Показатели эмоционального возбуждения у студентов, уверенных и не уверенных в успешной сдаче экзамена

Таким образом, трудность использования только вегетативных показателей для диагностики даже просто знака эмоции, не говоря уже о модальности, состоит в том, что при одной и той же эмоции могут быть разнонаправленные сдвиги вегетатики, и в то же время при разных эмоциях — однонаправленные сдвиги.

Может наблюдаться и расхождение нейродинамического показателя эмоциональ­ного возбуждения и вегетативных показателей. Польский психолог В. Навроцка выявила, что у опытных спортсменов при предстартовом волнении наблюдается меньшая частота сердечных сокращений, чем у не­опытных. Однако предстартовые сдвиги тремора, вариативность двигательного темпа и концентрации внимания у опытных спортсменов выражены больше. Такая разно-направленность показателей эмоционального возбуждения свидетельствует о необ­ходимости дифференцированного подхода в их выборе.

Полученные О.Н. Трофимовым данные о предсоревновательном эмоциональном возбуждении гимнасток наводят на мысль, что в зависимо­сти от типологических особенностей свойств нервной системы направленность фи­зиологических показателей может быть разной. Есть основание полагать, что лица с сильной нервной системой в большей степени выражают свои эмоции через вегетатику (частоту сердечных сокращений), а лица со слабой нервной системой — через пси­хомоторику (о чем свидетельствует большее увеличение у них мышечной силы перед соревнованием по сравнению с «сильными»).

Возможно, что большая вегетативная реакция у гимнасток с сильной нервной системой связана с тем, что они лучше контро­лируют себя, подавляя внешние экспрессивные движения, загоняют эмоции «внутрь».

Это подтверждает данные Р. Лазаруса, который отмечает индивидуальный характер изменения пульса и артериального давления у разных испытуемых при одной и той же стрессовой ситуаций. Он подчеркивает, что диагностика эмоциональных состояний должна опираться на знание индивидуального реактивного стереотипа.

2. Субъективные критерии эмоциональных состояний.

Существует противо­речивость мнений о достоверности переживаний и ощущений человека при развитии у него определенных состояний. Одни обращают внимание на то, что между показателями работоспособности и усталости могут быть расхождения (Кабанов) и что мы не имеем никакого права рассматри­вать усталость как объективно существующее проявление утомления (Леман).

6 стр., 2737 слов

«Физиология высшей нервной деятельности и сенсорных систем»

... целенаправленном поведении. 33. Дайте определение понятию «тип высшей нервной деятельности» 34 .Какие свойства нервной системы и их сочетания были положены И.П. Павловым ... Симонова. 18. Назовите основные нервные субстраты эмоций. Дайте объяснение эмоциональной асимметрии мозга. 19. Рассмотрите классификации эмоций. Охарактеризуйте теорию дифференциальных эмоций. 20. Дайте характеристику безусловных ...

Другие (Гильбух, Шабунин) отмечают, что чувст­во усталости достаточно точно отражает тяжесть работы и между ним и объективны­ми данными (частотой пульса; частотой и глубиной дыхания, суммарной биоэлектриче­ской активностью мышц) отмечается высокое соответствие.

Достоверность субъективных ощущений и переживаний была проверена в ряде исследований (Высотская, Ильина, Мызан, Фетискин), и все они показали, что субъективным ощущениям и переживаниям вполне можно доверять, так как в большинстве случаев обнаружилось совпадение различных субъективных переживаний с психологическими и физиологическими сдвигами.

Эти данные подтверждают справедливость высказывания А.А. Ухтомского, что «так называемые „субъективные“ показатели столь же объективны, как и всякие другие для того, кто умеет их понимать и расшифровывать. Физиолог более, чем кто-либо знает, что за всяким субъективным переживанием кроется физико-химическое событие в организме».

Однако, для того чтобы субъективные данные стали хорошим диагностическим признаком необходимо:

1) некото­рый опыт в их анализе (например, М. Н. Ильиной удалось добиться отчета о чувстве усталости у младших школьников лишь после ряда пробных попыток, а Г. И. Мызан показал, что совпадение чувства усталости с объективными показателями чаще на­блюдается в группе спортсменов, чем в группе студентов, не занимающихся спортом);

2) учет совмещения двух состояний, когда одно пере­живание может маскироваться другим. Например, если на состояние утомления на­слаивается другое состояние (воодушевления и т. п.), то одно чувство (например, подъ­ема) может маскировать и отодвигать время появления другого чувства (усталости).

3) человек, верно оценивая модальность своего состояния, не очень точ­но судит о степени своего эмоционального возбуждения. Показано, например, что оптимистическая самооценка космонавтами своего состояния нередко диссонирова­ла с их действительным состоянием.

Таблица 1.

Показатели уверенные неуверенные
Самооценка, баллы Баланс нервных процессов, баллы ЧСС, уд/мил 0,5 4,4 1,5 2,8

Расхождения собственных оценок и объективных показателей эмоционального возбуждения особенно отчетливо проявились при сравнении студентов, уверенных и неуверенных в успехе на экзамене (табл. 1).

Более высокая оценка своего эмоционального возбуждения, как и следовало ожи­дать, оказалась у неуверенных, а следовательно, и более тревожных. Однако объек­тивные показатели (ЧСС и сдвиг баланса в сторону возбуждения) были выше у уве­ренных. У девушек перед экзаменом оценка своего возбуждения была выше, чем у юношей.

Системный подход (Ильин Е.П.) к диагностике эмоциональных состояний вместо комплекс­ного.

Не должно быть слепо­го стихийного выбора (рассматриваются те функциональные показатели, изучение которых обеспечено аппаратурой, либо их выбор осуществляется чисто субъективно).

1) Так, усиление влияния парасимпатической нервной систе­мы и снижение уровня активации при развитии состояния монотонии было выявле­но по трем показателям: ЧСС, артериальному давлению и мышечному тонусу. Сле­довательно, любой из этих показателей, включенных в диагностический синдром, покажет усиление парасимпатического влияния, однако ЧСС является более чув­ствительным показателем.

2) Необходимо учитывается, что многие из выбираемых показателей могут отра­жать не возникшее переживание (эмоцию), а противодействие организма этой эмо­ции, нарушающей его гомеостаз, устойчивое состояние.

3) Выбор показателей должен быть целе­направленным, отражающим реакцию важнейших блоков (субсистем) целостной функциональной системы.

4) Некоторые исследователи стараются при диагностике какого-либо состояния ис­пользовать как можно больше показателей, обеспечивая тем самым полноту сведе­ний. Однако, как показал мой опыт, вполне можно обойтись четырьмя-пятью по­казателями при условии, что они отражают все необходимые для данной реакции субсистемы (блоки) целостной функциональной системы.

Пример: Г. Т. Береговая с соавторами, используя для диагностики состояний сначала семь показателей, пришли в выводу, что надежный диагноз можно получить, используя и четыре показателя.

5) Необходим сбор анамнеза об отношении человека к данной ситуации, к работе, о его целях, о способах реагирования на ту или иную обстановку. Это важно делать в связи с тем, что отношение человека к деятельности, приемы саморегуляции, которые он может использовать, значительно изменяют ожидаемую в соответствии с ситуацией картину сдвигов.

3. Психологическая диагностика особенностей эмоциональной сферы человека

1) Психологические методы изучения эмоциональной сферы человека в основном базируются на опросниках и выявляют эмоциональные особенности человека (преобладающие в его жизни эмоции, доминирующие средства их выражения и эмоциональную устойчивость).

2) Но низкая диагностическая сила этих методик вынудила некото­рых исследователей (А. И. Палей, И. В. Пацявичус) использовать дополнительно ме­тод хронологической регистрации эмоций (своеобразный эмоциональный дневник), когда испытуемому предлагалось в течение месяца регистрировать в хронологиче­ском порядке по определенным параметрам свои эмоции, проявляющиеся в повседнев­ной жизни. В специальный бланк испытуемые записывали вид эмоциональных пере­живаний, их знак, интенсивность, вид деятельности, в которой они проявлялись, и временные параметры их изменения. Обнаружилось, что значимых корреляций между оценками по эмоциональному дневнику и данными диагностики эмоциональности по опросникам было мало.

3) Методы диагностики эмоций по лицевой экспрессии.

— Первые попытки создания методики для определения умений распознавать эмоции по лицевой экспрессии были предприняты Э. Борингом и Э. Титченером, использовавшими схематические рисун­ки, созданные в 1859 году немецким анатомом Т. Пидеритом. Они создали взаимозаменяемые изображения отдельных частей лица и, комбинируя их, получили 360 схем мимического выражения, которые предъявлялись испытуемым. Однако процент правильных ответов при распознава­нии разных эмоций был невысок — от 26 до 57%.

— В 1970-х годах в Калифорнийском университете П. Экманом и др. разработан метод, получивший сокращенное название FAST (Facial Affect Scoring Technique).

Тест имеет атлас фотоэталонов лицевой экспрессии для каждой из шести эмоций: гнева, страха, печали, отвращения, удивления, радости. Фотоэталон для каждой эмоции пред­ставлен тремя фотографиями для трех уровней лица: для бровей—лба, глаз—век и нижней части лица. Представлены также варианты с учетом разной ориентации го­ловы и направления взгляда. Испытуемый ищет сходство эмоции с одним из фото­эталонов подобно свидетелю, принимающему участие в составлении фоторобота пре­ступника.

— CARAT — методика, разработанная Р. Бак (1972) строится на предъ­явлении слайдов, на которых запечатлена реакция человека, рассматривающего раз­личные по содержанию сцены из окружающей жизни. Испытуемый должен распоз­нать, рассматривая слайд, какую сцену наблюдает человек. В другом тесте, состоя­щем из 30 коротких фрагментов общения представителей различных профессий (учителей и учеников, психотерапевтов и клиентов, врачей и пациентов), испытуе­мый должен определить, какие эмоции испытывают изображенные люди, выбрать их обозначение из пяти возможных.

— Д. Арчер (1984) созда­ет тест SIT (ситуативно-интерактивные задачи), в качестве демонстрационного материала применяются видеоза­писи бытовых сцен и найдены четкие критерии адекватности их понимания. Напри­мер, испытуемый должен просмотреть видеозапись взаимодействия 2−4 человек и ответить на вопрос о модальности их отношений.

Исследования показали, что представленное невербальное поведение восприни­мается точнее, чем естественное, спонтанное. Экспрессия лица, изображенная актером, распознается точнее, чем изображенная непрофессионалом. Динамические изоб­ражения невербального поведения (кино-видеофильмы) интерпретируются успеш­нее, чем статические (фото, схема).

Адекватность понимания по целостной экспрессии лица значительно выше, чем по отдельным его фрагментам.

— Для изучения распознавания эмоций на лицах младенцев родителями Р. Эмде и К. Изард разработали методику I FEEL PICTURES. Она представляет собой буклет, состоящий из 30 цветных фотографий де­тей в возрасте 1 года, показывающих их лицо и плечи. На фотографиях представле­ны лица детей в естественной обстановке, отражающие как одну определенную эмоцию, так и смешанные эмоции.

Испытуемым предлагается посмотреть на фотографию и написать в бланке для ответов наиболее ясную эмоцию, которую, по их мнению, испытывает ребенок; отметить на пространственной шкале ту точку на пере­сечении шкал «эмоциональное возбуждение» и «знак эмоции», которая наиболее соответствует эмоциональному состоянию ребенка. Пространственная шкала вклю­чает в себя баллы от -4 до +4. Если испытуемый испытывает большие затруднения в вербальном определении эмоций, изображенной на фотографии, то ему дается список эмоций.

4. В.А. Лабунской были разработаны методы «вербальной фиксации признаков экспресии эмоциональных состояний» и «графической фиксации признаков экспрессии эмоциональных состояний».

Этот метод представляет модифицированный вариант метода словесного портрета. Перед испытуемым ставится задача описать экспрессивные признаки шести эмоциональных состояний: радости, гнева, отвращения, страха, удивления, страдания. Нужно назвать те экспрессивные признаки, на которые он ориентируется при опознании эмоциональных состояний другого человека.

Как отмечает Лабунская, анализ экспрессивного поведения не всегда осуществляет­ся целенаправленно, а обнаружение признаков — осознанно. Поэтому для уточнения особенностей опознания экспрессивного поведения представляет интерес изучение эталонов с помощью таких методов, как моторная, кинестетическая имитации экс­прессивного поведения или графическое изображение экспрессии.

В связи с этим в целях диагностики эталонов экспрессивного поведения Лабун­ской был разработан метод «графической фиксации признаков экспрессии эмоциональных состояний». В основе этого метода лежит прием свободного графического ассоциирования — Пиктограмма.

В эксперименте испытуемым предъявляется набор слов, значение и смысл которых им необходимо изобразить графически. В набор слов входит шесть контрольных, обо­значающих эмоциональные состояния: радость, гнев, удивление, отвращение, страда­ние, страх. Слова зачитываются с интервалом 10 секунд. Дефицит времени (короткие временные интервалы между предъявляемыми понятиями) побуждает изображать ранее сформировавшиеся образы, актуализировать готовые схемы и связи и соотно­сить их впоследствии с названными понятиями. Не исключено, что «изображение» психического состояния не будет включать элементы экспрессии. Например, в ответ на слово «радость» может быть изображено солнце. Однако такого рода графическое ассоциирование может свидетельствовать об отсутствии четкой связи между психи­ческими явлениями и их внешними проявлениями, о том, что еще не сложился со­циально-перцептивный эталон.

Методы вербальной и графической фиксации по-разному раскры­вают содержание эталонов экспрессии, они как способы актуализации этих эталонов соответствуют различным уровням психической деятельности субъекта (словесно-логическому (осознаваемому) и образному (неосознаваемому)).

В эталон вошли константные признаки экспрессии эмоциональных состояний:

— графический эталон радости — это «улыбка» (100% случаев).

— для удивления характерно изображение бровей, глаз, рта — «брови подняты вверх, глаза приоткрыты, рот раскрыт».

— графический эталон страдания представлен, главным образом, особым положе­нием бровей и рта — «внутренние концы бровей подняты вверх, уголки рта опущены вниз».

— эталон экспрессии страха представлен особым положением и со­отношением глаз и рта — рот открыт, глаза широко раскрыты. Эти признаки испыту­емыми гиперболизировались.

ВЫВОД: На уровне графической фиксации изображаются те же элементы экспрессивного поведения, что и в «вербальных эталонах». Именно эти признаки являются необходимыми для опознания состояния по его экспрессии, а умение субъекта выделить такие признаки (зафиксировать их на вербальном или графическом уровне) может послужить залогом успешного опознания состояний по их выражению в реальном общении.

5. Использование цветового теста. В зависимости от эмоционального состояния человека происходят специфические изменения цветовой чувствительности глаза Л. А. Шварц была показана связь положительных эмоций с увеличением чувствительности глаза к красно-желтой части цветового спектра и отрицательных эмоций с повышением чувствительности к сине-зеленой части. Другие исследователи (М.Э. Брахман, Э.Т. Дорофеева) выявили более сложные зависимости. По их данным, каждому эмо­циональному состоянию соответствует определенное изменение чувствительности глаза к трем основным цветам спектра: красному, зеленому и синему.

3. В. Денисова (1974) приводит данные зарубежных авторов о предпочтении деть­ми того или иного цвета в зависимости от эмоционального состояния. Согласно одним авторам, дошкольники в состоянии фрустрации используют для рисования преиму­щественно красный и желтый цвета, по другим — при плохом настроении использу­ют черный цвет, а при хорошем — красный. По данным В.Н. Ворсобина и В.Н. Жидкина (1980), при радости у дошкольни­ков при выборе цвета наблюдалось увеличение доли красно-желтой части спектра и уменьшение доли зелено-голубой части спектра. В ситуации страха выявлено умень­шение выбора красно-фиолетовой части спектра и увеличение выбора зелено-голу­бой части спектра. Авторы отмечают, что красный цвет посто­янно выбирается детьми как при переживании страха, так и радости, т. е. выбор этого цвета недостаточно специфичен. Необходимо учитывать, в составе какого цветового сочетания присутствует выбранный цвет.

В ряде исследований была предпринята попытка установить связь различных эмоциональных свойств человека (застенчивости, тревожности) с предпочтением им различных цветов, однако получены противоречивые результаты. Г. Франк полагает, что цвета имеют аффективную значимость, но индивидуальную у каждого отдельного человека.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector