Импринтинг как системный механизм эволюции общества

И. Б. О КО НС КАЯ

«Я не могу вспомнить то, что хочу вспомнить, и не могу забыть то, что хочу забыть»

Цицерон

Эволюция общества представляет собой сложный иерархически струк­турированный процесс. Теория эволюции общества может быть представ­лена как общая системная теория, интегрирующая социальную и биологи­ческую эволюцию человека в его истории. Без учета бесчисленных общих ветвей (систем) «Древа жизни» и «Древа истории» эта система представляла бы собой два глобальных уровня — биологический и социальный. Всякая иерархическая система в силу изоморфизма и в определенном смысле па­раллелизма в соотношении своих структур развивается, сохраняя идентич­ность и (в широком смысле) тождество форм и способов накопления нового содержания, которые можно обозначить как аналоговые формы развития'.

В советской философии вплоть до 60-х годов человек и общество ис­следовались на основе преимущественно социологизаторских теорий. Ис­ключением являются концепции Чижевского, Вернадского, Гумилева, но они не были долгое время приняты официальной философией,

Данная разработка проблемы ставит задачу провести в обобщенном виде хотя бы первичный анализ импринтинга как «двойственного» социо-природного системного признака эволюции жизни вообще, эволюции чело­века, в частности.

Какие признаки эволюции общества можно назвать системными

В качестве системных признаков эволюции общества можно выделить единство социальной и биологической программ развития человека, анало­говые формы этого развития и наименее исследованный в данном аспекте признак — импринтинг.

Импринтинг, с точки зрения общефилософского подхода в целом и системного, в особенности, представляет собой некое загадочное свойство, принадлежащее взаимоотношению двух и более сторон системы. Как извес­тно, отношение порождается внутренними свойствами взаимодействующих или взаимосвязанных сторон, но само оно монопольно не принадлежит ни одной из них. В нашем исследовании сделана попытка выделить в отноше­нии сторон некое третье начало, может быть достаточно эфемерное, ибо оно ускользает от непосредственного субстратного анализа. Однако оно обладает способностью становиться в целостной системе более или менее самостоятельным процессом с собственным содержанием и с собственными закономерностями. Моделью такого начала является импринтинг. В даль­нейшем, чтобы не впадать в мифологическое представление о третьей силе, порождаемой взаимодействием сторон системы, будем употреблять тради­ционные понятия «механизм», «системное свойство» расширительно, когда процессы географически стрел и не прописаны в составе той или иной систе­мы, но работают на нее Однако указанный нами импринтинг пока еще пред­ставляет с точки зрения теории эволюции человека скорее вопрос, чем ответ

5 стр., 2192 слов

Социализация как развитие человека во взаимодействии с окружающей средой

... социализации, почти все ученые имели в виду развитие человека в детстве, отрочестве и юности. Лишь в ... -психологическим механизмам можно отнести следующие. Импринтинг (запечатление) - фиксирование человеком на рецепторном и подсознательном уровнях особенностей ... . Обособление - процесс автономизации человека в обществе. Результат этого процесса - потребность человека иметь собственные взгляды и наличие ...

См.: Н.Б.Оконская История и биология- Пермь. 1У93. С. 15−16.

с. 1 14

на проблемы эволюции, так как он слабо изучен, во-первых, по отношению к социуму вообще, во-вторых, по отношению к его взаимодействию с на­следственностью, изменчивостью и естественным отбором и, в-третьих, в полной мере не раскрыты его собственно социальные аналоги (язык).

В настоящее время здесь открыто свободное поле для философии, а философский анализ может предложить один из вариантов возможного ме­ханизма закрепления и аккумуляции социальных процессов в генетической памяти человека пока лишь в виде аналога, или гипотезы. Повторим, что функции обоюдной интеграции принадлежат, на наш взгляд, импринтингу. Но в естественных науках особенно наших стран импринтинг изучается, применительно, к человеку, весьма и весьма слабо и не наделяется функция­ми связи, воздействия генетической памяти на социальную программу и обратно.

Что такое импринтинг?

Сам импринтинг — сложнейшее парадоксальное свойство не забывать, то есть запечатлевать навсегда все воздействия внешнего мира и одновремен­но это свойство забывать или как бы «запечатывать» информацию. Так че­ловеку невозможно вспомнить ряд событий детства, понять и установить где, когда эта информация получена, в чем её смысл. Но именно «запечаты-вание» информации свидетельствует, что многие знания, образы, ощуще­ния детства и экстремальных ситуаций у взрослых записаны в нейронной структуре мозга на особом, то есть, возможно, и генетическом клеточном и внутриклеточном уровнях.

11 стр., 5444 слов

Виды познавательных процессов и критерии их классификации

... его в сознании. Т.о., включенность живых организмов и человека, системы процессов их органов, их мозга и психики в предметный, предметно-дискретный ... функциональному назначению, генезу, строению, используемым средствам, познавательным возможностям. Генетическая психология выделяет три вида мышления: наглядно-действенное, наглядно-образное, словесно-логическое. Данная классификация ...

В мире живого через импринтинг осуществляется единство отражатель­ной функции рода (или вида) и индивида. Генетический код поведения жи­вотных, насекомых, рыб и т. д. записан и имеет всеобщее содержание для вида, т. е. его нельзя отменить. Вместе с тем каждое живое существо, каждый индивид в период онтогенеза на основе импринтинга получает массу «ин­формации» записываемую на индивидуальную «перфокарту» и эта запись путем естественного отбора частично передается и накапливается в видо­вой генетической программе. В этом смысле сам генофонд вида это синтез, накопление всех новаций в общении с миром, которые оказались закрепле­ны в индивиде через импринтинг2.

Если через запечатление на клеточном и внутриклеточном уровне индивидуальные особенности опыта каждого нового поколения и даже каж­дого индивида в биосфере включаются в генофонд вида и генофонд жизни в целом (безусловно не одномоментно и не без конкуренции), то сохранил ли этот механизм в его полном объёме человек, как живое существо. Се­годня, придерживаясь в целом концепции включения и сохранения выс­шим интегрированным целым всего (эволюционно значимого) содержа­ния, которое накоплено предыдущими досоциальными уровнями, целесо­образен вывод о том, что импринтинг также работает и в жизнедеятельно­сти человека и общества и является для него эволюционно значимым спо­собом аккумуляции содержания. Так, благодаря импринтингу система по­ведения человека (сложно опосредованная и скрытая от контроля разума) постоянно накапливает информацию: образы, ощущения, представления, установки и т. д.

Однако все данные аргументы общефилософского и логического ха­рактера в известной степени теряют смысл в научных дискуссиях, если пос-

'См.: Лоренц. К. Кольцо царя Соломона М. Знание. 1978, — С. 40−104; Лоренц К Год серого гуся. — М. Мир, 1983. С. 73. 85, 131.

5 стр., 2170 слов

Сознание — высшая форма психической активности человека как социального существа — Отражение реальности в форме чувственных и умственных образов.

... предпосылкой, на основе которой развилось человеческое сознание. Несмотря на генетическую общность психики человека с психикой животных, их отражение не следует отождествлять. Сознание ... важных, творческих функций.   Сознание – высшая форма психической активности человека как социального существа - Отражение реальности в форме чувственных и умственных образов.   ...

1 15

ледние ведутся без страховочных установок социально-биологического ана^ лиза и аналогового метода. Так, если единственным вариантом воздействия социума на генетическую программу признать прямые изменения в генофонде человечества, которые пока еще слабо идентифицируются, то легко не заметить тех фактов, которые лежат на поверхности, но связаны с дру1 ми уровнями биологии и биограммы человека: физиологией, этологисй, психикой, т.д.

Легко исключить и всю сумму широко известных адаптационных из- менений, связанных с антропными изменениями климата, химической сре-;

ды обитания и т. д. Вывод о непричастности этих изменений к генетике человека также легко сделать, если оторвать механизм адаптациогенеза от генетических процессов и отнести все факты изменчивости к социальным процессам, ибо они опосредованы (в известном смысле организованы) социумом.

По логике концепции абсолютной самодостаточности генетической программы следует, что поскольку явных форм генетических изменений, зависящих от социальных процессов, нет, а физиологические, популяцион ные, экологические изменения не принимаются в расчет, даже если их фактология не вызывает сомнений, то человек подчиняется не биограмме, а только социальной программе. В этой же связи возникает сопутствующая логическая ошибка. Выбросив физиологические, психофизиологические, экологические и т. д. цепочки зависимостей от социальной среды, нельзя увидеть и генетические сдвиги в социуме как эволюционирующей системе, ибо генетические сдвиги (при пока еще ослабленной форме знаний о геноме человека на собственно генетическом языке) ускользают от ученых, поставивших проблему системного характера биологической эволюции человека.

Старое и новое в концепции соотношения социального и биологического

Рассматривая проблему социального и биологического в рамках ин-

6 стр., 2758 слов

Генетическая программа человека и природа интеллектуальных способностей

... 2 Основная часть. Генетическая программа человека и природа 3 интеллектуальных способностей 1. Генетическая программа человека 3 1.1. ... фундаментальных вопросов биологической науки – вопроса о полной расшифровке наследственной информации о человеке. Геном человека Термин ... человека. Лишь в условиях  благоприятной природной и социальной среды можно стабилизировать геном человека Молодым людям ...

тегральной концепции человека, конкретизируем ее применительно к вопросу возможности или невозможности наследования социальной программы через биологические (в том числе генетические) механизмы. До сих пор интегральная концепция человека решала эту сравнительно узкую проблему так же негативно, как и один из классиков советской генетики академик Н.П. Дубинин. По мнению Дубинина социальная программа исключается из генетической памяти человека. Он пишет: «,.В свете современных данных по генетике человека очевидно, что не существует специальных генов для наследования таких социальных признаков, как преступность, проституция и т. п. Перед нами картина не генетического, а социального наследования … у человека воспитание целенаправленно вкладывает в процессе развития социальную программу… Эта социальная программа не записана в его генах и. тем не менее, выступает как внутренний фактор развития личности»3.

Безусловно, нельзя не признать правоту идей Н.П. Дубинина об отсутст- вии прямого наследования детьми моральных качеств личности родителей; то есть слишком легко решить сложнейшие вопросы социальных процессов, формирующих дифференциацию личностной структуры общества. Но если не придавать данной иллюстрации всеобщего значения и поставить вопрос, не чрезмерны ли выводы, сделанные нами по поводу абсолютной

' Дубинин Н.П. Шевченко Ю.Г. Некоторые вопросы биосоциальной природы человека. М,. Наука, 1976. С. 23−24.

независимости социальной программы от ее генетической основы, то соот­ношение социальной и биологической программ может быть описано та­ким образом.

Социальное и биологическое — две стороны интегрированной целост­ности. Внутри этой целостности в силу законов взаимодействия нет и не может быть абсолютной независимости ни одной из сторон. Это, в частно­сти, признает и академик Н.П. Дубинин, утверждая влияние генетической программы на социальную. Но сказав «а», нельзя не сказать и «б», то есть снять понятие независимости как абсолюта. А соответственно, сняв поня­тие абсолютной независимости, мы вынуждены ввести понятие относитель­ной зависимости генетической программы от социальной. Причем меха­низм этой обратной зависимости должен принадлежать не только, а мо­жет быть не столько социальной программе, а именно генетической. Это­му условию отвечает механизм импринтинга, унаследованный социальным уровнем отражения у живых организмов вообще, высших животных в ча­стности. Как генетика человечества влияет на развитие социума, так и со­циум воздействует на генофонд человечества в какой-то относительной мере. В экстремальных условиях мы это признаем — экологические катаст­рофы, абиотичность техники, уничтожение генофонда нации и т. д. Что же мешает пониманию интеграции сторон (программ) в органическую целост­ность? Мешает отсутствие легко фиксируемой фактологии, показывающей закрепление социальных изменений генетики человека. Так надо искать факты и следовать логике.

11 стр., 5472 слов

Социальные программы и социальные проекты

... оказывается анонимная психологическая помощь людям в стрессовых ситуациях. Так возникли социальные приюты, гостиницы и т.д. Учеными разрабатываются специальные программы имеющие целью социально ... трудовых отношений; ¾гарантии неизменности правовых условий и сроков действия принятых законов; ¾создание прозрачных и стабильных правил осуществления экономической деятельности; ¾защита прав ...

В этом исследовании мы хотели бы попробовать освободиться от пут скрытого социологизаторства и найти путь к интегральному видению на­шей эволюции.

• Биология человека не исчерпывается генетической программой Ноmo Sapiens;

• Термин биограмма человека шире понятия генетика или генофонд человека, тем более если речь идет о генетических свойствах индивида или личности;

• Взаимодействие среды и организма, в том числе социальной среды и индивида осуществляется в обществе, как и в природе, через естествен­ный отбор и другие опосредующие факторы типа импринтинга;

• Опосредование, опосредованность — необходимый и существенный признак системных свойств и механизмов;

• Происходит возрастание роли таких факторов эволюции, как при­родная среда, и естественный отбор — под влиянием опосредующих и систе-мообразующих механизмов типа импринтинга;

• Импринтинг — запечатление внешних факторов, в том числе прямых социальных условий и артефактов (техника, речь, вторая сигнальная систе­ма в целом) в виде слепка, снимка этих воздействий в поведении человека. Однако этот снимок виден лишь исследователю-профессионалу.

2 стр., 786 слов

Основные невербальные проявления отдельных психологических состояний человека и характерные особенности его поведения

... Основные невербальные проявления отдельных психологических состояний человека и характерные особенности его поведения Неуверенность, нервозность, раздражительность. Эти ... - дым направлен вверх – это свидетельствует о положительном настрое человека; - дым направлен вниз – это говорит об отрицательном ... деловом общении. 2. Как связаны характер человека и его внешность? 3. Какие этнокультурные ...

Новым в данной трактовке импринтинга является то, что он может и должен обладать большим диапазоном воздействия, чем программы, вос­принимаемые рационально, так как сам импринтинг лежит на стыке двух сфер эволюции и служит механизмом взаимоопосредования.

Опосредованность является важной особенностью социальной эволю­ции. Практически все механизмы биологической жизни опосредуются соци­альной программой, именно поэтому социум вплетен в естественную жизнь человека. Это и внутриутробный импринтинг (музыка, речь, болезни и аг­рессия матери, ее стрессы, т.п.).

Далее идет запечатление первых форм (лица), а к 5 годам — полный набор элементов социальной программы, вне какой

С. 117.

бы то ни было значимой критичности в восприятии. Одновременно начинает действовать социальный отбор на уровне онтогенеза и естественный отбор на популяционном уровне.

В этом плане используем еще один из аргументов интегративного и системного подходов в пользу сохранения законов единства социального и биологического в интегрированной целостности, какой является человеческое общество. Интеграция — это не ослабление взаимодействия сторон и элементов, не вытеснение одной для интересов другой, а становление новых. форм и механизмов более полного интенсивного и непрерывного взаимодействия, при котором качества низших уровней приобретают новые свойства не утрачивая, но нередко скрывая (но и углубляя) старые. Чем интегри- рованнее, целостнее система, тем труднее с помощью логического скальпеля — без «микроскопа» — обнаружить в ней детали знакомых, но сейчас невидимых частей,

Перед наукой стоит задача найти логические и фактические признаки и механизмы изменчивости и непрерывной эволюции биологических свойств человека в ходе его истории 4.

Естественнонаучный материализм и четыре идола социологизаторства

Идолы или заблуждения нашего разума в поисках оптимального решения проблемы соотношения социальных и биологических сторон Эволюции общества в какой-то мере могут быть оценены как запредельные формы обратной редукции. Под обратной редукцией понимается не сведение высшего к низшему, а, наоборот, выход, «вытаскивание» высшего за пределы и возведение низшего в высшее. Этот метод обратной редукции рабочий эпизод, может быть признан необходимым элементом научной редукции. Так, например, этологи, зоологи, приступая к изучению поведения животных, в начале описывают его, используя свои знания о поведени человека (Лоренц, Тинберген, Лодыгина-Коте и др.), а затем, увидев сходство с человеком, оказываются перед дилеммой — или отождествлять животных) с людьми (обратная редукция), или отыскать различия между ними и развернуть методы научного анализа признаков, указывающих на сходство и на различия. Наиболее распространены следующие заблуждения, мешаь научному использованию редукции:

1. Сведение биограммы человечества к ее наиболее устойчивому элементу — генетической программе. Соответственно рождается отрыв законов наследственности от законов изменчивости.

2. Сведение всех признаков сложного механизма опосредования вообще, опосредования социальным биологического - к вытеснению последнего. Этим мера биологического сужается, а социального превышается.

3. Синтез первого и второго заблуждения рождает третье (самое практически значимое) — сведение (возвышение) физиологического (организменного), популяционного, экологического и т. д. уровней биологии к социальному уровню. Иначе говоря, все, что в биологии человечества опосредованно, — а опосредованно именно все, кроме генетической программы, согласно взглядам социологизатора, представляет собой уже не биологию, или биограмму деятельности человечества, а сам социум.

4. Сведение всех моделей биограммы человека к индивидуальной мо-

л Оконская Н.Б. Диалекика социальною и биологического в историческом процессе. Пермь: Пермский ун-т, 1975: Она же. История и биология…

дели, то есть сведение общего к единичному. А это суть отчуждение чело­вечества как вида от законов естественного отбора, для действия которо­го нужно общее, а не только единичное. Соответственно все функции ес­тественного отбора принадлежат в данной системе заблуждений социаль­ному отбору. Опять-таки мера социального превышается, а биологическо­го — сужается.

Сложность биологии человека и общества должна быть описана как сложенность двух содержаний. Это содержание всех признаков, процес­сов, законов, присущих биосфере, или всему живому вообще, и плюс но­вое содержание (опять-таки биологического плана), возникшее в обществе при его опосредовании социальными процессами. Отрицание, или суже­ние первого или второго уровня «сложенной» программы есть уже не об­ратный, а прямой редукционизм, примененный к биологическим законо­мерностям.

Законы опосредования, по нашему мнению, содержат еще один важ­ный «винтик», не замечаемый из-за стереотипов мышления. Опосредование «снизу», от биологии, или «сверху», от социума, — есть отпечатывание той и другой программы в чужом материале (субстрате).

Этот отпечаток имеет знаковую форму и достаточно легко воспринимается и фиксируется нами. Но отпечатывание, отражение в чужом материале не есть преобразование этого материала, то есть биологическая программа, запечатлев социальную, не меняет, а лишь обогащает свою природу, и наоборот. Существенно, что отражение одного в другом помогает следить за последствиями их взаимо­действия, помогает науке и практике в построении сложной программы на­учного (ноосферного) управления эволюцией нашей истории. Но, конечно, последнее возможно только после преодоления наукой и практикой череды идолов и заблуждений, препятствующих интегративному типу мышления и системному видению каждой проблемы.

Естественнонаучный детерминизм утверждает подчинение триаде на-следственчость-изменчивость-естественный отбор всей системы жизненных процессов. В обществе эволюция жизни если и происходит также по триаде, то более сложной по структуре, имеющей по крайней мере двухъярусный характер: социальное имеет нижним основанием биологическое. Иными словами, наряду с биологической наследственностью, изменчивостью и ес­тественным отбором в обществе мы имеем их аналоги: социальную наслед­ственность (кратко — культура, традиция), социальную изменчивость (адап-тацио-генез индивидуального и группового уровня) и социальный отбор. Под социальным отбором подразумевается прежде всего некое давление. или подчинение человечества в его изменениях разумно организованным формам управления или насилию.

Характерно, что импринтинг вписывается в данную триаду и па соци­альном, и на биологическом уровнях как второй ее элемент. Он обеспечива­ет изменчивость субстрата и функций человека, а именно предоставляет со­циальному отбору то сырье, или тот обновленный материал, который рас­ширяет веер возможностей в достижении путем социального отбора наибо­лее значимых для социума результатов. Но импринтинг связан и с первой структурой — социальной и генетической наследственностью, так как запе­чатленная в памяти информация, идущая и от культуры, и от генетических кодов, становится устойчивой основой поведения человека именно благо­даря импринтингу (стереотипы, установки).

Генетический аппарат, наследственность, это структура субстрата Этологи фиксируют наследование функции, форм, отношений. Здесь проис­ходит та же интеграция и возникновение иерархии, что и в субстрате чело-

С. 119.

века. То есть мы получаем право, применяя аналоговый метод изучения человека, говорить о наследовании его поведения; наследование формы, а не только субстрата. К. Лоренц, собственно, и поставил перед собой подобную рода задачу: «Мне предстоит теперь выявить поразительные аналогии между ритуалами, возникшими филогенетически и культурно-исторически и показать, каким образом они находят свое объяснение именно в тождественности их функций». «Сложность. .состоит в том, что вновь возникшее в результате ритуализации инстинктивное действие является наследственно закрепленной (через импринтинг — Н. Оконская) копией тех действий, ксторые первоначально вызывались другими стимулами5». Благодаря ритуализации поведения возникает нечто, подобное символу, или своеобразному языку действий. Напомним, что аналоговый метод, как нам представляется, может быть обозначен как способ восхождения анализа от высшего к низшему и обратно, что является научной редукцией, с одной стороны, и моделированием высшего, с другой.

«При ритуализации вновь возникающие наследственные механизмы

непостижимым (подчеркнуто нами, Н. Оконская) образом копируют фор мы поведения, которые прежде были фенотипически обусловлены совместным воздействием самых различных влияний внешнего мира"6.

Здесь К. Лоренцем подчеркивается (хотя в теоретической форме и не выражается), что ритуализация суть обобщенное отражение внешних воз

действий, а также запечатанность, своеобразная непостижимость обнаружения механизмов импринтинга как функциональной наследственности. Недаром он предлагает применить термин «генокопия». Безусловно, что сама по себе «запечатанная» информация не могла бы сохраниться без участия естественного и, в конечном счете, двухъярусного, т. е. социоприродного отбора. Каждое поколение людей (впрочем, как и всех живых существ) подвергаетя давлению, или вызову, со стороны среды обитания, и не только геофизической среды, но и своей социальной группы, или окружения. Под влиянием давления отбора запечатанная информация поэтапно отбирается от поколения к поколению. Как именно она наследуется, это будет исследовано, вероятно, позже, но интерес науки к геному индивида и человечества в целом растет с каждым днем и, вероятно, решение проблемы не так уж и далеко.

Даже если мы не признаем передачу через генный аппарат (аппарат наследственности в собственном смысле слова) информации, полученной индивидом в период онтогенеза и запечатленной им, то логически мы обязаны признать, что физиологический, психологический, эмоциональный уровень и характер реакции на средовые воздействия индивидов различаются. Происходит отбор социумом наиболее выгодных для него и для индивида способов реакции. Например, будет ли реакция агрессивной по сути или театрализованно-агрессивной, стрессовой или нейтральной, взрывной или отсроченной и т. д. Таким образом, каждое поколение индивидов в сумме живут по биограмме, записанной не только в генах, но и в психофизиологическом аппарате памяти, что существенно меняет характер и меру отношения социального и биологического.

Итак, социальная и биологическая программы представляют собой не

разорванное на две части единство, а некую целесообразно организован ную систему, основные фонды которой человечество черпает из триады наследственностьь-изменчивость-отбор. При этом естественный и социальный

' Лоренц К. Агрессия. — М.: Прогресс, 1994. — С. 64, 67. '" Лоренц К. Агрессия, С. 68.

120

отбор не отделены друг от друга нашим, якобы могучим, сознанием, а со­единены постоянным вчаимоопосрсдованием.

Важно то, что оба (социальный и биологический) уровня эволюции проявляют конкретно-исторически свою изоморфность, или параллелизм. или относительное тождество характера биологических и собственно соци­альных изменений. Однако эволюционно-значимые, но скрытые биологи­ческие последствия и обнаружить, и проследить труднее. Эти последствия, к сожалению, ускользают от социального анализа не только на практике, но даже и в теоретических установках исследователей.

Имприн гинг и язык

Соотношение социальной и биологической программы в человеке об­ладает достаточно четко выраженной возрастной спецификой. Представля­ется возможным утверждение о том, что воздействие социальной програм­мы через механизм импринтинга до 2−5 -летнего возраста погружается не только на бессознательный, но и достигает генетического уровня, точнее, спускается в химико-физическое, возможно, квантовое, основание и форми­рует биопрограмму поведения человека на весь период онтогенеза, нося при этом скрытый, глубинный характер. Эффективным системным механизмом (опосредующим звеном) второго уровня — социального — этого воздействия является запечатление вообще, его языковые аналоги — в особенности.

Стихийно складывающееся мышление ребенка имеет один мощный устойчивый регулятор — язык, его смыслы, грамматические законы (логика языка) и т. д. Язык сам, через свою логику, свой код формирует понимание мира в определенном направлении и с заданным выбором смыслов, обус­ловленным первичной стихийной формой существования ребенка в соци­альной среде и индивидуальными формами социального отбора. Воздей­ствие на органы чувств ребенка внешних обстоятельств внутриутробного периода и первых лет жизни как позитивного, так и негативного толка, про­ходят стадию импринтинга, запечатления, то есть кодирования. Это проис­ходит, вероятнее всего, на внутриклеточном физико-химическом уровне и сохраняется в генофонде у каждого индивида, вместе со способностью пе­редачи последующим поколениям. Это происходит даже в том случае (а возможно, именно только в этом случае), когда полученная закодирован­ная импринтингом информация не будет «вытащена» в «рацио» вербально и сознательно для использования самим индивидом, запечатлевшем какие-то события окружающего его мира,

Вся сложность проверки этого предположения заключается в том, что данная информация, полученная индивидом, запечатана (подверглась имп-ринтингу, ушла внутрь), и не может быть воспроизведена через волевые уси­лия самого субъекта- Необходим либо исследователь-специалист, который может считать информацию (а для этого необходимо ее признание офици­альной финансируемой наукой), либо необходим специальный пусковой механизм, например, гипноз, медитация, химическое или физическое вме­шательство в работу мозга человека.

Но одновременно можно предположить, что социальное воздействие экстремальных условий обладает пусковым механизмом, который в данном или последующих поколениях запустит воспроизведение «запечатанной» информации в виде или интуитивных знаний, или воспоминаний, нередко квалифицируемых как психические аномалии. Художественная литература в данном случае, отражая парадоксы психики, выполняет роль научной фан­тастики, то есть предвидит будущие открытия в сфере генетических послед­ствий импринтинга.

С. 121.

Нам представляется, что у общества всегда был и есть способ исполь зования импринтинговой информации через обратный ход, то есть из генетической программы в социальную и обратно. Это язык. Вербальное, а в биологии знаковое, кодирование информации является вторым уровнем генетического кодирования содержания отражаемых процессов. Вся глубинная суть даров импринтинга сохранена в языках человечества уже не на воспроизводимом (причем именно индивидуально) генетическом уровне отражения средового (в том числе и социального) воздействия, а на матерализованном, обобщенном и доступном для постоянного воспроизведения всем человечеством.

Закодированная в слове информация, полученная нашими предками, сама по себе служит ключем к расрытию тайн того интеллектуального наследства, которое было получено из среды вообще, социальной в частности, всеми поколениями наших предков. Само слово, язык, материализуя в момент своего становления и развития информацию, обретает способность не скрывать ее в глубинах генетических процессов наследования, а побуждать и пробуждать к новой жизни интеллект прошлых поколений, через интуицию, провидение, предвидение, в конечном счете — научную логику всеобщих форм познания.

Итак, язык - это в известном смысле всеобщий импринтинг, всеобщая социальная память, обладающая свойствами сохранения, накопления, воспроизводства и т. д., в отличие от биологической стадии импринтинга. В данной связи уместно напомнить только некоторые особенности языка, позволяющие сопоставить его с генетической памятью вообще, импринтингом в частности. Если генетическая память не может быть вынесена вне индивида для всеобщего употребления по воле и принуждению законов общества, то язык подчинен логике развития общества, он отражает эту логику, запечатлевая ее в своей структуре и смыслах. Он же и обогаща эту логику. Однако без импринтинговой памяти язык не мог бы возник нуть! Столь успешное овладение языком именно в детстве свидетельсвует о его импринтинговом происхождении. Взрослые достигают совершенства в овладении языком гораздо труднее потому, что импринтинговый механизм у взрослых, вероятно, постепенно атрофируется, сохраняя некоторую мощность лишь в условиях сверхэкстремальных ситуаций или длительного тренинга.

Главное, что связывает два уровня кодирования информации, получаемой индивидом через импринтинг и язык — это ее запечатанность, которая снимается в первом случае с помощью медико-биологического воздейс, а во втором — через специальные научно-лингвистические приемы и интуитивно-психологические изыски. Например, само слово «импринтинг» сохраняет свое основное глубоко скрытое содержание и в переводе, и в оригинале: печать, слепок, снимок; закрытость, запечатанность; находится внутри, а не вне субъекта, печатающего (создающего) копию.

Безусловно, не каждое слово, взятое изолированно, обладает столь стройной логикой. Однако в системном виде все знаки языка запечатлевают смысл, суть информации, который в свою очередь запечатлевается в интеллекте каждого индивида, и каждой социальной группы, изучающих язык.

Чему служит импринтинг в обществе

Встает вопрос, для чего нужна такая запечатанная, не читаемая сознанием информация, полученная индивидом через импринтинг? Может быть следующий вариант ответа: для будущих поколений. Только «запечатанность» информации гарантирует ее нерушимость, Нсразрушимость для эк-

С. 122.

стремальных ситуаций, или для расширения сферы познания через интуи­цию. Важно отметить, что слова предвидение, провидение выражают смысл функций импринтинга образно, и поэтому очень емко. То манипулирова­ние смыслами этого понятия, порождаемое уровнем знаний, а главное, ус­тановок (призраков или идолов) в решении вполне определенных, зачастую идеологизированных задач, становящихся догмами в морали и законе, не должны мешать пониманию роли импринтинга.

На наш взгляд, роль импринтинга может быть представлена в следую­щей последовательности:

• Все средовые воздействия на индивида, группу, популяцию в целом запечатлевались в биологической структуре психики, первоначально в фун­кциональном плане, но…

• Предоставляя естественному отбору массу самостоятельных и ори­гинальных способов выживания, импринтинг с помощью отбора породил и закрепил инстинкты и эмоции величайшей силы, многократно увеличив обучаемость на индивидуальном и групповом уровне

• Произошло обогащение эмоций и инстинктов предлюдей собствен­но человеческим содержанием (в частности, появление альтруизма7),

В результате интеграции этих трех составляющих можно ожидать по­зитивных последствий в настоящем (частично) и будущем только в том слу­чае, когда наука о человеке откроет и возьмет на вооружение основные за­коны развития каждой из этих составляющих, как в отдельности, так и в их единстве.

Итак, в первом приближении формула общей эволюции человека, в которую с необходимостью войдут признаки и биологического, и социаль­ного уровней, с учетом опосредованности действий каждого из их элемен­тов наследственными факторами, следующая:

• среда и социальная среда не являются нейтральными. Человек име­ет не только способность генетического наследования и приспособления, но и способность к впитыванию средовых изменений, в том числе соци­альных.

• единицей эволюции является не человек, а цепь поколений, едини­цей импринтинговых изменений также являются вез поколения человече­ства.

• социум при воздействии на каждое поколение использует механизм импринтинга стихийно. Через импринтинг меняется не непосредственно ге­нотип каждой складывающейся личности, а их психофизиологический ста­тус, подкорковая память.

• каждый взрослый, функционирующий в социуме, имеет биопрограм­му, не только врожденную, а опосредованную социумом.

• на психоэмоциональном и психофизиологическом уровнях проис­ходит изменение личностной структуры (и изменение типологий личности) общества.

• импринтинг формирует в программе (биосоциопрограмме) поведе­ния человека установки и критерии целесообразности; последние действу­ют независимо, а нередко более интенсивно, чем рациопрограммы.

Выводы:

I. В диалектике двух сторон эволюции общества необходимо выделить два плана: абсолютный и относительный, В абсолютном плане генетичес­кая программа не зависит от социальной и является самостоятельной, ибо

'Эфроимсон В. П Генетику тгики я эстетики. — СПб.: Талисман, 1995. — 22й с.

123

подчинена собственным законам. В относительном плане генетическа;

грамма зависит от социальной. Относительность этой зависимости п ляется в том, что она носит не непосредственный, а опосредованный (экологию, через физиологический, популяционный, этологический у] жизнедеятельности человечества) характер. Иначе говоря, изменчивое нофонда общества проявляется не одномоментно и не индивидуально не может быть зафиксирована в рамках незначительных интервалов е ни, в небольших группах людей. Ее всеобщий, или общечеловечески рактер проявляется во всеобщем, особенном, единичном бытии чел< Сложность процесса взаимовлияния социальной и биологической проз означает, что общество, двигаясь к ноосферному типу бытия, не д (пренебрегать теми системными качествами эволюции человека, которы' не подвластны простому визуальному наблюдению. Скрытые, медле глубинные изменения, как правило, имеют более существенные после;

и рождают в эволюции такие «тектонические» сдвиги, которые мог} разно говоря, перевернуть всю привычную Логику истории и стать п] ствием социальной эволюции вообще.

2. Импринтинг — это один из механизмов, который, на наш взгляд печивает стыковку биологического и социального. Это диалектическ радокс отражательной способности человека, состоящий в невозмо" забыть воздействие среды (фона) и одновременно невозможность вспо его воздействие согласно волевому приказу. Генетическая программ;

вестном смысле есть ничто иное как видовой (всеобщий) импринтш цепь взаимодействий живого с неживым и друг с другом запечатлена. сана в генах. Особь, индивид, популяция, накапливая содержание в т (индивидуальных прижизненных контактов, записывает их в обычая;

дициях, навыках и т. д. Одновременно человечество имеет способное писывать в индивидуальной и групповой импринтинговой памяти вс< ющие значение для жизни, воздействия среды через механизм имприн Жизнь животных, насекомых и т. д. удивительно целесообразна пото?^ все накопления ощущений, контактов и т. д. (в обобщённом виде — ин^ ции) не исчезают бесследно, а обладая «техникой» нейронной, а, воз^ внутриклеточной изменчивости, путем естественного отбора посте включаются в генофонды видов и популяций.

3. Разрыв социальной и генетической программы в науках Х^ объясним отсутствием знаний о механизмах их взаимодействия и неп< использованием логического аппарата в исследованиях взаимодейств] ментов интегрального целого, в том числе интегральной концепции ч ка. Незнание, вернее непризнание импринтинга как важнейшего регу;

поведения человечества порождает серьезные неопознанные конфл! сфере общения. В частности нередко превращает запечатление в ме? усиления деструктивного синтеза способностей и потребностей бо групп людей, разрушая сущностныс силы человечества.

4. Признание импринтинга в качестве механизма наследовани та (в том числе и социального) поколений имеет разностороннее п чсское значение, целесообразно направляя исследование на изучени ференциации личностной структуры общества, её внутренних, возра половых, региональных и т. д. оснований и признаков. Соответст необходимы новации по изучению и применению импринтинга, г всего в дошкольном обучении, медицине, юридической практике, логии детства и т. д.

подчинена собственным законам. В относительном плане генетическая про­грамма зависит от социальной. Относительность этой зависимости прояв­ляется в том, что она носит не непосредственный, а опосредованный (через экологию, через физиологический, популяционный, этологический уровни жизнедеятельности человечества) характер. Иначе говоря, изменчивость ге­нофонда общества проявляется не одномоментно и не индивидуально. Она не может быть зафиксирована в рамках незначительных интервалов време­ни, в небольших группах людей. Ее всеобщий, или общечеловеческий, ха­рактер проявляется во всеобщем, особенном, единичном бытии человека, Сложность процесса взаимовлияния социальной и биологической программ означает, что общество, двигаясь к ноосферному типу бытия, не должно пренебрегать теми системными качествами эволюции человека, которые пока не подвластны простому визуальному наблюдению. Скрытые, медленные, глубинные изменения, как правило, имеют более существенные последствия и рождают в эволюции такие «тектонические» сдвиги, которые могут, об­разно говоря, перевернуть всю привычную Логику истории и стать препят­ствием социальной эволюции вообще.

2.Импринтинг -это один из механизмов, который, на наш взгляд, обес­печивает стыковку биологического и социального. Это диалектический па­радокс отражательной способности человека, состоящий в невозможности забыть воздействие среды (фона) и одновременно невозможность вспомнить его воздействие согласно волевому приказу. Генетическая программа в из­вестном смысле есть ничто иное как видовой (всеобщий) импринтинг, где цепь взаимодействий живого с неживым и друг с другом запечатлена, запи­сана в генах. Особь, индивид, популяция, накапливая содержание в течение индивидуальных прижизненных контактов, записывает их в обычаях, тра­дициях, навыках и т. д. Одновременно человечество имеет способность за­писывать в индивидуальной и групповой импринтинговой памяти все, име­ющие значение для жизни, воздействия среды через механизм импринтинга, Жизнь животных, насекомых и т. д. удивительно целесообразна потому, что все накопления ощущений, контактов и т. д. (в обобщённом виде-информа­ции) не исчезают бесследно, а обладая «техникой» нейронной, а, возможно, внутриклеточной изменчивости, путем естественного отбора постепенно включаются в генофонды видов и популяций.

3.Разрыв социальной и генетической программы в науках XXвека объясним отсутствием знаний о механизмах их взаимодействия и неполным использованием логического аппарата в исследованиях взаимодействия эле­ментов интегрального целого, в том числе интегральной концепции челове­ка.Незнание, вернее непризнание импринтинга как важнейшего регулятора поведения человечества порождает серьезные неопознанные конфликты в сфере общения. В частности нередко превращает запечатление в механизм усиления деструктивного синтеза способностей и потребностей больших групп людей, разрушая сущностныс силы человечества,

4.Признание импринтинга в качестве механизма наследования опы­та (в том числе и социального) поколений имеет разностороннее практи­ческое значение, целесообразно направляя исследование на изучение диф­ференциации личностной структуры общества, ее внутренних, возрастных, половых, региональных и т. д. оснований и признаков. Соответственно, необходимы новации по изучению и применению импринтинга, прежде всего в дошкольном обучении, медицине, юридической практике, психо­логии детства и т. д.

Севастополь

124

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector