Транспозиция в системе знаменательных частей речи

ДИНАМИКА ЧАСТЕЙ РЕЧИ И ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

[Богданов С.И. Форма слова и морфологическая форма. СПб., 1997.

С. 128-145]

Понятие о транспозиции частей речи

Опыт описания конкретных частей речи со всей определенностью свидетельствует о том, что семантико-грамматические разряды слов не только не разделены «китайской стеной», но, напротив, обнаруживают регулярные соответствия, пополняются друг за счет друга, образуют целый ряд переходных случаев, не всегда поддающихся однозначной морфологической интерпретации. Это естественно вытекает из природы языка, представляющего собой систему знаков: «Замкнутые в своих категориях, знаки служили бы весьма ограниченным источником средств для удовлетворения многочисленных потребностей речи. Но благодаря межкатегорийным заменам мысль освобождается, а выражение обогащается и получает различные оттенки»1.

Традиционно динамические явления в системе частей речи описывались как явления «перехода» частей речи. К ним относились в первую очередь случаи субстантивации разных классов слов, адъективации причастий, адвербиализации словоформ разного типа, «переход» знаменательных слов в служебные. При этом основное внимание обычно уделялось степени завершенности/незавершенности процесса потери словом свойств исходной части речи. Кроме такого (в значительной степени диахронического) подхода к описанию динамических явлений в системе частей речи, следует отметить интерпретацию случаев «перехода» как явлений словообразовательных. Так, В. В. Виноградов выделяет специальный «морфолого-синтаксический» способ словообразования, объединяющий случаи перехода слов из одной категории в другую. Очень часто подобные явления объясняют в терминах учения А. И. Смирницкого о конверсии.

Переходя к описанию динамических явлений в системе частей речи, следует иметь в виду, что частеречная классификация представляет собой результат учета семантических, собственно морфологических и синтаксических свойств классифицируемых слов. Можно однозначно утверждать, что самым существенным изменением при «переходе» слов из одной части речи в другую является изменение синтагматики слова, т. е. развитие у слова способности выступать в новой для него синтаксической позиции. Таким образом, можно сказать, что способность выражать новое (отличное от исходного) грамматическое частеречное значение приобретается словом вследствие того, что оно меняет свою синтактику, осваивает новый для себя тип синтаксических позиций2. Перемещение слова в синтаксическую позицию, характерную для слов других частей речи, иногда называют транспозицией (в дальнейшем этот термин будет использоваться для обозначения процессов «перехода» частей речи).

2 стр., 961 слов

Речь выступления ВКР

Выступление к предзащите студента группы Н-35 Чеснокова Константина Юрьевича Тема: «Совершенствование речевых умений и навыков младших школьников при изучении синтаксиса». Вопросы развития речи учеников относятся к числу наиболее актуальных проблем современной педагогической науки и практики. Важнейшей задачей курса русского языка является обучение школьников речи, потому что свободное владение ...

Транспозиция в системе знаменательных частей речи

Среди динамических явлений в частеречной системе отдельного рассмотрения заслуживает транспозиция в сфере знаменательных частей речи. Знаменательные слова могут стать исходной базой для следующих транспозиционных процессов.

1. Существительное > наречие.Этот процесс является разновидностью адвербиализации (перехода в наречия словоформ, принадлежащих к другим частям речи).

В языке широко представлено образование наречий на базе выпавших из парадигмы словоформ (часто предложно-падежных словоформ) существительных: без удержу, без толку (Р. п.), издали, изнутри (Р. п.), снизу, сначала (Р. п.), доверху, до отвала (Р. п.), отчасти, отроду (Р. п.), кверху, кстати (Д. п.), понаслышке, позади, посреди (Д. п.), наспех, наперебой, навзрыд, насмерть, навек (В. п.), вбок, вмиг, вразрядку, впрямь (В. п.), зараз (В. п.), про запас (В. п.), подчас, подряд (В. п.), слишком (Т. п.), вверху, вначале, втайне (П. п.), наверху, начеку, накануне (П. п.), второпях, в сердцах (П. п. мн. ч.), на радостях, на карачках (П. п. мн. ч.), пополам (Д. п. мн. ч.), спросонок (Р. п. мн. ч.), вдребезги, взаймы (В. п. мн. ч.), наперегонки, навеки (В. п. мн. ч.) — предложно-падежные словоформы; зимой, вечером, утром, украдкой, кубарем (Т. п.), временами, верхами (По ночам часовые дежурили верхами) (Т. п. мн. ч.), сейчас, тотчас (В. п.) — беспредложные словоформы; см.. также наречия, содержащие в своем составе «окаменевшие» флексии существительного, восходящие к архаическому именному склонению кратких имен прилагательных (сдуру, слегка, изредка, дочерна, налево, вдалеке, внове, вполпьяна и под.).

Легко заметить, что наиболее многочисленные и продуктивные группы наречий образуются на базе предложно-падежных словоформ, включающих предлоги в и на и окончания винительного, предложного, родительного падежей. В кругу наречий, восходящих к беспредложным словоформам, большинство наречных слов восходит к творительному падежу, максимально склонному к выражению обстоятельственных отношений3.

19 стр., 9046 слов

Особенности развития речи детей дошкольного возраста 2

... Шире начинает пользоваться, кроме существительных и глаголов, другие части речи: прилагательные, наречия, предлоги. Проявляются зачатки монологической речи. В речи преобладают простые, но уже ... Примеры полученных результатов фрагментов речи, фиксируемых в процессе исследования. Сигай Андрей Невмержицкая Евгения Существительные Глаголы Прилагательные Наречие Местоимения Союзы Предлоги 10 ...

Своеобразной разновидностью транспозиции существительных в наречия является употребление слов смерть, страх, ужас, жуть как наречий с количественным значением, обозначающих большую степень признака и имеющих яркую эмоционально-качественную окраску (Я смерть как устал за эти дни; И весело мне страх выслушивать о фрунте и рядах; Все это ужас как грустно), Чаще всего подобные «наречия» относятся к глаголам, словам в значении категории состояния, к качественным прилагательным й причастиям. При этом мена синтаксической позиции и появление у слова обстоятельственной функции сопровождается изменением лексического значения (ср.: В его характере есть страсть (существительное).

Я страсть (в значении наречия) как ревнив; В жизни человека порой случается чудо (существительное).

Она чудо (в значении наречия) как умна). В наречном употреблении слова типа страсть, чудо синонимичны наречиям степени (очень, чрезвычайно,! крайне) и семантически соотносимы с употреблением (чаще в разговорном стиле) прилагательных типа дьявольский, страшный, ужасный и наречий страшно, чертовски, дьявольски и под. (ср.: ужасно смешно — ужас как смешно; чертовски хочется есть — страх как хочется есть; страшный бред — ужас какой бред)4.

2. Прилагательное > существительное. Этот процесс является разновидностью субстантивации (перехода в класс существительных слов других частей речи).

Процесс транспонирования прилагательных в имена существительные настолько регулярен и продуктивен, что, видимо, можно говорить о том, что «любое прилагательное русского языка в форме того или иного рода и числа может субстантивироваться»5. Принципиальное значение имеет замена зависимой синтаксической позиции субстантивирующегося прилагательного на независимую; изменяется и характер морфологических категорий транспонируемого прилагательного: самостоятельный статус обретают категории рода, числа, падежа, различие одушевленности-неодушевленности).

Ср.: В передней(прилагательное) коляске ехали дамы. — В их передней(субстантивированное прилагательное) всегда темно и затхло; Пленный(прилагательное) офицер скорчился на траве. — Однажды слышит русский пленный(субстантивированное прилагательное) — в горах раздался крик военный; Великое(прилагательное) дело может свершиться завтра. — Будет день — свершится великое(субстантивированное прилагательное), / Чую в будущем подвиг души. Следует различать полную субстантивацию прилагательного (когда слово уже не употребляется в качестве прилагательного: пирожное, насекомое, горничная, лесничий и под.) и случаи неполной субстантивации типа слепой, дежурный (когда слово встречается и в синтаксическом контексте, характерном для существительного, и в синтаксическом контексте, свойственном прилагательному).

20 стр., 9598 слов

Особенности словообразования существительных у дошкольников с общим недоразвитием речи III уровня

Курсовая работа Особенности словообразования существительных у дошкольников с общим недоразвитием речи III уровня ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Теоретические основы проблемы изучения словообразования существительных в онтогенезе .1Современные лингвистические и психолингвистические представления о словообразовании существительных .2 Овладение дошкольниками словообразованием существительных в ...

«Существительные», образованные в результате транспозиции прилагательных, относятся к адъективному (прилагательному) склонению (при различии морфологических категорий и синтаксических функций система форм исходного прилагательного целиком входит в систему форм существительного).

На интересную семантическую особенность субстантивированных прилагательных обратил внимание А. М. Пешковский: «…если мы употребляем прилагательные в смысле существительного и если при этом то же прилагательное сохраняется еще в языке в качестве прилагательного, то у нас не получается настоящего существительного, настоящего предмета. При слове силач, например, нам рисуется живой человек со всеми признаками силача (с большими мускулами, с широкой грудью и т. д.), а при слове сильный, употребленном в смысле существительного (с сильным не борись…), — какой-то неживой, отвлеченный человек, у которого вместо всех признаков человеческих только один: сила. Точно так же бедняк, богач, подлец, глупец — это все живые люди со множеством признаков, а бедный, богатый, подлый, глупый — это все какие-то отвлеченные люди с одним признаком, как бы заслоняющим от нас все другие»6.

Следует отметить также характерную, в первую очередь, для разговорной речи разновидность субстантивированных прилагательных, образованных на базе словосочетаний в результате опущения существительного (вчерашняя докладная — докладная записка; футбольная сборная — сборная команда и под.).

6 стр., 2653 слов

Безличные предложения среди других типов простого предложения 3

... безличные предложения возникли на почвеподразумеваемости. Например, предложение Морозит,по мнению В.А. Богородицкого, возникло на почве предложений, состоявших изоднокоренных существительного ... типа «безличныйглагол + инфинитив» или «предикативное наречие + инфинитив» какна предложения дву­составные. Однако ... интона­цию… благодаря которой словоперестает быть словом только, а делается фразой»[14]. По ...

3. Наречие > существительное.Транспозиция наречия в существительное, основанная на мене синтаксической позиции наречия, предполагает, что слово, обозначающее признак, начинает употребляться в отвлечении от слова — носителя признака. Ср.: Дом стоял далеко(наречие) от дороги. — Он один явственно видел это далёкое далеко(субстантивированное наречие); Вчера (наречие) все закончилось отлично. — Предмет его исследований — вчера, сегодняи завтра (субстантивированное наречие) нашего общества; Никуда(наречие) он не денется. — Выхваченный из повседневного жизненного круговорота, он теперь с ужасом должен был заглядывать в открывшееся перед ним мрачное никуда(субстантивированное наречие); Всё решится завтра(наречие).

Мы должны быть уверены в нашем завтра(субстантивированное наречие).

Существенно отметить, что и в синтаксической позиции, типичной для существительного, субстантивированные наречия остаются словами непроцессуально-признаковой семантики, не обнаруживают в своем значении отсылки к конкретному предмету, что свойственно многим существительным. Сохраняется и пространственно-временной характер выражаемых значений.

4. Причастие > существительное.Этот процесс также является разновидностью субстантивации и во многом основан на тех же закономерностях, что и рассмотренная выше транспозиция прилагательного в существительное. Как правило, субстантивированные причастия формируют группы названий лиц (управляющий, трудящийся, заведующий, пострадавший, обвиняемый, убитый и под.), абстрактных существительных (минувшее, уходящее и под.), названий предметов (входящая, успокаивающее и под.).

Субстантивированное причастие в новом синтаксическом окружении сохраняет характерное глагольное управление (Вокзал не смог вместить всех провожающих кого-/что-н.).7

8 стр., 3808 слов

Ассоциативный ряд со значением «home/дом»: Психолингвистический эксперимент

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ .с.3-4 ГЛАВА I. Организация лексикона современного английского языка .с.5-1. Традиционный подход к организации лексикона .с.5-1. Семантическое поле как структурная единица лексикона .с.2. Типы семантических полей в языке .с.6-2. Психолингвистический подход к организации лексикона . .с.9-1. Роль человеческого фактора в организации лексикона .с.9-10 2.2. Типы ассоциативных связей ...

5. Причастие > прилагательное.Этот процесс охватывает большую часть явлений, которые обычно относят к адъективации (переходу различных частей речи в прилагательное).

Отметим, однако, что, несмотря на то, что причастие и прилагательное объединяет общая синтаксическая функция согласованного определения, ослабление глагольных признаков в исходном причастии выявляется исходя из изменений в синтаксических, сочетаемостных свойствах транспонированного слова. Так, присутствие или отсутствие пассивного залогового значения в причастной словоформе проверяется возможностью подстановки формы творительного падежа со значением действующего лица; наличие/отсутствие видового значения совершенного вида проверяется возможностью/невозможностью сочетания с причастной словоформой наречий (и вообще обстоятельственных выражений) со значением обычности, постоянства, повторяемости; следствием адъективации действительных причастий настоящего времени бывает утрата характерного для глагола управления. В то же время транспозиция причастий в прилагательные далеко не всегда приводит к заметным изменениям в лексическом значении слова. Ср.: блестящая поверхность (причастие) > блестящий ум (прилагательное).

6. Существительное, наречие > безлично-предикативное слово.Представляется, что для выделения категории состояния как особой части речи вряд ли имеются достаточные основания. Однако, имея в виду разнообразие морфологических типов слов, используемых «в значении категории состояния», а также достаточно яркий и специфический характер безлично-предикативной синтаксической функции, целесообразно рассмотреть морфологические единицы, регулярно реализующие в речи эту функцию.

а) Существительное > безлично-предикативное слово. Исходная словоформа существительного в результате транспозиции теряет морфологические категории рода, числа, падежа; лишается возможности склонения; не обнаруживает более в своем составе словоизменительную основу и флексию; теряет возможность выступать в качестве производящего слова8. Ср.: У всех в жизни бывает горе(существительное).

Нам помощь скорая подчас нужна в делах, / Но горе(безлично-предикативное слово), коль она в руках у Черепах; Ваша лень(существительное) всегда будет Вам помехой. — Ему лень (безлично-предикативное слово) искать причины своих неудач. Существительных, способных реализовывать специфическую синтаксическую функцию безлично-предикативного слова, сравнительно немного (благо, время, горе, грех, добро, досуг, пора и под.).

6 стр., 2670 слов

В. Ф. Халипов в «Энциклопедии власти» выделяет пять значений этого слова

РЕФЕРАТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ «ТОЛЕРАНТНОСТЬ И СМИ» МАЛЬКОВСКАЯ И.А. Знак коммуникации.Дискурсивные матрицы. М.: КомКнига, 2005. 240 с. НАЗАРОВ М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.: Едиториал УРСС, 2003. 240 с. ПАНАРИН А.С. Политология. М.: Гардарики, 2002. 480 с. ПАНАРИН И.Н. Информационная война и выборы. М.: ОАО « ...

Они имеют абстрактное значение и могут характеризовать качественные состояния предмета или безличные состояния, возможные в действительности.

б) Наречие > безлично-предикативное слово. Разница синтаксических позиций, свойственных собственно наречию и безлично-предикативному слову, достаточно очевидна: наречие выполняет атрибутивную функцию, примыкает к глаголу (или к наречию же), не способно управлять падежом, сочетаться со связкой; наречие в позиции безлично-предикативного слова реализует предикативную функцию9, управляет дательным падежом, соединяется со связкой. Ср.: За столом весело(наречие) смеялись. — Мне грустно оттого, что весело(безлично-предикативное слово) тебе; Ему невыносимо(наречие) хотелось пить. — Невыносимо(безлично-предикативное слово), когда насильно, а добровольноневыносимей; Зачем под прохладой так знойно(наречие) / В лицо мне заря задышала. — Летом здесь будет очень знойно(безлично-предикативное слово)10.

Заканчивая краткий обзор динамических явлений в системе знаменательных слов, следует еще раз вернуться к явлению субстантивации. Дело в том, что в речи в синтаксическом окружении, типичном для существительного, может оказаться практически любое слово. Ср.: С каждым «разве»лицо Обломова расцветало, взгляд наполнялся лучами; Мне надоели ваши бесконечные «не надо, не хочу»;Не хочу больше слышать твое бессмысленное «кажется»;Попробуешь слова сличить — / И аж мороз по коже, / Недаром «мучить» и «учить»/ Звучат извечно столь похоже. Столь широкие возможности такого рода окказиональной субстантивации объясняются тем, что каждое слово, помимо выражения своего обычного значения, может выступать в специфической функции самоназвания, обозначения самого себя. Однако окказиональная субстантивация не исчерпывается случаями самоназвания. Очень интересный пример из текстов С. Кирсанова приводит в своей книге О. М. Ким: «Спи, усни, плыви через песчано-пустынные Спи в спокойную тёплую Сплю.И пусть за спинкой кровати стоит полнейшая Спишь.Сплющив подушку, сплю со спущенной рукой в Снись.Сон — слон, десять слонов, сто слонов, сон — складчатокожее, огромнокаменное многословье, сон — огромноокое, глазоухощеконосодышащее Сплю…»11. Здесь, видимо, мы имеем дело с транспозицией глагольных форм в субстантивные синтаксические позиции, обусловленной замещением ассоциативно (в частности, в плане фонетической ассоциации — Спи как степи, спишь как тишь и под.) сходных слов.

В рамках описания «переходов» частей речи часто затрагивают проблему прономинализации (перехода в местоимения существительных, прилагательных, причастий).

Явление значительно отличается от рассмотренных выше случаев транспозиции знаменательных частей речи, так как обусловлено, в первую очередь, фактором содержательным — семантическим опустошением знаменательных слов, превращением их в подобие дейктических слов. Так, некоторые прилагательные, утрачивая свое лексическое значение, приобретают обобщенно-указательное содержание и начинают функционировать как неопределенные местоимения. Ср.: Он в кругу художников известный(прилагательное) человек. — Она в известных (‘некоторых, кое-каких’) обстоятельствах начинает действовать непредсказуемо; Следующая(прилагательное) наша задача самая трудная. — Будучи до глубины души оскорблённым, он предпринял следующие(‘такие’) действия… Никакой семантической связи не сохраняется и между следующими словоупотреблениями: Вовремя данный(причастие) часовым сигнал поднял на ноги стражу. — Вернемся к данной(‘этой’) проблеме, товарищи; Не забудь свои вещи(существительное).

Есть вещи(‘что-то, нечто’), которые забывать нельзя; Эта книга — дело(существительное) его жизни. — Главное с его заболеванием уже позади, дело(‘нечто’) идёт к концу. Как уже было сказано, явление прономинализации явление в большей степени семантическое, нежели обусловленное грамматическими факторами (некоторое исключение в этом отношении можно сделать для соотношений типа данный часовым сигнал — данная проблема, где изменению семантики слова соответствует изменение его синтактики).

Это обусловливает и специфику методов разграничения исходных и прономинализованных слов: особое значение здесь приобретают семантические критерии, в частности, метод синонимической подстановки.

Процессу прономинализации, основанному на десемантизации знаменательных слов, противостоит явление депрономинализации местоимений, в результате которого они обретают более конкретные значения, ср.: Зарабатывает он ничего(‘неплохо’); иногда к депрономинализации относят и случаи типа Сам (‘шеф, глава’) приехал. Существенно, что в любом случае подобные процессы ограничиваются семантической сферой языка12.

Транспозиция знаменательных слов в служебные части речи

Отдельной сферой проявления динамического взаимодействия частей речи является транспозиция знаменательных слов в служебные части речи. Служебные значения и функции развиваются на базе исходных знаменательных слов в результате следующих процессов.

1. Существительное > предлог.Словоформы существительных, транспонированные в приименную предложную позицию, выпадают из словоизменительной парадигмы, теряют исходную формообразовательную структуру. Самую многочисленную группу производных предлогов образуют транспонированные предложно-падежные формы типа в виде, в духе, по линии, по мере, в области, за счёт, на основании и под. — этот ряд принципиально открыт, и исчислить его можно лишь достаточно условно13.

2. Существительное > союз.В качестве результата такого рода транспозиции иногда рассматривают соответствия типа Твоё благо(существительное) всегда было для тебя самым главным. — Работу над книгой нужно завершить, благо(в значении союза) время для этого ещё есть. В контекстах такого типа могут встречаться слова благо, правда, добро. Некоторые лингвисты подвергают сомнению возможность непосредственного «перехода» формы существительного в союз и предполагают существование ряда промежуточных стадий транспозиции знаменательного слова: 1) Вся его жизнь отдана службе на благо (существительное ‘добро, счастье, благополучие’) народа; 2) Благо (в значении безлично-предикативного слова ‘хорошо’) униженным мира сего; 3) Его, благо (вводное слово ‘к счастью’), отметили по заслугам; 4) Это общая наша мечта, благо (в значении союза ‘тем более что’, ‘благодаря тому что’) взлелеяли мы её вместе. Отмеченная точка зрения обладает значительной объяснительной силой тем более, что она никак не исключает сохранения мотивационных семантических отношений между словоупотреблениями слова благо в примерах 1) и 4).

3. Существительное > частица. «Переход» существительного в частицу обычно демонстрируют на соответствиях типа Добро (существительное) всегда в сказках побеждает зло. — Добро (в значении частицы), будет старуха царицей; Безумная страсть (существительное) не оставляла его всю жизнь. — Страсть (в значении частицы) какой мужчина! Следует заметить, что употребление словоформы страсть в функции эмоционально-экспрессивной частицы довольно отчетливо семантически мотивируется примерами типа смерть как устал, ужас как ревнив, в которых слова ужас, смерть, страх, жуть приобретают значение наречий степени. Транспозиция в частицы существительных типа благо обычно опосредуется их употреблением в качестве вводного слова.

4. Глагол > частица. Семантика и функции отглагольных частиц напрямую связаны со значениями категории наклонения (частицы дай, давай выражают побуждение к действию, частицы было — ирреальность, бывало — реальность в отдаленном прошлом).

Транспонированные глагольные формы в функции частиц употребляются в приглагольных позициях (во всяком случае, при предикате); лексическое значение глагольной формы при этом редуцируется до полного исчезновения. Ср.: Знай (глагол), тебе это даром не пройдёт. — Он не волнуется, не переживает, а только знай (в значении частицы) посмеивается; Дай (глагол) мне руку. — Дай (в значении частицы) я попробую; Скажи (глагол) мне, что ты хочешь? — Скажи (в значении частицы), какой барин!; Это значит (глагол) гибель нашего предприятия. — Он до костей мозга чиновник или, значит (в значении частицы), бюрократ.

5. Глагол > союз. Этот процесс довольно активно представлен в истории русского языка: многие подчинительные союзы исторически образованы на базе глагольных форм (нежели, если и под.).

В современном языке следует отметить единичные соответствия: Чаще пускай (глагол) коня на зелёный луг. — Пускай(в значении союза) он уже не тот, но на этот шаг решимости у него хватит; Вывод воинских частей за пределы города значит(глагол) утверждение нового политического мышления. — Родятся люди, женятся, умирают, значит (в значении союза) так нужно, значит(в значении союза) хорошо.

6. Деепричастие > предлог.В приименную синтаксическую позицию, свойственную предлогу, транспонируется очень незначительное число деепричастий. Таковы деепричастные словоформы благодаря, включая, исключая, кончая и не считая: Включая(деепричастие) новый телевизор, не забудьте о технике безопасности. — 06-щие затраты, включая(в значении предлога) расходы на рекламу, окупились в течение одного дня; Они расстались, благодаря(деепричастие) друг друга за интересную встречу. — Благодаря(в значении предлога) неожиданному точному удару центр-форварда гости повели в счёте; Деньги он давал в долг щедро, не считая(деепричастие).

Он хорошо владел шестью языками, не считая(в значении предлога) родного.

7. Наречие > частица.Наиболее регулярно транспонируются в частицы качественные наречия на -о (просто, решительно, чисто и под.).
Процесс сопровождается ослаблением в них качественного значения и приобретением способности количественной характеристики; транспонированные наречия теряют возможность иметь степени сравнения и выступать в качестве производящего слова (наречия могут иметь префиксальные производные).

Ср.: Отвечать
этот вопрос нужно просто
(наречие) и откровенно. — Она просто(в значении частицы) забывается; Вести себя сейчас нужно сколько-нибудь определённо(наречие).

Нет, она мне определённо(в значении частицы) нравится.

Характерно, что транспонируются в частицы наречия, стоящие в препозиции по отношению к определенному слову, в постпозиции качественное значение исходных наречий сохраняется (Стреляет он точно).

Процесс транспозиции охватывает и небольшое число наречных слов с временным значением. Ср.: Уже (наречие) закончились все работы на полях. — Уже (в значении частицы) по одному его выражению лица видно, что он за человек; Поживём ещё (наречие) на этом свете. — Там, во дворе, где ещё (в значении частицы) грабли валяются. В процессе транспозиции эти слова теряют способность выражать временные значения.

8. Наречие > предлог. Как правило, в приименную позицию, свойственную предлогу, транспонируются обстоятельственные наречия с пространственным и временным значениями (вслед, кругом, мимо, напротив, подле и под.; транспонируемые наречия с временным значением единичны — прежде, накануне). Значительно меньше охвачены процессом транспозиции определительные наречия типа относительно, согласно. Если обстоятельственные наречия в результате процесса транспозиции сохраняют свои значения (ср.: Человек обошел дачу кругом (наречие).

Кругом (в значении предлога) стола танцевали гости), то определительные наречия транспонируются в предлоги, обозначающие более сложные и отвлеченные отношения (Все беглецы согласно (наречие) показывают, что в Оренбурге голод и мор. — Я сделал все согласно (в значении предлога) нашей договорённости).

9. Наречие > союз. Транспозиция наречных слов в союзы предполагает редукцию обстоятельственного значения наречий15. Ср.: Умирать нам пока (наречие) рановато. — Пока (в значении союза) живу — надеюсь; Дома она убирает чисто (наречие) и аккуратно. — Нудный ты, тягучий— чисто (в значении союза) пономарь. Отметим мнение некоторых исследователей (среди них А. М. Пешковский, В. В. Виноградов), считающих их гибридными словами, совмещающими наречное и союзное употребление16.

Отдельно следует отметить процесс транспозиции знаменательных слов в междометия. «Переход» глагольных форм и словоформ имени существительного в междометия сопровождается десемантизацией знаменательных слов, выпадением их из словоизменительной парадигмы, утратой формообразовательной структуры. Ср.: Нрав у моего батюшки (существительное) неспокойный. — Батюшки (в значении междометия)/ Откуда ты взялся?; Брось ты свои дудки (существительное) и свистки.Дудки (в значении междометия)/ Больше ты меня не увидишь!; Помилуй (глагол) её ради сына.Помилуй (в значении междометия), да ты совсем поседел!

Функциональный синкретизм в сфере служебных частей речи

Взаимоотношения в системе неполнозначных частей речи существенно отличаются от транспозиционных процессов с участием знаменательных слов. Поскольку служебные слова являются неизменяемыми и не имеют конкретного (сопоставимого с семантикой знаменательных слов) значения, единственно надежным критерием разграничения служебных слов разных разрядов является критерий синтаксический (учет синтаксической функции словоформы в конкретном словоупотреблении).

Сопоставляя различные употребления неизменяемых слов со служебной синтаксической функцией, как правило, трудно найти исходное для транспозиционного процесса слово и поэтому более точно говорить не о транспозиции, а о функциональном синкретизме в сфере служебных частей речи. Следует обратить внимание на следующие соответствия.

1. Частица — предлог.Случаи совмещения словом приименной функции предлога и функции частицы очень редки. Ср.: Мне было лет двадцать пять, когда я начинал писать вроде(в значении предлога) воспоминаний. — Ему стало вроде (в значении частицы) полегче (ср. также: Рука болит, вроде (в значении союза) ножом царапают). Редкость совмещения функций частицы и предлога вполне объяснима, так как предлоги противостоят в системе служебных частей речи союзам и частицам.

2. Предлог — союз.Соответствия такого типа также (и в силу тех же причин) единичны. Ср.: Напротив (в значении предлога) гостиницы стояла церковь. — Не стал бы я скрываться, я напротив(в значении союза) / Старался б быть везде замечен Вами. См. также приведенные выше примеры употребления в разных контекстах слова вроде.

3. Частица — союз.Соотношение частиц и союзов имеет в русском языке очень регулярный характер и в системообразующем отношении очень важно. Морфологические типы слов, совмещающих эти две служебные функции, достаточно разнообразны. Это и первообразные слова типа будто, даже, якобы; и слова, встречающиеся в контекстах, характерных для прилагательного, наречия, частицы, союза — просто, ровно, точно; и слова, допускающие транспозицию в наречие, безлично-предикативное слово, реализующие вводную функцию (правда)’, и в исходе своем глагольные формы (пускай); слова, встречающиеся в контекстах, свойственных для наречия, частицы, союза (только, чуть, пока).

Подводя итоги рассмотрению транспозиционных процессов в системе частей речи, следует отметить следующие существенные в общетеоретическом плане моменты. Не все части речи обладают одинаковыми транспозиционными возможностями: чем шире и богаче круг значений, форм и функций слова, тем большие возможности оно обнаруживает в качестве исходной единицы при транспозиционном процессе.

Так, существительные, которые практически не имеют ограничений на синтаксическое употребление (могут выступать в качестве любого члена предложения) и выражают очень широкий круг значений17, активно взаимодействуют с другими частями речи.

В то же время числительные, обнаруживающие большее семантическое единообразие (на базе обязательной связи семантики с понятием числа), являются более замкнутым семантико-грамматическим разрядом. Незнаменательные слова (в частности, служебные, связанные с выражением абстрактных отношений), не могут служить исходным пунктом транспозиции.

В процессе «переходов» частей речи всегда наблюдается упрощение морфологической структуры и семантики исходного слова. Поэтому невозможно представить себе транспозицию какого-либо слова в глагольные формы, обладающие сложной морфологической структурой и разветвленным комплексом грамматических значений. В то же время разнообразные морфологические типы слов активно транспонируются в неизменяемые наречия.

Известная общность в наборе грамматических категорий также упрощает использование слов одного семантико-грамматического разряда в функции другого (см. выше о сохранении потенциальной возможности субстантивации практически для каждого прилагательного).

Рассматривая активные в процессах взаимодействия частей речи существительные, следует обратить внимание, что транспонируются в синтаксические позиции, свойственные другим частям речи, формы существительных с абстрактным значением, обозначающие события, качества, действия и состояния. Существительные с конкретным значением не выступают в качестве исходного момента транспозиционных процессов. Аналогично этому противопоставляются глаголы физического действия, обладающие конкретной семантикой и не транспонирующиеся в нетипичные для них синтаксические позиции, и глаголы нефизического действия (эмоциональной, волевой, интеллектуальной и под. сфер), могущие развивать на своей основе несвойственные им синтаксические функции.

Наконец, следует отметить особое положение в системе частей речи наречия, которое может включать в свой состав совершенно различные морфологические типы слов и допускает транспозицию в синтаксические позиции, свойственные существительному, частице, союзу, предлогу, способно также реализовать безлично-предикативную функцию.

Важным теоретическим вопросом является также проблема лингвистической интерпретации отмеченных выше соответствий (употреблений слов, с одной стороны, в своей первичной синтаксической функции, с другой стороны — в функции, свойственной другой части речи).

Два возможных способа решения этой проблемы заключаются: а) в признании параллельных словоупотреблений омонимами (это означает признание появления в языке нового, произведенного в результате транспозиции слова); б) в признании исходного слова многофункциональным, способным реализовывать в разных употреблениях функции разных частей речи и, соответственно, «изменяться по частям речи». Вероятно, очень существенное значение имеет в данном случае семантический аспект: если два соотносимых словоупотребления кардинальным образом расходятся в плане своего значения, то перед нами скорее омонимы; если семантического противопоставления не наблюдается (случаи «выхолащивания», редукции значения требуют особого рассмотрения) — перед нами многофункциональное слово.

Выше уже отмечалось, что транспонированное слово в новой для себя синтаксической позиции претерпевает изменения в аспекте своей морфологической структуры. Так, в результате адвербиализации образуется неизменяемое слово в наречной функции зимой (соответственно исчезает формообразовательная структура, противопоставляющая словоизменительную основу зим- и флексийный форматив –ой); благо (в значении союза) (соответственно исчезает формообразующая структура благо); просто (в значении частицы) (исчезает свойственная наречию словообразовательная структура, противопоставлявшая производящую основу прилагательного прост- и наречный формант -о) и под. В то же время на уровне собственно морфемной формы транспонированные словоформы сохраняют прежнюю морфологическую структуру (точнее, ее морфемную разновидность): зимой, благо, просто и под. Таким образом, в зависимости от разных частеречных функций, реализующихся в разных словоупотреблениях: 1) Мы пойдём своим путём (существительное); 2) Путём (в значении предлога) опытов неопровержимо доказано… 3) Он точно(наречие) выстрелил; 4) Резва, беспечна, весела, ну точно(частица) та же, как была, — на базе одной и той же морфемной структуры (формы) реализуются разные формообразовательные и словообразовательные структуры:

1) пут- (словоизменительная основа) -ём (флексийный форматив);

2) формообразующая структура отсутствует; 3) точн- (производящая основа) (наречный формант); 4) словообразовательная структура отсутствует.

ПРИМЕЧАНИЯ

1Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М., 1955. С. 143.

2Ср. высказывание С. Д. Кацнельсона: «Для понимания сложного взаимодействия между словообразованием и словоизменением небезынтересно отметить, что синтаксическая позиция и словоизменительные формы могут при известных обстоятельствах выполнять функции, обычно выполняемые словообразованием» (Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972. С. 154).

3Ср. высказывание об особом характере творительного падежа А. А. Шахматова: «Дополнение в творительном падеже вообще, за немногими исключениями, означает независимое от глагола представление, не объект, испытывающий на себе действие, влияние глагольного признака, а напротив, представление, способствующее развитию этого признака, видоизменяющее или определяющее его проявление; в этом существенное отличие творительного падежа от родительного, винительного и дательного» (Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. 2-е изд. Л., 1941. С. 340).

4Таким образом, с формальной (морфологической) точки зрения транспонируется в наречие форма именительного-винительного падежа имени существительного (именно эти словоформы используются в характерной для наречия синтаксической позиции), а с семантической стороны возможность такого перехода обеспечивает многозначность прилагательных типа страшный, жуткий, чертовский.

5Ким О.М. Транспозиция на уровне частей речи и явление омонимии в современном русском языке. Ташкент, 1978. С. 48.

6Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд. М., 1956. С. 142.

7Ср.: «Сохранение грамматических значений глагола делает субстантивированные причастия специфической гибридной глагольно-существительной категорией с прилагательной парадигмой склонения» (Лопатин В. В. Адъективация причастий в ее отношении к словообразованию // Вопросы языкознания. 1966. № 5. С. 228).

8 Отмеченная неспособность транспонированного производного выступать в качестве производящего слова имеет почти универсальное значение для разных случаев транспозиции (так, от прилагательного больной мы свободно образуем слова боль, больно, в то время как субстантивированное прилагательное больной не имеет производных).

9Отсюда термин — «предикатив».

10В грамматической традиции представлена точка зрения, согласно которой подобные слова с безлично-предикативной функцией являются результатом транспозиции не наречий, а кратких прилагательных (ср.: Помещение было пусто.— В помещении было пусто).В семантическом отношении это, однако, не слишком существенно, так как качественные наречия сохраняют семантику производящей основы прилагательного (сердитый ответ — сердито отвечать). Поэтому постулирование соответствий между наречиями и словами с безлично-предикативной функцией никак не исключает возможного соотнесения последних с соответствующими краткими прилагательными (подробнее см.: Ким О.М. Указ. соч. С. 54-56).

11См.: Там же. С. 72.

12Ср. высказывание В. В. Виноградова: «В русской лексике непрерывно происходит развитие «местоименных» значений у имен. С другой стороны, старые местоимения обрастают именными значениями или производят лексемы и идиоматические выражения, лишенные оттенка местоименности» (Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. 2-е изд. М., 1972. С. 261).

13Ср.: «В роли предлогов очень часто выступают слова и группы слов, которые обыкновенно не фигурируют ни в грамматиках, ни в словарях в качестве предлогов» (Щерба Л.В. Избранные работы по языкознанию и фоне-тике. Т. I. Л., 1958).

14Знай в функции частицы примыкает к частицам с ограничительным значением (только, исключительно).

15Ср.: «Условием перехода наречия в союз является потеря наречием его реального значения» (Шахматов А. А. Указ. соч. С. 144).

Процесс этот в русском языке очень активен. Ср.: «вообще все союзы восходят к наречиям» (Там же. С. 99).

16Ср.: «Конкретная лексическая природа многих производных русских сою-зов зависит, между прочим, от того, что многие из этих союзов одновременно являются и наречиями (ср. также такие сравнительные союзы, как точно, просторечное ровно; временные: пока, покамест, лишь, только, едва…)» (Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М., 1976. С. 316).

17 Разветвленная, зачастую полисемичная семантическая структура многих имен существительных может служить основой развития разнообразных абстрактных значений, проявляемых словом в транспозиционных процессах.