Изучение страхов у подростков с акцентуациями характера

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Иркутский государственный педагогический университет»

Факультет психологии

Специальность «020400 — психология»

Дипломная работа

ИЗУЧЕНИЕ СТРАХОВ У ПОДРОСТКОВ С АКЦЕНТУАЦИЯМИ ХАРАКТЕРА

Иркутск 2005

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты изучения страха и акцентуаций характера личности

1.1 Общая характеристика страха, как особого психического состояния, подходы, понимание сущности страха

1.2 Акцентуация характера как психологический феномен

1.3 Характеристика эмоциональной сферы подростков

1.4 Выводы

Глава 2. Эмпирическое изучение страхов у подростков с различными типами акцентуаций характера

2.1 База и методы исследования

2.2 Анализ результатов и их обсуждение

2.3 Рекомендации по коррекции страхов с учетом акцентуаций характера

2.4 Выводы

Заключение

Литература

ВВЕДЕНИЕ Страх является объектом исследования различных наук, в том числе и психологии. В самом общем виде эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего стимула. А.И. Захаров выделяет две угрозы, имеющие универсальный и одновременно фатальный в своем исходе характер, это смерть и крах жизненных ценностей, противостоящие таким понятиям, как жизнь, здоровье, самоутверждение, личное и социальное благополучие. Но помимо крайних выражений страх всегда подразумевает переживание какой-либо реальной или воображаемой опасности. Понимание опасности, ее осознание формируется в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые безразличные для ребенка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. В настоящее время психологическая наука располагает обширным материалом по исследованию феномена страха. Однако тема изучения страхов у подростков с акцентуациями характера оставалась за рамками научного анализа. Цель дипломной работы — изучить страхи у подростков с акцентуациями характера. Объект исследования — страх как особое психическое состояние. Предмет исследования — виды страхов у подростков с различными акцентуациями характера.

Гипотеза исследования: у подростков с различными типами акцентуаций характера имеются определенные виды страхов. В соответствии с целью и выдвинутой гипотезой в работе поставлены следующие задачи: 1. на основании теоретического анализа обосновать положение о наличии определенных страхов у подростков с акцентуациями характера; 2. изучить виды страхов и акцентуацию характера у подростков; 3. выявить доминирующие виды страхов у подростков с различными типами акцентуаций характера. Методологической основой исследования является принцип единства сознания и деятельности, изложенный в работах А.Н.Леонтьева и С.Л.Рубинштейна. При изучении страхов мы опирались на теоретические положения о природе и генезисе страха, сформулированные в работах А.И.Захарова, В.В.Лебединского, В.С.Мухиной, А.М.Прихожан, М.Кляйн, Г.Салливан и других. В понимании акцентуаций характера и их видах мы основывались на типологии А.Е.Личко. База и методы исследования. Работа проводилось на базе средней общеобразовательной школы №7 города Ангарска. В исследовании приняло участие 123 подростка. Возраст испытуемых составил 14 — 15 лет. При решении задач, поставленных в исследовании, нами были использованы следующие методики: опросник диагностики страхов у подростков, разработанный А.И.Захаровым.

9 стр., 4325 слов

Характер личности и его акцентуации

... оказывается у крайней границы нормы, возникает так называемая акцентуация характера. Обращение к исследованию акцентуаций произошло благодаря исследованиям в психиатрии. Еще на заре учения о ... заряд. Позднее классификацию характеров на основе описания акцентуаций предложил А.Е. Личко. Эта классификация построена на основе наблюдений за подростками. Акцентуация характера, по Личко, - ...

Для выявления акцентуаций характера был использован патохарактерологический диагностический опросник (ПДО), разработанный А.Е.Личко. Достоверность результатов исследования обеспечивается применением надежных психодиагностических методик, а также использованием статистических методов обработки данных. В частности при обработке полученных результатов был использован критерий хІ. Структура и объем дипломной работы. Структура работы состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, приложения. В работе содержатся 12 рисунков, 1 таблица. Общий объем работы составляет 66 страниц. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ СТРАХА И АКЦЕНТУАЦИЙ ХАРАКТЕРА 1.1 Общая характеристика страха, как особого психического состояния, подходы, понимание сущности страха В зарубежной и отечественной психологии имеются множество работ, посвященных изучению феномена страха. В современной психологической науке под термином страх понимается «наиболее биологически обусловленная эмоция как отражение нужды избежать опасности, в основе которой лежит пассивный или активный оборонительный рефлекс[21]; это реакция на действительную или мнимую, но переживаемую как действительную опасность»[7].

Данное явление также называют «эмоциональным состоянием, возникающим в присутствии или предвосхищении опасного или вредного стимула»[3]. А. И. Захаров определяет этот феномен как «аффективно заостренное восприятие угрозы для жизни, самочувствия и благополучия человека»[11]. На первичном биологическом уровне страх характеризуется выделением в кровь большого количества адреналина, вызывающего в организме человека гормональный взрыв. На вторичном психологическом уровне — это боязнь ситуаций (предметов, людей, событий), влекущих за собой выделение данного гормона. Содержание страха — это отражение предмета страха в сознании субъекта. Содержание страха может быть представлено в психике, как в вербальном виде, так и как образ. Образ страха — это перцептивное, целостное, преимущественно наглядное отражение предмета страха в сознании субъекта. Вербальное и образное содержание страха представляют его интрапсихические проявления. Внешние аспекты содержания страха отражаются в поведении. Термин содержание страха употребляется нами, когда мы говорим о страхе, как об интегративном феномене бытия личности. Содержание страхов характеризует конкретную боязнь определенных объектов страха у непосредственно исследуемых детей. Содержание страха всегда связано как с реальной ситуацией опасности, так и с культурно-историческими традициями. Ряд авторов отмечают, что культура во многом обусловливает содержание группового и индивидуального сознания (Выготский Л.С., Леви-Стросс К., Лебедева Н.М., Малиновский Б., Мид М., Мосс М.).

12 стр., 5993 слов

Акцентуации характера у подростков

... Со временем черты акцентуаций обычно сглаживаются. Это позволяет говорить о «преходящих подростковых акцентуациях характера». Проблема акцентуации характера у подростков является актуальной научно-практической ... положение объясняет актуальность постановки и разработки проблемы акцентуации характера у подростков. Почему объектом исследования становятся индивидуально-психологические особенности людей ...

Исследования детских и подростковых страхов довольно широко представлены в работах отечественных и зарубежных ученых. Страх рассматривается как феномен невротического развития личности в работах таких ученых как М.Кляйн, Г.Салливан, С.Файнберг, З.Фрейд, А.Фрейд. В трудах других известных психологов (А.И.Захаров, В.В.Лебединский, В.С.Мухина, А.М.Прихожан, Г.Салливан, Д.Селли) страх рассматривается с точки зрения значимого феномена социальных взаимоотношений человека с внешним миром. Психологические аспекты феномена страха представлены во многих научных исследованиях. В современной психологической науке имеются разные точки зрения по поводу происхождения, структуры, типологии и значения данного явления. Один из ключевых вопросов психологии страха заключается в его природе: врожденной или приобретенной. Эта взаимосвязь составляет основной предмет исследования в классических работах С.Холла, Д.Селли, У.Джемса. На данный момент наиболее широко проблема страха рассматривается в западной психологии в рамках четырех основных подходов. Первый — обращает внимание на поведенческие основы страха и связан с бихевиористским направлением (Г.Айзенк, А.Бандура, Ч.Спилбергер, Дж.Уотсон).

Страх рассматривается как феномен, имеющий условно рефлекторную основу, основанный на переживании травматического опыта. Так, Дж. Уотсон, признающий, что страх является одной из базовых врожденных эмоций, считал, что в процессе развития ребенка характер страха изменяется — он начинает возникать на основе условных рефлексов. В область рассмотрения данного подхода попадают аспекты страха, связанные в основном с реакцией испуга, избегания и не затрагиваются проблемы осмысления и ценностной интерпретации страха. Второй — связан с психоаналитической традицией и последующим ее развитием различными авторами (Адлер А., Салливен Г.С., Фрейд А., Фрейд З., Хорни К., Юнг К.Г.).

Главным объектом исследования здесь является феномен, обозначенный З. Фрейдом как «невротический страх» (в ряде переводов он называется «тревогой»), то есть страх, не связанный с реальной объективной опасностью. Причина возникновения невротического страха определялась различными авторами данного направления в зависимости от того, в чем они видели доминанту развития личности. Третий подход основан на положениях философии экзистенциализма (Камю А., Кьеркегор С., Сартр Ж..-П., Тиллих П., Хайдеггер М., Шестов Л.).

Страх рассматривается как важнейшая характеристика человеческого бытия, имеющая непосредственное значение для существования человека. Различные авторы уделяют внимание преимущественно «смыслу» страха, то есть его месту в общей системе метафизического, психологического или биологического существования индивида (Кемпински А., Мэй Р., Риман Ф.), обосновывая положительные аспекты страха, связанные с развитием «Я». Один из представителей экзистенциального направления психологической науки Ф. Риман утверждал, что основополагающие страхи, необходимы для развития личности, столкновение с экзистенциальным страхом является одним из аспектов духовной зрелости. Четвертое направление связано с концепцией гуманистической психологии (Маслоу А., Оклендер В., Перлз Ф., Роджерс К.), где страх рассматривается как негативный феномен, мешающий процессу самоактуализации личности из-за того, что он возникает при фрустрации потребности в безопасности (одной из базовых потребностей по А.Маслоу).

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... последние мысли перед погружением в сон… В огорчении, злобе, омрачении, страхе, недовольстве, беспокойствах отходят люди, засыпая, в Мир Тонкий. Можно представить себе, какие сферы они посещают, ... с пользою и извлекать весьма интересные и поучительные впечатления. Главное существование (человека) – ночью. Обычный человек без сна в обычных условиях может прожить не более нескольких дней. ...

Источником тревоги являются различные проявления неконгруэнтности (Роджерс К.), «неестественности» бытия; так, например, тревогу порождает отсутствие осознания «здесь-и-сейчас» и, как следствие, подвластность психики человека, как катастрофическим ожиданиям, так и деструктивным воспоминаниям. В отечественной психологии существует несколько иной взгляд на это явление. В нашей стране представления о страхе широко разрабатывались в рамках психиатрической проблематики (Карвасарский Б.Д., Свядощ А.М., Ушаков Г.К.) и в концепциях авторов, занимающихся проблемой функционирования человека в критических и экстремальных условиях, в ситуации стресса (Короленко Ц.П., Китаев-Смык Л.В., Лебедев В.И., Мухина В.С.).

Исследователи преимущественно уделяли внимание рассмотрению страха, связанного с реальной угрозой для жизнедеятельности человека. В данном контексте страх рассматривался как феномен, обусловленный особенностью социальной среды индивида, и подчеркивалась важность преодоления страха. В основе отечественных психологических концепций практически всегда лежит конкретизация понятий страха и тревоги (Астапов В.М., Захаров А.И., Прихожан А.М.).

При этом тревога понимается как недифференцированный, неопределенный феномен, связанный с предвосхищением угрозы; страх же интерпретируется как четкое отражение конкретной угрозы, непосредственно связанное с реальностью. Отдельные авторы при этом рассматривают страх и тревогу как последовательно развивающиеся взаимосвязанные феномены (Андрусенко В.В., Березин Ф.Б.).

Современные отечественные ученые полагают, что, несмотря на то, что страх является биологической категорией (его появление в ходе эволюции произошло в качестве защитного механизма), понимание и осознание опасности формируются в процессе жизни, общения с другими людьми, когда изначально индифферентные для ребенка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. Так впоследствии, возникновение страха обусловливается наличием травмирующего опыта, подражанием и непроизвольным обучением реагировать определенным образом на некоторые явления или ситуации. Физиологически страх проявляется в активизации симпатической нервной системы: учащается сердцебиение, расширяются зрачки, тормозится активность пищеварительных желез — и эндокринной системы (в кровь выбрасывается гормон адреналин, сужающий сосуды кожи).

По степени выраженности страх делится на ужас, испуг, собственно страх, тревогу, опасения, беспокойство и волнение. Очень часто страх и тревога объединяются исследователями в одно понятие. Однако А. И. Захаров предлагает другой взгляд на эти два эмоциональных состояния. Он считает, что существует между ними достаточно много общих характеристик. В первую очередь, оба состояния сопровождаются чувством беспокойства. Кроме того, в них отражается восприятие угрозы или отсутствие чувства безопасности. А. И. Захаров полагает, что тревогу можно сравнить с глубоко спрятанным чувством страха. Между тем, выделяют и различия между этими двумя явлениями. Тревога по большей части проявляется в ожидании события, трудного в прогнозировании и несущего в себе возможную угрозу. Тревога несет функцию предвосхищения и опасения ситуации. Согласно наблюдениям, тревогу в большей степени испытывают люди с повышенной чувствительностью к своему положению и признанию в обществе, с сильно развитым чувством ответственности и долга. Переживание страха и тревоги часто бывают эпизодическими, бесследно исчезающими, но могут вызвать и длительное невротическое и психическое заболевание. А.И. Захаров выделил значение страха и его функции в психической жизни человека. Согласно его убеждениям, страх в качестве реакции на угрозу позволяет избежать встречи с ней, и при этом выполняет защитную адаптивную роль. Это также некое средство познания окружающего мира, позволяющее критически оценить реальность. И в этом ракурсе страх исполняют социализирующую и обучающую роль в ходе становления и развития личности. Кроме того, данное эмоциональное явление можно рассмотреть как способ ограничения Я от неприемлемого влияния извне. Таким образом, страх создает личное, безопасное пространство, сохраняя единство своего Я и уверенность в себе [11]. Анализ работ как отечественных, так и зарубежных авторов позволяет отметить, что различные взгляды на природу страха являются скорее дополняющими, чем взаимоисключающими. Это говорит о том, что страх является многоуровневым феноменом, и рассмотрение его в какой-либо линейной плоскости невозможно. Рассмотрение феноменологии данного понятия позволило выявить ряд сущностных характеристик, таких как тревога, объект, предмет, содержание и образ страха. В психологических исследованиях представлен широкий спектр взглядов на возрастные типологические особенности содержания страха у детей и подростков. Исследователями отмечается ряд возрастных особенностей содержания страха. Наиболее общей возрастной характеристикой страха у детей 7—10 лет является тенденция к его символизации. Образы страха в этом возрасте зачастую являются символами, имеющими истоком культурно-исторические традиции, преломляющимися в детской психике посредством знаково-символической функции. Другие возрастные страхи, — смерти и социальных ситуаций, — зачастую представлены в сознании ребенка через замещающие их мифологические образы страха (Гарбузов В.И., Захаров А.И., Чередникова М.П., Юнг К).

3 стр., 1214 слов

проблема формирования характера (на примере подросткового возраста).

... не изучена. Цель исследования – изучить проблему формирования характера (на примере подросткового возраста). Объект исследования – процесс формирования характера. Предмет исследования – особенности характерологических проявлений в ... в том, что выявленные в нем особенности характера в младшем и старшем подростковом возрасте могут быть использованы при составлении практических рекомендаций ...

Говоря о детских и подростковых страхах и их проявлении, необходимо понять, что при этом считать нормой, а что патологией. В отечественной и зарубежной психологии выделено 29 страхов, которые могут испытывать дети от рождения и до достижения 16 — 18-летнего возраста. Следует уделять особое внимание «кризисным» возрастам: 3 — 4 года, когда общее количество страхов у мальчиков снижается, а у девочек возрастает, 6 — 7 лет, 11 — 12 лет. Сложным кризисным периодом является семилетний возраст. Причем для дошкольников в этом возрасте характерны страхи одиночества, смерти, нападения, а для школьников — другие, более взрослые — социальные страхи: опоздать в школу, смерти родителей. В норме с 12 лет количество страхов сокращается. К 16 — 18 годам подросток не должен испытывать подобных страхов. Наличие страхов в 16 — 18 лет говорит о психологической незрелости личности, склонности к депрессиям. Большое количество страхов указывает на наличие невроза или фобии [9]. Личность формируется в течение всей жизни человека, но подростковый возраст — чрезвычайно важный период в становлении мировоззрения подростка, системы отношений, интересов, увлечений и социальной направленности. Главное приобретение данного периода — появление самооценки, которая неразрывно связана с чувством самоуважения, уверенностью в себе. Основная потребность подростка в этот период — быть собой. Но это стремление очень часто связано с беспокойством, тревогой и страхом. Чаще всего страх быть не собой означает страх измениться. Поэтому подростки боятся не только психического, но и физического уродства, что иногда выражается в нетерпимости к физическим недостаткам других людей или в навязчивых мыслях о собственной неполноценности. Страх измениться имеет физиологическое основание, так как период полового созревания производит сдвиги в деятельности организма. Страх быть не собой присущ, как и другие страхи, эмоционально чувствительным, впечатлительным подросткам. Потребность же быть собой требует быть среди других и оборачивается страхом быть отвергнутым. Если до 7 лет и в 10 — 12 лет у детей преобладают страхи, основанные на инстинкте самосохранения (так называемые природные страхи), страх темноты, пространства, машин и т.д., то в 7 — 10 лет наступает определенное равновесие между природными и социально обусловленными страхами — одиночества, наказания, опоздать куда-либо и другие. После 12 лет в подростковом возрасте нарастают страхи преимущественно межличностного происхождения. Природные страхи максимально выражены в 10 — 12 лет (у мальчиков), то есть в самом начале подросткового возраста. К концу этого периода выраженность подобных страхов становится заметно меньше. Социальные страхи, наоборот, больше выражены в конце подросткового периода. В 15 лет они достигают своего максимума, как у мальчиков, так и у девочек [10]. Следовательно, в подростковом возрасте происходит уменьшение природных инстинктивно обусловленных страхов и увеличение социально обусловленных, что говорит об интенсивном формировании личности, увеличивающейся социальной отзывчивости подростка. Большей чувствительностью в сфере межличностных отношений обладают девочки, у которых количество социальных страхов больше, чем у мальчиков. На появление самых различных страхов (как в дошкольном, так и в подростковом возрасте) оказывает большое влияние социально-психологический климат семьи. Напряженность в семейных взаимоотношениях, непонимание, существующее не только между родителями, но и между родителями и детьми, способствует появлению страхов. Это в свою очередь неблагоприятно отражается на самооценке, уверенности в себе, без которых невозможно полноценное ощущение своего «Я», нормальное общение со сверстниками. Страхи у подростков не столь редкое явление, но они обычно тщательно скрываются. Наличие устойчивых страхов в подростковом возрасте всегда свидетельствует о неспособности защитить себя. Постепенное перерастание страхов в тревожные опасения говорит также о неуверенности в прочности и надежности защиты, а также об отсутствии понимания со стороны взрослых, то есть об отсутствии чувства безопасности, уверенности в ближайшем социальном окружении. Таким образом, подростковая проблема «быть собой среди других» оборачивается как неуверенностью в себе, так и неуверенностью в других. Вырастающая из страхов неуверенность в себе является основой настороженности, а неуверенность в других служит основой подозрительности. Настороженность и подозрительность превращаются в недоверчивость, что оборачивается в дальнейшем предвзятостью в отношениях с людьми, обособлением своего «Я» и уходом от реальной действительности. Если подростковая боязливость предопределена главным образом эмоциональными сторонами психики, то тревожность — рациональными. Мнительность же (постоянные сомнения, колебания в принятии решения) есть сугубо рациональное явление, выражение особого, так называемого мнительного типа мышления. Если страхи в той или иной мере свидетельствуют о неуверенности в себе, то навязчивые страхи, скорее подчеркивают уверенность в существовании самой опасности. Убеждение же в ее неизбежности выражено в другого рода страхах — сверхценных, когда страх заполняет все сознание человека, становится его сущностью [6]. Также очень часто в подростковом возрасте встречаются навязчивые опасения. Во многом они имеют свое начало в младшем школьном возрасте, в страхах несчастья (что-то может случиться), опоздать, не успеть, «быть не тем». Все эти страхи теряют у подростков свою очерченность, превращаясь в такое же чувство беспокойства, как и в первые годы жизни. Вместе с тем это беспокойство пронизано навязчивыми мыслями, различного рода идеями «фикс», в том числе предрассудками, предубеждениями, что порождает навязчивые опасения какой-либо неудачи, поражения, стыда и позора. Часто навязчивые опасения касаются здоровья, особенно если в семье кто-нибудь часто болеет и ребенок слышит разговоры на эту тему. У мнительного подростка могут проявляться навязчивые сомнения типа «умственно жвачки» — неспособность сразу принять то или иное решение, действовать уверенно и инициативно. В большинстве случаев это отражает особый склад мышления, что создает исключительные трудности для преодоления обусловленных им навязчивых сомнений. Навязчивые сомнения — это сугубо интеллектуальная оценка своих действий, исходящая из стремления всегда и везде делать все так, как нужно, как следует. Подобная сверхценная идея вступает в противоречие со свойственной мнительным людям мягкостью характера и неуверенностью в себе. В результате, чтобы быть окончательно уверенным в том, что все делается так, как нужно, и тем самым избежать беспокойства по поводу своей некомпетентности, мнительные люди вынуждены постоянно проверять точность, правильность, соответствие своих действий, что и выражается в виде непроизвольно появляющихся навязчивых сомнений. Поскольку навязчивые сомнения могут появляться по любому, даже самому ничтожному поводу, они причиняют немало мучений людям и от них невозможно избавиться одним усилием воли [25]. 1.2 Акцентуация характера как психологический феномен Подростковый возраст является периодом становления характера — в это время формируется большинство характерологических типов. Именно в этом возрасте различные типологические варианты нормы — «акцентуации характера» выступают наиболее ярко, так как черты характера еще не сглажены и не скомпенсированы жизненным опытом. Подростковый период — период кризисов. В этом возрасте решается глобальное количество вопросов: кризис идентичности, кризис авторитетов, сексуальный кризис, страх одиночества, принятие новых социальных ролей, гормональный диссонанс — таким образом, получается растянутый во времени эмоционально-социальный психологический стресс. Для этого периода жизни характерно возникновение различных форм нарушений поведения. То, что раньше считалось аномалией сейчас вошло в критерий нормы, — 90% подростков имеют определенный тип акцентуации характера. В периоде становления характера его типологические особенности, не будучи еще сглажены и затушеваны жизненным опытом, выявляются настолько ярко, что иногда напоминают психопатии, т. е. патологические аномалии характера. С периодом взросления черты акцентуаций обычно сглаживаются. Это позволило нам говорить о «преходящих подростковых акцентуациях характера». Понятие «акцентуации» впервые ввел немецкий психиатр и психолог, профессор неврологии неврологической клиники Берлинского университета Карл Леонгард. Им же разработана и описана известная классификация акцентуаций личности. В нашей стране получила распространение иная классификация акцентуаций, которая была предложена известным детским психиатром, профессором А.Е.Личко. Однако и в том и в другом подходе сохраняется общее понимание смысла акцентуации. В наиболее лаконичном виде акцентуацию можно определить как дисгармоничность развития характера, гипертрофированную выраженность отдельных его черт, что обусловливает повышенную уязвимость личности в отношении определенного рода воздействий и затрудняет ее адаптацию в некоторых специфичных ситуациях. При этом важно отметить, что избирательная уязвимость в отношении определенного рода воздействий, имеющая место при той или иной акцентуации, может сочетаться с хорошей или даже повышенной устойчивостью к другим воздействиям. Точно так же, затруднения с адаптацией личности в некоторых специфичных ситуациях (сопряженные с данной акцентуацией), могут сочетаться с хорошими и даже повышенными способностями к социальной адаптации в других ситуациях. При этом эти «другие» ситуации сами по себе могут быть объективно и более сложными, но не сопряженными с данной акцентуацией [25]. В работах К.Леонгарда используется как сочетание «акцентуированная личность», так и «акцентуированные черты характера». Хотя все-таки главным у него является понятие «акцентуация личности». Сама классификация К.Леонгарда есть классификация акцентуированных личностей. А.Е.Личко полагает, что правильнее было бы говорить об акцентуациях характера, потому что в действительности именно об особенностях характера и типологии характера идет речь. Скорее всего, следует считать, что справедливым является использование обоих сочетаний — и акцентуированная личность, и акцентуация характера. В отечественной психологии сложилась традиция четко, а иногда и резко подчеркивать различие в понятиях личность и характер. При этом имеется ввиду, что понятие личность более широкое, включающее в себя направленность, мотивы, установки, интеллект, способности и т.д. Между тем в западной психологии часто говоря «личность» — имеют ввиду ее характерологию. К этому есть определенные основания, потому что характер — это не только базис личности, но и интегративное образование. В характере находят свое выражение и система отношений личности, ее установки, ориентации и т.д. Если же обратиться именно к описаниям различных акцентуаций, то легко увидеть, что многое в них характеризует именно личность в различных ее аспектах. В дальнейшем мы в равной степени и в равном значении будем использовать оба термина — акцентуированная личность и акцентуация характера. Само понятие «акцентуация» появилось и поначалу употреблялось преимущественно в клинической психологии. Однако уже в работах К.Леонгарда специально подчеркивалось, что акцентуированные люди не являются не нормальными. В противном случае нормой следовало бы считать только среднюю посредственность, а любое отклонение от нее рассматривать как патологию. К.Леонгард полагал, что человек без намека на акцентуацию, конечно, не склонен развиваться в неблагоприятную сторону; но столь же мало вероятно, что он как-нибудь отличается в положительную сторону. Акцентуированным личностям, напротив, присуща готовность к особенному, то есть как к социально положительному, так и социально отрицательному развитию. Обобщая все сказанное, можно заключить, что акцентуация является не патологией, а крайним вариантом нормы. По различным данным распространенность акцентуаций в популяции сильно варьируется и зависит от многих факторов. К этим факторам относятся социокультурные особенности среды, половые и возрастные особенности и другие. По данным К.Леонгарда и его сотрудников доля акцентуированных личностей во взрослом населении составляет приблизительно 50%. Несмотря на то, что в целом вопрос о динамике акцентуаций разработан еще недостаточно, уже сейчас определенно можно говорить о феномене заострения черт акцентуированного характера в подростковом возрасте. В дальнейшем, очевидно, происходит их сглаживание или компенсация, а также переход явных акцентуаций в скрытые[22]. В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуации характера — явная и скрытая. Явная акцентуация — эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера. Тщательно собранный анамнез, сведения от близких, непродолжительное наблюдение, особенно в среде сверстников, а также результаты экспериментально-патохарактерологической оценки с помощью диагностического опросника позволяют распознать этот тип. Однако выраженность чepт определенного типа не препятствует возможности удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение обычно соответствует способностям и возможностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации. Скрытая акцентуация — эта степень относиться не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, разносторонних контактах и детальном ознакомлении с биографией трудно бывает составить четкое представление об определенном типе характера. Однако черты этого типа могут ярко, порою неожиданно, выявляться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить патологию характера. Если же такие черты и выявляются, то это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации [26]. Таким образом, акцентуации характера — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. Будучи крайними вариантами нормы, акцентуации характера сами по себе не могут быть клиническим диагнозом. Они являются лишь почвой, предрасполагающим фактором для развития психогенных расстройств (острых аффективных реакций, неврозов, ситуативно обусловленных патологических нарушений поведения, психопатических развитий, реактивных и эндореактивных психозов).

19 стр., 9438 слов

Влияние стилей семейного воспитания на формирование дисгармонизаций ...

... методы изучения влияния семейного воспитания на дисгармонизацию характера подростков; 4. исследовать влияния стилей семейного воспитания на дисгармонизацию характера подростков; 5. составить практические рекомендации по результатам ... связаны с изменяющимися условиями жизнидеятельности в социуме, соответственно: 1. с чрезмерным стремлением защитить друг друга, помочь другим членам семьи; 2. с тем, ...

13 стр., 6443 слов

Особенности самооценки и ее влияние на социальный статус личности

... сторон своей личности, деятельности отношений с другими людьми (частные, или парциальные самооценки). Самооценка может быть устойчивой, т.е. сохраняться в разных ситуациях и на достаточно ... личности, деятельности и т.п. и проявляется в самоуважении, чувстве собственного достоинства, самооценке и уровне притязаний. Фундамент эмоционально-ценностного компонента составляет самоуважение, или чувство ...

7 стр., 3080 слов

Консультирование подростков

... значительной степени определяет социальную адаптацию личности, является регулятором ее поведения и деятельности. Характер самооценки подростков определяет формирование тех или иных качеств личности. Например, адекватный ее уровень ... ребенка проблемы смысла жизни, за повышенной заботой о ребенке могут стоять стремление к контролю и власти, поиск любви и привязанности, удовлетворение потребности в ...

7 стр., 3448 слов

Характер 10

... обязанностям. Наиболее встречающиеся отрицательные черты характера: легкомыслие, склонность к аморальным поступкам, раздражительность, прожектерство. Положительные черты характера: энергичность, инициативность, оптимизм. 2.Дистимный ... других людей, страсть к развлечениям. Располагает такими положительными чертами характера, как внимание к людям, готовность выслушать, помочь, исполнительность. ...

В этих случаях от типа акцентуации зависит как избирательная чувствительность к определенного рода психогенным факторам, так и особенностям клинической картины. Отличия между акцентуациями характера и психопатиями основываются на диагностических критериях П. Б. Ганнушкина — О. В. Кербикова. При акцентуациях характера может не быть ни одного из этих признаков: ни относительной стабильности характера на протяжении жизни, ни тотальности его проявлений во всех ситуациях, ни социальной дезадаптации вследствие тяжести аномалии характера. Во всяком случае, никогда не бывает соответствия всем этим трем признакам психопатии сразу. Как указывалось, обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с периодом взросления. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной. В добавление к критериям П. Б. Ганнушкина, О. В. Кербикова можно отметить еще один важный признак, отличающий акцентуации и психопатии. При психопатиях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникают от любых психических травм, и самых разнообразных трудных ситуациях, от всевозможных поводов и даже без видимой причины. При акцентуациях нарушения возникают только при определенного рода психических травмах, в некоторых трудных ситуациях, а именно: лишь тогда, когда они адресуются к «месту наименьшего сопротивления», к «слабому звену» данного типа характера. Иные трудности и потрясения, не задевающие этой ахиллесовой пяты, не приводят к нарушениям и переносятся стойко. При каждом типе акцентуации имеются свойственные ему отличные от других типов, так называемые «слабые места». Существует две классификации типов — первая предложена К.Леонгардом, вторая — А. Е. Личко. Классификация Личко предназначена специально для подросткового возраста. Карл Леонгард выделяет следующие типы акцентуаций характера: гипретимический, застревающий, педантичный, эмотивный, тревожный, циклотимический, возбудимый, дистимичный, демонстративный и экзальтированный. А.Е.Личко предлагает такие типы акцентуаций как гипертимный, лабильный, циклоидный, астено-невротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый, конформный и паранойяльный типы. Гипертимный тип. Такие подростки отличаются всегда хорошим, даже слегка повышенным настроением, высоким жизненным тонусом, энергией, неудержимой активностью, постоянным стремлением к неформальному лидерству. Хорошее чувство нового сочетается с неустойчивостью интересов, а большая общительность с неразборчивостью в выборе знакомств, в силу чего могут незаметно для себя оказаться в дурной компании, начать выпивать, пробовать действие наркотиков и других токсических средств, при этом пристрастия к ним в подростковом возрасте обычно не возникает. Правонарушения присущи групповые. Легко осваиваются в незнакомой и быстро меняющейся обстановке, но переоценивают свои возможности и строят чрезмерно оптимистические планы на будущее. Плохо переносят одиночество, размеренный режим, строго регламентированную дисциплину, однообразную обстановку, монотонный и требующий мелочной аккуратности труд, вынужденное безделье. Стремление окружающих подавить их активность и лидерские тенденции нередко ведет к бурным, но коротким вспышкам раздражения. Не злопамятны. Легко мирятся с теми, с кем поссорились. Подростки с гипертимным типом акцентуации отличаются разговорчивостью, говорят быстро, с живой мимикой и жестами. Высокий биологический тонус проявляется всегда хорошим аппетитом, здоровым, крепким сном — встают бодрыми, отдохнувшими. Самооценка нередко неплохая, но часто стараются показать себя более конформными, чем это есть на самом деле. Первые проявления гипертимности нередко бывают с детства: неугомонность, шумливость, стремление командовать сверстниками, чрезмерная самостоятельность. Циклоидный тип. Встречается только в виде акцентуаций характера. При патологическом уровне развивается одна из форм нервно-психичеcкого расстройства — циклотимия. При циклоидной акцентуации фазы гипертимности и субдепрессии выражены нерезко, обычно кратковременны- 1-2 недели и могут перемежаться длительными интермиссиями. В субдепрессивной фазе падает работоспособность, ко всему утрачивается интерес, подростки становятся вялыми домоседами, избегают компании. Неудачи и мелкие неурядицы тяжело переживаются. Серьезные нарекания, особенно унижающие самолюбие, способны навести на мысли о собственной неполноценности и ненужности и подтолкнуть к суицидальному поведению. В субдепрессивной фазе также плохо переносится крутая ломка стереотипа жизни (переезд, смена учебного заведения и т.п.).

Падает биологический тонус, могут спать больше обычного, но встают вялыми, неотдохнувшими. Даже любимые кушанья не доставляют прежнего удовольствия. Половое влечение обычно снижается. В гипертимной фазе циклоидные подростки не отличаются от гипертимов. Самооценка формируется постепенно, по мере накопления опыта «хороших» и «плохих» периодов. У подростков она нередко бывает еще неточной, так как первые проявления циклоидности начинаются только с половым созреванием. Иногда бывает выражена сезонность фаз: депрессии падают на зиму или на весну, а гипертимные периоды — на осень. В интермиссиях между субдепрессивными и гипертимными фазами никаких особенностей не обнаруживают. Лабильный тип. Главная черта этого типа — крайняя изменчивость настроения, которое меняется слишком часто и чрезмерно круто от ничтожных и даже незаметных для окружающих поводов. От настроения момента зависит и сон, и аппетит, и работоспособность, и общительность. Чувства и привязанности искренни и глубоки, особенно к тем лицам, кто сами к ним проявляют любовь, внимание и заботу. Велика потребность в сопереживании. Тонко чувствуют отношение к себе окружающих даже при поверхностном контакте. Всякого рода эксцессов избегают. К лидерству не стремятся. Тяжело переносят утрату или отвержение со стороны значимых лиц. Самооценка отличается искренностью и умением правильно подметить черты своего характера. Чрезмерная эмоциональность обычно сочетается с вегетативной лабильностью: легко краснеют и бледнеют, меняется частота пульса, величина артериального давления. Нередко наблюдается довольно выраженная инфантильность: выглядят моложе своих лет. Дети почти все наделены эмоциональной лабильностью. Поэтому о данном типе можно судить, если эти черты ярко выражены у подростков. Астено-невротический тип. Также встречается только в виде акцентуации характера. Патологический уровень проявляется чаше всего развитием неврастении. Главными чертами являются повышенная утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности. Утомляемость особенно проявляется при умственных занятиях и в условиях соревнований. При утомлении аффективные вспышки возникают по ничтожному поводу. Самооценка обычно выражает ипохондрические установки. Сенситивный тип. У этого типа две главные черты — большая впечатлительность и чувство собственной неполноценности. В себе видят множество недостатков, особенно во внешности и в области качеств морально-этических и волевых. Замкнутость, робость и застенчивость выступают среди посторонних и в непривычной обстановке. С незнакомыми бывают трудны даже самые поверхностные формальные контакты, но с тем к кому привыкли, бывают достаточно общительны и откровенны. Ни к алкоголизации, ни к делинквентности склонности не обнаруживают. Самооценка отличается высоким уровнем объективности. При этом типе нередко бывает ярко выражена реакция гиперкомпенсации — стремление преуспеть именно в той области, где таится комплекс собственной неполноценности. Например, парашютные прыжки, чтобы преодолеть робость; усиленные занятия гимнастикой, чтобы исправить дефекты фигуры; стремление к общественной работе, чтобы преодолеть застенчивость и т.п. Сенситивные черты начинают выявляться с детства робостью, застенчивостью, боязнью незнакомцев, но критическим является возраст 16 -18 лет — вступление в самостоятельную социальную активность после многих лет учебы в привычном окружении сверстников. Психастенический тип. Главными чертами являются нерешительность, склонность к рассуждательству, тревожная мнительность в виде опасений за будущее — свое и своих близких, склонность к самоанализу и легкость возникновения навязчивостей. Черты характера обычно обнаруживаются в начальных классах школы — при первых требованиях к чувству ответственности. Отвечать за себя и, особенно, за других бывает самой трудной задачей. Защитой от постоянной тревоги по поводу воображаемых неприятностей и несчастий служат выдуманные предметы и ритуалы. Если их не выполняют, то это крайне усиливает тревогу за будущее, за благополучие свое и близких, за успех дела, которым заняты. Нерешительность усиливается, когда надо сделать самостоятельный выбор и когда решение касается маловажных повседневных проблем. Наоборот, вопросы серьезные, существенно отражающиеся на будущем, могут решаться с удивительной скоропалительной опрометчивостью. Алкоголизация и делинквентность в подростковом возрасте не присущи. Но при повзрослении могут обнаружить, что алкоголь способен снимать тревогу, неуверенность и внутреннее напряжение и тогда могут к нему пристраститься. В самооценке склонны находить у себя черты разных типов, включая совершенно не свойственные. Шизоидный тип. Главными чертами является замкнутость и недостаток интуиции в процессе общения. Трудно устанавливать неформальные, эмоциональные контакты — эта неспособность нередко тяжело переживается. Быстрая истощаемость в контакте побуждает к еще большему уходу в себя. Недостаток интуиции проявляется неумением понять чужие переживания, угадать желания других, догадаться о невысказанном вслух. К этому примыкает недостаток сопереживания. Внутренний мир почти всегда закрыт для других и заполнен увлечениями и фантазиями, последние предназначены только для услаждения самого себя, служат утешению честолюбия или носят эротический характер. Увлечения отличаются силой, постоянством, и нередко необычностью, изысканностью. Богатые эротические фантазии сочетаются с внешней асексуальностью. Алкоголизация и делинквентное поведение встречаются нечасто. Труднее всего переносятся ситуации, где нужно быстро установить неформальные эмоциональные контакты, а также насильственное вторжение посторонних во внутренний мир. Самооценка обычно неполная: хорошо констатируется замкнутость, трудность контактов, непонимание окружающих, другие особенности подмечаются хуже. В самооценке иногда подчеркивается нонконформизм. Замкнутость и сдержанность в проявлении чувств иногда помогают неплохо совмещаться с окружающими, ограничиваясь формальными контактами. Склонны искать нешаблонные решения, предпочитают непринятые формы поведения, способны на неожиданные для других эскапады без учета вреда, который могут нанести ими самим себе. Но иногда обнаруживают высокую способность постоять за себя и свои интересы. У близких могут вызывать недовольство своей молчаливостью и сдержанностью, но когда дело заходит о хобби могут быть даже многоречивы. В своих симпатиях часто тяготеют к эмоционально-лабильным, может быть, чувствуя в их характере то, что им самим недостает. Эпилептоидный тип. Главной чертой является склонность к состояниям злобно-тоскливого настроения с постепенно накипающим раздражением и поиском объекта, на котором можно было бы сорвать зло. С этими состояниями обычно связана аффективная взрывчатость. Аффекты не только сильны, но и продолжительны. Большим напряжением отличается инстинктивная жизнь. Любовь почти всегда окрашена ревностью. Алкогольные опьянения часто протекают тяжело — с гневом и агрессией. Лидерство проявляется в стремлении властвовать над другими. Инертность, тугоподвижность, вязкость накладывают отпечаток на всю психику — от моторики и эмоций до мышления и личностных ценностей. Говорят медленно, веско, никогда не суетятся. Любят культивировать в себе физическую силу, предпочитают силовые виды спорта. Решения принимают не торопясь, весьма осмотрительно, из-за этого иногда пропускают момент, когда надо быстро действовать. Но в аффекте легко теряют контроль над собой, действуют импульсивно, в неподходящей ситуации могут разразиться потоком брани, нанести побои. Властолюбие сочетается со стремлением наводить «свои порядки», нетерпимостью к инакомыслию. Злопамятны в отношении нанесенных им обид и причиненного ущерба, даже незначительного — очень мстительны и изобретательны в способах мести. Мелочная аккуратность, скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий окружающих педантизм рассматриваются как компенсация собственной инертности. Педантичная аккуратность видна по одежде, прическе, предпочтению порядка во всем. Самооценка обычно однобокая: отмечается приверженность к порядку и аккуратности, нелюбовь пустых мечтаний и предпочтение жить реальной жизнью; в остальном обычно представляют себя более конформными, чем есть на самом деле. Истерический (гистрионический) тип. Главными чертами являются беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда внимания к своей особе, восхищения, удивления, почитания, сочувствия. Все остальные особенности питаются этим. Лживость и фантазирование целиком служат приукрашиванию своей особы. Внешние проявления эмоциональности на деле оборачиваются отсутствием глубоких чувств при большой выразительности, театральности переживаний, склонности к рисовке и позерству. Неспособность к упорному труду сочетается с высокими притязаниями в отношении будущей профессии. Выдумывая, легко вживаются в роль, искусной игрой вводят в заблуждение доверчивых людей. Неудовлетворенный эгоцентризм часто подталкивает к яростной оппозиционности. Выигрывают в ситуации неразберихи, сумятицы, внезапно возникшей неопределенности, когда крикливость может быть принята за энергию, театральная воинственность — за решительность, умение быть у всех на виду — за организаторские способности. Но лидерский час скоро проходит, так как истероиды не столько лидируют, сколько играют в вожаков, и окружение скоро разбирается, что кроме позерства и трескучих фраз они ни на что не способны. Среди сверстников претендуют на первенство или на исключительное положение. Пытаются возвыситься среди них россказнями о своих удачах и похождениях. Товарищи скоро распознают их выдумки, их ненадежность, поэтому они часто меняют компании. Самооценка далека от объективности. Обычно представляют себя такими, какими в данный момент легче всего произвести впечатление. Неустойчивый тип. Главная черта — нежелание трудиться, такие подростки не хотят ни работать, ни учиться, у них развита сильная тяга к развлечениям, удовольствию, праздности. При строгом и непрерывном контроле нехотя подчиняются, но всегда ищут случая отлынивать от любого труда. Полное безволие обнаруживается, когда дело касается исполнения обязанностей, долга, достижения целей, которые ставят перед ними родные, старшие, общество в целом. С желанием развлечься связана ранняя алкоголизация, делинквентность, употребление наркотиков и других дурманящих средств. Тянутся к уличным компаниям. Из-за трусости и недостаточной инициативности оказываются там в подчиненном положении. Контакты всегда поверхностны. Романтическая влюбленность несвойственна, сексуальная жизнь служит лишь источником наслаждений. К своему будущему равнодушны, планов не строят, живут настоящим. От любых трудностей и неприятностей стараются убежать и не думать о них. Слабоволие и трусость позволяют удерживать их в условиях строгого дисциплинарного режима. Безнадзорность быстро оказывает пагубное действие. Самооценка обычно неверная — легко приписывают себе гипертимные или конформные черты. Конформный тип. Главная черта — постоянная и чрезмерная конформность к привычному окружению, к своей среде. Живут по правилу: думать «как все», поступать «как все», стараться, чтобы все у них было «как у всех» — от одежды до суждений по животрепещущим вопросам. Становятся целиком продуктом своего окружения: в хороших условиях старательно учатся и работают, в дурной среде — со временем прочно усваивают ее обычаи, привычки, манеру поведения. Поэтому «за компанию» легко спиваются. Конформность сочетается с поразительной некритичностью: истиной считают то, что поступает через привычный канал информации, некритичны ко всему, что черпают от привычного окружения, и склонны к предубежденному неприятию всего, что исходит от людей не своего круга. К этому добавляется консерватизм: новое не любят потому, что не могут к нему быстро приспособиться, трудно осваиваются в непривычной обстановке. Нелюбовь к новому проявляется неприязнью к чужакам, настороженностью к незнакомым. Наиболее успешно работают, когда не требуется личной инициативы. Плохо переносят крутую ломку жизненного стереотипа, лишение привычного общества. Самооценка может быть неплохой. Паранойяльный тип в подростковом возрасте еще не проявляется — его расцвет падает на пик социальной зрелости, т.е. на 30-40 лет. Поэтому с помощью ПДО этот тип диагностировать невозможно. В подростковом возрасте будущие представители паранойяльного типа чаще всего обнаруживают эпилептоидную или шизоидную акцентуацию, реже истероидную и еще реже — гипертимную. Однако уже в этом возрасте может обнаруживаться завышенная оценка своей личности — своих способностей, своих талантов и умений, своей мудрости и понимания всего. Отсюда убежденность, что все, что они делают, всегда правильно, что думают и говорят — всегда истина, на что претендуют — безусловно имеют право. Любые препятствия на пути претворения в жизнь своих намерений пробуждают воинственную готовность отстаивать свои действительные или мнимые права. Рано пробуждается подозрительность, склонность всюду видеть злой умысел и злокозненный сговор против себя [16]. 1.3 Эмоциональная сфера подростков Становление эмоционально — волевой сферы, с которой тесно связано формирование личности — сложный и длительный процесс, характеризующий психическое развитие. Оно протекает под непосредственным воздействием со стороны окружающих, в первую очередь взрослых, воспитывающих подростка. Без знания особенностей эмоциональной сферы подростков, трудно верно реагировать на их поступки, выбирать соответствующие порицание или поощрение, целенаправленно руководить воспитание. Подростковым принято считать период от 11 до 16 лет. Этот период обусловлен не только качественными навыками и полезным изменениями в организме подростка и в его окружении, но связан с возникновением специфических состояний, которые играют важную роль в период наибольшего развития, но и опасным звеном. Пубертатный период знаменуется бурным психофизиологическим развитием и перестройкой социальной активности ребенка. Мощные сдвиги происходят во всех отраслях жизнедеятельности ребенка, делают этот возраст «переходным» от детства к взрослости. Подростковый возраст богат переживаниями, трудностями и кризисами. В этот период складываются, оформляются устойчивые формы поведения, черты характера, способы эмоционального реагирования; это пора достижений, стремительно наращивания знаний, умений; становление «Я», обретение новой социальной позиции. Вместе с тем, это потеря детского мироощущения, появление чувства тревожности и психологического дискомфорта. Подростковый возраст часто называют периодом диспропорции в развитии. В этом возрасте увеличивается внимание к себе, к своим физическим особенностям; обостряется реакция на мнение окружающих, повышается чувство собственного достоинства и обидчивость. Физические недостатки часто преувеличиваются. Прежде всего, по сравнению с детским возрастом, возрастающее внимание к своему телу обусловлено не только физическими изменениями, но и новой социальной ролью подростка. Окружающие ожидают, что благодаря физический зрелости он уже должен справляться с определенными проблемами развития. Осознание соматических изменений и их включение в схему тело — одно из важнейших проблем периода полового созревания. Подростки отмечают также социальную реакцию на изменение их физического облика (одобрение, восхищение или отвращение, насмешку, презрение) и включают ее в представление о себе. Это формирует у подростка низкую самооценку, не уверенность в себе, скованность в общении и снижение чувства собственной значимости. К тому же сексуальное развитие очень тесно связано с формированием чувства достоинства и гордости, личностной идентичности [15]. Актуальным становиться, как отмечает Х. Ремшмидт, в своей работе «Подростковый и юношеский возраст», сравнение себя со сверстниками, поскольку диапазон нормальной изменчивости остается неизвестным, продолжает Х. Ремшмидт, это может вызвать тревожность и привести к острым конфликтам или депрессивному состоянию и даже к хроническим неврозам. Суда входят такие функциональные изменения организма, как преждевременное половое созревание, задержка развития, также к причинам вызывающим тревожность у подростков, можно отнести юношеские угри, избыточный и недостающий вес, задержка роста. Следующей причиной можно выделить сексуальное развитие подростков. В этом процессе решающую роль играет ЦНС, место интеграции нервных и психических феноменов. Таким образом, развиваются сексуальные потребности и влечения, которые под влиянием психосоциальных и социальнокультурных факторов (половое воспитание, нормы, индивидуальная психическая зрелость, примеры взрослых) по разному выражается в поведении: психоаффективно, т. е. как движимое чувством любви и склонности отношений к определенному партнеру, или психофункциологически, как в значительной степени независимая от этого, несвязанное с определенным партнером сексуальное удовлетворение. Но здесь могут возникать половые нарушения: по каким либо причинам созревания нет, то не возникает ни сексуального влечения, не соответствующих переживаний. Ели отсутствуют необходимые психосоциальные (социальнокультурные) факторы или среди них преобладают наказания и ограничения, сексуальные потребности могут также исчезнуть или недоразвития. Это может привести к рассогласованности между нормальным развитием и психическим переживанием и поведением, вызывая неуверенность в себе, снижение самооценки и т.д. Нужно заметить, что проявление тревожности может протекать в 2 вариантах: это страх — гнев и страх — страдание, которые по-разному проявляются, но одинаково дезадаптируют личность. Необходимо обратить внимание на значимость семьи и школы в период взросления. Так как подростковый возраст это противоречие между стремлением казаться и неумением «быть взрослым». Это противоречие между стремлением к независимости и необходимостью подчиняться указаниям — взрослых. Трудности подросткового возраста связаны с повышенной возбудимостью, с ипохондрическими реакциями, с аффективностью, с острой реакцией на обиду, с повышенной критичностью по отношению к старшим. Если эти особенности не учитывать, то у подростков могут сформироваться устойчивые отклонения в нравственном развитии и поведении. И здесь не маловажно отношения между родителями и ребенком. Так как подростковый возраст — это переходный возраст, переходный период, от детства к взрослости, возникают многочисленные конфликты, которые отрицательно влияют на формирование эмоциональной и когнитивной сферы [32]. Возрастает роль референтной группы, что способствует разрыву с родителями, как образцу для подражания. Со стороны родителей возрастают ограничения и запреты; в связи с новыми изменениями в семье возрастает число конфликтов. Экономические условия могут стать причиной для тревожности: так как подросток постоянно чувствует себя зависимым, несамостоятельным. Молодые люди долго зависят от родителей в финансовом отношении, из — за большой продолжительности школьного обучения. Неуспеваемость в школе может быть причиной конфликтов. Напряженные отношения между родителями и детьми обусловлены не столько конфликтом между поколениями, сколько изменившимися экономическими условиями и технологическим прогрессом, перед лицом которых родители, как и дети, чувствуют себя неуверенными и беспокойными, что порождает тревожность и нерешительность, а они в свою очередь формируют собственный характер. Наряду с родительским домом, школа — важнейшая инстанция социализации. Формирование юношества как фаза возрастного развития тесно связанно с возникновением системы всеобщего школьного образования. Школьные конфликты связанны в основном с успеваемостью, адаптацией, авторитетом и автономией. В связи с требованиями, предъявляемыми к успеваемости, возникают конфликты, как с учителями, так и со сверстниками. По отношению к учителям могут возникнуть протест, отказ заниматься и добиваться успехов. Такое поведение встречается и у способных и у критически настроенных молодых людей. Чье выраженное стремление к успеху сталкивается с неблагоприятными перспективами на будущее. В отношениях с ровесниками могут возникать конфликты на почве соперничества. Это влияет на психосоциальную адаптацию школьников и сохранение класса как единого общества. Конфликты в области автономии и авторитета обусловлены стеснениями свободы школьными правилами. Молодые люди требуют, обосновать их чувствуют над собой нежелательную опеку. Подростки младшие и старшие имеют свои отличительные особенности, и они велики, но можно говорить о типичных, характерных чертах этого периода, по уровню и характеру психического развития, подростничество — типичная эпоха детства, которая имеет ряд стадий, которые имеют свои особенности, с одной стороны, а с другой стороны подросток — растущий человек, стоящий на пороге взрослой жизни. Достигнутый уровень психического развития, возросшие возможности подростка, вызывают у него потребность в самостоятельности, самоутверждении, признания со стороны взрослых его прав, его потенциальных возможностей, в том числе, участие в общественно значимых делах. Между тем, взрослые, подчеркивают, что подросток уже не маленький ребенок и, предъявляя к нему повышенные требования, продолжают порой отказывать ему в праве на самостоятельность, возможностях на самоутверждение. Отсюда и возникают большинство конфликтных ситуаций, обиды и разнообразные формы протеста [30]. Основным новообразованием подросткового возраста является самосознание, как результат расширения общения, усложнившихся отношений подростка с обществом, с взрослыми, со сверстниками. Состояние страха и общей тревожности это следствие подросткового кризиса, который протекает, по-разному и дезорганизует личность подростка, влияет на все стороны его жизни. Эти кризисы могут стать причиной разных форм отклоняющегося поведения и личностных нарушений. Оскорбление взрослыми чувства собственного достоинства подростка, воспринимается им очень чувствительно. Из-за незнания взрослыми периодизации возрастного развития, личность подростка будет развиваться аномально, то есть «кризис подросткового возраста» будет протекать с осложнениями. Для кризиса идентичности характерно переживание подростком чувства неполноценности, депрессивное состояние и сексуальные намерения. Кризис идентичности, по мнению Х. Ремшмидта, можно рассматривать как реакцию на утрату статуса ребенка, на несоответствие биологический возможностей социальным, на неуверенность в своей компетенции, в своем статусе, на резкие биологические изменения, происходящие в организме взрослеющего человека. Неуверенность и страхи могут достигать такой степени, что возникает боязнь утратить телесное и душевное единство, по этому «часто подростки создают поведенческие ритуалы». Д. И. Фельдштейн, выделял дифференциальный анализ кардинально — нового психического состояния подростка, определяемого потребностью растущего человека утвердить себя в окружающем мире, реализовать себя в общении. Все это позволяет установить и содержательно охарактеризовать психически — разные условия, своего рода три стадии кризиса развития подростка. Первый уровень, назвал Д. И. Фельдштейн, «локально — капризный». Он характеризуется тем, что стремление 10 — 11 летнего подростка проявляется в потребности признания со стороны взрослых его важности и значения, через решение частных задач, по этому он называется локальный, а капризный, по тому что, преобладают в нем ситуативно — обусловленные эмоции. Причем эмоционально окрашенное стремление к самостоятельности проявляется у разных детей по разному, что отражается в мотивационных структурах. Характерно то, что 10 — 11 летние дети стараются получить признание самого факта их взросления. Оценку поведения и отношения детей в специально организованных ситуациях показывают, что возрастающее стремление подростков к самостоятельности не сводиться просто к желанию добиться от взрослых понимания определенных прав, а основываться на понимании ими важности выражения конкретных задач, социально — одобренных дел, хотя они порой не осознают их значимость. Второй уровень Д. И. Фельдштейн назвал «право — значимый». 12 — 13 летный подросток не удовлетворяется, уже своим участием в определенной совокупности дел, решений; у него раскрывается потребность в общественном признании; происходит освоение не только обязанностей, но и главное, прав в семье, обществе, формируется стремление к взрослости не на уровне «я хочу», а на уровне «я могу» и «я должен». На третьем уровне, «утверждающе — действительном», у 14 — 15 летнего подростка развивается готовность к функционированию во взрослом мире, что порождает стремление применить свои возможности, проявить себя, которое ведет к созданию своей социальной приобщенности, обостряя потребность в самоопределении, самореализации [32]. Таким образом, изучение подросткового уровня на основе изменения одного из главных показателей их психического состояния — потребности в самостоятельности, самоутверждении, дает возможность рассматривать не просто младших и старших подростков, но и раскрыть сложную динамику их поуровнего развития. Важнейший момент в характеристике подростка, его новой социальной позиции — осознание им своего «Я». Это осознание осуществляется и в самооценке и в отношениях со сверстниками, взрослыми. Повышенный интерес к своей личности, потребность в осознании и оценке своих личностных качеств были односторонне истолкованы рядом зарубежных психологов, утверждающих, что этот отход от действительности якобы неизбежно сопровождается ярко выраженным эгоизмом, эгоцентризмом и аутизмом. Между тем потребность подростка в самонаблюдении, самооценки, самоутверждении и самоусовершенствовании возникает не из пустого любопытства и поверхностного влечения к самоуглублению и не выступает, как бесцельное самокопание, а появляется из моральной потребности проанализировать свои достоинства и недостатки, из стремления понять, что в собственных поступках и целях является правильным и неправильным, чего следует добиваться и от чего воздерживаться. То есть интерес к себе возникает из потребности жизни и деятельности, в которых раскрываются качества личности. Что касается наблюдаемой в подростковом возрасте потребности побыть одному, то они ни в коей мере не равноценна так называемому стремлению к одиночеству, а представляет собой при правильно организованной деятельности лишь потребности в условиях, благоприятных для сосредоточения и размышления. Усложняются в этот период отношения со сверстниками. Подросток испытывает особую потребность в дружеских отношениях, где только и возможна система реального равенства. Но возможны конфликты на почве соперничества. Часто подростки занимают агрессивную роль по отношению к тем людям, от которых исходит угроза: их престижу, самооценки. На самом деле, срабатывает механизм психической защиты и часто он выражается в агрессии. В действительности у таких подростков часто низкая самооценка, повышенная тревожность, неуверенность, мнительность. Подростки чутко улавливают отношение к ним взрослых, оценка которых оказывает большое влияние, активно формируя самооценку растущего человека. Она может быть как положительная, так и отрицательная. Конфликты в школе могут приводить к требующим коррекции поведенческим нарушениям, на пример, к «школофобии», в основе часто лежит страх перед школой; боязнь издевательств и оскорблений к прогулам. Вместе с тем родительский дом служит положительным фактором, является причиной дезадаптации подростка. Сюда входит ряд причин: отягощенные психические условия (дисгармония в семье, частые ссоры, конфликты и т. д.), экономическое положение родителей, образование. Причиной дезадаптации подростка может служить как следствие уход из школы. У таких подростков обнаруживаются личностные нарушения и отклонения социального поведения. Их исходным пунктом часто служат нарушения формирования личности, склонность к сниженному настроению, заниженная самооценка, и, следовательно, неуверенность в себе, высокая тревожность. Ш. Бюллер выделила в юношеском периоде 2 фазы: позитивную и негативную. Подростковый этап относиться к негативной фазе. Ее характерные черты: тревожность, раздражительность, агрессивность, бесцельный бунт, стремление к самостоятельности, не подкрепляемой соответствующими физическими и психическими возможностями. Эта фаза начинается, по мнению Ш. Бюллер в 11 — 13 лет, у мальчиков в 14 — 16 лет.

1.4 Выводы

1) Анализ работ как отечественных, так и зарубежных авторов позволяет говорить о том, что страх является многоуровневым феноменом, и рассмотрение его в какой-либо линейной плоскости невозможно. Рассмотрение феноменологии данного понятия позволило выявить ряд сущностных характеристик, таких как тревога, объект, предмет, содержание и образ страха. Страх — это эмоциональная реакция на ожидание столкновения с ситуацией опасности. Данная реакция осуществляет процесс координации реакции избегания и всей психической деятельности организма, возникающий при предвосхищении взаимодействия с ситуацией опасности. Психологические аспекты феномена страха широко представлены во многих научных исследованиях. Проблема психологии страха имеет свою историю развития и получила освещение в различных психологических подходах.

2) Акцентуации характера — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. Обычно акцентуации развиваются в период становления характера, то есть в подростковом возрасте и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. С типом акцентуации характера необходимо считаться при разработке реабилитационных программ для подростков. Этот тип служит одним из главных ориентиров для медико-психологических рекомендаций, для советов в отношении будущей профессии и трудоустройства, а последнее же весьма существенно для устойчивой социальной адаптации.

3) Подростковый возраст — это переходный возраст, переходный период от детства к взрослости, возникают многочисленные конфликты, которые отрицательно влияют на формирование эмоциональной и когнитивной сферы. Становление эмоционально — волевой сферы, с которой тесно связано формирование личности — сложный и длительный процесс, характеризующий психическое развитие. Оно протекает под непосредственным воздействием со стороны окружающих, в первую очередь взрослых, воспитывающих ребенка. Без знания особенностей эмоциональной сферы детей, трудно верно реагировать на их поступки, выбирать соответствующие порицание или поощрение, целенаправленно руководить воспитанием. Трудности подросткового возраста связаны с повышенной возбудимостью, с ипохондрическими реакциями, с аффективностью, с острой реакцией на обиду, с повышенной критичностью по отношению к старшим. Если эти особенности не учитывать, то у подростков могут сформироваться устойчивые отклонения в нравственном развитии и поведении.

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ СТРАХОВ У ПОДРОСТКОВ С РАЗЛИЧНЫМИ АКЦЕНТУАЦИЯМИ ХАРАКТЕРА

2.1 База и методы исследования

Исследование проводилось на базе 8-х — 9-х классов средней школы №7 города Ангарска. Всего в исследовании приняло участие 123 человека. Из них были выделены подростки с 5-ю наиболее встречаемыми акцентуациями характера — всего 76 человек. В выборку вошли 57% мальчиков и 43% девочек.

Для исследования наличия и типа акцентуаций применялся патохарактерологический диагностический опросник (ПДО).

Данная методика представляет собой личностный опросник, предназначенный для определения типов акцентуаций характера и вариантов конституциональной психопатии, психопатических развитий и органических психопатий в подростковом и юношеском возрасте. Методика была разработана А.Е. Личко и его сотрудниками в середине 70-х годов. Опросник может применяться для подростков с 14 до 18 лет. Он состоит из 25 наборов фраз-утверждений, отражающих отношение разных патохарактерологических типов к ряду жизненных проблем. В каждом наборе содержится 10-19 утверждений. Полученные результаты оценивают по двум оценочным шкалам: объективной и субъективной. С помощью объективной шкалы ПДО могут быть диагностированы типы акцентуаций характера и психопатий, а также ряд дополнительных диагностических показателей. Шкала субъективных оценок предназначена для выяснения того, каким видит свой характер сам обследуемый (или каким хочет его представить).

Данная методика позволяет выявить следующие типы акцентуаций характера: гипертимный, циклоидный, лабильный, астено-невротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептиодный, истерический, неустойчивый, конформный и паранойяльный типы.

В ходе исследования было выявлено 5 наиболее часто встречающихся акцентуаций характера. Среди них — гипертимный, сенситивный, психастенический, истерический и конформный типы акцентуации. Для исследования наличия страхов был использован опросник, разработанный А.И.Захаровым. Данный опросник содержит 29 видов страха: страх одиночества, нападения, заболеть или заразиться какой-то болезнью, страх собственной смерти, смерти родителей, чужих людей, потеряться, мамы и папы, наказания, сказочных персонажей, опоздать куда-либо, страх перед тем как заснуть, страшных снов, темноты, животных, транспорта, природных стихий (бури, землетрясений и др.), высоты, глубины, тесных и маленьких помещений, воды, огня, пожара, войны, больших помещений или улиц, врачей (кроме зубных), уколов, боли, резких или громких звуков.

Методика позволяет определить наличие определенных страхов у детей и подростков до 15 лет.

Для проверки достоверности полученных результатов в исследовании мы применяли математические методы статистической обработки данных. В частности нами был использован критерий хІ.

2.2 Анализ результатов и их обсуждение

В ходе исследования акцентуаций характера у подростков с помощью патохарактерологического диагностического опросника нами были получены следующие результаты: 87,6% испытуемых имеют какую-либо акцентуацию характера, 12,4 % акцентуаций не имеют.

Распределение данных по акцентуациям характера в процентном соотношении мы можем видеть на рисунке 1.

Рис.1. Распределение данных по шкалам опросника ПДО в группе подростков (%)

На рисунке 1 видно, что в данной выборке наиболее часто встречаются пять типов акцентуаций характера: гипертимный, сенситивный, психастенический, истерический и конформный типы. Остальные типы акцентуаций наименее выражены у данных испытуемых.

На рисунке 2 представлены данные, полученные при помощи опросника А.И.Захарова, выявляющий определенные виды страхов. Результаты даны в процентном соотношении вцелом по всей выборке испытуемых, имеющих акцентуации характера.

Рис.2. Распределение данных по видам страхов вцелом по выборке (%)

На рисунке 2 мы видим, что наиболее выраженными у подростков с различными акцентуациями характера являются страх собственной смерти (47,1%), страх смерти родителей (50,9%), природных стихий — землетрясений, наводнений (45,2%) и страх войны (43,3%).

Это наиболее глобальные страхи, они могут иметь место в подростковом возрасте. Также среди значимых страхов встречаются страх одиночества (26,4%), заболеть, заразиться какой-либо болезнью (22,6%), пожара (20,7%), животных (18,8%).

В данном возрасте у подростков появляется необходимость быть среди сверстников, появляется так называемая реакция группирования, поэтому страх остаться в одиночестве проявляется в этот период довольно сильно. Остальные страхи выражены с наименьшей силой.

Теперь перейдем к рассмотрению и анализу данных, полученных в результате совмещения двух выше названных методик. У подростков с сенситивным типом акцентуации наиболее выраженными оказались страх смерти родителей (62,8%), страх природных стихий (54,2) и страх войны (54,2%).

Также такие подростки боятся одиночества, заболеть, заразиться, животных, высоты и пожара (по 27,3%), боли (18,2%) и громких, резких звуков (36,3%).

Присутствуют и другие страхи, но они менее выражены — нападения, страшных снов и воды (по 8,6%).

Все данные распределения страхов у подростков с сенситивным типом акцентуации представлены на рисунке 3.

Рис.3. Распределение данных по видам страхов у подростков с сенситивным типом акцентуации (%)

Большое количество и достаточная выраженность страхов у данной группы подростков можно объяснить высокой чувствительностью и ранимостью сенситивных подростков.

Рис.4. Распределение данных по видам страхов у подростков с конформным типом акцентуации (%)

Из рисунка 4 видно, что у подростков с конформным типом акцентуации преобладает страх собственной смерти (70,2%) и страх смерти родителей (60,8%).

Также присутствует страх одиночества, природных стихий и войны (по 38,9%).

Остальные страхи наименее выражены: страх наказания, высоты и пожара (по 18,6%), страх заболеть, заразиться, потеряться, темноты, животных, боли и громких, резких звуков (по 9,3%).

На рисунке 5 мы можем видеть распределение страхов у подростков с гипертимной акцентуацией характера. Наиболее выраженными у них являются страх смерти родителей (61,3%), страх природных бедствий (52,7%) и страх собственной смерти (39,6%).

Также присутствуют и другие страхи, но они выражены менее ярко: заболеть, заразиться и страх воды испытывают 19,5% испытуемых; страх одиночества, чужых людей, страшных снов, темноты, высоты, пожара и войны присутствует у 9,7% подростков.

Рис.5. Распределение данных по видам страхов у подростков с гипертимным типом акцентуации (%)

У подростков с психастеническим типом акцентуации характера выражены достаточно много видов страха: страх одиночества (53,3%), страх собственной смерти (53,3%), смерти родителей (64,9%), страшных снов, животных боятся 41,2% испытуемых, а природных стихий и войны вызывают страх у 56,7% подростков. Также у данного типа акцентуации присутствует страх заболеть, заразиться, темноты и резких, громких звуков (31,2%); различных сказочных персонажей, приведений и др. боятся 25% акцентуантов; страх потеряться, воды и пожара наблюдается у 15,4% подростков; страх нападения испытывают 8%.

Рис.6. Распределение данных по видам страхов у подростков с психастеническим типом акцентуации (%)

На рисунке 7 мы видим, что у подростков с истерическим типом акцентуации характера наиболее выражен страх войны (36,6%).

Остальные страхи мало выражены: страх природных стихий — 24,2%; страх собственной смерти, животных, транспорта, высоты и воды испытывают 12,1% испытуемых.

Рис.7. Распределение данных по видам страхов у подростков с истероидным типом акцентуации (%)

Сопоставив данные, полученные в результате анализа двух методик можно заметить, что у всех подростков независимо от акцентуации характера наиболее выражен страх собственной смерти. Исключение составляет истерическая акцентуация — всего 12,1%. Это хорошо видно на рисунке 8.

Рис. 8. Распределение испытуемых с разными типами акцентуаций характера по выраженности страха собственной смерти (%)

Также у всех подростков выражен страх смерти родителей. Здесь вновь исключением является истерическая акцентуация. У подростков с истерическим типом акцентуации вообще отсутствует этот вид страха.

Рис. 9. Распределение испытуемых с разными типами акцентуаций характера по выраженности страха смерти родителей (%)

Такой вид страха, как страх одиночества наиболее выражен у психастеников и конформного типа. Наименее всего одиночества боятся подростки с гипертимным типом акцентуации. У подростков с истерической акцентуацией страх одиночества отсутствует вовсе.

Рис. 10. Распределение испытуемых с разными типами акцентуаций характера по выраженности страха одиночества (%)

На рисунке 11 мы видим, что у всех подростков с психастенической и сенситивной акцентуациями характера достаточно сильно выражен страх войны. У остальных типов он менее выражен. Среди всех типов акцентуаций здесь ярко выделяется гипертимный тип. У него самые низкие показатели — 9,5%.

Рис. 11. Распределение испытуемых с разными типами акцентуаций характера по выраженности страха войны (%)

Различные природные стихии — бури, наводнения, землетрясения вызывают страх почти у всех подростков, кроме истерической акцентуации.

Рис. 12. Распределение испытуемых с разными типами акцентуаций характера по выраженности страха природных стихий (%)

Страх перед нечистыми силами, приведениями, персонажами и т.д. мы можем наблюдать только у психастенической акцентуации (25%).

Потеряться бояться психастеники (15,4%) и конформный тип (9,3%).

Страх быть наказанным испытывают подростки с конформным типом акцентуации (18,6%).

Как уже было замечено, подростки с истерической акцентуацией испытывают наименьшее количество страхов.

Психастеники же наоборот: практически по всем видам страхов у них высокие показатели. Например: страшных снов боятся сенситивы (8,6%), гипертимы (9,5%), а у психастеников показатель по этому виду страха составляет 41,2%. Страх перед животными испытывают сенситивы (27,3%), конформный тип (9,3%), у психастеников вновь высокий показатель — 41,2%.

Для проверки достоверности полученных результатов мы применили математические методы статистической обработки данных. Нами был использован критерий хІ. В таблице 1 представлены данные, полученные в результате обработки по критерию хІ.

Таблица 1

Различия в показателях страха у подростков с различными типами акцентуации характера

Сопоставляемые типы акцентуации характера

Показатель хІ

Вероятность допустимой ошибки

Сенситивный и конформный

116,152

0,001

Сенситивный и гипертимный

134,052

0,001

Сенситивный и психастенический

142,420

0,001

Сенситивный и истероидный

146,586

0,001

Конформный и гипертимный

139,071

0,001

Конформный и психастенический

178,380

0,001

Конформный и истероидный

150,845

0,001

Гипертимный и психастенический

168,081

0,001

Гипертимный и истероидный

154,082

0,001

Психастенический и истероидный

151,414

0,001

Таким образом, статистический анализ показал существование значимых различий по доминирующим видам страхов у подростков с психастеническим, истероидным, гипертимным, сенситивным и конформным типом акцентуаций характера.

2.3 Рекомендации по коррекции страхов с учетом акцентуаций характера

страх акцентуация характер подросток

Предшествующие случаи страхов в подростковом возрасте говорят об отсутствии надлежащей помощи в более раннем — младшем школьном и особенно дошкольном возрасте, когда страхи наиболее успешно подвергаются психологическому воздействию, поскольку они пока больше обусловлены эмоциями, чем характером, и во многом носят возрастной, преходящий характер. Во всех случаях успешность устранения страхов зависит от знания их причин и особенностей психического развития. Так, страхи, возникающие в процессе общения с родителями и сверстниками, отличаются от страхов, рожденных воображением ребенка или в результате испуга. Соответственно в первом случае речь идет о внушенных, во втором — о личностно обусловленных и в третьем — о ситуативно возникших страхах. Нередко все эти механизмы развития страхов сочетаются между собой, образуя их сложно мотивированную структуру. Страхи, возникающие в результате психологического заражения или внушения, устраняются не только воздействием на ребенка, но и в результате изменения неадекватно сформировавшихся отношений родителей. Личностно обусловленные страхи могут быть устранены и оказанием помощи непосредственно детям, в то время как ситуационные страхи требуют комбинированного подхода. Во всех случаях целесообразно смотреть на страхи не столько глазами взрослых, сколько глазами детей.

Понимание чувств и желаний детей, их внутреннего мира, а также положительный пример родителей, самокритичное признание своих недостатков и их преодоление, перестройка неправильных, неадекватных отношений с ребенком, гибкость и непосредственность в воспитании, уменьшение тревожности, излишней опеки и чрезмерного контроля создают необходимые предпосылки для успешного устранения страхов.

Нельзя винить, а тем более ругать и наказывать ребенка за то, что он боится, такой беззащитный и несчастный, поскольку во всем он зависит от родителей, несущих персональную ответственность за его самочувствие и способность противостоять внутренним и внешним угрозам.

Наиболее адекватный вариант — отношение к страхам без лишнего беспокойства и фиксации, чтения морали, осуждения и наказания. Если страх выражен слабо и проявляется временами, то лучше отвлечь ребенка, занять интересной деятельностью, поиграть с ним в подвижные, эмоционально насыщенные игры, выйти на прогулку и т.д. Тогда многие страхи рассеиваются, как дым, если к тому же ребенок чувствует поддержку, любовь и признание взрослых, их стабильное и уверенное поведение.

Следовательно, чем больше интересов у детей, тем меньше страхов, и, наоборот, чем больше ограничен круг интересов и контактов, тем больше фиксация на своих ощущениях, представлениях и страхах.

В большинстве случаев страхи уходят сами, так и не заявив о себе в полный голос. Звучащая в них тема перестает волновать ребенка, поглощенного новыми впечатлениями. С возрастом происходит интеллектуальная переработка страхов, теряющих чисто эмоциональный оттенок и наивный детский характер. То, что вызывает сильный страх в детском возрасте, в подростковом возрасте уже не страшно. Однако тот же подросток может бояться смерти родителей и войны, что аналогично страху смерти, скрывающемуся у малышей в образах различных сказочных персонажей. Природа не терпит пустоты, и страхи как форма познания и отражения действительности наполняют каждый раз жизненное пространство ребенка, заставляя его по-новому осмысливать жизненные ценности и отношения окружающих его людей.

Таким образом, страхи детей требуют каждый раз пристального внимания и серьезного изучения со стороны взрослых. Тогда можно своевременно предпринять ряд соответствующих мер и не допустить чрезмерного разрастания страхов, перехода в подростковом возрасте в более или менее устойчивые черты личности, подрывающие активность и уверенность в себе, препятствующие полноценному общению и раскрытию новых возможностей.

Чтобы борьба со страхами для детей была более эффективной необходимо, чтобы у родителей не было подобных страхов. Если они есть, то необходимо с ними работать. Общие страхи должны устраняться общими усилиями, то есть совместными действиями, мероприятиями, той же игрой, преодолевающей страх.

Требуют пересмотра и многие черты характера родителей боящихся детей. Изменить его непросто, тем не менее, это необходимо сделать как можно раньше. Начать лучше с изменения отношения к ребенку: дать ему больше свободы, приучить решать самому собственные проблемы. Мешают этому негибкость, нередко предвзятость в восприятии детей, а также непроизвольный перенос на них родительских тревог, страхов и проблем.

Иногда страхи трудноустранимы только потому, что предпринимаются попытки воздействия на их внешнюю сторону, без учета характера, смысла и значения. Более эффективным будет воздействие на причину страха, порождающие его условия и обстоятельства.

Так, вместо того чтобы бороться с воображаемым страхом перед Волком или Кощеем, нужно проанализировать возможные причины этих страхов, нередко находящиеся в сфере семейных отношений, в частности в конфликтном поведении отца, раздраженного и грозящего наказанием. Также и устойчивый страх Бабы Яги может говорить о том, что матери необходимо пересмотреть свои отношения с ребенком, сделать их более теплыми, непосредственными и откровенными.

Первое, что нужно осуществить, — возвратить ребенку детство, из которого он ушел раньше времени. Достигается это совместной деятельностью, прогулками, разнообразными, эмоционально насыщенными играми, детскими спектаклями, кукольными представлениями, где много веселья и музыки, посещениями парков и аттракционов, а также систематическим чтением сказок (но не перед сном), рисованием красками, увлекательными походами и различными спортивными мероприятиями.

Для лучшего воздействия на страхи, нужно, прежде всего, установить контакт с детьми, подразумевающий доверительное отношение как условие развития творческих возможностей и веры в себя.

Отправная точка любого психотерапевтического воздействия — это принятие чувств и желаний детей и их самих такими, какие они есть, что позволяет индивидуализировать воздействие на ребенка и сделать его более результативным.

Затрудняют прохождение страхов непримиримость к ним взрослых, категоричность принимаемых по поводу страхов решений, а также недоверие к способности детей избавиться от страха, как и возведение в абсолют любых ошибок на этом пути, в чем проявляются особенности характера взрослых членов семьи, и сами по себе осложняющие отношения с детьми. Безусловным фактором является терпение при работе с детьми по устранению страхов, так как не всегда удается достичь незамедлительных результатов. В немалой степени это зависит и от способности самих детей перестраивать отношения и наполнять свою жизнь новым содержанием. Нередко ожидаемый эффект снижается из-за быстрой утомляемости ребенка, нервно-психических и частых заболеваний.

Главным фактором, препятствующим избавлению детей от страхов, будет неблагополучное нервно-психическое состояние самих родителей и конфликты в семье. В этом случае необходима предварительная помощь самим родителям и нередко всей семье в целом. Только после этого имеет смысл проведение психотерапевтических методик преодоления страхов.

Целесообразно провести предварительную беседу с подростком. При этом отслеживается внутреннее состояние ребенка, выявляется место локализации страха, его размер, цвет: «Закрой глаза. Вспомни ситуацию, когда возник страх. Посмотри, в какой части твоего тела он располагается, имеет ли он форму или нет, какого он цвета, размера». Затем проводится обсуждение ощущений ребенка. Если страх не имеет определенного образного выражения, то предлагается соединить его с каким-нибудь образом: «А если бы это был какой-нибудь образ, то что бы это было?» На следующем этапе ребенку предлагается нарисовать возникший у него образ страха. Затем идет обсуждение рисунка, в ходе которого ребенку необходимо осуществить выбор: «Ты можешь уничтожить свой страх (разрезать, разорвать, сжечь) или победить его, а можешь с ним подружиться». Обычно дети выбирают позитивные методы решения проблемы, то есть хотят подружиться со страхом, чтобы он их больше не пугал. Если ребенок осуществляет подобный выбор, то работа продолжается. Ему предлагается нарисовать образ своего страха совсем нестрашным.

Для устранения различных видов страха можно использовать следующие приемы:

Рисование страха.

Подросток изображает свой страх на листе бумаги. Это задание можно выполнять не один раз. Через некоторое6 время ребенку предлагается подумать и изобразить на обратной стороне этого же листа, как он не боится данного страха. Таким образом, бессознательный страх выводится на уровень сознания, и, размышляя над своим страхом, подросток самоизлечивается. Если ребенок отказывается рисовать на обратной стороне листа и говорит, что страх слишком сильный, то в подобных случаях можно в присутствии подростка взять лист с изображением страха и сжечь его. Этот прием можно использовать несколько раз до достижения необходимого эффекта.

Сочинение рассказа на тему страха.

В этом случае задача психолога — приблизить подростка к реальности, для того, чтобы он осознал абсурдность своего страха. Осуществляется это через введение в рассказ элементов юмора.

Использование игры, небольших представлений и инсценировок

Можно предложить сочинить сказку или небольшую историю. Дети и подростки с неврозом страха, как правило, придумывают истории с печальным концом. Задача психолога заключается в том, чтобы проиграть их сюжеты в группе. Но настаивать не следует, подросток должен сам предложить инсценировать свою историю. Затем автор сам распределяет роли и начинает представление. В группах подростков можно также использовать сценки из реальной жизни. Они должны быть небольшими и в форме диалога.

Использование фильмов ужасов.

Это довольно спорный метод. Все же иногда его можно использовать, но с большой осторожностью. Обязательное условие — фильм должен быть точно по теме страха. Например: страх перед ураганом или наводнением и с положительным концом.

«Открытая война» со страхом.

Этот метод основывается на постепенном увеличении времени пребывания в условиях, вызывающих страх. Успешность лечения в подобных случаях зависит от внутренней готовности подростка к преодолению своих проблем. Применение данного психологического приема работы со страхами стимулируют в подростке смелость, уверенность в себе и своих возможностях.

Фантазирование.

Можно дать подростку задание представить свой страх в виде какого-либо образа. Подросток закрывает глаза и начинает представлять свой страх. При этом ему задаются вопросы как выглядит страх, какого он размера и формы, чем пахнет, каков страх на ощупь и т.д. Таким образом мы задействуем в представлении все органы чувств. Затем подростку предлагается побыть со своим страхом наедине и рассказать от его имени об ощущениях, зачем данный страх пугает людей и т.д. Пусть ребенок от имени страха расскажет самому себе, кто он, как от него избавиться.

Техника «Два стула».

Подросток может поговорить со своим страхом. В результате можно определить для себя причину возникающих страхов, помириться, подружиться со своим образом страха, заключить с ним определенный договор. В ходе выполнения упражнения и после него обязательно нужно провести обсуждение с ребенком его состояния. Затем предлагается прослушать терапевтическую сказку, отражающую индивидуальные особенности подростка. Далее необходимо отслеживать внутреннее состояние пациента с целью проверки результатов работы: «Закрой глаза, вспомни ту ситуацию, когда у тебя возникал этот страх. Что чувствуешь сейчас? Посмотри на то место, где он располагался. Есть ли он сейчас там? Изменилось ли что-нибудь (форма, размер, цвет)?» Если наблюдаются остаточные явления, то проводится работа и с ними: «Закрой глаза. Посмотри на то место, где располагался страх. Сейчас ты можешь изменить цвет на тот, который тебе более приятен, или ты можешь его уменьшить в размерах до такой степени, как тебе хочется, или до полного исчезновения. Ты можешь поместить на освободившееся место то, что приятно тебе, какой-нибудь образ, или закрасить это место приятным тебе цветом, или сделать что-то другое — то, что тебе хочется».

При психокоррекционной работе с акцентуированными подростками необходимо учитывать особенности их характера. Например при работе с гипертимами психологам и педагогам следует иметь ввиду, что особые трудности возникают у таких учащихся в ситуациях строгой регламентации, жесткой дисциплины, постоянной навязчивой опеки и мелочного контроля. В таких ситуациях повышается вероятность не только нарушения дисциплины со стороны учащегося, но и вероятность вспышек гнева и конфликта с педагогами (воспитателями, родителями).

Во взаимодействии с сенситивным подростком чрезвычайную важность приобретают эмоциональная открытость, чувствительность и эмоциональная отзывчивость педагога. В силу того, что потребность в сочувствии и сопереживании у них актуализирована и ярко выражена, соответствующее эмпатийное поведение психолога оказывается чрезвычайно желательным. Эмоциональной отзывчивостью, сочувствием и сопереживанием в данном случае можно достичь того, что не удается сделать никакими другими способами и отчаянными усилиями. Как правило, проявление эмпатии психологом ведет к быстрому установлению позитивных и доверительных отношений с чувствительной личностью. Однако следует учитывать чрезвычайную эмоциональную чувствительность сенситивных акцентуантов и, вследствие этого, высокую изменчивость их настроения. Фальшь, а тем более безразличие и черствость, сенситивные подростки чувствуют чрезвычайно тонко и быстро реагируют на это изменением отношения и поведения.

При работе с истероидными акцентуантами подчеркнутое игнорирование, проявление в активной форме позиции «ты ничем не выделяешься на общем фоне» является исключительной сильной мерой воздействия. Однако нужно быть внимательным, поскольку реакции на такую позицию могут быть самыми различными: от гиперактуализации потребности выделиться, до аффективного взрыва, установления резко отрицательного отношения к лицу, от которого исходит идея игнорирования и усреднения.

С подростками, имеющими конформный тип акцентуации рекомендуется групповая форма работы.

Все описанные выше методы рекомендуется применять комплексно. При работе с детьми и подростками необходимо импровизировать и находить индивидуальный подход к каждому.

2.4 Выводы

1) На основании результатов, полученных в результате исследования акцентуаций характера у подростков, можно сказать, что большинство подростков акцентуированы. В данной выборке присутствуют подростки преимущественно с гипертимной, психастенической, истероидной, конформной и сенситивной акцентуацией характера.

2) В результате изучения страхов мы можем констатировать тот факт, что наиболее весомыми для подростков являются страх собственной смерти, смерти родителей, страх природных стихий и войны. Одиночества, пожара, заболеть или заразиться какой-то болезнью боится каждый четвертый подросток. Остальные страхи менее значимы.

3) У подростков с истероидной акцентуацией наиболее выражены страх природных стихий и войны. Такие подростки имеют низкие показатели практически по всем видам страхов. У подростков с конформным типом акцентуации наиболее выражены страхи собственной смерти и смерти родителей. Гипертимные подростки больше всего боятся смерти родителей и природных стихий. Подростки — психастеники имеют высокие показатели практически по всем видам страхов. Но наиболее выраженными у них являются страх смерти родителей, природных стихий, войны, одиночества и страх собственной смерти. У подростков с сенситивной акцентуацией наиболее выражены страх смерти родителей, собственной смерти, природных стихий и войны.

4) В ходе исследования было выявлено, что по распределению страхов сильнее всего отличаются подростки с истероидной, гипертимной и психастенической акцентуациями характера. Наиболее сильно различия видны по следующим страхам: одиночества и страха смерти родителей — подобные страхи не пугают истериков, в то время как у всех остальных акцентуаций довольно высокие показатели по этим видам страхов. Страх войны наименее выражен у подростков с гипертимной акцентуацией. Наиболее высокие показатели практически по всем видам страхов у подростков с психастенической акцентуацией.

4) Статистический анализ показал существование значимых различий по видам страхов у подростков с гипертимной, конформной, психастенической, истероидной и сенситивной акцентуациями характера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование было посвящено изучению доминирующих видов страхов у подростков, имеющих акцентуации характера. При проведении исследования мы исходили из понимания феномена страха как ответа на действие угрожающего стимула. Содержание страхов характеризует конкретную боязнь определенных объектов страха у непосредственно исследуемых подростков.

Результаты исследования показали, что подростки с различными акцентуациями характера имеют разные доминирующие виды страхов. При этом у подростков с гипертимным типом акцентуации наиболее выражен страх смерти родителей и страх природных стихий. Подросткам с сенситивным типом акцентуации больше свойственно испытывать страх перед собственной смертью, страх войны, а также страх смерти родителей и природных стихий. У подростков — психастеников было выявлено наибольшее количество страхов. Больше всего их пугает одиночество, они испытывают страх перед собственной смертью, смертью родителей, а также они боятся природных стихий и начала войны. У подростков с конформным типом акцентуации наиболее выражен страх смерти, как собственной, так и смерти родителей. Больше всего по количеству и напряженности страхов выделяются подростки с истероидной акцентуацией характера. У них по всем видам страхов низкие показатели.

Таким образом, наиболее различаются по наличию и степени выраженности различных видов страхов подростки с истероидной, психастенической и гипертимной акцентуацией. Выделенные различия в доминирующих видах страхов статистически подтверждены.

Проведенное исследование подтвердило гипотезу о том, что у подростков с акцентуациями характера имеются определенные виды страхов.

Настоящее исследование имеет перспективу дальнейшего развития. Целесообразно провести подобное исследование на испытуемых других возрастов, а также можно разделить испытуемых по половому признаку.

ЛИТЕРАТУРА

1. Айке Д. Страх // Тревога и тревожность. — СПб.: Питер, 2001.

2. Акцентуированные личности. Пер. с нем. Лещинской В.М. — Ростов:изд-во «Феникс»., 1997.

3. Большой толковый психологический словарь. — М., 2000. Т.2.

4. Гриншпун И.Б. Неболюва Т.В. Детские невротические страхи, их диагностика и коррекция: Программа к спецкурсу. М., 1993.

5. Групповая психотерапия при неврозах детского возраста: Методические рекомендации / Сост. Захаров А.И.; Под ред. Мягер В.К. — Л., 1979.

6. Детский невроз страха / Школьный психолог, 2000 №25.

7. Дружинин В.Н. Психология эмоций, чувств, воли. — СПб., 1999.

8. Захаров А.И. Детские неврозы (Психологическая помощь родителей детям).

— СПб.: Респекс, 1995.

9. Захаров А.И. Как помочь нашим детям избавиться от страха. СПб., 1995.

10. Захаров А.И. Как преодолеть страхи у детей. — М.: Педагогика, 1986.

11. Захаров А.И. Неврозы у детей и психотерапия. — СПб.: Союз, 2004.

12. Изард К.Е. Психология эмоций. СПб., 1999.

13. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. СПб., 2001.

14. Кочунас Р. Основы психологического консультирования. — М., 1999.

15. Крайг. Г. Психология развития. — СПб.: Питер, 2002.

16. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л., 1983.

17. Мартыненко Н.И. Подростковая психиатрия. — М., 2002.

18. Мухина В.С. Феноменология развития человека // Мухина В.С. Феноменология развития и бытия личности. М.; Воронеж, 1999.

19. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. — Л., 1960.

20. Обухова Л.Ф. Возрастная психология. — М., 1996.

21. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М.: Высшая школа, 1992.

22. Практическая психология для педагогов и родителей. / Под редакцией Тутушкиной А.Н. — М.,2000.

23. Прихожан А.М. Психокоррекционная работа с тревожными детьми //Активные методы в работе школьного психолога. Киров, 1991.

24. Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. — М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000.

25. Психология индивидуальных различий. Тексты /Под редакцией Гиппенрейтер Ю.Б., Романова В.Я. М.: Изд-во МГУ, 1982.

26. Психология и психоанализ характера. Хрестоматия. Изд-во Бахрах., Самара, 1998.

27. Психология семьи: хрестоматия. — Самара: изд-во Дон-Бахрах.,2002.

28. Ранк О. Родовой травматизм // Тревога и тревожность. — СПб.: Питер, 2001.

29. Реан А.А., Коломинский Я.Л. Социально-педагогическая психология. — СПб.: Питер,1999.

30. Реан А.А. Психология изучения личности. — СПб., 1999.

31. Риман Ф. Основные формы страха: Исследования в области глубинной психологии.- М.: Алетейя, 1998.

32. Руденко В.С. Общая характеристика развития личности подростка. — М., 2002.

33. Рябцев Г.П. Психологические особенности развития личности подростка. — М., 2000.

34. Сидоренко Е. В. Математические методы обработки в психологии. — СПб.: ООО «Речь», 2002.

35. Столяренко Л.Д. Основы психологии. Практикум. — Ростов на Дону: Издательство «Феникс», 2002.

36. Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. — М.: Наука, 1989.

37. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия // Толкование сновидений: Сборник произведений. — М.: ЭКСМО-Пресс , 2000.

38. Холмогорова А. Б. Страх смерти: культурные источники и способы // Основные направления в современной психотерапии. — М.: Когито — Центр, 2000.

39. Хорни К. Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза. — СПб.: Лань, 1997.

40. Щербатых Ю.В. Ивлева Е.И. Психофизиологические и клинические аспекты страха, тревоги и фобий. — Воронеж: Истоки, 1998.

41. Щербатых Ю.В. Психология страха. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Одиночества

нападения

Заболеть, заразиться

умереть

Смерти родителей

Чужих людей

потеряться

наказания

чудовищ

Страшных снов

темноты

животных

Прир-х катаклизм

высоты

воды

пожара

войны

боли

Громких, резких звуков

Сенситивн

27

9

27

54

63

9

27

54

27

9

27

54

18

36

Конформн

40

10

70

60

10

20

10

10

40

20

20

40

10

10

Гипертимн

10

30

20

40

60

10

10

10

50

10

20

30

10

Пс/астеники

50

8

33

50

66

16

25

41

33

41

58

16

16

58

33

Истероидн

25

12

12

25

25

12

12

62

Размещено на