Классификации аномалий развития детей

 

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО «КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА»

 

КЛАССИФИКАЦИИ АНОМАЛИЙ РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ

Справочник

 

КРАСНОЯРСК 2006

 

 

ББК 88

К47 

 

Составители:

Белых В. Ф.,

старший преподаватель кафедры практической

психологии ИППУО КГПУ им. В.П. Астафьева

Карманова Н.Ю.,

педагог-психолог средней образовательной

школы № 44 г. Красноярска

 

Рецензенты:

Пьянкова Г.С.,

кандидат психологических наук, доцент

Гагаркина И.Г.,

кандидат медицинских наук, доцент

 

 

К 47 Классификации аномалий развития детей: справочник /

сост. В.Ф. Белых, Н.Ю. Карманов; Краснояр. гос. пед. ун-т

им. В.П. Астафьева. — Красноярск, 2006. — 68 с.

 

 

Является частью учебно-методического комплекса по курсу «Клиническая психология». Предназначен для подготовки студентов, обучающихся по специальности «Педагогика и пси­хология», а также студентов медицинских и социальных специ­альностей.

Может быть рекомендован врачам, педагогам, психоло­гам, дефектологам, работникам образовательных учреждений, специалистам, работающим с детьми, имеющими различные виды нарушений развития, родителям.

 

КРАСНОЯРСК 2006    

ББК 88

© Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева, 2006

  1. КЛИНИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ

ДИЗОНТОГЕНЕЗА

 

Понятие дизонтогенеза

 

Нарушения психофизического развития детей и подростков обусловлены влиянием эволюционно-возрастного и онтогенетического факторов.

Важность онтогенетического подхода при изучении психических расстройств в детском возрасте впервые в нашей стране подчеркнул М.С. Зеленский в 1864 году. Из­вестный московский невропатолог В.А. Муратов в 1896 го­ду предложил выделять два онтогенетических уровня по­ражения нервной системы: внутриутробный и охватывающий первые годы жизни ребенка.

Онтогенетический подход к изучению психических расстройств детского возраста использовался и использу­ется многими известными специалистами в области психиатрии как в нашей стране, так и за рубежом (М.О. Гуревич, Г.Е. Сухарева, Г.К. Ушаков, В.В. Ковалев и др.).

4 стр., 1649 слов

Развитие личности донаучн. период

... семье, чтобы по крайней мере один родитель имел возможность заботиться о воспитании детей. Объясняя развитие, Аристотель, в противоположность Платону, ориентиро­вался на биологию. Вся жизнь, по ... поведения) и физиологического разрабатывалась Ибн Си-ной исходя из принесшего ему мировую славу медицинского опыта. Сохранились сведения, что он в ряде случаев выступал как превосходный психотерапевт, в ...

В общей биологии онтогенез понимается как индивидуальное развитие организма от момента его зарождения до момента смерти. Различают пренатальный и постнатальный онтогенез, т. е. индивидуальное развитие до и после рождения. Важнейшей составной частью постнатального онтогенеза является психический онтогенез, т. е. психическое разви­тие индивида. Понятие психического онтогенеза коррелирует с понятием онтогенеза высших психических функций. Наиболее активно психический онтогенез развивается у детей и подростков, когда формируются как отдельные психические функции, так и личность человека. Психическое развитие протекает неравномерно. Резкие количественные и качественные изменения психический онтогенез претерпевает в переходные возрастные периоды, или пе­риоды возрастных кризисов: 2-4 года, 6-8 лет и пубертатный возраст — 12-18 лет (по А.Е, Личко).

В эти кризисные периоды в связи с нарушениями относительного физиоло­гического и психологического равновесия особенно часто возникают или выявляются различные формы психическо­го дизонтогенеза, т. е. нарушения психического развития (В.В. Ковалев).

Впервые термин «дизонтогения» был употреблен в 1927 году для обозначения отклонений внутриутробного формирования структур организма от нормального разви­тия. Впоследствии термин приобрел более широкое значе­ние, им стали обозначать различные формы нарушений онтогенеза, включая и постнатальный, преимущественно ранний, ограниченный теми сроками развития, когда мор­фологические системы организма еще не достигли зрело­сти.

Практически почти любое более или менее длитель­ное патологическое воздействие на незрелый мозг может привести к отклонению психического развития. Его прояв­ления будут различны в зависимости от этиологии, лока­лизации, степени распространенности и выраженности по­ражения, времени его возникновения и длительности воз­действия, а также социальных условий, в которых оказался больной ребенок. Эти факторы определяют и основную модальность психического дизонтогенеза, обусловленную тем, страдают ли первично зрение, слух, моторика, интел­лект, эмоционально-волевая сфера.

В дефектологии применительно к дизонтогении при­нят термин «аномалия развития».

 

 

Нарушения психофизического развития детей и подростков обусловлены влиянием эволюционно-возрастного и онтогенетического факторов. Важность онтогенетического подхода при изучении психических расстройств в… Онтогенетический подход к изучению психических расстройств детского возраста использовался и использу­ется многими…

Биологический и социальный факторы

Дизонтогении

 

Нарушения нервной системы могут быть вызваны как биологическими, так и социальными факторами.

Среди биологических факторов значительное место занимают так называемые пороки развития мозга, связан­ные с поражением генетического материала, хромосомные дефекты обмена и др. Большая роль отводится внутриут­робным нарушениям (в связи с тяжелыми токсикозами беременности, токсоплазмозом, люэсом, краснухой и други­ми инфекциями, различными интоксикациями, в том числе гормонального и лекарственного происхождения), патоло­гии родов, инфекциям, интоксикациям и травмам, реже — опухолевым образованиям раннего постнатального перио­да. Нарушения развития могут быть связаны и с относи­тельно стабильными патологическими состояниями нерв­ной системы, как это имеет место при мозговой недоста­точности вследствие хромосомных аберраций, при многих резидуальных органических состояниях, а также на почве текущих заболеваний (врожденных дефектов обмена, хро­нических дегенеративных заболеваний, прогрессирующей гидроцефалии, опухолей, энцефалитов, шизофрении, эпи­лепсии и т. д.).

22 стр., 10591 слов

Специфика психолого-диагностического обследования детей дошкольного ...

... психического онтогенеза для развития личности. В дошкольном детстве имеются более широкие возможности коррекции за счет большой пластичности, чувствительности к воздействиям, направленным на оптимизацию психического развития ребенка. ... детей дошкольного возраста с нарушением психологического развития 2.1 Основные положения проведения углубленной оценки психического развития ...

Незрелость развития мозга, слабость гематоэнцефалического барьера обусловливают повышенную воспри­имчивость центральной нервной системы ребенка к раз­личным вредностям. Целый ряд патогенных факторов, не оказывающих влияния на взрослого, вызывает нервно-психические нарушения и аномалии развития у детей. При этом в детском возрасте встречаются такие церебральные заболевания и симптомы, которые у взрослых либо совсем не встречаются, либо наблюдаются очень редко (ревмати­ческая хорея, фебрильные судороги и т. д.).

Отмечается значительная частота вовлечения мозга в соматические инфекционные процессы, связанные с недостаточностью мозговых защитных барьеров и слабостью иммунитета.

Большое значение имеет время повреждения. Объём поражения тканей и органов при прочих равных условиях тем более выражен, чем раньше действует патогенный фактор. Тип порока развития в эмбриональном периоде определяется временем патологического воздействия. Наиболее ранимым является период максимальной кле­точной дифференциации. Если же патогенный фактор воз­действует в период «отдыха» клеток, то ткани могут избе­жать патологического влияния. Поэтому одни и те же по­роки развития могут возникнуть в результате действия различных внешних причин, но в один период развития, и наоборот, одна и та же причина по-разному действует в разные периоды внутриутробного онтогенеза, Для пораже­ния нервной системы особенно неблагоприятно воздейст­вие вредности в первую треть беременности.

Характер нарушения также зависит от мозговой лока­лизации процесса и степени его распространенности. Осо­бенностью развития ребенка является, с одной стороны, незрелость, а с другой — большая, чем у взрослых, тенден­ция к росту и обусловленная ею способность к компенса­ции дефекта (Г.Е. Сухарева).

При поражениях, локализованных в определенных центрах и проводящих путях, длительное время может не наблюдаться выпадение определенных функций. Так, при локальном поражении компенсация, как правило, значи­тельно выше, чем при дефицитарности функции, возник­шей на фоне общемозговой недостаточности, наблюдае­мой при диффузных органических поражениях ЦНС. В первом случае компенсация идет за счет сохранности дру­гих систем мозга, во второй общая недостаточность мозга ограничивает компенсаторные возможности.

Большое значение имеет и интенсивность повреж­дения мозга. При органических поражениях мозга в дет­ском возрасте наряду с повреждением одних систем на­блюдается недоразвитие других, функционально связан­ных с повреждением. Сочетание явлений повреждений с недоразвитием создает более обширный характер наруше­ний.

9 стр., 4281 слов

Тема 3. Особенности развития и симптомы нарушений психических функций

... 9 Синдром отмены называется: Тема 10. Нарушения психического развития в детском возрасте № 1 Микробрахицефалия, ... характеризуется: 14 Минимальная мозговая дисфункция у детей является вариантом: 15 Связаны с врожденной ... нарушения в виде: 2 При базедовой болезни (токсический зоб) наиболее выражены: 3 При заболеваниях сердца наиболее выражено чувство: 4 При гипотериозе (недостаточность функции ...

Ряд проявлений дизонтогенеза, в целом менее грубых по степени выраженности и в принципе обратимых, связан и с влиянием неблагоприятных социальных факторов. И здесь чем раньше сложились для ребенка неблагоприятные социальные условия, тем более грубыми и стойкими будут нарушения развития.

К социально обусловленным видам непатологиче­ских отклонений развития относится так называемая микросоциально-педагогическая запущенность, под которой понимается задержка интеллектуального и в определенной мере эмоционального развития, обусловленная культурной депривацией — неблагоприятными условиями воспитания, создающими значительный дефицит информации и эмо­ционального опыта на ранних этапах развития.

К социально обусловленным видам патологических нарушений онтогенеза относится так называемое патохарактерологическое формирование личности — аномалия развития эмоционально-волевой сферы с наличием стой­ких аффективных изменений, вегетативных дисфункций, вызываемых длительными неблагоприятными условиями воспитания и возникших в результате патологически за­крепившихся реакций протеста, имитации, отказа, оппози­ции и т. д. (В.В. Ковалев).

Нарушения нервной системы могут быть вызваны как биологическими, так и социальными факторами. Среди биологических факторов значительное место занимают так называемые пороки… Незрелость развития мозга, слабость гематоэнцефалического барьера обусловливают повышенную воспри­имчивость…

Параметры дизонтогенеза

 

Важным моментом в изучении как нормального, так и аномального онтогенеза явилось выделение Л.С. Выготским двух взаимосвязанных линий развития: биологической и социально-психической. Болезнь, вызывая прежде всего нарушение биологической линии развития, тем самым создает препятствия для социально-психического раз­вития, т, к. усвоения знаний и умений, формирования личности ребенка.

Л.С. Выготский считал, что психологическое изучение аномального ребенка выдвигает задачи, в определен­ной мере аналогичные задачам и принципам клинической диагностики: путь от изучения симптомов дизонтогенеза к изучению его синдромов и далее — к типу дизонтогенеза, по существу приравниваемому им к нозологической еди­нице. Только в таком структурно-динамическом изучении аномального развития, вскрытии его патопсихологических : механизмов Л.С. Выготский видел путь к дифференциро­ванной коррекции нарушений развития.

 

Важным моментом в изучении как нормального, так и аномального онтогенеза явилось выделение Л.С. Выготским двух взаимосвязанных линий развития:… Л.С. Выготский считал, что психологическое изучение аномального ребенка…  

Патопсихологические параметры,

Определяющие характер психического

Дизонтогенеза

 

Первый параметрсвязан с функциональной локализацией нарушения. Различают два основных вида дефекта. Первый из них — частный, обусловленный дифицитарностью отдельных функций гнозиса, праксиса, речи. Второй — общий, связанный с нарушением регуляторных систем, как подкорковых, при дисфункции которых наблюдаются снижение уровня бодрствования, психической активности, патология влечений, элементарные эмоциональные рас­стройства, так и корковых, обусловливающих дефекты интеллектуальной деятельности (недостаточность целена­правленности, программирования, контроля), нарушения более сложных, специфически человеческих эмоциональ­ных образований. Общие и частные нарушения выстраи­ваются в определенную иерархию. Дисфункция регуля­торных систем, являющихся, по определению В.Д. Небылицина, «сверханализаторной системой», влияет в той или иной степени на все стороны психического развития. На­рушения же частных функций при прочих равных услови­ях более парциальны и нередко компенсируются сохран­ностью регулярных и других частных систем.

7 стр., 3386 слов

Особенности развития нравственной сферы детей с нарушениями слуха

... предметов и явлений, а активно овладевает ими в процессе деятельности, опосредованной отношениями ребенка и взрослого. На развитие нравственной сферы глухих детей влияют определенные неблагоприятные факторы. Нарушение словесного ... условия и средства, способствующие формированию нравственных норм у детей. Развитие нравственной сферы у ребёнка с нарушением слуха происходит в целом так же, как и у ...

При изучении любых нарушений развития требуется обязательный анализ состояния как общих, так и частных нарушений.

Второй параметрдизонтогенеза связан со временем поражения. Характер аномалии развития будет различным в зависимости от того, когда возникло повреждение нерв­ной системы. Чем раньше произошло поражение, тем ве­роятнее явления недоразвития, чем позднее возникло на­рушение нервной системы, тем более характерны явления повреждения с распадом структуры психической функции.

Временной фактор определяется не только хроноло­гическим моментом возникновения нарушения, но и дли­тельностью периода развития данной функции в онтогене­зе. Повреждению чаще подвергаются функциональные системы с относительно коротким временным циклом раз­вития. Так, чаще повреждаются функции, имеющие под­корковую локализацию, формирование которых в онтоге­незе завершается относительно рано. Корковые же функ­ции, имеющие более длительный период развития, при раннем воздействии вредности чаще либо стойко недоразвиваются, либо временно задерживаются в своём развитии.

С параметром времени связана и другая вероятность поражения той или иной функции. Как известно, в ходе психического развития каждая функция в определенное время проходит через сенситивный период, который ха­рактеризуется не только наибольшей интенсивностью раз­вития, но и наибольшей уязвимостью и неустойчивостью по отношению к вредности. Сенситивные периоды харак­терны не только для развития отдельных психических функций, но и для психического развития ребенка в целом. Выделяются периоды, в которых большинство психофизи­ческих систем находятся в сенситивном состоянии, и пе­риоды, для которых характерны достаточная устойчивость, баланс сформированных и неустойчивых систем с прева­лированием первых. К таким основным сенситивным пе­риодам детства относятся возрасты 0-3 года и 11-15 лет. В эти периоды особенно велика возможность психических нарушений. Период от 4 до 11 лет более устойчив по от­ношению к различным вредностям.

Неустойчивость психических функций, характерная для сенситивного периода, может обусловить явления рег­ресса — возврата функции на более ранний возрастной уро­вень, как временного, функционального, так и стойкого, связанного с повреждением функции. Наибольшая вероят­ность явлений регресса имеется в тех случаях, когда более ранние формы психического реагирования не инволюционируют своевременно, а продолжают сосуществовать с возникшими более сложными формами организации пси­хических процессов. При этом, чем дольше сохраняются более ранние формы реагирования, чем больше разрыв между ними и сложными формами психической организа­ции, тем меньше устойчивость психического развития в целом и больше вероятность возникновения регрессивных явлений.

7 стр., 3270 слов

«Развитие психомоторных функций у дошкольников с нарушениями речи»

... правой рукой, а затем левой, что способствует развитию функций захвата и скоординированности работы пальцев рук. В ... собой, следовательно, словесно-логическое мышление детей с речевым недоразвитием несколько ниже возрастной нормы. Дети испытывают ... объёме пространные, неконкретные объяснения педагога, длинные инструкции. Нарушение артикуляционной моторики проявляется в ограниченности, неточности ...

Регрессу подвержены не только функции, находя­щиеся в сенситивном периоде5 но и уже достаточно прочно закрепленные. Это наблюдается при более грубом вредоносном воздействии: при шоковой психической травме, остром начале шизофренического процесса у ребенка и т. д.

Явления регресса следует дифференцировать от яв­лений распада, при котором происходит не снижение функции на более ранний возрастной уровень, а её грубая дезорганизация либо выпадение.

В связи с вышесказанным отставание в развитии ни­когда не носит равномерного характера: при общем по­вреждении нервной системы в первую очередь чаще стра­дают те функции, которые находятся в это время в сенси­тивном периоде и, следовательно, обладают наибольшей неустойчивостью и ранимостью, затем -функции, связан­ные с поврежденной. Чем тяжелее поражение нервной сис­темы, тем более стойки явления регресса и более вероятны явления распада. Поэтому профиль психического развития аномального ребенка часто будет состоять из сохранных, поврежденных и в разной степени задержанных в своём формировании психических функций.

Третий параметрдизонтогенеза характеризует взаи­моотношения между первичным и вторичным дефекта­ми. Л.С. Выготский предложил различать в аномальном развитии две группы симптомов: первичные — нарушения, непосредственно вытекающие из биологического характе­ра болезни (нарушения слуха и зрения при поражении ор­ганов чувств, детские церебральные параличи, локальные поражения определенных корковых зон и т. д.), и вторич­ные, возникающие опосредованно в процессе аномального социального развития.

Первичный дефект может иметь характер недоразви­тия или повреждения. Часто наблюдается их сочетание. В тех случаях, когда субстрат болезненного процесса неиз­вестен, выделяется не первичный, а основной дефект, ко­торый определяется местом, занимаемым тем или иным’ нарушением в общей структуре технической недостаточ­ности при данном заболевании.

Вторичный дефект, по мнению Л.С. Выготского, яв­ляется основным объектом в психологическом изучении и коррекции аномального развития. Его структура включает в себя ряд компонентов, отражающих как своеобразие бо­лезненного процесса, так и закономерности, определяю­щие особенности дизонтогенеза в детском возрасте. Вто­рично недоразвиваются те функции, которые непосредст­венно связаны с поврежденной функцией — так называемое специфическое недоразвитие. Сюда, например, относится недоразвитие понимания речи у детей с нарушениями слу­ха. Вторичное недоразвитие характерно и для тех функций, которые в момент воздействия вредности находятся в сенситивном периоде. В результате разные вредности могут в определенной мере приводить к сходным результатам.

Специфичность недоразвития уменьшается по мере удаления от основного дефекта. Чем сложнее психический процесс, чем больше опосредован он рядом межцентраль­ных взаимодействий, тем больше факторов может привес­ти к конечному сходному результату вторичных наруше­ний.

В зависимости от места первичного дефекта направ­ление вторичного недоразвития может быть «снизу вверх» или «сверху вниз». Л.С. Выготский считал основной коор­динатой вторичного недоразвития направление «снизу вверх» — от элементарных функций к более сложным.

4 стр., 1875 слов

Органическое заболевание головного мозга сосудистого генеза. ...

... заболевание головного мозга сосудистого генеза. Формирование психоорганического синдрома. Задержка психического развития, общее недоразвитие речи 3 ст. План дополнительных методов исследования Ш Общий ... Периферические лимфоузлы не увеличены. Общее развитие мышечной системы удовлетворительное, болезненности при ощупыва-нии мышц нет, атрофии и дефектов не обнаружено. Кости черепа, позвоночника ...

Вторичное недоразвитие может наблюдаться в отно­шении не только высших, но и базальных функций. Из­вестно, что в онтогенезе развитие идет не только «снизу вверх», но и «сверху вниз». В последнем случае развитие высших функций стимулирует перестройку базальных, внося в них новые задачи и цели. В случае же дефекта выс­ших уровней такого «подтягивания» не происходит, возникает вторичное недоразвитие базальных систем, т. е. недоразвитие «сверху вниз». Так, например, при олигофрении недоразвитие мышления способствует и вторичному недоразвитию потенциально более сохранных гнозиса и праксиса.

Наконец, важнейшим фактором возникновения вто­ричных нарушений развития выступает фактор социаль­ной депривации. Дефект, в той или иной мере препятствуя общению, тормозит приобретение знаний и умений. Свое­временно не осуществленная психолого — педагогическая коррекция трудностей приводит к выраженной вторичной микросоциальной и педагогической запущенности, ряду расстройств в эмоциональной и личностной сферах, свя­занных с постоянным ощущением неуспеха (заниженность самооценки, уровня притязаний, возникновение аутистических черт и т, д.).

Необходимость наиболее ранней коррекций вторич­ных нарушений обусловлена особенностями психического развития детского возраста. Пропущенные сроки в обуче­нии и воспитании автоматически не компенсируются в бо­лее старшем возрасте, а возникшее отставание требует уже более сложных и специальных усилий по его преодоле­нию. Трудности в обучении создают не только педагогиче­скую запущенность, но и стойкое отрицательное отноше­ние к школе, которое в более старшем возрасте становится одним из основных факторов, формирующих нарушения поведения у подростков.

Таким образом, в процессе развития изменяется ие­рархия первичных и вторичных, биологических и социаль­но обусловленных нарушений. Если на первых этапах ос­новным препятствием к обучению и воспитанию служит первичный дефект, то затем вторично возникшие явления психического недоразвития, а также негативные личност­ные установки, вызванные неудачами в школе, нередко начинают занимать ведущее место в отношении к обуче­нию и воспитанию, иррадиируя на более широкий круг психологических возрастных проблем, препятствуя адек­ватной социальной адаптации. И наоборот, ранняя психо­лого-педагогическая коррекция дефекта во многом улуч­шает прогноз формирования личности и социальной ком­петенции этой группы детей.

Четвертый параметрдизонтогенеза связан с нару­шением межфункциональных взаимодействий в процессе аномального системогенеза.

В нормальном онтогенезе может быть выделено не­сколько типов межфункциональных отношений. К ним можно отнести явления временной независимости функ­ции, ассоциативные, иерархические связи.

Явления временной независимости функции харак­терны для ранних этапов онтогенеза. Так, Л.С. Выготский писал, что до двухлетнего возраста линии развития мыш­ления и речи идут раздельно, позднее, перекрещиваясь, они дают начало новой форме развития. Явления незави­симости характерны для ранних этапов формирования и отдельных компонентов психических функций. На ранних этапах становления речи наблюдается независимость в развитии ее фонетической и смысловой сторон.

3 стр., 1486 слов

Развитие сохраннных анализаторов

... происходит .В работе с детьми с нарушением зрения следует учитывать, что наиболее успешно ребенок познает окружающий мир на основе знакомства с реальными предметами, а ... произвольное внимание и восприятие, память, творческое воображение. Только организованная коррекционно-воспитательная работа по развитию ранней сенсорной сферы детей с нарушением зрения обусловливает положительный результат в ...

В норме состояние независимости функции носит от­носительный характер. Оно может наблюдаться на опреде­ленном этапе развития по отношению к одним психиче­ским процессам, с которыми в будущем эта функция мо­жет оказаться наиболее тесно связанной (например, речь с мышлением).

В то же время те же функции временно всту­пают в разносторонние связи с другими психическими функциями, которые в дальнейшем будут играть для них нередко лишь фоновую роль. Например, роль образных, аффективных компонентов на ранних этапах развития речи ребенка больше, чем в речи взрослого человека.

Второй тип связей — ассоциативный — в качестве ве­дущего также наблюдается на ранних этапах онтогенеза. При таком типе взаимодействия разрозненные, разномодельные чувственные впечатления объединяются в одно целое на основе времени о пространственной близости. Эти ассоциативные комплексы могут обладать различной сте­пенью сложности, однако сам тип такой функции указыва­ет на малую дифференцированность психических процес­сов.

Психические функции, построенные по третьему, ие­рархическому типу, формируются в процессе усложняю­щейся предметной деятельности и общения. Как показал Н.А. Берштейн, иерархический, т. е, многоуровневый, тип взаимодействия обладает высокой пластичностью и устой­чивостью. Это достигается рядом моментов: выделением ведущих (регуляторных) и фоновых (технических) уров­ней, а также определенной автономностью фоновых уров­ней, каждый из которых решает «местную» задачу. В ре­зультате такой организации ведущий уровень, разгружаясь от контроля за технической стороной процесса, имеет ши­рокие возможности для дальнейшего усложнения в разви­тии. В условиях такой автономности нарушения в одном из звеньев при сохранности других ведут к компенсаторной пластичности, перестройке психического процесса, а не к нарушению его целостности, как это имеет место при ас­социативном типе организации межфункциональных свя­зей.

В нормальном системогенезе эти типы связей — вре­менная независимость, ассоциативная и, наконец, иерар­хическая, являющаяся наиболее сложным вариантом архи­тектуры функциональных систем, — отражают уровни функциональной организации психических процессов.

 

  1. КЛАССИФИКАЦИЯ ДИЗОНТОГЕНЕЗА

Перечисленные параметры по-разному проявляются при различных вариантах дизонтогенеза интеллектуаль­ной, моторной, сенсорной и эмоциональной сфер.

Г.Е. Сухарева с позиций патогенеза нарушений раз­вития личности различает три вида дизонтогенеза: задер­жанное, поврежденное и искаженное развитие. Клиниче­ски близка к классификациям Л. Каннера и Г.Е. Сухаревой классификация нарушений психического развития, пред­ложенная Я. Лутцем, в которой выделяются пять типов на­рушений психического развития. Необратимое недоразви­тие связывается автором с олигофренией; дисгармониче­ское развитие — с психопатией; регрессирующее развитие с прогрессирующими дегенеративными заболеваниями, злокачественной эпилепсией; альтернирующее развитие, включающее состояния асинхронии как в виде ретардации, так и акселерации и наблюдаемое, по мнению автора, при самой различной соматической и психической патологии; и, наконец, развитие, измененное по качеству и направле­нию, наблюдаемое при шизофреническом процессе.

5 стр., 2454 слов

Развитие бытовой деятельности в дошкольном возрасте(с рождения до 7 лет)

... связанные с бытовыми процессами. Развитие бытовой деятельности в раннем детстве Период раннего детства наиболее благоприятен для форми­рования ... же время создают условия для разви­тия всех психических функций. Поэтому режим дня - не только основное ... которые впоследствии будут характеризовать его поведение. Подчеркнем особенности развития бытовой деятельности в младенческом возрасте: у новорожденного ...

По мнению Г.К. Ушакова и В.В. Ковалева, основны­ми клиническими типами психического дизонтогенеза яв­ляются:

1) ретардация, т. е. замедление или стойкое психическое недоразвитие, как общее, так и парциальное;

2) асинхрония — как неравномерное дисгармониче­ское развитие, включающее признаки ретардации и акселерации.

По мнению В.В. Лебединского, психический дизонтогенез может быть представлен следующими вариантами: недоразвитие; задержанное развитие; поврежденное разви­тие; дефицитарное развитие; искаженное развитие; дис­гармоническое развитие.

Предлагаемая классификация дифференцирует от­дельные варианты аномалий исходя из основного качества нарушения развития. Выделяется группа аномалий, вы­званных отставанием развития: недоразвитие, задержанное развитие; группа аномалий, в которых ведущим признаком является диспропорциональность (асинхрония) развития: искаженное и дисгармоническое развитие; и, наконец, группа аномалий, вызванных поломкой, выпадением от­дельных функций; поврежденное и дефицитарное разви­тие.

Первый параметрсвязан с функциональной локализацией нарушения. Различают два основных вида дефекта. Первый из них — частный, обусловленный… При изучении любых нарушений развития требуется обязательный анализ состояния… Второй параметрдизонтогенеза связан со временем поражения. Характер аномалии развития будет различным в зависимости от…

Психическое недоразвитие

 

Наиболее типичной моделью психического недораз­вития является олигофрения.

Олигофрения — это один из видов аномального разви­тия ребенка, сложный процесс, при котором нарушение развития в целом зависит от значения, занимаемого той или иной нарушенной функцией в общем психическом развитии ребенка, и от того, на каком этапе онтогенеза на­ступает нарушение. Это положение Л.С. Выготского было в дальнейшем подтверждено рядом фактов. Доказано, что наиболее существенным для развития плода является дей­ствие повреждающего агента в критические периоды раз­вития. Под критическими, или сенситивными, периодами подразумевают фазы наиболее интенсивной клеточной дифференциации отдельных систем мозга, которые оказы­ваются особенно чувствительными к действию вредонос­ного фактора.

Для понимания структуры дефекта при олигофрении целесообразно проанализировать закономерности высшей психической деятельности, изложенные А.Р. Лурияв ра­боте «Основы нейропсихологии». Автор, исходя из основ­ных теоретических положений Л.С. Выготского, опираясь свои длительные нейропсихологические исследования и анализируя нейрофизиологические и анатомо-физиологические работы отечественных и зарубежных авторов, подводит нас к нейропсихологическому пониманию слож­ных видов психической деятельности ребенка.

Ребенок рождается с созревшим аппаратом подкор­ковых образований и первичных зон коры и несозревшим аппаратом вторичных и третичных зон коры, что характе­ризуется недостаточным развитием верхних слоев, несу­щих сложные ассоциативные функции, относительно ма­лой площадью, недостаточной миелинизацией их элемен­тов, малым размером нервных клеток. В процессе нор­мального онтогенеза признаки недоразвития высших (вто­ричных и третичных) полей коры головного мозга исчеза­ют постепенно и неравномерно. Если прижизненные ко­эффициенты роста относительно простых областей коры, таких, как лимбическая область, кора островка и кора пер­вичных отделов центральной, затылочной и верхневисоч­ных областей, не выходят за пределы 2,5-5 усл. ед., то площадь наиболее сложных вторичных и третичных об­ластей коры увеличивается более интенсивно и коэффици­ент роста равен 7-9 усл. ед. Наиболее интенсивное увели­чение размера этих областей происходит в 2-3 года и в 6 — 7 лет.

Данные говорят о том, что по мере развития ребенка возрастает роль тех видов деятельности, которые требуют совместной работы отдельных зон коры и осуществляются при ближайшем участии верхних ассоциативных или интегративных ее слоев. Существенной является миелинизация соответствующих нервных образований. А.Р. Лурия, опи­раясь на классическое исследование Флексига, указывает, что миелинизация, после завершения которой нервные элементы становятся готовыми к функционированию, про­текает в разных зонах коры неравномерно. Если в первичных проекционных зонах коры миелинизация заканчивает­ся рано, то во вторичных и третичных зонах она затягива­ется на длительный срок и продолжается до 7-12 лет. Эти данные следует учитывать при анализе патофизиологиче­ских механизмов олигофрении. Известно, что для олигоф-рении характерно недоразвитие наиболее сложных видов деятельности. Недоразвитие вторичных и третичных зон коры, вероятно, лежит в основе первичных нарушений, свойственных олигофренам.

Г.Е. Сухаревапредлагает классификацию, в основу которой положены критерии времени поражения и каче­ства патогенного воздействия. К группе олигофрении Г.Е. Сухарева относит только те формы психического не­доразвития, которые характеризуются двумя основными признаками: 1) наличием стойкого дефекта познавательной деятельности; 2) отсутствием прогредиентности. Критерий отсутствия прогредиентности в классификации Г.Е. Суха­ревой не имеет значения, так как многие энзимопатические формы олигофрении в раннем возрасте нередко представ­ляют прогредиентный процесс с возможностью углубле­ния психического дефекта. Тем не менее структура интел­лектуального дефекта при них приближается к олигофре-ническому слабоумию, а болезненный процесс, как прави­ло, приостанавливается в раннем детском возрасте, в связи с чем психический дефект в основном подчиняется общим закономерностям эволютивной динамики, которые свойст­венны олигофрении.

Все клинические формы олигофрении Г.Е. Сухарева делит на три группы в зависимости от времени воздейст­вия этиологического фактора.

I. Олигофрения эндогенной природы (в связи с по­ражением генеративных клеток родителей):

а) болезнь Дауна;

б) истинная микроцефалия;

в) энзимопатические формы олигофрении с наследственными нарушениями различных видов обмена, включая фенилпировиноградную олигофрению, олигофрению, связанную с галактоземией, сукрозурией, и другие энзимопатические формы олигофрений;

г) клинические формы олигофрении, характери­зующиеся сочетанием слабоумия с нарушением развития костной системы и кожи (дизостозическая олигофрения, ксеродермическая олигофрения).

 

II. Эмбрио- и фетопатии:

а) олигофрения, обуслов­ленная коревой краснухой, перенесенной матерью во вре­мя беременности (рубеолярная эмбриопатия);

б) олиго­френия, обусловленная другими вирусами (грипп, паротит, инфекционный гепатит, цитомегалия);

в) олигофрения, обусловленная токсоплазмозом и листериозом;

г) олиго­френия, возникшая на почве врожденного сифилиса;

д) клинические формы олигофрении, обусловленные гор­мональными нарушениями матери и токсическими факто­рами (экзо- и эндотоксическими агентами);

е) олигофрения, обусловленная гемолитической болезнью новорож­денных.

 

Ш. Олигофрения, возникающая в связи с различными вредностями, действующими во время родов и в раннем детстве:

а) олигофрения, связанная с родовой травмой и асфиксией;

б) олигофрения, вызванная черепно-мозговой травмой в постнатальном периоде (в раннем детстве);

в) олигофрения, обусловленная перенесенными в раннем детстве энцефалитами, менингоэнцефалитами и менинги­тами.

 

Наряду с этими группами Г.Е. Сухарева выделяет атипичные формы олигофрении (связанные с гидроцефалией, локальными дефектами развития головного мозга, эндокринными нарушениями и др.).

Внутри каждой из на­званных форм проводится дальнейшая дифференциация по качеству дополнительных этиологических факторов и по особенностям клинической картины, включая степень глу­бины интеллектуального дефекта.

В зависимости от глубины психического дефекта при олигофрении выделяют три степени психического недо­развития: тяжелую, среднюю и легкую (примерно 75, 20 и 5% соответственно), что имеет важное практическое зна­чение для определения возможности обучения и социаль­ной адаптации больных.

Тяжелая степень* олигофрении (идиотия) — прояв­ляется грубым недоразвитием даже функций восприятия. Мышление, по существу, отсутствует. Собственная речь представлена нечленораздельными звуками либо набором нескольких слов, употребляемых без согласования. В об­ращенной речи воспринимается не смысл, а интонация. Элементарные эмоции связаны с физиологическими по­требностями (насыщением пищей, ощущением тепла и т. д.).

Формы выражения эмоций примитивны: они про­являются в крике, гримасничаньи, двигательном возбуж­дении, агрессии и т. д. Все новое часто вызывает страх.

При тяжелой степени отсутствуют навыки самооб­служивания, поведение ограничивается импульсивными реакциями на внешний раздражитель либо подчинено реа­лизации инстинктивных потребностей.

Средняя степень олигофрении (имбецилъностъ) ха­рактеризуется меньшей степенью выраженности слабо­умия. Имеется ограниченная способность к накоплению некоторого запаса сведений, возможность выделения про­стейших признаков предметов и ситуаций. Нередко доступно понимание и произнесение элементарных фраз, есть простейшие навыки самообслуживания. В эмоциональной сфере помимо симпатических эмоций обнаруживаются за­чатки самооценки, переживание обиды, насмешек. Воз­можно обучение элементам чтения, письма, простого по­рядкового счета, в более легких случаях — овладение эле­ментарными навыками физического труда.

Легкая степень олигофрении (дебилъностъ) — наибо­лее распространенная форма олигофрении. Мышление имеет наглядно-образный характер, доступна определен­ная оценка конкретной ситуации, ориентация в простых практических вопросах. Имеется фазовая речь, иногда не­плохая механическая память.

*Идиотия, имбецильность, дебильность Г.Е. Сухаревой, В.В. Лебединского.

Легкая, средняя, тяжелая степень олигофрении по классификации по классификацииМКБ10.

 

Дети, страдающие олигофренией в степени дебильности, обучаемы по адаптированным к их интеллектуаль­ным возможностям программам специальных вспомога­тельных школ. В пределах этой программы они овладева­ют навыками чтения, письма, счета, рядом знаний об ок­ружающем, получают посильную профессиональную ори­ентацию.

Анализируя возможности трудоустройства олигофренов, Д.Е. Мелиховаприходит к выводу, что ведущим признаком различия трудового прогноза и профессиональ­ной пригодности олигофренов является критерий качест­венной клинико-психопатологической характеристики де­фекта, а не только разграничение по степени слабоумия.

Исходя из психопатологического критерия автор вы­деляет следующие типы олигофрении:

1) основной тип олигофрении, отличающийся устой­чивостью эмоционально-волевой сферы, что находится в соответствии с уравновешенными нерв­ными процессами. Этот вариант дефекта наблю­дается при типичных формах олигофрении с неравнономерным недоразвитием более молодых в онтогенетическом отношении систем головного мозга;

2) олигофрении, характеризующиеся неустойчивой эмоционально-волевой сферой по типу возбудимости или тормозимости;

3) олигофрении, при которых умственная отсталость сопровождается соматопсихической астенизацией;

4) олигофрении со сложным типом дефекта при на­личии сопутствующих симптомов (эпилептиче­ские припадки, очаговые явления выпадения, афазия, апраксия, агнозия, параличи, парезы, наруше­ния зрения, слуха).

Для психологических параметров недоразвития при олигофрении типична тотальность поражения с вовлечени­ем как частных функций, так и общих регуляторных сис­тем. При этом раннее время поражения приводит к более выраженному недоразвитию функций, имеющих наиболее длительный временной период созревания, что определяет иерархию, в которой особая тяжесть недоразвития падает на регуляторные системы и на высший уровень организа­ции любой психической функции. Первичный дефект свя­зан с тотальностью недоразвития мозга и, особенно, фило­генетически наиболее молодых ассоциативных зон. Вто­ричный дефект, непосредственно связанный с первичным, вызывается двумя координатами недоразвития: «сверху вниз» и «снизу вверх». В формировании вторичного де­фекта большая роль принадлежит культуральной депривации: низкие интеллектуальные возможности ребенка, стра­дающего олигофренией, не только изначально затрудняют усвоение информации, но и создают для него ситуацию изоляции в среде сверстников, выпадения из сферы полно­ценного общения, вызывают невротические наслоения, еще более тормозящие контакты с окружающими. Таким образом, вторичный дефект имеет сложную многоступен­чатую структуру, начиная от механизмов, более близких к биологическим, и кончая параметрами, связанными с со­циальной депривацией.

Неустойчивость недоразвитых функций обусловли­вает их повышенную тенденцию к декомпенсации по типу регресса.

 

Наиболее типичной моделью психического недораз­вития является олигофрения. Олигофрения — это один из видов аномального разви­тия ребенка, сложный… Для понимания структуры дефекта при олигофрении целесообразно проанализировать закономерности высшей психической…

Задержанное психическое развитие

 

Задержка психического развития встречается значи­тельно чаще, чем олигофрения.

Задержка психического развития (ЗПР) — особый тип аномалии, проявляющийся в нарушении нормального тем­па психического развития ребенка. ЗПР чаще обнаружива­ется при поступлении в школу и выражается в недостаточ­ности общего запаса знаний, ограниченности представле­ний, незрелости мышления, малой интеллектуальной целе­направленности, преобладании игровых интересов, быст­рой пресыщаем ости в интеллектуальной деятельности.

Т.В. Власова и М.С. Певзнерразличают две основ­ные формы;

1) задержку психического развития, обусловленную психическим и психофизическим инфантилизмом (неосложненным и осложненным недоразвитием познавательной деятельности и речи, где основное место занимает недоразвитие эмоционально-волевой сферы);

2) задержку психического развития, обусловленную длительными астеническими и церебрастеническими состояниями.

К.С. Лебединскаяразличает четыре основных вари­анта задержки психического развития:

1) задержку психического развития конституционального происхождения;

2) задержку психического развития соматогенного происхождения;

3) задержку психического развития психогенного происхождения;

4) задержку психического развития церебрально-органического генеза.

При задержке психического развития конституцио­нального происхождения (гармонический психический и психофизический инфантилизм) психической инфантиль­ности часто соответствует инфантильный тип телосложе­ния с детской пластичностью мимики и моторики. Эмо­циональная сфера этих детей как бы находится на более ранней ступени развития, соответствуя психическому складу ребенка более младшего возраста: с яркостью и жи­востью эмоций, преобладанием эмоциональных реакций в поведении, игровых интересов, внушаемости и недоста­точной самостоятельности. Эти дети неутомимы в игре, в которой проявляют много творчества и выдумки, и в то же время быстро пресыщаются интеллектуальной деятельно­стью. Поэтому в первом классе школы у них иногда возни­кают трудности, связанные с малой направленностью на длительную интеллектуальную деятельность (на занятиях они предпочитают играть) и неумением подчиняться пра­вилам дисциплины. Эта гармоничность психического об­лика иногда нарушается в школьном и взрослом возрасте, так как незрелость эмоциональной сферы затрудняет со­циальную адаптацию. Неблагоприятные условия жизни могут способствовать формированию патологической лич­ности по неустойчивому типу.

При соматогенной задержке психического развития эмоциональная незрелость обусловлена длительными, не­редко хроническими заболеваниями, пороками развития сердца и т. д. Хроническая физическая и психическая асте­ния тормозит развитие активных форм деятельности, спо­собствует формированию таких черт личности, как ро­бость, боязливость, неуверенность в своих силах. Эти же свойства в значительной степени обусловливаются и соз­данием для больного или физически ослабленного ребенка режима ограничений и запретов.

Задержка психического развития психогенного проис­хождения связана с неблагоприятными условиями воспи­тания. Социальный генез этой аномалии развития не ис­ключает ее патологического характера. При раннем воз­никновении и длительном действии психотравмирующего фактора могут возникнуть стойкие сдвиги нервно-психической сферы ребенка, обусловливающие патологи­ческое развитие его личности. Так, в условиях безнадзор­ности может формироваться патологическое развитие лич­ности с задержкой психического развития по типу психи­ческой неустойчивости: с неумением тормозить свои эмо­ции и желания, импульсивностью, отсутствием чувства долга и ответственности. Напротив, в условиях гиперопеки психогенная задержка эмоционального развития проявля­ется в формировании эгоцентрических установок, неспо­собности к волевому усилию, труду.

Задержка психического развития церебрально-органического генеза имеет наибольшую значимость для клиники и специальной психологии ввиду выраженности проявлений и частой необходимости в специальных мерах психолого-педагогической коррекции.

Причины церебрально-органических форм задержки психического развития (патология беременности и родов, инфекции, интоксикации, травмы нервной системы в пер­вые годы жизни) в определенной мере сходны с причина­ми олигофрении. Это сходство определяется органически­ми поражениями центральной нервной системы на ранних этапах онтогенеза. Пойдет ли речь о выраженном и небла­гоприятном виде олигофрении либо только о замедлении темпа психического созревания, будет зависеть в первую очередь от массивности поражения. Другим фактором вы­ступает время поражения: задержка психического развития значительно чаще связана с более поздними, экзогенными повреждениями мозга, воздействующими в период, когда дифференциация основных мозговых систем уже в значи­тельной мере продвинута и нет опасности их грубого не­доразвития.

Задержка психического развития церебрально-органического генеза условно разделена на две основные группы:

первая — с преобладанием явлений органического инфантилизма;

вторая с преобладанием нарушений познавательной деятельности.

У детей первой группы знцефалопатические рас­стройства выражены негрубо и проявляются обычно в церебрастенических, реже — в легких неврозоподобных явле­ниях, психомоторной возбудимости. У детей второй груп­пы черты незрелости сочетаются с признаками поврежде­ния нервной системы.

Более грубую картину, близкую к психопатоподобному синдрому, представляют проявления органического инфантилизма. Одни дети отличаются расторможенностью, дурашливостью, агрессивностью, у некоторых име­ют место повышенные влечения (прожорливость, стойкий онанизм и т. д.).

У других детей помимо робости, боязли­вости имеются и проявления пассивности. Церебрастенические и неврозоподобные расстройства выражены более грубо, нередки психопатоподобные, эпилептиформные и апатико-адинамические явления. Неврологически наряду с признаками незрелости нередко наблюдаются явления очагового поражения нервной системы в виде гемисиндрома, экстрапирамидной и стволовой недостаточности.

Основная координата недоразвития — «снизу вверх». В нарушениях межфункциональных связей отмечают их неустойчивость, явления регресса, возникающие при ис­тощении, а в более тяжелых случаях — явления патологи­ческой фиксации в виде персевераторных образований.

Спецификой недоразвития иерархических связей яв­ляется длительное превалирование эмоциональных форм регуляции, что обусловливает инфантильные формы реа­гирования.

формировании задержки психического развития даже церебрально-органического генеза существенная па­тогенетическая роль принадлежит и осложняющему социокультуральному фактору в виде явлений микросоци­альной запущенности.

Задержка психического развития встречается значи­тельно чаще, чем олигофрения. Задержка психического развития (ЗПР) — особый тип аномалии, проявляющийся в… Т.В. Власова и М.С. Певзнерразличают две основ­ные формы;

Поврежденное психическое развитие

 

Характерной моделью поврежденного психического развития является органическая деменция.

Деменция — стойкое и, как правило, необратимое ос­лабление интеллектуальной деятельности в сочетании с расстройствами памяти и эмоционально-волевой сферы.

Этиология связана с перенесенными инфекциями, интоксикациями, травмами нервной системы, наследст­венными дегенеративными, обменными заболеваниями мозга.

Систематика органической деменции, особенно в детском возрасте, представляет значительные трудности ввиду множественности патогенетических факторов, обу­словливающих сложное сочетание явлений повреждения и недоразвития в ее клинико-психологической структуре, разной экстенсивности поражения, вариабельности его ло­кализации. Исходя из критерия динамики болезненного процесса различают так называемую «резидуальную» ор­ганическую деменцию, при которой слабоумие представ­ляет собой остаточные явления поражения мозга травмой, инфекцией, интоксикацией, и прогрессирующую демен­цию, обусловленную так называемыми текущими органи­ческими процессами (хронически протекающими менин­гитами и энцефалитами, опухолевыми, наследственными дегенеративными и обменными заболеваниями, прогрес­сирующим склерозом мозга и т. д.).

В патогенезе и формировании клинико-психологических проявлений органической деменции помимо этиологии имеет значение и ряд других факторов. К ним относятся прежде всего степень распространенности и преимущественная локализация болезненного процесса. Возраст начала заболевания и длительность периода, про­шедшего после его окончания, также имеют большое зна­чение для типа сочетания повреждения, недоразвития и компенсаторных возможностей нервной системы. Небез­различны индивидуальные преморбидные особенности ре­бенка.

Особенности патогенеза резидуальной органической деменции обусловливают специфику ее клинико-психологической структуры. Структура дефекта при орга­нической деменции определяется в первую очередь факто­ром повреждения мозговых систем, в отличие от клинико-психологической структуры олигофрении, отражающей явления недоразвития. Здесь нет тотальности, нет иерар­хичности нарушения психических функций, характерных для олигофрении. На первый план выступает парциальность расстройств. В одних случаях это грубые локальные корковые и подкорковые нарушения (гностические рас­стройства, нарушения пространственного синтеза, движений, речи и т. д.), недостаточность которых иногда более выражена, чем неспособность к отвлечению и обобщению. Так, нарушения памяти, в особенности механической, бо­лее характерны для деменции, обусловленной черепно-мозговой травмой, перенесенной ребенком в возрасте по­сле 2-3 лет. Эта специфика дефекта будет вызвана тем, что при контузии мозга в связи с ударом ликворной волны о стенки третьего желудочка повреждаются близко распо­ложенные лимбические образования, играющие большую роль в организации процессов памяти. Но чаще обнаружи­вается сочетанная корково-подкорковая дефицитарность. Повреждение подкорковых областей приводит и к тому, что при органической деменции, как правиле, сильнее, чем при олигофрении, страдают нейродинамические процессы, вследствие чего более выражена инертность мышления, тяжелее истощаемость, наблюдаются персевераторные яв­ления. Наличие грубых нейродинамических расстройств резко дезорганизует психическую деятельность.

Большое значение в структуре дефекта при органиче­ской деменции имеют нарушения целенаправленности мышления, которые при прочих равных условиях также выражены более грубо, чем при олигофрении. Весьма ха­рактерны также нарушение критичности, отсутствие по­нимания и переживания своей несостоятельности, равно­душие к оценке, отсутствие планов на будущее даже у де­тей старшего возраста.

Б.В. Зейгарниквыделяет три преимущественных типа нарушения мышления при органической деменции у взрослых больных: 1) снижение функции обобщения; 2) нарушение логического строя мышления; 3) нарушения критичности и целенаправленности.

Г.Е. Сухарева,исходя из специфики клинико-психологической структуры, выделяет четыре типа орга­нической деменции у детей. Первый тип характеризуется преобладанием низкого уровня обобщения. При втором типе на передний план выступают грубые нейродинамиче­ские расстройства, резкая замедленность и плохая переключаемость мыслительных процессов, тяжелая психиче­ская истощаемость, неспособность к напряжению; отме­чаются нарушение логического строя мышления, выра­женная наклонность к персеверациям. При третьем типе органической деменции более всего выступает недоста­точность побуждений к деятельности с вялостью, апатией, резким снижением активности мышления. При четвертом -в центре клинико-психологической картины находятся на­рушения критики и целенаправленности мышления с гру­быми расстройствами внимания, резкой отвлекаемостью, «полевым поведением».

Наиболее частыми типами являются два последних.

Психологический анализ органической деменции с точки зрения дизонтогенеза представляется наиболее сложным. В структуре поврежденного развития будут иметь место явления стойкого, часто необратимого регрес­са ряда функций. Выступает и ряд других закономерностей поврежденного развития. Так, более позднее время пора­жения определяет парциальность повреждения отдельных корковых и, как правило, подкорковых функций, нарушая корково-подкорковые взаимодействия. В зависимости от возраста заболевания могут повреждаться функции как с более коротким, так и с более длительным периодом раз­вития., однако все же более онтогенетически молодые функции одновременно и задерживаются в развитии.

Первичный дефект связан с различной локализацией повреждения. Однако очень часто наблюдается вовлечение в патологический процесс лобных долей за счет их дис­функции, связанной с повреждением подкорковых систем, и за счет их хрупкости, сензитивности в детском возрасте, наибольшей уязвимости. Характер вторичных дефектов; обусловлен спецификой первичного поражения, а также недоразвитием систем, как функционально связанных с поврежденными, так и более молодых в фило- и онтогене­зе. Основные координаты недоразвития направлены пре­имущественно «снизу вверх» (от поврежденной частной функции к регуляторной, от поврежденных подкорковых образований — к коре, прежде всего лобной).

В нарушении межфункциональных взаимодействий наблюдается распад иерархических связей с явлениями изоляции, в первую очередь — расторможением подкорковых функций, обу­словливающих массивность энцефалопатической симпто­матики, патологию влечений. Выраженность персевераций также свидетельствует о нарушении регуляторных систем.

Характерной моделью поврежденного психического развития является органическая деменция. Деменция — стойкое и, как правило, необратимое ос­лабление интеллектуальной… Этиология связана с перенесенными инфекциями, интоксикациями, травмами нервной системы, наследст­венными…

Дефицитарное психическое развитие

 

Этот тип дизонтогенеза связан с первичной недоста­точностью отдельных систем: зрения, слуха, речи, опорно-двигательной, а также с рядом инвалидизирующих сома­тических заболеваний (сердечно-сосудистой системы, эн­докринных заболеваний и т. д.).

Моделью аномалий разви­тия по дефицитарному типу является психический дизонтогенез, возникающий на почве поражения сенсорной (зрение и слух) либо моторной сфер.

 

Аномалии развития в связи с недостаточностью зрения и слуха

 

Этиология дефектов слуха и зрения может быть свя­зана как с экзогенными, так и с эндогенными факторами. В происхождении; экзогенных форм нарушения слуха у детей большую роль играют инфекционные заболевания во вре­мя беременности, особенно в первые месяцы: краснуха,

корь, грипп; а также врожденные сифилис, токсоплазмоз и др. Среди постнатальных инфекций, способствующих по­ражению слуха, определенная роль отводится кори, скар­латине, эпидемическому паротиту. Большое значение имеют менингиты и менингоэнцефалиты. Одной из важ­нейших причин нарушения слуха (чаще тугоухости) у де­тей считаются отиты.

Аналогичные соотношения характерны и для пора­жения зрения. Имеют значение различные экзогенные воз­действия на плод в период беременности (такие инфекции, как туберкулез, токсоплазмоз, сифилис, вирусные заболе­вания, болезни обмена веществ, интоксикации беременной матери алкоголем, лекарственными препаратами — гормо­нальными, снотворными и т. д.).

Нередкой причиной явля­ется патология родов. Среди постнатальных заболеваний основное место занимают острые и хронические инфек­ции, реже — менингиты и опухоли мозга.

Исследования дефектологов Т.А. Власовой, М.С. Певзнер, Ж.И. Шиф и др. выявили особенности формирования клинико-психологической структуры дефекта, типичной для развития детей с различной патологией в сенсорной сфере. Эти исследования более иллюстративно, чем при других аномалиях развития, подтвердили и развили ряд положений учения Л.С. Выготского о закономерностях аномального развития. Сюда, прежде всего, относятся дан­ные о соотношениях различных параметров первичного дефекта (его модальности, времени возникновения, тяже­сти выраженности) и особенностях образования вторичных дефектов.

Огромное значение для возникновения вторичных нарушений развития имеет степень выраженности сен­сорного дефекта. Так, небольшой дефект слуха предпола­гает ту или иную возможность самостоятельного овладе­ния речью. В речи такого ребенка будут наблюдаться негрубые отклонения: смазанность артикуляции, слабая модулированность голоса, смешение глухих звуков со звон­кими, шипящих со свистящими, твердых с мягкими; бед­ность речевого запаса, ошибочное употребление слов, близких по ситуации или звучанию, аграмматизмы. Пол­ное же выпадение слуха при отсутствии специального обу­чения приводит, как указывалось, к немоте ребенка.

То же касается и нарушений зрения. На уровне слабовидения зрительное восприятие ограничивается замед­ленностью, узостью обзора, недостаточностью четкости и яркости, нередко искаженностью предметов. Поэтому при слабовидении будут сохраняться значительно большие по­тенциальные возможности нервно-психического развития, чем при слепоте.

Характер и степень вторичных отклонений развития, в свою очередь, в значительной мере зависят от времени возникновения дефекта слуха и зрения. Психическое раз­витие глухого ребенка различно в зависимости от того, яв­ляется ли его глухота врожденной, потерял ли он слух на ранних этапах онтогенеза, или нарушение произошло в бо­лее позднем возрасте. Врожденная или ранняя потеря слу­ха приводит к отсутствию речи (немоте) либо ее грубому недоразвитию. Недостаточность вестибулярного аппарата обусловливает нарушения развития, связанные с задерж­кой формирования прямостояния, недоразвитие простран­ственной ориентировки. При нарушении же слуха после трехлетнего возраста недоразвитие локомоторных функ­ций выражено меньше. Успевает сформироваться фразовая речь, нарушения словарного запаса и грамматического строя нередко выражены менее грубо. При поражении слуха в школьном возрасте речь грамматически сформиро­вана, имеются лишь некоторые недостатки произношения: смазанность артикуляции, оглушение звонких согласных и т. д.

Сходные закономерности связаны с временем поражения зрения. При заболевании с рождения ребенок не по­лучает никакого запаса зрительных представлений. За­труднения в возникновении вертикального положения те­ла, боязнь пространства и новых предметов ведут к за­держке в освоении пространства и предметной деятельности. Первые специализированные манипуляции и отдель­ные функциональные действия с предметом появляются у слепых детей после двух лет. Грубое недоразвитие про­странственной ориентации обусловливает недоразвитие походки, тормозит формирование схемы тела. Нарушение зрения в раннем возрасте, даже на уровне слабовидения, вызывает и недоразвитие психомоторной сферы: отмечает­ся слабость акта хватания, запаздывает дифференциация движений, наблюдаются застывания с предметом либо, на­оборот, ненужные стереотипные движения головы и рук. Совсем по-иному складывается развитие ребенка, поте­рявшего зрение в более старшем возрасте. Имеющийся прошлый опыт зрительных впечатлений облегчает разви­тие моторики, предметной деятельности, образование представлений и понятий.

Систематика нарушений сенсорной сферы учитывает критерии времени и степени поражения.

Среди детей с недостаточностью слуха выделяются:

1) глухие: а) рано оглохшие, б) поздно оглохшие;

2) слабо­слышащие: а) с относительно сохранной речью, б) с глубо­ким недоразвитием речи.

Среди детей с недостаточностью зрения Н.Г. Морозова выделяет: а) тотально слепых, б) частично видящих, в) слабовидящих.

Большое значение имеет специфическое нарушение развития эмоциональной сферы. Так, у слепого ребенка недоразвитие эмоциональной сферы связано с ограничени­ем либо невозможностью восприятия таких выразительных средств, как взгляд, жест, мимика. Это, в свою очередь, усугубляет недоразвитие форм общения на ранних этапах развития ребенка. У глухих детей в связи с отсутствием воздействия речи взрослого, ее эмоционального тона формы эмоционального общения недоразвиваются уже с самых ранних этапов жизни. У них часто отсутствует «комплекс оживления», значительно позднее происходит диф­ференциация близких и чужих. В более старшем возрасте проявляется определенный дефект эмоциональной ориен­тировки, в значительной степени связанный с отсутствием восприятия интонационной стороны речи.

Исследование патологии сенсорной сферы подтвер­дило предположение Л.С. Выготского о неравномерности развития аномального ребенка. Если у здорового ребенка гетерохрония является стимулом к образованию новых функциональных систем, то у ребенка с аномалией в сен­сорной сфере наблюдается несоответствие в развитии от­дельных систем, тормозящее общее развитие. Так, харак­терная неравномерность развития имеется и у слепого ре­бенка. Если у здорового ребенка в основе игровых дейст­вий лежат хорошо знакомые конкретные предметные дей­ствия, готовые в любую минуту стать развернутыми, то у слепого, по данным Л.И. Солнцевой, глобальные игровые действия не несут в себе информации о конкретном пред­мете. Бедность практического опыта, слабое развитие предметной моторики при относительно сохранной речи создают своеобразие игровой деятельности слепого ребен­ка, которая протекает в виде примитивных манипуляций и однообразно повторяемых движений, но при этом сопро­вождается значительно более высоким уровнем протека­ния словесного действия. Максимально бедный моторный компонент игры сосуществует с гораздо более сложной и, но существу, изолированной вербальной продукцией. Раз­рыв между речью и действием не сокращается без специ­ального обучения.

Выступающей при изучении дефектов развития сен­сорной сферы является недостаточность словесного опосредования. Это очевидно при дефекте слуха, при котором нарушается развитие речевой системы, но это также на­блюдается и при дефектах зрения. Так, у слабовидящих непосредственный зрительный анализ сигналов может страдать меньше, чем словесная квалификация его резуль­татов. У детей с высокой степенью близорукости простые дифференцировки световых сигналов мало отличаются от нормы, но адекватный словесный отчет затруднен.

Общей для недостаточности сенсорной сферы — как зрения, так и слуха — является определенная специфика аномального развития личности, наблюдаемого в небла­гоприятных условиях воспитания и неадекватности педа­гогической коррекции. Причинами патологического фор­мирования личности дефицитарного типа, связываемого В.В. Ковалевым, как указывалось, с дефектами сенсорной и моторной сферы, инвалидизирующими соматическими заболеваниями, считаются как реакция личности на хрони­ческую психотравмирующую ситуацию, обусловленную осознанием своей несостоятельности, так и ограничение возможностей контактов вследствие сенсорной, моторной либо соматической депривации.

 

Этиология дефектов слуха и зрения может быть свя­зана как с экзогенными, так и с эндогенными факторами. В происхождении; экзогенных форм нарушения… корь, грипп; а также врожденные сифилис, токсоплазмоз и др. Среди… Аналогичные соотношения характерны и для пора­жения зрения. Имеют значение различные экзогенные воз­действия на плод в…

Аномалии развития в связи с недостаточностью двигательной сферы

В этиологии аномалий развития двигательной сферы играют роль различные генетические факторы, чаще обу­словливающие негрубые варианты конституциональной недостаточности моторики, внутриутробные, нахальные и ранние постнатальные поражения центральной нервной системы. Особые формы аномалии развития моторной сферы наблюдаются при раннем детском аутизме. Тяжелые двигательные нарушения возникают и при поражении спинного мозга (в детском возрасте чаще инфекционного происхождения — при заболевании полиомиелитом).

Свое­образные нарушения моторного развития могут иметь ме­сто и при явлениях эмоциональной депривации.

Особенности клинико-патофизиологической струк­туры аномалии развития моторной сферы обусловлены не­достаточностью различных отделов нервной системы. Так, при недостаточности подкоркового уровня организации движений наблюдаются нарушения тонуса, ритмичности, выработки первичных автоматизмов и выразительных движений. При поражении же кортикального уровня стра­дают сила, точность движений, формирование предметных действий.

Нарушение отдельных компонентов моторики по-разному влияет на общее психомоторное развитие ребенка.

Большое значение имеют нарушения тонуса, играю­щего ведущую роль в преднастройке движения, его стой­кости, стабильности, эластичности, акцентуации формы. При недостаточности тонической функции в раннем воз­расте нарушается формирование ряда рефлексов, обеспе­чивающих удержание головы, сидение, стояние, сохране­ние позы. В более старшем возрасте нарушения мышечно­го тонуса оказывают отрицательное влияние на работоспо­собность, обучение.

Нарушения тонуса иногда связаны с патологическим состоянием аффективной сферы. В специальных исследо­ваниях (И. Рибль) была описана историка детей с явле­ниями «госпитализма», находящихся в условиях тяжелой эмоциональной депривации. Динамика этих нарушений в начальных стадиях характеризовалась двигательной пас­сивностью, задержкой моторного развития; в тяжелых слу­чаях в дальнейшем иногда возникали кататопоподобные расстройства. При стойких аффективных нарушениях в младенческом возрасте может иметь место и повышение моторного тонуса с «гиперактивностыо», двигательной возбудимостью.

Ряд двигательных расстройств, связанных с наруше­ниями темпа и ритма движений, как указывалось, также имеет преимущественно подкорковую локализацию. На­рушения темпа чаще выражаются в замедленности движе­ния. При недостаточности подкорковых образований не­редко нарушается и формирование автоматических движе­ний. Страдает синхронность движений ног и рук при ходь­бе, поворотах туловища, автоматичность защитных движе­ний, формирование выразительных движений, в первую очередь мимических, насыщенных особым смыслом, ме­тафоричностью и этим близких к речи.

Отставание в развитии выразительных движений, особенно на ранних этапах детства, когда еще недостаточ­но развита речь, обрекает ребенка на более примитивные формы сотрудничества и тем усугубляет нарушения его развития. Такой механизм психического дизонтогенеза имеется при некоторых генетически обусловленных эн­докринных нарушениях, при которых избыточное развитие крупной мускулатуры препятствует формированию мими­ки и тонких выразительных движений. Значительное недо­развитие выразительной моторики наблюдается при умст­венной отсталости: не выраженность, обедненность, моно­тонность мимики, жестов, защитных и автоматических движений.

Патология кортикального уровня движений форми­рует разнообразную симптоматику нарушений моторного развития, зависящую от локализации поражения. При по­вреждении ядерных зон сенсомоторных отделов будут страдать отдельные компоненты движения: сила (парезы, параличи), точность и скорость. При патологии как премоторных, так и постцентральных отделов головного мозга наблюдаются нарушения целостных двигательных актов, объединенные общим названием — апраксии.

В детском возрасте отдельные стороны двигательной сферы еще находятся в процессе становления. Поэтому на­блюдаются меньшие, чем у взрослых, четкость, локаль­ность и изолированность нарушений. Чаще имеет место более диффузная симптоматика, сочетающая явления по­вреждения в двигательной сфере с ее недоразвитием. К яв­лениям недоразвития относятся синкинезии: непроизволь­ные движения, сочетающиеся с произвольным и не связан­ные с ним по смыслу. Так, ребенок при попытке закрыть один глаз одновременно закрывает и второй, при движе­нии пальцев одной руки возникают аналогичные движения в другой. Синкинезии наблюдаются у детей и в норме, но с возрастом они уменьшаются, особенно быстро между 8 и 14 годами. При различных видах патологии наблюдается их стойкое сохранение.

Показателями общего недоразвития двигательной сферы являются недостаточные точность и стабильность движений и действий, их легкая «сбиваемость» под влия­нием различных воздействий: шума, ограничения времени выполнения задания, смены орудия или материала.

 

 

Виды аномального развития двигательной сферы:

1) «моторная дебильность», или корково-ассоциативная, которая связана преимущественно с недо­развитием пирамидной системы и проявляется в наруше­ниях мышечного тонуса, неловкости произвольных движе­ний, синкинезиях. При кажущемся обилии движений на­блюдается бедность их комбинаций, слабая приспособлен­ность к реальным задачам. Скудность и инертность мими­ки нередко находятся в контрасте с повышенным настрое­нием;

2) «двигательный инфантилизм», отражающий за­медленную динамику моторного развития, в основе которого лежит неугасание некоторых рефлексов, свойствен­ных раннему детству (синкинезии и др.), запаздывание в развитии стояния, ходьбы, сидения;

3) экстрапирамидная недостаточность с бедностью мимики, жестов, защитных и автоматических движений, недостаточностью их ритмичности, автоматизации; фрон­тальная недостаточность с малой способностью выработки двигательных формул, нецеленаправленной расторможенностыо либо, наоборот, гиподинамией.

Эти виды моторного недоразвития описаны у детей с органическим поражением нервной системы, чаще вклю­чающим и интеллектуальное недоразвитие по олигофреническому типу. Однако в негрубой форме большинство из них может наблюдаться и при задержке психического раз­вития церебрально-органического генеза, других видах аномалий развития.

Наиболее изучена структура двигательных рас­стройств при детском церебральном параличе (ДЦП).

Этиология его разнообразна. Наибольшее значение имеют органические поражения мозга в результате внутриутроб­ных инфекций, интоксикаций, несовместимости крови ма­тери и ребенка по групповой принадлежности или резус-фактору, асфиксии и внутричерепных кровоизлияний в ро­дах, недоношенности плода. Реже заболевание возникает постнатально, в результате менингоэнцефалитов, перене­сенных в первые годы жизни.

Патогенез детского церебрального паралича связан с поражением ряда отделов мозга, как корковых, так и под­корковых, среди которых одно из основных мест занимает повреждение премоторных зон. В клинической структуре детского церебрального паралича, среди симптомов орга­нического поражения мозга, центральное место занимают двигательные нарушения, основными из которых являются параличи и парезы, нарушения мышечного тонуса.

Сочетания расстройств моторной сферы и интел­лекта у детей, страдающих ДЦП, различны. Согласно классификации К.А. Семеновой выделяются следующие формы детского церебрального паралича, специфика кли­нической картины которых в значительной мере обуслов­лена разным характером поражения:

1) спастическая диплегия (болезнь Литтля) — тетрапарез, при котором руки страдают значительно меньше, чем ноги, поэтому дети часто могут обслужить себя, пи­сать, овладеть рядом трудовых навыков. Нарушения ин­теллектуального развития нередко незначительны, и мно­гие из таких детей способны к обучению даже в массовых школах;

2) двойная гемиплегия — характеризуется тяжелым поражением всех конечностей, выраженной ригидностью мышц. Дети не могут даже сидеть. Интеллектуальное раз­витие большей частью на уровне олигофрении в степени тяжелой дебильности, имбецильности или даже идиотии;

3) гиперкинетическая форма, при которой различные гиперкинезы могут сочетаться с параличами и парезами или выступать как самостоятельный вид расстройств. Ин­теллект в большинстве случаев развивается удовлетвори­тельно;

4) атонически-астеническая форма — характеризуется парезами, низким тонусом мышц, мозжечковыми симпто­мами. К 3-5 годам при систематическом лечении дети ов­ладевают возможностью произвольных движений. В поло­вине случаев имеется олигофрения в степени дебильности и имбецильности;

5) гемипаралитическая форма — парезы одной сторо­ны тела, тяжелее в верхней конечности. У 25-35% детей наблюдается олигофрения.

У детей с церебральными параличами часто отмеча­ется недостаточность целого ряда других нервно-психических функций, в значительной мере связанная именно с поражением двигательной сферы. Так, в наруше­нии психического развития имеет значение и недостаточ­ность пространственного гнозиса, связанная как с пораже­нием теменных отделов мозга, так и с нарушениями зри­тельного восприятия в связи с двигательными расстрой­ствами (недостаточность фиксации взора, конвергенции и т. д.)- У этих детей имеются трудности в формировании восприятия формы, в соотнесении элементов в простран­стве, в правильном восприятии пропорций и перспективы. Отмечается недоразвитие представлений о схеме собст­венного тела. Запаздывает формирование доминантности руки, понятий правого и левого. Отмечаются явления так называемой пальцевой агнозии: неспособность различать и обозначать свои пальцы, иногда — невозможность обозна­чать элементы лица. В связи с этим наблюдаются харак­терные особенности рисунка: неумение правильно обозна­чить лицо и руки.

В нарушении работоспособности большое значение имеют церебрастенические расстройства, однако расстрой­ства внимания, трудности сосредоточения на задании мо­гут быть также обусловлены и недостаточностью фикса­ции взора, затруднением в прослеживании за движущими­ся предметами.

Тяжелые двигательные расстройства, нарушения ряда высших корковых функций, сопутствующие им явле­ния психической истощаемое являются причиной за­держки интеллектуального развития у многих детей с це­ребральными параличами. Эта задержка развития преодо­левается специальной системой воспитания и обучения этих детей в соответствующих учреждениях.

В их эмоциональной сфере описывается склонность к невротическим и неврозоподобным расстройствам, в пер­вую очередь к страхам (высоты, закрытых дверей, темноты, новой обстановки и т. д.), повышенной пугливости в отношении неожиданных раздражителей.

Важное место в формировании у этих детей патоло­гических свойств личности по дефицитарному типу, свя­занному прежде всего с двигательной недостаточностью, принадлежит явлениям депривации и гиперопеки. В резуль­тате двигательных ограничений, накладываемых болезнью, ребенок живет и развивается в пространственно весьма ог­раниченном мире. Это препятствует формированию и раз­витию многих видов взаимоотношений и взаимодействия со сверстниками и взрослыми. Ограниченность контактов нередко способствует аутизации, формированию эгоцен­трических установок, пассивности, слабости этических по­нятий, иждивенческих установок.

Детский церебральный паралич является моделью, показывающей, как нарушается развитие личности при выпадении компонента двигательной активности, каков в этом случае комплекс вторичных нарушений развития в сфере иерархии мотивов, самооценки, уровня притязаний.

 

2.5. Искаженное психическое развитие

 

Для изучения ряда закономерностей искажения пси­хического развития показательными могут быть явления дизонтогенеза при синдроме раннего детского аутизма.

Клинико-психологическая структура раннего детско­го аутизма как особой аномалии развития была почти од­новременно очерчена Л. Каннером, Г. Аспергером и С.С, Мнухиным. Л. Каннером выделена типичная для это­го состояния основная триада симптомов: первое — аутизм с аутентическими переживаниями, второе — однообразное поведение с элементами одержимости и особенностями двигательных расстройств, третье — своеобразные наруше­ния речи.

В вопросе об этиологии раннего детского аутизма единства мнений нет. Л. Каннер расценивал ранний дет­ский аутизм как особое болезненное состояние; Г. Аспергер — как патологическую конституциональную структуру, близкую к психопатической. Г.Е. Сухарева, М.Ш. Вруно, М. Кларк и другие ранний детский аутизм рассматривают в основном в рамках патологии шизофренного круга: как начальный период детской шизофрении, реже •- тяжелой формы шизсфренной психопатии. Клинико-психологи­ческая структура таких стойких форм раннего детского ау­тизма различного генеза имеет общие радикалы, выражен­ные в большей или меньшей степени. Поэтому их изуче­ние, поиски психолого-онтогенетичес-ких закономерностей правомерны несмотря на различие этиологии.

Аутизм, как это видно из названия синдрома, являет­ся основным, стержневым образованием, во многом опре­деляющим клинико-психологическую структуру этой ано­малии развития. Он проявляется в отсутствии или значи­тельном снижении контактов с окружающими, «уходе в себя», в свой внутренний мир, наполненность и характер содержания которого зависят от уровня интеллектуального развития, возраста ребенка, особенностей течения заболе­вания.

Слабость либо отсутствие контактов наблюдаются по отношению как к близким, так и к сверстникам. Аутичный ребенок, будучи дома с родными или в детском коллекти­ве, большей частью ведет себя так, как будто находится один: он смотрит мимо, не отзывается на зов, не обращает внимания на действия других. Он играет один или «около» детей, нередко разговаривает сам с собой, а чаще молчит. Все его проявления вовне, даже игра, скупы, а в тяжелых случаях ограничиваются бедным набором стереотипных движений и мимики. Ребенок тщательно скрывает свой внутренний мир от окружающих, часто ни о чем не расска­зывает сам, не отвечает на вопросы. Нередко только по косвенным признакам, случайным звукам, а иногда неожи­данным фразам близкие могут догадаться о его пережива­ниях, игре, фантазиях, страхах. Аутизм, избегание контак­та, очевидно, имеет отношение к тому, что эти дети часто эмоционально не дифференцируют неодушевленные предметы от одушевленных, а нередко предпочитают пер­вые, питая к одушевленному значительную неприязнь. Об­ращает на себя внимание отсутствие эмоционального ре­зонанса на окружающую ситуацию, нередки холодность и безразличие даже к близким, часто сочетающиеся с повы­шенной ранимостью, пугливостью, чувствительностью к резкому тону, громкому голосу, малейшему замечанию в свой адрес. Но иногда коротким высказыванием, одной фразой такой ребенок неожиданно может обнаружить тон­кое понимание какой-либо ситуации.

Характерна болезненная гиперстезия к обычным сен­сорным раздражителям.: тактильным, температурным, све­ту, звукам. Обычные краски действительности для такого ребенка чрезмерны, неприятны, травмирующи. Поэтому окружающая среда, нормальная для здорового ребенка, для ребенка является источником постоянного отрицательного фона ощущений и эмоционального дискомфорта. Челове­ческое лицо особенно часто бывает сверхсильным раздра­жителем, отсюда избегание взгляда, прямого зрительного контакта. Ребенок, как в скорлупу, «уходит» в свой внут­ренний мир от чрезмерных раздражителей. Болезненная гиперестезия и связанный с ней эмоциональный диском­форт способствуют возникновению чувства неуверенности и являются благоприятной почвой для возникновения стра­хов.

Отмечается, что интеллектуальная недостаточность не является обязательной для раннего аутизма. Такие дети нередко могут иметь хорошие интеллектуальные возмож­ности, даже быть парциально одаренными в различных об­ластях: обладать абсолютным слухом, играть в шахматы, рисовать, считать. Однако для их интеллектуальной дея­тельности в целом типичны нарушение целенаправленно­сти, затруднения в концентрации внимания, явная пресыщаемость. Имеется определенная вычурность мышления, склонность к символике.

Наиболее же характерной является аутистическая направленность всей интеллектуальной деятельности. Иг­ры, фантазии, интересы и интеллектуальная деятельность в целом далеки от реальной ситуации. Содержание их моно­тонно, поведение однообразно. Дети годами одержимо иг­рают в одну и ту же игру, рисуют одни и те же рисунки (часто — отдельные предметы), совершают одни и те же стереотипные действия (включают и выключают свет или воду, стереотипно бьют по мячу и т. д.), попытки прервать эти занятия часто безуспешны. И в возрасте 8-Ю лет игры часто носят манипулятивный характер. При этом харак­терно предпочтение манипуляций с неигровыми предме­тами: палочками, бумажками и т. д. Аутистические фанта­зии, как правило, также имеют фабулу, оторванную от ре­альности, нередко вычурно-сказочную. Иногда имеется сюжет перевоплощения в животных.

Аутизм отчетливо проявляется в речи этих детей. Не­редко при потенциально большом словарном запасе и спо­собности к сложным оборотам дети не пользуются речью для общения. В одних случаях это может быть полный или почти полный мутизм, в других — аутичная речь, обращен­ная в пространство, к самому себе, эхолалии при ответах на вопросы. Характерно неупотребление личных место­имений, речь о себе во втором или третьем лице. Тембр и модуляция голоса неестественны, часто вычурны и певучи. При недоразвитии коммуникативной функции речи неред­ко наблюдается повышенное стремление к словотворчест­ву, неологизмам, бесцельному манипулированию звуками, слогами, отдельными фразами из стихов и песен.

Как в игре, так и в поведении в целом обращает на себя внимание плохая моторика, неловкость произволь­ных движений, особая трудность в овладении элементар­ными навыками самообслуживания, еды и т. д. Неврологи­ческое обследование обнаруживает мышечную гипотонию. Наряду с неловкостью и слабостью, особенно рук, характерны манерность и вычурность движений, склонность к гримасничанью, неожиданным и своеобразным жестам, трудно отличимым от навязчивых ритуалов.

 

Особенности клинико-патофизиологической струк­туры аномалии развития моторной сферы обусловлены не­достаточностью различных отделов нервной системы.… Нарушение отдельных компонентов моторики по-разному влияет на общее… Большое значение имеют нарушения тонуса, играю­щего ведущую роль в преднастройке движения, его стой­кости,…

Дисгармоническое психическое развитие

 

Показательными моделями дисгармонического психического развития являются психопатии и патологиче­ские развития личности — аномалии психического разви­тия, в основе которых лежит дизонтогенез эмоционально-волевой сферы.

Дисгармоноческое психическое развитие

 

Психопатияпредставляет собой стойкий дисгармо­нический склад психики. Ее клинико-психологическая структура ограничена кругом аномальных личностных свойств, не имеющих самостоятельной тенденции к прогрессированию, хотя и видоизменяющихся под влиянием ряда социальных и биологических факторов. Эта дисгар­мония личности лежит в основе нередких стойких нарушений адаптации к социальной среде, склонности к деком­пенсации при изменении привычных условий.

Систематика психопатий и в настоящее время пред­ставляет большие трудности. Это связано с рядом факто­ров. Основными из них являются многообразие психопа­тических вариантов личности, их промежуточное положе­ние и нечеткость границ между нормальными вариантами характера и психическими заболеваниями. Большое значе­ние имеют социальные факторы, определяющие личност­ную структуру и не укладывающиеся в клиническую тер­минологию. Так, в классификации психопатий Е. Крепе-линавыделяются семь групп: возбудимые, безудержные, импульсивные, лгуны и фантасты, враги общества, патоло­гические спорщики. К. Шнайдервыделял гипертимных личностей, депрессивных, неуверенных в себе, фанатич­ных, ищущих признания, эмоционально-лабильных, экс­плозивных; бездушных, безвольных, астенических. Е. Кан в основу группировки положил недостаточность опреде­ленного «слоя» психики: темперамента, влечений, харак­тера — и, кроме этого, выделял «сложные и комплексные формы». Э. Кречмерпредложил критерии сходства клинико-психологической картины ряда психопатии с особен­ностями личности при шизофрении, эпилепсии и маниа­кально-депрессивном психозе и на этом основании выде­лял шизоидные, циклоидные, а впоследствии и эпилепто-идные психопатии.

В классификации П.Б. Ганнушкина,использующей ряд критериев, выделены циклоиды, эпилептоиды, шизои­ды, истерические характеры, неустойчивые, антисоциаль­ные личности, конституционально глупые, параноики, ас­теники. О.В. Кербиковделит психопатии по этиологиче­скому признаку на конституциональные, органические и краевые. М.С. Певзнер, Г.Е. Сухареваразграничивают основные варианты психопатий по их этиологии — конституциональные и органические. Г.Е. Сухарева выделяет также группу психопатий, имеющую смешанное происхо­ждение, но объединенную общностью патогенеза — явле­ниями недоразвития эмоционально-волевой сферы («дис­гармонический инфантилизм»: неустойчивые, истериче­ские личности, псевдологи).

Классификации А.Е. Личко, В.В. Ковалевапостроены на обобщении классификаций П.Б. Ганнушкина, Г.Е. Сухаревой, О.В. Кербикова.

Этиология психопатий связывается либо с генетиче­скими, наследственными факторами (конституциональные формы психопатий), либо с экзогенными вредностями, действующими на ранних этапах онтогенеза (органические формы психопатий) и в ряде случаев создающими так на­зываемые фенокопии генетических пороков развития. Не­которые виды психопатий могут иметь как наследствен­ное, так и экзогенное происхождение. Г.Е. Сухарева свя­зывает патогенез психопатий с нарушенным формирова­нием корково-подкорковых связей. Подчеркивая психиче­скую дисгармонию как основное свойство психопатии, она выводит эту дисгармонию из трех вариантов нарушений формирования личности: задержанного (психопатии по типу «дисгармонического инфантилизма»), искаженного (конституциональные психопатии) и поврежденного (ор­ганические психопатии).

Несмотря на разнообразие классификаций, сложно­сти вопросов патогенеза, клинико-психологическая струк­тура отдельных вариантов психопатий разными авторами описывается достаточно сходно. Это касается и описаний психопатий в детском возрасте.

Ядерную группу составляют так называемые кон­ституциональные психопатии,как правило, имеющие наследственное происхождение. Сюда относятся шизоид­ные, эпилептоидные, циклоидные, психастениические и в значительной части истерические психопатии.

Ребенку с шизоидной психопатией присущи черты аутизма: одиночество и мир фантазий он предпочитает обществу сверстников. Его эмоциональная сфера характе­ризуется дисгармоничным сочетанием повышенной чувст­вительности и ранимости б отношении собственных пере­живаний и интересов с парадоксальным для детского воз­раста отсутствием непосредственности, жизнерадостности, определенной внешней сухостью по отношению к родным и другим окружающим. Своеобразная асинхрония психи­ческого развития характерна для этих детей с раннего дет­ства. Развитие речи обгоняет развитие моторики. Дети с трудом овладевают навыками самообслуживания, отказы­ваются принимать участие в подвижных играх. Непосред­ственному общению в игре они предпочитают беседы со взрослыми. В начальных классах школы они испытывают трудности при овладении моторными навыками письма. Несмотря на высокий интеллект, они нередко являются предметом насмешек сверстников из-за неконтактное, эмоциональной неадекватности, плохой ориентировки в конкретной ситуации. Таким образом, в проявлениях ши­зоидной психопатии имеется значительное сходство с лег­кими формами синдрома раннего детского аутизма, в том числе шизофренического генеза.

Для многих детей с шизоидной психопатией харак­терны раннее возникновение интеллектуальных интересов, любовь к чтению, природе. В школе их часто привлекают математика, физика, другие точные науки. Нередка склон­ность к коллекционированию. Часто обращает на себя внимание хорошая речь. Одежда, еда, житейские удобства не вызывают интереса. Продуктивность в занятиях может страдать от рассеянности, связанной с сосредоточенностью на внутреннем мире. Внешняя эмоциональная сухость, вя­лость, отсутствие детской жизнерадостности часто соче­таются с внутренней сензитивностью и ранимостью, тон-кой чувствительностью, По мнению Л.С. Выготского и М.С. Певзнер, аутистические установки шизоидов не обу­словливают полного отрыва от окружающих, как это ха­рактерно для шизофрении, а порождают замещающие формы общения и деятельности: вместо контактов с деть­ми — общение со взрослыми, вместо игры — ранняя фикса­ция на интеллектуальной деятельности.

Циклоидный тип психопатии, при котором имеется склонность к немотивированным колебаниям настроения от пониженного субдепрессивного до повышенного ма­ниакального, в детском возрасте диагностируется редко. Несколько чаще речь идет о гипертимном варианте, при котором имеется преобладание повышенного фона на­строения со склонностью к шуткам, озорству, чрезмерной общительности. В коллективе сверстников эти дети труд­ны из-за своей неугомонности, гиперактивности, невынос­ливости ограничений (А.Е. Личко).

Психастенические личности, склонные к тревожно­сти, мнительности, диагностируются и в детском возрасте. Уже в 3-4 года у этих детей наблюдаются страхи за жизнь и здоровье свое и близких, тревожные опасения, легко воз­никающие по любому поводу, боязнь нового, незнакомого, склонность к навязчивым мыслям и действиям. В школь­ном возрасте появляются навязчивые сомнения и опасе­ния, патологическая нерешительность. Ближе к подростко­вому возрасту мнительность принимает нередко характер ипохондричности, навязчивые страхи часто «обрастают» защитными ритуалами. Как компенсаторное образование, связанное с тревогой перед всем новым и незнакомым, возникает педантичная склонность к порядку, неизменно­му режиму, любое нарушение которого вызывает состоя­ние тревоги.

Истерическая психопатия не всегда имеет конститу­циональный характер, в части случаев она может быть

обусловлена негрубыми экзогенными вредностями, неред­ко обменно-трофического характера, перенесенными в раннем детстве. В отличие от вышеперечисленных шизо­идной, эпилептоидной, психастенической психопатий, час­то встречаемых у лиц мужского пола, истерическая психо­патия наиболее часто наблюдается у женщин и, соответст­венно, у девочек.

Психопатии типа неустойчивых также представляют собой вариант дисгармонического инфантилизма. Такие дети отличаются незрелостью интересов, поверхностно­стью, нестойкостью привязанностей, импульсивностью поступков, действиями по первому побуждению. Малая продуктивность в занятиях при хорошем интеллекте связа­на с неспособностью к длительной целенаправленной дея­тельности. Привычка уходить от трудностей в сочетании с «сенсорной жаждой» является частой причиной побегов из дома, школы, стремления к бродяжничеству. Безответст­венность, информированность моральных запретов обу­словливают выход из затруднительных ситуаций посред­ством обманов, вымыслов. Будучи повышенно внушаемы, эти дети легко усваивают социально отрицательные формы поведения. В подростковом возрасте они нередко попада­ют в асоциальные группы, где, как правило, играют под­чиненную роль.

Психопатия типа неустойчивых может быть как кон­ституционального генеза, так и возникать под влиянием ранних, чаще первых лет жизни, вредностей. В первом случае ее проявления будут частично сходны с чертами конституционального инфантилизма, однако будут отли­чаться от него наличием более выраженной психической дисгармонии: частой аффективной возбудимостью, склон­ностью к расторможению влечений.

Органические психопатиисвязаны с ранним пора­жением нервной системы во внутриутробном периоде, при родах, в первые годы жизни.

Среди органических психопатий наиболее часто встречается возбудимый (эксплозивный) тип. Он чаще на­блюдается у мальчиков. Его клинической основой является аффективная и двигательная возбудимость. Уже в возрасте 2-3 лет эти дети обращают на себя внимание легкостью возникновения аффективных вспышек со злобностью, аг­рессией, упрямством, негативизмом. Тяжелые аффектив­ные разряды чаще имеют астенический исход с расслаб­ленностью, вялостью, слезами. Эти дети представляют значительные трудности в коллективе: они бьют сверстни­ков и младших, дерзят взрослым. При органической пси­хопатии по возбудимому типу наблюдаются и немотиви­рованные колебания настроения в виде дисфории. В ответ на малейшее замечание у этих детей возникают бурные реакции протеста, уходы из дома, школы. В подростковом возрасте сложившаяся стойкая конфликтная ситуация в школе способствует «выталкиванию» такого подростка в асоциальное внешкольное окружение, делает его угрожае­мым в отношении правонарушений.

Для органической психопатии по бестормозному типу (Г.Е. Сухарева) характерны повышенный, эйфорический фон настроения с грубой откликаемостью на все внешние раздражители, некритичность при достаточно со­хранном интеллекте. Любое внешнее впечатление легко вызывает аффективную реакцию, однако очень короткую. В школьном возрасте бестормозность часто способствует формированию патологии влечений, импульсивным сексу­альным эксцессам, склонности к бродяжничеству и т. д. М.С. Певзнер описал такой тип психопатии после перене­сенного в раннем возрасте эпидемического энцефалита.

В детском возрасте наиболее отчетливо выступает сочетание биологического и социального факторов в фор­мировании различных типов психопатий. Несмотря на биологически обусловленные предпосылки темперамента, становление психопатии реализуется в соответствующих неблагоприятных средовых условиях, способствующих ее формированию. По мнению Г.Е. Сухаревой, «врожденной или рано приобретенной недостаточностью определяются лишь основные структурные особенности данной дисгар­монической личности, только тенденция к определенному типу реагирования, тогда как актуализация этой тенденции зависит от социальной среды и воспитания». Роль небла­гоприятного средового фактора особенно очевидна в де­компенсации состояния у так называемых акцентуирован­ных личностей, представляющих собой варианты, погра­ничные между нормой и психопатией. И наоборот, благо­приятные средовые условия способствуют сглаживанию патологических черт характера, компенсации психопатии.

Помимо социальных факторов большая роль в де­компенсации психопатии принадлежит биологическому фактору: соматическому неблагополучию, кризисным воз­растным периодам, характеризующимся эндокринно-вегетативньм дисбалансом.

 

Психопатияпредставляет собой стойкий дисгармо­нический склад психики. Ее клинико-психологическая структура ограничена кругом аномальных личностных… Систематика психопатий и в настоящее время пред­ставляет большие трудности.… В классификации П.Б. Ганнушкина,использующей ряд критериев, выделены циклоиды, эпилептоиды, шизои­ды, истерические…

Патологическое формирование личности

 

Патологическое формирование личноститакже можно отнести к типу дисгармонического развития. Этио­логией выступают неблагоприятные условия воспитания, длительная психотравмирующая ситуация. Как известно, в формировании личности здорового ребенка ведущую роль играет воспитание. Биологические предпосылки в виде темперамента, определяющего силу, уравновешенность, подвижность психических процессов, тенденцию к преобладанию того или иного типа элементарных эмоций, со­ставляют ту генетическую основу высшей нервной дея­тельности, на базе которой личность формируется именно Под влиянием социальных условий. В детском возрасте ос­новным социальным фактором, формирующим личность ребенка, является его воспитание и обучение. Ввиду не­зрелости эмоциональной сферы и личности ребенка в це­лом, его повышенной внушаемости неблагоприятные ус­ловия внешней среды, действующие длительно и доста­точно массивно выраженные, могут привести к искажению в развитии не только его интересов, направленности, но, через воздействие на вегетативную нервную систему, к стойкому изменению свойств его темперамента. В.В. Ко­валев, исходя из постепенности формирования как нор­мальной, так и аномальной личности, предлагает по отно­шению к данным аномалиям развития в детском возрасте термин «психогенные патохарактерологические формиро­вания личности». Г.Е. Сухарева, В.В. Ковалев и др. отме­чают в качестве фактора, пред располагающего к патологи­ческому формированию личности под влиянием неблаго­приятной среды, органическую церебральную недостаточ­ность, большей частью негрубого, остаточного характера, акцентуацию характерологических свойств, а также дис­гармоническое протекание периода полового созревания с явлениями его ретардации либо акселерации.

В патогенезе патологических формирований лично­сти основная роль принадлежит двум факторам:

1) закреплению патологических реакций (имитация, протест, пассивный и активный отказ и др.), представляю­щих собой форму ответа на психотравмирующую ситуа­цию; фиксируясь, они становятся устойчивыми свойствами личности, особенно в детском возрасте;

2) непосредственному «воспитанию» таких патоло­гических черт характера, как возбудимость, неустойчивость, истеричность, в результате прямой стимуляции от­рицательным примером.

В систематике патохарактерологического форми­рования личности(В.В. Ковалев) различаются следую­щие основные варианты: аффективно возбудимый, тормо­зимый, истероидный, неустойчивый. Каждый из них свя­зан с определенными особенностями неблагоприятной среды.

Аффективно возбудимый вариант чаще обусловлен неблагоприятной средой, в которой имеются длительная конфликтная ситуация, алкоголизм родителей, ссоры, аг­рессия членов, семьи друг к другу, нередко жестокость. В таких семьях у ребенка часто развиваются черты аффек­тивной взрывчатости, склонность к разрядам раздражения, гнева, неадекватным вызвавшему их раздражителю, повы­шенная готовность к конфликтам. Эти черты формируются или как имитация аналогичного поведения взрослых, или, наоборот, как закрепление реакции протеста. Постепенное изменение темперамента характеризуется стойким сдвигом настроения в сторону угрюмости, нередко злобности.

Истероидный вариант патологического развития личности, как и истерическая психопатия, чаще наблюда­ется у девочек. Он может формироваться в среде, анало­гичной вышеописанной, при аффективно возбудимом ва­рианте (в этом случае истерические реакции возникают как реакции протеста), но может возникнуть и в изнеживаю­щей обстановке, в условиях гиперопеки, когда жажда при­знания культивируется в ребенке обстановкой избалован­ности, обожания, неправомерно завышенной оценкой его внешности, способностей и т. д. и в то же время отсутстви­ем трудового воспитания. В этих случаях речь идет о вос­питании по типу «кумира семьи».

Патологическое развитие личности по типу психиче­ской неустойчивости напоминает аналогичный тип психопатии, но происхождение его чаще всего обусловлено ус­ловиями гипоопеки — безнадзорности, при которой у ре­бенка не воспитываются чувство долга и ответственности, волевые задержки, способность преодолевать трудности, а поведение его зависит от желаний данного момента. Черты патологической незрелости эмоционально-волевой сферы проявляются в виде лабильности аффекта, импульсивно­сти, повышенной внушаемости. По существу, патологиче­ское развитие личности по неустойчивому типу является вариантом психогенного психического инфантилизма — одного из компонентов задержки психического развития, описанного выше.

Тормозимый вариант патологического развития лич­ности чаще формируется в условиях такого типа гиперопе­ки, при котором авторитарность, деспотичность воспита­ния подавляют в ребенке самостоятельность, инициативу, делают его робким, тормозимым, обидчивым, а впоследст­вии — пассивным, неуверенным в своих силах.

К тормозимому варианту по условиям возникновения и клинико-психологической структуре близко невротиче­ское формирование личности, возникающее в тех случаях, когда психотравмирующая семейная ситуация приводит к развитию у ребенка невроза, а затем и формированию та­ких личностных черт, как боязливость, ипохондричность, склонность к страхам. Невротическое развитие личности легко возникает у соматически ослабленных детей при не­благоприятных средовых условиях.

К дисгармоническому развитию можно отнести и так называемую невропатию— особый вид аномалии эмоцио­нально-волевой сферы, обусловленный неустойчивостью ре­гуляции вегетативных функций. Эта аномалия может иметь конституциональный характер — «конституциональная дет­ская нервность», связанная с генетическим фактором, а мо­жет быть вызвана ранними экзогенными вредностями.

Первичная дефектность вегетативной системы обу­словливает склонность к нарушениям сна, аппетита, неус­тойчивости температурной регуляции, чувствительности к метеорологическим колебаниям; отклонения в нервно-психической сфере, в основном в эмоциональной, возни­кают вторично. Неустойчивость вегетатики и связанное с ней ощущение постоянного сомато-психического диском­форта в одних случаях способствуют формированию лич­ности тормозимой, малоактивной, повышенно чувстви­тельной и легко истощающейся; в других — возбудимой, в третьих — раздражительной, двигательно расторможенной. Г.Е. Сухарева выделяет два варианта невропатии: астени­ческий и возбудимый, наблюдающийся реже.

Невропатия, как и задержанное развитие, — аномалия развития, наиболее типичная для детского возраста. По мере созревания вегетативной нервной системы в школь­ном возрасте она часто сглаживается, но иногда, в небла­гоприятных условиях воспитания, выступает основой для формирования психопатии либо патологического развития личности тормозимого типа (В.В. Ковалев).

Особый вид дисгармонического развития — аномалия психического развития, связанная с отклонением темпа полового созревания.Если при невропатии первичный дефект обусловлен вегетативной дистонией, то здесь речь идет о нарушении вегетативно-эндокринной регуляции, в одних случаях приводящей к замедлению темпа полового созревания (его ретардации), в других — к ускорению (ак­селерации).

Эти аномалии развития могут быть объяснены как генетическими особенностями, так и экзогенно обу­словленной органической недостаточностью нервной сис­темы. Этот тип аномалии отличается от явлений ретарда­ции и акселерации полового созревания, наблюдаемых и в рамках физиологических проявлений, не достигающих степени аномалий, более или менее выраженной дисгар-моничностью физического и нервно-психического разви­тия. Так, при задержке полового развития церебрального генеза будут наблюдаться недоразвитие моторики (медли­тельность, неуклюжесть движений), эмоционально-волевой сферы (несамостоятельность, повышенная вну­шаемость, трусливость).

Ускоренное половое созревание церебрально-органического генеза по наличию ряда при­знаков вегетативно-эндокринной дисфункции, энцефалопатических расстройств, как указывалось, отличается от акселерации полового созревания, наблюдаемого в рамках физиологических возрастных проявлений. «Ускоренное по­ловое созревание церебрально-органического генеза часто формирует аномалию психического развития, по своим проявлениям в определенной мере обратную, чем та, кото­рая наблюдается при задержке полового развития (К.С. Ле­бединская).

К ее проявлениям относятся односторонняя взрослость интересов, связанная с ранним пробуждением сексуальности и других влечений, а также: аффективная возбудимость, взрывчатость, обусловленные дисгармонич­ной эндокринной перестройкой. Такие подростки часто тяготятся школой, стремятся к самостоятельному образу жизни, трудоустройству. Однако в этих намерениях они, как правило, оказываются несостоятельными, так как их интеллектуальный уровень не может обеспечить соответ­ствующую неадекватным, односторонне «взрослым» уста­новкам социальную адаптацию.

По мере нормализации эндокринной формулы умень­шаются напряженность влечений и аффективная возбуди­мость. В благоприятных средовых условиях девиация по­ведения претерпевает обратное развитие. Однако при нали­чии неблагоприятного окружения эти патологические чер­ты служат предпосылками для патологического развития личности с явлениями аффективной возбудимости, расторможенности влечений, асоциальным поведением.

 

Патологическое формирование личноститакже можно отнести к типу дисгармонического развития. Этио­логией выступают неблагоприятные условия воспитания,… В патогенезе патологических формирований лично­сти основная роль принадлежит… 1) закреплению патологических реакций (имитация, протест, пассивный и активный отказ и др.), представляю­щих собой…

Библиографический список

1. Аджималаев, Т.А. Системные механизмы роста и развития организма / Т.А. Аджималаев // Советская педи­атрия. — М., 1989, — Вып. 7. — С. 26-44.

2. Актуальные проблемы нейропсихологии детского возраста/под ред. Л.С. Цветковой. -М., 2001.

3. Аксарина, Н.М. Основные этапы и особенности развития высшей нервной деятельности детей раннего воз­раста / Н.М. Аксарина. — М., 1974. — 52 с.

4. Бадалян, Л.С, Невропатология / Л.С. Бадалян. —»‘. М.: Просвещение, 1982.-С. 182-211.

5. Бернштейн, Н.А. Очерки по физиологии движения и физиологии активности / Н.А. Бернштейн. — М.: Ме­дицина, 1966.-С. 138-153.

6. Бреслав, Г.М. Эмоциональные особенности фор­мирования личности в детстве / Г.М. Бреслав. — М.: Педагогика, 1990.-140 с.

7. Власова, Т.А. О детях с отклонениями в развитии / Т.А. Власова, М.С, Певзнер. — М.: Просвещение, 1973. — 175 с. :

8. Гарбузов, В.И. Нервные дети / В.И. Гарбузов. -М.: Медицина, 1990. — 172 с.

9. Дети с задержкой психического развития / под ред. Т.А. Власовой. — М.: Педагогика, 1984. — 256 с.

10. Дефектология: словарь-справочник / под ред. Б.П. Пузанова. — М.: Новая школа, 1996. — 76 с.

11. Журба, Л.Т. Ранние неврологические проявления минимальной церебральной дисфункции у детей / Л.Т. Журба, Е.М. Мастюкова // Журнал неврологии и пси­хиатрии им. С.С. Корсакова. — 1976. — № 10. — С. 1451-1454.

12. Захаров, А.И. Предупреждение отклонений в пове­дений ребенка. / А.И. Захаров. ~ СПб.: Союз, 1997. — 222 с.

13.3еньковский, В.В. Психология детства / В.В, Зеньковский. — Екатеринбург, 1995. — 334 с.

14. Исаев, Д.И. Психическое недоразвитие у детей / Д.И. Исаев. Л,: Медицина, 1982. — 224 с.

15. Исаев, Д.И, Психосоматические расстройства у детей: руководство для врачей / Д.И, Исаев. — СПб.: Питер, 2000. — 508 с.

16.Карвасарский, Б.Д. Неврозы / Б.Д. Карвасарский. — М.: Медицина, 1980. -448 с.

17. Каукнайнен, А.Б. Часто болеющие дети / А.Б. Каукнайнен. -Л.: ГИ ДУВ, 1990. — 23 с.

18. Ковалев, В.В. Психиатрия детского возраста (ру­ководство для врачей) / В.В. Ковалев. — М.; Медицина, 1979.-607с.

19. Ковалев, В.В. Психический дизонтогенез как клинико -патогенетическая проблема психиатрии детского возраста / В.В. Ковалев // Журнал неврологии и психиат­рии им. С.С. Корсакова. — 1981. -№ 10. — С. 1505-1509.

20.Ковалев, В.В. Семиотика и диагностика психиче­ских заболеваний у детей и подростков / В.В. Ковалев. -М.: Медицина, 1985. -286 с.

21. Кулагина, Н.Ю. Возрастная психология / И.Ю. Ку­лагина. -М.: Сфера, 2001. -464с.

22. Лапшин, В.А. Основы дефектологии / В.А. Лап­шин, Б.П. Пузанов. — М,: Просвещение, 1990. — 143 с.

23.Лебединский, В.В. Нарушения психического раз­вития у детей / В.В. Лебединский. — М., 1985. — 168 с.

24. Лудянский, Э.А. Руководство по заболеваниям нервной системы / Э.А.Лудянский. — Вологда, 1995. — 424 с.

25. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека / А.Р. Лурия. — М., 1969. — 504 с.

26.Лурия, А.Р. Основы нейропсихологии / А.Р. Лурия. — М,: Академия,2002.-384с.

27. Мастюкова, Е.М. Лечебная педагогика (ранний и дошкольный возраст) / Е.М. Мастюкова. — М.: Владос, 1997.-303 с.

28. Мастюкова, Е.М. Ребенок с отклонениями в раз­витии: ранняя диагностика и коррекция / Е.М. Мастюкова. -М.: Просвещение, 1992. — 94 с.

29.Нейропсихологический анализ межполушарной асимметрии мозга / под ред. Е.Д. Ханской. — М.: Наука, 1986.-205 с.

30. Осипенко, Т.Н. Психоневрологическое развитие дошкольников / Т.Н. Осипенко. — М.: Медицина, 1996. -289с.

31. Особенности умственного развития учащихся вспомогательной школы / под ред. Ж.И. Шиф. — М.: Про­свещение, 1965. — 343 с.

32.Отбор детей во вспомогательные школы. — М.: Просвещение, 1971. — 96 с.

33.Принципы отбора детей во вспомогательные шко­лы / под ред. Г.М. Дульнева и А.Р. Лурия. — М.: Просвеще­ние, 1973.-224 с.

34. Психология аномального развития ребенка: хре­стоматия / под ред. В.В. Лебединского и М.К. Бардышевской: в 2 т. Т. П. — М.: Изд-во МГУ, 2002. — 818 с.

35. Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития / сост. В.М. Астапов, Ю.В. Микадзе. — СПб.: Питер, 2001. — 379 с.

36. Психодиагностика и коррекция детей с наруше­ниями и отклонениями развития / сост. В.М. Астапов, Ю.В. Микадзе. — СПб.: Питер, 2001. — 256 с.

37. Петрова, В.Г. Психология умственно отсталых школьников / В.Г. Петрова, И.В. Белякова. — М.: Академия, 2002.- 160с.

38. Ранний детский аутизм / под ред. Т.А. Власовой, К.С. Лебединской, В.В. Лебединского. -М,, 1981. -99 с.

39. Рубинштейн, С.Я. Психология умственно отста­лого школьника / С.Я. Рубинштейн. — М.: Просвещение, 1986. -190 с.

40. Руководство по детской неврологии / под ред. В.И. Гузевой, — СПб.: Правда, 1998. — 494 с.

41. Симерницкая, Э.Г. Мозг человека и психические процессы в онтогенезе / Э.Г. Симерницкая. М: Изд-во МГУ, 1985. -190 с.

42. Сухарева, Г.Е. Лекции по психиатрии детского возраста / Г.Е. Сухарева. — М.: Медицина, 1974 — 320 с.

43. Ульянова, У. В. Шестилетние дети с ЗПР / У. В. Уль­янова. — М.: Педагогика, 1990. — 180 с.

44. Учащиеся вспомогательной школы (клинико-психологическое изучение) / под ред. М.С. Певзнер, К.С. Лебединской. ~ М.: Педагогика, 1979. — 230 с.

45.Яссман, Л, В. Основы детской психопатологии / Л. В. Яссман, В.Н. Данюков. — М.: Олимп, 1999. -256 с.

 

2. Актуальные проблемы нейропсихологии детского возраста/под ред. Л.С. Цветковой. -М., 2001. 3. Аксарина, Н.М. Основные этапы и особенности развития высшей нервной… 4. Бадалян, Л.С, Невропатология / Л.С. Бадалян. —»‘. М.: Просвещение, 1982.-С. 182-211.

Содержание

 

1. Клинические закономерности дизонтогенеза……………………………4

1.1. Понятие дизонтогенеза ……………………………………………………………….4

1.2. Биологический и социальный факторы дизонтогений ………………….5

1.3. Параметры дизонтогений ………………………………………………………… 7

1.3.1. Патопсихологические параметры, определяющие характер психического дизонтогенеза …………………………………….. 7

 

2. Классификация дизонтогенеза…………………………………………………………12

2.1. Психическое недоразвитие ……………………………………………………….12

2.2. Задержанное психическое развитие ………………………………………… 17

2.3. Поврежденное психическое развитие ……………………………………… 19

2.4. Дефицитарное психическое развитие ……………………………………… 22

2.4.1. Аномалии развития в связи с недостаточностью зрения и слуха …………………………………………………………………….. 22

2.4.2. Аномалии развития в связи с недостаточностью двигательной сферы ……………………………….. 25

2.5. Искаженное психическое развитие …………………………………………. 30

2.6. Дисгармоническое психическое развитие ……………………………….. 31

2.6.1. Психопатия ………………………………………………………………… 31

2.6.2. Патологическое формирование личности ……………………..36

 

Библиографический список …………………………………………………………………… 40

 

В.Ф. Белых, Н.Ю. Карманова

 

КЛАССИФИКАЦИИ АНОМАЛИЙ

РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ

 

Справочник

 

Редактор С.Ю.Глазунова

Корректор М.А. Исакова

Верстка М.Н.Бргдановой

 

660049, г. Красноярск, ул. А. Лебедевой, 89.

Редакционно — издательский отдел КГПУ,

т.22-12-89

 

Подписано в печать 01.08.06. Формат 60×84 ‘/16.

Усл. печ. л. 3,95. Заказ № 250. Тираж 300 экз.

Цена свободная

 

Отпечатано ИПК КГПУ,

т. 23-48-60