Факторы появления лжи в младшем дошкольном возрасте

ВВЕДЕНИЕ

Дошкольное детство — период познания мира человеческих отношений. Это период первоначального становления личности, возникновение эмоционального предвосхищения последствий своего поведения, самооценки, усложнение и осознание переживаний, обогащение новыми чувствами и мотивами эмоционально-потребностной сферы.

Проблемами детской лжи занимались многие отечественные и зарубежные учение: Адам А., Алешинцев И.А., Гартьер К., Дубровский Б.И., Знаков В.В., Ильин И.А., Каптерев П.О., Мелитан Л., Мэй М., Нечаев А.П., Преображенский С.А., Секацкий А.К., Сосновский А., Х. Хартшорн, Шеталова А., Штерн В., Щербатых Ю.К., Экман П. и другие.

При этом важно подчеркнуть, что особую значимость имеют исследования по проблеме возникновения лжи у детей младшего дошкольного возраста, поскольку именно данная возрастная группа через несколько лет будет определять морально-нравственный и психологический облик граждан своей страны, а в ближайшем будущем составит основной слой людей, от которых в значительной мере будет зависеть ее развитие. Дошкольный возраст является периодом, в котором впервые возникает система соподчинённых мотивов, создающих единство личности и именно поэтому его следует считать периодом первоначального, фактического склада личности.

Однако, отношение к этому феномену, возникающему в жизни людей, у философов и психологов разных эпох было неоднозначным. Одни считали ложь благом, необходимым для достижения определенных целей (Гегель, Платон и другие), для других она была моральным грехом (Августин, Аврелий, Кант И. и другие), то есть отношение ко лжи на протяжении веков в различных государствах менялось и достаточно кардинально: от полного табу на ложь и обман до, по крайней мере, частичного их оправдания. При этом часто ложь одновременно и осуждается, и оправдывается. В последнем случае, особое значение приобретают причины и последствия лжи. Необходимо отметить, что ложь с развитием цивилизации прошла и свои стадии развития — от лжи с целью выживания в первобытном обществе до фальсификации в истории, сокрытия или искажения информации в СМИ и так далее.

На рубеже XX века изучение проблемы лжи было актуально как в отечественной, так и мировой психологии. Работы авторов начала века были посвящены исследованию лжи при свидетельских показаниях, проблеме детской лжи (ее развитию в онтогенезе), мотивации лжи и обмана, классификации. Позже, в советское время, эта проблема оказалась на периферии научных интересов психологов (Гиппенрейтер Ю.Б., Леонтьев А.Н., и другие) и ей перестали уделять должное внимание, что было обусловлено не столько логикой развития самой психологической науки, сколько идеолого-политическими соображениями. Напротив, в зарубежной психологии проблема лживости продолжала интенсивно разрабатываться в основном в направлении изучения психологических особенностей детей склонных к лживости, причин возникновения лжи, определения способов профилактики и приемов педагогического воздействия для устранения лживости из общения, проблем распознавания лжи.

13 стр., 6142 слов

Базаров. Новый тип личности посткризисного периода. УП.3.10

... которых строится новый образ. Базаров. Новый тип личности посткризисного периода. УП.3.10 - Стр 2 Другим ... психолога важен психологический кризис — не­соответствие реальности ожида­ниям, несрабатывание привычных приемов, неспособность быть на уровне предъявляемых требова­ний, «проблема ... на­хождения нового можно показать на примере проблемы засыпания водителей-дальнобойщиков за рулем. Оказалось, ...

Однако в последнее время и в белорусской психологии (Емельянова Е.В. (2008), Ивакина Н.Б. (2010) и другие) отмечается нарастание интереса к проблеме лжи, в первую очередь, в контексте формирования нравственных ценностей, жизненных ориентиров и идеалов у детей.

Это объясняется тем, что в обществе произошли коренные изменения во всех его основных сферах: экономической, политической, правовой, культурно-образовательной и так далее, которые, к сожалению, часто отрицательно сказываются на морально-нравственных устоях людей разных поколений.

Итак, ложь — это утверждение, заведомо не соответствующее истине и высказанное в таком виде сознательно [1, с. 325].

Иногда ложью называют непредумышленное создание и удержание мнения, которое передающий может считать истинным, но несоответствие истине которого доказано, подтверждено и известно, но для этого случая чаще применяется термин «заблуждение» [1, с. 326].

Описанное позволяет конкретизировать понятие «ложь». С содержательной стороны ложь — это сознательное искажение знаемой истины, совершаемое с определенной целью и намерениями. Синонимичным по значению понятию «ложь» является понятие «интенциальная дезинформация». Оно является характеристикой коммуникативного процесса, в рамках которого коммуникатор, с определенными намерениями, сообщает ложную информацию, обладая истинным знанием. Сознательное искажение информации (то есть ложь) приобретает особое значение только при высказывании сообщения. Ложь существует как некоторый момент взаимодействия людей и является одним из феноменов общения.

10 стр., 4930 слов

Младший школьный возраст (от 7 до 11 лет) 2

... осталь­ных психических функций. Завершается наметившийся в дошкольном возрасте пе­реход от наглядно-образного к словесно- ... переживаний, подготовленные всем ходом личностного развития в дошкольном возрасте. В конце до­школьного детства наметилось осознание ... дошкольном детстве в связи с соподчинением мотивов и становлением само­сознания, продолжается в младшем школьном возрасте. Но младший школьник ...

Различные проявления лжи постоянно обнаруживаются в ситуациях межличностного общения, в социальных и межгрупповых отношениях. Это может привести к усилению тенденций взаимной недоверчивости в среде, в обществе.

Цель: изучить особенности социально-психологических факторов, влияющие на появление лжи в младшем дошкольном возрасте.

Объект исследования: ложь в младшем дошкольном возрасте.

Предмет исследования: факторы появления лжи в младшем дошкольном возрасте.

Задачи курсовой работы:

Осуществить теоретический анализ психолого-педагогической литературы по проблеме детской лжи;

Сделать психологический анализ лжи и факторов, способствующих появлению детской лжи;

Определить специфические особенности детской лжи в младшем дошкольном возрасте;

Рассмотреть влияние семьи, взрослых и сверстников на появление лжи у младших дошкольников.

В курсовой работе применялись следующие методы исследования: теоретический анализ психологической и педагогической литературы по проблемам, связанным с темой детской лжи; обобщение информации, полученной из научных, методических, психологических источников.

1. ДЕТСКАЯ ЛОЖЬ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГ АНАЛИЗА

14 стр., 6907 слов

Причины лжи детей старшего дошкольного возраста

... психологи называют следующие причины лжи детей старшего дошкольного возраста: недоверие ко взрослым, желание самоутвердиться, фантазия, личные проблемы, защита другого человека или своего внутреннего ... исследования причин лжи детей старшего дошкольного возраста .1 Анализ отношения взрослых ко лжи детей старшего дошкольного возраста .2 Анализ проявления лжи детей старшего дошкольного возраста 2.3 ...

.1 Психологический анализ лжи

С точки зрения возрастной психологии, лживость не может быть первоначальным состоянием человека. Естественный человек прост, доверчив, непосредственен, не обманывает ни себя, ни других; он живет исключительно в сфере действительных фактов, всякие выдумки ему чужды, мир лжи и фантазии ему неизвестен. Он знает только то, что есть и было и совсем не подозревает о существовании никогда не бывшего — мира выдумки, искусства, мечты, лжи.

Нужно некоторое развитие ума, чтобы оторваться от действительности и создать другой мир, в котором не сущее изображается сущим. Поэтому детям младшего дошкольного возраста ложь на первых порах бывает совершенно чужда, они ее не знают и не понимают, они не могут себе представить состояние «раздвоения» человека, причин, его вызывающих, оно им неприятно [2, с. 149].

В повседневной жизни многие люди используют слова «ложь», «обман», «неправда» в качестве синонимов, однако эти понятия с точки зрения психологии имеют различное содержание.

Ложь является неотъемлемой частью человеческого бытия, проявляется в самых различных ситуациях, в связи, с чем это явление толкуется достаточно разнопланово. Ложь у психически здорового, нормально развитого человека, как правило, определяется реальными мотивами и направлена на достижение конкретных целей. Поэтому полная искренность становится практически невозможной и, в случае таковой, может, по-видимому, рассматриваться как психическая патология [3]. В силу того, что, безусловно, правдивых людей нет, различие между лжецом и правдивым человеком носит весьма условный характер и обязательно требует конкретного ситуационного уточнения.

В отличие ото лжи, обман — это полуправда, провоцирующая понимающего ее человека на ошибочные выводы из достоверных фактов; сообщая некоторые подлинные факты, обманщик умышленно утаивает другие, важные для понимания сведения. Обман лежит в основе того, что принято называть «военной» хитростью, которая применяется со времен древности.

12 стр., 5838 слов

Психологические проявления лжи в общение людей

... . Наиболее обобщенно понятия лжи и обмана можно выразить следующими определениями. Ложь — заведомо неверная информация, неправда, вымысел, дезинформация ... лежит на поверхности. Чаще всего люди – как взрослые, так и дети – стремятся привлечь интерес к ... паузы, речевые ошибки, снижение количества иллюстраций Неэмоциональная информация (факты, планы, фантазии) Речевые оговорки, тирады, эмблемы Эмоции ( ...

Обман, как и ложь, возникает тогда, когда сталкиваются чьи-либо интересы и нравственные нормы, и там, где для прибегающего к обману человека затруднено или невозможно достижение желаемого результата иным путем. Главное, что роднит обман с ложью — это сознательное стремление обманщика исказить истину.

Неправда — это высказывание, основанное на искреннем заблуждении говорящего или на его неполном знании о том, о чем он говорит. Неправда, как и обман, основывается на неполноте информации, но, в отличие от обмана, говорящий не утаивает известной информации и не преследует иных целей, кроме передачи сообщения, содержащего неполную (или искаженную) информацию [4, с. 96].

В отличие от лжи, неправда — есть средство защиты и реализации интересов как отдельных личностей, так и групп, классов, народов и государств. Неправду можно рассматривать и в качестве функции социального института (государственного органа, ведомства, общественной организации, и тому подобное) [4].

Фантазия и ложь между собой похожи, но в них имеются некие различия: фантазия — ситуация, представляемая индивидуалом или группой, не соответствующая реальности, но выражающая их желания, а ложь — это сознательное искажение известной субъекту истины: она представляет собой осознанный продукт речевой деятельности (субъекта), имеющий своей целью ввести в заблуждение собеседника.

Отсюда видно, что эти понятия схожи в том, что являются процессами воображения, а различны в их направленности, то есть в фантазии при её правильном использовании, нет умысла нанесения ущерба в отношении объекта применения, а ложь, обычно, ассоциируется с негативным, социально неодобряемым действием — обманом, который определяют либо как синоним лжи, либо как процесс, порождающий ложь.

Фантазия — способность к творческому воображению; продукт воображения, мечта, выдумка, нечто неправдоподобное; в искусстве — импровизация на какую-то тему [3, с. 231]. Фантазия изменяет облик действительности, отображенной в сознании, для нее характерна транспозиция (перестановка) элементов реальности. Фантазия позволяет найти новую точку зрения на уже известные факты и, в силу этого, обладает огромной художественной и научно познавательной ценностью. Творческая активность, порождающая фантазию, в значительной мере спонтанна, связана с личной одаренностью и индивидуальным опытом человека, складывающимися в процессе деятельности. В сфере патопсихологии фантазия больных служит предметом диагностического исследования. С точки зрения аналитической психологии, фантазия — самоизображение бессознательного, образованного забытыми или вытесненными личными переживаниями и архетипами коллективного бессознательного. Фантазии возникают при снижении интенсивности сознательного, в результате чего становится проницаемым барьер, отделяющий его от подсознательного (сон, переутомление, бред) [3, с. 196].

13 стр., 6430 слов

Развитие музыкально-творческих способностей детей среднего дошкольного возраста в процессе обучения пению Содержание

... . Применяемые методы зависят от конкретных видов музыкальной деятельности, способов информации, возрастных особенностей детей. Так для развития эмоционального отклика на музыку используются следующие ... момент творчески-человеческого отношения к окружающему миру, - творческое воображение или фантазию. Через развитие воображения искусство, шире - художественная деятельность вообще, культивирует высшие ...

До четырех лет ребенок, как правило, не прибегает ко лжи. Он еще не научился смотреть на происходящее глазами взрослого или другого человека, и поэтому делает то, что хочет, не задумываясь о том, как это выглядит со стороны. Малыши этого возраста обожают розыгрыши. Но, вводя взрослых в заблуждение, ребенок не врет, он просто хочет показать, что вырос и стал умным. Розыгрыш не несет в себе преднамеренного обмана, так же как и детская фантазия. Это правдивый вымысел, к которому малыш прибегает, чтобы украсить свои мысли и поступки. То есть, в этом возрасте ложь ограничивается обычно мелким сокрытием какой-либо ситуации или невинными проказами.

Начиная с четырех лет, ребенок начинает задумываться, за что и почему его наказали (поругали) или похвалили, и старается с помощью обмана либо избежать наказания, либо получить желанную, но незаслуженную похвалу. То есть, теперь уже можно говорить и том, что его ложь преднамеренная. Задача родителей — разобраться, почему ребенок лжет и какую выгоду он хочет получить.

2 стр., 520 слов

Развитие ребенка 2−3 лет

... и растениями. Речевое развитие ребенка 2 - 3 лет Ребенок сопровождает отдельными звуками совершаемые ... личностное развитие ребенка 2 - 3 лет Ребенок активно взаимодействует со взрослыми и детьми; эмоционально ... реагирует на удовлетворение и неудовлетворение своих потребностей, на оценку своих действий со стороны взрослого; проявляет самостоятельность в различных видах детской ...

Обыденная жизнь постоянно включает ребенка в разнообразные проблемные ситуации. Из одних он легко выходит в соответствии с моральными нормами поведения, другие же провоцируют его на нарушение правил и ложь. Это проблемные ситуации, в которых моральные нормы и импульсивные желания ребенка не совпадают [5, с. 220].

Лживость — форма поведения, направленная на введение других в заблуждение ради достижения личных целей. Способность к подобному поведению может быть обнаружена у некоторых видов животных, например, у шимпанзе, которые в естественных условиях демонстрируют обманные действия. У человека подобные действия, совершаемые в детском возрасте, достаточно часто приобретают стабильный характер и становятся качеством личности [1, с. 315]. Формированию лживости способствуют многочисленные запреты и невыполнимые требования, адресованные ребенку. В этих условиях появление детской лживости связано с переживанием чувства стыда за свой поступок, страха перед наказанием, а также со стремлением к самоутверждению, когда лживость направлена на привлечение к себе внимания окружающих [4, с. 212].

Детская ложь — это не что иное, как продолжение освоения не Я, только не во внутреннем диалоге, а во внешнем — со взрослым или сверстником. Среди исследованных видов лжи значимое место занимает ложь об отношении к предметам, так как это самая легкая ложь, более трудной является ложь о чувствах (особенно своих).

Чувства принадлежат Я, их труднее превратить в не-Я. В зрелом возрасте солгать о чувствах будет сделать значительно проще, но пока ребенок еще достаточно искренен, обладает присущей ему в дошкольном возрасте детской непосредственностью [6, с. 452].

Ложь является симптомом неблагополучия в жизни ребенка. Когда ребенок лжет, он часто верит себе. Он сопровождает фантазией поведение, приемлемое для себя. Фантазия становится способом выражения того, что в реальности вызывает у него беспокойство [7, с. 6].

Если посмотреть с этой точки зрения на мотивы лжи, то можно увидеть, что все они связаны с предотвращением возможного воздействия на разные чувства, мысли, желания, возможности. Ложь и отношение ребёнка к ней отражает степень динамичности его Я. Завравшийся ребенок уже потерял эту динамичность, то есть не чувствует реальности своего Я; ребенок, который переживает свое собственное отношение к своей же собственной лжи, обладает чувством реальности своего Я, ощущает его границы и переживает по поводу возможности его потери [6, с. 453].

Пол Экман выделяет три основных вида лжи [2, с. 272]:

) Умолчание или сокрытие реальной информации. Человек не выдаёт искажённой информации, но и не говорит реальной;

) Искажение реальной информации — это когда нам вместо реальной информации преподносят обман, выдавая его за правду, и тем самым, вводя нас в заблуждение;

) Сообщение правды в виде обмана. Человек говорит правду так, что у собеседника складывается впечатление, что он лжет, и истинная информация не принимается.

Существуют также виды детской лжи по Холл Ст. [8, с. 214] :

) «Героическая» — это ложь является «средством для благородных целей»;

) «Партийная» — это когда ребенок лжет вследствие своих личных отношений (симпатии или антипатии) кому-либо;

) «Эгоистическая», продиктованная какими-либо личными интересами;

) «Фантастическая», когда ребенок выдумывает из чистой любви к выдумке;

) «Патологическая», в основе лежит потребность обманывать себя и других, возбуждать себя вымышленными историями.

Ложь как выражающая состояние раздвоения дисгармонии в человеке неприятна. Чем цельнее, искреннее в нравственном отношении человек, тем неприятнее для него ложь. Если же, тем не менее, дети лгут, то, очевидно удовольствие, доставляемое ложью, приобретаемое с ее помощью, гораздо больше той неприятности, которая возникает от состояния раздвоенности. Удовольствие от лжи покрывает неудовольствие от неё [3, с. 155].

Как правило, ложь вызвана стремлением добиться личных или социальных преимуществ в конкретных ситуациях. Характерно, что индивид неосознанно расценивает свою ложь как нечто неустойчивое и временное; отсюда интенция первоначально измышлять ей новые подтверждения, а позже — полностью замалчивать [5].

Русский педагог и психолог Каптерев П.Б. описывает 4 ступени развития лжи у детей [6, с. 214]:

) грубая, простая ложь, заключающаяся в прямом отрицании;

) ложь развивается в прямо пропорциональной зависимости от степени страха, возбуждаемого взрослыми к количеству и суровости наказаний, которыми они угрожают детям;

) подлаживание — ложь не для выгоды, а ради воспроизводимого эффекта. Ложь — подлаживание есть ложь политическая, это один из основных источников лжи взрослых;

) Высшая ступень детской лживости — притворные болезни, с помощью которых совершенно здоровые дети, притворяясь, добиваются желательной им цели.

Существуют неоднозначные подходы к пониманию детской лжи — биологизаторский (психофизиологический) и когнитивный.

Сторонники биологизаторского направления (Фрейд З. и другие) отстаивают идею изначальной предопределенности нравственности. Согласно их позиции такие качества, как правдивость и лживость могут быть врожденными. При этом влияние среды рассматривается, как фактор, замедляющий или ускоряющий развитие качеств, которые даны ребенку от рождения: ложь как творчество и фантазирование, ложь как способность к одновременному фантазированию и искажению истины, ложь как искажение истины с корыстной целью [4].

Когнитивистская парадигма представляет моральное развитие как процесс адаптации ребенка к требованиям социальной среды, в результате которого происходит формирование лживого поведения. Согласно когнитивным теориям (Колберга Л., Липман О., Пиаже Ж. и другие), дети по мере взросления проходят определенные этапы нравственного развития, от полного отрицания — к соблюдению определенных норм под внешним контролем и далее — к внутреннему самоконтролю; от эгоистической мотивации следования моральным установкам — к альтруистической; от выполнения правил поведения под угрозой наказания — к сознательному подчинению во избежание самоосуждения [4].

Болгарский исследователь Л. Леви рассматривал ложь в социологическом аспекте. Он раскрывает природу лжи в трех аспектах: информативном, инструментальном и социальном. Его соотечественник С. Желев рассматривал ложь, как сложное психологическое явление. По его мнению, ребенок не рождается лжецом. Причины лжи лежат в его воспитании. И те дети, которые привыкли лгать, повзрослев, могут стать настоящими виртуозами в этом отношении [5].

Таким образом, индивидуальные особенности ребенка, в частности уровень интеллекта, оказывают определенное влияние на формирование лживости, нечестности. Ребенок, который не видит никакого иного способа, кроме лжи для достижения цели, получения желаемого, так или иначе прибегает к обману. Однако нельзя утверждать, что в формировании склонности ко лжи играют роль только особенности личности ребенка. Не менее важно его социальное окружение, социальная ситуация развития.

1.2 Факторы, способствующие появлению лжи у детей

Ложь как нарочитое искажение истины появляется тогда, когда ребенок начинает понимать необходимость подчиняться определенным правилам, провозглашаемым взрослым. Такие ситуации становятся для ребенка ситуациями двойной мотивации. Притязая на то, чтобы быть признанным взрослым, ребенок, нарушивший правило, часто прибегает ко лжи. Ложь может возникнуть как побочное следствие развития потребности в признании, потому что волевая сфера ребенка недостаточно развита для последовательного выполнения поступков, ведущих к признанию. Ложь возникает как компенсация недостаточности волевого (произвольного) поведения.

С трех лет проявление самостоятельности все больше увеличивается, но только среди знакомых — в незнакомой группе дети чаще проявляют конформность [3, с. 157].

В неоднозначных ситуациях (ситуациях двойной мотивации) происходит столкновение непосредственных импульсивных желаний детей и требований взрослого, и тогда ребенок нарушает правила, начинает изобретать способы нарочитого искажения истины.

Ложь начинает развиваться, когда у ребенка не сформировалась потребность в правдивом отношении к другим людям, когда черствость не стала качеством, повышающим значимость ребенка в глазах других людей [5, с. 220−221].

До трех лет не существует различия между детьми, у которых впоследствии развивается или не развивается качество лживости, оно появляется только в 4−5 лет. Сознательное использование лжи и умалчивания появляются, когда ребенок боится наказания за проступки и за испытываемые чувства. Он видит, что откровенность и честность не всегда являются тем желаемым поведением, которое проповедуется взрослыми.

Вначале утаивание вызывается боязнью наказания, затем вырабатываются особые механизмы управления высказыванием — умение не проговариваться, способность хитрить. Постепенно у часто лгущего ребенка появляется положительное отношение ко лжи и обману, которые расцениваются им как проявление ума и ловкости. Свою ложь он начинает считать «военной» хитростью, а, по сути — ложь из средства сокрытия превращается в средство добывания желаемых благ.

Среди мотивов детской лжи Экман П. выделяет следующие: избегание наказания, стремление добыть нечто, чего иначе не получишь, защита друзей от неприятностей, самозащита или защита другого человека, стремление завоевать признание и интерес со стороны окружающих, желание не создавать неловкую ситуацию, избегание стыда, охрана личной жизни, защита своей приватности, стремление доказать свое превосходство над тем, в чьих руках власть. Каждый мотив с точки зрения создания границ психологического пространства можно было бы прокомментировать как вариант рефлексии на содержание отношений, как вариант осознания отношений как особой сферы, имеющей свои законы функционирования [2, с. 146].

В литературе по возрастной психологии середина детства связывается с кризисом шести лет как периодом потери ребенком непосредственности и спонтанности в активности, а приобретения произвольности и опосредованности, то есть поведение становится многоплановым разделяется план реальный и вымышленный, ребенок осознает их несовпадение; разделяется план предметный и отношенческий; становятся дифференцированными чувства, выделяется и осознается переход одного чувства в другое [6, с. 453].

Дети лгут потому, что боятся увидеть себя в истинном свете, столкнуться с действительностью, как она есть. Они часто впадают в страх, сомнения, склонны к пониженной самооценке или чувству вины. Они неспособны справиться с окружающей их действительностью, с требованиями родителей, воспитателей, учителей. По мнению детей социум предъявляет к ним большие требования и поэтому они прибегают к защитному поведению, и их действия могут быть противоположны их чувствам.

Часто детей вынуждают лгать их родители. Родители могут быть слишком жестокими или непоследовательными в своих требованиях, вследствие чего ребёнок будет стараться угодить всей семье [7, с. 336].

Также причиной может являться то, что ребенку не хватает родительского внимания, тепла, заботы, родители являются недосягаемыми для него. Тогда ложь является способом получения хоть и отрицательного, но внимания (Гиппенрейтер Ю.Б.).

Уже к старшему дошкольному возрасту ребенок должен научиться испытывать чувство стыда за свою склонность ко лжи и зависти. Он должен усвоить, что ложь и зависть — пороки, которые следует преодолеть именно в детстве, когда эти проявления в отношении с другими не стали еще чертой личности [5, с. 223].

Подводя итог указанным причинам детской лжи, мы можем сказать, что она истекает из одного общего источника: стремления доставить себе удовольствия, нередко воспрещенные, и избежать страдания. Ложь из страха, из-за погони за эффектом, притворные детские болезни — все эти виды лжи имеют своею целью доставить лжецу больше удовольствий и избавить его от страданий [3, с. 186].

Русский педагог Преображенский С. считал, что причины лжи кроются [10] :

) Во влиянии общества. В 60−70-е годы 19 века, после реформ в российском обществе, профессия учителя была не престижна, учителя не пользовались авторитетом. Школа стала многосословной, в одних и тех же классах учились дети дворян, купцов и ремесленников, что, по его мнению, привело к бурному расцвету школьной лжи, которая заключается в неприемлемом поведении учащихся: они выходят из класса, прогуливают, а их родители оправдывают их в письмах и записках лживого содержания.

) В семье, где матери увлекаются общественными или иными удовольствиями и оставляют своих детей на произвол судьбы, где детям внушаются для практической жизни житейские правила: всем угождать, а выгоды добиваться лестью, лицемерием, ложью, надувательством.

Психолог Филонов Л.Б. выделил факторы, повлиявшие на появление и развитие лживости. Исследователь утверждал, что на раннем этапе развития индивида не может быть и речи о лжи как о намеренном введении в заблуждение. Грани между выдумкой, добавлением от себя и преувеличением обычно стерты, фантазии и вымысел переплетаются [7].

Самый опасный вид лжи — заведомое введение в заблуждение ради получения выгоды. У ребенка, накопившего опыт удачных обманов и способов сокрытия истины, возникает стремление оправдать ложь и намерение «отточить» навык лжи. В качестве оправдания своего поведения такой ребенок подводит «философскую базу» под ложь: может быть, все те, которые говорят, что они правдивы, на самом деле просто умеют хорошо врать? К ситуациям оправдания относится и попытка доказать, что все люди лгут и что это закономерное и нужное поведение. Иногда искусный лжец лицемерно заявляет, что осуждает лгущих.

Появившаяся в дошкольном возрасте порочная черта личности сначала не проявляется без особой необходимости, но постепенно индивид привыкает применять ее в экстренных случаях.

Филонов Л.Б. делает вывод, что в завершающей стадии развития качества человек уже не дожидается тех или иных обстоятельств, «обладая мощной побудительной силой, отрицательное свойство может стать основой для противоправного поведения». Соответствующая оценка окружающих укрепляет у ребенка мнение о себе, он начинает считать себя способным к хитрости, лжи и так далее Постоянное неодобрение со стороны окружающих побуждает ребенка обратиться к себе подобным, к той среде, где отрицательные качества, наоборот, одобряются, где он чувствует себя сравнительно благополучно.

Ребенок осознает прагматические стороны отрицательного качества, стремится извлекать из него пользу. Если дошло до этого, тогда можно говорить о стойкой деформации всей личности, результатом чего становится асоциальное поведение.

Рассматривая социально-психологические истоки формирования склонности к искажению информации, можно предположить, что основные побудительные причины, стоящие за склонностью к искажению информации необходимо искать как в социализации личности, так и в биологических и типологических предпосылках структуры характера. С точки зрения социализации важны такие аспекты, как истоки формирования личности. Одним из пусковых механизмов подобного поведения являются стандартные стратегии поведения родителей и других представителей референтных (значимых для личности) групп в различных ситуациях, предполагающих наличие выбора между искренним и неискренним общением, а также страх перед взрослыми, страх перед наказанием. Как известно из возрастной психологии, ребенок уже в раннем возрасте проявляет способность избегать негативных эмоций со стороны неприятного для него окружения с помощью маскировки и приспособления. В.В. Знаков отмечал, что обращаясь к анализу психологических механизмов лжи, нередко его нужно рассматривать как внешнее проявление защитных механизмов личности, направленных на устранение чувства тревоги, дискомфорта, вызванного неудовлетворенностью субъекта своими взаимоотношениями с окружающими. Не менее важным фактором в формировании предрасположенности к искажению информации является «природная слабость и неуверенность, которые испытывает ребенок, сталкиваясь с затруднительными ситуациями [11].

Подводя итог указанным причинам детской лжи, можно сказать, что она истекает из одного общего источника: стремления доставить себе удовольствия, нередко воспрещенные, и избежать страдания. Ложь из страха, ложь от прилаживания себя к окружающим, из-за погони за эффектом, притворные детские болезни — все эти виды и ступени лжи имеют своею целью доставить лжецу побольше удовольствий и избавить его от страданий [3].

Таким образом, основными мотивами детской лжи являются желание самоутвердиться и боязнь наказания. Причиной детской лжи часто являются сами родители, которые своим поведением воспитывают в ребенке эту привычку: подавая негативный пример или не оставляя ему другого выхода излишней строгостью, скупостью на похвалу и тому подобное. Так или иначе, привычка ко лжи — это привычка жить и действовать в искажённом, выдуманном мире, что неизбежно приводит к разрушению социальных контактов, отвержению. Если ребенок часто лжет, есть повод насторожиться, выяснить причину этого и принять соответствующие меры.

1.3 Специфические особенности детской лжи

Исследование психологов (Оклендер В. и другие) обнаружило, что среди лжецов, по сравнению с правдивыми детьми, оказалось больше тех, чей коэффициент интеллекта ниже среднего. Коэффициент интеллекта — это количественный показатель уровня умственной одаренности, вычисляется на основании результатов выполнения психологического теста. Его средний нормативный показатель — 100%. Более высокий или более низкий коэффициент интеллекта свидетельствует соответственно об одаренности или отставании в умственном развитии. Около трети детей из группы с самым низким коэффициентом интеллекта лгали и жульничали. Из тех детей, чей коэффициент был самым высоким, не лгал никто. Таким образом, выявилась тенденция — чем выше коэффициент интеллекта, тем дети менее склонны ко лжи.

При недостаточной сформированности у ребенка потребности в правдивом, искреннем отношении к взрослым, при несформированности у ребенка честности, как качества личности, может развиваться лживость. Приоритет должен быть отдан формированию положительных качеств личности, а не борьбе с недостатками. Ложь часто сопутствует другим поступкам и нарушениям принятых норм и правил в обществе.

Если дети отступают от идеала истины взрослых, но не отступают от собственного идеала, это не значит, что они лгут. Это значит, что у ребёнка и взрослого две мерки истинного, и дитя нельзя обвинять и карать за то, что оно, будучи ребёнком, все меряет на свой детский аршин, судит и рядит обо всем, как дитя, а не как взрослый. Иначе и быть не может. Здесь мы встречаемся с законами естества, а не с ложью [3, с. 179].

Дети знают, что обладают достаточными способностями, чтобы заслужить похвалу воспитателя на занятиях, хорошие отметки в школе без лжи. Хартшорн Р. и Мэй М. решили, что если такой вывод верен, то одаренные дети стали бы лгать не меньше, чем их менее одаренные сверстники, в таких ситуациях, когда они не могли рассчитывать на свои умственные способности. Это подтвердили игры, спортивные соревнования, ситуации, провоцирующие кражу. Честность оказалась нисколько не зависящей от интеллекта. Таким образом, нельзя утверждать, что способные дети меньше лгут — они менее склонны к обману в ситуациях, когда их способности гарантируют успех или ставят под сомнение их авторитет [12].

По данным Экмана П., среди лжецов было несколько больше тех, у кого воспитатели и учителя наблюдали признаки девиантного поведения, а также детей, имевших склонность к невротическим реакциям. Исследования подтвердили, что ложь и социальная неприспособленность взаимосвязаны.

По исследованиям Экмана П., дети, имеющие проблемы с социальной адаптацией и психические нарушения, лгут чаще других детей. Среди плохо адаптированных ребят около 90% мальчиков и почти 70% девочек лгали. В более старшем возрасте такие дети нередко имеют склонность к воровству, дракам, вандализму, прогулам, употреблению алкоголя и наркотиков [2].

Когда ребенок, находящийся в периоде изучения речи, передает какие-либо факты, свидетелем которых он был, он может многое передать неверно, может много налгать, по недостаточному знанию языка, не умея правильно выбирать слова и соединять их.

Дети впечатлительны, на них сильно действуют такие впечатления, к которым взрослый уже привык и почти не замечает их. Таким образом, отношение взрослых и детей к одним и тем же впечатлениям будет неодинаково: страшное для ребенка не страшно взрослому, и обратно. Следовательно, ребёнок, находясь под впечатлением увиденного мультфильма либо какой-либо необычной для него ситуации может придумывать совершенно новые обстоятельства, факты и сам тем самым начинает верить, доказывая свою правоту.

Отличительные свойства детства неизбежно влекут большую или меньшую неправильность в усвоении впечатлений, недостаток объективности, примесь личного чувства, вследствие чего предметы уменьшаются, увеличиваются и связываются не так в представлении, как они связаны в действительности.

К тому же, ребенок не может еще правильно оценивать явления, их значение, их влияние на собственное положение и положение других. Будучи маленьким, слабым, зависимым, ребёнок преувеличивает в своем представлении значение и размер вещей.

Ложь в корыстных целях сопутствует развитию притязания на признание. Ситуации, побуждающие к притязанию на признание, имеют для ребенка личностный смысл. Эти ситуации часто становятся психологически проблемными, когда ребенок должен решить для себя дилемму: удовлетворить импульсивное желание и пойти против ожиданий взрослого или сохранить добрые отношения с ним. Именно в этих ситуациях ребенок открывает для себя еще один выход — сделать по-своему и скрыть это. Так появляется ложь. Ложь может возникнуть как компенсация недостаточного волевого поведения и достаточного уровня умственного развития (в виде рефлексии на ложь как выход из проблемной ситуации).

Дети младшего дошкольного возраста используют немотивированную ложь. Они рассказывают необыкновенные истории, которые не имеют места в повседневной, реальной жизни. Именно так ребёнок желает придать больший вес и значимость своей персоне, вызвать к себе интерес.

Такого рода сочинительство может быть как свидетельством неудовлетворенности собой, своим положением в семье, группе, классе, так и признаком особой живости воображения, склонности к творчеству.

Есть еще одна весьма важная особенность детства, которая дает повод считать детей лгунами, когда они и не намереваются лгать, — отсутствие точного и строгого разграничения между различными классами представлений. Взрослый, по большей части, способен в полной мере осознавать различия между сном и реальностью, между своими живыми, но фантастическими представлениями и образами действительных предметов, между внутренним субъективным и объективным, внешним. У детей классы представлений еще не разграничены с достаточною определенностью, часто перемешиваются, вследствие чего возникает путаница, а ребёнок оказывается лгуном [3, с. 152].

Зачастую переживания ребенка настолько глубоки, что не поддаются осознанию, он может поведать о них только с помощью лжи. По сути, это не выдумки, а некий миф, с помощью которого ребенок пытается справиться с ситуацией и негативными чувствами, которые она вызывает. Например, ребенок у которого недавно появилась маленькая сестренка, рассказывал в саду о том, как тяжела его жизнь. Ведь ему приходиться заботиться о своей сестре, подолгу укачивать ее, вставать по ночам. Воспитательница попыталась выяснить у родителей, зачем они поставили ребенка в такие тяжелые условия. Родители были крайне удивлены — ничего подобного в семье никогда не происходило. С появлением младшей сестренки мальчик почувствовал себя заброшенным и испытывал сильную ревность. Поэтому, чтобы привлечь к себе внимание родителей и воспитательницы, он выдал себя за ребенка, обремененного непосильными заботами. Ребенок идентифицировался с девочкой и, воображая, как он заботится о ней, попытался восполнить то, чего ему не хватало и вызывало зависть.

Исследователи биологических предпосылок формирования психики (Бехтерев В.М., Леонтьев А.Н. и другие) справедливо подчеркивают также роль биологических и наследственных факторов определяющих развитие ребёнка, которые, в свою очередь, становятся все менее благоприятными в силу ухудшения экологии и естественной среды обитания человека. Собчик Л. высказала предположение, что существуют генетическая предрасположенность к альтруизму и эгоизму. Последнее качество во многом способствует проявлению неискренности в общении.

Помимо страха «пусковым механизмом» использования лжи ребенком является осознание того, что к неискренности, как форме оказания влияния на самого ребенка и в качестве способа эффективного психологического воздействия на окружающих, прибегают родители или другие представители его референтных групп. Включение обмана в структуру обычного поведения наступает тем быстрее, чем менее благополучны условия жизни и воспитания, причем понимание того, что ложь является нормой для поведения взрослых, в определенных ситуациях является шоком для ребенка, способствует переосмыслению стратегий собственного поведения. Формы манипуляций взрослыми, в зависимости от личностных особенностей ребенка, могут варьировать от плаксивости и имитации болезней до агрессивности [17, с. 174].

Так же существует такое понятие как формальная ложь. Шаг к формальной лжи дети делают тогда, когда они фактически нарушают запрещение, обманывают родителей и воспитателей, но не говорят об этом сами, а родители, не зная о нарушении запрещения, не спрашивают о нем дитя. В таких случаях есть фактическая ложь, но еще нет лжи словесной. Может быть, ее и не будет совсем, может быть, у ребёнка не хватит духу открыто, в глаза, солгать родителям, когда они спросят об этом. Есть разница в положении: ложь фактическая с умолчанием о содеянном, и ложь словесная, заключающаяся в решительном отрицании факта. Вторая ложь сильнее, полнее и бессовестнее первой; первая ложь свидетельствует за присутствие чувства стыдливости, неловкости от содеянного преступления, за нежелание говорить и вспоминать о том, что было [3].

Анализируя поведение детей, Зеньковский В.В. говорил о том, что под ложью не следует подразумевать заведомо лживые высказывания с целью кого-либо ввести в заблуждение: здесь три основных момента, одинаково необходимых для того, чтобы была возможность говорить о лжи, — ложное (в объективном смысле) высказывание, сознание того, что это высказывание ложно, и, наконец, стремление придать заведомо ложной мысли вид истины, стремление ввести кого-либо в заблуждение [5].

Таким образом, для ребенка границы между правдой и ложью не столь явные. Он настолько же верит в свой вымысел, насколько и осознает, что говорит неправду. Порой маленькие дети при помощи лжи «лакируют» действительность, силой фантазии восполняя то, чего им недостает в реальности. Так у ребенка может появиться невидимый для взрослых друг, который везде его сопровождает. Ребенок с легкостью выходит за границы реальности, создавая себе друга, с которым можно играть, о котором можно заботиться, с которым можно разделить ответственность за поступки, вызывающие недовольство у родителей. Пространство фантазии является для ребенка тем спасательным местом, где он может получить то, в чем остро нуждается и что недоступно для него в обычной жизни. Маленьким детям свойственно магическое мышление, законы реальности для них неочевидны, а научиться отделять воображаемое от действительности им еще предстоит. Пока же они мечтают. Фантазирование для ребенка — это и способ взаимодействия с реальностью, и возможность защищаться от нее.

2. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЛЖИ У МЛАДШИХ ДОШКОЛЬНИКОВ

.1 Влияние семьи на появление лжи у младших дошкольников

Психологи в области возрастной психологии утверждают, что до наступления первого кризиса взросления (в возрасте 1−1,5 лет) никаких обманов и манипуляций по отношению к родителям ребенок совершать не может. Все его потребности и желания продиктованы нуждой. Если он плачет и зовет маму, значит, ему необходимо ее присутствие. Даже если он сыт, ему тепло и сухо и, казалось бы, причин для беспокойства нет, возможно, малышу просто не хватает внимания. До двух лет ребенок считает мать как бы продолжением самого себя. Он захотел — мама сделала. Таким образом, до двух лет малыш полностью и физически, и психологически зависит от матери. При этом она должна стараться «распознавать» его желания и намерения, и по возможности, выполнить их.

Ближе к 2−3-м годам ситуация начинает меняться. Нормально развитый ребенок стремиться к самостоятельности, к психологическому отделению от матери. Выражается это, прежде всего, в упрямстве, стремлении настоять на своем, подчинить родителей своей воле. Таким образом, появляются первые попытки манипулирования, когда ребенок, доступным для него образом, вынуждает родителей исполнить свое желание. Ребёнок может биться в истерике, агрессивно вести себя, быть совершенно неуправляемым, лишь бы получить желаемое.

Индивидуальные особенности ребенка (слабость, особенности развития и воспитания) также обуславливают, по мнению воспитателей, появление детских хитростей. Полученные данные закономерны, источники манипулятивной установки, нужно искать не только снаружи, но и внутри. Доценко Е.Л., описывая внутриличностные предпосылки манипуляции, говорит о внутренней нецелостности, что, с одной стороны, вынуждает человека подчиняться своим частностям, а с другой, делает его уязвимым перед интервенцией с целью завладения одной из его частей. Также причиной манипулятивного поведения детей называют неудовлетворение важных детских потребностей. Ребенок манипулирует потому, что лишен поддержки и внимания взрослых, возможности выбора, проявления самостоятельности, важных для него материальных вещей [7].

Кризис можно считать преодоленным тогда, когда ребёнок начинает мириться с тем, что какие-то из его потребностей удовлетворены не будут. Он начинает понимать, что есть границы дозволенного и пределы его возможностей добиться желаемого. Но эти пределы и границы еще не изучены им в полной мере. Ребенок снова и снова занимается исследованием этих границ, испытывая родителей «на прочность». При этом он впервые может прибегнуть к простейшему обману [9].

Ложь рождает в ребенке те отрицательные качества, которые неприемлемы для восприятия их родителями. Такие качества, как скрытность, недоверие, замкнутость, могут сформироваться в сознании ребенка, если с этим не бороться. Если родители вовремя обнаружили эту проблему в своем ребенке, то это поможет преодолеть огромные трудности во взрослой жизни ребенка [5].

В детской психологии существует такое понятие, как «синдром стеклянного сосуда», когда до определенного возраста ребенок убежден, что все его желания и потребности известны родителям просто по факту. То есть ребенок чувствует себя прозрачным, насквозь «стеклянным сосудом», с ясными всем намерениями, мыслями и планами. Вот почему маленькие дети обижаются на родителей, если они их «не понимают».

К 3−4 годам наступает момент, когда ребёнок понимает, что некоторые намерения и желания он может скрыть, т. е. он перестаёт быть «стеклянным сосудом». Это открытие увеличивает степень его свободы и расширяет представления о собственных возможностях. Поэтому перерастание синдрома «стеклянного сосуда» становится очень важным этапом развития. Малыш освобождается от психологического контроля родителей, становится более независимым.

Чем важнее для малыша какой-то жизненный опыт, тем вероятнее он будет снова и снова воспроизводить его в своей игре. Именно поэтому то, что выглядит как «совершенствование лжи», может быть просто игрой, испытанием своих возможностей, ну, и, разумеется, исследованием возможностей родителей: распознают ли они ложь, отличат ее от правды? Поэтому перерастание синдрома «стеклянного сосуда» становится очень важным этапом развития. Малыш освобождается от психологического контроля родителей, становится более независимым. Сначала «сказки» для мамы и «выдумки» для папы чаще всего являются просто игрой, то есть носят вполне безобидный характер.

Дети обманывают как бы «понарошку», чаще всего не зная и не осознавая, что тем самым обижают родителей и нарушают некие этические нормы. Но в некоторых случаях обман родителей может стать постоянным способом самоутверждения. А это уже признак разлада и потери взаимопонимания в отношениях детей и родителей. В этом случае ребенку важно помочь найти более подходящий способ поддержания своей самооценки [9, с. 87].

Так же научными исследователями в области психологии (Солдатова, Е.Л., Волков Б.С. и другие) были получены экспериментальные данные о том, что разная степень склонности старших дошкольников к обману связана с особенностями системы внутрисемейного воспитания. Дисгармоничный стиль воспитания чаще характерен для матерей, обманывающих детей, а адекватные меры воздействия, как правило, используют матери «правдивых» дошкольников.

Причиной детской лжи французский ученый Пэрну Л. считает поведение самих родителей, но он не исключает обстоятельства, что ребенок может встать на лживый путь и из-за особенностей собственного характера [12].

С помощью лжи ребёнок возвращает добрые отношения, не через душевное единение людей, а через кажущееся устранение конфликта. Первопричиной детской лжи является взрослый, который задаёт ребёнку ситуацию выбора. Именно это ребёнок переживает всякий раз, когда встречается с раздражительностью и гневом взрослого. Оказываясь перед выбором, изначально ребёнок проявляет мужественность, готовую вернуть единство между ним и взрослым: он признаётся в поступке. Гармаев А. утверждает: «Если это испытание повторяется слишком часто, принимает жёсткие формы, имеет тяжёлые последствия для ребёнка, детская душа не выдерживает, ломается и уступает поле действия рассудку» [13, с. 33].

Если ребёнку удаётся обмануть родителей, а родители не подозревают, то внешне наступает мир. Этот мир держится на внутренней отдалённости между родителями и ребёнком. Такое положение удобно родителям. Ребёнок занят своим делом, родители — своим. Никто никому не мешает. Поэтому ложь ребёнка — первый признак отчуждения между взрослым и ребёнком.

Обучение лжи начинается в семье с момента рождения ребенка, и происходит постоянно и повсеместно.

Позиции российского психолога Девиной И. следующие [14, с. 62] :

) Родители — первые учителя лживого поведения. Как только начинается осознанное общение ребенка с родителем, начинаются лживые игры. При этом родители пытаются неосознанно применить манипуляцию, чтобы подчинить поведение или желания ребёнка, например, мать или отец могут использовать такие фразы: «Не съешь — не пойдешь гулять», «Ешь, а то тебя сейчас тот злой дядя заберет» и так далее;

) Родители в своих намерениях и поступках неконгруэнты. Часто ребёнок вынужден наблюдать ситуации, в которых его родители выдают себя за нечестного человека, стремящегося получить собственные выгоды с помощью обмана. Ребёнок достаточно быстро осознаёт подобную модель поведения и берёт её за основу как один из эффективных способов получения желаемого.

) Обман заключается и в невыполнении своих обещаний, как хороших, так и неприятных. За проступком может ничего не следовать. Таким образом, дети быстро обучаются, и уже к 5 годам они понимают, что можно говорить и не делать, можно соглашаться на определенные правила, а потом их нарушать.

) Шутки, которых дети не понимают, также воспринимаются детьми как ложь: «Молодец, возьми с полки пирожок», — ребенок радостный бежит к шкафу и не обнаруживает там никакого пирожка, он приходит со слезами на глазах, чем вызывает взрыв смеха и положительных эмоций у взрослых. И в такие моменты он учится лжи, цинизму, черствости.

) Часто ребенок слышит об отце или о матери из уст бабушки самые нелестные отзывы. В его сознании все четко и определенно. Люди поделены на хороших и плохих. И когда «плохой» отец приходит, а мать, изменившая в силу каких-то причин к нему свое отношение, любезна с ним, ребенок воспринимает это как предательство. И в такие моменты он открыто высказывает свое отношение к происходящему, вызывая недоумение взрослых. Или ребенок меняет свое отношение к отцу — и учится предавать.

Сознание ребенка выбирает один из алгоритмов:

1. Я хороший, мама хорошая — отец плохой настолько, что одурманил мать. Я выбираю ненависть к отцу.

. Я хороший, мама хорошая, и она может так поступать, лгать, значит, это можно и мне. Я выбираю лгать.

Лгать человек начинает тогда, когда его мышление достигает определенного уровня развития. А именно тогда, когда ребенок начинает понимать, что окружающие не могут прочесть его мысли, что у него есть свой собственный мир, не доступный восприятию взрослых, и в этом мире он может делать все, что захочется. При нормальном развитии ребенка этот период начинается в возрасте около двух лет. Это то время, когда ребенок начинает «хитрить». Эти первые «пробы лжи» на родителях проходят весело и забавно. Родители умиляются и часто подыгрывают малышу [14, с.63].

Таким образом, первые попытки осознанного обмана/манипулирования родителями ребенок начинает совершать в возрасте двух лет. К этому времени его психика достаточно развита, что бы планировать свои действия и самостоятельно их осуществлять. Не считаясь при этом с тем, как к этому отнесутся взрослые. Ребенок еще не знает, что поступает социально неприемлемо, поскольку не может сам оценить свои поступки.

2.2 Взрослые как фактор, влияющий на появление лжи в младшем дошкольном возрасте

Ложь — это явление не только психофизиологическое, но и психосоциальное. Каждая детская ложь должна быть расшифрована и понята взрослыми. Мотивы, по которым врут дети, не имеют ничего общего с мотивами взрослых людей, они связаны с развитием сознания ребенка. Детская ложь своим источником имеет свою внутреннюю правду, правду своего эмоционального переживания.

Проявления лжи — это чаще всего вынужденный поступок в ответ на неправильные действия взрослых: боязнь наказания за проступок, стремление переложить свою вину на другого, желание получить незаслуженную награду и так далее [15].

Взрослые даже прямо, а иногда косвенно учат детей лгать. Они прямо приказывают детям, что если придет такой или такая-то, или придет кто бы ни было в такой-то час, то говорить, что их нет дома, хотя на самом деле они дома; что при гостях не нужно дурно отзываться о знакомых, особенно же о самих гостях, хотя непохвальные отзывы и были бы справедливы; что в гостях нельзя жаловаться на недостатки поданной пищи, мебели, порядков, а, напротив, нужно хвалить все; что себя нужно постоянно выказывать умным, добрым, знающим, любезным, хотя бы обстоятельства и были совсем не таковы, чтобы пробуждать в нас указанные настроения.

Когда взрослые дают понять ребенку, что он не оправдывает их ожиданий, ребёнок начинает чувствовать себя неполноценным. Недостаток слов ободрения вынуждает ребенка повышать свою значимость всеми возможными способами. Ребенок начинает рассказывать о несуществующих геройствах, материальных благах, богатых родственниках в компании приятелей лишь для того, что бы придать значимость своей персоне в глазах значимых взрослых.

Детская ложь зачастую появляется в тех случаях, когда ребенку взрослые предъявляют требования, которые не соответствуют его возрастным особенностям, то есть непосильные требования. Либо, наоборот, на ребёнка налагают слишком много запретов. В этих случаях мотивами лжи становятся [15]:

. чувство стыда — ребенок стремится скрыть свой неблаговидный поступок или неспособность выполнить какое-либо требование;

. страх перед наказанием, наряду с лживостью в этом случае формируется лицемерие, озлобленность;

. стремление к самоутверждению — ложь может быть следствием желания привлечь к себе внимание, вызвать удивление окружающих или утвердиться в желаемой позиции.

Французский писатель и философ Жан Жак Руссо в 18 веке писал о том, что ребенок становится лжецом из-за неправильного воспитания, т. е. воспитатель, незнакомый с психологией развития ребенка, неправильно воспитывая его, вынуждает ко лжи. Очень важно, чтобы все педагоги помнили, что ребенка, который фантазирует, нельзя распекать и унижать, обвинять во лжи, особенно в присутствии друзей и знакомых.

Сосновский А. так же видит источники детской лживости в плохих примерах воспитателей. По его мнению, самым пагубным образом воздействуют на детей [16]:

. преувеличения («1000 раз тебе говорила!»);

. обещания или угрозы наказания, которые не выполняются;

. высокие требования к поведению детей, но без контроля за выполнением;

. лживые рассказы воспитателей;

. требование от детей лжи (лесть, лицемерие, подлаживание);

. воспитание холодной вежливости — неискренности;

. принуждения давать обещания и просить прощения;

. строгость и жестокость, способствующие формированию лживости, так как избегание наказания посредством лжи, способствует формированию лживости в поведении и общении.

Давая характеристику лживости, А. Сосновский определяет ее как сознательное уклонение от правды, как в словах, так и в поступках. Он видит два способа образования лжи — невольно-бессознательный и сознательно-намеренный. Причину сознательной лжи он видит в строгости и жестокости, которые проявляются по отношению к детям. Он считает, что как бессознательную, так и сознательную ложь не следует оставлять без внимания — на ребенка должны влиять взрослые.

Таким образом, ко лжи детей по благородным побуждениям необходимо относиться с особенной осмотрительностью. Нужно помнить, что дети понимают истину по-своему, что у них своя правда и своя ложь, и что они лишь постепенно могут проникаться общечеловеческими идеалами. Если дети отступают от идеала истины взрослых, но не отступают от собственного идеала, это не значит, что они лгут. Это значит, что у ребёнка и взрослого две мерки истинного, и дитя нельзя обвинять и карать за то, что оно, будучи ребёнком, все меряет на свой детский аршин, судит и рядит обо всем, как дитя, а не как взрослый. Здесь мы встречаемся с законами естества, а не с ложью.

2.3 Влияние сверстников на появление лжи у младших дошкольников

ложь дошкольник семья сверстник

Ложь у детей имеет не индивидуальные, а социальные корни. В повседневной жизни ложь — вполне закономерное явление, форма борьбы за существование, защитное приспособление. В детском развитии имеют место процессы, которые совсем не являются, в своей сущности, ложью, но которые, под влиянием социальных условий, становятся настоящей ложью. Эти процессы, сами по себе, могли бы развиваться и в таком направлении, что они никак не могли бы стать ложью, если бы тот социальный резонанс, который они порождают, не превращал их в ложь и не закреплял их в этом свойстве. Ложь у детей создается на социально-психической основе и имеет, прежде всего, социальную функцию [18, с. 64].

Образ жизни взрослых, взрослые проблемы всегда оказывают влияние на детей. Неполноценные семьи провоцируют однобокое видение взрослой жизни. Детям в подобных семьях не хватает воспитания, противоположного их полу. Психологическая ущемленность ребёнка подталкивает его сочинять истории, когда он попадает в общество ровесников. Наблюдая за полноценными семьями, чтобы выглядеть как все, ребенок начинает выдумывать небылицы. Его папа может быть лётчиком или капитаном дальнего плавания. Положительная реакция слушающих побуждает ребенка больше обманывать. Конечно, такая ложь может привести к неправильным поступкам и постоянному хвастовству [19].

Ребенок, не пользующийся большой популярностью среди ровесников, непопулярные и малоуспешные дети будут искать всевозможные поводы для хвастовства, а когда событий из реальной жизни уже не будет хватать, прибегнет к сочинению небылиц. Они так же учатся скрывать свои неудачи или подавать о себе информацию в выгодном свете, надеясь если не улучшить, то хотя бы не испортить окончательно впечатление о себе. Отверженный сверстниками ребенок способен придумать что угодно, лишь бы привлечь к себе их внимание.

Есть ещё одна причина детской лжи среди сверстников — это желание благодаря своим выдумкам возвыситься над сверстниками, ощутить свою власть. Очень часто ложь в этом случае сопровождается мелким воровством у сверстников.

Российскими учеными-психологами (Гиппенрейтер Ю.Б., Каптерев, П.Ф. и другие) решались и проблемы взаимодействий дошкольников. В них исследовались взаимоотношения детей в условиях совместной деятельности. Изучались деловые и личностные отношения между детьми. Были получены выводы о том, что отдельные дети испытывают определенные трудности в усвоении отношений со сверстниками, поэтому они выпадают из совместной жизни в деятельности коллектива, что отрицательно сказывается не только на их самочувствии, но и на последующем развитии [21, с. 174].

В реальной жизни ребенок очень часто сталкивается не только с положительными, но и с отрицательными образцами поведения. И в его жизни наблюдается расхождение между знанием и реальным поступком, между словом и делом. Субботсткий Е.В. исследовал генезис усвоения моральных норм дошкольниками. В ходе экспериментального изучения нравственного поведения был обнаружен психологический феномен рассогласования вербального и реального поведения. Планируя свое поведение в вербальном плане, дети придерживаются социально одобряемых норм, а в реальной ситуации нарушают же их [22]. Причиной несоответствия вербального и реального поведения детей является «различие» мотивационных составляющих двух указанных планов поведения. «Вербальный», абстрактно представленный ребенку моральный конфликт, тем и отличается от реального, что в нем для ребенка отсутствует значимый мотив («соблазн»), склоняющий его к нарушению, в тоже время прагматический мотив нормативного поведения (стремление к позитивной оценке экспериментатора) достаточно силен. В ситуации реального конфликта уменьшается прагматический мотив нормативного поведения при отсутствии внешнего контроля, в тоже время появляется «мотив нарушения», значимый для ребенка (стремление к награде за выполнение задания).

Е.В. Субботский отмечает, что ребенку гораздо быстрее можно освоить нормативный формы поведения «в вербальной сфере», чем в сфере «реальной» жизненной практики [23, с. 174].

Полученные результаты свидетельствуют о том, что у большинства детей вербальные и реальные планы поведения совпадают, то есть ребенок, придерживающийся правдивого поведения на словах, реализует его на деле. Однако часть детей (начиная с 3 лет и выше), объявляя себя правдивым на словах, на деле обманывают экспериментатора. В то же время на последующее реальное поведение ребенка оказывает влияние прослушивание ребенком рассказ, герой которого нарушает моральную норму, и осуждает подобный поступок (вербальное следование норме).

Происходит настраивание ребенка на соблюдение ребенком моральной и нравственной нормы, в частности он становиться более устойчивым к влиянию негативной модели поведения взрослого [24].

Психолого-педагогические исследования (Гармаев А., Куницина В.Н. и другие) показывают, что дети дошкольного возраста, которые прибегают ко лжи пользуются большей популярностью в детском коллективе, чем их правдивые сверстники, которые нередко оказываются в вынужденной изоляции [25, с.42].

У большинства детей дошкольного возраста правдивость много зависит от личного расположения или нерасположения. Некоторые дети не признают несправедливости во лжи, сказанной ради родителей или друзей, упрямо настаивая на самой смелой лжи. Мальчики упорно настаивают на лжи в случае предварительного общего условия и уговора, что девочки делают редко. Они легче выдают своих подруг, потому что, все равно, говорят они, «дело обнаружится», «кто-нибудь проболтается». Дети не обманывают учителя, которого любят [26].

Между детьми часто завязываются дружественные отношения, сопровождаемые безусловным доверием и скрепляемые молчанием; но и доверие, и молчание исчезают вместе с склонностью. Чужим детям, назойливыми и особенно доносчикам, товарищи на совершенно определенные вопросы отказываются отвечать, ссылаясь на незнание.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в целом, в обществе существует огромное число предпосылок, начиная с функционирования семьи и кончая социальными структурами, влияние которых, на протяжении всей жизни человека способствует формированию личностных качеств, обуславливающих использование лжи и манипуляций при решении жизненно важных проблем.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассказывая немыслимые истории и наблюдая, какое впечатление они производят на окружающих, дети учатся отличать правду от вымысла. Зачастую дети лгут потому, что их знания об окружающей действительности недостаточны, фрагментированы, и им приходиться заполнять пробелы собственными выдумками.

Индивидуальные особенности ребенка, в частности уровень интеллекта, оказывают определенное влияние на формирование лживости, нечестности. Ребенок, который не видит никакого иного способа, кроме лжи, достижения цели, получения желаемого, так или иначе прибегает к обману. Однако нельзя утверждать, что в формировании склонности ко лжи играют роль только особенности личности ребенка. Не менее важно его социальное окружение, социальная ситуация развития.

Таким образом, теоретическая значимость исследования связана с попыткой построения гипотетической модели феномена детской лжи в младшем дошкольном возрасте, которая может служить основой для выявления возможных причин и раскрытия механизмов возникновения у детей данной формы поведения. Так, по мнению большинства психологов (Мухина В.С., Абрамова Г. С., Пэрну Л. и так далее) феномен детской лжи связан с тем, что дети до определённого возраста (до 5 лет) не всегда умеют отличить реальность от воображения и принимают игру за действительность. Остаётся спорным вопрос, является ли детская ложь собственно ложью в полном смысле этого слова, так как дети искренне верят в свои фантазии и не собираются никого вводить в заблуждение, тем более, последнее в этом случае маловероятно, потому что детская ложь всегда явно неправдоподобна. Таком образом, детская ложь не должна вызывать особенного беспокойства у родителей, так как является обычным этапом в развитии воображения ребёнка. Тревожным симптомом можно считать лишь полное отсутствие детской лжи в определённом возрастном периоде (преддошкольном и дошкольном), чрезмерные проявления детской лжи в указанном возрасте, а также поздние проявления детской лжи (после 7 лет).

Ложь рождает в ребенке, те отрицательные качества, которые неприемлемы для восприятия их родителями, такие качества как скрытность, недоверие, замкнутость, могут сформироваться в сознании ребенка, если с этим не бороться.

Ложь — это стремление избежать наказания и доставить лжецу как можно больше удовольствия. Характер борьбы с ложью обуславливается теми причинами, от которых она возникла. Ложь — это намеренное введение человека в заблуждение или намеренное сообщение ему неправильной информации с целью получения выгоды.

При недостаточной сформированности у ребенка потребности в правдивом, искреннем отношении к взрослым, при несформированности у ребенка честности, как качества личности, может развиваться лживость. Приоритет должен быть отдан формированию положительных качеств личности, а не борьбе с недостатками. Ложь часто сопутствует другим поступкам и нарушениям принятых норм и правил в обществе.

Среди основных причин детской лжи можно выделить:

. недоверие ребенка к взрослым;

. желания самоутвердиться;

. откровенная игра, фантазирование на заданную тему и без всякой темы.

Ребенок с легкостью выходит за границы реальности, создавая себе друга, с которым можно играть, о котором можно заботиться, с которым можно разделить ответственность за поступки, вызывающие недовольство у родителей. Пространство фантазии является для ребенка тем спасательным местом, где он может получить то, в чем остро нуждается и что недоступно для него в обычной жизни. Маленьким детям свойственно магическое мышление, законы реальности для них неочевидны, а научиться отделять воображаемое от действительности им еще предстоит. Пока же они мечтают. Фантазирование для ребенка — это и способ взаимодействия с реальностью, и возможность защищаться от нее.

Анализируя теоретический материал можно выделить такие основные мотивы детской лжи как желание самоутвердиться и боязнь наказания. Причиной детской лжи часто являются сами родители, которые своим поведением воспитывают в ребенке эту привычку: подавая негативный пример или не оставляя ему другого выхода излишней строгостью, скупостью на похвалу и тому подобное. Так или иначе, привычка ко лжи — это привычка жить и действовать в искажённом, выдуманном мире, что неизбежно приводит к разрушению социальных контактов, отвержению. Если ребенок часто лжет, есть повод насторожиться, выяснить причину этого и принять соответствующие меры.

Таким образом, нами был осуществить теоретический анализ психолого-педагогической литературы по проблеме детской лжи, проведён психологический анализ лжи и факторов, способствующих появлению детской лжи. Так же были определены специфические особенности детской лжи в младшем дошкольном возрасте и рассмотрено влияние семьи, взрослых и сверстников на появление лжи у младших дошкольников.

Научная и практическая значимость работы заключается в дальнейшей разработке системы рекомендаций по выявлению и способов преодоления детской лжи в младшем дошкольном возрасте.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Мещеряков Б.Г., Зинченко В.П. Большой психологический словарь., 4-е изд.-е, [Текст] - М., СПб., Аст. Москва, Прайм-Еврознак, 2009. — 811 с.

2.Экман П. Психология лжи [Текст] - СПб., Питер, 2001. — 272 с.

.Каптерев П.Ф. Детская и педагогическая психология. [Текст] - Москва, Модэк, 1999. — 336 с.

.Холодный Ю.И. Полиграфы («детекторы лжи») и безопасность. Справочная информация и рекомендации [Текст] //научная статья Ю.И. Холодный // Мир безопасности. — 1998. — Выпуск 1. — 96 с.

.Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. [Текст] - Москва, Академия, 2000. — 456 с.

.Абрамова Г. С. Возрастная психология. [Текст] - Москва, Академия, 1999.-672 с.

.Оклендер В. Окна в мир ребенка. [Текст] - Москва, Класс, 2005. — 336 с.

.Зеньковский В.В. Психология детства. [Текст] - Москва, Академия, 1996. — 352с.

.Урунтаева Г. А. Дошкольная психология. [Текст] - Москва, Академия", 2001. — 336 с.

.Волков Б.С., Волкова, Н.В. Детская психология. Психологическое развитие ребенка до поступления в школу. [Текст] - Москва, Педагогическое общество России, 2000. — 144 с.

.Куницина В.Н., Казаринова Н.В., Погольша В.М. Межличностное общение. Учебник для вузов. — СПб., Питер, 2001. -С. 260

.Пэрну Л., Я воспитываю ребёнка. [Текст] - Москва, Прогресс, 1982. — 272 с.

.Гармаев А. Ложь во спасение [Текст] //научная статья А. Гармаев // Семья и школа. — 1981. — № 7. — 31−34 с.

.Девина И. Правда о лжи [Текст]: научная статья И. Девина // Школьный психолог, 2009. — № 6 (436).

— 23−25 с.

.Ядэшко В.И., Сохина Ф.А. Дошкольная педагогика. [Текст] - Москва, Просвещение, 1978. — 267 с.

.Солдатова Е.Л., Лаврова Г. Н. Психология развития и возрастная психология [Текст] - Ростов-на-Дону, Феникс, 2004. — 379 с.

.Изучение отношения ко лжи старших дошкольников и младших школьников [Текст] / Курсовая работа [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">.Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии [Текст] - СПб., Питер, 1998, — 526 с.

.Обухова Л.Ф. Детская психология [Текст] - М., Российское педагогическое агентство, 1996, — 235 с.

.Сельченок К., Сомов В. Нерецессивная педагогика [Текст] - М., Акванун, 2001, — 294 с.

.Лебедева Л., Соловьев В. История одной лжи. Метод в теории и на практике [Текст] //научная статья Л. Лебедева, В. Соловьёва // «Школьный психолог» № 6. 2009. — 23−25 с.

.Баркан А.И. Практическая психология для родителей, или как научиться нонимать своего ребенка [Текст] - М., ACT- ПРЕСС, 2000, — 432 с.

.Зимбардо Ф., Ляйне М. Социальное влияние [Текст] - СПб, Питер, 2000, — 448 с.

.Доценко Е.Л. Психология манипуляции [Текст] - М., Просвещение, 2003, — 263 с.

.Байярд Т. Ваш беспокойный ребенок [Текст] - М., Акванун, 1991, — 220 с.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector