ГЛАВА III. СУГГЕСТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА В ПРИКЛАДНОМ

ГЛАВА III. СУГГЕСТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА В ПРИКЛАДНОМ

АСПЕКТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ МЕДИЦИНСКОЙ МОДЕЛИ

ТЕРАПИИ)

Творческое слово создает мир…

А.Белый

А умею научить,

Чтоб нежданное случилось,

Как навеки приручить

Ту, что мельком полюбилась.

Славы хочешь? — У меня

Попроси тогда совета…

А.Ахматова

Эксперименты, описанные в предыдущей главе, показали, что мо-

гущество языка, практически, безгранично, и мы едва ли представля-

ем его возможности в полном объеме в силу ограниченности своих

знаний. При этом максимальное количество упреков и предостережений

против исследований в этой области связано с мнением об «опаснос-

ти" такого рода исследований и обвинением в «спекуляции» на мифах

населения.

Опасность действительно есть. Но еще опаснее — неведение. Как

писал Г. К.Честертон в рассказе «Лиловый парик»: «Где бы вы ни уви-

дели людей, коими правит тайна, в этой тайне заключено зло. Если

дьявол внушает, что нечто слишком страшно для слуха, — выслушай-

те… И если померещится, что некая истина невыносима — вынесите

ее". Только неведение по-настоящему страшно…

А что касается «мифов населения» — все равно существует ус-

тойчивое общественное мнение о том, что некие спецслужбы обладают

«психотронными полигонами», и у них есть тайная власть, невидимая

сила, способная причинить вред любому. И еще люди по-прежнему ве-

рят в ведьм, колдунов и сверхъестественные силы, изучают магию

(под каким бы названием она не преподносилась — так проявляются

архетипы коллективного бессознательного по К.Г.Юнгу), и защитные

механизмы страха в них не ослабевают. Каждому хочется стать Побе-

дителем, быть счастливым и любимым, понять других и себя. Магия

языка — вот ключ к подсознанию, условие самосовершенствования.

Данная глава посвящена применению разработок суггестивной

лингвистики в дискурсе «врач-пациент», оптимизации социально-пси-

19 стр., 9413 слов

ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАЩИТ.

... .1 Характеристика выборки и этапы исследования..........................................25 2.2 Описание методов и методик исследования................................................26 ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАЩИТ...................................................................................................................31 3.1 ...

хологической и медицинской моделей терапии благодаря методам прик-

ладной лингвистики.

1. Применение разработок суггестивной

лингвистики в дискурсе «врач-пациент»

Докторъ — обычно называют так

только доктора медицины, а вообще

и всякаго врача, лекаря.

В.Даль

Мы понимаем дискурс как сложное коммуникативное явление,

включающее в себя текст (корпус текстов) и социальный контекст,

дающий представление как об участниках специальной коммуникации,

так и о процессах производства и восприятия сообщения (См.: ван

Дейк Т.А., 1989, с.113).

Дискурс «врач-пациент» предполагает нали-

чие особой социально-психологической роли доктора, что, в свою

очередь, придает особый сакральный вес всем его вербальным дейс-

твиям: каждому слову, каждой фразе: будь то диагноз или замечание

бытового характера. Не касаясь пока способов создания роли докто-

ра, мы остановимся на приемах профессионального использования язы-

ковых методов в медицинской модели терапии.

Сложно человеку осознать свои барьеры, изменить имя и себя.

Есть много путей к самопознанию. Например, свободные ассоциации:

метод, издавна используемый в психологии и психиатрии. Свободный

ассоциативный эксперимент используется психоаналитиками для толко-

вания различных состояний личности. Так, в книге А. Эткинда мы на-

ходим такое свидетельство очевидца: «Однажды, говорила Лу, мы си-

дели с Рильке в поезде и играли в свободные ассоциации. Вы говори-

те слово и партнер говорит любое слово, какое придет в голову. Мы

так играли довольно долго. Неожиданно мне пришло в голову объяс-

нить, почему Рильке захотел написать свою повесть о военной школе,

и я ему сказала об этом. Я объяснила ему природу бессознательных

сил, которые заставляют его писать, потому что они были подавлены,

когда он был в школе. Он сначала засмеялся, а потом стал серьезным

и сказал, что теперь он вообще не стал бы писать эту повесть: я

13 стр., 6456 слов

Поэтика «Звезды Соломона» А.И. Куприна

... изучены («Жидкое солнце», «Звезда Соломона»). Предметом нашего исследования является повесть «Звезда Соломона», написанная ... с козлиными ноздрями), повествователь вызывает определенные ассоциации, позволяющие читателю узнать образ черта в ... с дьяволом якобы на следующий день после 26 апреля. Он двое ... в науку, - пересмотреть квадратики на свет. В повести переплетается действительность и фантастика. ...

вынула ее из его души. Это поразило меня, тут я поняла опасность

психоанализа для художника. Здесь вмешаться — значит разрушить.

Вот почему я всегда отговаривала Рильке от психоанализа. Потому

что успешный анализ может освободить художника от демонов, которые

владеют им, но он же может увести с собою ангелов, которые помога-

ют ему творить" (1993, с.32−33).

Действительно, психоанализ вторгается в сокровеннейшие пере-

живания личности и влияние его двояко. С одной стороны — называет-

ся ранее неосознанное, расширяется «карта мира». А с другой — есть

опасность, что человек с его переживаниями будет замурован в мав-

золей представлений (возможно, ошибочных) психоаналитика. Недаром

люди инстинктивно всегда стараются преукрасить себя, особенно,

когда отвечают на вопросы тестов или ассоциируют. Луна, солнце,

звезды, ветер — яркие образы — значит, и на душе должно быть спо-

койно. А лингвистика (прежде всего в лице А.П.Журавлева) говорит:

«Нет! Все не так-то просто! Нужно еще учитывать единство формы и

содержания…" Что ж, посмотрим. Займемся лингвистическим психоа-

нализом: безобидным и показательным.

21. Свободные ассоциации как метод контроля групповой динамики

День 1: свет, улыбка, тепло, облако, небо, солнце, круглый,

озеро, чудесный, муха, начало, лесть, полумесяц, пыль, костер, во-

да, химик, камень, мох, темнота, дым, желтый, дерево, стоять, пе-

сок, прохлада, галька, озеро, пространство, сфера, мой, закат,

лес, трава, свет. (Фоносемантические признаки: минорный (12,35),

устрашающий (10,30), зловещий (10,23), печальный (9,65), темный

(8,10), тяжелый (8,03), суровый (8,02); черный, желтый).

День 2: тень, день, звезда, ночь, звезды, огонь, костер, дро-

ва, дерево, лес, небо, хвоя, солнце, часто, редко, глубина, высо-

та, море, ветер, корабль, волны, пейзаж, полет, душа, рыбак, сте-

на, голубое, лампа, дерево, небо, свет, тень, кровать, машина,

скорость, бежать, идти, огонь. (Фоносемантические признаки: угрю-

15 стр., 7113 слов

Ослепительное солнце. 1997

... То есть получается противопоставление света тьме и активности инертности. Что мы видим в окне? Маленькое солнце в виде небольшого белого ... картины, где изображено не само солнце, а его отражение в воде. Как, например, на картинах «Солнечный день» 12 (1999), «Отражение ... масло. 32,5х24,5 Собственность семьи автора   Солнечный день. 1999 Бумага, гуашь. 22х30 Собственность семьи автора   ...

мый (9,89); суровый (9,79), сильный (8,60); белый, зеленый, корич-

невый, синий).

День 3: тепло, ритуал, роса, тишина, пламя, нога, тревога,

свет, перенос, уход, вперед, назад, быстро, анализ, голотроп, си-

натроп, тетрадь, песня, книга, дверь, дыра, окно, сквозняк, дви-

гаться, бежать, лететь, шум, лампа, блюдце, чашка, голубой, бетон,

серое, крыша, имя, дым, дрожание, покой, экстаз, спокойствие, во-

да, свет, звезда. (Текст нейтральный; серый, зеленый, коричневый).

День 4: отрава, трава, ритуал, шаман, колдун, шалаш, игра,

война, сон, пробуждение, утро, восход, желтое, заря, роса, лес,

солнце, ветер, вода, воздух, окно, занавески, алюминий, звезда,

серебро, серьга, хвоя, вода, золото, свет, темнота, быстрота,

мысль, хорошая, очень, сияние. (Фоносемантические признаки текста:

сильный (15,33), суровый (11,95), возвышенный (9,97), яркий

(8,05); белый, красный, зеленый, синий).

Если сравнить характеристики этих четырех текстов, можно за-

метить, как менялось настроение и состояние группы: от минор-

но-устрашающего-зловещего к угрюмому-суровому-сильному — нейтраль-

ному — сильному-суровому-возвышенному. Есть слова, которые повто-

ряются от текста к тексту: вода, свет, лес, солнце. Если анализи-

ровать семантику, то образы приблизительно одинаковые, разве что в

третьем тексте больше названий обыденных предметов (лампа, блюдце,

чашка, крыша) — так что его «нейтральность» можно было предполо-

жить априорно.

В любом случае, такие лингвистические замеры состояния, спло-

ченности группы (либо на каждом занятии, либо в начале и конце ра-

боты) могут служить дополнительным и в достаточной степени объек-

тивным показателем ее динамики.

22. Лингвистический психоанализ в работе с личностью

Если психоаналитик стремится при помощи анализа свободных ас-

социаций найти какие-то смысловые опоры для дальнейшей работы с

пациентом и настраивает на его отдельные слова свои собственные

14 стр., 6532 слов

Архетипы света и тьмы в романе В. Вульф «На маяк»

... жить своей жизнью: «Теперь день за днем луч света, отражением лилии на воде, ... , вода, гора, птица, змея, дорога. Каждый человек обладает врожденной способностью продуцировать символы ... - сравнительный и сопоставительный анализ художественного текста. Методологическая база. В процессе создания ... например, этим светом… Луч - молодцом, и сама она - молодцом; оказалась сильна, проницательна и прекрасна ...

(субъективные) тексты, то в случае лингвистически ориентированной

процедуры нас интересует в первую очередь эмоциональное (истинное)

состояние личности, во вторую — визуализация его ассоциаций, вклю-

чая выделение «ключевого» слова в точке золотого сечения; и нако-

нец, построение нового текста на основе реально произнесенных че-

ловеком слов, а не собственных ассоциативных цепочек. Причем, это

может быть как разовая процедура, так и способ регулярного воз-

действия. Проиллюстрируем то же самое на конкретных примерах.

1) Первичная диагностика. Психотерапевт впервые встречается с

пациентом, пытается разобраться в его эмоциональном состоянии. Ес-

тественно, он слышит жалобы на плохое самочувствие, сниженный эмо-

циональный тонус и т. д. Можно протестировать человека, например,

при помощи теста Люшера. Но учитывая распространенность данного

теста и наличие обширной литературы, вряд ли всегда можно расчиты-

вать на полную объективность: кто-то приукрашивает себя; кто-то

усугубляет свое состояние, отвергая «основные» цвета. И вдруг че-

ловека просят закрыть глаза и произносить любые слова, которые

приходят в голову. Например:

«Картошка, малина, земляника, мороженое, конфеты, сыр, соба-

ка, кошка, попугай, корова, лошадь, птицы, ножницы, книга, тет-

радь, ручка, карандаш, билет, мяч, небо, лес, трава, кустарник,

земля, стол, стул, табуретка, кастрюля, тарелка, ЧАШКА, ложка,

вилка, нож, коробка, фотография, альбом, самолет, поезд, автобус,

трамвай, машина, окно, дверь, стена, потолок, пол, кровать, подуш-

ка, простыня" (случай из практики доктора А.В.Кылосова).Фоносеман-

тические признаки текста: устрашающий (13,44), темный (12,06), су-

ровый (10,43).

«Золотое сечение» падает на слово «чашка». Ассоциа-

ции проходят «блоками»: свежие продукты, животные, канцелярские

принадлежности, природа, предметы домашнего обихода, транспорт,

14 стр., 6728 слов

Анализ и критика текста

... хорошо известный текст - акафест пресвятой Богородицы. первый рифмованный текст в истории поэзии, скорее всего. На западе - распространился текст "день гнева", ... дополнительные ударения. В стихотворении есть более и менее сильные ударные - на разные слоги стиха ударение паадет с ... говорит". Продолжил Тютчев. Такой размер подходит к стихам про дорогу и время. Бунин и Гумилев - предчувствие смерти. ...

окружающая больничная обстановка. Даже на уровне смыслов можно по-

нять, что больному хочется на волю, в обычную жизнь, к свету и жи-

вотным и свежим продуктам, а реальность — окно, дверь, стена, по-

толок, пол, кровать, подушка, простыня и создают то настроение бе-

зысходности, которое компьютер определил как устрашающее, темное,

суровое…

2) Еще один пример. Ассоциации пациентки: «Погода, снег, до-

ма, шторы, картина, свет, стулья, солнце, море, батарея, трамвай,

дорога, машины, магазины, сауна, общежитие, обои, ТЕЛЕФОН, книги,

ключи, сок, труба, крыша, лыжи, телевизор, пироги, сын, муж, квар-

тира, друзья, работа". (Фоносемантические признаки текста: сильный

(14,79), суровый (14,45), зловещий (11,13), яркий (11,00), угрюмый

(9,52); черный, голубой, фиолетовый, синий, зеленый).

Как видим,

преобладают характеристики из нижней части шкалы, да и весь текст

в целом можно охарактеризовать как «жесткий». Золотое сечение — на

слове «телефон». Телефон — это связь, система электрических аппа-

ратов и устройств для передачи на расстояние речи. Общение — вот

ключ и еще преодоление обыденности существования. Сказать слово

свое и быть услышанной. Тогда и дорога, и общежитие и работа ста-

нут солнечными и светлыми, и даже снег. Счастье, по В.И.Далю — же-

ланная неожиданность.

А затем можно отредактировать текст — превратить его в мяг-

кий, заменяя одни слова другими, подбирая эпитеты, синонимы, анто-

нимы. Текст будет меняться на глазах, а вместе с ним и человек.

23. Пример работы со «сглазом».

Пациентка назвала следующие слова: «бог, свет, разум, добро,

радость, красота, здоровье, благополучие, компьютер, дорога, небо,

солнце, весна, счастье, книга, стол, стул, ВЕДРО, дорога, дождь,

снег, дорога, картина, собака, кошка, дом, работа, друзья, колле-

ги". Жалобы на головную боль. Фоносемантические признаки текста:

суровый (25,25), угрюмый (20,96), сильный (20,64), возвышенный

10 стр., 4658 слов

Принципы интонационного воплощения текста маленькой трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери» в опере Римского-Корсакова

... вокальной партии Моцарта резко контрастируют с суровой и жесткой партией Сальери. В тексте пушкинской трагедии стоит ремарка: «Старик играет ... чрезвычайно выразительный и зловещий мотив. Он развивается в оркестре тогда, когда Моцарт признается: «Мне день и ночь покоя ... виде ниспадающих диссонирующих ходов, чередуются со столь же зловещими короткими аккордами - это снова связанное с мотивом убийства ...

(14,17), зловещий (12,99), яркий (12,25), бодрый (11,31), устраша-

ющий (9,82); а также белый, коричневый, желтый. В целом текст

жесткий, очень эмоциональный, хотя и амбивалентный (угрюмый-силь-

ный, возвышенный-зловещий и пр.).

Именно эта амбивалентность и на

уровне формы, и на уровне содержания показывает, что у человека

есть ресурсы и желание избавиться от своего недуга. В золотом се-

чении слово — ВЕДРО, а в самом тексте — дождь, свет, разум, бог,

добро, здоровье. Каким образом связать ведро и голову? Конечно,

через идею воды, идею обливания. Так появился Заговор от сглаза:

Обольюсь ледяною водою.

Утром, вечером и каждый день.

Вода, водичка, ледяная водица!

Смой боль, грязь и сглаз!

С каждым новым днем

Светлая ГОЛОВА, светлый ум.

Семь-ю-семь! Белки краснеют, здоровеют!

Веки с повеки отныне и до веку!

(Фоносемантические признаки текста: яркий (11,71), светлый

(10,82), радостный (8,86); сиреневый, синий, коричневый, красный).

В золотом сечении — светлая голова, светлый ум. Рекомендуется про-

износить во время обливаний холодной водой из ВЕДРА. Таким обра-

зом, налицо лингвистическая коррекция личности в рамках языческой

мифологии и с учетом нескольких формальных закономерностей.

24. Пример использования лингвистического психоанализа для

2оценки изменения эмоциональных состояний личности во время работы

2динамической группы. 0

Ассоциации записывались испытуемой после окончания работы

группы под медитативную музыку в течении 5 минут (пример доктора

А.В.Кылосова):

1 день: сосны, солнце, озеро, лес, лето, отдых, небо, прек-

расно, стул, кресло, пол, стены, лист, бумага, учебник, аудитория,

корпус, институт, транспорт, автобус, проездной, штраф, деньги,

стипендия, талоны, столовая, еда, перерыв, лекция, практика, кори-

дор, сапоги, ботинки, одежда, дождь, зонт, остановка, рельсы,

трамвай, люди, деревья, дома, улица, город, дорога, дом, мама,

тепло, уют, вечер, друзья, телевизор, программа, кино, кинотеатр,

театр, цирк, билеты, свет, огни, артисты, кресла, зал, спектакль,

занавес, аплодисменты, раздевалка, обувь, зеркало, расческа, тем-

нота. (Текст: зловещий, сильный; ритмичность низкая).

2 день: время, идти, королева, лед, снег, убранство, зима,

богатство, серебро, горки, лыжи, санки, поход, костер, печка, па-

латка, голод, усталость, ужин, сон, сказка, действительность, ут-

ро, день, вечер, ночь, звезды, луна, небо, вершины, заснеженные,

величественные, громадные, большие, восторг, радость, счастье, до-

рога, лужи, вода, солнце, деревня, тепло, дом, автобус, поезд, ка-

никулы, школа, уроки (Текст: угрюмый, зловещий, устрашающий, суро-

вый, сильный; ритмичность средняя).

3 день: волк, глаза, уши, нос, морда, звери, лес, деревья,

птицы, зелень, трава, цветы, грибы, ягоды, горы, подъем, вершина,

спуск, отдых, ужин, вечер, костер, песни, гитара, дорога, поезд,

проводник, станции, остановки, дни, время, лето, года, жизнь, шум,

непрестанно, разговоры, спорт, ссоры, сплетни, ложь, вранье, раз-

борки, девушки, сирень, весна, яблони, солнце, небо, звезды, луна,

планеты, млечный путь, комета, спутник (Текст: зловещий, устрашаю-

щий, минорный, угрюмый, суровый, темный, сильный, тяжелый; ритмич-

ность средняя).

4 день: время, пошло, часы, минуты, секунды, будильник, зво-

нок, утро, день, вечер, ночь, сон, душно, жарко, одеяло, подушка,

форточка, глоток свежего воздуха, облегчение, свобода, радость,

заря, розовая полоска на востоке, шесть часов утра, подъем, завт-

рак, дорога, автобус, люди, хочется спать, контроль, трамвай, инс-

титут, группа, подруги, преподаватель, тема, контрольная, оценки,

переживание, удовлетворение, радость, недовольство, конец пары,

перерыв, разговор, осуждение. (Текст: сильный, угрюмый, суровый,

возвышенный, устрашающий, бодрый; ритмичность низкая).

5 день: пол, паркет, доски, бревна, деревья, роща, поляна,

лес, река, озеро, море, океан, земной шар, мир, вселенная, космо-

логия, космос, полеты во сне и наяву, сновидения, сказки, мифы,

легенды, сказания, баллады, деревня, пыльная дорога, жаркий день,

нещадно палит солнце, ужасно хочется искупаться, вода прозрачная,

прохладная, текущая, свежая, настроение поднимается, бодрость,

свежесть, активность, радость. (Текст: нейтральный, ритмичность

низкая).

6 день: солнце светит мягко и ласково, шумит, бурлит, течет,

жизнь, деревья, весна, май, подснежники, белые, ласковые, первые

цветы, тепло, приятно прогуляться по улице, никуда не торопясь, ни

о чем не тревожась, хочется, чтобы все было хорошо, хоть ненадолго

исчезли все заботы и неприятности, можно пойти в гости и просидеть

там долго-долго, а потом потопать домой по ночным улицам, не опа-

саясь за свою или еще чью-то жизнь (Текст: тихий; ритмичность

средняя).

7 день: хорошее настроение, интересует вопрос: где пропала

Люда, ужасно не хочется идти на отработку, так как Феня действует

на меня угнетающе; примерно так же я себя ощущала при встрече с

Онищенко, я не люблю и боюсь, когда на меня кричат, я сразу теря-

юсь, пугаюсь, замолкаю, даже если твердо в чем-то уверена, надо,

прямо висит этот зачет, он давит, не дает полностью расслабиться и

отдохнуть даже вечером. (Текст: прекрасный, яркий; ритмичность

средняя).

Заметим, что от занятия к занятию меняется не только фоносе-

мантический (эмоциональный) облик текстов, тематика, но и грамма-

тический их состав. Появляются все более сложные конструкции, уве-

личивается количество глаголов (т.е. потребность в действии) —

см. Таблицу 20.

Таблица 20

Сравнительный анализ свободного ассоциативного эксперимента

пациентки в течение 7 дней (фоносемантические признаки и

грамматический состав (в %%).

__________________________________________________________________

Фоносем. д н и

признаки -------------------------------------------------------

части речи 1 2 3 4 5 6 7

__________________________________________________________________

признаки зловещий, угрюмый, зловещий, сильный — тихий прекрас-

сильный зловещий, устраша- угрюмый, ный,

устраша- ющий, суровый, яркий

ющий, минорный, возвышен-

суровый, угрюмый, ный,

сильный суровый, устраша-

темный, ющий,

сильный, бодрый

тяжелый

существит. 98,6 89,8 96,4 82,1 68,6 19,7 12,5

прилагат. — 8,2 1,8 5,4 13,7 4,5 1,6

глаголов — 2,0 — 5,4 7,8 21,2 28,1

местоимен. — - - - - 10,6 17,2

наречий 1,4 — 1,8 3,6 5,9 19,7 18,8

предлогов — - - 1,8 1,9 7,6 9,4

частиц — - - - - 6,1 6,2

союзов — - - - 1,9 9,1 6,2

числит. — - - 1,8 — 1,5 —

всего слов 71 49 56 56 51 66 64

__________________________________________________________________

Если эти формальные лингвистические признаки соединить с се-

мантикой текстов, можно найти очень много пищи для размышлений: от

ссор, сплетен, вранья, разборок — в негативно эмоционально окра-

шенном 3 тексте до хорошего настроения, несмотря на грядущий не-

приятный зачет — в 7.

25. 0 На тех же принципах — комплексном анализе ассоциаций и

присоединении к семантическим полям пациента может быть основано и

воздействие 2библиотерапии. 0

Согласно В.В.Налимову «весь воспринимаемый нами эволюциониру-

ющий мир можно рассматривать как множество текстов… Тексты ха-

рактеризуются дискретной (семиотической) и континуальной (семанти-

ческой) составляющими. Семантика определяется вероятностью задава-

емой структурой смыслов. Смыслы — это есть то, что делает знаковую

систему текстом. Спрессованность смыслов — это не распакованный

(непроявленный) Мир: семантический вакуум" (1989, с.106−107).

При

этом «природа смысла может быть раскрыта только через одновремен-

ный анализ семантической триады: смысл, текст, язык. Процесс по-

рождения или понимания текста — это всегда творческая акция. С нее

начинается создание новых текстов, и ею завершается их понимание.

Все это осуществляется в подвалах сознания, где мы непосредственно

взаимодействуем с образами" (там же, с.117−118).

Суггестивность художественного произведения — в его универ-

сальности, в том, что ему можно приписать бесконечное множество

смыслов. А также в том, что к нему хочется возвращаться неоднок-

ратно. Л.П.Якубинский в статье «О звуках стихотворного языка» (под

стихотворным языком понимается язык художественного поэтического

текста), говорит о том, что как в практическом языке важна смысло-

вая сторона слова, так в языке стихотворном звуки речи всплывают в

светлое поле сознания и эмоционально переживаются. Эмоциональное

отношение, в свою очередь, влечет установление известной зависи-

мости между «содержанием» стихотворения и его звуками; последнему

способствуют также выразительные движения органов речи: «При сти-

хотворном творчестве стихотворец подбирает слова с такими звуками,

для произнесения которых понадобились бы движения органов речи, в

общем соответствующие данным выразительным движениям. …Если поэт

переживает такие эмоции, которым свойственна улыбка (растягивание

губ в стороны), то он, естественно, будет избегать звуков, образу-

емых с помощью выпячивания губ вперед (например, У, О)". (Якубинс-

кий, 1986, с.173).

Таким образом, учитывая форму и содержание, проблему пациента

и имея в качестве ориентира определенную желаемую эмоцию, возможно

подобрать стихи, производящие направленное суггестивное воздейс-

твие. Такая работа может производиться в группе, индивидуально,

под музыку, с использованием свободного ассоциативного эксперимен-

та (более подробно о работе с семантическими полями пациента в

рамках библиотерапии см.: Тамарченко С.А., 1995, с.59−60).

Так, женщина, пережившая трагедию расставания с любимым, най-

дет что-то свое в стихах А. Ахматовой и М. Цветаевой, особенно, если

она ориентирована на сохранение своей ценности, самости, своего

уникального «Я». Процесс, который происходит при прочтении, слуша-

нии этих стихов может протекать в различных эмоциональных направ-

лениях: «удовольствие — неудовольствие», «возбуждение — успокое-

ние", «напряжение — разрешение». Отрицательные эмоции могут быть

доведены до абсурда — после такой операции легче произвести «пере-

формирование" (термин НЛП).

Ниже приведены всего лишь три стихот-

ворения, которые могут быть использованы в подобной ситуации:

А ты думал — я тоже такая,

Что можно забыть меня,

И что брошусь, моля и рыдая,

Под копыта гнедого коня… (А.Ахматова)

(Этот текст «темный» (9,37), «суровый» (8,75), а также чер-

ный, голубой, фиолетовый, синий, зеленый).

Здесь если и присутс-

твует движение, то это движение назад — выше нормальной частотнос-

ти содержание звука О (1,63) и достаточно много У (0,95).

Все это

закрепляет бесповоротность решения, значимость последней фразы (Я

к тебе никогда не вернусь) на фоне собственной значимости, возмож-

ности самостоятельно принимать решения и выполнять их. Момент пе-

рехода (языкового) из пассивной позиции (объекта) в активную

(субъекта) можно наблюдать в следующем стихотворении А.Ахматовой.

Это момент внутреннего переформирования, осмысления случившего,

выработки к нему соответствующего отношения:

Проводила друга до передней.

Постояла в золотой пыли.

С колоколенки соседней

Звуки важные текли.

БРОШЕНА! ПРИДУМАННОЕ СЛОВО —

Разве я цветок или письмо?

А глаза глядят уже сурово

В потемневшее трюмо.

Интересно, что этот текст суггестивно нейтральный, хотя в нем

слабо выражены признаки «возвышенный» (3,97), «бодрый» (3,44),

«яркий» (3,39), «сильный» (3,14), «радостный» (3,07), «прекрасный»

(2,49), «суровый» (2,15), а по цвету этот текст можно охарактери-

зовать как черный, голубой, зеленый, фиолетовый, синий. Движение

назад подчеркнуто превышением нормальной частотности звукобуквы О

(1,45).

Ту же тему продолжает стихотворение М. Цветаевой:

Знакомец! Отколева в наши страны?

Которого ветра клясть?

Знакомец! С тобою в любовь не встану:

Твоя вороная масть.

Покамест костру вороному — пыхать,

Красавице — искра в глаз!

— Знакомец! Твоя дорогая прихоть,

А мой дорогой отказ.

Текст жесткий: «суровый» (17,93), «устрашающий» (11,85),

«зловещий» (9,56), «сильный» (9,48), «темный» (9,07), «возвышен-

ный" (8,62), «угрюмый» (8,61), а также — голубой, черный, сирене-

вый, зеленый, синий, фиолетовый. И вновь превышение нормальной

частотности звукобуквы О (2,78).

Таким образом, тематическое и формальное единство трех приве-

денных стихотворений налицо: движение назад (разрыв), сохранение

самоуважения и активной позиции, переформирование, реальная оценка

ситуации (сквозной признак — «суровый»).

В любом случае, позиция,

мастерски выраженная в художественном слове, становится и элемен-

том поведения и частью речи (в философском смысле этого понятия).

Эти стихи можно слушать, читать вслух, повторять как заклинание,

переписывать, представлять в картинках, изображать жестами, нахо-

дить ключевые слова… И т.д.

Секрет такого эмоционального воздействия художественной лите-

ратуры открывает Г. Миллер: «Ежедневно мы убиваем наши лучшие ду-

шевные порывы. Вот почему у нас начинает болеть сердце, когда мы

читаем строки, написанные рукой мастера, и чувствуем, что они

словно выдраны из наших сердец, ведь наши собственные прекрасные

стремления задушены в зародыше, ибо нет веры в силу, нет дара раз-

личать истинную красоту и правду. Любой человек, когда успокаива-

ется и становится предельно откровенным с самим собой, способен

говорить глубочайшие истины. Все мы происходим из единого источни-

ка. Поэтому нет никакой тайны в происхождении вещей. Мы все явля-

емся частью творческого процесса, а, следовательно, все мы короли,

музыканты, поэты; просто нам необходимо раскрыться, обнаружить си-

лы, спрятанные в глубине нас самих" (1994, с. 33).

Весь вопрос

только в профессиональном отборе текстов, универсально воздейству-

ющих на многих людей…

26. Вокальная терапия 0 — еще один комплексный способ воздейс-

твия поэтическим словом, усиленным музыкой. Н.В.Гоголь так писал о

малоросских песнях: «Самая яркая и верная живопись и самая звонкая

звучность слов разом соединяются в них. Песня сочиняется не с пе-

ром в руке, не на бумаге, не с строгим расчетом, но в вихре, в

забвении, когда душа звучит и все члены, разрушая равнодушное,

обыкновенное положение, становятся свободнее, руки вольно вскиды-

ваются на воздух и дикие волны веселья уносят его от всего. Это

примечается даже в самых заунывных песнях, которых раздирающие

звуки с болью касаются сердца. Они никогда не могли излиться из

души человека в обыкновенном состоянии, при настоящем воззрении на

Глава 3 — Стр 2

предмет. Только тогда, когда вино перемешает и разрушит весь про-

заический порядок мыслей, когда мысли непостижимо — странно в раз-

ногласии звучат внутренним согласием, — в таком-то разгуле, тор-

жественном больше, нежели веселом, душа, к непостижимой загадке,

изливается нестерпимо унылыми звуками. Тогда прочь дума и бдение!

Весь таинственный состав его требует звуков, одних звуков. Оттого

поэзия в песнях неуловима, очаровательна, грациозна, как музыка"

(1952, с.95).

Арттерапия (вокальная терапия) — древний способ адаптации

личности. «В музыке есть невысказанное слово», — говорил Ч.Дарвин.

Добавим к этому: в слове есть невысказанная музыка. Недаром звук и

ритм являлись основой любой магической системы, а пение и есть

концентрация звука и ритма. Ч. Дарвин назвал пение «эмоциональной

речью". В трудах Л.С.Рубинштейна мы встречаем любопытную точку

зрения, согласно которой древний человек вначале научился петь, а

уж потом говорить. Этнографы связывают пение с наличием тяжелой

работы и естественным стремлением человека ее облегчить. Для каж-

дого вида труда — сев, жатва, молотьба, обработка льна, ткацкие

работы и т. д. существовали специальные песни, которым обучали с

детства. Была у каждого и «своя» песня, которая охранялась (так же

как и имя).

Г. Гессе в романе «Игра в бисер» утверждает: «Музыка — средс-

тво одинаково настроить множество людей, дать одинаковый такт их

дыханию, биению сердца, состоянию духа, вдохновить на мольбу веч-

ным силам, на танец, на состязание, на военный поход, на священно-

действие". Л.Н.Романов (1989) пишет в своей книге об ипофонном пе-

нии как способе «включения» верующих в религиозное действие.

В работах Г. Котляра находим мы описание единого акустического

алфавита эмоций. Выражая ту или иную эмоцию, певец в той или иной

степени отклоняется от предписаний нотной записи, что и определяет

эмоциональную окраску его голоса. Для каждой эмоции характерен

свой набор отличительных акустических признаков голоса. Горе — на-

ибольшая длительность слога, медленное нарастание и спад силы зву-

ка, характерные «подъезды» и «съезды» в высоте звуков нот, создаю-

щие плачущую интонацию. Гнев характеризуется резкими «рублеными»

фронтами и обрывами звука, большой силой голоса, зловещим шипящим

или звенящим тембром. Страх — резкие перепады силы голоса, сильное

нарушение ритма мелодии, резкое увеличение пауз. Радость — пение

«на улыбке» — расширение ротового отверстия приводит к смещению

формантных частот в более высокочастотную область.

Вокальная терапия очень хороша в момент присоединения — когда

каждый решается «вступить» в исполнение песни, сливает свой голос

с голосами других, подстраивается. Недаром, как поется в одной из

песен «марши командовать могут тобой, но песню ты выбери сам». Вы-

бор песен, ассоциирование по их поводу, рассуждения группы, прео-

доление барьера отчуждения, нахождение гармонии — все это присутс-

твует в вокальной терапии. Например, если речь зашла о песнях

красногвардейцев и революционеров очень любопытно противопоставить

их песням белогвардейцев, содержавших явно пораженческий настрой.

Романсы, народные песни, духовные песнопения… Выбор воистину об-

ширен, а главное, все песни действуют безотказно: создается совер-

шенно особая атмосфера в группе, решаются многие проблемы.

Приведем всего лишь два варианта применения вокальной тера-

пии.

Первый — прослушивание в непосредственной близости и необыч-

ной обстановке романсов и русских народных песен, отобранных при

помощи анализа содержания и фоносемантического анализа, выстроен-

ных в определенной последовательности (как и в случае библиотера-

пии) и исполняемых профессионально (так было, когда сеансы вокаль-

ной терапии проводил солист Пермского оперного театра, бас Алексей

Копылов).Независимо от устанвок и музыкальных пристрастий романсам

внимают, затаив дыхание.

Второй — совместное пение народных песен, романсов, самодея-

тельной песни — в общем, чего только душа пожелает. По этому пово-

ду — письмо одной из участниц группы: «Интересное слово — это

настроение — настрой — строй. Как настроишь свой инструмент — так

он и звучит. С утра в группе песня: Дон, дон, дон, дили-дон… Хо-

роший настрой. Как камертон берет единственно правильную ноту. И в

теле, измученном ночным тренингом, слышится отзвук. А душе легко —

душа поет. Хорошо бы еще попеть и подольше. Ольга".

На группе же происходят и открытия. Так, «Песня о Бабае» од-

нозначно ассоциируется с образом психотерапевта, а песня из кино-

фильма «Земля Санникова», в которой по наблюдению одного из участ-

ников группы слово «миг» может быть заменено на «миф» превращается

впоследствии в грозное психологическое оружие. Но это будет потом,

после. А пока вернемся к письмам — к тому самому черному ящику,

который попал-таки на большую Землю.

27. Письма к …

Время писем, увы, прошло… Телефон, телеграф, возможности

космической связи сделали письма почти избыточным элементом куль-

туры. Хотя сами по себе письма (да и вообще эпистолярный жанр)

сыграли огромную роль в развитии человечества: это и романы в

письмах как жанр литературы, и человеческие страсти (любовь, нена-

висть, дружба) в переписке великих людей, и даже интерес к феноме-

ну массового сознания, появившийся у Б.А.Грушина в связи с анали-

зом писем, приходящих в «Комсомольскую правду»…

Интересные наблюдения высказывают герои романа Шодерло де

Лакло «Опасные связи (или письма, собранные в одном частном кружке

лиц и опубликованные господином Ш. де Л. в назидание некоторым

другим)", впервые увидевшем свет в 1782 году. Здесь письма — выс-

шая ценность, ими дорожат, их находят, скрывают, продуманно пишут.

Диапазон советов широк — как обмануть собеседника, угодить ему или

(это уже в собственных интересах) «считать» с него дополнительную

информацию. И наконец, искушенная женщина — маркиза де Мертей при-

водит в одном из своих писем виконту де Вальмону «образчик эписто-

лярного стиля", должный, по ее мнению нанести смертельный удар со-

пернице (1993, с.280−281).

Это — письмо-стрела, письмо-яд, пись-

мо-месть.

Использовать письма можно и как метод «отставленной амортиза-

ции". Амортизация по М.Б.Литваку — это согласие со всеми утвержде-

ниями противника (см.: 1993).

Вот пример амортизационного письма:

«Ты абсолютно права, что решила прекратить наши встречи. Благодарю

тебя за это наслаждение, которое дала мне, по-видимому, из жалос-

ти, ты так искусно играла, что у меня ни на секунду не было сомне-

ний, что ты меня любишь. Ты меня увлекла, и я не мог не ответить

на твое, как я тогда считал, чувство. В нем не было ни одной фаль-

шивой ноты. Пишу это не для того, чтобы ты вернулась. Сейчас это

уже невозможно! Если ты снова будешь говорить, что ты меня любишь,

как я смогу тебе поверить? Теперь я понимаю, как тебе со мной было

тяжело! Не любить, и так себя вести! И последняя просьба. Поста-

райся со мной не встречаться даже по делу. Надо отвыкать. Говорят:

время лечит. Хотя мне поверить в это трудно. Желаю тебе счастья!

Николай".

Амортизационные ходы этого письма очень просты: здесь нет ни

одного упрека, а вся возможная критика предвосхищается самим авто-

ром письма… Собственно, амортизационное письмо — это способ пре-

дотвратить письмо-нападение, обезвредить письмо-яд, возможность

остаться в психологически комфортной позиции. Ниже, когда будем

рассматривать возможности метода ВМЛ, мы увидим, что амортизацион-

ное письмо — один из возможных жанров личных мифов.

Однако вернемся к героям романа Лакло «Опасные связи» — «жес-

токой, холодной и умной книги", — по мнению М. Цветаевой, — «запре-

щенной у нас в России — не могу понять почему, нравственнейшая

книга!" (Небесная арка, 1992, с.65).

В качестве «противовеса» ко-

варным письмам маркизы де Мертей приведем отрывок письма кавалера

Дансени, оказавшемуся в числе «жертв» маркизы, обращенное к ней:

«Ах, это верно — можно смотреть на письмо, не читая, так же как —

представляется мне — ночью я испытывал бы радость, даже хотя бы

прикасаясь к твоему портрету… Я сказал: «К твоему портрету!» Но

письмо — изображение души. В нем нет, как в холодной картине, не-

подвижности, столь чуждой любви. Оно воспроизводит все наши душев-

ные движения — оно поочередно то оживляется, то наслаждается, то

предается отдыху…" (1993, с.293−294).

Изображение души… Как сложно получить его в мире космичес-

ких скоростей и нечеловеческих перегрузок. «Другое время», — гово-

рят современники. Времени, действительно, не хватает. И все-таки

иногда стоит остановиться, задуматься и… изобразить свою душу.

Письма — изображения великих душ, их друзей, родных, возлюб-

ленных — всегда привлекают потомков, служат своего рода «мостом»

над пропастью вечности…

Действительно, все любят получать письма, но не любят их пи-

сать. Д. Карнеги посвятил целый раздел своей книги письмам, которым

нельзя отказать. Существует набор клише, используемых военнослужа-

щими при написании любовных писем из армии. Некоторые психотера-

певты предлагают лечение письмами.

Так, доктор Валерий Хмелевский написал однажды одной из своих

пациенток письмо, которое… сработало. И оказалось, что его можно

использовать в совершенно разных случаях: «Получив это письмо, ты,

наверно, заметила, что внутри появились какие-то ощущения, неважно

каким словом их можно назвать, но это совершенно другие ощущения,

против тех неприятных ощущений, которые ты испытываешь постоянно.

Читая это письмо, постарайся произвести их еще с большей силой,

потому что эти ощущения естественные, натуральные, жизненные и

твои. Читая эти строки, ты можешь подумать, что это не имеет ника-

кого смысла, но как бы ты ни думала, ни гадала, эти ощущения здо-

ровые, естественные, натуральные и твои, и если ты замечаешь, они

периодически появляются у тебя. При чтении этого письма, этих

строк. Что бы тебя ни окружало, что бы вокруг ты ни видела, ни

слышала, любые неприятности, эти ощущения здоровья остаются, пото-

му что они всегда с тобой и внутри тебя. Это говорит о том, что

внутри тебя много здорового, естественного, на которое последнее

время не обращала внимания, а ты обрати! И сразу здоровые ощущения

начнут делать хорошее, доброе дело, считай это молитвой твоего

здоровья. И хочешь или не хочешь, ты будешь здоровой! Думай не ду-

май, улучшится настроение! Смотри не смотри на это письмо, ощу-

щенье здоровья есть! Желай не желай, силы прибавляются! Видишь не

видишь, здоровье внутри тебя! Слышишь не слышишь, внутри комфорт и

спокойствие! Чувствуй не чувствуй, здоровья прибавляется! Ты бу-

дешь здоровой! Я внушаю тебе: ты здорова, слышишь, ты здорова!"

Интересно, что хотя здесь речь идет о здоровье, фоносеманти-

ческие признаки текста достаточно «жесткие»: темный (14,25), мед-

лительный (13,36), устрашающий (10,70), зловещий (9,13), печальный

(8,22).

Много шипящих звукобукв: Ш (2,49), Щ (8,17), в то же время

«черный» Ы и «голубой» И представлены приблизительно одинаково

(3,06 и 3,97 соответственно).

Можно считать этот текст амбивалент-

ным: доведение до абсурда болезненного состояния на уровне формы и

программирование здоровья на уровне содержания. Наличие общих пре-

дикатов и некоторое грамматическое рассогласование вызывает состо-

яние транса. Попробуйте почитать это письмо в момент нездоровья и,

может быть, Вы почувствуете облегчение…

Мы уже писали о письмах к себе, описывая результаты Смоленс-

кого эксперимента. Подробнее остановимся на Письмах Победителя

(человека, дошедшего до вершины).

(См.: Приложение 4).

В этих письмах нет особых художественных изысканий — они

просты и реальны. Постепенно меняется адресат: от писем к самому

себе, через общие размышления — к письмам к сыну («протяжка в бу-

дущее") — как раз в момент обретения и осознания собственного мифа.

Таблица 21

Изменение фоносемантических признаков в письмах Победителя

__________________________________________________________________

1 2 3 4 5 6

Юрочке Юрочке без адреса сыну Юрочке сыну

__________________________________________________________________

медлительн. яркий угрюмый прекрасный прекрасный нежный

(10,03) (16,28) (10,46) (8,91) (8,61) (8,16)

возвышенный сильный тяжелый нежный медлительн. тихий

(8,65) (13,89) (9,58) (5,18) (5,99) (7,29)

сильный возвышен. суровый медлительн. нежный светлый

(7,83) (12,01) (8,13) (3,93) (4,84) (6,06)

темный прекрасн. сильный печальный светлый прекрасн.

(6,76) (11,92) (7,74) (3,40) (4,17) (4,83)

прекрасный светлый темный стремит. печальный печальный

(5,69) (7,55) (7,55) (3,29) (2,78) (2,72)

нейтральный мягкий жесткий нейтральн. нейтральный нейтральн.

белый белый черный коричневый белый голубой

желтый сиреневый сиреневый белый сиреневый желтый

красный желтый коричневый черный желтый сиреневый

сиреневый коричневый красный желтый красный белый

коричневый синий красный коричневый коричневый серый

синий фиолетовый сиреневый

зеленый

голубой

__________________________________________________________________

Анализ фоносемантического уровня текстов писем показывает не-

которую динамику: жесткий текст 3-го письма (без адреса) — тревога

перед принятием решения; ключевой признак — прекрасный — отмечает-

ся во всех остальных письмах.

Проанализируем изменения на других языковых уровнях.

Таблица N 22 отражает основные показатели и индексы, расчи-

танные по формулам Й.Мистрика.

Таблица 22

Средняя длина слов (в слогах) и индексы лексических единиц

в письмах Победителя и универсальных суггестивных текстах

__________________________________________________________________

Показатели, 1 2 3 4 5 6 универс.

индексы Юрочке Юрочке без адреса сыну Юрочке сыну тексты

__________________________________________________________________

N 323 191 113 273 209 102

fr1 26(я) 15(я) 7(я, быть) 26(ты) 17(я, и) 7(я)

C 150,27 113,99 69,35 125,72 115,26 71,34 32,03

Ii 2,18 1,69 1,64 2,22 1,83 1,44 1,34

Ie 6,32 8,79 9,20 5,64 7,94 11,37 13,45

P 68,42 56,02 53,98 71,79 60,29 43,14 32,99

Ig 2,85 3,04 3,01 3,37 2,97 2,55 2,69

Iext 9,16 11,83 12,21 9,01 10,91 13,92 15,53

If 3,80 2,69 2,59 3,26 3,06 2,38 1,37

Ср.длина

слова 2,22 2,24 2,27 1,94 2,11 2,20 2,26

высоких

звуков 56,6% 57,3% 57,6% 56,6% 56,3% 58,6% 54,8%

_________________________________________________________________

Как видно из таблицы 22, по мере продвижения к мифу менялись

многие показатели: самое длинное письмо было написано в первый

день, самое короткое — в последний. Наиболее частотные слова отра-

жают тему и общий настрой писем — первые два текста посвящены вза-

имоотношениям с собственным бессознательным (постсознательным),

третье письмо — без адреса — себе и бытию; четвертое письмо — сыну

(ты), пятое письмо — себе и связи с миром, и, наконец, шестое, ад-

ресованное сыну, в конечном итоге адресовано себе новому (я).

Все лексические показатели постепенно приближаются к средним

показателям универсальных славянских суггестивных текстов: понижа-

ется предсказуемость, возрастает объем словаря, уменьшается плот-

ность текста. Таким образом, показатели суггестивности текста уве-

личиваются и, по-видимому, можно считать, что письма выполнят свою

аутосуггестивную функцию.

В таблице 23 мы проследим, каким образом менялся грамматичес-

кий состав писем и попытаемся проанализировать еще несколько фор-

мальных лингвистических показателей, а в таблице 24 сравним сред-

ние показатели различных типов текстов.

Таблица 23

Грамматический состав писем Победителя в сравнении с

универсальными суггестивными текстами (в %%)

__________________________________________________________________

Части 1 2 3 4 5 6 универс.

речи Юрочке Юрочке без адреса сыну Юрочке сыну тексты

__________________________________________________________________

существ. 14,55 19,37 8,85 12,82 14,83 17,65 25,97

прилагат. 2,48 6,28 14,16 5,86 4,78 7,84 12,07

числительн. 0,62 1,57 — 0,37 1,44 1,96 1,41

местоимен. 25,70 20,42 26,55 32,97 26,32 25,49 14,26

глаголы 19,81 18,85 21,24 19,05 15,31 18,63 19,61

наречия 9,29 14,14 7,08 5,13 8,13 7,84 9,45

предлоги 8,98 8,90 7,96 8,42 10,53 6,86 6,88

союзы 11,15 8,90 9,73 9,16 13,88 10,78 6,48

частицы 3,40 1,05 0,88 5,86 3,83 2,94 3,77

мод.слова 0,93 0,52 3,54 — 0,96 — 0,02

междомет. — - - - - - 0,08

__________________________________________________________________

Таблица 24

Грамматический состав писем Победителя, суггестивных текстов

и текстов технической и художественной литературы (в %%)

__________________________________________________________________

Части речи Техническая Художественная Суггестивные Письма

литература литература тексты в среднем

__________________________________________________________________

существительные 43,30 30,72 25,97 14,68

прилагательные 13,36 8,82 12,07 6,90

местоимения 2,98 11,10 14,26 26,24

числительные 6,02 0,90 1,41 0,99

глаголы 11,38 18,92 19,61 18,82

наречия 3,06 8,10 9,45 8,60

предлоги 13,54 11,42 6,88 8,61

союзы 5,94 8,14 6,48 10,60

междометия — 0,10 0,08 —

частицы 0,42 1,78 3,77 2,99

вводн., мод. слова — - 0,02 0,99

__________________________________________________________________

Как показывают таблицы, письма содержат повышенное количество

местоимений (что, по-видимому, определяется жанром), пониженное —

существительных. Количество глаголов и наречий соотносимо с соот-

ветствующими показателями в художественных и суггестивных текстах.

Чтобы представить динамику лингвистических показателей в бо-

лее наглядной форме, приведем еще несколько цифр в Таблице 25: N —

число лексических единиц в тексте вообще; L -количество разных

слов; средний размер предложений в словах; коэффициент словарного

разнообразия; коэффициент логической связности (количество служеб-

ных слов); коэффициент глагольности; количество местоимений 1-го

и 2-го лица; количество прилагательных и наречий.

Таблица 25

Дополнительные грамматические показатели,

отражающие динамику писем Победителя

__________________________________________________________________

Показатели, 1 2 3 4 5 6

коэффициенты Юрочке Юрочке без адреса сыну Юрочке сыну

__________________________________________________________________

N 323 191 113 273 209 102

L 148 113 69 123 114 71

кол-во предлож. 22 12 8 19 13 12

ср.размер предл.

в словах 14,68 15,92 14,13 14,37 16,08 8,50

коэф.словарного

разнообразия 5,82 5,78 4,59 5,26 5,58 4,97

коэф.логической

связности 0,04 0,06 0,06 0,06 0,08 0,06

коэф.глагольности 1,16 0,73 0,92 1,02 0,78 0,73

кол-во местоимений

1 лица (в %%) 10,53 8,38 9,73 6,59 8,61 9,80

кол-во местоимений

2 лица (в %%) 4,33 — - 9,52 4,31 2,94

кол-во прилагат.

и наречий (в%%) 11,76 20,42 21,24 10,99 12,92 15,69

__________________________________________________________________

Из таблицы явствует, что средний размер предложения уменьша-

ется, т. е. нарастает напряжение. Коэффициент словарного разнообра-

зия достаточно высокий и изменяется незначительно. Коэффициент

глагольности, гораздо больший 0,6 — свидетельствует о готовности к

деятельности (созидательной, как свидетельствует текст писем).

Ко-

личество местоимений 1 числа — достаточно большое — в первом и

последнем письмах составляет приблизительно 1/10 всех слов, что

отражает повышенный интерес к собственной личности, местоимения

2-го лица преобладают в 4 письме к сыну, что прекрасно коррелирует

с содержанием. И наконец, количество прилагательных и наречий сви-

детельствует об эмоциональном переживании событий автором писем.

Такое вот получилось лингвистически осмысленное восхождение к

вершине. О самой вершине (мифе) мы поговорим в соответствующем

разделе.

Аналогичный анализ текстов писем можно проводить в процессе

работы динамической группы, группы библиотерапии и т. д. Лингвисти-

ческая объективация информации предоставляет психотерапевту пищу

для дополнительных размышлений и основу для более точной диагнос-

тики состояния пациента.

Возвращаясь к результатам Смоленского эксперимента и других

лингво-психологических тенингов, можно назвать еще некоторые прие-

мы лингвистического воздействия на подсознание.

28. Изменение имени на время работы группы.

Кстати, подбор созвучных имен для всей группы — тоже доста-

точно изящная лингвистическая задача.

29. Самостоятельное «творение» текстов в разных жанрах.

Вот несколько примеров творчества безымянных (как и положено

в фольклорной традиции) авторов, создававших заговоры во время ра-

боты группы:

Стану я лекарь, помолясь,

выйду, перекрестясь,

из леса да во широко поле,

с чиста поля да во дубровушку,

встречу я там три сестры,

три сестры да красны девицы,

стану я девиц спрашивать,

переспрашивать да уговаривать:

Как у вас очи, ясны девицы?

Как у вас губы, красны девицы?

Как у вас речи, властны девицы?

Отведет черный глаз перва девица,

Отговорит злую думу друга девица,

Отметет кривотолки третия,

буйны ветры все следы выметут,

полны реки мутну воду вынесут,

красны огни думу горьку вычистят,

золотые слова да во серебрян ларец,

серебрян ларец да под железный замок,

железный замок да на медный ключ.

Замок в море.

Ключ в небо.

Аминь.

(Текст: темный (13,17), угрюмый (12,82), зловещий (10,21),

суровый (9,84), черный, синий, коричневый, желтый. Средняя длина

слова в слогах — 2,04).

Оберег от надоедливых пациентов (слова на ветер)

Встану я, лекарь, перекрестясь,

пойду, благословясь,

от клиентов и их заморочек,

из темной комнаты во широкие двери,

на вольный простор, на зеленый луг

слышу на лугу трава колышется,

солнце душу согревает,

цветы аромат источают,

на золотом престоле сидит лекарь —

святой Пантелеймон,

поклонюсь я, лекарь, святому Пантелеймону:

избави меня от заморочек клиентовых,

укрепи ум мой,

дай силу, веру, умение.

Аминь!

(Текст: возвышенный (3,19), синий, голубой, красный; средняя

длина слова в слогах — 2,32).

Оберег

О, Боже, сохрани и спаси,

излей на раба твоего свою благодать,

огнем очисти, водою омой ключевою,

осуши травою зеленою,

сгинь-отринь грязь и мразь,

вверяю себя силе твоей и имени твоему,

и слову твоему.

Аминь, аминь, аминь.

(Текст: светлый (16,67), яркий (15,14), радостный (12,30),

прекрасный (11,35), нежный (10,65); сиреневый, голубой, белый, си-

ний, красный; средняя длина слова в слогах — 2,16).

Этот заговор похож на молитву, что естественно, т.к. «в про-

цессе исторической жизни заговоры естественно сблизились и переп-

лелись с христианскими молитвами. Отсюда своеобразное их «двоеве-

рие", о котором писал А. Блок, сопоставляя заговоры и молитвы. «В

молитве обращаются к известному лицу — подателю благодати. В мо-

литвенной формуле вся сила сосредоточивается на упоминании имени и

свойства этого лица. В заклинательной формуле, наоборот, весь ин-

терес сосредоточен на выражении желания. Имена божеств, упоминае-

мые в ней, изменяются, но сама формула остается неизменной" (Са-

вушкина Н., 1993, с.14).

То же — в следующем заговоре:

Лечить — мочить,

учить и быть,

иль имя скрыть,

уметь поспеть,

успеть пропеть,

притом умнеть,

себя помнеть

и дальше еть

Господи благослови!

(Текст: тихий (23,15), печальный (11,66); голубой, серый, ко-

ричневый, красный; средняя длина слова в слогах — 1,86).

Это очень

ритмичный текст, а главное — голубой, как и положено заговорам.

Конечно, это лишь первые опыты создания заговоров и в чем-то

они не совершенны и могут быть доработаны. Интересно, что все

тексты получились жесткими по фоносемантическим признакам и очень

ритмичными. Верно почувствовано и «безразличие» заговорных текстов

к объему: «В центре мифологии фольклорной традиции не слово, а

традиционно-фольклорный смысл — самостоятельная и собственная

грамматическая единица" (Червинский, 1989, с. 20).

210. Групповое со-творение текстов в разных жанрах 0 (можно с

элементами лингвистического психоанализа) — непосредственная под-

готовка к работе методом ВМЛ. Пример: одна из членов группы попро-

сила помочь ей составить заговор «От дурного человека». Сначала

был проведен свободный ассоциативный эксперимент (слова назывались

«до пустоты в голове»…): волосы, железо, вода, огонь, ветер, си-

ла, ведро, медуза, зубы, ЯЗЫК ДУРНОЙ, язык, яйцо, игла, туча,

громкость (выделены слова, приходящиеся на «золотое сечение»).

В результате совместного творчества группы был получен следу-

ющий оберег: Вода живая,

Ветер буйный,

Огонь жаркий,

Оградите рабу божью Ольгу

От языка дурного,

Человека лихого,

Дайте силы втрое-десятеро,

Заточите его мысли черные

В яйцо железное.

Резюмируя изложенное, можно отметить следующее:

1. Лингвистические методы в ряде случаев позволяют более тон-

ко зафиксировать состояние пациента и могут быть использованы в

качестве дополнительной диагностики.

2. Осознанное языковое воздействие может дать устойчивые и

быстрые результаты, особенно в условиях терапевтической группы,

где есть возможность диалога не только с доктором, но и с участни-

ками группы — представителями общества.

3. В каждой личности имеются большие языковые резервы (пас-

сивный лексический запас и т. д.).

Чтобы «вывести» их на поверх-

ность, требуется разнообразное эмоциональное «продавливание» —

вербальное, художественное, музыкальное.

4. Письма являются эффективным способом аутосуггестии, погру-

жения в измененное состояние сознания и могут быть использованы

как метод лечения и диагностики.

5. Личность, получившая достаточное количество эмоциональных

толчков, изменившая свое вербальное поведение потенциально готова

к жизни в осознанном и управляемом Мифе.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector