2. Проблема соотношения распада и развития психологии

58

Роль cоотношение биологического и социального в формировании психики. Было установлено, что при отсутствии социальной среды  человеческая психика не развивается. Наличие социальной среды определяет становление личности и возникновение подлинной человеческой психики. Можно стать человеком только при помощи обучения.  Среда – окружающие человека общественные, материальные и духовные условия его существования. Средовые влияния могут задерживать или стимулировать рост и развитие человека. Научение – основной процесс, по средствам которого среда вызывает устойчивые изменения в поведении. Происходит путем приобретения  человеческого опыта или  выполнении серии упражнений. Один из основных процессов научения – обуславливание – установление связей между различными событиями, происходящими в окружающей человека среде. Социализация – всеобщий процесс, благодаря которому человек становится  членом социальной группы. Включает усвоение всех установок, мнений, обычаев, жизненных ценностей. Этот процесс длится всю жизнь, помогая людям чувствовать себя полноценными членами общества. В детстве эти процессы вырабатывают стереотипы поведения, которые сохраняются в последующей жизни. Виды среды: Природная – Влияет на психологическое развитие опосредованно. Социальная среда – общество, в котором ребенок растет, его культура, традиции, идеология. Это ближнее окружение. Соотношение биологического и социального.

Наследственность определяет то, каким может стать организм, но формируется он под одновременным влиянием обоих факторов: наследственности и среды. Штерн: оба фактора в равной мере значимы для психического развития ребенка и определяют 2 его линии: 1.Созревание наследственно данных способностей и черт характера 2.развитие под влиянием ближайшего окружения Эти линии развития пересекаются , т.е. происходит конвергенция. Наследственность присутствует в развитии всех психических функций ребенка, но эти 2 фактора играют разную роль в развитии каждой функции.

Элементарные функции (ощущение, восприятие) больше обусловлены наследственно, чем ВПФ(произвольная память, логическое мышление, речь).

ВПФ – продукт культурно-исторического развития человека, и наследственные задатки здесь играют роль предпосылок, а не факторов психического развития Взаимосвязь между обучением и развитием. Теория рекапитуляции С.Холла Развитие организма подготавливает основу для обучения, т.е. развитие ведет за собой обучение. Бихивиористы. Отождествляют обучение и психическое развитие. Гештальт психология. Обучение может опережать развитие, а может и отставать от него. Чаще они идут параллельно друг другу.

7 стр., 3441 слов

Стратегическое и ситуационное управление социальными процессами 2

... между двумячастями единого процесса управления социальными процессами — непосредственноеруководство людьми, обеспечивающее, с ... процессы управлениясоциальным развитием, образованием, занятостью, трудом, социальным обеспечениеми др. Это — подвиды управления социальными процессами. Таким образом, объектом ипредметом теории управления социальными процессами ... так и во внешней среде, не существует единого ...

Л. С. Выготский неоднократно утверждал, что для полного освещения проблемы развития и созревания психики необходимы знания данных о ее распаде. Продолжая мысль Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьев (1959) подчеркивал, что развитие человека заключается не в приспособлении к окружающей среде, а в усвоении и присвоении всего того, что накоплено человечеством. Экспериментальными исследованиями И.П.Павлова и его сотрудников на животных подтверждают положение о том, что при патологическом процессе ранее всего нарушается то, что было приобретено позднее. Дальнейшими исследованиями в области физиологии высшей нервной деятельности установлено, что поражение более поздних в филогенетическом отношении образований влечет за собой ослабление их регулирующей роли и приводит к «высвобождению» деятельности более ранних. Исходя из концепции о регрессе психики душевнобольного человека на более низкий в онтогенетическом отношении уровень, многие исследователи пытались найти соответствие между структурой распада психики и определенным этапом детства. В основе этих взглядов лежит идея о послойном распаде психики — от ее высших форм к низшим.

Материалом, питающим эти представления, были следующие наблюдения:

1) при многих заболеваниях психики больные перестают справляться с более сложными видами деятельности, сохраняя при этом простые навыки и умения;

2) некоторые формы нарушений мышления и способы поведения больных по своей внешней структуре действительно напоминают мышление и поведение ребенка на определенных этапах его развития. Однако при ближайшем рассмотрении эти наблюдения оказываются несостоятельными. Прежде всего далеко не всегда при болезни обнаруживается распад высших функций. Анализ второй группы фактов (соотнесение по- ведения больных с этапами детства) показывает, что речь идет в этих случаях лишь о внешней аналогии. Можно было бы, казалось, провести аналогию между поведением некритичного больного (например, больного прогрессивным параличом) и беззаботным поведением ребенка. Однако и в данном случае речь опять идет лишь о чисто внешней аналогии. Поведение ребенка в том отношении бездумно, что он не может в силу маленького объема своих знаний предусмотреть результат своих действий. Иначе обстоит дело у взрослых некритичных больных. Как показывают наш экспериментальный материал и клинические наблюдения, действия таких больных недостаточно обусловливались личностными установками и намерениями. Их действия не регулировались поставленной целью. Критическая оценка своих действий отсутствовала. Эти формы нарушения поведения лишь внешне напоминают структуру поведения ребенка на определен- ном этапе его развития.

6 стр., 2726 слов

Связь психики и поведения у животных

Связь психики и поведения у животных. План 1. Понятия психики и поведения животных. 2. Психическая деятельность. Связь психики и поведения. 3. Психическая регуляция активности. Адаптивные реакции. а Низшая форма регуляции. Простейшие регуляторы поведения. б Высшая форма регуляции.Рассудочное поведение. 4. Обогащение поведения. Память и научение. 5. Психика и поведение в сравнительной психологии. С ...

Таким образом, психологический анализ клинического материала показывает, что структура поведения и мыслительной деятельности взрослого больного не соответствует структуре поведения и мышления ребенка. А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия неоднократно подчеркивали, что материальным субстратом высших психических функций являются не отдельные корковые участки пли центры, а функциональные системы совместно работающих корковых зон. Эти функциональные системы созревают самостоятельно при рождении ребенка, а формируются в процессе его жизнедеятельности, постепенно приобретая характер сложных, прочных межфункциональных связей. Эти положения коренным образом меняют наши представления о сущности развития психики: психические процессы и свойства личности не являют- ся (в отличие от психики животных) результатом созревания отдельных участков или зон мозга. Они складываются в онтогенезе и зависят от образа жизни ребенка. Тот факт, что больные утрачивают возможность думать и рассуждать на более высоком уровне, означает лишь, что ими утрачены более сложные формы поведения и познания, но подобная утрата не означает возврата к этапу детства. Распад не является негативом развития. Разные виды патологического процесса приводят к качественно различным картинам распада.

  1. Влияние болезни на течение психических процессов и формирования личности (на примере больных эпилепсией).

Само слово «эпилепсия» происходит от греческого «epilepsia» — «схватывание». В древние времена эту болезнь считали заразной и плевали в сторону больного, чтобы таким образом «очиститься от инфекции». В средние века судорожные приступы объясняли вселением дьявола в тело больного. Действительно, наверное, первая мысль, которая приходит в голову человеку, ставшему невольным свидетелем эпилептического припадка — «Боже, что с ним?». Эпилептик внезапно теряет сознание, бьется в судорогах, из-под скрежещущих зубов лезет пена…Неприглядное зрелище, вызывающее страх, панику и ощущение беспомощности у окружающих.

3 стр., 1439 слов

Ощущения и восприятие. Виды нарушений

Ощущения и восприятие. Виды нарушений. Для удобства исследования и изучения единую психическую деятельность условно принято разграничивать на три сферы: познавательную, эмоциональную и двигательно-волевую. Без такого разграничения практически невоз­можно разобраться как в отдельных звеньях психического процесса, так и в симптомах болезненного нарушения психики. Познавательная сфера — это ощущение, ...

1. Психические припадки, описанные в разделе простых парциальных сенсорных припадков, простых парциальных припадков с нарушением психических функций, а также комплексных парциальных припадков, при которых вышеописанные психические расстройства выступают в виде ауры генерализованных судорожных припадков. Продолжительность психических припадков от — 1–2 с до 10 мин.

2. Транзиторные (преходящие) психические расстройства представляют собой более длительные нарушения, чем припадок (от нескольких часов до суток).

К ним относят следующие психопатологические расстройства:

Несмотря на то, что эпилепсия — не психическое заболевание, у больных могут возникать специфические расстройства, позволяющие утверждать об изменениях в психике.

Диапазон изменений личности при эпилепсии весьма значителен — от сравнительно нерезких характерологических особенностей до расстройств, свидетельствующих о слабоумии. Эпилептические изменения личности достаточно типичны. Основными чертами психики становятся тугоподвижность, вязкость, замедленность всех психических процессов, склонность к застреванию на деталях (педантизм), обстоятельность, невозможность отличить главное от второстепенного, трудность переключения.

Темп речи у эпилептиков медленный, монотонный. Присутствуют рассудительность, склонность к увещеваниям, стремление примирить, т.е. качества, свойственные лицам, много видевшим и много пережившим. Такие больные уже в молодости напоминают «маленьких стариков».

Настроение отличается немотивированными колебаниями: внезапно возникают и стойко держатся в течение нескольких часов или дней раздражительность, тоскливость, ощущение пустоты, суицидальные мысли, склонность к импульсивным действиям, потом все также быстро сглаживается.

Обращает на себя внимание и особый внешний вид больных, длительно страдающих эпилепсией. Они, как правило, медлительны, скупы и сдержанны в жестах, лицо их малоподвижно и маловыразительно, мимические реакции очень бедны. Нередко бросается в глаза особый, холодный, «стальной» блеск глаз (симптом Чижа).

2 стр., 714 слов

Восприятие и свойства восприятия.Виды нарушений восприятий

... восприятия Виды нарушений восприятий 2. Агнозия 3. Иллюзии 4. Галлюцинации 5. Психосенсорные нарушения Деперсонализация Дереализация Галлюциноз Галлюцинаторный синдром Синдром Кандинского-Клерамбо Список литературы Введение Восприятие предметов ... воспринимать только одну смысловую единицу, то есть видит больной только один предмет независимо от его размера. Развивается при поражении передней ...

Больные эпилепсией всегда сторонники правды, справедливости, порядка, особенно когда это касается повседневных мелочей. В их высказываниях собственное «Я» и болезнь занимают первое место, затем идут родственники и знакомые, которых они «оценивают» всегда положительно, и, наконец, повседневные бытовые вопросы. Понимание других людей, в частности их интересов, у больных эпилепсией снижено. По их мнению, все должны испытывать по отношению к чему-либо те же чувства (например, гордости, радости), что и у них.

Нередко больные эпилепсией становятся чертежниками, переплетчиками, вышивальщицами. Они выполняют свою работу медленно, но чрезвычайно тщательно, обращая особое внимание на детали.

Память эпилептика одинаково удерживает главное и мелочи. Он хорошо помнит детали происшедшего, хотя сам смысл событий уже недоступен ему. То, что для обычного человека является пустяком, а иногда и вовсе незаметной деталью, для больного эпилепсией имеет прямой, нередко внутренне аффективно насыщенный смысл.  Чем раньше возникла болезнь, чем чаще припадки, чем хуже лечится больной, тем скорее наступают изменения личности и значительнее их глубина.

Существует немалое число больных эпилепсией, у которых в течение жизни отмечались лишь единичные припадки, например, малые, но у них также имеются изменения личности, характерные для эпилептиков. С другой стороны, нельзя говорить, что все указанные нарушения должны обязательно присутствовать у больного. Могут встречаться только некоторые из них. А при своевременном энергичном и продолжительном лечении эпилепсии с правильным подбором противоэпилептических препаратов изменения личности могут быть выражены минимально или практически отсутствовать.

  1. Нарушение операционной стороны восприятия.

Существуют различные формы нарушения восприятия пространства.

1. Нарушения, связанные с нарушением сознания и проявляющиеся в виде дезориентировки в окружающем пространстве.

11 стр., 5089 слов

Особенности применения различных наглядных средств по развитию зрительного восприятия дошкольников с нарушениями зрения

24 МОСКОВСКАЯ ОТКРЫТАЯ СОЦИАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ Коррекционно-педагогический факультет Контрольная работа к курсу «МЕТОДИКА РАЗВИТИЯ ЗРИТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ» «Особенности применения различных наглядных средств по развитию зрительного восприятия дошкольников с нарушениями зрения». Выполнил: Ямалетдинова И.В. Группа 9-КП-4-К-07 Регистр. № ____________ Менеджер ____________ Проверил Оценка ____________ ...

2. Невозможность ориентироваться во внешнем зрительном пространстве, в трудностях понимания право-левых и верхне-нижних координат, зрительного пространства (агнозия).

3. Трудности определения направления и удаленности звукового сигнала.

4.Трудность ориентировки во внутреннем пространстве (соматогнозия).

5. Трудности ориентировки в пальцах своей руки.

6. Нарушения, связанные с длительной сенсорной депривацией или искажением сенсорных сигналов.

Агнозия — нарушение различных видов восприятия. Возникает при определенных поражениях мозга. Различают: 1) зрительные агнозии, проявляющиеся в том, что человек при сохранении остроты зрения не может узнавать предметы и их изображения;

2) тактильные агнозии, проявляются в виде расстройств опознания предметов наощупь — астереогнозия, а также в нарушении узнавания частей собственного тела, в нарушении представления о схеме тела — соматоагнозия;

3) слуховые агнозии проявляются в нарушении способности различать звуки речи или знакомые мелодии, звуки, шумы при сохранении слуха.

У некоторых больных наблюдаются преимущественно нарушения зрительного индивидуализированного восприятия при относительно сохранном обобщенном восприятии предметов. У таких больных, например, нарушается способность узнавать знакомые лица. При выраженной глубине болезненных расстройств больные плохо различают мимику.

Существуют и другие термины, описывающие нарушения восприятия.

Иллюзии — искаженное, ошибочное восприятие реального объекта. Наибольшее число иллюзий наблюдается в области зрения. Часть иллюзий может быть связана со строением глаза, часть с особенностями восприятия предметов, форм и т.д. Кроме того, иллюзии могут наблюдаться у здоровых людей в состоянии тревожного ожидания, страха и т.д. Иллюзии или иллюзорные восприятия, при которых имеются конкретные раздражители. У больного в этом случае формируется искаженное восприятие. Иллюзии разделяются по органам чувств (зрительные, слуховые, обонятельные, осязательные и др.). 

20 стр., 9864 слов

Исследование нарушений памяти у больных с черепно-мозговой травмой

МОСКОВСКИЙ ПСИХОЛОГО - СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ Психологический факультет Кафедра клинической психологии ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Тема дипломной работы ИССЛЕДОВАНИЕ НАРУШЕНИЙ ПАМЯТИ У БОЛЬНЫХ С ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМОЙ. Студент Будник Тамара Владимировна, группа 97 ПМ 6-05 Научный руководитель Рощина Ирина Федоровна кандидат психологических наук МОСКВА 2003 СОДЕРЖАНИЕ Введение. Глава 1. Анализ проблемы ...

Надо отметить особенности ухода среднего медицинского работника за больными с различными нарушениями восприятий, которые заключаются во внимательном выслушивании их жалоб. Никогда не следует разубеждать больных и спорить с ними. Если эти нарушения впервые выявлены сестрой, об этом необходимо доложить лечащему врачу; если же они наблюдались и раньше, необходимо действовать в соответствии с предписаниями врача. Появление галлюцинаций может быть связано и с развитием психического заболевания.

5.Нарушение динамики процесса восприятия

Восприятие — целостное суждение о предметах, объектах и явлениях реального мира, отраженных в коре головного мозга человека через систему анализаторов. От ощущений оно отличается тем, что познает отдельные свойства предметов или явлений. 

Агнозия — нарушение различных видов восприятия (зрительного, слухового, тактильного) при сохранении чувствительности и сознания.

Агнозия является патологическим состоянием, возникающим при повреждении коры и ближайших подкорковых структур головного мозга, при асимметричном поражении возможны односторонние (пространственные) агнозии.

Агнозии связаны с поражением вторичных (проекционно-ассоциационных) отделов коры головного мозга, ответственных за анализ и синтез информации, что ведёт к нарушению процесса распознавания комплексов стимулов и, соответственно, узнавания предметов и неадекватной реакции на предъявленные комплексы стимулов.

Зрительная агнозия — невозможность узнавать и определять информацию, поступающую через зрительный анализатор. В данной категории выделяют:

 предметную агнозию — нарушение узнавания различных предметов при сохранности функции зрения. При этом больные могут описывать отдельные их признаки, но не могут сказать, что за предмет перед ними. Возникает при поражении конвекситальной поверхности левой затылочной области;

прозопагнозию (агнозию на лица) — нарушение узнавания знакомых лиц при сохранном предметном гнозисе. Больные хорошо различают части лица и лицо, как объект в целом, но не могут сообщить о его индивидуальной принадлежности. В наиболее тяжелых случаях не могут узнать себя в зеркале. Расстройство возникает при поражении нижне-затылочной области правого полушария;

агнозию на цвета — неспособность подбирать одинаковые цвета или оттенки, а также определять принадлежность того или иного цвета к определенному объекту. Развивается при поражении затылочной области левого доминантного полушария;

слабость оптических представлений — расстройство, связанное с невозможностью представить какой-либо объект и описать его характеристики — форму, цвет, фактуру, размер и т. п. Возникает в результате двухстороннего поражения затылочно-теменной области;

симультанную агнозию — расстройство, связанное с функциональным сужением зрительного поля и ограничения его только одним объектом. Больные могут одновременно воспринимать только одну смысловую единицу, то есть видит больной только один предмет независимо от его размера. Развивается при поражении передней части доминантной затылочной доли;

агнозию вследствие оптико-моторных нарушений (синдром Балинта) — расстройство, связанное с невозможностью направить взгляд в нужную сторону при общей сохранной функции движения глазных яблок.

Это приводит к затруднению фиксации взора на заданном объекте; в особенности трудным является одновременное восприятие в поле зрения более, чем одного объекта. Больному трудно читать, так как он с трудом переключается от слова к слову. Развивается вследствие двухстороннего поражения затылочно-теменной области.

6.Нарушение мотивационного компонента восприятия

Роль измененного личностного компонента в восприятии можно выявить разными путями:

путем анализа расстройств самого процесса восприятия; 

путем создания специального экспериментального приема, позволяющего изменить смыслообразующую функцию мотива восприятия.

Восприятие не только включается в действиях людей и регулирует их. Оно становится особой перцептивной действием, направленным на создание образа нужному человеку объекта, виризнення существенных внешних признаков его, подробнее ознакомления с ним, сравнение его с уже известными объектами, отнесение его к определенной категории предметов.

Психофизиологические исследования показывают, что в акте восприятия начинается управления действием. Сенсомоторные процессы информируют об особенностях предметов, которые действуют.

Во всех видах восприятий моторный компонент способствует вычленению объекта из фона. Так, зрительное восприятие связано с зрительно-моторной координацией, слуховыми восприятия начинается с фиксации раздражения путем возврата слухового анализатора к источнику, а касательное определяется согласованность тактильно-моторных анализаторов. И. М. Сеченова отмечал, что сенсорный и двигательный аппараты в процессе приобретение опыта соединены в единую отображательную систему.

В психологии детально изучены зрительные перцептивные действия. Они напоминают «манипулятивные действия», то есть движения рук, которые ощупывают предмет, выявляя особенности его формы, размеры. Материальным основой зрительных перцептивных действий являются движения глаз. Изучение этих движений при восприятии объектов различной сложности (реальных предметов, их изображений) показало, что они необходимы для создания образа предмета, исправления тех отклонений в отражении действительности, возникающие по законам оптики, выработка способности видеть предметы такими, какими они являются на самом деле. Сначала движения глаз имеют, развернут, хаотический характер, затем они упорядочиваются, становятся экономнее. Когда образ сложился, он становится основой для узнаваемость предмета при повторном его восприятие, которое может происходить и без внешнего двигательного компонента.

Как уже отмечалось, восприятие предполагает очень высокое развитие не только сенсорного, но и двигательного аппарата. Координированные, направленная на предмет действие предполагает восприятие предмета, одновременно и восприятие как осознание противодействующих субъекту предметов окружающей предусматривает возможность не только автоматически реагировать на сенсорный раздражитель, но и оперировать предметами в координированных действиях. Восприятие пространственного размещения предметов совершенно очевидно формируется в процессе реального двигательного овладения пространством — сначала из-за движения взятия, а затем — движения перемещения.

Эта связь с действием, с конкретной деятельностью определяет весь путь исторического развития восприятия у человека. Специфический аспект, в котором люди воспринимают предметы окружающей действительности, Выделяя в ней определенные стороны, бесспорно, преимущественно обусловлен потребностью развития высших, чисто человеческих форм восприятия. Он неразрывно связан со всем историческим развитием культуры, в частности искусства, живописи, музыки и т.д.

В специфических разновидностях деятельности, например в художественной творчества, связь восприятия с деятельностью проявляется особенно четко. Процесс восприятия действительности художником невозможно отделить от процесса изображение воспринято: не только творчество обусловлено восприятием, но и само восприятие определенной мере обусловлено изображением художественно воспринять, оно подчинено условиям изображения и преобразовано в соответствии с ним. Процесс художественного изображения и процесс художественного восприятия образуют взаимодействующие единство.

7.Обманы чувств

В зависимости от наличия или отсутствия раздражителя обманы чувств могут относиться к категории иллюзий или галлюцинаций. Одним из наиболее часто встречающихся симптомов расстройства восприятия при шизофрении являются галлюцинации.

Галлюцинациями называются ложные восприятия. Больные видят образы, которых нет, слышат речь, слова, чувствуют запахи, которых не существует. Галлюцинант — это человек, внутренне убежденный в том, что он что-то воспринимает, тогда как во внешнем мире в данный момент не существует реального предмета, способного вызвать это восприятие. Считается, что галлюцинации возникают без наличия раздражителя. У больных могут возникать и иллюзорные восприятия, при которых имеются конкретные раздражители. Но у больного в этом случае формируется его искаженное восприятие.

Галлюцинации имеют общие и отличительные черты при сравнении их с представлениями, получаемыми от реальных предметов. Для галлюцинаций характерно следующее:

1) галлюцинаторные образы проецируются вовне. Больные относятся к галлюцинациям как к реально воспринимаемым объектам;

2) галлюцинаторный образ, как правило, чувственно окрашивается. Яркость впечатлений, чувственность образа убеждают больных в реальности галлюцинаций;

3) возникновение галлюцинаторного образа сопровождается отсутствием подконтрольности. Больного невозможно убедить в том, что галлюцинаторного образа реально не существует.

Вопрос о механизме возникновения галлюцинаций изучался многими учеными. И. П. Павлов считал, что галлюцинации возникают при наличии гипнотической парадоксальной фазы. Парадоксальная фаза как состояние характеризуется тем, что слабые раздражители приобретают большую силу, чем сильные (например, во сне или при приеме некоторых лекарств).

С. Я. Рубинштейн пришла к другим выводам. Она считала, что одним из важных патогенетических условий формирования галлюцинаций является затрудненность прислушивания и распознавания звуков. В сложном патогенезе галлюцинаций, по ее мнению, большую роль играет изменение деятельности внешних и внутренних анализаторов. Наличие подпороговых (не осознаваемых больным) раздражителей, вызывающих перегрузку деятельности его анализаторов, как внешних, так и внутренних, играет существенную роль в патогенезе обманов чувств.

Среди нарушений восприятия выделяют также псевдогаллюцинации.Псевдогаллюцинации проецируются не во внешнем пространстве, а во внутреннем — голоса звучат «внутри головы», больные слышат их как бы внутренним ухом. Больные говорят об особых видениях, об особых голосах, но они не идентифицируют их с реальными предметами и звуками. Псевдогаллюцинации характеризуются насильственным характером воздействия, оказываемого на больного. Галлюцинации и псевдогаллюцинации могут быть тактильными, вкусовыми, кинестетическими. Сочетание псевдогаллюцинаций с симптомом отчужденности носит название синдрома Кандинского. При этом синдроме больных охватывает чувство «сделанности» или «навязанности» кем-то подобного восприятия, возникающих мыслей; им кажется, что кто-то на них воздействует со стороны.

Главной особенностью обманов чувств при психических заболеваниях является отсутствие их непосредственной идентификации с реальными предметами и их качествами.

8. Нарушение непосредственной памяти

Экспериментальное патопсихологическое исследование нарушений непосредственной памяти проводилось на материале двух наиболее распространенных психопатологических амнестических синдромов: корсаковского синдрома и синдрома прогрессирующей амнезии.

Как отмечалось ранее, корсаковский синдром проявляется в сочетании нарушения непосредственной памяти на текущие события (фиксационная амнезия) с конфабуляциями на текущие события и дезориентировкой в месте и времени. Причем два последних признака могут быть слабо выражены, тогда как забывание текущих событий всегда выражено очень ярко. При корсаковском синдроме память на события прошлого остается более сохранной, чем память на текущие события. Такие больные могут правильно назвать события из своего детства, помнят даты общественной жизни, но не могут вспомнить, что с ними происходило в течение текущего дня.

Одной из примечательных особенностей корсаковского синдрома, как отмечалось, являются конфабуляции, т. е. заполнение провалов памяти вымышленными событиями. Однако часто нарушения памяти не достигают такой выраженной степени. Вместо грубых конфабуляций могут встречаться неточности воспроизведения слышанного, виденного, связанные с тем, что больные, замечая дефекты своей памяти, пытались заполнить ее пробелы, придумав несуществовавший вариант событий. Таким образом, нарушения памяти на недавние события сочетаются с недостаточной ориентировкой в окружающем, реальные события могут то отчетливо выступать в сознании больного, то причудливо переплетаться с событиями, не имевшими места. Невозможность воспроизведения информации настоящего момента не позволяет организовать будущее, нарушается взаимосвязь отдельных периодов жизни.

Прогрессирующая амнезия является еще одним вариантом тяжелых расстройств памяти. Она характеризуется расстройствами памяти не только на текущие события, но и на прошедшие: больные не помнят прошлого, путают его с настоящим, смещают хронологию событий; выявляется дезориентировка во времени и пространстве, которые порой приобретают грубый, гротескный характер.

Подобные нарушения памяти встречаются при психических заболеваниях позднего возраста (при сенильной деменции), при болезнях Пика и Альцгеймера, в основе которых лежит прогрессирующая, качественно своеобразная деструкция коры головного мозга.

Распад памяти при прогрессирующей амнезии соответствует закону Рибо, т. е. ход этого процесса идет в порядке, обратном формированию памяти. Вначале исчезает память о наиболее поздно запечатленных событиях и фактах. Более ранние исчезают в последнюю очередь. Процесс распада памяти идет поэтапно, постепенно, но неуклонно, обязательно приводя к грубой дезориентировке не только в окружающей обстановке и близких людях, но и в собственной личности.

9. Нарушение динамики мнестической деятельности.

В некоторых случая расстройства памяти проявляются не в нарушении отдельных ее процессов, а в нарушении динамики всей мнестической деятельности. В таких случаях память больных носит прерывистый характер, что проявляется в колебаниях продуктивности как процесса запоминания, так и процесса воспроизведения. Больные в течение какого-то времени то хорошо запоминают и воспроизводят материал, то, спустя некоторое время, не могут этого сделать успешно. Нарушения динамической стороны памяти характерны для больных с сосудистой патологией, а также перенесших травмы головного мозга.

Такие колебания мнестической деятельности отчетливо выступают при выполнении экспериментальных заданий, например, таких, как проба на запоминание 10 слов (методика А. Р. Лурия).

Если у здоровых испытуемых так называемая «кривая запоминания» (графическое изображение количества правильно воспроизведенных слов при нескольких последовательных предъявлениях) имеет восходящий характер и после 3-5 попыток достигает максимума (9-10 слов из 10), то у некоторых больных она приобретает ломаный характер. Такие больные при десятикратном предъявлении материала могут после второй попытки воспроизвести 6-7 слов, после пятой — лишь 3 слова, а после шестой — опять 6-8. В других случаях многократное повторение материала не только не улучшает продуктивность памяти, а наоборот, снижает ее, и тогда кривая запоминания может выглядеть, например, следующим образом: 7-5-3-3-2 слова. Первый вариант, как правило, встречается при сосудистых заболеваниях головного мозга, второй — при черепно-мозговых травмах.

Подобные колебания продуктивности памяти выявляются при запоминании и воспроизведении и более сложного материала (текстов, рассказов).

Больные в один момент времени могут подробно, в деталях воспроизводить текст какого-либо рассказа, а через некоторое время оказываются не в состоянии передать более легкий сюжет.

Таким образом, нарушение динамики мнестической деятельности проявляется в сочетании с прерывистостью всех психических процессов больных и в сущности является не нарушением памяти в узком смысле слова, а индикатором неустойчивости умственной работоспособности больных в целом, ее истощаемости.

На то, что нарушение динамики мнестической деятельности является частным случаем нарушения умственной работоспособности, указывает возможность ее улучшения при применении средств опосредования. Например, в повседневной жизни такие больные используют различные мнемотехнические средства («заметочки», «узелки на память»).

В психологическомэксперименте возможность применения опосредования также повышает продуктивность памяти (показатели непосредственной памяти у таких больных, как правило, ниже показателей опосредованной памяти).

Нарушения динамики мнестической деятельности могут быть связаны также с аффективно-эмоциональной неустойчивостью или эффективной захваченностью больных. Аффективная дезорганизация больных, часто встречающаяся при органических заболевания мозга различного генеза, может проявляться в забывчивости, неточности усвоения, переработки и воспроизведения материала. Эффективная захваченность больных, чрезмерная ориентация на обязательный успех деятельности также может приводить к забыванию намерений, недифференцированному восприятию и удержанию материала.

10. Нарушения опосредованной памяти

Отечественные психологи (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, П. И. Зинченко и др.) рассматривали память как организованную деятельность, зависящую от многих факторов, таких, как уровень развития познавательных процессов, мотивации, динамических компонентов. Поэтому при психических заболеваниях различные нарушения мнестической деятельности могут быть обусловлены изменениями каждого из этих компонентов, в том числе и нарушениями функции опосредования. Известно, что в норме введение операции улучшает запоминание. Исследования, проведенные в 1934 г. Г. В. Биренбаум, показали, что у ряда больных фактор опосредования, наоборот, становится помехой. Ею экспериментально было доказано, что больные утрачивают возможность опосредовать процесс запоминания.

Эксперимент проводился при помощи метода пиктограммы, предложенного А. Р. Лурия, который заключается в необходимости запомнить ряд слов и словосочетаний, используя в качестве вспомогательного средства придуманные самими испытуемыми рисуночные изображения. В исследовании принимали участие больные различных нозологических групп (больные эпилепсией, шизофренией), а также здоровые испытуемые. Для выполнения задания необходимо увязать понятие, обозначаемое словом, с любым более конкретным понятием, связанным с содержанием создаваемого испытуемым рисунка. Это возможно только в том случае, если испытуемый может отвлечься от многообразия конкретных значений, обозначаемых заданным словом, когда он может оттормозить все другие частные значения, связанные с ним. Например, одно и то же понятие «развитие» можно изобразить, используя условное обозначение (рядом нарисованы маленький и большой круг, квадрат), а можно изобразить понятие, более частное по отношению к ключевому: «развитие» изобразить как «развитие промышленности», «развитие физическое», «развитие плода» и т. п.

Исследование показало, что, как правило, здоровые испытуемые, даже имеющие неполное среднее образование (в том числе и подростки) достаточно легко справлялись с заданием. В случае затруднения достаточно было привести пример, чтобы адекватное решение было найдено. Душевнобольные испытуемые испытывали значительные трудности при выполнении задания из-за того, что в силу патологических изменений мышления не могли уловить нечто общее в рисунке и слове, т. е. они не могли устанавливать адекватные содержанию задания условные связи.

Задание создать условную связь при запоминании слова вызывает определенные трудности уже потому, что в создании рисунка заключен момент условности, требующий достаточной меры свободы мыслительных операций. Вместе с тем условность рисунка может стать излишне широкой и беспредметной, тогда она перестает отражать реальное содержание слова. Также условность рисунка способствует актуализации латентных свойств предметов.Таким образом, в отличие от здоровых испытуемых, больные хуже запоминают слова, когда они прибегают к опосредованию. Анализируя причины обнаруженных особенностей опосредованной памяти больных, Л. В. Петренко пришла к выводу, что наиболее частым феноменом при ошибочном воспроизведении было название слов и фраз, отражающих значение самого используемого средства. Например, больная для запоминания слова «прогулка» выбирает карточку с изображением дерева («под деревьями хорошо гулять») и воспроизводит: «Дерево, кажется елка»; другая больная для обозначения этого же слова выбирает карточку с изображением забора, мотивируя это тем, что она всегда гуляет «до соседского забора», и воспроизводит слово «сосед». Таким образом, при нарушениях опосредованной памяти процесс воспроизведения не укладывается в предложенную А. Н. Леонтьевым схему: A-X-A, где A обозначает предложенное для запоминания слово, X — устанавливаемую для запоминания связь. При патологии мнестических процессов воспроизведение часто приобретало иной характер: A-X-X или A-X-Y.

Л. В. Петренко считала, что нарушение опосредованного запоминания обследованных ею групп связано со своей структурой нарушенной деятельности больных. У больных симптоматической эпилепсией нарушения опосредования были связаны с колебаниями их работоспособности, тогда как у больных эпилептической болезнью они объяснялись повышенной инертностью, гипертрофированным желанием отобразить все детали.

11. Нарушение мотивационного компонента памяти

Рассматривая память как одну из форм психической деятельности, необходимо при ее анализе (и анализе ее нарушений) учитывать роль всех компонентов, входящих в ее структуру. Ранее было показано, как нарушения процесса обобщения, опосредования, динамики влияют на процессы памяти. По-разному измененная структура мнестической деятельности находит свое отражение в различных формах нарушений памяти.

Существенную роль как в нормальном протекании, так и в нарушениях мнестической деятельности играет ее личностно-мотивационный компонент.

Еще в 1927 г. Б. В. Зейгарник экспериментально было показано значение мотивации для протекания процессов запоминания, удержания и воспроизведения информации. Ею был открыт так называемый «феномен воспроизведения незавершенных действий» («эффект Зейгарник»).

Сущность этого феномена заключается в том, что в экспериментальной ситуации испытуемые лучше запоминали незавершенные действия. Отношение воспроизведения незаконченных действий (ВН) к воспроизведению законченных (ВЗ) равнялось 1,9, т. е. незавершенные действия воспроизводились на 90% лучше, чем завершенные.

Б. В. Зейгарник объясняла этот факт тем, что у любого здорового испытуемого ситуация опыта вызывала какое-либо личностное отношение к ней, т. е. возникал мотив, ради которого и выполнялось задание. Мотивы могли быть разными, одни испытуемые стремились проверить свои силы, другие — показать себя, третьи выполняли задания из чувства долга. Но во всех этих случаях у испытуемых возникало мотивированное намерение выполнить задание. Если же задание оставалось незавершенным, то сохранялась определенная аффективно заряженная активность, которая требовала своей реализации в другом виде деятельности — в частности в воспроизведении.

Исследования, проведенные ею позже на патологическом материале, подтвердили правильность положения о том, что деятельность памяти является мотивированной. В эксперименте по воспроизведению незавершенных и завершенных действий, проведенном с испытуемыми, имеющими различные формы патологии мотивационной сферы, были получены закономерности, существенно отличающиеся от выявленных ранее. Так, например, у больных шизофренией, для которых характерны искажение мотивов, эмоциональная вялость, эффект лучшего воспроизведения незавершенных действий практически не возникал (1,1 по сравнению с 1,9 в норме).

У больных с некоторыми формами эпилептической болезни в силу ригидности их эмоциональных установок, их гипертрофии превалирование воспроизведения незавершенных действий было выражено и по количественным показателям приближалось к норме (1,8 — при эпилепсии и 1,9 — в норме).

У больных с астеническим синдромом также отмечалось снижение воспроизведения незавершенных действий (1,2 против 1,9 в норме), что объясняется отсутствием самой тенденции к завершению действий в силу нарушения умственной работоспособности.

Таким образом, сопоставление результатов воспроизведения незавершенных действий у больных с разной патологией мотивационной сферы указывает на роль личностно-мотивационного компонента в мнестической деятельности.

12. Нарушение операциональной стороны мышления К основным мыслительным операциям относятся обобщение, отвлечение (абстрагирование), анализ, синтез.

Обобщение есть следствие анализа, вскрывающего существенные связи между явлениями и объектами. Существует несколько уровней процесса обобщения: — категориальный – отношение к классу на основании главных, существенных признаков; — функциональный – отношение к классу на основании функциональных признаков; — конкретный – отношение к классу на основании конкретных признаков; — нулевой (нет операции) – перечисление предметов либо их функций без попытки обобщить. При всем многообразии нарушения операциональной стороны мышления можно свести к двум крайним вариантам: 1) снижение уровня обобщения; 2) искажение процесса обобщения. При снижении уровня обобщения в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях. Вместо выделения обобщенных признаков больные используют конкретно-ситуационные сочетания, у них отмечаются трудности абстрагирования от конкретных деталей (например, общее между диваном и книгой в том, что «на диване можно читать»).

Подобные нарушения могут быть в легкой, умеренно выраженной и выраженной степенях. Эти нарушения встречаются при олигофрении, тяжелых формах энцефалита, а также при органических поражениях головного мозга другого генеза с деменцией. Однако говорить о снижении уровня обобщения можно в том случае, если этот уровень был у человека ранее, а затем снизился, что и происходит с больными эпилепсией, органическими поражениями ЦНС, последствиями травм головного мозга. У больных же олигофренией отмечается недоразвитие понятийного, абстрактного мышления, а именно процессов обобщения и отвлечения. При искажении процесса обобщения больные руководствуются чрезмерно обобщенными признаками, неадекватными реальным отношениям между предметами. Отмечается преобладание формальных, случайных ассоциаций, уход от содержательной стороны задачи. Эти больные устанавливают чисто формальные, словесные связи, реальное же различие и сходство не служит для них контролем и проверкой их суждений. Например, сходство между ботинком и карандашом для них в том, что «они оставляют следы». Подобные нарушения мышления встречаются у больных шизофренией.

13. Нарушение личностного компонента мышления К этим нарушениям относятся разноплановость суждений, резонерство, нарушение критичности и саморегуляции. Критичность мышления предполагает сличение получаемых результатов с условиями задачи и предполагаемыми итогами. Больные однако могут актуализировать неадекватные связи и отношения, которые приобретали смысл из-за измененных установок больных шизофрени-ей или в результате трудностей осмысливания содержания предложенных задач для олигофренов. В данном случае можно говорить о некритичности мышления. Разноплановость – нарушение мышления, заключающееся в том, что суждения больных о каком-нибудь явлении протекают в разных плоскостях (например, слон и лыжник – «предметы для зрелищ», лошадь и медведь – животные).

Резонерство – склонность к «бесплодному мудрствованию», тенденция к многоречивым рассуждениям (например, испытуемый сравнивает понятия «птица» и «самолет»: «Сходство – крылья. Потому что рожденный ползать летать не может. Человек тоже летает, у него есть крылья. У петуха тоже есть крылья, но он не летает. Он дышит…»).

Нарушение саморегуляции – это невозможность целенаправлен-ной организации своих мыслительных действий. При этом испытуемым могут быть доступны сложные обобщения, логические операции, но в результате расплывчатости мышления, его нецеленаправленности выявляется неспособность решения поставленных задач (больные шизофренией).

Возможно нарушение саморегуляции у больных эпилепсией в результате ригидности мышления и склонности к чрезмерной обстоятельности и детализации. При этом нарушается «регулятивный аспект целеобразования», а у больных шизофренией «снижена побудительность целей». В литературе по психопатологии рассматривают нарушения мышления в виде растройств ассоциативного процесса, патологии суждений, а также патологии мышления по темпу. Расстройства ассоциативного процесса проявляются в болезненном изменении темпа, нарушении стройности и целенаправленности мышления.  К нарушениям стройности относятся: 1. Разорванность мышления – нарушение смысловых связей между членами предложения при сохранности грамматического построения фразы. 2. Бессвязность – нарушение и смысловой речи, и синтаксического строя речи. 3. Вербигерации – своеобразные стереотипии в речи до бессмысленного нанизывания сходных по созвучию слов. 4. Парагномен – действие под влиянием внезапного нелепого умозаключения. 5. Паралогическое мышление – отсутствие адекватной логики. К нарушениям целенаправленности относятся следующие: — Патологическая обстоятельность

— Резонерство. — Дементная детализация. — Персеверация. — Символизм. В отличие от общепринятой системы символов, усматривание больными обычных символов там, где они не играют символической роли. — Аутическое мышление. Отрыв от реальной действительности, погружение в мир воображения, фантастических переживаний. К патологии суждений относятся: — Бредовые расстройства — ложные умозаключения. Различают паройяльный бред — систематизированный бред без систематизации; параноидный бред — характеризуется наличием бредовых идей, которые чаще не имеют достаточно стройной системы; парафренный бред — сочетается с нарушениями ассоциативного процесса (разорванность, резонерство и символизм).

— Бредоподобные расстройства — ложные умозаключения, связанные с расстройством воли, влечений, эмоциональными нарушениями, отличаются от бредовых отсутствием тенденции к систематизации, кратковременностью, возможностью частичной коррекции методом разубеждения ( бывают при МДП).

— Сверхценные идеи — аффективно насыщенные стойкие убеждения и представления. Навязчивые идеи — неправильные мысли при критичном к ним отношении, но невозможности избавиться. Нарушения мышления по темпу:

Ускоренное мышление:  скачка идей (наблюдается в маниакальной фазе при МДП);  ментизм, или мантизм — возникающий помимо воли больного наплыв мыслей (при шизофрении).

— Замедленное мышление (во время депрессивной фазы при МДП), а также тугоподвижность, ригидность (при эпилепсии).

14. Нарушение динамики мыслительной деятельности

Нарушению динамики мышления посвящено немного работ. Хотя в некоторых психиатрических исследованиях говорится о динамическом характере некоторых нарушений мышления, однако под этим подразумевается их обратимость.

Мы уже указывали, что у ряда больных (например, больных сосудистыми заболеваниями мозга) колебания умственной работоспособности приводили к колебаниям памяти, зависящим не от сложности выполняемой задачи, а от истощаемости корковой нейродинамики больных. Подобные колебания, выступавшие как непоследовательность суждений, наблюдались и в мыслительной деятельности больных.

Лабильность мышления . Характерная особенность этого нарушения заключалась в неустойчивости способа выполнения задания. Уровень обобщения больных в основном не был снижен; больные правильно обобщали материал; операции сравнения, переноса не были нарушены. Однако адекватный характер суждений больных, как мы говорили выше, не был устойчивым.

Больные легко усваивают инструкцию, применяют способ, адекватный условиям решения, начинают раскладывать карточки по обобщенному признаку, но, спустя некоторое время, оставляют правильный путь решения. Достигая в отдельных случаях высокий уровень обобщения, больные эпизодически сбиваются на путь неправильных, случайных сочетаний. Эти колебания носили различный характер.

Очень часто наблюдались чередования обобщенных и конкретно-ситуационных сочетаний. Приведем несколько примеров.

Больной М-в (закрытая травма головного мозга), который начал раскладывать карточки по обобщенным признакам, образуя группы растений, животных, вдруг начинает сомневаться, куда отнести мухомор: «Он же вредный, отнесу-ка в сторону». Точно так же он не знает, куда отнести жука: «Положу его к книге и тетради, его же изучают в школе». После того как экспериментатор попросил больного работать внимательнее, он несколько растерянно сказал: «Подождите. Да, у меня есть здесь посуда, растительный мир… Конечно, к нему принадлежит и гриб, безотносительно к тому, вреден он или нет; а жука положу к животному миру». В конце концов у больного получаются следующие группы: люди, животные, растения, посуда, мебель, школьные принадлежности, предметы домашнего обихода. Экспериментатор просит объединить некоторые группы. Больной: «Людей с животными, да? Растения… Ну, а дальше как? Ведь остальное не объединишь: как же соединить домашнюю утварь с канцелярскими предметами?»

Больной заметно устает, наступает легкий тремор рук, потливость. Экспериментатор начинает беседу на тему, не относящуюся к эксперименту. Спустя 5 мин, больной по просьбе экспериментатора возвращается к работе и тут же самостоятельно правильно и обобщенно ее выполняет.

Больная Ш. (артериосклероз головного мозга).

Правильно выделив группу инструментов, кладет туда же картинку «кузнец», «так как он нарисован с молотом в руке и вообще он работает, пользуясь разными инструментами» (следует отметить, что больная выделила до того группу людей).

На вопрос экспериментатора: «А что у вас в этой группе?» больная отвечает: «Здесь люди», и тут же самостоятельно перекладывает «кузнеца» в группу людей.

Приведенные примеры показывают, что в этих случаях колебания умственной деятельности больных проявлялись в чередовании обобщенных и ситуационных решений. Выполнение заданий на уровне обобщенных решений не являлось модусом работы больных.

Ошибки больных состояли также в том, что логические связи подменялись случайными сочетаниями. Так, правильное выполнение задания «классификация предметов» нарушалось тем, что больные объединяли объекты в одну группу лишь потому, что карточки оказались рядом. Они нередко замечали свои ошибки и исправляли их.

Ошибочные решения больных проявляются в образовании одноименных групп: больные часто выделяют предметы по правильному общему признаку, но тут же начинают выделять аналогичную по смыслу группу. Так, например, больной мог выделить группу людей, в которую входили врач, ребенок, уборщица, и тут же выделял еще одну группу людей, куда входили моряк, лыжник и т.п. Остановимся лишь на некоторых из них, часто встречающихся в клинике.

Нарушение динамики мышления, выражавшееся в чередовании адекватных и неадекватных решений, не приводило к грубым нарушениям строения мышления. Оно лишь на какой- то отрезок времени искажало правильный ход суждений больных и являлось, очевидно, нарушением умственной работоспособности больных. В некоторых же случаях нарушение динамики мышления носило более стойкий характер, изменяло само строение мышления. Лабильность мышления наблюдается у больных маниакально-депрессивным психозом в маниакальной фазе болезни.

15. Нарушение процесса саморегуляции познавательной деятельности.

Нарушения саморегуляции играют особо важную роль в осуществлении познавательной деятельности. Эти нарушения выражаются в невозможности целенаправленной организации своих мыслительных действий. Некоторые формы нарушения мышления невозможно объяснить без привлечения представлений о саморегуляции: они должны рассматриваться как проявления нарушения осознания и подконтрольности своих мыслительных действий. Подобные формы нарушения познавательных процессов не затрагивают осуществления логических операций: больным могут оказаться доступными некоторые задания, требующие развитого абстрактного мышления. Однако в условиях необходимости организации своих действий (в ситуациях неопределенности, выбора, затруднения, конфликта) эти больные оказываются неспособными к осуществлению целенаправленной деятельности. Например, такие нарушения динамики мышления, как расплывчатость, нецеленаправленность, являются, по сути, выражением дезорганизации мышления.

Саморегуляция не сводится к осознанию, контролю и перестройке мыслительных действий. В зависимости от того, как осознает себя человек в данной проблемной ситуации, как переживает ее, она приобретает для него различный смысл. Переживание ситуации может стимулировать к дальнейшему продолжению поиска или же отказу от него. Другими словами, саморегуляция может быть направлена на мобилизацию внутренних ресурсов для разрешения содержательного затруднения (решения проблемы или задачи) или же на уход из конфликтной ситуации затруднения (отказ от дальнейшего решения и стремление дискредитировать задачу или же оправдать себя).

В соответствии с этим выделяются еще две функции саморегуляции познавательной деятельности – мобилизующая (продуктивная с точки зрения регуляции мышления) и защитная (непродуктивная).

На материале решения задач на соображение больными шизофренией (вялотекущая форма) А.Б.Холмогоровой показано, что у больных происходит ослабление процесса саморегуляции мышления, выражающееся в нарушении конструктивной и мобилизующей функций при относительной сохранности контрольной и активизации защитной. Больные способны к контролю своих действий в условиях сформированности эталона действия. Но рпи необходимости самостоятельной выработки нового способа действия и перестройки прежнего у больных не происходит осознания неадекватности своих действий, и, по существу, перестройка не происходит. В ситуациях затруднения активизируются защитные формы поведение: уход из ситуации под различными предлогами, отказ от продолжения решения наступают значительно быстрее, чем в норме. Снижение осознанности мыслительных действий, отсутствие направленности на разрешение содержательного затруднения отрицательно влияют на общую продуктивность мыслительной деятельности.

В исследовании А.Б.Холмогоровой было также показано, то у больных шизофренией нарушается один из важнейших механизмов саморегуляции, основа децентрации и самоанализа – способность к смене позиции, отчуждению и объективации своих действий.

Подобные нарушения саморегуляции связаны с нарушениями мотивационно-потребностной сферы. Анализ специфики стабильных изменений личности при шизофрении в сопоставлении с данными экспериментально-психологического исследования привел автора к выводу, что существенным фактором нарушения саморегуляции у больных шизофренией с преобладанием негативной симптоматики является так называемая «установка на самоограничение». Последняя выражается в направленности на ограничение контактов и сфер деятельности, предпочтении действовать сложившимися, легко актуализирующимися способами, избегании трудностей и интеллектуального напряжения.

В исследовании показано, что нарушения целеобразования в мыслительной деятельности обеих нозологических групп носят динамический характер и зависят от общей иерархии целей, стоящих перед испытуемыми. Они отражают складывающиеся актуально в процессе решения взаимоотношения между направленностью, побудительностью и произвольностью конечных целей.

Установлено также, что при развертывании целеобразования в условиях заданного предметного плана решения выявляются такие особенности мыслительной деятельности, как нарушения побудительного и регулятивного аспектов целеобразования. При незаданности же предметного содержания целей в условиях их произвольного выдвижения проявляются характерные нарушения мышления: актуализация латентных, необычных свойств предметов, абстрактность построений – у больных шизофренией; конкретность, детализация, ригидность мышления – у больных эпилепсией.

16. Нарушение структуры иераохии мотивов

Изменение мотивов часто сопровождает различные психические заболевания. Основные характеристики мотивов – опосредованность сознательной целью и иерархичность их построения (подчиненность одних мотивов другим).

Иерархия мотивов является относительно устойчивой, что обеспечивает устойчивость всей личности. Один из мотивов является ведущим, именно он придает человеческому поведению определенный смысл. Без ведущего мотива содержание человеческой деятельности лишается личностного смысла. Патология приводит к изменению мотивационной сферы человека, вызывая смену позиций, интересов, ценностей личности. Патологические изменения опосредованности и иерархии мотивов не выводятся непосредственно из нарушений мозга, а проходят длительный путь формирования, при котором действуют механизмы, во многом общие с механизмами нормального развития мотивов.

Хронический алкоголизм.Снижение в сфере потребностей и мотивов, сужение круга интересов. Грубого изменения познавательных процессов не наблюдается: больной справляется с заданиями, требующими обобщения, опосредования. Недостаточная целенаправленность деятельности, некритичность больного. Самооценка завышена, переживание успеха и неуспеха не выступает. Общественные нормы и требования теряют роль регулятора поведения. Мотивы и потребности становятся более примитивными, менее опосредованными, неуправляемыми, приобретают характер влечений. Нарушается прежняя иерархия мотивов, алкоголь становится смыслообразующим мотивом поведения. «Сдвиг мотива на цель», (механизм образования патологической потребности такой же, как и у нормальной).

Разрушаются высшие потребности и установки личности. Больные становятся инактивными, утрачивают прежние социальные связи, теряют профессионализм. Деятельность из сложно организованной и опосредованной (в норме) становится импульсивной. Равнодушие к исследованию, некритичность (иная, чем у «лобных» больных), сочетается с агрессивностью.

17. Формирование патологических потребностей и мотивов.

В ходе развития личности мотивы собственной деятельности, поступки человека становятся объектом его активного отношения, объектом его сознания. Различные стрессовые ситуации могут привести к изменению самосознания. Изменение самосознания является следствием нарушения рефлексии, это может привести к изменению мотивов, их смыслообразующей функции, нарушению эмоциональной реактивности.

Нервная анорексия: Заболевание начинается с аффективных переживаний по поводу несоответствия «идеала красоты» и собственной внешности. Вначале голодание является просто действием по достижению цели – идеала красоты, затем это действие вступает в конфликт с витальной потребностью в пище и «выигрывает» эту борьбу, само превращаясь в смыслообразующий, доминирующий мотив. Потребность в пище реализуется в виде ее приобретения и приготовления, т.е. происходит символическое замещение.

18. Нарушение смыслообразования.

А.Н. Леонтьев указывал на две функции мотивов — побудительную и смыслообразующую, которые не всегда поддаются различению. Ослабление и искажение этих функций приводят к нарушениям деятельности. В одних случаях, когда смыслообразующая функция мотива ослабляется, мотив превращается в «только знаемый». В других случаях сужается круг смысловых образований, когда мотив, сохраняя в некоторой степени свою побудительную силу, придает смысл меньшему кругу явлений, чем до заболевания. В результате многое из того, что раньше имело для больного личностный смысл, постепенно теряет его. Восстановлению социального статуса таких больных может помочь включение их в реальную трудовую деятельность.

Шизофрения. Мотив «только знаемый», задание осознается больным, но это осознание не регулирует деятельности (отщепление действенной функции от «знаемой»).

Отсутствие ориентировочного этапа в задании. Иногда интерес к отдельным заданиям и тщательное их выполнение без учета отведенного времени. «Странность», неадекватность поступков больных, нарушение селективности деятельности. Оскудение деятельности больных, новые мотивы не формируются. Иногда парадоксальная стабилизация определенного круга смысловых образований.

19. Нарушение целенаправленности и критичности поведения

Нарушение опосредованности тесно связано с нарушением критичности, подконтрольности поведения. Нарушение критичности проявляется по-разному; оно может выступать в виде нецеленаправленных действий, расторможенности поведения, нецеленаправленности суждений, когда человек не сравнивает свои действия с ожидающимися результатами, когда он не замечает своих ошибок и не исправляет их.

О критичности мышления говорил С.Л. Рубинштейн, подчеркивая, что «возможность осознать ошибку является привилегией мысли». Выделяя качества ума, Б.М. Теплов оценивает критичность как «умение строго оценивать работу мысли, тщательно взвешивать все доводы за и против намечающихся гипотез и подвергать эти гипотезы всесторонней проверке».

Понятие критичности носит в психиатрии неоднозначный характер; часто имеется в виду критичность к бреду, галлюцинациям и другим болезненным переживаниям. Особенно важен тот вид критичности, который состоит в умении обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями реальности. Нередко некритичность принимает особую форму, проявляясь в виде нарушений спонтанности поведения, инактивности. Подобное поведение мы часто наблюдали у больных с грубыми поражениями лобных отделов мозга. При поверхностном наблюдении эти больные производили впечатление относительно сохранных людей. Они усваивали предъявляемые им вопросы, были ориентированы в месте и времени, в общественных событиях, принимали участие в трудовых процессах, выполняли поручения, читали книги, запоминали прочитанное, слушали радио. Однако при ближайшем наблюдении можно было отметить неадекватность их поведения. Вслушиваясь в их беседы с родными, можно было установить, что больные правильно отвечали на вопросы, но сами их не задавали, не интересовались жизнью своих близких, не говорили о своих планах на будущее. Они сами не предъявляли жалоб, считали себя здоровыми, готовыми нести и дальше свои трудовые обязанности; лишь путем настоятельных опросов и бесед удалось выяснить, что у них имеют место головные боли и другие недомогания, которым они не придавали значения: «пустяки, поболит голова и пройдет», «чувствую некоторую слабость, отлежусь недельку и могу обратно пойти на фронт» — подобные фразы были частыми их высказываниями. Соматическое состояние этих больных часто было хорошим.

Однако поведение этих больных обнаруживало патологические особенности. Адекватность их поведения была кажущейся. Так, они помогали сестрам, санитарам, если те их просили, но они с той же готовностью выполняли любую просьбу, даже если она шла вразрез с принятыми нормами поведения. Так, больной К. взял без разрешения у другого больного папиросы, деньги, так как кто-то «его попросил сделать это»; другой больной Ч., строго подчинявшийся режиму госпиталя, «хотел накануне операции выкупаться в холодном озере, потому что кто-то сказал, что вода теплая».

Иными словами, их поведение, действия могли в одинаковой мере оказаться адекватными и неадекватными, ибо они были продиктованы не внутренними потребностями, а чисто ситуационными моментами. Точно так же отсутствие жалоб у них обусловливалось не сдержанностью, не желанием замаскировать свой дефект, а тем, что они не отдавали себе отчета ни в своих переживаниях, ни в соматических ощущениях.

Эти больные не строили никаких планов на будущее: они с одинаковой готовностью соглашались как с тем, что не в состоянии работать по прежней профессии, так и с тем, что могут успешно продолжать прежнюю деятельность. Больные редко писали письма своим родным, близким, не огорчались, не волновались, когда не получали писем. Отсутствие чувства горести или радости часто выступало в историях болезни при описании психического статуса подобных больных. Чувство заботы о семье, возможность планирования своих действий были им чужды. Они выполняли работу добросовестно, но с таким же успехом могли бросить ее в любую минуту. После выписки из госпиталя такой больной мог с одинаковым успехом поехать домой или к товарищу, который случайно позвал его.

20. Формирование патохарактерологических особенностей личности

Наиболее важной в практическом отношении является груп­па патохарактерологических формирований (развитии) лич­ности ввиду их относительной частоты и социального значе­ния. Патохарактерологическим формированием личности у де­тей и подростков мы называем психогенное патологическое формирова­ние личности, связанное с хронической психотравмирующей ситуацией в микросреде и неправильным воспитанием. Имеются два основных психогенных механизма патохарактерологического развития: закрепление личностных реакций (протеста, отказа, гиперкомпенсации, имитации и других ха­рактерологических и патохарактерологических реакций, по нашей терминологии), возникших в ответ на психотравмирующие воздействия, и прямое стимулирование неправильным воспитанием тех или иных нежелательных черт характера (например, возбудимости, слабости выдержки, робости и т. п.).

В зависимости от особенностей названных психогенных факторов, а также индивидуальных психических свойств (темперамента, психомоторики, элементов формирующегося характера и т. д.) происходит закрепление отклонений харак­тера, постепенно складывающихся в определенное сочетание, которое условно может быть названо «патохарактерологическим синдромом». Особенности последнего определяют вари­ант патохарактерологического формирования личности. Ос­новными вариантами его являются аффективно-возбудимый, тормозимый, истероидный и неустойчивый. Кроме того, не­редко наблюдаются различные сочетания патологических черт, относящихся к разным Патохарактерологическим синд­ромам, что создает более сложный комплекс патохарактеро­логических особенностей, обозначаемый как смешанный ва­риант.

Наиболее часто встречается аффективно-возбуди­мый вариант патохарактерологического формирования личности. Детям и подросткам, относящимся к этому вариан­ту, свойственны склонность к аффективным разрядам, (разд­ражения, гнева и т. п.), не адекватным по силе вызвавшему их внешнему воздействию и нередко сопровождающимся аг­рессивными действиями, неумение сдерживать себя, гневли­вость, оппозиционное отношение к взрослым, а также повы­шенная готовность, к конфликтам с окружающими. Фор­мирование и закрепление этих черт характера происходит особенно часто в условиях недостатка целенаправленного воспитания (гипоопека) или безнадзорности вследствие неполной семьи, алкоголизма родителей и других форм соци­ального неблагополучия в семье, а также в условиях дли­тельной конфликтной ситуации в микросреде (семье, школь­ном коллективе детей и т. д.).

Важная роль в возникновении патологических черт харак­тера при данном варианте принадлежит реакциям активного протеста и имитации. Психологами установлено, что повторя­ющиеся психические состояния и формы реагирования могут закрепляться, постепенно становясь устойчивыми свойствами личности. В детском возрасте этот про­цесс происходит быстрее и легче, чем у взрослых. Поэтому понятно,  что   фиксация   способов  реагирования,   свойствен­ных повторным реакциям протеста и имитации, играет важ­ную роль в происхождении патологических изменений харак­тера аффективно-возбудимого типа. Воспитание по типу гипоопеки, безнадзорности препятствует подавлению аффектив­ной возбудимости, свойственной детям младшего возраста, а также выработке волевых качеств.  Частая  корреляция   аф­фективно-возбудимого    варианта  со стеническими   чертами темперамента свидетельствует об известной роли в его гене-зе (в качестве внутреннего условия) индивидуальных особен­ностей психического склада.

Отчетливо видна роль реакций актив­ного и пассивного протеста в возникновении патологии характера. Одним из признаков патологического реагирования является стойкий сдвиг настроения в сторону гипотимии или субдепрессии.

21. Нарушение сознания и самосознания

Нарушения сознания и самосознания  наблюдаются при поражении различных участков головного мозга при развитии психических нарушений. Характерными объективными симптомами для различных нарушений сознания являются: •    дезориентация; •    отрешенность от окружающего мира; •    потеря связности; •    ухудшение способности запоминания и воспроизведения. Виды нарушений сознания: 1.    Помрачение сознания – наблюдается при психических расстройствах и при заболеваниях, связанных с органическими повреждениями организма. Различают: •    Делилий иллюзорно-галлюцинаторный, при которых понижается порог  чувствительности для всех видов раздражителей, наблюдается разнообразная психопатологическая симптоматика. У больного возникают зрительные галлюцинации: сначала нарушение носит фрагментарный характер, а затем – сценоподобный.  Отсутствует критическое отношение. Галлюцинации воспринимаются человеком  как реальность, и его поведение соответствует  тому, что он видит. Восприятие реальных событий фрагментарное или же отсутствует совсем.  Человек  полностью дезориентирован в  окружающем мире и  в собственной личности, характерен страх, бред. Делилии часто наблюдаются при алкогольных интоксикациях, могут  длиться от от пары часов до недели, при этом вероятно перемежение их с прояснением сознания.  Виды делилий: — абортивные (характерны иллюзии, галлюцинации при сохраненном ориентировании); -мусситивные (характерно бормотание, перебирание одежды больным); — профессиональные (у больного создается впечатление, что он на своей работе, соответственно он выполняет автоматизированные действия, ориентирование нарушено).

•    Онийроид  характеризуется грезоподобным состоянием в сочетании с псевдогаллюцинаторными состояниями. Больной воспринимает происходящее не так, как оно есть есть в реальности, а так , как  у него в мысленном пространстве. Галлюцинации обычно яркие, бред фантастического характера, нарушается восприятие времени. Больные ведут себя не соответственно их переживаниям.  Иногда наблюдается ступорообразное состояние, застывшая улыбка и т.п. Больным может казаться, что они участники каких-то трагических событий, но при этом не наблюдается никакой реакции с их стороны, они очень хладнокровно наблюдают за «происходящим». •    Аменция – ее  возникновение  связано с шизофренией и интоксикациями. Наблюдается фрагментация и искажение восприятия, бессвязная речь, хаотичное двигательное возбуждение, нарушение ориентирования в пространстве, времени и собственной личности. Длительность аменции – несколько месяцев. 2.    Выключения сознания: •    Оглушенность  характеризуется отсутствием  новых переживаний, малым количеством ассоциаций,  размытыми и туманными воспоминаниями, невнимательностью, апатией, сонливостью, отсутствием и ориентирования, плохой сосредоточенностью и  быстрой утомляемостью.  Все виды психической деятельности затруднены. •    Сопор сопровождается нарушением притока информации от рецепторов  (слуховых, зрительных), однако тактильная и болевая чувствительность сохранена.  Больной  полностью обездвижен, иногда сохраняется стереотипная двигательная активность. •    Кома характеризуется самой глубокой степенью выключения сознания, работоспособны лишь каналы интероцепции. Если больной выходит из комы, то у него наблюдается полнейшая амнезия, если же патологический процесс развивается дальше, то наступает смерть. 3.    Параксизмальные помрачнения сознания. Отсутствует этапность развития состояния, патологические состояния возникают редко. Виды: •    Сумеречное помрачение сознания (при эпилепсиях и алкоголизме) – возникновение внезапных галлюцинаций и ярости (длительность такого состояния от пары минут до нескольких часов), которые  прекращаются  при наступлении внезапного патологического сна, у больного наблюдается амнезия. Контактировать с такими людьми невозможно. •    Амбулаторный автоматизм – характеризуется упорядоченным, сумрачным помрачением сознания, галлюцинации и бред отсутствуют. У больных постоянное стремление куда-то уехать или просто побродить. Внешнее поведение вполне адекватное.  Люди, страдающие амбулаторным сомнамбулизмом, совершают хаотичные и нелепые движения (Фуги), иногда эти движения более упорядочены (Трансы).

4.    Особые состояния сознания – это те состояния человека, которые предшествуют, например, эпилептическому припадку или потере сознания. Длительность составляет доли секунд. 5.    Выключения сознания при больших (БСП) и малых (МСП) судорожных припадках. Развитие БСП (развернутого или абортивного) происходит мгновенно, возможно наступление комы, больной о припадке не помнит. МСП – характеризуются мгновенной потерей мышечного тонуса, возможно непроизвольное мочеиспускание или резкое повышение мышечного тонуса (человек замирает в позе выгнутого туловища).

Клонические МСП сопровождаются поддергиванием частей лица и тела. Происходит нарушение  самосознания – деперсонализация. Больной отчужден от своего «Я», собственных мыслей и действий, воспринимающихся им как бы со стороны.  Происходит нарушение отражения  в сознании главных качеств и свойств функционирования  отдельных частей  и всего тела в целом . Это так называемая дисморфобия, наблюдается при шизофрении и эпилепсии, при черепно-мозговых травмах.  Больным кажется, что у них очень много телесных недостатков, стараются устранить их. Коркина предлагает рассматривать  этот синдром как следующую триаду: •    больного беспокоят идеи о его физических недостатках, которые он хочет устранить; •    больной обеспокоен идеями отношений; •    больной находится в плохом настроении.

22. Принципы построения патопсихологического исследования

Патопсихологическое исследование включает в себя ряд компонентов: эксперимент, беседу с больным, наблюдение за поведением больного во время проведения исследования, анализ истории жизни заболевшего человека (которая представляет собой профессионально написанную врачом историю болезни), сопоставление экспериментальных данных с историей жизни. Чрезвычайно важно (хотя в силу объективных обстоятельств это не всегда возможно) проводить исследование в динамике, т.е. через год-два.

Методы психологического исследования в зависимости от указанных психических величин разделяются на следующие:

  1. Методы анализа ощущений.
  2. Методы анализа восприятия.
  3. Методы измерения времени психических процессов.
  4. Методы анализа воспроизведений:
    1. простых воспроизведений,
    2. сложных представлений.
  5. Методы анализа сложных психических актов.

При организации патопсихологического эксперимента соблюдается несколько правил:

эксперимент должен моделировать психическую деятельность, осуществляемую человеком в труде, учебе, общении;

в эксперименте необходимо обнаружить структуру не только нарушенных, но и оставшихся сохранными форм психической деятельности;

построение экспериментальных приемов должно учитывать возможность поиска решений самим больным, а также позволять патопсихологу вмешиваться в деятельность больного для выяснения того, как больной воспринимает помощь экспериментатора и может ли ею воспользоваться;

экспериментально-психологические приемы следует направить на раскрытие качественной характеристики психических нарушений;

результаты экспериментально-психологического исследования нужно точно и объективно фиксировать.

Беседа. Обычно беседа с больным состоит из двух частей.

Первая часть общения психолога и испытуемого осуществляется вне эксперимента, т. е. до и после экспериментальной работы. Эта беседа зависит от поставленной перед психологом задачи, от сведений, полученных из истории болезни, от состояния больного. В беседе психолог должен избегать обсуждения с больным его болезненных переживаний, во всяком случае не делать этого по собственной инициативе. Например, не надо задавать больному вопросы о том, испытывает ли он галлюцинации, в чем содержание его бреда. Такие вопросы должен задавать врач. Это требование диктуется тем, что психолог не должен вмешиваться в стратегию и тактику лечения и подменять лечащего врача. Конечно, если больной сам заговорит на такие темы, психологу следует его выслушать, запротоколировать его высказывания и постараться тактично перевести беседу на решение задач эксперимента.

В своей беседе психолог должен учитывать отношение больного к ситуации эксперимента, к экспериментатору. Но самое главное заключается в том, что и беседа, и эксперимент обязаны содержать элементы деонтологии: больного необходимо ободрить, настроить на успешное выполнение экспериментальных заданий. В правильно проводимой беседе всегда присутствуют элементы психотерапевтического воздействия. В некоторых случаях беседа может быть направлена на изменение установок и отношений больного, т. е. иметь коррекционный характер.

Вторая часть беседы происходит непосредственно во время эксперимента, патопсихолог при этом обычно оказывает больному помощь в выполнении экспериментальных заданий.

Тесты представляют собой стандартные наборы заданий и материалов, с которыми работает испытуемый. Стандартной является и процедура предъявления заданий: они даются в определенной последовательности, время выполнения и оценка результатов регламентированы. Опросники

Опросниками называют методики, материалом которых являются вопросы, на которые обследуемый должен ответить, либо утверждения, с которыми обследуемый должен согласиться или не согласиться. Ответы могут даваться в свободной форме (опросники открытого типа) или выбираться из вариантов, предлагаемых в опроснике (опросники закрытого типа).

Различают опросники-анкеты и личностные опросники.

Проективные методики

Тест Розенцвейга — проективная методика исследования личности. В качестве стимульного материала используются 24 рисунка, на которых изображены лица, находящиеся во фрустрационной ситуации.

Персонаж, изображенный слева, произносит слова, которыми описывается фрустрация — собственная или другого индивида. Над персонажем справа имеется пустой квадрат, в который обследуемый должен вписать первые пришедшие на ум ответы. Черты и мимика персонажей в рисунках отсутствуют. Ситуации, изображенные на рисунках, могут быть разделены на две группы:

1) ситуации-препятствия;

2) ситуации-общения. Тест Роршаха — одна из самых популярных проективных методик. Стимульный материал теста состоит из 10 стандартных таблиц с черно-белыми, цветными, симметричными, слабоструктурированными изображениями (так называемые «пятна» Роршаха).

Обследуемому предлагается ответить на вопрос: «Что изображено на рисунке, на что это похоже?» Производится дословная запись всех высказываний испытуемого с учетом контекста (предъявляемого рисунка, сопутствующего элемента поведения и т. п.).

Тест тематической апперцепции, сокращенно ТАТ — по первым буквам его англоязычного названия. Наряду с тестом Роршаха считается одним из наиболее авторитетных и распространенных.

Материал теста — таблицы с картинками, изображающими неопределенные ситуации, допускающие различное понимание и толкование. Тест цветовых предпочтений Люшера в классическом варианте представлен в двух основных формах: полный (73 цветовые таблицы) и краткий, использующий 8 цветов. Первый вариант достаточно сложный в проведении и интерпретации и применяется, как правило, в тех ситуациях, когда требуется углубленное обследование, а другие методы недостаточно адекватны. Второй вариант менее трудоемкий, легко обрабатываются результаты обследования и проста процедура интерпретации. Восьмицветовой набор включает в себя 4 основных цвета и 4 дополнительных. Четыре основных цвета (синий, зеленый, красный, желтый) играют особую роль, и каждый из них имеет свое значение, выражает одну из основных потребностей. 23. Представление о патопсихологическом сидроме

Любой патопсихологический эксперимент включает в себя наблюдение за больным, поведение, беседу с ним, анализ истории жизни, течение заболевания.

Россолимо предложил количественный метод изучения психики. Метод Россолимо позволил ввести эксперимент в клинику. Эксперимент стал активно применяться в психиатрии. Любой патопсихологический эксперимент должен быть направлен на выяснение структуры патопсихологического синдрома.

Патопсихологический синдром — это относительно устойчивая, внутренне связанная совокупность отдельных симптомов.

Симптом — это единичное нарушение, которое проявляется в различных сферах: в поведении, эмоциональном реагировании, познавательной деятельности больного.

Патопсихологический синдром не является непосредственно данным. Для его выделения необходимо структурировать и интерпретировать получаемый в ходе исследования материал.

При этом важно помнить, что характер нарушений не является специфичным для того или иного заболевания или формы его течения. Он является лишь типичным для них.

Эти нарушения должны оцениваться в комплексе с данными целостного психологического исследования. Сложность заключается в суждении, почему больной то или иное делает.

Представления о патопсихологическом синдроме позволяет прогнозировать появление наиболее типичных для данного заболевания расстройств. Соответственно прогнозу реализовать определенную стратегию и тактику эксперимента. Т.е. подбирается стиль проведения эксперимента, подбор гипотез для проверки материала испытуемого. Не нужно быть предвзятым.

Для синдромального подхода в психиатрии, как и в медицине, важно определение существенных особенностей нарушения психической деятельности, что обеспечивает полноту анализа и обоснованность выводов исследователя.

Патопсихологическая диагностика.

Патопсихологический синдром при шизофрении, при эпилепсии, при диффузных поражениях головного мозга — хорошо проработаны. При психопатии патопсихологический синдром не выделен.

Необходимо выделить структуру патопсихологического синдрома.

Патопсихологический синдром может меняться с течением заболевания в зависимости таких характеристик заболевания как: форма, длительности, время возникновения, качества ремиссии, степень дефекта. Если заболевание началось раньше, то заболевание затронет те сферы, при которых возникло заболевание. (При подростковом возрасте эпилепсия затронет всю психическую сферу, накладывает отпечаток на личность).

При шизофрении: приступообразная форма. Есть и непрерывно текущая форма. При таком заболевании наблюдаются психические изменения.

Что нужно анализировать?

Составляющие патопсихологического синдрома.

1.      особенности аффективного реагирования, мотивации, системы отношений больного — это мотивационный компонент деятельности

2.      проводятся анализ отношения к факту обследования

3.      как испытуемый реагирует на экспериментатора (заигрывает, пытается произвести впечатление)

4.      анализ отношения к отдельным заданиям (проверка памяти), изменения поведения в процессе эксперимента.

5.      Анализ выполнения задания, отношение к результату (может быть безразлично).

Необходимо все фиксировать.

6.      Анализ отношения к оценкам экспериментатора.

Характеристика действий больного при решении познавательной задачи: оценка целенаправленности, подконтрольности действий, критичности.

Тип операциональной оснащенности: особенности процесса обобщения, изменение избирательности познавательной активности (операции синтеза, сравнения)

Характеристика динамического процессуального аспекта деятельности: то есть как деятельность меняется во времени (для больного свойственно неравномерность работоспособности при заболевании сосудов головного мозга).

Отдельный симптом ни о чем не говорит.

Для дифференциальной диагностики: психолог должен уделять наибольшее внимание тем симптомам, которые с наибольшей надежностью позволяют дифференцировать патопсихологические синдромы различных заболеваний. То есть если возникла ситуация: нужно отдифференцировать шизофрению или психопатию. Нужно знать, в чем отличия? Психопатия менее серьезно по сравнению с шизофренией.

Для диагностики используются исследования процессов мышления и эмоционально волевой сферы, причем важно обнаружить различие в соотношении симптомов. Для шизофрении более характерны ослабление мотивации (много чего не хотят), оскудение эмоционально-волевой сферы, нарушение смыслообразования, наблюдается снижение или неадекватность, парадоксальность самооценки.

Все эти нарушения сочетаются с операциональной и динамической сторонами мышления. При этом главным в нарушении мышления является изменение мотивационного компонента. Недоступна коррекция ошибок. Отказ от исправлений. У них недостаточно мотивации для выполнения задания хорошо.

При психопатии: отмечается яркость, неустойчивость эмоционального и мотивационного компонентов деятельности. А иногда возникающее нарушение мышления также носит неустойчивый характер. Стойкие нарушения отсутствуют. При этом обусловленные эмоционально ошибки быстро исправляются (произвести впечатление на экспериментатора).

Необходимо четко представлять себе какие методики позволяют это эффективно исследовать.

Для дифференциальной диагностики шизофрении и психической патологии, вызванной органическими нарушениями в синдроме наибольшее внимание уделяется другим симптомам. Помимо эмоционально-волевой сферы и мышления, анализируются особенности умственной работоспособности. Как быстро больной истощается? Какой темп выполнения задания? Для органических нарушений свойственно быстрое истощение.

набором регистр-синдромов:

I — шизофренический;

П — аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствуют маниакально-депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста).

III- олигофренический;

IV — экзогенно-органический (в клинике ему соответствуют экзогенно-органические поражения головного мозга- церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т. д.);

V — эндогенно-органический (в клинике — истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы в головном мозге);

VI — личностно-аномальный (в клинике — акцентуированные и психопатические личности и обусловленные в значительной мере аномальной почвой психогенные реакции);

VII — психогенно-психотический (в клинике — реактивные психозы);

VIII — психогенно-невротический (в клинике — неврозы и невротические реакции).

24. Подготовка к экперементально-психологического исследования и особенности его проведения в клинике

Подготовительный этап проводится до непосредственной встречи психолога с будущим испытуемым. Целью данного этапа является планирование будущего эмпирического исследования. С этой целью психолог решает две взаимосвязанные задачи: 1) построение программы (схемы) исследования и 2) получение предварительных данных о будущем испытуемом.

Подготовка программы исследования включает в себя постановку цели исследования, определение его конкретных задач, подбор адекватного этим задачам методического инструментария и выработку рабочей гипотезы о возможном характере нарушения психической деятельности больного, которая и будет подвергнута эпмирической проверке.

Цель исследования в условиях клиники, как отмечалось ранее, обычно определяет врач. Цель каждого конкретного исследования связана с одной из практических задач, которые призвано решать патопсихологическое исследование (задача постановки дифференциального диагноза, выявления степени нарушения психических функций, другие экспертные задачи, задача определения характера изменений психики в процессе проводимого лечения и т. п.).

Правила подбора патопсихологических методик

Выбор конкретных методик не может быть случайным, он также определяется целью исследования и характером поставленных задач.

Как известно, методики, применяемые в психологическом исследовании, могут быть разделены на количественные и качественные, вербальные и невербальные. Кроме того, методики различаются по направленности: методики для исследования восприятия, памяти, мышления, внимания, личности и т. п. Однако в отношении патопсихологических методик такое деление носит условный характер. аким образом, патопсихологические методики, с одной стороны, характеризуются полифункциональностью, а с другой — взаимодополнительностью. Данные характеристики используемых в патопсихологии методик позволили сформулировать два основных принципа их подбора для проведения экспериментального исследования:

1. В программе исследования должны сочетаться методики, позволяющие более полно и всесторонне исследовать какие-либо проявления психической деятельности. Например, при исследовании памяти необходимо сочетать методики для исследования зрительной и слуховой, непосредственной и опосредованной, кратковременной и долговременной памяти.

2. Данные, полученные в эксперименте с помощью одной методики, необходимо подтвердить результатами, полученными с помощью других методик. Поэтому обязательным является сочетание близких по направленности методик, что повышает надежность и достоверность полученных результатов. В выборе конкретных методик исследования существенную роль играют:

1. Цель исследования. Например, если целью исследования является дифференциальная диагностика, то следует пользоваться наиболее испытанными методиками, позволяющими обнаружить патопсихологические симптомы (характерные нарушения познавательной деятельности, личности), многократно наблюдавшиеся в экспериментально-психологических исследования при одном из дифференцируемых заболеваний.

Проведение экспериментального исследования.

Целью второго этапа патопсихологического исследования является сбор эмпирических данных. На этом этапе осуществляется непосредственное взаимодействие психолога с испытуемым, проводится эксперимент, беседа и наблюдение за больным в процессе общения и выполнения заданий.

Так как патопсихологическое исследование рассматривается как своеобразная модель реальной деятельности больного, протекающей хоть и в заданных экспериментатором, но все же изменчивых условиях, то проводимое исследование не может быть стандартизированным и жестко регламентированным.

25. Нарушения умственной работоспособности при психических заболеваниях

В патопсихологическом исследовании у больного мы не находим изменений системы понятий, грубого снижения обобщений, неадекватности ассоциаций, не было изменено и отношение больного к ситуации эксперимента. Вместе с тем такие больные не могут в конкретной работе длительное время удерживать правильный способ действия, допускают ошибки. В этих случаях можно говорить о нарушении умственной работоспособности (УР) больных.

Коган: Основной фактор, снижающий работоспособность – сужение объема внимания, невозможность одновременного учета нескольких воздействий среды, при сохранности навыков, умений и т.п., т.е. операциональной стороны.

Коробкова: Работоспособность – это возможность длительной систематической общественно полезной деятельности. Классификация проявлений нарушенной работоспособности:

·Нарушение целенаправленности

·Нарушение произвольности

·Нарушение объема и регуляции усилий

·Нарушение динамики деятельности.

Нарушения УР = нарушение динамики деятельности по Коробковой.

Нарушения УР специфически проявляются в изменении всей психической сферы.

Внимание. Нарушения УР проявляются в виде колебаний внимания. Пробы:

1)                 Корректурная проба (тест Бурдона).

Задача больного в бланке вычеркнуть все буквы «К» и «Р». Каждую минуту, ровно по секундомеру, экспериментатор ставит штрих там, где в данный момент больной держит карандаш. Данные сверяются с ключом и обрабатываются: строится графики, где совмещены 2 кривые: изменение скорости работы (по количеству знаков, просмотренных в единицу времени) и изменение точности (по количеству ошибок в те же интервалы).

Психически здоровые молодые люди при десятиминутной работе допускали 1-13 ошибок, а больные с диффузными поражениями мозга – 40-60 ошибок. Число ошибок нарастает к концу работы по мере утомления!

2)                 Модификации корректурной пробы. Пр.: 1) Надо букву «К» обводить в кружок, букву «О» зачеркивать слева направо, а букву «Д» справа налево. 2) Тест колец Ландольта: нужно зачёркивать маленькие подковки, обращенные в ту или иную сторону.

3)                 Таблицы Шульте. 5 таблиц, разбитых на 25 ячеек, в каждой ячейке хаотично вписаны числа от 1 до 25. Больной должен найти и назвать все числа последовательно. Психически здоровые молодые люди тратят на таблицу в среднем около 40 секунд, а больные с диффузными поражениями мозга – 2-3 мин. Но дело не в том, что больные очень медленно выполняют задание, а в том, что у них происходят задержки (в упор не видят какого-то числа), вызванные охранительным торможением в нейронах коркового конца зрительного анализатора. Но равномерная замедленность выполнения задания так же встречается в клинике (эпилепсия).

Память. Заучивание 10 слов – ломаная кривая.

Мышление. Снижения уровне обобщения нет, но адекватный характер суждения больных не был устойчивым (см. вопрос № 13).

В методике «Классификация предметов» больные могут создавать одинаковые группы (забывчивость), включать предметы в неадекватные группы, но все эти нарушения корригировались экспериментатором.

Подобные нарушения возникают и в других сферах психического: фрагментарность восприятия, обеднение воображения, эмоциональные колебания. Нарушения УР наблюдаются во всех патопсихологических функциональных пробах, отличающихся сложностью, многоэтапностью, континуальностью (напр., проба «толкование смысла пословицы» не может этим похвастаться, однако если мы предъявим 100 пословиц, УР нарушитсяJ).

Истощаемость: если в норме изменятся лишь количественная сторона деятельности (делаем медленно, но верно), то в патологии умственная деятельность искажается качественно!

Пресыщение: связано не с утомляемостью или истощаемостью, а с личностью! Эксперименты К. Левина и А. Карстен: надо было рисовать кружочки, через некоторые время, в процессе скучной монотонной работы возникало пресыщение, проявляющиеся в вариациях русинка кружочков и сопутствующих действиях (свист, пение и проч.).

У больных (невротики, больные с прогрессивным параличом и астеническими состояниями) эффект пресыщения возникал в 2 раза раньше, чем у здоровых испытуемых.  

Тенденции к чрезмерному опосредованию так же вызывают нарушение УР. Колебания УР → поиск «костылей», т.е. опосредование занимает всю деятельность → нарушения УР.

26. Нарушение критичности мышления

Место в классификации Зейгарник:

• нарушение операциональной стороны мышления; снижение уровня обобщений, искажение процесса обобщения •   нарушение динамики мышления; ускорение мышления («скачка идей»), инертность, непоследовательность суждений, откликаемость, соскальзывание • нарушение личностного (мотивационного) компонента мышления; разноплановость, резонерство, некритичность

С.Яю Рубинштейн: проверка, критика, контроль характеризуют мышление как сознательный процесс, возможность осознать свою ошибку является привилегией мысли как сознательного процесса. Б.М. Теплов считает критичность одним из главных качеств ума, понимая под критичностью «умение строго оценивать работу мысли, тщательно взвешивать все доводы за и против намечающихся гипотез и подвергать эти гипотезы всесторонней проверке».

Критичность в патопсихологии:

Б.В. Зейгарник 

•     анализ механизма критичности •     критичность как фактор личностной сохранности •   индикатор сохранности личностно-мотивационной сферы человека

А.Р. Лурия и Л.С. Цветкова 

•     Критичность и «лобный синдром», • Процесс сопоставления полученных результатов с заданными условиями задачи, • попытка обучения больных решению задач с целью обеспечения контроля за своими действиями и высказываниями

С.Я. Рубинштейн (исследование восстановления после военных травм)

—   Вопросы критического отношения к себе как к личности, к восприятию себя как личности —  Формирование производственных навыков у больных с «лобным синдромом» —   вопросы критического отношения к своей болезни

3 Аспекта критичности:

1)   Критичность к своим действиям, высказываниям. Критичность —  выраженная перестройка личностных особенностей, приводящую к отсутствию осознанной мотивации и невозможности вызвать установку на адекватное отношение к окружающей среде. Зейгарник. Действия больных не контролируются мышлением, не являются подчиненными личностным целям.

2)  Критичность к оценке своей личности. Выготский Л.С., Л.И. Божович, М.С., Неймарк. понимание больным своего места и своей роли в ситуации, своих возможностей, своих достоинств и недостатков, самооценка больных. отношение к своим успехам связано с оценкой своих возможностей, что уже в школьном возрасте дети ориентируются на самооценку, т.е. появление устойчивой самооценки является важнейшим фактором развития.

3) Критичность к своим психопатологическим проявлениям. рассматривается часто в психиатрии как критерий выздоровления. Направления изучения: постепенное угасания критичности к возникающим бредовым идеям, формирование критического отношения при бреде, полное восстановление критичности, сохранность критики, понимание болезненности овладевающих представлений при навязчивостях, фобиях и при совершении больным ритуалов, изменение критического отношения к возникающим видениям в период ясного сознания, исследование критического отношения больных к перенесенным психозам, депрессиям.

Методики исследования

Критичность к своим действиям:

•     «Классификация предметов» •     Куб Линка •     Аналогии 

Критичность к себе: «Исследование уровня притязаний», измененный вариант методики Т.В. Дембо, описанный С.Я. Рубинштейн, Оценка самими больными своего характера (в письменном виде).

Критичность к психопатологии: Анализ историй болезни, изучение дневников, катамнезов, характеристик больными своего состояния (в письменном виде), и дальнейшее сопоставление этих данных