Глава 1. Жизнь и творческая деятельность бодуэна де куртенэ

Введение…………………………………………………………………2

Глава 1. Жизнь и творческая деятельность и.А. Бодуэна де Куртенэ

1.1. Казанская школа и другие лингвистические кружки………….3-4

1.2. И.А. Бодуэн де Куртенэ и современное ему языкознание…….4-5

1.3. Принципы суждений И.А. Бодуэна де Куртенэ………………..6-7

Глава 2. Лингвистические взгляды и.А. Бодуэна де Куртенэ

2.1. Понятие языка и языковых законов…………………………….8-9

2.2. Понятие фонемы…………………………………………….…..9-13

2.3. Учение о графеме и морфеме…………………………………13-15

2.4.Синтагма. Иерархия языковых единиц……………………….16-19

Заключение…………………………………………………….…..20-21

Список использованной литературы……..………………………..22

Введение

В середине XX века лингвистические работы И.А. Бодуэна де Куртенэ начали представлять немалый интерес для ученых, занимавшихся языкознанием. Как известно, в XX веке стали актуальными те проблемы, которые Бодуэн де Куртенэ исследовал в конце XIX и начале XX века, наиболее интересный и продуктивный период его творческой деятельности. Его идеи стали активно развиваться в современном нам языкознании. Безусловно, его наивысшей заслугой считаются создание теории фонем и основание фонологии как нового раздела. Помимо этого, ему были близки проблемы смежных с языкознанием наук, в особенности психологии. Неудивительно, что в поисках ответов на интересовавшие его вопросы, ученый нередко выходил за рамки языкознания. Как постепенно выяснилось, учения Бодуэна де Куртенэ оказали сильнейшее влияние не только на лингвистическое учение в Польше и России, но и в Западной Европе.

Глава 1. Жизнь и творческая деятельность бодуэна де куртенэ

1.1. Казанская школа и другие лингвистические кружки.

8 стр., 3662 слов

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ КАЗАНСКОЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ

... Глава 2. Представители казанской лингвистической школы. 2.1. И. А. Бодуэн де Куртенэ. Понятие языка и языковых законов. Вся общелингвистическая концепция Бодуэна де Куртенэ ... 2011 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………..3 Глава 1. История возникновения казанской лингвистической школы ……………………..…………………………..5 Исторические предпосылки создания Казанской лингвистической школы ...

Иван Александрович (Ян Игнацы Нецислав) Бодуэн де Куртенэ родился в 1845 году в Польше, где в 1866 году и окончил отделение славянской филологии историко-филологического факультета Варшавского университета, после чего был командирован за границу. Годы с 1868 по 1870 он проводит в Петербурге, где его научным руководителем стал И.И. Срезневский. В этот же период своей жизни он получает степень магистра за труд «О древнепольском языке до XIV столетия» и его допускают к чтению лекций по сравнительной грамматике индоевропейских языков. В последующие годы Бодуэн де Куртенэ был профессором в нескольких университетах России, но последние несколько лет он все же проработал в Варшавском университете в Польше, где и скончался в 1929 году. После многочисленных стажировок за рубежом Бодуэн де Куртенэ называл себя «автодидактом», ученым, пришедшим к своим взглядам и идеям самостоятельно, а не под влиянием какой-либо научной школы.

И.А. Бодуэн де Куртенэ не просто занимался научно-исследовательской и педагогической деятельностью. В разных городах и странах он организовывал научные кружки, куда объединял молодых специалистов, увлеченных вопросами языкознание. Первой из таких школ стала Казанская, которая, без преувеличений, сыграла большую роль в развитие лингвистики в России и за ее пределами.

Наиболее выдающимися представителями Казанской школы были В.А. Богородицкий, Н.В. Крушевский, С.К. Булич, А.И. Александров, В.В. Радлов. К числу польских учеников принадлежат Г. Улашин, К.Ю. Аппель, Ст. Шобер, Т. Бении, В. Дорошевский.

Казанской школой принято называть направление Бодуэна де Куртенэ независимо от того, где велись его лингвистические исследования. Исключение составляет лишь петербургский период, который вошел в языкознание под названием Петербургской школы.

Несмотря на весомый вклад, внесенный Казанской школой, в то время именование этого лингвистического кружка школой у многих ученых вызывало скептическую улыбку. Сам Бодуэн де Куртенэ комментировал это так: «Что нечто подобное существует, в этом не может быть ни малейшего сомнения. Ведь есть люди, заявляющие без стеснения о своей принадлежности к Казанской лингвистической школе; есть известные, общие всем этим людям приемы изложения и взгляды на научный вопросы; есть, наконец, известное, если не враждебное, то по крайней мере недоброжелательное отношение к «представителям» этой школы». [Шарадзенидзе 1980: 7]

3 стр., 1324 слов

15. Казанская школа. Бодуэн де Куртене

... Крушевский). Учение Бодуэна де Куртенэ о фонеме В казанский период своей деятельности Бодуэн де Куртенэ чётко осознаёт необходимость ... флексии. (ВВЕДЕНО БОГОРОДИЦКИМ, МОЖНО ОТНЕСТИ К ЗАСЛУГАМ КАЗАНСКОЙ ШКОЛЫ) 4. Опрощение – изменение морфемной структуры слова, ... Иван Александрович Бодуэн де Куртене (1845-1929) Философская основа взглядов: - идеи психологизма "Бодуэн отталкивается от чрезмерного ...

1.2. И.А. Бодуэн де Куртенэ и современное ему языкознание.

Так или иначе, работы Бодуэна и взгляды Казанской школы до сих пор вызывают множество спорных вопросов. Одним из основных является вопрос о принадлежности Бодуэна к младограмматическому направлению. Как известно, он был современником младограмматиков. Ряд положений, выдвинутых ученым, сходится со взглядами малодограмматиков. Но в то же время это не мешало ему оспаривать многие из их теорий и предположений. Именно по этой причине его имя часто упоминается на ряду с теми, кто был в оппозиции к младограмматическому учению (Г. Шухардт, О. Есперсен).

Однако было выдвинуто и до сих пор некоторыми учеными поддерживается теория о том, что Бодуэн с его учениками принадлежал к младограматическому направлению. Но тогда получается, что Бодуэн де Куртенэ был одновременно и приверженцем, и противником младограмматиков.

Еще одним из таких вопросов являются взаимоотношения Бодуэна и Крушевского с Ф. Соссюром. Многие ученые заметили сходство «Курса» Соссюра с идеями Бодуэна де Куртенэ, что вызвало огромное множество дискуссий. Встал вопрос, чем вызваны эти совпадения. Либо же это простое параллельное развитие взглядов, либо имело место быть влияние одного ученого на другого. Большинство исследователей высказались за влияние Бодуэна на концепции Соссюра, некоторые делали это в довольно резкой форме. Наиболее деликатным представляется высказывание В.В. Виноградова: «В настоящее время начинает развиваться и укрепляться убеждение, что Ф. де Соссюр был знаком с работами Бодуэна де Куртенэ и в изложении своего «Курса общей лингвистики» не был свободен от влияния бодуэновских теорий». [Шарадзенидзе 1980: 17]

Диапазон исследований Бодуэна де Куртенэ был очень широк. Вопросы общей лингвистики составляют только часть его работ, пусть и весьма обширную. Достаточно внимания он уделял также и исследованиям славянских языков. Особый интерес для него представляла живая речь. Получила признание бодуэновская теория альтернации.

Бодуэн де Куртенэ признан одним из первых фонетистов в языкознании. Благодаря его ученикам были созданы первые фонетические лаборатории в Петербурге и Казани.

6 стр., 2778 слов

Бодуэн де Куртенэ и его последователи в науке

СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Краткая биография И.А. Бодуэна де Куртенэ 2. Понятия «статики», «динамики» и «истории» разработанные Бодуэном де Куртенэ 3. Диалектная дифференция языка. Типология языков 4. Теория о «смешанном характере всех языков» 5. Учение о фонемах и морфемах 6. Ученики и последователи Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ Заключение Список использованной литературы Введение Бодуэн де ...

Лексика представлялась для Бодуэна де Куртенэ тоже весьма интересным разделом языкознания. Он переработал и дополнил словарь Даля. Также изучал социальную лексику и жаргон, детскую лексику и патологию языка.

Рассматривая взгляды Бодуэна де Куртенэ, можно задаться вопросом, имел ли он единую систему взглядов. Многие его ученики сокрушаются о том, что Бодуэн не создал таких работ, которые бы в полной мере отражали все его лингвистические взгляды. Они не раз отмечали, что он не создал целостной теории языка, однако, несомненно, он имел свою собственную, оригинальную точку зрения на основные вопросы теоретического языкознания.

1.3. Принципы суждений И.А. Бодуэна де Куртенэ.

В основе суждений Бодуэна де Куртенэ лежит несколько принципов, которые и определяют специфику его суждений. Среди этих принципов:

1. Стремление к обобщениям. Для Бодуэна как мыслителя было характерным стремление к обобщениям, представляющее необходимое условие для общелингвистических исследований. Этот принцип Бодуэн пропагандировал и в Казанской школе. Обобщение для него не обозначало отрыва от языкового материала.

2. Объективное изучение языка. Вторым принципом, которому следовал Бодуэн, является требование объективного изучения языка. Вытекает оно из общеметодологического положения, что наука должна рассматривать свой предмет сама по себе, таким, каков он есть, не навязывая ему чужих категорий.

3. Языковое чутье. Сам Бодуэн писал по этому поводу: «Я полагаю, что всякий предмет нужно прежде всего исследовать сам по себе, выделяя из него только такие части, какие в нем действительно имеются, и не навязывать ему извне чуждых ему категорий. В области языка объективным руководителем при подобных научных операциях должно служить чутье языка и вообще его психическая сторона. Ссылаюсь же я на чутье языка потому, что для меня оно не есть какая-то выдумка, не есть какой-то субъективный самообман, но факт действительный и вполне объективный». [www.kls.ksu.ru]

4. Критика традиционных грамматик. В работах Бодуэна дан критический анализ традиционных филологический грамматик. Он выступает против того, что в них присутствует смешение устной и письменной речи, а также буквы и звука.

6 стр., 2853 слов

Казанская лингвистическая школа. Лингвистические взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ. Учение о фонеме

... -80 гг. И.А. Бодуэн де Куртенэ строит первую в мировой науке о языке теорию фонемы. Как он сам писал, существует ... школы 2. Лингвистические взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ 3. Учение о фонеме 14 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 16 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ВВЕДЕНИЕ ... лингвистической школы. Исключительно плодотворной была деятельность И.А. Бодуэна де Куртенэ и многочисленных его учеников по казанскому, петербургскому и ...

5. О значении изучения живых языков. Бодуэн де Куртенэ писал: «Для языковедения…гораздо важнее исследование живых, т.е. теперь существующих языков, нежели языков исчезнувших и воспроизводимых только по письменным памятникам…Только лингвист, изучивший всесторонне живой язык, может позволить себе сделать предположение об особенностях языков умерших. Изучение языков живых должно предшествовать исследованию языков исчезнувших». [Шарадзенидзе 1980: 23]. Под изучением живых языков Бодуэн имеет ввиду изучение не только территориальных диалектов, но и социальных, то есть речь всех слоев общества, включая язык уличных мальчишек, торговцев, охотников и др.

Глава 2. Лингвистические взгляды и.А. Бодуэна де куртенэ

2.1. Понятие языка и языковых законов.

Вся общелингвистическая концепция Бодуэна де Куртенэ проникнута стремлением найти объяснение языковым законам, механизму функционирования и развития языка через анализ психического механизма, а также дать определение понятию язык.

В одной из ранних работ ученого «Некоторые общие замечания о языковедении и языке», написанной в 1870 году, дается такое определение языка: «Язык есть комплекс членораздельных и знаменательных звуков и созвучий, соединенных в одно целое чутьем известного народа (как комплекса (собрания) чувствующих и бессознательно обобщающих единиц) и подходящих под ту же категорию, под то же видовое понятие на основании общего им всем языка».[Алпатов 2005: 121] Здесь же можно увидеть четко сформулированный психологический подход к языку, свойственный Бодуэну на протяжении всей его жизни.

8 стр., 3541 слов

Психолингвистические идеи Бодуэна де Куртенэ, Потебни, Щербы

... . А. А. Кулешова Кафедра русского языка Реферат «Психолингвистические идеи И. А. Бодуэна де Куртенэ, А. А. Потебни, Л. ... три уровня, соответствующих различной степени автоматизма. «Гласным фонемам высшего уровня свойственно самое богатое разнообразие психического характера, ... . Оно гласит: «...с этой точки зрения язык (наречие, говор, даже язык индивидуальный) существует не как единичное целое ...

После опубликования вышеупомянутой работы взгляды Бодуэна де Куртенэ развивались и менялись, однако он всегда полемизировал с некоторыми традиционными представлениями о языке, которые он считал неверными. К ним он относил логический подход к языку, представление о языке как об организме, младограмматическую концепцию языковых законов. Во многих его работах прослеживается полнейшее отрицание языковых законов, что, однако, не означало, что Бодуэн де Куртенэ вообще был против выявления закономерностей в языке.

Языковеду было свойственно понимание языка как системы знаков с такими их атрибутами, как условность, произвольность. По его представлениям язык состоит из «множества случайных символов, связанных самым различным образом». Этим символам по их природе не присуща «необходимость, непосредственность и неизменность». Эти символы языка группируются в системе по «противопоставлениям и различиям». [Амирова и др. 2005: 450]

К концепции Бодуэна де Куртенэ восходит также современное понимание языковой системы.

2.2. Понятие фонемы.

Понятие фонемы как отличной от звука языковой единицы, введенное Бодуэном де Куртенэ еще в казанский период, является одним из главных достижений ученого в лингвистике. Всю науку о звуках он называл фонетикой или фонологией. Эти два термина употреблялись в его работах как синонимы. В составе фонологии выделялись антропофоника, психофонетика и историческая фонетика. «Антропофоника занимается научным изучением способа возникновения преходящих фонационных явлений, или физиолого-акустических явлений языка, а также взаимных связей между этими явлениями». [Алпатов 2005: 123] Антропофоника создает базу для психофонетики, но только опосредованно принадлежит к собственно языкознанию, основанному целиком на психологии. Психофонетика – лингвистическая дисциплина, изучающая фонационные представления в человеческой психике, а также их связи с другими представлениями: морфологическими и семасиологическими или семантическими. Позже в структурной лингвистике антропофонику стали называть фонетикой, а область языкознания, изучающую явления, относимые к психофонетике, — фонологией. Смена терминов объясняется отказом от психологизма у большинства фонологов, работавших после Бодуэна де Куртенэ.

2 стр., 834 слов

Н.В. Крушевский, И.А. Бодуэн де Куртенэ, В.А. Богородицкий

Стали выходить за рамки основных научных парадигм века и предприняли достаточно успешный поиск новых путей – русско-польские Кр. и Б. де К. Иногда их причисляют к т.н. казанской школе. Но если Крушевский всю недолгую научную жизнь провел в Казани, для для Б. де К. Казань – лишь эпизод. Эти двое предвосхитили идеи соссюрианской лингвистики, а в некоторых вопросах (о фонеме, о слове) Б. де К. пошел ...

Фонема понимается у Бодуэна как минимальная единица психофонетики: «Фонема есть однородное, неделимое в языковом отношении антропофоническое представление, возникающее в душе путем психического слияния впечатлений, получаемых от произношения одного и того же звука». [Бодуэн де Куртенэ 1963: 191] Таким образом, фонема — психическая единица, существующая вполне объективно, хотя у разных людей звуковые представления могут быть и неодинаковыми.

В трудах Бодуэна де Куртенэ встречаются две различные теории фонемы: морфологическо-этимологическая и психологическая. В первой теории фонемы привлекают внимание следующие моменты:

1. Фонемы определяются не в синхронном плане, а с исторической точки зрения как звуки, возникшие из одного и того же звука в одном или нескольких родственных языках.

2. Дефиниция фонемы основывается на морфеме: фонемы – подвижные элементы одной и той же морфемы, наименьшей значимой единицы языка. Здесь потенциально как будто намечается функциональный подход к фонеме: фонема – признак морфологической категории.

3. Фонема – результат обобщения звуков. Это объединение различных звуков с этимологической точки зрения.

4. Фонема не является психической единицей, она состоит из обобщенных антропофонических признаков.

5. Фонема – звуковой тип, что связано с обобщением антропофонических признаков.

6. Фонемы не определяются с точки зрения их взаимоотношений в системе языка.

Рассматривая вышеперечисленные пункты с точки зрения последующего развития фонологии, можно сделать вывод о том, что дефиниция фонемы с исторической точки зрения была устранена во всех во всех фонологических направлениях, в том числе и у самого Бодуэна де Куртенэ.

Признание фонемы подвижным элементом морфемы легло в основу Московской фонологической школы, представителями которой были Р.И. Аванесов, В.И. Сидоров и др. Фонема как звуковой тип стала одним из основных пунктов Ленинградской фонологической школы. Признание фонемы совокупностью обобщенных антропофонических признаков было воспринято Пражской школой на втором этапе развития ее фонологического учения (к 30м годам), когда в этой школе был преодолен психологизм.

Понятие фонемы в современном понимании более выпукло вырисовывалось во второй, психологической теории Бодуэна де Куртенэ. Принято считать началом психологистической теории 1894 год, когда вышла работа о фонетических альтернациях, однако психологистическое понимание наряду с морфологическо-этимологическим встречается, по крайней мере, с 1888 года.

В развернутом виде эта теория фонем представлена в работе «Опыт теории фонетических альтернаций» (1894), хотя в ней пока еще чувствуются отзвуки морфологическо-этимологического понимания.

Согласно Бодуэну, «Фонема – единое представление, принадлежащее миру фонетики, которое возникает в душе посредством слияния впечатлений, полученных от произношения одного и того же звука – психический эквивалент звуков языка. С единым представлением фонемы связывается (ассоциируется) некоторая сумма отдельных антропофонических представлений, которые являются, с одной стороны, артикуляционными представлениями…а, с другой стороны, акустическими представлениями». [Шарадзенидзе 1980: 56]

Таким образом, звуки как физические факты заменены их психическими эквивалентами – фонемами, которые могут быть поняты только с психологическо-социологической точки зрения. Звук языка, согласно Бодуэну, — чистейшая фикция, ученое измышление, возникшее благодаря смешению понятий и подстановке мгновенно появляющегося, преходящего вместо постоянно существующего.

Основные моменты в психологической теории Бодуэна де Куртенэ заключаются в следующем:

1. Фонема – психический эквивалент звука. Такое понимание органически увязывается с общей психологистической концепцией автора. Правда, фонема связана с физико-физиологической, акустической и артикуляционной сторонами языка, но в конечном итоге и эти стороны сводятся к их психическим субстратам – к представлениям.

2. Звук представляет собой физиологическо-акустическое проявление, физический признак, осуществление фонемы.

3. Основной признак, по которому звук противопоставляется фонеме, заключается в том, что звук преходящее, а фонема не преходящее, постоянно существующее в психике индивида явление. Фонема, так же как и язык в целом, психологическо-социальное явление.

4. Фонема и звук противопоставляются друг другу и по другому принципу: звук в различных условиях произносится различно, а фонема – это единое, общее представление. В теории Бодуэна второе противопоставление не акцентировано, в то время как в позднейшей фонологии именно оно стало основным. Это – поиск постоянного за переменным, инварианта за вариантами.

В связи с таким пониманием намечается понятие варианта: одной фонеме может соответствовать несколько звуков, но этот вопрос не рассматривается в трудах Бодуэна де Куртенэ.

5. Одной из характерных черт психологистической теории Бодуэна является то, что в ней четко определился объем понятия фонемы. Теперь бодуэновская фонема уже по существу совпадает с фонемой более поздних фонологических теорий, поскольку фонема определяется по отношению к звуку, — это представление звука. Тем самым исключается последовательность звуков, которая могла оказаться неделимой с точки зрения соответствий в родственных языках.

Дискуссионным является вопрос о наличии или отсутствии в учении Бодуэна смыслоразличительной функции фонемы. Ряд исследователей (Белинская, Фасмер, Хойслер) высказывает мнение, что Бодуэн рассматривал фонемы как функциональные единицы языка, связанные с различением значения, но введения этого принципа датируется различными авторами различно.

Некоторые языковеды категорически отрицают наличие смыслоразличительной функции фонемы в трудах Бодуэна (Гвоздев, Матезиус).

Фонема, с точки зрения Бодуэна, не является простой, неделимой единицей. Для обозначения составляющих элементов фонемы появляются специфические термины: кинема, акусма, кинакема. Бодуэн пишет: «Мы разлагаем фонемы на психические – произносительные и слуховые – элементы, которые уже не подлежат дальнейшему разложению. С точки зрения языкового исполнения, то есть с точки зрения произношения, мы разлагаем фонемы на составляющие их произносительные элементы или кинемы; с точки зрения восприятия, мы разлагаем их на слуховые элементы или «акусмы». [Шарадзенидзе 1980: 59]

Кинакема определяется Бодуэном как соединенное представление кинемы и акусмы в тех случаях, когда благодаря кинеме получается и акусма. Например, кинема губ вместе с губным акустическим оттенком составляет кинакему губности.

2.3. Учение о графеме и морфеме.

Графема представляет собой простейшую единицу письменного, зрительного, оптического языка, который вызывает большой интерес у Бодуэна.

Графема – это представление простейшего, дальше не делимого элемента письма, а буква – остающийся во внешнем мире оптический результат обнаруживания существующей в индивидуальной психике графемы.

Графема находится в таком же отношении к букве, в каком фонема находится к звуку, т.е. первые члены этих пар психические явления, а вторые – физические. В одной из своих работ Бодуэн де Куртенэ прямо называет графему представлением буквы.

Понятие «графема» появляется в учении Бодуэна сравнительно поздно.

Морфема – такое же основное понятия для Бодуэна, как и фонема. В своей работе «Некоторые отделы сравнительной грамматики славянских языков», изданной в 1881 году, ученый наряду с фонемами рассматривает морфемы, или морфологические слоги, которые делятся на фонемы.

По позднейшим определениям: «Морфема – любая часть слова, обладающая самостоятельной психической жизнью и далее неделимая с этой точки зрения (то есть с точки зрения самостоятельной психической жизни).

Это понятие охватывает, следовательно, корень…все возможные аффиксы, как суффиксы, префиксы, окончания…и так далее». [Алпатов 2005: 125]

Следовательно, морфемы: 1) это психические явления, представления; 2) они наделены значением; 3) являются составными элементами слова; 4) представляют собой родовое понятие для корня и аффиксов; 5) признаются наименьшими значимыми единицами, но допускаются и исключения, когда в морфемах выделяются фонемы, имеющие значение.

Последний пункт требует пояснения. Бодуэн де Куртенэ, с одной стороны, утверждает, что «фонемы и вообще все произносительно-слуховые элементы не имеют сами по себе никакого значения. Они становятся языковыми ценностями и могут быть рассматриваемы лингвистически только тогда, когда входят в состав всесторонне живых языковых элементов, каковыми являются морфемы, ассоциируемые как с семасиологическими, так и с морфологическими представлениями». [Шарадзенидзе 1980: 62] Но, с другой стороны, он упорно отмечает, что морфема как простейшая единица разлагается на части, т.е. на такие фонемы, кинемы, акусмы, кинакемы, которые морфологизованы или семасиологизованы, т.е. с которыми связано значение.

Морфема – одно из основных понятий современной грамматики. В различных областях языкознания оно имеет различное толкование. В ряде случаев морфема как формальный элемент противопоставляется семантеме, имеющей предметное значение. Но чаще всего морфема трактуется подобно бодуэновскому определению как наименьшая значимая часть слова, являясь, таким образом, родовым понятием для корней и аффиксов. Такое понимание представляется вполне приемлемым. Именно в этом заключается положительная сторона употребления данного понятия в учении Бодуэна, а не в его психологической окрашенности, характерной для всех языковых единиц. Ценно и то, что понятие «морфема» не вытесняет понятие «слово», как это случилось позже в некоторых лингвистических направлениях, в том числе и в концепции Л.В. Щербы.

Вместе с этим И.А. Бодуэн де Куртенэ подчеркивал психологическую реальность морфемы: «На все морфологические элементы языкового мышления – морфемы, синтагмы… — следует смотреть не как на научные фикции или измышления, а только как на живые психические единицы». [Алпатов 2005: 125]

Как выясняется, сама термин «морфема» тоже образован Бодуэном. Из письма А. Мейе Бодуэну, опубликованного А.Леонтьевым, явствует, что это слово было заимствовано французскими лингвистами у Бодуэна. Мейе пишет: «Г.Готье хочет передать Вам, что мы – он и я – отдаем переводить краткую сравнительную грамматику Бругмана. Для перевода слова Formans я заимствовал у вас милое словечко (le joli mot) «морфема», которое предложил переводчикам». [Шарадзенидзе 1980: 63] Понятие «морфема» было заимствовано у Бодуэна, по-видимому, и Пражской школой.

2.4. Синтагма. Иерархия языковых единиц.

Понятие синтагмы появляется в трудах Бодуэна де Куртенэ значительно позже других аналогичных понятий. До 1908 года он в предложениях выделяет слова и постоянные выражения, равносильные словам. Слова же состоят из морфем. Однако в дальнейшем он дает определение синтагме, которая представляет собой наименьшую, неделимую единицу синтаксиса. Синтагма – это слово с синтаксической точки зрения. Бодуэн не переносит понятия синтагмы в морфологию, Ге самыми крупными единицами остаются слова. Позже ученый дополняет понятие синтагмы, уточняя, что это не только слово, но также и неразложимое, постоянное выражение.

Термин «синтагма», подобно морфеме, введен Бодуэном де Куртенэ. На этот факт первым обратил внимание В.В. Виноградов: «…термин синтагма появился почти одновременно в нашем отечественном языкознании и в буржуазной западноевропейской лингвистике…У нас термин синтагма прежде всего был употреблен проф. И.А. Бодуэном де Куртенэ». [Виноградов 1958: 190]

Синтагма у Бодуэна не имеет того значения, в каком этот термин употребляется в современном языкознании. По самому распространенному пониманию, синтагма обозначает словосочетание, соединение двух слов. А согласно Бодуэну, синтагма в первую очередь – слово, только слово в его отношении к другим словам, слово как синтаксическая единица. Но Бодуэн синтагмой считает и постоянное, устоявшееся словосочетание, играющее в предложении роль отдельного слова. Следует признать, что, объединив в синтагме гетерогенные единицы – слова и словосочетания, он сделал это понятие неясным, расплывчатым. Сама идея выделить наименьшую единицу синтаксиса наподобие морфемы на морфологическом уровне и фонемы на фонологическом, безусловно, является плодотворной.

В трудах Бодуэна, кроме рассмотренных выше наименьших для разных уровней единиц, встречаются и крупные единицы: фраза, предложение, слово. Но эти традиционные единицы языка не привлекают особого внимания автора за исключением слова.

Слово рассматривается Бодуэном с морфологической и синтаксической точек зрения. Слово с синтаксической точки зрения причисляется к синтагме. Следовательно, предложения делятся на неразложимые синтаксически единицы – синтагмы. Вместе с тем, оставаясь наибольшей единицей морфологии, слово, со своей стороны, делится на морфемы. Это создает неясность во взаимоотношении синтагмы и слова. Эти термины, пересекаясь, не являются синонимами, так как к синтагмам относятся и постоянные словосочетания. Тем не менее, синтагма как единица, соотносимая с другими единицами бодуэновской системы, вытесняет слово, вследствие чего получается следующая схема языковых единиц: предложение – синтагма – морфема – фонема – кинема, акусма. Таким образом, синтагма переносится и в морфологию.

Все языковые единицы, представленные в трудах Бодуэна, образуют систему. Автор предпринял серьезную попытку создать целостную концепцию, определить место каждой единицы по отношению к другим, установить иерархию между ними. На сегодняшний день нам неизвестна другая теория, которая охватывала бы все основные единицы различных уровней языка и пыталась бы упорядочить их на основе общих исходных принципов.

Иерархия языковых единиц дана в трудах Бодуэна по нисходящей линии. По современной терминологии выделены три уровня: фонетико-фонологический, морфологическо-семантический и синтаксический. На каждом уровне рассматриваются единицы двух рядов: с одной стороны, сложные единицы, которые разлагаются на данном уровне, с другой стороны, простые единицы, которые получены путем разложения сложных единиц и в дальнейшем не делятся, по крайней мере, на данном уровне. Единицы, неделимые на высшем уровне, могут делиться на более низком. Таковы, например, слова, представляющие собой неделимые единицы на синтаксическом уровне, но разлагающиеся на морфологическом уровне на морфемы. Такая систематизация языковых единиц в принципе вполне оправдана и соответствует современному уровню лингвистического анализа.

Характерно то, что Бодуэн заостряет внимание на наименьших, не делимых с определенной точки зрения единицах, каковы: акусма, кинема, кинакема, фонема, графема, морфема. Более крупные единицы, которые давно были выделены в традиционном языкознании (слово, предложение и фраза), в меньшей мере привлекают его внимание. Вообще синтаксический уровень у Бодуэна недостаточно разработан как с точки зрения крупных, так и с точки зрения наименьших единиц. Этим, по-видимому, объясняются противоречия в понимании синтагмы, о чем говорилось выше.

Бодуэн считает возможным деление произносительно-слухового языка с двух точек зрения:

«I. Постепенное деление с точки зрения фонетической, произносительно-слуховой: 1) ряды произносимых слов. Например, стихи; 2) произносимые слова, объединяемые подчинением всего произносимого слогу акцентованному, как слогу господствующему; 3) слоги, определяемые отдельными экспирациями; 4) фонемы, объединяемые одновременностью нескольких произносительных работ и единством общего акустического впечатления; 5) отдельные свойства фонемы: с произносительной стороны – представление отдельных работ органов речи…

II. Постепенное деление с точки зрения семасиологически-морфологической: 1) фразы, предложения. Синтаксические целые и их сочетания; 2) синтагмы; знаменательные слова, с синтаксической точки зрения не делимые единицы: а) постоянные выражения, б) слова; 3) морфемы; 4) психические (морфологически-семасиологические) составные части морфемы. С этим связана морфологизация и семасиологизация отдельных, дальше не делимых произносительно-слуховых представлений». [Шарадзенидзе 1980: 67]

В основе деления, предложенного Бодуэном, лежат два принципа: 1) противопоставление единиц, имеющих семасиолого-морфологическую функцию, единицам, не имеющим такой функции; 2) противопоставление друг другу единиц, выделенных с физической и психической точек зрения.

Одновременное привлечение этих принципов встречает определенные трудности, которые, по-видимому, и заставляют Бодуэна вносить изменения в свои схемы. В первой схеме (1881) ведущим является функциональный принцип, на основе которого противопоставляются единицы, выделенные с антропофонической точки зрения, единицам, выделенным с фонетико-морфологической (семасиологической и синтаксической) точки зрения. Во второй схеме (1888) на первый план выдвигается психологический принцип: фонетическому, антропофоническому делению противопоставляется деление психическое.

Как отмечает Т.С. Шарадзенидзе, рациональным зерном в учении Бодуэна о языковых единицах следует считать: «1) постепенное деление речи с фонетической, артикуляционно-акустической точки зрения. Однако в основу такого деления нужно класть не противопоставление физической и психической сторон, ибо психическая сторона выходит за рамки языкознания, а противопоставление, с одной стороны, реализации, явления, конкретного, а с другой – сущности, типа, общего. Именно по этому принципу противополагаются в современном языкознании варианты (аллофоны, алломорфы…) и инварианты (фонемы, морфемы…), или, другими словами, этические и эмические единицы; 2) разграничение единиц, имеющих значение, от единиц, не обладающих значением (функциональная точка зрения).

Только в данном случае демаркационная линия должна проходить между фонемами и морфемами». [Шарадзенидзе 1980: 110]

Заключение

Таким образом, рассмотрев основные положения лингвистической теории И.А. Бодуэна де Куртенэ, можно сделать следующие выводы. Среди научных проблем, интересовавших Бодуэна де Куртенэ, особое место занимали центральные общелингвистические вопросы. Ему были близки проблемы психологии, как смежной с языкознанием наукой.

В основе позитивных положений Бодуэна лежит психологизм. Правда, он выделяет в языке две стороны: физическую и психическую. Психологизм сближает Бодуэна де Куртенэ с младограмматиками, но это вызвано не влиянием их друг на друга, а общим для всех источником – учением Г. Штейнталя. Психологизм Бодуэна значительно отличается от психологизма младограмматиков.

В учении Бодуэна де Куртенэ значительное место занимает теория семасиологизации и морфологизации, представляющая собой результат функционального подхода к языку: реальные единицы языка наделены семантическим и грамматическим значением. Основной единицей, подвергающейся семасиологизации и морфологизации, является морфема, однако носителями значения могут оказаться фонема и даже ее компоненты (кинема, акусма).

В последнем положении справедливо видят зачатки теории смыслоразличительной, дистинктивной функции фонемы.

Понятие синтагмы в учении Бодуэна остается неясным. Оно объединяет гетерогенные факты: слова и неразложимые словосочетания. Этим понятием Бодуэн хотел обозначить наименьшую, неделимую единицу синтаксиса.

Бодуэном де Куртенэ широко и многосторонне обсуждается вопрос о системном характере языка. С этой точки зрения, Бодуэн сделал значительный шаг вперед по сравнению с Гумбольдтом и Штейнталем, которые раньше него признавали язык системой.

Рассматриваются сходства и различия в концепциях Бодуэна и Соссюра. Без всякого сомнения, в теориях Бодуэна и Соссюра наблюдается ряд сходств. Эти сходства, с одной стороны, вызваны «духом» времени, вернее тем, что оба языковеда чувствовали, понимали требования новой эпохи. С другой стороны, знакомства с некоторыми трудами Бодуэна давало определенный стимул ходу мыслей Соссюра.

Языкознание восприняло и развивает многие мысли Бодуэна де Куртенэ. Введение в научный обиход понятия фонемы, выявление конститутивных черт фонемного строя языка было крупнейшим открытием Бодуэна де Куртенэ, обогатившим науку о языке.

Идеи Бодуэна де Куртенэ сыграли определенную стимулирующую роль в области экспериментального исследования речи и приложения добытых результатов к общественно-языковой практике.

Список использованной литературы

  1. Алпатов, В.М. История лингвистических учений. — М.: языки славянской культуры, 2005. – 368 с.
  2. Амирова, Т.А. История языкознания: Учебное пособие для студентов вузов/ Т.А. Амирова, Б.А. Ольховиков, Ю.В. Рождественский; Под ред С.Ф. Гончаренко. – 2-е изд., стер. – М.: Академия, 2005. – 671 с.
  3. Бодуэн де Куртенэ, И.А. Избранные труды по общему языкознанию. -Изд-во акад. Наук СССР, 1963. – 391 с.
  4. Виноградов, В.В. Из истории изучения русского синтаксиса. – М.: Изд-во МГУ, 1958. – 400 с.
  5. Колесов, В.В. История русского языкознания: Очерки и этюды. — Изд-во СПбГУ, 2003. – 471 с.
  6. Шарадзенидзе, Т.С. Лингвистическая теория И.А. Бодуэна де Куртенэ и ее место в языкознании XIX-XX веков. – М.: Наука, 1980. – 133 с.
  7. www.kls.ksu.ru
  8. www.exelinker.ru/encyclopedia/articles/202.192/art- Kazanskaya_Lingvisticheskaya_Shkola-4632.htm

22