Виртуальная психология

Философское содержание понятия «виртуальная реальность»

Термин «виртуальность» приобрел в последние два десятилетия необычайную популярность. Сфера его применения практически необозрима — в философских, культурологических, психологических, политологических, публицистических «дискурсах». В речевом праксисе под виртуальностью подразумеваются артефакты, создаваемые компьютерной техникой.

Как напомнил Н. А. Носов, «в соответствии с одним из мифов киберкультуры термин, словосочетание „виртуальная реальность“ придумал в начале 80-х годов Жарон Ланье… — создатель первой фирмы, выпускающей бытовые виртуальные компьютеры, создающие компьютерную виртуальную реальность».

В дальнейшем под этой реальностью стали подразумеваться психосоматические состояния (бред, сновидения, галлюцинации и т. д.).

С ними стала ассоциироваться вся сфера того, что до недавнего времени называлось «воображением» (последнее понятие замещается англицизмом: «fiction»).

«…Каждая реальность является виртуальной», — отмечал, например, В. Руднев, поскольку действительный мир «сливается с виртуальными реальностями человеческих сознаний и придуманными этими сознаниями дискурсами (от идеологии до религии, понимаемой как языковая игра)».

Нас понятие «виртуальности» в первую очередь интересует с точки зрения философии. Категория виртуальности активно разрабатывалась в схоластике, и необходима она была для разрешения ключевых проблем схоластической философии, в том числе: возможности сосуществования реальностей разного уровня, образования сложных ве­щей из простых, энергетического обеспечения акта действия, соотношения потен­циального и актуального.

Например, Николай Кузанский в работе «О видении бога» следующим образом решал проблемы актуальности существования и энергии (деятельности, актуализации акта действия).

«…Я гляжу на стоящее передо мной большое и высокое ореховое дерево и пытаюсь увидеть его начало. Я вижу … какое оно огромное, раскидистое, зеленое, отягощенное ветвями, листвой и орехами. Потом … я вижу, что-то же дерево пребывало в своем семени не так, как я сейчас его разглядываю, а виртуально; я обращаю внимание на дивную силу того семени, в котором было заключено целиком и это дерево, и все его орехи, и вся сила орехового семени, и в силе семян все ореховые деревья. И я понимаю, что эта сила не может развернуться целиком ни за какое время, отмеренное небесным движением, но что все равно она ограниченна, потому что имеет область своего действия только внутри вида ореховых деревьев… Потом я начинаю рассматривать семенную силу всех деревьев различных видов, не ограниченную никаким отдельным видом, и в этих семенах тоже вижу виртуально присутствие всех мыслимых деревьев. Однако если я захочу увидеть абсолютную силу всех сил… то я должен буду выйти за пределы всякой известной и мыслимой семенной силы… там, во мраке, найду невероятную силу, с которой даже близко не равнится никакая мыслимая представимая сила.

8 стр., 3912 слов

СИЛА И КАЧЕСТВО ПЛАНЕТ В ГОРОСКОПЕ

... к окружению. Скупость, жестокость, холодный расчет. Склонность к ограничению действий окружающих. Работник правоохранительных органов. Страх. Вульгарный материализм. Упрощенность ради ... 5 4. Планета в VI или VIII Доме........................................................................-4 СИЛА И КАЧЕСТВО ПЛАНЕТ В ГОРОСКОПЕ - Стр 2 5. ...

В ней начало, дающее бытие всякой силе, и семенной, и нecеменной. Эта абсолютная и всепревосходящая сила дает всякой семенной силе способность виртуально свертывать в себе дерево вместе со всем, что требуется для бытия чувственного дерева и что вытекает из бытия дерева; то есть в ней начало и причина, несущая в себе свернуто и абсолютно как причина все, что она дает своему следствию… Я вижу еще, что, как дерево в семени не дерево, а сила семени и сила семени есть то, откуда развертывается дерево, так что в дереве не найти ничего, не происходящего из силы семени, так сила семени в своей причине, сила сил, есть не семенная, а абсолютная сила. Стало быть, дерево в тебе, боге моем, есть сам ты, бог мой, и в тебе истина и прообраз его бытия. Ограниченная сила семени есть сила видовой природы ограниченная пределами вида и пребывающая в семени как конкретное начало. Но ты, мой боже, абсолютная сила и потому природа всех природ».

Из этой цитаты следует, что Николай Кузанский принципиально иначе рассуждает нежели современный ученый. Если последний причины роста ищет в условиях и более низких уровнях реальности, чем уровень семени, — в ДНК, биохимических реакциях, физических законах, то Николай Кузанский — в более высоких уровнях реальности, применяя при этом категорию виртуальности.

10 стр., 4567 слов

6. Сила и методика ее развития

... . 1.Предстартовое состояние Состояние возникает до начала активной спортивной деятельности. При этом изменения ... быстрые движения. Основные методики воспитания силы: Средствами воспитания силы являются физ.упражнения с преодолением повышенного ... стабильные и лабильные): похлопывание, поколачивание, «рубление», «пальцевой душ», «пунктирование», «сотрясение», «потряхивание», «встряхивание». Выполняемые с ...

Для Фомы Аквинского категория виртуальности тоже является принципиально важной — с ее помощью он разрешал проблему онтологического сосуществования реальностей разного иерархического уровня и проблему образования сложного из простых элементов, в частности, сосуществования души мыслящей, души животной души растительной: «Ввиду этого следует признать, что в человеке не присутствует никакой иной субстанциальной формы, помимо одной только субстанциальной души, что последняя, коль скоро она виртуально содержит в себе душу чувственную и душу вегетативную, равным образом содержит в себе формы низшего порядка и исполняет самостоятельно и одна все те функции, которые в иных вещах исполняются менее совершенными формами. — Подобным же образом должно сказать о чувственной душе в животных, о вегетативной душе в растениях и вообще обо всех более совершенных формах в их отношении к формам менее совершенным».

Как видно из вышеприведенных текстов, и для Николая Кузанского, и для Фомы Аквинского «виртуальный» — одна из центральных категорий.

Значения virtus давно зафиксированы историками, философами и лексикографами: «мужество», «энергия», «сила», «доблесть», «добродетель», «нравственное совершенство»…

У переводчиков на русский язык возникают трудности, когда им приходится переводить отсутствующий в словаре современной философии термин «virtus». Он может переводиться самыми разными способами: возможный, потенциальный, сила, энергия, мужество, доблесть. Эти значения часто игнорируются, когда исследователь обращается к конкретизации объема и содержания понятия «виртуальный».

Рассмотрим пару схоластических категорий виртуальный и субстанциальный. Элементарная субстанциальная форма не сущест­вyeт как вещь и, наоборот, в вещи она не существует субстанциально, но только виртуально, как основание некоторой силы, способности, действенности (viгtu) вещи. Это означает, что действительной актуальностью обладает действие, способ продуци­рования, творческий акт, а определенная форма является только потенцией, возможностью данного способа действовать. При этом она тем более актуальна, чем более сама воплощает в себе эту действенность, чем более в ней как бы в скрытой (вир­туальной) форме присутствует тайна ее создания, чем более, следовательно, она совершенная, чем ближе к шедевру".

22 стр., 10933 слов

Биологическое и социальное в человеке, уровни проявления

... 26 Раздел І. Биологическое и социальное в человеке, уровни проявления. В цепи человек стал последним эвеном, И лучшее все ... на формирование личности ребенка. Дети должны следовать принципу реальности, ожидая, пока представится подходящее время и место, ... которыми он руководствуется в процессе своей деятельности; система законов, которые он использует; совокупность знаний, позволяющих выполнять ...

Во многом развитие средневековой философии и затем философии Нового времени определялось отношением к промежуточной реальности: есть она или ее нет (номинализм — реализм, преформизм — эпигенез, реализм — идеализм и т. п.).

Так называемая научная картина мира, возникшая в Новое время, исключила божественную реальность, переименовав божественные законы в законы природы, тем самым провозгласив моноонтичность, где все принадлежит одной реальности — природной, но при этом все-таки оставила идею силы (схоластического virtus), придав ей общекосмический масштаб, такой же, какой был у божественной реальности. Эта противоречивая позиция породила в свою очередь дискуссии по поводу взаимоотношений науки и религии, науки и мистики, естественных и гуманитарных наук и проч. Внутренняя противоречивость новоевропейской моноонтической парадигмы заключается в том что если для совсем простых событий, типа притяжения двух предметов, еще можно апеллировать к тому, что таков закон всего космоса (всемирный закон тяготения), то для более сложных событий, типа отношений двух людей, такая апелляция не проходит, и требуется признание каких-то промежуточных уровней реальности, которые бы объясняли, почему в одном случае отношения соответствуют одному типу законов, а в другом — другому.

Полионтические парадигмы существуют. Например, буддизм строится на основании такой парадигмы. В буддизме признается существование нескольких уровней сознания; человека, не сводимых друг к другу, т. е. законы одной реальности не сводятся к зако­нам другой. Это дает возможность иметь дело с типами психических событий, принципиально не ухватываемых западной психологией, существующих только в актуальной форме, кардинально трансформирующихся в своем развитии, целенаправленно регулирующих соматические процессы и т. п. Причем, что принципиально важно, для буддиста, находящегося на определенном уровне реальности, все другие находятся в свернутом виде, они никоим образом не даны ему в ощущениях, переживаниях, понимании, представлении. Они не входят в его жизнь, и он о них знает только по рассказам других людей. Когда же он переходит на следующий уровень, то реальность этого уровня становится ощущаемой, видимой, несомненной в своем существовании; то, о чем он только слышал, становится данным и в ощущениях, и представлении.

4 стр., 1752 слов

ВИРТУАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК

ВИРТУАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК Во второй половине двадцатого века все экономические, социальные процессы были направлены в русло формирования нового психологического массового человеческого типа, виртуального ... , органично существующего в отрыве от реальности в виртуальной среде массовой информации. Технология изменяла ...

Итак, если мы признали существование нескольких уровней реальностей, то должны признать, с одной стороны, несводимость реальностей друг к другу, иначе бы все сводилось к одной или двум предельным реальностям, а с другой стороны, найти, чем же они друг с другом связаны, иначе мы вынуждены будем решать проблему построения сложного объекта из нескольких простых, когда есть несколько достаточно простых реальностей и их нужно объединить в нечто единое.

Такой подход был предложен еще в IV в., ранневизантийским философом (и не только философом) Василием Великим, который в своей натурфилософской работе «Шестоднев» утверждал идею того, что некая реальность может породить другую реальность, законы существования которой не будут сводиться к законам существования порождающей реальности. На основе этой идеи он интерпретировал акт творения мира и построил модель порождения мира и актуального его существования.

Принципы отношения между разными уровнями реальностей рассмотрены у другого великого византийца — Исаака Сирина, который утверждал, что соотношение уровней реальностей определяется не их абсолютным статусом, а теми усилиями, которые человек предпринимает, для того чтобы раскрыть для себя, а точнее сказать — поро­дить в себе реальность следующего онтологического уровня. Исаак Сирин предло­жил модель, названную нами принципом матрешки: количество и типы реальностей, которыми человек оперирует, определяются активностью самого человека, и по направлению движения к предельным реальностям, как «вверх», так и «вниз», человек может проходить в принципе бесконечное количество промежуточных. Предель­ные реальности в перспективе сходятся. Исаак Сирин, говоря о том, что есть много промежуточных реальностей, которые человек должен пройти в своем восхождении к Богу, в качестве иллюстрации описывает две промежуточные реальности, называемые им «внутренний человек» и «совершенный человек». При этом каждая следующая раскрывающаяся реальность в «лестнице» восхождения энер­гетически питает объекты нижележащей и обеспечивает целостность и полноту их бытия.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... движется мыслью, и мысль приобретает особую реальность и власть над человеком, если он не научился мыслью владеть. ... предметов, людей и окружения обуславливается мыслью. Стоит представить себе что-либо, как оно становится реальностью для сознания. ... , что, независимо от предпочитаемой точки зрения на «реальность» ВТП, эти переживания определенно заслуживают тщательного психологического исследования ...

Подход, основанный на признании полионтичности реальности, получил название «виртуалистика». Относительно психики этот подход конкретизируется в теории психологических виртуальных реальностей.

Иногда виртуалистику понимают как новую научную дисциплину, воспринимая термин «виртуалистика» по аналогии с названиями таких наук, как кибернетика, гене­тика. На этом основании строят критику виртуалистики, требуя «предъявить» объект изучения. Но любая из наук, право на существование которой уже признано, имеет дело не с отдельным объектом, а по крайней мере с совокупностью разнородных объектов, принадлежащих той или иной реальности. Правда, вопросы о своем объекте подчас пытаются разрешить и признанные науки. Например, есть много вариантов ответа на этот вопрос в психологии: ассоциации, гештальты, деятельность, сознание, психика, субъект и т. д., поскольку каждая психологическая школа объявляет в качестве объекта всей психологии «свой» объект. Но это точно так же, как если бы механика и термодинамика спорили о том, что является «истинным» предметом физики.

4 стр., 1823 слов

1. Человек коммуникативный

... практики человеческой деятельности Сама повседневная жизнь людей есть не что иное, как реальность, фактичность их бытия. Реальность повседневной жизни, характеризующаяся ощущением повторяемости, выступает ... по борьбе с наркотиками, соблюдению правил дорожного движения, пропаганда здорового образа жизни, охрана окружающей среды и другие. 18. Социально ориентированные связи ...

Виртуалистика не является наукой. Виртуалистика есть подход, который может быть использован в любой научной дисциплине. Принципиально нового в признании существования реальностей разного типа, т. е. несводимых друг к другу, в рамках одной и той же науки нет. Например, в физике признается существование и вещества, и поля, существование взаимодействий разного типа (сильного, слабого и т. д.).

Идея виртуальности разрабатывалась в философии- античной, восточной, византийской, схоластической- иногда в неявном виде, иногда в явном, как, например, в схоластике. Идея виртуальности стала активно использоваться в последнее десятилетие в современной философии и науке, а также других сферах человеческой деятельности. Справедливости ради следует сказать, что прецеденты использования термина «виртуальный» как специфического, несводимого к другим терминам можно найти и в более раннее время. Например, философ А. Бергсон говорил о виртуальной деятельности, психолог А.Н. Леонтьев — о виртуальных способностях, театраловед А. Арто — О виртуальном театре. Здесь мы видим случаи неспецифического употребления термина «виртуальный» — как синоним терминов «возможный», «потенциальный».

Во второй половине ХХ в. идея виртуальности возникла независимо друг от друга почти одновременно (с разницей в 20 лет) в нескольких сферах науки и техники: в квантовой физике были открыты так называемые виртуальные частицы, характеризующиеся особым статусом существования в отличие от других элементарных частиц; в компьютерной технике появилось понятие виртуального объекта, например виртуальная машина, виртуальная память; в самолетостроении была разработана виртуальная кабина самолета, особым образом (посредством головного шлема) предоставляющая летчику информацию о полете и боевой обстановке; в эргономике была создана модель виртуального полета самолета, фиксирующая особый вид взаимодействия летчика и самолета в отдельных режимах полета; в психологии были открыты виртуальные состояния человека, и, наконец, был придуман термин «виртуальная реальность» для обозначения особых компьютеров, дающих пользователю интерактивное стереоскопическое изображение.

В результате агрессивной рекламной кампании по продвижению виртуальных компьютеров на рынок термин «виртуальная реальность» стал в массовом сознании ассоциироваться именно с компьютерами, породив идею «киберкультуры» и реальное молодежное движение «киберпанк». В соответствии с одним из мифов киберкультуры термин-словосочетание «виртуальная реальность» придумал в начале 80-х годов Жарон Ланиер (Jaron Lanier) — создатель первой фирмы, выпускающей бытовые виртуальные компьютеры, создающие компьютерную виртуальную реальность (киберреальность), которая вбирает в себя все лучшее, что есть в окружающей нас реальности в том смысле, что она копирует все лучшее из реальности. В киберпространстве нет боли, нет обиды и злости, там нет чувств и эмоций, порождающих в реальной жизни войны и убийства.

В компьютерном мире нет смерти. Человек может жить вечно, не опасаясь болезней и утрат. Именно поэтому киберпространство является столь привлекательным для подростков с еще не сформировавшейся до конца структурой личности и личностным бытием. Виртуальная реальность порождает иллюзию свободы выбора. Компьютер можно просто выключить, выключившись тем самым из мира, в котором ты находился еще минуту назад, или переключиться на другой сайт. Это порождает иллюзию свободы личностного полагания, когда человек считает себя свободным от множества обязательств реальной жизни. Но на самом деле он оказывается еще более зависимым от виртуальной реальности, не способным вне виртуального мира принимать решения и отвечать за свои поступки.

Как специальный философский и научный термин «виртуальная реальность» (от virtus — доблесть, добродетель, энергия, сила и от позднелат. realis — вещественный, действительный, существующий в действительности) появился в 80-х гг. ХХ В., когда в постклассической науке понятие объекта было дополнено понятием реальности существования объектов, предполагающей, что существует много типов разнородных объектов, принадлежащих одной и той же реальности, как, например, в физике субстанциальное вещественное энергетическое поле принадлежат одной и той же физической реальности. Но наличие виртуальности указывает на особый тип взаимоотношений между разнородными объектами, располагая их на разных иерархических уровнях и определяя специфические отношения между ними: порожденностu и uнтерактивностu — объекты виртуального уровня порождаются объектами нижележащего уровня, но, несмотря на статус порожденных, взаимодействуют с объектами порождающей реальности как онтологически равноправные. Совокупность виртуальных объектов относительно порождающей реальности образуют виртуальную реальность. Виртуальные объекты существуют только актуально, только «здесь и теперь», пока в порождающей реальности происходят процессы порождения виртуальных объектов; с окончанием процесса порождения соответствующие виртуальные объекты исчезают. О виртуальной реальности как реальности имеет смысл говорить еще и потому, что она подчиняется своим «законам природы», в ней свое время и свое пространство, несводимое к законам, времени и пространству порождающей реальности, т. е. «внутренняя природа виртуальной реальности автономна. В виртуалистике, занимающейся виртуальными реальностями, порождающая реальность называется константной реальностью, поскольку относительно виртуальной реальности существует постоянно, а не ак­туально.

Как и в схоластике, в виртуалистике категория виртуальности вводится через противопоставление, с одной стороны, субстанциальности, а с другой — потенциаль­ности: виртуальный объект существует, хотя и не субстанциально, но реально, и в тоже время — не потенциально, а актуально.

Виртуальность и константность образуют категориальную оппозицию, т. е. виртуальность и константность являются философскими категориями, определяемыми относительно друг друга, аналогично такой категориальной оппозиции как форма — ­содержание. Как категориальная оппозиция виртуальный — константный не имеет определенной морфологической (субстанциальной) отнесенности — отношения между виртуальной и константной реальностями относительны: виртуальная реальность может породить виртуальную реальность следующего уровня, став относительно нее константной реальностью, при этом константная реальность первого уровня может свернуться, став виртуальным объектом новой константной реальности.

Онтологически нет ограничений на количество уровней иерархии реальностей, но психологически, т. е. относительно конкретного человека, актуально функционируют только две реальности n-го уровня: одна константная и одна виртуальная. В философ­ской модели человек при этом может положить существование обеих реальностей как предельных, порождая дуализм; может положить существование лишь одной реаль­ности, считая вторую производной от первой. Учитывая, что философствующие субъ­екты могут находиться на разных иерархических уровнях, из этой парадигмы (иерар­хический уровень и дуализм — монизм) можно реконструировать все западные типы философий.

Можно сказать, что идея виртуальности предлагает принципиально новую для европейской культуры парадигму мышления, в которой ухватывается сложность устройства мира, в отличие от идеи ньютонианской простоты, на которой зиждется современная европейская культура.

Виртуальная психология

Психологическая виртуальная реальность есть отражение в самообразе характера актуализации образа. Самообраз, в отличие от образа (и близких ему понятий, таких как: план, функциональный орган, когнитивная карта, паттерн, энграмма и т. д.), отра­жает в психике ее же текущие состояния. В самообразе представлено не все содержа­ние психики (мировоззрение, самооценка и т. д.), а только выполняемый акт деятель­ности, независимо от того, является ли этот акт внешним или чисто психическим. Самообраз — это табло, на котором отражено текущее состояние разворачивающегося образа. Если «образ» и близкие ему понятия вводились в психологический оборот для описания свойств психического отражения внешнего мира и психической регуляции деятельности, то понятие «самообраз» важно прежде всего с точки зрения идеи отра­жения в психике состояний психических же образований и возможности тем самым психической регуляции психических процессов, т. е. психической саморегуляции. Ощу­щения характера протекания психических процессов в самообразе и есть виртуальные переживания, и эти переживания образуют виртуальную реальность.

Если образ актуализируется привычным способом, то процесс актуализации не рефлексируется. Эти нерефлексируемые ощущения называются консуетальными (от латинского сопsuеtus: нормальный, обычный).

Если образ актуализируется непривыч­ным способом, легче или труднее, чем обычно, то характер актуализации рефлекси­руется: осознается как особое событие, соответственно, легкости и приятности или трудности и неприятности самоощущения. При этом человек может полностью переключиться на свои самоощущения: перейти в виртуал, который бывает двух видов: гратуал (от лат. gratus-привлекательный) при легкой актуализации образа или ингратуал (от латинского ingгаtus — непривлекательный) при трудной актуализации образа.

Виртуал, в отличие от других психических производных, типа воображения, характеризуется тем, что человек воспринимает и переживает его не как порождение своего собственного ума, а как объективную реальность.

Консуетал — это обычныq, привычный ряд событий, переживаемых нами привыч­ным образом. Консуеталы случаются все время, за исключением тех случаев, когда возникает виртуал. Консуетал — это такое же нормальное, естественное, нерефлекси­руемое состояние человека, как и ощущение давления атмосферного столба. Свойства консуетала хорошо иллюстрируются на таком явлении, как сновидение. Сновидения порождаются психикой и существуют в психике человека. Сон всегда видите вы сами, только со своей точки зрения, и именно вами переживаются все происходящие в нем события. Ни за кого другого вы не можете посмотреть сон. В сновидениях вы всегда присутствуете, даже если видите себя мертвым. Вы не можете исчезнуть, прекратить свое существование, пока находитесь в виртуальной реальности. И само сновидение существует только пока вы спите.

Следует подчеркнуть, что консуетал — это не обязательно спокойное состояние. Консуетальным может быть любое психическое состояние или переживание, каким бы сильным или важным самим по себе оно ни было. Дело не в интенсивности, а в том, что виртуал всегда переживается как выход за рамки обычной жизни. И все, что не выходит за эти рамки, является консуетальным, даже если переживания ввергли человека в обморок.

Консуетал играет важнейшую роль в психике. О его значении говорит хотя бы тот факт, что «сбои» в функционировании консуетала являются причинами некоторых аномалий в поведении человека, в частности причиной описанного нами феномена выполненности, заключающегося в том, что человек абсолютно уверен, что совершил некоторое действие, тогда как он это действие не совершал. Феномен выполненности, в свою очередь, является причиной многих операторских «ошибок пропуска».

Необычную актуализацию образа можно представить как смену масштаба образа в сравнении с другими образами: укрупнение в гратуале и уменьшение в ингратуале. Появляется другой уровень психической реальности, в которой свой масштаб пространства и времени психических процессов и свои закономерности существования в сравнении с исходным уровнем. При следующем укрупнении масштаба развернутого образа или уменьшении масштаба свернутого образа появляется более высокий или более низкий уровень виртуальной реальности.

Первичные эпизодические переходы в реальность более высокого уровня переживаются человеком гратуально — как необычные, непривычные, экстатические события. Но после того как человек достаточно хорошо овладеет этой реальностью переживания, происходящие в ней, становятся консуетальными, сама реальность становится константной, а гратуалы он переживает от переходов в новую, более высокую реальность. В качестве примера такого рода перехода в уровнях существования человека можно привести процесс профессионального роста. Ингратуалы возникают при переходе в виртуальную реальность более низкого уровня, например когда человек вынужден выполнять деятельность значительно более простую, чем та на которую он способен.

Итак, в психологической виртуальной реальности есть три типа событий: консуетал, гратуал и ингратуал, при чем гратуал и ингратуал имеют родовое имя «виртуал».

Виртуальная реальность

Н.А. НОСОВ

Виртуальная философия

Если средневековый человек спросит у современного, почему орех прорастает и каким образом в орехе содержится ореховое дерево, то последний ответит: потому что есть влага и тепло. Но средневекового человека такое механистическое объяснение не устроит. Его интересуют не условия, при которых орех прорастает, а причина, по которой он прорастает. Современный человек может добавить к сказанному им, что вода и тепло запускают химические реакции, которые приводят к росту и реализации заложенной в орехе генетической программы. Но средневековый человек любопытен и задает вопрос: а почему генетическая программа начинает разворачиваться? Разве в орехе есть сила, которая запускает эту программу? Современному человеку, который сжился с идеей силы, поскольку окружен разными силами природы (физическими, химическими, психическими и проч.), не зазорно согласиться с тем, что в орехе есть сила. Но откуда? На такой глупый для современного человека вопрос последний, проявляя вежливость, ответит, что в орехе — из орехового дерева, а в этом ореховом дереве — из предыдущего ореха, а в этом орехе — из предыдущего орехового дерева и так далее. Там, где для современного человека оканчивается область его интересов, для средневекового только начинается, откуда же в самом первом орехе или ореховом дереве взялась сила? Проявляя чудеса сдержанности, современный человек отвечает, что орех состоит из маленьких молекул, молекулы — из еще более мелких атомов, а атомы — из совсем маленьких-маленьких, таких, что их ни в какой микроскоп уже и не увидишь, элементарных частиц. Но откуда в этих элементарных частицах взялась энергия, это во-первых, а во-вторых, каким образом и за счет каких сил из достаточно простых частиц образовались более сложные атомы, из них — еще более сложные молекулы, а из них — невероятной сложности орех, а в-третьих, если элементарные частицы невидимы, то откуда уважаемый и мудрый собеседник о них знает? Может быть, эти пресловутые частицы и не существуют, а есть плод порождения уважаемого и мудрого ума, и как в этом смысле понимать категорию существования?

Доклад — Стр 2

Например, А. В. Ахутин, интерпретируя способ реше­ния Фомой Аквинским проблемы образования сложных вещей из простых и проблемы потенции и акта, пишет: «В работе «Opusculum de mixtione elementorum» и в 24-м комментарии к «О возникновении и уничтожении» Фома развивает свое учение об образовании сложных «субъектов». Каждому возникновению предшествует альтерация материи и полное уничтожение пребывавших в ней элементарных субстанциальных форм. Крайние элементарные качества образуют средние, промежуточные, подобно тому, как свет и тьма могут образовывать многообразие промежуточных цветов. Это новое качество — собственное качество смеси — реально не включает в себя крайние качества, но по характеру своей действенности имеет некое подобие (similitudo) как одному, так и другому крайнему качеству. Соответственно и субстанциальные формы элементов присутствуют в смеси не субстанциально, а виртуально (virtualiter), т. е. по своей действующей силе: как если бы они реально присутствовали. Именно потому, что в смеси некоторым образом присутствуют качества элементов, т. е. агенты перво­формы, сама субстанциальная форма смеси есть сложное действие in virtu пер­воформ…

Специфическое для схоластики понимание потенции и акта уясняется, может быть, лучше всего при рассмотрении другой близкой

Несмотря на то что А. В. Ахутин

прекрасно понимает, что в схоластике произошла принципиальная переинтерпретация категориальной парадигмы аристотелизма, он тоже не рассматривает виртуальность как категорию.

В схоластике категории «вещь», «свойство», «энергия», «существование», «потенциальное», «актуальное» и др. стали пониматься иначе, чем в античной философии. Приращение в сравнении с аристотелевской парадигмой заключается в установлении определенной связи (посредством virtus) между высшей и низшей реальностями, а в сравнении с платоновской парадигмой — в том, что категориальная структура, разрабо­танная Аристотелем, сохраняется, но применяется только к одной из двух реаль­ностей: субстанциональной- пассивной, не развивающейся, существующей в абсолютном (т. е. в собственном, не связанном с высшей реальностью) времени и пространстве.

Но схоластическая парадигма обладает той особенностью, что в качестве второй реальности полагается предельная, божественная реальность, что приводит к тому, что в каждом событии обнаруживается божественное провидение. Это по сути противоречит идеи иерархии реальностей, поскольку: а) фактически полагается существование только двух реальностей — субстанциальной и божественной (что выхолащивает идею иерархичности, так как два объекта всегда могут рассматриваться кaк соположенные, а не как иерархически соподчиненные); б) и эти реальности являются предельными, абсолютными, что противоречит идее иерархической упорядоченности определенного единства этих реальностей и порождает отношение антагонистичности между ними, поскольку их характеристики определяются через противопоставление друг другу.

Здесь, кстати, становятся понятными причины неприятия новоевропейской философией утверждения Платона о том, что идеи являются зримыми, поскольку для новоевропейской философии идеи — это мыслительные понятия. Платон же говорил не о предельной реальности, а о реальности следующего уровня, объекты которой для людей, вне нее находящихся, действительно, только интеллектуально знаемы, но для людей, в ней находящихся, являются реальными, вещными предметами.

Любопытно, что в буддизме, как и в схоластике, система понятий с корнем vrt была одной из центральных: «Вторая сутра Патанджали дает классическое определение брахманической йоги, не только принятое в логико-дискурсивных трактатах религиоз­но-философских систем, но и вошедшее в ряд доктринальных текстов. Здесь термин обозначает развертывание или актуальные состояния эмпирического сознания, содержанием которых выступают конкретные pratyaya».

Итак, психологическая виртуальная реальность формально есть отражение характера актуализации образа, а по содержанию тождественна содержанию этого образа. Поэтому виртуальная реальность может возникнуть на любом образе, каким бы элементарным он ни был, но будет переживаться как полноценная реальность. На основании имеющегося в литературе опыта, а также опыта нашей собственной работы, было выделено восемь свойств виртуального события.

Непривыкае.мость. Сколько бы раз данное событие ни возникало, каждый раз оно переживается как необычное и непривычное.

Спонтанность. Никто в своих описаниях не говорит о точном моменте возник­новения данного события. Нет временной границы до виртуального и виртуального режима, как, впрочем, и нет грани виртуального и после виртуального режима. Всегда идет речь о себе уже в новом режиме. Виртуал возникает неожиданно и ненамеренно. Возникновение виртуала не контролируется сознанием и не зависит от воли (намерений и желаний) человека. Другими словами, человек никогда не говорит о том, как возник у него данный режим, и фиксирует лишь то, что он в нем уже находится, т. е. переход из консуетала в виртуал и обратно не фиксируется человеком — он всегда либо «здесь», либо уже «там».

Фраz.ментарность. У человека, находящегося в виртуале, появляется ощущение какой-то отделенности, отдельности частей своего тела от себя (в таком случае говорят, например, о том, что руки не слушаются или же, наоборот, руки все делают сами).

Поскольку виртуал есть отражение характера актуализации лишь данной текущей деятельности, а не всей жизни, то человек в объективных терминах опи­сывает не всего себя в целом (как в эмоции или стрессе — «я испугался», «я обрадовался» и т. п.), а лишь те части самого себя, которые участвуют в выполнении этого акта («жар» в голове, а не жар, например, лихорадочный, не «я свеж и бодр», а «руки опережают мысль» и т. п.), хотя само переживание захватывает всего человека целиком. Иначе говоря, виртуал порождается фрагментом человеческой деятельности, а переживается всем человеческим существом.

Объективность. О чем бы человек ни говорил — об изменениях в протекании деятельности, о наплыве чувств, о затемнении сознания и т. п., он говорит о себе не как об активном начале, от которого исходят эти события, эти мысли, эти действия, а как об объекте, которого охватывают мысли, переживания, действия. Рассказ идет о том, что происходит с человеком, о том, чему он оказывается подвластным.

Из.мененность статуса телесности. В виртуале человек выходит из обычной реальности и переходит в другую, необычную реальность; фактически, это есть обретение другой телесности. В гратуале реальность, в которой человек действует, расширяется и переживается как весьма привлекательная, аттрактивная. В ингра­туале человек замыкается на каком-то отдельном фрагменте собственной деятель­ности, переживая эту реальность как неприятную.

Из.мененность статуса сознания. В виртуале меняется характер функционирования сознания. В гратуале сфера деятельности человека расширяется — человек легко схватывает и перерабатывает весь необходимый объем информации. В ингратуале сфера деятельности уменьшается — информация схватывается и перерабатывается с трудом. Находясь в гратуале, говорят о предельной ясности сознания, об обострении чувства прогнозирования и т. п. Находясь в ингратуале, говорят о сознании сузившемся, темном; мышление становится при этом вязким, внимание — рассеянным и т. п.

Из.мененность статуса личности. В виртуале человек совсем иначе оценивает себя и свои возможности. В гратуале при сверхэффективной и чрезвычайно легко текущей деятельности у него появляется чувство могущества: возможность преодо­леть все препятствия, свернуть горы, ощущение окрыленности. В ингратуале же при очень трудно текущей деятельности у человека появляется чувство своего бессилия, ощущение подавленности.

Измененность статуса воли. В виртуале меняется роль воли в деятельности человека. В гратуале деятельность совершается без волевых усилий со стороны чело­века, как бы самопроизвольно, кажется текущей сама собой — деятельность стано­вится самодействующей силой. В ингратуале, напротив, осуществление деятельности возможно только с помощью напряжения волевых усилий — она «не идет», «сопро­тивляется», тело человека «не слушается» его и т. п.

В разных конкретных случаях каждое из этих свойств может проявляться с различной степенью интенсивности. Для иллюстрации приведем описание одного случая. «Есть для меня в хоккее нечто куда более ценное, чем слава, и не сравнимо ни с чем, — говорит хоккеист А. Якушев. — Боюсь только, что в пересказе оно, это нечто, будет выглядеть слишком приблизительно. Его надо пережить самому, чтобы почувствовать и понять до конца. Я жду его всегда и всегда надеюсь, что свидание состоится. А приходит оно всякий раз неожиданно, и миг его начала неуловим. Я мчусь по льду, и шайба на кончике моей клюшки. И нет ничего, кроме игры. И сама она игра, и ее ритм, и шайба, и мое тело покорны моей воле. В этот миг я ощущаю себя не просто сильным, я всемогущ, неудержим, и нет для меня в мире ничего невозможного. „Остановись, мгновение, ты прекрасно!“ У каждого эти слова вызывают свои ассоциации, каждый живет ради своего мгновения. Я тоже. Оно уходит также неожиданно и незаметно, как пришло. Но я знаю: оно возвратится снова».

В этом самоотчете автором проницательно (недаром он был выдающимся хоккеистом) подмечены все восемь характеристик виртуала. Непривыкаемость ­описываемое состояние всегда желаемо и ново. Спонтанность — состояние приходит уходит само и незаметно. Объективность — нет эмоциональных оценок, речь идет о фактах: я мчусь, тело покорно и т. п. Фрагментарность — нет всеобщих утверждений отмечаются только отдельные вещи: игра, ритм, шайба, клюшка. Измененность статуса воли — все покорно воле человека, от которого на самом деле и не требуется усилий, ибо все получается легко и просто. Измененность статуса телесности — на профессиональном жаргоне выражение «шайба на кончике моей клюшки» означает возникновение специфических телесных ощущений: единства тела, клюшки и шайбы которого нет в других обстоятельствах и которое не всегда возникает во время игры это ощущение тождественно «чувству самолета» у летчика, когда он «сливается» с самолетом в единое целое. Измененность статуса сознания — вся игра ухвачена хоккеистом и покорна ему. Измененность статуса личности — возникает ощущение своего могущества: «нет для меня ничего невозможного». И в целом все это переживается как смена статуса реальности — «нечто куда более ценное, чем слава, и не сравнимое ни с чем, «мгновенье, ты прекрасно».

Категория «виртуальность» заставляет по-новому взглянуть на старые представления, в частности, об объективности «реального» мира. Известно, что если взрослом человеку снять врожденную катаракту глаза, т. е. слепого сделать зрячим, то первое время он не видит ни цвета, ни предметов, а только более или менее плотную cepую пелену. И лишь со временем и опытом формируется способность видеть предметы «как они есть». Это означает, что зрительная система лишь поставляет человеку сенсорные стимулы, а человек сам строит из них образы предметов, а также переживания и чувства, сопровождающие восприятие этих объектов: ощущения тяжести, фактуры и др. Это в свою очередь означает, что образ объективного мира является виртуальным, со всеми характеристиками виртуальной реальности.

С другой стороны, если поместить человека в условия сенсорной депривации, в которых в значительной мере сокращается доступ к нему чувственной стимуляции от внешнего мира, т. е. материала из которого строится виртуальный образ мира, то нарушается работа психики в целом. При резком уменьшении потока чувственной стимуляции уже через несколько часов после начала сенсорной депривации возникают психические нарушения, а через несколько дней — эти нарушения становятся глобальными и необратимыми. Этот факт доказывает, что виртуальный образ мира не может самостоятельно и независимо от константной реальности существовать. Об этом же свидетельствует и эффект «крушения мира», возникающий при кратковременной невесомости (Лебедев, 1989), когда человеку кажется, что сейчас весь мир рушится, показывающий, что при нарушении константной реальности виртуальная тоже нарушается.

Поскольку в виртуальной реальности образы внутреннего мира ничем не отличаются от образов внешнего, то при отсутствии специальных меток, к какому миру — внешнему или внутреннему — принадлежит образ, человеку легко запутаться — где произошло событие: в мире, порожденном самим человеком или внешнем, независимом от него. Все мы хотя бы раз путали, безуспешно силясь вспомнить: это вот событие произошло на самом деле или приснилось нам. Особенно легко путают реальности дети, которые часто очень искренне говорят, как мы знаем, неправду. Но поверьте, ребенок действительно пережил то, о чем он рассказывает, только не знает, что все это произошло всего-навсего в его уме.

В некоторых случаях образам внутреннего мира придается такой же статус реаль­ности и существования, как и образам внешнего мира. Ю.А. Гагарин и В.И. Лебедев описывают два таких случая. «Как-то раз к европейцу, путешествовавшему по Африке, явился туземец, живший за 100−150 километров, и сказал: „Ты должен мне заплатить пеню“. — „За что?“ — „Да вот мне снилось, что ты убил моего раба“. Несмотря на все уверения путешественника, что он никак не мог убить раба хотя бы потому, что не был в том месте, пеню все-таки пришлось уплатить. Другой наблю­датель рассказывает, что один индеец, живший за 150 километров от него, пришел и потребовал вознаграждения за три украденные тыквы. Доказательства? Индеец видел это во сне — значит, все так и было на самом деле». .

На самом деле способность различения «субъективного» и «объективного», т. е. независимого от человека, связана не со степенью развитости культуры и человека, а со степенью неверия человека в себя и степенью пренебрежения к своему внут­реннему миру. С нашей точки зрения современный европеец редко путает виртуаль­ное и внешнее не потому, что умеет хорошо их различать (в этом он мало отличается от африканского или американского аборигена), а потому что не придает значения всему, не имеющему материальной формы: своему воображению, сновидениям, необычным состояниям и т. д. В наших экспериментах, построенных так, чтобы испытуемые не имели возможности зрительно контролировать действия своих рук, они, совершая ошибки в 88 случаях из 100, пребывали в незыблемой уверенности, что сделали все так, как намеревались, и крайне удивлялись, увидев результаты своей деятельности.

В виртуальной реальности, как уже говорилось, образы ничем не отличаются от «настоящих», т. е. от образов внешнего мира. О степени реальности виртуальных образов свидетельствуют многие примеры из области художественного творчества. Вот еще одна цитата.

«Это случилось, когда я писал картину „Сергий Радонежский“. Лицо еще не было окончательно написано, трудно оно давалось. Да, и вообще, был не очень доволен ходом работы. И вот, в период наиболее глубоких мук над картиной меня вдруг неудержимо потянуло к холсту, к краскам. Что делал, как писал, не знаю, был, как в забытьи. Но написались глаза Сергия. Тут надо сказать, что мысль о картине сложилась давно, но как-то не оформлялась, даже эскиз первый маслом не мог начать. И вот, в день открытия своей выставки в Загорском, ныне Троице-Сергиевом музее, летом 1991 г. я приложился к мощам Преподобного Сергия в Троицком соборе… а на следующую ночь — сон-видение — глаза… глаза увидел Сергиевы, добрые, ясные, уди­вительные глаза! И только их увидел. Остальное, как в тумане. Вскочил с постели в отчаянии — почему только глаза? Ведь я всю картину будущую мог увидеть! Не понял я тогда, что все главное увидел… И вот я написал глаза, те, именно те, которые во сне явились мне. И картина ожила. Еще почти ничего не было окончательно написано — так, наметки, подмалевок. А я вдруг ясно-ясно представил себе, какая будет картина, ощутил ее готовой, до деталей. И работа пошла! Все время в глаза Сергию смотрел: „Ну, как — так или не так?“ И видел ответ в его глазах. Они не такие уж добрые иногда были…».

Принятие идеи виртуальности приводит к тому, что психика рассматривает как сложное образование, т. е. включающее в себя разнородные реальности, несводимые не только к непсихическим реальностям (например, физиологической или социологической), но и друг к другу. Это требует разработки принципиально новой психологической онтологии, дающей возможность включить в научную психологию новые пласты психологической феноменологии (игнорируемые или неадекватно интерпретируемые современной психологией), что, в свою очередь, требует разработки психологических и теоретических моделей нового типа и соответствующих экспериментальных процедур.

Сложившаяся в 90-х гг. ХХ в., прежде всего на базе психологии, виртуалистика как научный подход имеет достаточно разработанную философскую парадигму, соответствующие научные теоретические модели и схемы экспериментального исследования, а также основанный на научном подходе специфический вид практики — аретею. Это тема отдельной статьи. Отметим лишь, что в аретее получены конкретные практические результаты. В частности, выявлены причины определенных ошибок летчиков, более пятидесяти лет ускользающих от психологического анализа и предложены конструктивные технические предложения по предупреждению ошибок такого рода, разработаны и внедрены в практику принципиально новые и весьма эффективные способы лечения алкоголизма, коррекции психического развития ребенка, лечения бронхиальной астмы. .

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector