человек у Ж П. Сартра всегда сталкивается с проблемой выбора ...

Экзистенциальная терапия не имеет общепринятых терапевтических техник. Сеансы экзистенциальной терапии обычно проходят в форме взаимно уважительного диалога между терапевтом и пациентом. При этом терапевт ни в коем случае не навязывает пациенту никаких точек зрения, а лишь помогает пациенту глубже понять себя, сделать собственные выводы, осознать свои индивидуальные особенности, свои потребности и ценности на данном жизненном этапе.[1]

Напомним, что И. Ялом определял экзистенциальную психотерапию как психодинамический подход. Сразу же необходимо отметить, что существуют два важных различия между экзистенциальной и аналитической психодинамикой. Во-первых, экзистенциальные конфликты и экзистенциальная тревога возникают вследствие неизбежной конфронтации людей с предельными данностями бытия: смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью.

Во-вторых, экзистенциальная динамика не подразумевает принятия эволюционной или «археологической» модели, в которой «первое» является синонимом «глубокого». Когда экзистенциальные психотерапевты и их пациенты проводят углубленное исследование, они не сосредоточиваются на повседневных беспокойствах, а размышляют об основных экзистенциальных проблемах. Кроме того, экзистенциальные подходы также могут быть использованы для решения проблем, связанных со свободой, ответственностью, любовью и творческим потенциалом. [И. Ялом пишет, что психотерапевтические подходы «отражают патологию, которую с их помощью можно излечивать, и формируются этой патологией».]

В связи со сказанным экзистенциальная психотерапия в основном ориентирована на долгосрочную работу. Однако элементы экзистенциального подхода (например, акцент на ответственности и аутентичности) могут быть включены и в относительно краткосрочную психотерапию (например, связанную с работой с посттравматическими состояниями).

Экзистенциальная психотерапия может проводиться как в индивидуальной, так и в групповой форме. Обычно группа состоит из 9-12 человек. Преимущества групповой формы состоят в том, что пациенты и психотерапевты получают более широкую возможность наблюдать искажения, возникающие при межличностном общении, неадекватное поведение и корректировать их. Групповая динамика в экзистенциальной терапии направлена на выявление и демонстрацию того, как поведение каждого члена группы:

3 стр., 1050 слов

Экзистенциальная психотерапия.Принципы экзистенциальной психотерапии

... 2008. - 960 с. (Серия "Национальная медицинская библиотека") 3. Ялом Ирвин. Групповая психотерапия. Теория и практика. СПб.: Питер, 2009. - 683 с. 4. ... соединено с ощущением пустоты, - поэтому мы и говорим об экзистенциальном вакууме. Экзистенциальная психотерапия - это собирательное понятие для обозначения психотерапевтических подходов, в ...

1) рассматривается другими;

2) заставляет других чувствовать;

3) создает у других мнение о нем;

4) влияет на их мнение о самих себе.

Наибольшее внимание и в индивидуальной, и в групповой формах экзистенциальной психотерапии уделяется качеству отношений психотерапевт—пациент. Эти отношения рассматриваются не с точки зрения трансфера, а с позиций ситуации, сложившейся у пациентов к настоящему времени, и опасений, мучающих пациентов в данный момент.

Экзистенциальные терапевты описывают свои отношения с пациентами с помощью таких слов, как присутствие, аутентичность и преданность. В индивидуальном экзистенциальном консультировании участвуют два реальных человека. Экзистенциальный психотерапевт — не призрачный «отражатель», а живой человек, который стремится попять и ощутить бытие пациента. Р. Мэй полагает, что экзистенциален любой психотерапевт, который, несмотря на имеющиеся у него знания и умения, может относиться к пациенту так же, как, говоря словами Л. Бинсвангера, «одно существование относится к другому».

Экзистенциальные психотерапевты не навязывают пациентам собственных мыслей и чувств и не используют контрпереноса. Это связано с тем, что пациенты могут прибегать к различным способам провоцирующего подключения психотерапевтов, которое позволяет им не обращаться к собственным проблемам. Ялом говорит о важности неявных «вливаний». Речь идет о тех моментах психотерапии, когда терапевт проявляет не только профессиональное, но и искреннее, человеческое участие к проблемам пациентов, тем самым иногда превращая стандартную сессию в дружескую встречу. В своем исследовании конкретных случаев («Каждый день немного сближает») Ялом рассматривает подобные ситуации как с позиции психотерапевта, так и с позиции пациента. Так, он был поражен, узнав, какое большое значение одна его пациентка придавала таким мелким личным деталям, как теплые взгляды и комплименты по поводу того, как она выглядит. Он пишет, что для установления и поддержания хороших отношений с пациентом психотерапевту необходима не только полная включенность в ситуацию, но и такие качества, как неравнодушие, мудрость и умение максимально включаться в психотерапевтический процесс. Психотерапевт помогает пациенту «будучи заслуживающим доверия и заинтересованным; ласково присутствуя рядом с этим человеком; веря, что их совместные усилия приведут в конечном счете к исправлению и исцелению».

3 стр., 1088 слов

Трансперсональный подход в практике психологического консультирования и психотерапии

Международного Института Исследования Сознания и Психотерапии, г. Фрайбург, Германия (I.B.P.) Трансперсональный подход в практике психологического консультирования и психотерапии Трансперсональная психология - одна из новейших, наиболее популярных и эффективных школ современной гуманистической психологии - фокусирует внимание на глубинных областях психики, процессах развития и творческой ...

Главной целью психотерапевта является установление аутентичных отношений в интересах пациента, поэтому вопрос самораскрытия психотерапевтаявляется одним из главных в экзистенциальной психотерапии. Экзистенциальные психотерапевты могут раскрывать себя двумя способами.

Во-первых, они могут рассказывать своим пациентам о собственных попытках примирения с предельными экзистенциальными беспокойствами и сохранения лучших человеческих качеств. Ялом считает, что он совершал ошибку, слишком редко прибегая к самораскрытию. Как он отмечает в «Теории и практике групповой психотерапии» (Ялом, 2000), всякий раз, когда он делился с пациентами значительной долей собственного «Я», они неизменно извлекали из этого пользу для себя.

Во-вторых, они могут использовать сам процесс психотерапии, а не фокусировать внимание на содержании сессии. Это использование мыслей и чувств, касающихся того, что происходит «здесь и сейчас», с целью улучшения отношений психотерапевт—пациент.

В течение ряда психотерапевтических сессий пациентка А. демонстрировала поведение, которое сама расценивала как естественное и спонтанное, а другие участники группы оценивали его как инфантильное. Она всячески выказывала активность и готовность работать над собой и помогать другим, подробно и красочно описывала свои ощущения и эмоции, охотно поддерживала любые темы групповой дискуссии. При этом все это носило полуигривый-полусерьезный характер, позволявший одновременно и давать какой-то материал для анализа, и уходить от более глубокого погружения в него. Психотерапевт, предполагая, что такие «игры» могут быть связаны со страхом приближения к смерти, спросил, зачем она пытается быть то взрослой опытной женщиной, то маленькой девочкой. Ее ответ потряс всю группу: «Когда я была маленькой, мне казалось, что между мной и чем-то плохим в жизни стоит моя бабушка. Потом бабушка умерла и на ее место встала моя мама. Потом, когда умерла мама, между мной и плохим оказалась старшая сестра. И теперь, когда сестра живет далеко, я вдруг осознала, что между мной и плохим больше нет преграды, я стою к нему лицом к лицу, а для своих детей я сама являюсь такой преградой».

10 стр., 4737 слов

Психологическая служба Microsoft Office Word

... допускающая произвола и непоследовательности их истолкования. Психологическое консультирование состоит в выработке психолого-педагогических рекомендаций, вытекающих из результатов психодиагностического обследования. Эти рекомендации должны предлагаться ... не позволять себе таких проявлений, которые могут быть неоднозначно истолкованы клиентом. При работе с ребенком не следует делать резких движений ...

Кроме этого, ключевыми процессами терапевтических изменений, согласно Ялому, являются воля, принятие ответственности, отношение к терапевту и вовлеченность в жизнь. Рассмотрим их на примере работы с каждой из базовых тревог.

Под результативностью психологического консультирования понимаются его конечные итоги для клиента, а именно – то, что в его психологии и поведении действительно изменилось под влиянием проведения консультирования.

Предполагается, что результаты психологического консультирования в большинстве случаев его проведения являются положительными, по крайней мере, – такими, какие ожидаются клиентом и психологом-консультантом. Однако одно дело ожидания и надежды, другое дело – реальная действительность. Иногда явный положительный, сиюминутный результат психологического консультирования может отсутствовать и даже на первый взгляд казаться отрицательным. В итоге проведения психологического консультирования что-то в психологии и в поведении клиента может действительно измениться, но не сразу.

Кроме того, иногда имеют место непредвиденные, неожиданные, отрицательные результаты психологического консультирования. Это нередко случается тогда, когда что-то существенное в консультировании заранее недостаточно продумано с точки зрения возможных отрицательных последствий или когда психологическое консультирование проводит профессионально не подготовленный, недостаточно опытный психолог. Однако по причине редкости отрицательных результатов в психологическом консультировании мы подобные случаи не будем специально обсуждать и сосредоточим свое внимание только на случаях с положительным или нейтральным исходом консультирования.

О положительном результате психологического консультирования можно судить по ряду признаков.

• Положительное, оптимальное, удовлетворяющее как психолога-консультанта, так и клиента решение той проблемы, с которой клиент обратился в психологическую консультацию.

3 стр., 1149 слов

7. Консультирование тревожных клиентов

7. Консультирование тревожных клиентов. Тревожность занимает одно из важнейших мест как в нормальной психодинамике, так и в психопато­логии, т. е. в возникновении различных симптомов. Тре­вожность предупреждает об опасности, угрозе и в этом смысле имеет не меньшую ценность, чем боль. Тревожность — сигнал не только предупредительный, но и защищающий от конфликтов, потому что задей­ствует механизмы ...

Эффективность результата подтверждается совокупностью положительных итогов.

По завершении консультации обе ее стороны – консультант и клиент – признают, что проблема, ради которой консультирование проводилось, успешно разрешена, причем для этого имеются убедительные объективные доказательства. Ни психологу-консультанту, ни клиенту не требуется каких-либо дополнительных аргументов в пользу того, что консультирование действительно прошло успешно.

Психолог-консультант может считать, что консультирование было успешным и проблема клиента решена, в то время как сам клиент может в этом сомневаться, отрицать или не ощущать полностью реальных результатов психологического консультирования.

Иногда, напротив, клиенту кажется, что в результате консультирования ему полностью удалось справиться со своей проблемой, в то время как психолог-консультант сомневается в этом и настаивает на продолжении консультации, желая получить дополнительные убедительные доказательства того, что проблема клиента действительно успешно решена.

• Положительные изменения в тех аспектах психологии и поведения клиента, на регуляцию которых непосредственно и было направлено психологическое консультирование. Имеются в виду основные, прогнозируемые и возможные дополнительные, позитивные эффекты, полученные от проведения психологического консультирования.

Дело в том, что, оказывая влияние на одни психологические процессы и формы поведения клиента, консультирование может существенно затронуть и другие. Как правило, в том случае, когда обнаруживаются положительные результаты воздействия психологического консультирования на личность клиента, также меняется и его поведение, взаимоотношения с людьми и многое другое в его психологии. Улучшение памяти клиента обычно положительно сказывается на его интеллекте, хотя возможно и обратное влияние интеллекта на память.

Нередко в практике психологического консультирования наряду с его бесспорными положительными результатами встречаются проблемные и спорные моменты оценивания его итогов.

8 стр., 3913 слов

1. Консультирование плачущих клиентов

Семинар 1-2. Тема: «Формы консультирования (индивидуальное и групповое, телефонное, интернет - консультирование)» (4 часа) Группа делится на 2 подгруппы, проводится тренинг «Формирование уверенного поведения» Задание: подберите упражнения, игры (не менее 5) для проведения тренинга по теме, будьте готовы провести данное упражнение на семинаре. Семинар 3-4. Тема: «Специальные проблемы в ...

Заметим, что по своим результатам психологическое консультирование может проявляться и по-другому: объективно, субъективно, внутренне и внешне.

Объективные признаки результативности психологического консультирования проявляются в том, что ему сопутствуют достоверные факты, свидетельствующие об успешности консультирования.

Субъективные признаки результативности психологического консультирования проявляются в чувствах, ощущениях, мнениях и представлениях консультанта.

Внутренние признаки результативности психологического консультирования проявляются в изменениях психологии клиента. Они могут ощущаться (осознаваться) или не ощущаться (не осознаваться) клиентом, могут проявляться или не проявляться в его реальном поведении, в доступных внешнему наблюдению действиях и поступках клиента.

Внешние признаки результативности психологического консультирования, напротив, всегда и достаточно отчетливым образом проявляются в видимых, доступных прямому наблюдению и оценкам, формах его поведения.

Как оценивать результаты психологического консультирования

 

В соответствии с приведенным выше определением результативности психологического консультирования его итоги могут оцениваться по-разному:

– во-первых, по самоощущению клиента, по тому, насколько лучше он стал себя чувствовать после проведения психологического консультирования;

– во-вторых, по результатам психологического тестирования состояний и психологических свойств (особенностей личности) клиента;

– в-третьих, по наблюдениям со стороны за поведением клиента. Оценивать итоги проведенного консультирования можно по каждому из названных критериев в отдельности, а лучше – по всем таким критериям, вместе взятым.

Для того чтобы оценка результатов консультирования была достаточно точной, необходимо заранее, до начала психологического консультирования решить, каким образом будут оцениваться его результаты. Возможные способы оценки желательно обговорить с клиентом, причем это касается как основных результатов, так и процедуры оценивания. Это необходимо сделать для того, чтобы еще до начала консультирования клиент определенно знал о том, каким образом можно будет убедиться в том, что консультирование прошло успешно, что, клиент действительно получил от него вполне определенную пользу.

Процедуры, как и критерии оценивания результатов психологического консультирования, могут быть различными. Оценку можно производить, например, в ходе самого консультирования, после его начала, по окончании консультирования. Многократная оценка результатов психологического консультирования позволяет клиенту убедиться в том, что оно проходит успешно.

Итоги психологического консультирования можно оценивать и спустя некоторое время после завершения консультирования, если предполагается, что его позитивные результаты проявятся не сразу и настолько, чтобы их можно было полностью оценить. Последний вариант процедуры оценивания результатов психологического консультирования чаще всего применяется тогда, когда изменяемые в ходе психологического консультирования свойства и формы поведения клиента являются достаточно инертными, устойчивыми и преобразуются медленно, едва заметно. Это могут быть, например, способности, черты характера, привычки клиента.

В практике проведения психологического консультирования можно применять любой из перечисленных способов в отдельности и в любом их сочетании. К первому – текущему – способу оценивания результатов консультирования рекомендуется обращаться тогда, когда клиент не вполне уверен в себе, в возможностях психолога-консультанта или в эффективности проводимого консультирования, нуждается в постоянной психологической поддержке. Предоставление ему скорых и убедительных доказательств того, что психологическое консультирование действительно идет успешно, подкрепит его уверенность, повысит его доверие к психологу-консультанту, усилит веру в возможность достижения положительных результатов и, несомненно, заставит усерднее работать над реализацией рекомендаций, полученных от консультанта.

Второй способ оценки – по окончании консультирования – рекомендуется применять в следующих ситуациях:

– когда как психолог-консультант, так и клиент вполне уверены в успехе психологического консультирования;

– когда ни психолог-консультант, ни клиент не желают тратить время на то, чтобы в ходе консультирования проводить дополнительный анализ и оценку результатов консультирования;

– когда психолог-консультант ожидает, что положительные изменения в психологии и поведении клиента должны будут произойти только по завершении психологического консультирования.

Третий из указанных выше способов оценки результатов – через некоторое время по окончании консультирования – целесообразно применять тогда, когда ожидается, что итоги консультирования проявятся не сразу, а только через определенное время. Кроме того, к данному способу оценки результатов психологического консультирования рекомендуется обращаться тогда, когда психолог-консультант ожидает, что результаты консультирования будут зависеть от того, насколько настойчиво и добросовестно клиент будет следовать полученным рекомендациям уже по окончании психологического консультирования.

В этом случае психолог-консультант, во-первых, должен будет с самого начала предупредить клиента о том, что рассчитывать на положительные результаты консультирования он сможет лишь при обязательном и строгом соблюдении полученных рекомендаций; во-вторых, он должен будет проконтролировать действия клиента с точки зрения следования полученным рекомендациям; в-третьих, ему придется заранее договориться с клиентом о том, когда и каким способом будут практически оцениваться результаты психологического консультирования.

Что же касается выбора средств оценки результатов консультирования, то этот вопрос психолог-консультант обычно решает самостоятельно в зависимости от того, на что было изначально направлено консультирование. Важно, однако, чтобы применяемые средства оценки, если, к примеру, в качестве их выступают психологические тесты, были понятны клиенту.

Причины недостаточной результативности психологического консультирования

 

Под недостаточно высокой результативностью психологического консультирования понимаются случаи, когда реальные итоги консультирования на самом деле оказываются меньше ожидаемых, или тогда, когда результаты консультирования в общем соответствуют ожиданиям клиента, но не полностью решают его проблему. Последний из случаев возникает тогда, когда или само консультирование не в состоянии реально помочь клиенту, или психолог-консультант из-за недостаточной подготовленности к проведению консультирования на соответствующую тему не в состоянии оказать действенную помощь клиенту, или же сам клиент по тем или иным причинам не может выполнить рекомендации, полученные от психолога-консультанта. Во всех этих случаях, как правило, не возникает особых проблем во взаимоотношениях между психологом-консультантом и клиентом, а если они и появляются, то решаются на основе взаимного согласия между участниками процесса психологического консультирования.

Первый из описанных случаев в практике проведения психологического консультирования обычно встречается чаще, чем второй, и поэтому его следует выделить и рассмотреть особо.

Выясним вначале типичные причины несоответствия реальных результатов консультирования ожидаемым. Таких причин может оказаться несколько. Обсудим их наряду с возможными способами эффективного устранения этих причин.

Причина 1.Незнание психологом-консультантом законов развития и изменения того или иного психологического свойства и формы поведения клиента, на которую оказывается воздействие в ходе проведения психологического консультирования.

С данной причиной недостаточной результативности психологического консультирования имеют дело довольно часто. Во многих случаях обращения клиентов в психологическую консультацию речь идет о коррекции таких психологических свойств и особенностей поведения клиента, которые или в науке недостаточно хорошо изучены, или о них плохо информирован психолог-консультант.

Полностью устранить неудачу, вызванную указанной причиной, довольно трудно. Психология – информационно насыщенная, довольно быстро развивающаяся наука, и быть компетентным специалистом во всех ее областях и вопросах для отдельно взятого человека практически нереально. Желательно, чтобы психолог-консультант хорошо осознавал свою информационную ограниченность и не обещал клиенту того, что выходит за пределы его – консультанта – научной компетенции.

Хорошо известно, что психологические явления и поведение человека довольно сложны. Научные знания о них были и, наверное, еще долгое время будут оставаться недостаточно полными, не вполне точными и подходящими для их практического использования.

На психику и поведение человека влияет множество случайных, малоизвестных науке факторов. Полностью знать и контролировать их невозможно, поэтому в практике проведения психологического консультирования, равно как, например, в процессе лечения многих заболеваний в медицинской практике, могут встречаться неудачи. Об этом также должен постоянно помнить психолог-консультант и, по возможности, заранее предупреждать об этом своего клиента.

Причина 2.Отсутствие оптимальных условий, при наличии которых можно полностью и с успехом реализовать рекомендации, полученные клиентом от психолога-консультанта, и рассчитывать на положительные результаты.

Эта причина в практике проведения психологического консультирования встречается довольно часто, так как в число оптимальных условий может входить то, что не вполне соответствует реальным условиям жизни клиента.

К примеру, для того чтобы клиент смог добиться максимума положительных результатов от реализации полученных рекомендаций, он должен бы почти полностью освободиться от других повседневных обязанностей, располагать достаточно большим количеством времени и быть способным отвлечься от всего постороннего, сосредоточившись только на решении своей проблемы. В реальных условиях современной жизни сделать это практически невозможно.

Для того чтобы свести к минимуму неблагоприятные последствия действия данной причины, необходимо заранее продумать условия реализации рекомендаций, полученных от психолога-консультанта, определить их таким образом, чтобы клиент мог без особых усилий выполнить эти рекомендации, существенно не меняя своего образа жизни.

Идеальным вариантом в этом случае мог бы стать следующий: обдумать как выполнить полученные рекомендации таким образом, чтобы никакие события, происходящие в жизни клиента, не могли этому помешать, если, конечно, сам клиент не откажется от выполнения полученных рекомендаций.

Причина 3.Недостаточно сильное желание клиента следовать полученным от психолога-консультанта рекомендациям.

Это, в свою очередь, может явиться следствием того, что клиент или изначально не верит в возможность практического решения своей проблемы, или не доверяет данному психологу-консультанту, или же сомневается в своих собственных возможностях по реализации полученных рекомендаций.

Для того чтобы усилить мотивацию клиента, свести к минимуму возможные отрицательные последствия этой причины, психологу-консультанту рекомендуется принять следующие меры.

Во-первых, заранее, психологически разносторонне оценить клиента как личность, чтобы выяснить, нет ли в его психологии и поведении чего-либо такого, что характеризует клиента как бесхарактерного, безвольного, пессимистичного или неуверенного в себе человека.

Если выяснится, что характер клиента на самом деле таков, то необходимо будет заранее продумать аргументы для его убеждения, средства воздействия на него для усиления его мотивации, а также способы получения достоверной информации о том, насколько усилия, предпринимаемые психологом-консультантом и клиентом, являются эффективными, дают необходимые позитивные результаты.

Во-вторых, необходимо всеми доступными мерами стараться добиться того, чтобы клиент полностью доверял психологу-консультанту. Это можно сделать одним из следующих способов. Например, этого можно добиться с помощью специальных психологических приемов, вызывающих доверие клиента. Среди них – демонстрация консультантом полной уверенности в себе, открытости и честности во время проведения психологического консультирования.

Клиенту можно предоставить достоверную информацию о том, что в прошлом работа данного психолога-консультанта и его личная практика проведения психологического консультирования были достаточно успешными. Самый лучший вариант в этом случае – тот, когда об этом клиенту сообщает не психолог-консультант, а другой клиент, которому данный клиент вполне доверяет.

Если же проблема состоит не в отсутствии доверия клиента к психологу-консультанту, а в психологии самого клиента, то необходимо разобраться в причинах нежелания клиента выполнять полученные от психолога-консультанта практические рекомендации. Если, наконец, клиент сомневается в правильности полученных рекомендаций, то психолог-консультант обязан всеми, доступными ему способами помочь клиенту устранить сомнения.

Причина 4.Неточный, неполный или недостаточный контроль эффективности выполнения полученных рекомендаций.

Это тот случай, когда рекомендации, предложенные психологом-консультантом, на самом деле обоснованы и реально действуют, но клиенту, а иногда вместе с ним и психологу-консультанту кажется, что этого не происходит.

Устранить данную, скорее субъективную, чем объективную, причину недостаточной результативности, неполного осознания клиентом получаемых результатов психологического консультирования можно, если заранее продумать средства контроля результативности получаемых рекомендаций и добиться того, чтобы они подтверждались при помощи достаточно валидных, надежных и точных психологических тестов.

Часто бывает так, что результаты внедрения полученных рекомендаций не полностью оцениваются потому, что оценка производится при помощи весьма грубой, приблизительной оценочной шкалы, не отражающей тонких изменений корректируемых психологических свойств. На самом деле эти изменения могут происходить, но не отражаться в грубых оценках.

Если с самим диагностическим инструментарием все в порядке, то следует поинтересоваться, правильно ли этот инструментарий применяется. Если и здесь все нормально, то, вероятнее всего, причина недостаточной результативности психологического консультирования кроется в несвоевременной оценке ожидаемых изменений в психологии и в поведении клиента.

К примеру, если эти изменения должны произойти не раньше, чем через месяц после завершения консультации, а практическая оценка результатов производится на следующий день по ее окончанию, то вряд ли можно будет получить убедительные данные об эффективности психологического консультирования. К этому времени соответствующие позитивные изменения еще не будут достаточно выраженными.

Причина 5.Еще одной причиной невысокой результативности психологического консультирования могут стать неправильные действия клиента по практической реализации полученных от психолога-консультанта рекомендаций. Для того чтобы идентифицировать и далее устранить эту причину, консультанту следует прежде, чем предоставлять клиенту возможность самостоятельно выполнять полученные рекомендации, лично убедиться в том, что клиент их правильно понял и точно знает, что ему следует делать.

Этим, однако, ограничиваться нельзя. Дело в том, что заранее все предусмотреть практически невозможно, и, действуя в новой для себя социальной ситуации, клиент невольно может совершать ошибки. Поэтому важно, встречаясь с клиентом в процессе выполнения им полученных рекомендаций, расспрашивать клиента, подробно выясняя, что и как он делает, корректируя и уточняя его действия в ходе реализации рекомендаций.

Экзистенциальный подход в консультировании

Экзистенциальная психотерапия, по определению И. Ялома, является динамическим терапевтическим подходом, фокусирующимся на базисных проблемах существования индивидуума. Как любой другой динамический подход (фрейдистский, неофрейдистский) экзистенциальная терапия основывается на динамической модели функционирования психики, согласно которой на различных уровнях психики (сознания и бессознательном) в индивидууме присутствуют конфликтующие силы, мысли и эмоции, а поведение (и адаптивное, и психопатологические) представляет собой результат их взаимодействия. Такими силами в экзистенциальном подходе считаются конфронтации индивидуума с конечными данностями существования: смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью. Предполагается, что осознание человеком этих конечных данностей порождает в нем страдание, страхи и вызывает тревогу, которая, в свою очередь, запускает психологические защиты. Соответственно, принято говорить о четырех экзистенциальных конфликтах:

  1. между осознанием неизбежности смерти и желанием про­должать жить;
  2. между осознанием собственной свободы и необходимостью быть ответственным за свою жизнь;
  3. между осознанием собственного глобального одиночества и желанием быть частью большего целого;
  4. между потребностью в некой структуре, смысле жизни и осознанием безразличия (равнодушия) Вселенной, не предлагающей конкретных смыслов.

Каждый экзистенциальный конфликт вызывает тревогу. Причем, тревога может либо оставаться нормальной, либо перерастать в невротическую. Проиллюстрируем данное положение на примере тревоги, возникающей из-за человеческой экзистенциальной уязвимости по отношению к смерти. Тревога считается нормальной, если люди используют экзистенциальную угрозу смерти с пользой для себя, как обучающий опыт, и продолжают разви­ваться. Особенно яркими являются случаи, когда, узнав о смертельной болезни, человек начинает более осмысленно, продуктивно и творчески проживать свою жизнь. Свидетельством невротической тревоги являются психологические защиты. Так, например, смертельно больной человек, испытывающий невротическую тревогу, может неоправданно рисковать своей жизнью, проявляя маниакальный героизм. Невротическая тревога подразумевает также подавление и является скорее разрушительной, чем конструктивной. Следует отметить, что экзистенциальные консультанты, работая с тревогой, не стараются убрать ее совсем, а стремятся ее уменьшить до комфортного уровня и затем использовать имеющуюся тревогу для увеличения осознавания и витальности клиента.

Первый экзистенциальный конфликт— это конфликт между боязнью небытия и желанием быть: осознанием неизбежности смерти и желанием про­должать жить.Задача консультанта в разрешении первого экзистенциального конфликта заключается в том, чтобы подвести клиента к такому углубленному осознанию смерти, кото­рое привело бы к более высокой оценке жизни, открыло бы перспективы для личностного роста и дало бы возможность жить подлинной жизнью.

Слово «экзистенция» («существование») происходит от лат. еxistere — выделяться, появляться. По определению Р. Мэя, бытие означает потенцию, источник потенциала и подразумевает, что кто-то находится в процессе превращения во что-то. Чувство «бытия в мире» у лю­дей связано со всем опытом их существования (сознательным и бессознательным) и представлено в трех взаимосвязанных видах:

  1. «Внутренний мир», еigenwelt — уникальный индивидуальный мир каждого человека, который обусловливает развитие самосознания и самоосознания, формирует собственное отношение к вещам и людям, а также лежит в основе постижения смысла жизни.
  2. «Совместный мир», мitwelt — социальный мир, мир общения и взаимоотношений. Картина бытия в «совместном мире» складывается из общения и взаимовлияния людей друг на друга. Значимость взаимоотношений с дру­гим человеком зависит от отношения к нему (от того, насколько он ценен, важен, при­влекателен для партнера).

    Точно так же от степени вовлечения людей в жизнь группы, зависит то, какое значение имеют для них эти группы.

  3. «Внешний мир», umwelt — естественный мир (законы природы и окружающая среда).

    Естественный мир включает в себя биологические по­требности, стремления, инстинкты ежедневные и жизнен­ные циклы организма и воспринимается как реальный.

Полярностью бытия является небытие, ничто, пустота. Наиболее очевидная форма небы­тия -смерть. Однако к ощущению пустоты также ведет снижение жизненного потенциала, обусловленное трево­гой и конформизмом, а также недостатком четкого самосознания. Кроме того, бытию могут угрожать разрушительная враждебность и физическая болезнь.

Страх смерти имеет огромное значение во внутреннем опыте человека, а отношение к смерти влияет на его жизнь и психологическое развитие. И. Ялом выдвинул два тезиса, каждый из которых имеет фундаментальное значение для экзистенциальной психотерапевтической и консультативной практики:

  1. Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение.
  2. Смерть — первичный источник тревоги и, тем самым, имеет фундаментальное значение как причина психопатологии.

Осознание смерти может послужить позитивным импульсом, сильнейшим катализатором серьезных жизненных изменений. Однако осознание смерти всегда болезненно и вызывает тревогу, поэтому люди склонны воздвигать различные психологические защиты. Уже маленькие дети, чтобы отгородиться от тревоги смерти, развивают защитные механизмы, основанные на отрицании. Они либо считают, что смерть временна (она лишь приостанавливает жизнь или похожа на сон); либо глубоко убеждены в своей индивидуальной неуязвимости и в существовании волшебного спасителя; либо верят в то, что дети не умирают. Большинство детей в возрасте между 5-тью и 9-тью годами отрицают смерть тем, что персонифицируют ее в ужасающие образы, которые представляют внешнюю опасность и на которые можно повлиять (задержать, умилостивить, перехитрить, победить).

Дети более старшего возраста (9-10 лет) высмеивают смерть, и тем пытаются уменьшить свой страх смерти. У подростков отрицание и защита от страха смерти проявляется в подвигах бесшабашности, а в некоторых случаях в мыслях о самоубийстве либо делинкветном поведении. Современные подростки противопоставляют этому страху свою виртуальную личность, играя в компьютерные игры и ощущая себя властелинами смерти.

Экзистенциальное консультирование детей и подростков по вопросам жизни и смерти — отдельная и довольно сложная тема. Такое консультирование ориентированно, прежде всего, на примирение детей и подростков с неизбежностью смерти. Удачной находкой, на наш взгляд, является создание специальных терапевтических сказок, историй и метафор, помогающих маленьким клиентам справиться со страхом смерти и начать нормально функционировать.

С годами подростковый страх оттесняется двумя основными жизненными задачами молодых взрослых людей — построением карьеры и созданием семьи. Далее, в так называемом, среднем возрасте страх смерти возвращается и овладевает людьми с новой силой и уже никогда не покидает их. Жить, постоянно осознавая собственную смертность нелегко, жить, цепенея от ужаса, невозможно, поэтому люди придумывают способы смягчить страх смерти. И. Ялом выделил у взрослых людей два главных механизма защиты от тревоги, связанной со смертью:

1. Вера в свою исключительность, собственное бессмертие и неприкосновенность. В «переработанном» виде эти защиты проявляются в разнообразных формах клинических феноменов:

  • маниакальный героизм. Примером может служить смертельно больной человек, который навязчиво ищет внешней опасности, чтобы спастись от большей опасности, идущей изнутри;
  • трудоголизм. Для трудоголиков время является врагом не только потому, что оно сродни смертности, но и потому, что оно угрожает взорвать одну из опор иллюзии исключительности: веру в вечное восхождение. Они вовлекаются в яростную борьбу со временем и ведут себя так, как если бы на них надвигалась неминуемая смерть, и они стремились бы успеть сделать как можно больше;
  • самовлюбленность, нарциссизм. Тяжелое нарциссическое расстройство характера всегда сопровождается межличностными проблемами. От окружающих ожидается безусловная любовь и полное принятие, при этом взамен предоставляется безразличие, равнодушие и демонстрация превосходства. Не вдаваясь в подробное описание нарциссической личности, отметим только, что такие клиенты словно хотят остановить время и навсегда остаться в младенчестве под магической родительской защитой.
  • агрессия и контроль. Некоторым свидетельством глубоких бессознательных страхов смерти может служить выбор профессий, связанных со смертью (военного, врача, священника, гробовщика, киллера).

    При ощущении обладания властью и расширении сферы контроля ослабевают лишь сознательные страхи, тогда как более глубокие продолжают действовать.

2. Вера в спасителя, персонального защитника, который придет на помощь в последний момент. Такими спасителями могут быть не только люди (родитель, супруг, известный врач, народный целитель, знахарь или лидер), но и, например, какое-либо высокое дело. Данный защитный механизм предполагает, что человек побеждает страх смерти, принося свою свободу и саму жизнь на алтарь какой либо высшей фигуры или персонифицированной идеи. Он создает в своем воображении «некую богоподобную фигуру, чтобы затем можно было греться в лучах иллюзорной безопасности, исходящих от собственного творения». Для людей с гипертрофированной верой в конечного спасителя характерны: самоумаление/обесценивание себя, страх лишиться любви, пассивность, зависимость, самопожертвование, неприятие своей взрослости, депрессия после краха системы представлений. Любой из этих вариантов, будучи акцентирован, может вылиться в определенный клинический синдром. В случае преобладания самопожертвования пациент может быть охарактеризован как «мазохистический». Разумеется, что, стремясь отгородиться от тревоги смерти, люди используют ни одну, а множество переплетенных между собой защит.

Далее остановимся подробнее на экзистенциальной психотехнике разрешения первого экзистенциального конфликта, разработанной классиками экзистенциального подхода и современными психологами.

Самораскрытие консультантаможет осуществляться в различных формах:

  • рассказ клиенту о собственных попытках примириться с предельными экзистенциальными беспокойствами;
  • донесение до клиента мыслей и чувств, которые испыты­вает консультант «здесь и теперь» по поводу проблем кли­ента;
  • «дозволение терпеть» — до клиента доводится, что тема смерти, типичная и поощряемая, нужная тема в отношениях психолога с клиентом.

Проиллюстрируем вариант самораскрытия психолога небольшим примером из стенограммы консультации 5-летнего мальчика, пережившего смерть матери:

Я помню, как соседский юноша в конце зимы принес мне клетку с птичкой. Это был снегирь. «Снегири любят холода, потому их животики ярко красного цвета, как щечки детей, которые гуляют на морозе», — объяснил юноша и подарил мне птичку. Я была счастлива, у меня дома жила самая красивая птичка на свете. Закончилась зима, прошла весна, наступило жаркое лето. Однажды, вернувшись домой с прогулки, я увидела, что дверца в клетке открыта, а внутри — пусто. — Где снегирь? — спросила я у мамы. — Его больше нет, — грустно сказала мама, — ему очень жарко летом, он мог заболеть, потому я отпустила его на волю. В ту же ночь мне приснился сон, что рано утром кто-то стучит в мое окошко. Я подхожу ближе и вижу своего снегиря. Осторожно открываю окно, нежно беру его в руки и бережно, обняв двумя ладонями, несу к клетке… И в ту минуту я просыпаюсь, нежно сжимая между ладоней уголок подушки. В руках вместо снегиря — уголок подушки! Моему горю не было границ. Слезы не капали, они текли ручьем. — Что случилось? — мягко спросила мама. Я рассказала ей свой сон, и тогда мама сказала мне правду: — Снегирь умер, а его душа улетела высоко в небо, туда, где прохладно… Там хорошо… А мы будем помнить птичку и радоваться жизни. Сказала и заплакала. Мы долго сидели обнявшись, и каждый плакал о чем-то своем.

Идентификация механизмов психологической защи­ты.Для клиента делают явной информацию о тех механизмах психологической защиты, которые он использует. При этом оказывают ему помощь в осознании их наивности.

Работа с напоминаниями о недолговечности (бренно­сти) существования.Консультант может использовать любое обыкновенное событие (или тактично спровоцировать ситуацию), способствующее настраиванию клиента на знаки смертности:

  • обсуждение дней рождения и юбилеев;
  • обращение внимания на повседневные свидетельства старения: потеря выносливости, старческие бляшки на коже, уменьшение подвижности суставов, морщины и пр.;
  • рассматривание старых фотографий и обнаружение внешнего сходства с родителями в возрасте, когда они уже воспринимались как старики;
  • обсуждение вызвавших беспокойство телевизионных шоу, кинофильмов, книг;
  • тщательный мониторинг тревожных сновидений и фантазий о смерти.

Примером анализа тревожного сновидения может служить следующий случай из практики онлайн-консультирования.

Письмо клиентки:

Мы с мужем и сыном на машине за городом. Звонок по сотовому и мне сообщают, что мой отец умер. Я в недоумении — он умер 4,5 года назад! Мне говорят: «Была ошибка, а вот теперь точно»… Мы возвращаемся в город, а я все время думаю, как же это могло быть ошибкой? Приезжаем, незнакомое помещение, большой стол посреди комнаты — вокруг стола сидят люди и негромко разговаривают. Никаких слез, похоже, все тоже в недоумении. Мы тоже садимся. Заходит незнакомый высокий худощавый мужчина в черном длинном пальто и садится на стул за моим левым плечом, я поворачиваюсь и приглашаю его сесть за стол, он отказывается. Тут кто-то произносит вслух: «Может, что нужно туда передать?» И все поворачиваются к этому мужчине. Он отвечает: «Нет, ничего не надо, вот только можно ложку передать». По кругу начинают передавать ложку, доходит она до меня, и я вижу, что это ложка с нашей дачи, алюминиевая, приметная такая. Я ее отдаю мужчине, и он уходит. Затем мы едем, вроде как в больницу. Почему-то деревня, деревянный дом с крытым двором, ворота закрыты. Перед домом проходит грязная дорога, как обычно в наших деревнях. Мы стоим на противоположной стороне дороги от дома. И тот незнакомец в черном пальто тут же. Вдруг открывается дверь в воротах, а там стоит мой отец. Я бегу к нему, в этот момент забываю, что он действительно давно умер. Меня переполняет только радость, что вижу его, что тогда давно и вправду все оказалось ошибкой. Бегу, а никак не могу через эту дорогу перебежать… Отец улыбается, поднимает руку и машет мне (из стороны в сторону так машет).

И тут дверной проем начинает заливать свет, яркий, белый, и этот свет просто поглощает отца. Двери закрываются. Я оборачиваюсь и пытаюсь поговорить с людьми, а они меня игнорируют. И я понимаю, что никто ничего кроме меня не видел. Просыпаюсь. Страха не было у меня ни во время сна, ни потом, когда проснулась. А теперь собственно вопрос. Мы собираемся в ближайшую субботу ехать на эту дачу последний раз в этом году, закрывать сезон, так сказать. Нужно ли мне привезти эту несчастную ложку и отвезти ее на могилу к отцу? Или это самое простое объяснение всего и ложка тут вообще и не при чем?»

Гипотезы психолога, высказанные в ответном письме:

1. «Жизнь-смерть». Всему свое время! Бессознательное, возможно, говорит, что не стоит умирать раньше времени. А) Мужчина в черном, который стоит за левым плечом (Ангел Смерти) не садится за общий стол с живыми. Б) Он исчезает, получив то, за чем пришел. А пришел, заметьте, не за душой, а ложкой. В) И снова появляется, чтобы не позволить перейти через дорогу в деревне, которая разделяет мир живых и мертвых. 2. «Отголоски» переживаний. Во снах иногда происходят забавные замещения, когда новые (пока еще не осознанные) переживания заменяются понятными, уже когда-то пережитыми. Например, смерть отца может символизировать наступление зимы, так как природа в этот период «умирает». Повторное прощание — очередное завершение дачного сезона. «Отдать ложку» может означать «остаться без того, что используется в процессе принятия пищи», в данном случае — даров с дачного участка. 3. Чувство вины (скорее всего перед отцом).

Оно может выражаться в борьбе между сознательными и бессознательными посланиями. Сознательные установки навязывают это самое чувство вины (например, редко бываем на кладбище или не поставили памятник).

Бессознательные переживания, напротив, оберегают психическое здоровье (отец, который улыбается во сне и исчезает в белом свете).

Ответное письмо клиентки:

… первым вариантом толкования моего сна Вы прямо ударили по моим мыслям. Последнее время мысль о суициде просто засела в голове, причем очень прочно. Продумано все очень основательно, до мелочей. Выбран способ, причиняющий минимум беспокойства близким. Морально созрела полностью. Не хватало какой-то последней капли, объясняющей для других это решение. Ведь не многие понимают, что Булгаков прав в том, что единственный способ познать свободу — это смерть. Капля эта последняя все не капает, а неотложные дела накатывают постоянно. Ну, думаю, ладно, вот этот вопрос надо обязательно решить, а потом — свобода! А сейчас … сейчас я поняла, что эта последняя капля, видимо, не просто так задерживается… видимо, еще не время для свободы… что-то еще, наверное, надо в этой жизни сделать… Незаменимых нет, это 100 %, но, видимо, есть что-то, что другим вместо меня будет сложнее делать… Теперь вот я задумалась. Я верю в связь миров и верю в то, что тело — временное обличие, данное для каких-то дел, для достижения каких-то целей. Вот только каких? Вот и всплыл философский вопрос о смысле жизни. Значит, БУДЕМ ЖИТЬ!

  • Использование специальных структурированных упражнений для углубле­ния осознания смертности.Структурированные упражнения можно отнестик «экзистенциальной шоковой терапии», и потому их использование предполагает, чтобы сам психолог не боялся темы смерти.

Упражнение «Отрезок моей жизни»

Клиенту, страдающему тревогой, усталостью либо раздражением предлагается: «На пустом листе бумаги начертите отрезок. Один его конец представляет ваше рождение, другой — вашу смерть. Поставьте крестик на том месте, где вы находитесь сейчас. Поразмышляйте над этим примерно пять минут».

Упражнение «Похороны»

Клиента просят закрыть глаза и погрузиться в себя. Далее используется любая релаксационная техники, позволяющей клиенту войти в трансовое состояние. После чего консультант помогает клиенту пережить собственные похороны.

Упражнение особенно эффективно в работе с клиентами, пережившими смерть близких. Онопозволяет клиенту пофантазировать на тему собственной смерти и помогает подойти к углубленному осознанию смерти, которое, в свою очередь, приводит к более высокой оценке жизни и открывает возможности для личностного роста.

Упражнение «Вызов»

Группу разделяют на тройки и дают задание беседовать. Имена участников группы пишутся на отдельных листках бумаги; листки помещаются в сосуд, затем их вслепую вынимают по одному и выкликают написанные на них имена. Тот, чье имя названо, прерывает разговор и поворачивается спиной к остальным.

Многие участники сообщают, что в результате этого упражнения у них возросло сознавание случайности и хрупкости существования.

Упражнение «Жизненные циклы»

Групповой опыт переживания «жизненного цикла» помогает участникам сфокусироваться на основных вопросах каждой стадии жизни. В отрезок времени, посвященный старости и смерти, им предлагается целые дни жить жизнью стариков: ходить и одеваться как старые люди, припудрить волосы и стараться играть конкретных хорошо знакомых им стариков; посетить местное кладбище; в одиночестве гулять по городу/лесу, представляя в своем воображении, как они теряют сознание, умирают, как их обнаруживают друзья и как их хоронят.

  • Побуждение клиента к общению с неизлечимо больными людьми и наблюдению за их поведением.
  • Поощрение клиента к более строгому контролю над теми аспектами жизни, на которые он может влиять.

Второй экзистенциальный конфликт— это конфликт между осознанием свободы и необходимостью быть ответственным за свою жизнь. Соответственно,задача консультанта в разрешении второго экзистенциального конфликта заключается в том, чтобы помочь клиенту осознать личную свободу и способствовать принятию им ответственности за свои чувства, мысли, решения, действия, жизнь.

Изложение материала о разрешении второго экзистенциального конфликта начнем с примера. В сентябре 2011 года на одном из центральных телеканалов Украины начался второй сезон передачи «От пацанки до панянки». Суть проекта заключается в перевоспитании девиантных женщин (алкоголичек, проституток, социопаток и др.) и превращении их в настоящих пани. Каждая из будущих участниц во время кастинга не только заявляла, но и открыто демонстрировала, что она делает только то, что хочет, и для нее не существует понятия «должна». Другими словами, каждая участница шоу констатировала свою личную свободу — свободу, которую, к сожалению, она использовала не для личностного роста, а обратила себе во вред.

Растолкуем жизненную ситуацию участниц проекта с позиций экзистенциальной психотерапии. Двадцатый век, как известно, характеризовался разрушением традиционных систем убежде­ний, религий, ритуалов и правил; быстрым распадом структур и ценностей; воспитанием, при котором очень многое разрешалось. Выросло новое поколение людей, для которых акцент с «должен» был перенесен на «хочу». Многие люди научились желать, но не сумели научиться, как желать, как проявлять волю, как принимать решения и быть ответственными за эти решения. Испытание свободой оказалось слишком большой нагрузкой для современных людей и, соответственно, вызвало тревогу, для преодоления которой люди снова и снова находили психологические защиты. Участницы телешоу «От пацанки до панянки» явились ярким примером того, как люди находят деструктивные пути защиты от ответственности за свою жизнь.

Ниже приведены психологические защиты и способы уклонения от ответственности в ситуациях актуальности для клиентов беспокойств, связанных со свободой:

  • Компульсивность, как некая одержимость чужой для Эго («не Я») силой, которая властвует над человеком, устраняет его личный выбор и лишает его собственной свободы.
  • Перенос ответственностина других людей, в том числе консультантов, или внешние обстоятельства.
  • Отрица­ние ответственностипосредством изображения себя невинной жертвой или посред­ством утраты контроля (временного вхождение в иррациональное состояние «не в своем уме»).
  • Уклонение от автономного поведения.
  • Патологическиеизъяв­ление желаний, проявление воли и принятие решений.

Слово «ответственность» имеет много значений. Для экзистенциальных консультантов оно означает, прежде всего, авторство своего «Я», своей судьбы, своих чувств и поступков, а также своих жизненных неприятностей и страданий. И как отмечал выдающийся французский экзистенциалист Ж. П. Сартр, никакая реальная терапия невозможна для пациента, не принимающего такой ответственности и упорно обвиняющего других — людей или силы — в своей дисфории. Более того, экзистенциальные консультанты объясняют своим клиентам, что люди полностью ответственны не только за свои действия, но и за свою неспособность действовать; не только за то, что они делают, но и за то, что предпочитают игнорировать.

Исходя из сказанного, становится очевидной позиция психолога и общий принцип психологической помощи людям, ограждающим себя от тревог, связанных с принятием ответственности. Консультант всегда должен действовать исходя из понимания, что клиент сам сотворил собственное неблагополучие, и, соответственно, в ответ на сетования клиента по поводу его жизненной ситуации интересоваться, каким образом он создал эту ситуацию.

Экзистенциальная психотехника в контексте данного вопроса включает:

  • Идентификацию психологических защит и способов уклонения от ответственности.Клиенту разъясняют сущность психологических защит и ставят «лицом к лицу» с ответственностью за собственные действия. Например, если клиент обратился за помощью в связи с переживаниями изоляции и одиночества, а сам в процессе консультации демонстрирует свое превосходство, презрение либо пренебрежение по отношению к другим, то консультант всякий раз может комментировать подобные выпады репликой: «И вы одиноки». Или, например, если клиент жалуется на тяготы городской жизни, консультант может конфронтировать его со свободой выбора: «Почему бы вам не переехать жить в село?»

В работе по выявлению способов уклонения от ответственности экзистенциальные консультанты многое позаимствовали у гештальттерапевтов, в частности, фокусирование внимания на речи клиента. Например, вместо «это случилось» клиента просят сказать «я сделал это»; вместо «я не могу» — «я не хочу». Развивая тему принятия клиентом на себя ответственности за каждое слово, каждый жест, чувство, мысль, экзистенциальные консультанты активно используют и другие гештальт-игры, в том числе:

Упражнение «Я беру ответственность»

Клиенту предлагается к каждому утверждению добавлять: «…и я беру ответственность за это». Например: «Я сознаю, что двигаю своей ногой… и я беру ответственность за это». «Мой голос очень тих… и я беру ответственность за это». «Теперь я не знаю, что сказать… и я беру ответственность за незнание».

Упражнение «Разговор с внутренними симптомами»

Клиенту предлагается быть внимательным к внутренним ощущениям и брать на себя ответственность и за себя и за симптомы тела.

Данное упражнение проиллюстрируем следующим примером из практики Ф. Перлза. Перед пациентом стояла мучительная дилемма и, обсуждая ее, он ощутил ком в животе, Перлз предложил ему побеседовать с этим комом: «Помести ком на другой стул и поговори с ним. Ты будешь исполнять свою роль и роль кома. Дай ему голос. Что он говорит тебе?» Таким образом, клиенту предлагается взять на себя ответственность за обе стороны конфликта, чтобы тот отдал себе отчет в том, что ничего само собой не «случается» с нами, что мы — авторы всего: всякого жеста, всякого движения, всякой мысли.

Идентификацию уклонения от ответственности «здесь и теперь».В зависимости от ситуации консультант либо разоблачает попытки клиента вовлечь себя в сценарные игры; либо не позволяет клиенту перенести на себя ответственность за то, что случается в ходе консультирования или вне его.

Столкновение с реалистичными ограничениями.Консультант помогает клиенту осознать, что не все события жизни подвластны воле и желаниям человека, есть обстоятельства, на которые клиент повлиять не может, а может лишь изменить к ним отношение. В практике экзистенциального консультирования может быть полезным упражнение «Классификация событий».

Упражнение «Классификация событий»

Клиенту предлагается на отдельных карточках написать все события, которые повлекли за собой возникновение его проблемы. Потом консультант просит его разделить эти карточки на три группы: 1) события, на которые я не могу повлиять; 2) события, на которые я могу повлиять частично; 3) события, на которые я могу повлиять. Затем обсуждается каждая группа, каждое событие.

После этого клиенту говорится, что на самом деле в жизни второй группы не существует, и предлагается распределить карточки второй группы между двумя другими. Клиента просят разъяснить его решение.

Далее консультант помогает клиенту: — изменить отношение к тем событиям, на которые повлиять нельзя (возможно использование метода АВС-эмоций из рационально-эмотивной терапии); — взять большую ответственность за обстоятельства, на которые повлиять можно.

  • Противостояние экзистенциальной вине.Психологи считают одной из функций тревоги призыв к совести. Такая тревога подпитывается, среди прочего, и чувством вины, обусловленной неудачной реализацией потенциала. Например, источником экзистенциальной вины клиента, у которого умер близкий человек, могут служить реальные ошибки (когда человек объективно сделал что-то «не так» по отношению к умершему или, напротив, не сделал что-то важное для него).

    В этом случае психологическая помощь в работе с экзистенциальной винойсостоит в том, чтобы способствовать осознанию страдальцем значимости вины, изменению отношения к ней, извлечению из нее позитивного опыта. С целью закрепления результата можно предложить вести «Дневник вины».

Дневник вины

Клиент дается задание в течение трех недель вести «Дневник вины», в котором следует подробно записать следующее: 1) случаи, когда он пытался заставить кого-то чувствовать себя виноватым; 2) случаи, когда кто-то пытался заставить его чувствовать себя виноватым; 3) случаи, когда он внушал(ет) себе, что виноват. В дневнике следует так же фиксировать время, которое уходит на игру «кто прав, кто виноват», и утраченные в связи с этим возможности. В дальнейшем клиенту стоит научиться прислушиваться к себе и немедленно останавливаться, если он сам или кто-то пытается заставить почувствовать его виноватым; либо дать понять этому кому-то, что данное воздействие потеряло свою актуальность и больше не эффективно.

  • Освобождение способности желать у клиента с заблокированными аффектами.Прежде всего, напомним, что осознание свободы ведет к ответственности за свой выбор, а «быть ответственным за выбор» предполагает желание что-либо выбирать. Парадоксальность ситуации заключается в том, что зачастую клиенты, заявляющие, к примеру, «хочу пожить для себя», на самом деле не знают, чего же именно они хотят. Такие люди, как правило, паразитируют на желаниях других, эксплуатируя чужие желания и воображение. И разумеется, из-за этого они имеют социальные трудности.

Справедливости ради скажем, что в экзистенциальной психотехнике, впрочем, как и во многих других направлениях психотерапии (например, гештальттерапии, имплозивной терапии, биоэнергетике, психодраме) консультанты больше работают с неспособностью клиента чувствовать, считая ее родоначальницей его неспособности желать. И. Ялом отмечал, что психотерапия клиентов с блокированным «чувствованием» медленна и трудоемка, а консультант должен проявлять настойчивость, многократно задавая клиенту вопрос: «Что вы чувствуете?»; «Чего вы хотите?»

  • Фасилитация принятия решений.Если клиент в полной мере испытывает желание, ему предстоит принять решение, сделать выбор. Решение — это мост между желанием и действием. Вместе с тем, экзистенциальные консультанты нередко встречаются с ситуацией, когда клиенты блокируют принятие решений, застревая в сомнениях «Что, если…».

В таких случаях психологи помогают клиентам исследовать разветвления каждого вопроса «что, если…» и анализировать чувства, которые при этом возникают. При необходимости консультанты могут посодействовать клиентам в выработке решения и в оценке вариантов выбора. Однако важно, чтобы клиент при этом ощутил собственную силу и ресурсы.

Третий экзистенциальный конфликт— это конфликт между осознанием собственного глобального одиночества (изоляции) и желанием устанавливать контакты, искать защиту и существовать в качестве части большего целого.Задача консультанта в разрешении экзистенциального конфликта, связанного с ощущением изоляции, заключается в том, чтобы помочь клиенту выйти из состояния межличностного слияния и научиться взаимодействовать с другими, сохраняя и взращивая при этом собственную индивидуальность.

Хотелось бы сразу заметить, что тема изоляции, в отличие от темы смерти и свободы, часто всплывает в повседневной терапии и для ее разрешения используются разные подходы. Экзистенциальные консультанты выделяют три типа изоляции: межличностную, внутриличностную и экзистенциальную.

Межличностная изоляция, обычно переживаемая как одиночество, — это изоляция от других индивидуумов. Она может быть вызвана многими факторами: географической изоляцией, недостатком соответствующих социальных навыков, конфликтными чувствами по отношению к близости, наличием психопатологии, собственным выбо­ром или необходимостью.

Внутриличностная изоляция — это процесс, посредством которого человек отделяет друг от друга части самого себя или не признает какую-либо из своих частей. Такая изоляция имеет место тогда, когда человек душит собственные чувства или стремления, принимает «нужно» и «следует» за собственные желания, не доверяет собственным суждениям или сам от себя блокирует собственный потенциал. Внутриличностная изоляция подразумевает патологию по определению.

Экзистенциальная изоляция — фундаментальная форма изоляции, а именно «отделенность между индивидом и миром». В основе экзистенциальной изоляции лежит конфронтация со смертью и свободой. Именно знание о «моей смерти» и авторстве «моей жизни» заставляет человека в полной мере осознать, что никто не может умереть вместе с кем то или вместо кого то, и означает отказаться от веры, что есть кто-то другой, кто создает и охраняет тебя. Важно также, что экзистенциальная изоляция, вызывающая у человека сильную тревогу, способна маскироваться и часто удерживается в терпимых рамках, например, через межличностное присоединение.

К психологическим защитам от тревоги, связанной с изоляцией, относятся:

  • Манипуляциидругими людьми для защиты себя и использование окружающих для самоутверждения.
  • Слияние с другимчеловеком, с группой или делом, с природой или со вселенной. Слияние как ответ на экзистенциальную изоляцию предоставляет схему, с помощью которой можно понять многие клинические синдромы (зависимость, мазохизм, садизм, сексуальные расстройства и пр.) Например, мазохистическая личность готова принести себя в жертву, терпеть боль, более того, получать удовольствие от нее, потому что боль разрушает одиночество.
  • Компульсивная сексуаль­ность. Сексуально компульсивные люди обращаются со своими партнерами скорее как с объектами, чем как с людьми. Им не требуется время для того, чтобы близко сойтись с кем-либо.

Экзистенциальная психотехника в ситуациях изоляционной тревоги включает:

  • Идентификацию психологических защит и межличностной патологии. Консультант помогает клиенту распознать и понять, что он делает с другими людьми, чтобы справиться со страхом одиночества. Определенным маркером межличностной патологии клиента может служить идеал свободных от нужды отношений. Например, вступает ли клиент в отношения исключительно с теми, кто может быть ему полезен? Связана ли его любовь скорее с получением, чем с отдачей? Пытается ли он, в самом полном смысле, узнать другого человека? Удерживает ли он себя частично вне отношений? Слышит ли он по-настоящему другого человека? Использует ли другого для построения отношений с кем то еще? Заботится ли о росте другого?
  • Столкновение клиента с изоляциейможет происходить разными способами, например, ему: — предлагается пережить изоляцию (на некоторое время отрезать себя от окружающего мира и побыть в одиночестве) в дозах и с системой поддержки, подходящих для этого человека. Как правило, после такого эксперимента клиент глуб­же осознает как страх одиночества, так и свое мужество и скрытые ресурсы. — рекомендуется овладеть практикой медитации как способом, который позволяет человеку в состоянии сниженной общей тревоги (то есть в уменьшающем тревогу состоянии мышечной релаксации, определенной позы и дыхания, очищения ума) встретить и преодолеть тревогу, связанную с изоляцией.

В нашей практике часто используется работа с афоризмами про одиночество. Клиенту предлагается вслепую вытянуть карточку с афоризмом и поразмышлять о прочитанном.

  • Позитивные отношения клиент — консультант. Экзистенциальные консультанты придерживаются мнения, что для клиента целительна сама по себе встреча с психологом и что личностные отношения консультанта и клиента играют не менее важную роль, чем когнитивные заслуги. По мнению И. Ялома, эффективный консультант:
  • реагирует на своих клиентов в искренней манере;
  • устанавливает отношения, которые пациент ощущает как безопасные и принимающие;
  • проявляет теплоту и высокую степень эмпатии;
  • способен «быть с» клиентом и «схватывать смысл» клиента.

Причем, важно заметить, что в данном контексте речь идет не о консультативных «техниках» эмпатии, искренности, безоценочного отношения и пр. Речь идет о реальных отношениях, подразумевающих подлинную заботу о клиенте и способствующих его личностному росту.

Подводя итоги, особо выделим, что позитивные отношения клиент — консультант помогают клиенту:

  • выявить межличностную патологию, которая мо­жет мешать поддержанию отношений в настоящее время и в будущем. Клиенты часто искажают некоторые аспекты своих отношений с консультантами. Консультанты мо­гут повышать осознание клиентами таких искажений, в частности повышать осозна­ние влияния искажений на отношения с другими людьми;
  • узнать границы отношений. Клиент узнает, что может получить от других, но также, и это гораздо важнее, чего не может получить от других.
  • самоутвердиться, так как для клиентов чрезвычайно важно, что кто-то, кого они уважают и кто действительно знает все их сильные и слабые стороны, принимает их;
  • противостоять экзистенциальной изоляции;
  • понять, что только они сами ответственны за свою жизнь.

Четвертый экзистенциальный конфликт— это конфликт между потребностью людей в смысле жизни и отсутствием «готовых» рецептов осмысленного бытия. Осознание того, что мир существует не для того, чтобы определять (систематизировать, упорядочивать) жизнь отдельного человека, а то и вовсе, безразличен к человеку, вызывает сильную тревогу и активизирует механизмы защиты.

По мнению экзистенциальных консультантов, человеку важно ощущать смысл жизни, будь он космический либо земной. Космический смысл подразумевает некий замысел, существующий вне и выше личности и обязательно предполагающий, какое либо магическое или духовное упорядочение вселенной. Земной смысл или «смысл моей жизни» включает в себя цель: человек, обладающий ощущением смысла, воспринимает жизнь как обладающую какой то целью или функцией, которую нужно выполнить, некой ведущей задачей или задачами для приложения себя. (Понятия «смысл» и «цель» в экзистенциальном консультировании используются как синонимы.)

Предполагается, что человек, обладающий ощущением космического смысла, испытывает и соответствующее ощущение земного смысла, то есть его личный смысл состоит в воплощении космического смысла или гармонизации с ним. Например, если глубоко верующий христианин уверен, что человеческая жизнь является частью божественно предопределенного плана, то, соответственно, смысл его жизни — понять и исполнить Божью волю. Если же на космический смысл акцентируется идея о том, что человеческая жизнь должна быть посвящена цели подражания Богу как совершенству, то цель жизни — стремление к совершенству.

Разумеется, людей чрезвычайно утешает вера в существование некого высшего целостного плана, в котором каждый индивид играет свою особую роль. Однако вследствие ослабления влияния религиозных верований современные люди все чаще сталкиваются с необходимостью найти светский личный смысл жизни. Экзистенциальные консультанты считают, что такими смыслами могут стать самотрансцендирование (альтруизм, преданность делу, творчество), гедонистическое решение и самоактуализация.

Самотрансцендирование связано с глубинной жаждой человека превзойти самого себя и устремиться к чему то или кому то вовне или «выше» самого себя, тогда как гедонизм и самоактуализация выражают заботу о собственном «я». И хотя каждый из этих смыслов наполняет человека ощущением полноты жизни, В. Франкл полагал, что чрезмерная озабоченность самовыражением и самоактуализацией приходит в противоречие с подлинным жизненным смыслом. Эту же мысль поддерживал и А. Маслоу, считавший, что полностью актуализированная личность не слишком занята самовыражением. По его мнению, такой человек обладает прочным ощущением своего «я» и скорее заботится о других, чем использует их в качестве средства самовыражения или для заполнения личной пустоты.

Ранее было сказано, что утрата смысла вызывает сильную тревогу и активизирует механизмы защиты. В. Франкл различал две стадии синдрома бессмысленности — экзистенциальный вакуум (экзистенциальная фрустрация) и экзистенциальный (ноогенный) невроз. Экзистенциальный вакуум проявляется в ряде взаимосвязанных феноменов: переживании пустоты, преобладающем чувстве скуки, неудовлетворенности жизнью, негативным эмоциональным фоном, отсутствии четких представлений о направлении собственной жизни и непринятии целей и смыслов других людей.

Экзистенциальный невроз характеризуется возникновением неспецифической клинической симптоматики и проявиться в формах депрессии, навязчивости, девиантного поведения, гипертрофированной сексуальности или безрассудства, во всех этих случаях сочетаясь с блокированной волей к смыслу. В числе других неспецифических следствий экзистенциальной фрустрации можно назвать такие проявления дезадаптации как неврозы, суициды, алкогольная и наркотическая зависимость.

Психологические защиты от тревоги, связанной с бессмысленностью, имеют общую черту — погружение в деятельность, отвлекающую от осмысления жизни:

  • Компульсивная деятельностьхарактеризуется маниакальным упорством в ка­кой-либо деятельности. Например, в получении удовольствия, зарабатывании денег, обретении власти, признания, статуса;
  • Крусадёрство(идеологический авантюризм) характеризуется сильной склонностью выискивать для себя эффектные и важные предприятия, чтобы затем погрузиться в них с головой. Например, «профессиональные демонстранты», хватающиеся за любой повод «выйти на улицы», почти независимо от содержания выступления.
  • Нигилизмхарактеризуется убеждением в отсутствии смысла и активностью, направленной на обесценивание либо дискредитирование деятельности, имеющую смысл для других, например, к любви или служению.

Важно отметить, что психологическая помощь клиентам, испытывающим тревогу, связанную с недостатком жизненного смысла, принципиально отличается от терапевтических стратегий, предлагаемых для работы с другими конечными факторами. В своей работе «Экзистенциальная психотерапия» И. Ялом особо подчеркивает, что «со смертью, свободой и изоляцией необходимо встречаться непосредственно. Однако когда дело касается бессмысленности, эффективный терапевт должен помочь клиенту <…> принять решение вовлеченности, а не погружаться в проблему бессмысленности». Таким образом, задача консультанта в разрешении экзистенциального конфликта, связанного с ощущением бессмысленности, заключается в том, чтобы помочь клиенту активнее включаться в жизнь и способствовать преодолению / устранению препятствий на этом пути.

К основным экзистенциальным психотехникам в ситуациях тревоги, связанной с ощущением утраты / недостатка смысла жизни относятся:

  • Идентификация психологических защит. Консультант помогает клиенту лучше осознавать используемые ими виды защиты от тревоги бессмысленности, а также последствия и цену их защиты.
  • Переопределение проблемы. Суть данного экзистенциального приема заключается в том, чтобы помочь клиенту осознать: а) что в жизни нет никакого «готового» смысла, который можно было бы найти; б) что люди ответственны за создание собственного смысла. Выделим несколько способов такой перефокусировки проблемы:
  • психолог повышает восприимчивость клиента к роли смысла жизни и помогает выявить и оценить «лучшие» части личности клиента. Для этого консультант явно и неявно интересуется взглядами клиента, глубоко изучает его любовь к другому человеку, расспрашивает о долговременных надеждах и целях, исследует творческие интересы и стремления;
  • психолог помогает клиенту отвести взгляд от самого себя и переключить внимание на других людей. (Данная техника предложена В. Франклом и называется «дерефлексия»).
  • психолог помогает переосмыслить трагические события жизни клиента в контексте новых смыслов, уроков, достижений и пр. Проиллюстрируем данный способ примером из практики В. Франкла.

К Франклу обратился пожилой врач общей практики, находившийся в подавленном состоянии с тех пор, как два года назад потерял жену. Франкл его спросил: «Что произошло бы, доктор, если бы вы умерли первым, а вашей жене пришлось бы пережить вас?» «О, — сказал он, для нее это было бы ужасно, как бы она страдала!» Тогда Франкл откликнулся: «Видите, доктор, она избежала этих страданий, и именно вы избавили ее от них, но вы должны платить за это тем, что пережили и оплакиваете ее». Врач не ответил ни слова, пожал Франклу руку и спокойно покинул его кабинет.

  • психолог помогает клиенту в «программировании» смысла с помощью расширения сознания (более полного охвата деталей и событий жизни) и стимулирования творческого воображения.
  • Оказание клиенту содействия в его более активном участии в жизни.Психолог помогает клиенту исследовать сферы и найти формы «вовлечения» в жизнь. На наш взгляд, одним из способов стимулирования жизненной активности клиента является использование терапевтических метафор, как с косвенным, так и прямым воздействием. Приведем два примера из книги Р. Ткач «Использование метафоры в терапии скорби».

Метафора с косвенным воздействием как пример самораскрытия консультанта.

…мне снится, что я стою посередине огороженного изгородью участка земли. — Что это за земля? И почему я здесь? — спрашиваю я неведомого кого. — Это твоя дача, — раздается доброжелательный голос. — Но здесь только сорняки и колючки, — то ли возмущаюсь, то ли ужасаюсь я в ответ. — Это не страшно. С колючками и сорняками можно справиться, их нужно просто повыдергивать, — мягко успокаивает меня голос. — Но здесь же ничего нет. Абсолютная Пустота! — продолжаю я пререкаться. — Вот и хорошо. Любая Пустота перестает быть пустой, если ее чем-нибудь наполнить, — учит меня голос. — А чем ее можно наполнить? — искренне вопрошаю я. — Это твоя Пустота, чем хочешь, тем и наполни! — напутствует меня голос на прощание. И я начинаю заполнять Пустоту. Сначала выдергиваю сорняки и колючки. Потом вдоль изгороди высаживаю плодовые деревья, кусты и цветы. После чего приступаю к строительству дома. Я тружусь, не покладая рук, несколько месяцев, а может и больше. Я тружусь с огромным энтузиазмом и верой в душе, что у меня ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ… Под утро мой дом готов. Я прокладываю к нему дорожку… и со словами: «Это Дорога к НОВОЙ ЖИЗНИ!» — просыпаюсь навстречу новому дню.

Метафора с прямым воздействием как пример одновременного использования приемов экзистенциальной, позитивной и поведенческой терапии.

Довольно часто с целью помочь клиенту упорядочить его жизнь, определить планы на будущее и способы их реализации я рассказываю притчу «Твой крест»:

«Жил на свете один человек, и нес он на своих плечах крест. Ему казалось, что его крест был очень тяжелый, неудобный и некрасивый. Поэтому он частенько поднимал глаза в небо и молил: «Господи! Поменяй мой крест». И вот однажды небеса открылись, к нему спустилась лестница и он услышал: «Поднимайся, поговорим». Человек подхватил свой крест и начал подниматься по лестнице. Когда он, наконец, достиг небес, то обратился к Господу с просьбой: — Разреши мне поменять мой крест. — Хорошо, — ответил Господь, иди в хранилище и выбери себе любой по вкусу. Зашел человек в хранилище, посмотрел и удивился, каких только здесь нет крестов: и маленькие, и большие, и средние, и тяжелые, и легкие, и красивые, и обычные. Долго ходил человек по хранилищу, выискивая самый малый, легкий и красивый крест, и наконец, нашел. Он подошел к Господу и говорит: «Боже, можно мне взять этот?» Господь улыбнулся в ответ и произнес: «Можно. Это и есть твоя жизнь. Ты выбрал крест, с которым ко мне пришел»».

После чего, выдержав терапевтическую паузу, спрашиваю: «В чем мораль этой притчи?» Внимательно выслушав ответ, а при необходимости направив его в сторону здоровой адаптации, предлагаю клиенту представить, что он является персонажем притчи.

Потом на белом листе бумаги, от нижнего левого угла к центру вверх, рисую лестницу с 5-6 ступенями и прошу клиента записать над каждой ступенькой его мысли о том, как он жил после смерти близкого человека до сегодняшнего дня.

Затем вверху лестницы рисую большой квадрат (или круг) и прошу клиента загадать и записать в нем желание, как бы он хотел жить дальше: «А теперь представьте себе, что Вы можете загадать любое желание, и оно обязательно исполниться. Желание может быть только одно, но самое главное для Вас. Запишите его в этом квадрате».

Далее я рисую 5-6 ступенек вниз (от центра в правый нижний угол) и говорю клиенту примерно следующее: «Представьте, что Вы уже получили благословение на исполнение своего желания. И теперь для того чтобы Ваша мечта сбылась, необходимо приложить некоторое усилие. Напишите над ступеньками справа, что Вам нужно сделать, чтобы Ваша мечта стала реальностью».

Работа завершается тем, что я спрашиваю клиента, с чего он хотел бы начать путь к осуществлению мечты, как он себе это представляет, и что он сделает уже в ближайшее время (на этой неделе, завтра, сегодня).

Список литературы

  1. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым:Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической те­рапии. — М.: Не­зави­симая фир­ма «Класс», 1998.
  2. Леонтьев Д. А. Психология смысла. — М.: Смысл, 1999.
  3. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. М.: Смысл, 1999.
  4. Мєй Р. Экзистенциальная психология. — М.: Апрель Пресс, ЭКСМО-Пресс, 2001.
  5. Ткач Р. М. Сказкотерапия детских проблем. — СПб.: Речь, 2008.
  6. Ткач Р. М. Использование метафоры в терапии скорби. — К.: Університет «Україна», 2011.
  7. Франкл В. Психотерапия и экзистенциализм.
  8. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.
  9. Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти. — М.: Эксмо, 2009.
  10. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. — М.: Римис, 2008.