ГЛАВА 2 ПРОФЕССИОНАЛИЗМ КОНСУЛЬТАНТА

ГЛАВА 2 ПРОФЕССИОНАЛИЗМ КОНСУЛЬТАНТА

2.1. Клиент и психолог в консультативном процессе

Когда человек обращается к специалисту за психологической помощью, то по отношению друг к другу они оказываются в по­зиции клиента и консультанта, исполняют заданные ситуацией консультирования роли, но одновременно общаются и как две равноправные личности и между ними формируется психологи­ческое пространство отношений друг к другу.

Консультант это профессиональный психолог, обладающий необходимыми знаниями, навыками и квалификацией для оказа­ния людям помощи в решении их проблем в разных сферах соци­альной и личной жизни. Заключая с клиентом консультативный контракт, психолог имплицитно обязуется выполнить три основ­ные функции: 1) облегчение эмоционального состояния клиента путем понимания, поддержки и возвращения уверенности в себе; 2) обучение его новым формам поведения, включая содействие его продвижению, росту, инсайту и формированию личностной зрелости; 3) обеспечение его «техническим инструментарием» для дальнейшего изменения собственного поведения’.

Основным средством воздействия консультанта на клиента явля­ется особым образом организованная и структурированная беседа, диалог. В качестве вспомогательных приемов могут использовать­ся развивающие программы, психодиагностические и развиваю­щие методики и т.д. Результатом его работы становится лучшее понимание клиентом своих трудностей в общем контексте жиз­ни, осознание их возможных причин, нахождение подходящих именно ему способов разрешения проблем, усиление веры клиен­та в собственные силы при их разрешении, активизация внутрен­них психических ресурсов и внутренняя готовность исполнять найденные решения.

Клиентом в практике консультирования называют человека, испытывающего эмоциональный дискомфорт, психологические трудности, неудобства, страдания, добровольно обратившегося к

Соколова Е. Т. Общая психотерапия. — М., 2001. — С. 295.

24

психологу за помощью и разделяющего с ним ответственность за свое психологическое благополучие и личностные изменения.

Если в отношении профессионализма и личностных качеств консультанта выдвигаются достаточно определенные требования (см. раздел 2.2), то говорить о каких-либо пожеланиях к клиенту не принято. Тем не менее очевидно, что не со всеми клиентами консультанту одинаково легко и комфортно работать, так как каж­дый из них является носителем качеств, способствующих или не способствующих эффективности консультативного процесса. Так, к примеру, в психодинамических теориях показано, что если кли­ент обладает сильным наблюдающим Эго и способен завязывать конструктивные терапевтические отношения, то результативность взаимодействия возрастает. Наибольшего эффекта от консульти­рования достигают клиенты, способные мыслить в психологиче­ских терминах, наблюдать свои чувства, не отреагируя их в дей­ствиях, умеющие добиваться облегчения своих проблем через их понимание и трансформацию. Немаловажную роль играют ре­флексивность, наличие воображения; некоторые консультанты счи­тают хорошей поддержкой чувство юмора и игровые способности клиентов, их когнитивную сложность, творческие способности и пр. Кроме того, эффект консультирования почти всегда усиливается, если клиента окружают поддерживающая его семья, близкие люди, друзья, т.е. когда он в поиске помощи может рассчитывать не только на психолога.

28 стр., 13822 слов

Требования к личности психолога-консультанта. Модель эффективного психолога-консультанта

... консультирования психолог-консультант обязан предоставить клиенту максимум информации о процессе консультирования, его важных особенностях: - основные цели консультирования, - квалификация консультанта, - оплата за консультирование, - приблизительная продолжительность консультирования, - целесообразность консультирования ... ». В отличие от предыдущего типа клиентов, проблема здесь уже не в характере. ...

Конечно, на консультанта влияют возраст, внешний вид кли­ентов, характер их рассуждений, демонстрируемая интеллектуаль­ность, социальный статус и т.д. Он ориентируется на них как на гипотетические основания для прогнозов о наличии у клиентов потенциала к построению консультативного взаимодействия и самоизменению. Но нельзя забывать, что в ситуации консульти­рования, как и в любой коммуникативной ситуации, действуют социальные стереотипы (к примеру, консультанты склонны вос­принимать физически привлекательных клиентов как более здо­ровых и позитивных; разговорчивых — как более благополучных; молчаливых, одиноких, вдовых и пожилых — как более трудных; клиентов из неполных семей и воспитанников детских домов — как составляющих «группу риска» и т.д.) и коммуникативные эф­фекты (ореола, первичности, новизны и др.).

Эффективность взаимодействия связана не только с тем, какие техники и приемы используются консультантом, но и с так назы­ваемыми неспецифическими (общими) факторами. К ним отно­сятся некоторые характеристики: 1) клиента (его позитивные ожи­дания к консультированию, надежда, вера; активный поиск по­мощи и т.п.), 2) консультанта (профессионально ценные черты личности; эмпатическое понимание; безоценочность и принятие и т.д.), 3) самого процесса изменения (возможность для катарси-

3 стр., 1227 слов

Совладание с трудными жизненными ситуациями

Опросник решает две задачи: определить отношение человека к трудной ситуации и выявить стратегию его поведения. Процедура проведения: клиент получает бланк с описанием 37 трудных жизненных ситуаций, ознакомившись с которыми, он должен ответить на вопросы: 1) насколько сложна для него описанная ситуация; 2) как он будет вести себя в этой ситуации. К описанию прилагаются возможные варианты ответов ...

25

са и эмоционального отреагирования; овладение новыми элемен­тами поведения; предоставление разумного объяснения или мо­дели для понимания; стимулирование инсайта, осознания, понима­ния; эмоциональное и межличностное научение; внушение и убеждение и т.д.) и 4) методов воздействия (фокусировка на «внут­реннем мире»; создание благотворной окружающей обстановки и др.).

Внимание к их влиянию связано с исследованиями, пока­завшими, что: 1) техники и стратегии, разработанные в разных теоретических подходах, характеризуются сходными показателя­ми успешности; 2) непрофессиональные консультанты, не обу­ченные должным образом специальным техникам, часто демон­стрируют не меньшую эффективность, чем получившие хорошую подготовку профессиональные консультанты; 3) сами клиенты оце­нивают значимость неспецифических факторов более высоко, чем использование специальных техник1.

Ситуация консультирования для клиента достаточно необыч­ная, а часто и вовсе новая в его опыте. В известном смысле она противостоит миру житейской повседневности, и клиент может осуществлять своеобразное «бегство в психотерапевтический про­цесс» (по аналогии с «бегством в болезнь»), погружение в кото­рый содержит своеобразный гедонистический компонент (иными словами, клиент, решившись обратиться к консультанту, получа­ет удовольствие от самого процесса получения помощи, взаимо­действия с ним)2. Конечно, «удовольствие от процесса» не явля­ется единственным источником терапевтического воздействия в консультировании, но всегда стоит помнить, что сама эта ситуа­ция заставляет клиента принимать и пробовать очень многое из того, что в иной ситуации он бы попросту отверг, а то, что реаль­но происходит в консультативном контакте, часто вообще немыс­лимо для него ни в каких других обстоятельствах. Именно этим часто объясняется своеобразный «эффект места» — тот факт, что в процессе взаимодействии с психологом клиент иногда ощущает себя более обнадеженным, воодушевленным, сильным, результа­тивным, свободным и т.д., а покидая «территорию консультанта», с еще большей силой переживает эмоциональную тяжесть возвра­та в повседневность и ощущает груз своих проблем. Именно по­этому в современной консультативной психологии широко об­суждается вопрос о зависимости клиента от терапии.

9 стр., 4339 слов

Профессиональные требования к личности консультанта

... примерно одинакова. В данном случае наш клиент был достаточно открыт и готов к совместной с консультантом работе, благодаря чему в ходе консультации достиг ... хороших личностных результатов. Мы наглядно у видели, что консультант избегает излишней научности в беседе с клиентом ...

Один из распространенных житейских мифов, касающихся консультирования, состоит в том, что консультативная работа не очень трудна: якобы консультант всегда легко и безошибочно по-

1 Моргунов Е. Б. Управление персоналом: исследование, оценка, обучение. — М., 2001.

2 Сосланд А. И. Фундаментальная структура психотерапевтического метода, или Как создать свою школу в психотерапии. — М., 1999. — С. 40—41.

26

нимает клиента, всегда знает, что делать, не волнуется перед кон­сультативными сессиями и не переживает из-за неудач. На самом деле для консультанта, так же как и для клиента, ситуация встре­чи и работы с ним наполнена эмоциональным напряжением, ему требуется приложить усилия по преодолению собственных сомне­ний и беспокойства перед неизвестностью и неопределенностью, несомой клиентом, и т.п. Особенно страдают от тревожности и сильного эмоционального напряжения начинающие консультан­ты, поскольку они до конца не уверены в собственной профессио­нальной позиции и мучаются многочисленными вопросами (что сказать клиенту, как с ним разговаривать, способны ли они будут помочь, разберутся ли в том, что клиент рассказывает, чем запол­нить затянувшуюся паузу, догадается ли клиент об их неопытно­сти, какова будет цена психологической ошибки и т.д.).

Чтобы снизить «профессиональную тревожность», консультан­там рекомендуется принять следующие установки: 1) умеренный уровень тревоги и беспокойства является нормальным явлением даже для очень опытного консультанта и должен восприниматься как полезный, поскольку отражает рефлексивную рабочую пози­цию консультанта в отношении своей деятельности; 2) тревож­ность уменьшается по мере погружения в ситуацию клиента и отвлечения мыслей и чувств от самого себя; 3) на сессии не следу­ет сосредоточиваться на оценивании собственных действий и тем более приписывать оценивающую позицию клиенту, памятуя, что обычно он сосредоточен на самом себе и редко бывает настолько компетентным, чтобы реально оценить опытность, профессиона­лизм и точность действий консультанта (хотя это не означает, что консультант может позволить себе вести себя непрофессионально и относиться к себе некритично); 4) по окончании консультатив­ной сессии полезно разобраться, с чем было связано нарастание тревожности и напряжения, подвергнуть себя самоанализу, при необходимости обсудить возникшие проблемы с более опытными коллегами; 5) консультанту нужно стремиться к тому, чтобы, не нивелируя и не абсолютизируя личностное начало в консультиро­вании, оставаться в работе самим собой: в первом случае (при сосредоточении на образцовом исполнении роли консультанта) взаимодействию грозит выхолащивание специфической интим­ности и искренности; во втором (при демонстрации, что ничто человеческое консультанту не чуждо) — процесс консультиро­вания дрейфует в сторону трансформации в житейский дискурс, и границы между профессионалом и клиентом стираются; наибо­лее оптимальная позиция — синтез профессиональных навыков с личной идентичностью; 6) ошибки могут допустить как начинаю­щие, так и опытные консультанты: дело не в том, чтобы никогда их не совершать, а в способности замечать, исправлять их и в конечном итоге достигать необходимых целей в работе с клиен-

13 стр., 6461 слов

Работа по теме «программированное обучение»

Муниципальное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа № 2 п. Спирово Курсовая работа по теме «ПРОГРАММИРОВАННОЕ ОБУЧЕНИЕ» Автор: Учитель математики высшей категории МОУ СОШ № 2 п. Спирово Авдонина Надежда Валерьевна 2009г. п. Спирово Введение. В психолого-педагогических исследованиях обычное, или тра­диционное, обучение считается плохо управляемым. По мнению большинства ...

27

том; 7) рано или поздно каждый консультант, каким бы большим ни был его опыт, сталкивается с проблемой, с которой он не зна­ет, как справиться; поэтому нужно стремиться к накоплению и систематизации опыта, критически рефлексируя как свои дости­жения, так и свою ограниченность; 8) не стоит руководствоваться в работе грандиозными профессиональными целями («Я должен уметь справляться с любой проблемой», «Я не имею права отка­зать кому-то в помощи»); такая позиция будет подавлять и фрус-трировать консультанта при неудачах и создавать напряжение в работе с клиентами; 9) веря в пользу психологического консульти­рования, нельзя рассчитывать на успех с каждым клиентом: надо понимать, что есть клиенты, с которыми просто невозможно, да и не нужно работать пеихологу; 10) нужно быть добросовестным в работе, не обманываясь сам и не вводя в заблуждение клиента в отношении своих возможностей и результативности консульти­рования; 11) наблюдение ухудшения состояния клиента вместо ожидаемого облегчения — также нормальная картина для кон­сультанта: не стоит надеяться на скорый и видимый результат; консультирование — это определенная инвестиция в будущее кли­ента; 12) консультант не должен излишне «растворяться» в про­блемах клиента, подвергая себя риску «заболеть его болезнью»: максимально задействуя свои профессиональные и личностные ресурсы в работе с клиентом, консультант должен продолжать жить своей собственной жизнью после его ухода1.

13 стр., 6024 слов

Психотерапия энуреза у детей

... государственный медицинский университет Кафедра клинической психологии КУРСОВАЯ РАБОТА Психотерапия энуреза у детей Выполнил: Храмцов В.В ... эффекта очень важно спокойное, но небезразличное отношение консультанта к выслушиваемым жалобам. Беседа со взрослым может ... дает положительный толчок и повышает веру в других клиентов в выздоровление. Происходит взаимоиндукция, «цепная положительная реакция ...

Работа консультанта психологически очень затратна, и «цену профессии» психолог рано или поздно начнет ощущать. Говоря о «профессиональных рисках» в консультировании, обычно имеют в виду: 1) угрозу утратить собственную аутентичность, ежедневно анализируя идентичность клиентов, «утопая» в различных вари­антах проживания жизни; 2) угрозу возникновения психических отклонений из-за работы с постоянным потоком отрицательных переживаний клиентов, столкновения с тяжелыми сторонами их жизни и личности, а зачастую и с психопатологиями; 3) угрозу возникновения осложнений в личной и семейной жизни консуль­танта — постоянное столкновение с проблемами клиентов, требу­ющих от него больших усилий в оказании помощи, приводит к тому, что консультант и сам начинает смотреть на жизнь сквозь «темные очки»; а невозможность выговориться дома или с друзь­ями (отреагировать), «сбросив» груз профессиональных впечатле­ний, иногда приводит к неотпускающему напряжению, тревож­ности, раздражению; высокая эмоциональная затратность профес­сии может «обеднять» домашние и личные эмоции и становиться причиной конфликтов и т.д. Все это осложняется и тем, что в

1 См.: Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. — М., 1999. — С. 127-138.

консультативной работе обычно слаба обратная связь и неопреде­ленны критерии успеха: клиенты приходят, когда им плохо, и почти никогда не возвращаются, чтобы сказать, что у них теперь все в порядке.

В психотерапии зафиксирован «синдром профессионального вы­горания (сгорания)» — состояние эмоционального, когнитивного, а часто и физического истощения, вызванное продолжительной профессиональной нагрузкой консультирующего психолога. Оно переживается консультантом в форме постоянной усталости, опу­стошенности, разочарования в работе, обесценивания и обессмыс­ливания своих способностей и возможностей помогать клиентам, невозможности увлечь себя даже привлекательными сторонами консультативной практики, что совокупно может приводить к дисфории и депрессии. Особенно ему подвержены консультанты, склонные к интроверсии, эмпатичные, тонкие, чувствительные, эмоционально идентифицирующиеся с другими, гуманистически ориентированные, тревожные, рефлексивные и т. п.

4 стр., 1769 слов

Кататимно-имагинативная психотерапия в работе с психологической травмой (символдрама)

Тема: «Кататимно-имагинативная психотерапия в роботе с психологической травмою (символдрама)» ВСТУПЛЕНИЕ Так сложилось, что способность человека воспринимать окружающий мир зависит от его способности видеть, слышать, осязать, то есть от тренированности соответствующих органов. Существует грань, которую ни специальные приборы, ни полученные с помощью разума знания не помогают переступить. ...

К числу факторов, способствующих возникновению «синдро­ма выгорания», обычно относят монотонность и рутинность про­фессиональной деятельности, регламентацию и жесткую подот­четность работы (в некоторых учреждениях), необходимость при­нимать немотивированных к взаимодействию клиентов, а также отсутствие признания, благодарности, положительной оценки ра­боты при том, что психолог максимально вкладывает в нее личност­ные и профессиональные ресурсы. Эти проявления усиливаются, если у самого консультанта имеются нерешенные личностные проблемы, если он не находит поддержки в профессиональном коллективе (отношения с коллегами напряженные, конфликтные, изобилующие критикой) и дома, не имеет времени для профессио­нального и личностного самосовершенствования, самореализации, а порой и просто для отдыха.

Но верно и обратное: установление позитивного и продуктив­ного контакта с клиентом на сессии, успешность работы, пережи­вание совместности и т. п. рождают своеобразный консультатив­ный драйв, в русле которого консультант действует более свободно, эффективно и творчески. Накопление положительного опыта, насыщение деятельности личностными смыслами, принятие лич­ной ответственности за нее, сочетание профессиональной дея­тельности с хобби, научной работой, преподаванием (отсутствие фиксации только на консультировании), свобода самореализации в профессии, внесение разнообразия в каждодневную практику и т. п. делают консультанта более эффективным и устойчивым к «вы­горанию». Безусловно, поддержка со стороны семьи, друзей, на­личие возможностей для профессионального и личного общения и профессиональная работа с собственными переживаниями так­же становятся средствами профилактики указанного синдрома.

28

29

Несмотря на достаточную фиксированность социальных ро­лей, внутреннее психологическое пространство межличностных консультативных отношений может быть организовано по-разно­му. Наиболее устоявшиеся в практике варианты: «пациент—тера­певт», «клиент—консультант», «больной —целитель».

Исторически первичная модель отношений «пациент —тера­певт» корнями уходит в медицину и изначально предполагает неко­торую асимметричность: кажется, что терапевт объективен и прав, ему лучше известно, что нужно пациенту для излечения, у него как бы есть право вмешиваться в его жизнь, настаивать на выпол­нении рекомендаций, критиковать за пренебрежение ими и т.д.

Распространенная модель «клиент — консультант» основана на идее социального партнерства, и психолог старается выглядеть в ней помощником, не навязывающим клиенту свои предложения, а, наоборот, всячески стремящимся пробудить собственную от­ветственность клиента за все, что с ним происходит, иницииро­вать его активность. Позиция равенства восходит к принятому в психологии субъект-субъектному принципу (в противовес субъект-объектному) и предполагает гибкое поведение консультанта: при необходимости он может занять направляющую позицию, чтобы утвердить клиента в правильности сделанного им выбора, апел­лируя к своему опыту и профессиональным знаниям, или же сле­довать за инициативами клиента как субъекта своего жизнетвор-чества, подчеркивая его роль в принятом решении и тем самым поднимая уровень самоуважения, веры в себя.

Модель «больной— целитель» в современном социально-культур­ном контексте часто воспринимается как взаимодействие, осно­ванное на манипуляциях и шарлатанстве. О прямом шарлатан­стве речь идет тогда, когда «целитель» заботится не столько о кли­енте, сколько о себе, своем финансовом благополучии, социаль­ном престиже, «лечит» нечетко установленные «заболевания» (ча­сто психосоматического характера, для которых нет эффективных средств терапии и однозначных критериев вылеченности: хрони­ческое утомление, невралгии, мигрени, невротические состояния, страхи) псевдонаучными методами, заверяя клиента в необходи­мости длительного и финансово затратного «лечения», давая лю­бые обещания и преувеличивая необходимость именно своего уча­стия в «выздоровлении».

Но здесь следует сделать три оговорки. Первая: кажется неве­роятным, но шарлатаны могут облегчать страдания человека даже быстрее, чем честно работающий профессионал, во многом бла­годаря исключительной вере в себя, свои собственные способно­сти, целительский дар, харизму, избранность и пр. и прямому, беззастенчивому внушению подобных идей клиенту. Кроме того, как пишет А. И.Сосланд, такая исцеляющая «харизматическая личность востребована в психотерапевтической практике именно

потому, что эмпирическая легитимация обоснованности… теорий и эффективности техник является крайне сомнительным де­лом. Своеобразная маргинальность психотерапии также создает предпосылки для спроса на харизматическое»1. Описанные И. Шиф-фером «харизма человека со стороны», «харизма неполноценно­сти», «харизма призвания», «харизма притворства», а также «бой­цовская позиция» и «новаторский жизненный стиль» харизмы2 являются чрезвычайно привлекательными для клиентов, «соблаз­няя их к терапии» всеми возможными средствами, вплоть до — парадокс! — высоких ставок гонораров: «пациенты часто бывают на стороне корыстных аналитиков. Объясняется это просто. Люди готовы платить большие деньги, поскольку при этом у них возни­кает ощущение, словно они покупают себе аналитика, и чем до­роже стоит психотерапевт, тем эффективнее его методы лечения»3.

Вторая оговорка: «целительство» не требует от клиента прило­жения собственных психологических усилий, работы над собой, преодоления себя и самораскрытия, оно требует лишь безуслов­ной веры в целителя, в применяемый им метод и в чудо одномо­ментного избавления от несчастий при условии, что он точно и без раздумий (некритично) следует указаниям целителя. Поэтому в сфере социальных услуг оно часто имеет не менее высокий рей­тинг, чем профессиональное психологическое консультирование (все как бы чудесным образом приходит само, без личных напря­женных усилий, самоограничений, самоконтроля и пр.).

Здесь стоит добавить, что в современных социально-эконо­мических условиях заметен явный крен в сторону превращения психологического консультирования в сферу социальных услуг, своеобразной «сервисной службы». Таким образом ориентирован­ные представители профессиональной субкультуры перестраивают привычные модели консультативных отношений на отношения «продавец—потребитель», последствия чего еще требуют специ­альной рефлексии профессионального сообщества. Но уже сей­час в отдельных терапевтических практиках отчетливы тенденции потакания желаниям клиента без особого их анализа, развлекания его играми и упражнениями, техниками с броскими или экзоти­ческими названиями (особенно популярны аллюзии с восточны­ми, северными или языческими практиками) с целью общего улуч­шения (профилактики) психологического здоровья и самочувствия, тяготение к групповым формам работ и т.д.

Третья и самая важная оговорка: даже профессиональные кон­сультанты могут иногда ловить себя на схождении к позиции ха-

1 Сосланд А. И. Фундаментальная структура психотерапевтического метода, или Как создать свою школу в психотерапии. — С. 59.

2 Там же. — С. 63-99.

3 Гуггенбюль-Крейг А. Власть архетипа в психотерапии и медицине. — СПб., 1997. — С. 33.

30

31

ризматического «целителя», поскольку подчас пространство кон­сультативной сессии и складывающиеся в нем отношения могут актуализировать бессознательное стремление к власти над клиен­том. Этому способствует то обстоятельство, что, попав в позицию клиента, даже взрослый человек иногда настолько сживается с ней, что с готовностью «превращается в маленького ребенка, ко­торый плачущим голоском просит апельсинового сока»1: тем са­мым он бессознательно делегирует консультанту позицию «спа­сителя» и актуализирует «комплекс Бога» даже у очень квалифи­цированного специалиста.

В этих условиях незаметно для самого консультанта и стреми­тельно увеличивается ощущение собственной значимости, замет­но удлиняется психологическая дистанция между «психологами» и «другими людьми», и клиенты, в противоположность харизматич-ным консультантам, начинают казаться каким-то иным — слабым, наивным, глуповатым и беспомощным — классом, постоянно одо­леваемым бедами и несчастьями. Так рождаются «грандиозное Я» консультанта2, профессиональный нарциссизм, некритическое от­ношение к результатам собственной деятельности и пр., а «про­фессиональная нарцистическая защита, бегство от нарцистиче-ских травм делают любого терапевта весьма близоруким в оценке собственных неудач, очень зорким при поиске положительных изменений в процессе терапии, а кроме того, очень изобретатель­ным в объяснении причин отсутствия успеха»3. Эти ситуации, безусловно, должны становиться предметом специальной рефлек­сии консультанта, а в ряде случаев требуют обращения к помощи более опытных коллег.

При обсуждении отношений, складывающихся в паре «кон­сультант—клиент», в качестве значимых часто рассматривают и факторы внешней организации их взаимодействия, обычно — со­циально-психологические характеристики построения простран­ства консультативных сессий.

Консультирование в принципе не требует какой-то особой об­становки для своего осуществления, но в литературе можно найти перечни условий, которые косвенно могут влиять на взаимодей­ствие клиента и консультанта. В частности, речь идет о том, что лучше консультировать в тихом, комфортном, достаточно изоли­рованном помещении, в котором нет предметов, раздражающих клиента или отвлекающих внимание: «изоляция» часто предпи­сывается этическими кодексами как необходимое средство обес­печения максимального самораскрытия клиента. Среди факторов

1 Гуггенбюль-Крейг А. Власть архетипа в психотерапии и медицине. — С. 59.

2 Якоби М. Встреча с аналитиком. Феномен переноса и человеческие отноше­ ния. — М., 1996.

3 Сосланд А. И. Фундаментальная структура психотерапевтического метода, или Как создать свою школу в психотерапии. — С. 47.

комфорта отмечают мягкое освещение помещения, пастельные цвета стен и штор, отсутствие шумов, удобную мебель, эстетичные элементы декора. Расположение психолога и клиента в современ­ном консультативном процессе жестко не регламентируется — они могут сидеть на расстоянии примерно метра друг от друга, рядом или напротив, их кресла могут располагаться под прямым углом друг другу или наискосок и т.д., лишь бы обоим было удобно.

Консультантам рекомендуется не отвлекаться в работе с кли­ентом (не отвечать на телефонные звонки, не отвлекаться на по­сторонние действия), не опаздывать и не отменять без уважитель­ных причин консультацию, не «занимать» время других клиентов, если им было назначено точное время визита, и т.д. Нерегуляр­ность и непостоянство места и времени сессий, перенесение кон­сультативных встреч в так называемую неформальную обстановку (в бар, в парк, за город и пр.), допущение фамильярности в отно­шениях (содействие со стороны клиента рекламе консультанта в форме рекомендации его услуг третьим лицам, выполнение его бытовых поручений, дарение подарков, оказание финансовых ус­луг и пр.), вторжение в структуру консультирования житейского дискурса, телесный контакт и пр. считаются нарушениями в си­стеме отношений «клиент—консультант».

2.2. Профессиональная ментальность, особенности сознания и личности консультанта

Сложность и многоплановость проблем, с которыми прихо­дится иметь дело консультанту, необходимость постоянно взаи­модействовать с самыми разными людьми требуют от него вы­сокого уровня профессиональной компетентности, мастерства, жизненного опыта. Более того, «среди потенциальной клиентуры существует спрос не столько на метод терапевтической работы, сколько на особые свойства личности, которыми, как это пред­ставляется пациенту, наделен «эффективный» психотерапевт»1. Но верно ли, что существует особая предрасположенность личности к консультативной работе?

Оставив в стороне теоретически сложный и этически неодно­значный вопрос о специальных задатках и способностях, а также приняв как аксиому наличие специального психологического об­разования, владение теориями, техникой, приемами консульта­тивной работы, к анализу особенностей сознания и личности кон­сультанта мы подойдем со стороны содержания и сущности той деятельности, для которой они развиваются и специфизируются.

1 Сосланд А. И. Фундаментальная структура психотерапевтического метода, или Как создать свою школу в психотерапии. — С. 9.

32

Контрольные вопросы

Sapogova_GL_2_PROFESSIONALIZM_KONSUL_TANTA_2_1 — Стр 2

  1. Что является основным средством воздействия консультанта на кли­ента?
  2. Чем можно объяснить тот факт, что непрофессиональные консуль­танты, не обученные должным образом специальным техникам, часто демонстрируют не меньшую эффективность, чем получившие хорошую подготовку профессиональные консультанты?
  1. Почему клиенты иногда осуществляют своеобразное «бегство в психотерапевтический процесс»?
  2. В чем неконструктивность таких установок консультанта: «Я дол­жен уметь справляться с любой проблемой», «Я не имею права отказать кому-то в помощи»?
  3. В чем суть синдрома профессионального выгорания?
  4. Как вы понимаете категорию со-переживания, со-проживания со­бытий жизни клиента в профессиональной деятельности консультанта?