Особенности современного детектива российских писателей

Введение

литература детектив маринина донцова

Современный русский детектив в 1990-е-нач. 2000-х бурно развивается и становится самым массовым жанром, привлекающим разнообразную читающую публику. Среди наиболее популярных авторов начала 2000-х в России — Б. Акунин, автор детективных историй, написанных на грани жанра с их смесью мистики, интеллектуальной игры и лихо закрученного сюжета; Ф. Незнанский, автор вполне «классических», но созданных на российском материале серий романов о Турецком, Э. Тополь, А. Константинов и другие авторы, число которых неуклонно растет. Феноменом последних лет в российской литературе стали «детективщицы»-женщины: А. Маринина, П. Дашкова, Т. Полякова, Т. Степанова, которая выделяется на общем фоне буйной фантазией и стилистической отточенностью своего «криминального чтива».

Читатели-женщины — самая крупная группа потребителей массовой литературы. А. Маринина, а затем П. Дашкова, а за ними еще многие писательницы создали тип детектива, отличный от привычного детектива советских времен, имевшего жесткую мужскую ориентацию и по качеству текста не удовлетворявшего запросы именно женской аудитории. Важным представляется тот факт, что критика сначала, а в определенном смысле и до сих пор не нашла инструментов анализа и оценки этого нового литературного явления, вычитывая, как это происходило и в советское время, социальные, идеологические и другие смыслы там, где изначальная интенция автора была качественной.

1. Массовая литература

Что есть массовая литература? «Понятие массовой литературы подразумевает в качестве обязательной антитезы некоторую вершинную культуру.

Массовая литература должна обладать двумя, взаимно противоречащими признаками. Во-первых, она должна представлять более распространенную в количественном отношении часть литературы. При распределении признаков «распространенная — нераспространенная», «читаемая — нечитаемая», «известная — неизвестная» массовая литература получит маркированные характеристики. Следовательно, в определенном коллективе она будет осознаваться как культурно полноценная и обладающая всеми качествами, необходимыми для того, чтобы выполнять эту роль.

Однако, во-вторых, в этом же обществе должны действовать и быть активными нормы и представления, с точки зрения которых эта литература не только оценивалась бы чрезвычайно низко, но она как бы и не существовала вовсе. Она будет оцениваться как «плохая», «грубая», «устаревшая» или по какому-нибудь другому признаку исключенная, отверженная, апокрифическая.

12 стр., 5756 слов

Психология мотивации. Проблема самодетерминации (на основе анализа литературы авторов Эдварда Деси и Ричарда Райана)

Министерство спорта и туризма Республики Беларусь Учреждение образования "Белорусский государственный университет физической культуры" Кафедра иностранных языков Реферат Психология мотивации. Проблема самодетерминации (на основе анализа литературы авторов Эдварда Деси и Ричарда Райана) Исполнитель: студентка магистратуры, 511гр. Костенко А.А. Научный руководитель: ст. преподаватель Борисевич А.Н. ...

Таким образом, один и тот же текст должен восприниматься читателем в двойном свете. Он должен иметь признаки принадлежности к высокой культуре эпохи и в определенных читательских кругах ей приравниваться. Однако для другого читателя той же эпохи этот же текст должен обладать признаками выключенности из какой-то системы: господствующей, ценной или, по крайней мере, официальной».

На рубеже XXI века отчетливо наблюдается «изменение лица» современного писателя, и связано это, прежде всего, с возникшей в литературе многоукладностью, то есть сосуществованием в одном культурном пространстве массовой и элитарной литературы. Одной из ярких особенностей любой «переходной» литературной эпохи становится появление совершенно нового типа писателя.

Многие сетуют, что в рыночных условиях истинная цена книги определяется не качеством ее содержания. К свободе читательского выбора, пожалуй, за последние десять лет привыкли все, как привыкли к ярким глянцевым изданиям на книжных лотках и прекрасно изданной интеллектуальной литературе в книжных салонах. В последнее время ученые приходят к пониманию необходимости изучения феномена массовой литературы как особой, живущей по своим законам части единого литературного процесса. «Когда литературе трудно, начинают говорить о читателе», — эти слова Ю.Н. Тынянова актуальны и сегодня. Однако можно добавить, что начинают говорить и о «новом писателе». Действительно, формирующийся у нас на глазах новый тип писателя массовой литературы требует особого внимания. «Главная роль в функционировании литературы отводится активному читателю, и эта концепция сегодня обретает новое актуальное звучание.

В конце XX века, в постсоветской литературе читатель-ученик чутко воспринимает законы коммерческого литературного рынка и становится автором глянцевой литературы. «Маленький человек перестал быть объектом творчества, а стал его субъектом. Маленький человек стал писателем», — считает современный критик М. Михайлов. Другой критик, иронизируя, дает имя современному «глянцевому писателю»: «Мэтры пишут километры. Сладкая неволя, милая несвобода. Колоссальные объемы написанного как главное условие величия. Отныне и вовеки веков мэтров массовой литературы именовать киломэтрами».

5 стр., 2111 слов

Психология массовых коммуникаций 5

Психология массовых коммуникаций Дедов Николай Петрович Книги: Ольшанский «Психология масс» Эрик Брен «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры» Почепцов «Коммуникационные технологии 21 века» Назаров «Массовые коммуникации и общества» Предмет, цели и задачи. Особенности их использования в современном мире. Психология массовых коммуникаций– достаточно новая дисциплина, которая ...

Разнообразие массовой культуры — это разнообразие социального воображения (так, например, любовный роман и детектив помогают читателю вырабатывать свою стратегию поведения).

Массовая литература и в том числе иронические детективы как важный сектор современного книжного рынка во многом отражают парадоксы социальной и культурной памяти современного читателя, массовые предпочтения, на которые влияют не только субкультурные образцы и нормы, но и семейное воспитание, качество школьного и вузовского образования и другие факторы. Культурологами не раз отмечалось, что одним из важнейших понятий массовой культуры становится икона, то есть создание популярного образа, сливающегося с реальностью и обращенного в пластическую форму для обозначения чего-то другого, имеющего смысл и значение.

2. Современный русский детектив

В 1946 году Т. Манн писал о том, что современное ему элитарное искусство попадает в ситуацию «предсмертного одиночества». Выход из этой ситуации он видел в поисках литературой пути «к народу». Оказавшись в подобной ситуации, русская литература начала 90-х нашла свой путь «к народу» с помощью детектива, ставшего жанром, репрезентативным для концептуального освещения современной эпохи. Действительно, в детективе заложен набор образцов и значений, маркирующих статус, образ жизни, планы и ориентиры ряда социальных фигур, групп и сред.

В 1902 году Г.К. Честертон, размышляя о «внутреннем устройстве детектива», отмечал: «Первое важнейшее достоинство детектива состоит в том, что это — самая ранняя и пока что единственная форма популярной литературы, в которой выразилось некое ощущение поэзии современной жизни». Если классический детектив (Э.А. По, А. Кристи, А. Конан-Дойль и др.) — порождение урбанизированного сознания, миф о преступлении и наказании, своеобразная романтика законности, возможная там, где нормы общественной морали совпадают с нормами права и закона, то современный отечественный детектив в силу определенных черт нашей действительности, безусловно, лишь нарушает поэтику классического детектива. Многослойность и противоречивость сегодняшнего дня внесли серьезные коррективы в структурную матрицу отечественного детектива. Универсум современного детективного романа, часто отмеченный скудостью и стертостью сюжетных ходов, включает в себя лоскутный облик культуры, трафареты быта, стилистическую разноголосицу.

3 стр., 1280 слов

Современная западная эстетика

1. Проблема пекрасного в современной ападной эстетике 2. Фрейдистская эстетика 3. Феноменологическая эстетика 4. Экзистенциализм и искусство 5. Эстетика Теодора Адорно Проблема прекрасного находится на периферии современной западной эстетики, которая приобрела характер философии искусства в силу своего искусствоцентризма, что является следствием поворота западной философии в середине 19 века от ...

Детектив стал первым, самостоятельно развивающимся жанром в панораме постсоветской массовой литературы, а с появлением романов Марининой возник настоящий бум русского детектива. Вслед за ней начали издаваться детективы очень большого числа авторов-женщин, так что издательство «Эксмо» создало серию «Детектив глазами женщины», в других издательствах тоже появились соответствующие серии, и, как стало известно позднее, существуют группы авторов — негров мужчин, пишущих под женскими псевдонимами Марина Серова и Светлана Алешина, а возможно, и многими другими.

Сейчас правомерно говорят о существовании поджанра «женский детектив» в противопоставлении «мужскому» боевику и триллеру. Жанровая трансформация, происходящая в отечественном детективе, еще раз демонстрирует рыночную разбросанность культурных и литературных ценностей, снижение актуальности литературного дискурса. «Жанровое ожидание» массового читателя удовлетворяется сегодня многочисленными детективными сериями. На интеллигентного читателя рассчитаны исторические детективы Б. Акунина (не случайно впервые опубликованные со слоганом на обложке: «Детектив для разборчивого читателя»), экономические детективы Ю. Латыниной, политические детективы В. Суворова и Д. Корецкого. Думается, что женская аудитория выбирает «уютные», «неспешные» или иронические детективы, написанные женщинами (А. Маринина, Д. Донцова, П. Дашкова, М. Серова, Т. Полякова и др.).

Причем важно отметить, что именно в подобных детективах происходит наибольшее смешение жанров (это своеобразный синтез любовного, бытового и приключенческого романа с элементами детектива).

13 стр., 6355 слов

Карен Хорни и её книга Невротическая личность нашего времени

Карен Хорни (1885-1952) родилась в деревушке Бланкенезе близ Гамбурга. Ее отец Берндт Даниэльсен — норвежец, принявший немецкое гражданство, — служил капитаном на трансокеанском лайнере, который курсировал между Гамбургом и Северной Америкой. От предыдущего брака он имел четверых детей. Мать - Клотильда ван Розелен, по происхождению голландка, была на 18 лет моложе своего мужа. Родители Карен были ...

Мужская аудитория, скорее всего, традиционно выбирает боевики, «крутые», шпионские детективы и детективы сатирические. К последним относится серия «про ментов» А. Кивинова, отсылающая «памятью жанра» к производственным романам. Маргинальный статус в жанровом пространстве современного детектива занимает широко и разнообразно представленный бандитский детектив (бр. Питерские, Евг. Монах и др.).

3. Королевы отечественного детектива

За первые шесть лет творческого пути книги Агаты Кристи были изданы общим тиражом пятьдесят тысяч экземпляров, у Марининой же всего за четыре года вышло восемнадцать книг тиражом пять миллионов восемьсот тысяч экземпляров. Попробуем же разобраться в феномене одного из самых читаемых сейчас авторов. Ведь согласно рейтингу, публикуемому газетой «Книжное обозрение», произведения Марининой постоянно занимают в среднем от трех до пяти первых позиций из десяти. Русский читатель увидел нечто необычное в ее произведениях, и сравнительно быстро человека, жадно поглощающего романы Марининой, можно было встретить в вагонах метро, электричках, троллейбусах. Книги «съедались» в один присест — за день, вечер, ночь, но голод не утолялся, и читатель спешил в книжный магазин за новой книгой Марининой, благо выходили они одна за другой. В прессе стали появляться сообщения, что иностранные издательства заключают контракты на переводы ее романов и планируют их выпуск огромными тиражами, например, в Италии 800-тысячным. Все это в совокупности говорило о том, что мы имеем дело с каким-то новым не только литературным, но и культурным феноменом. Чем-то произведения Марининой выделялись среди многочисленных произведений в столь популярном жанре, как детектив.

В детстве Марина Алексеева мечтала стать кинокритиком. Но, закончив школу, поступила на юридический факультет МГУ, что не удивительно: ведь она происходит из семьи потомственных юристов. Отец был известным сыщиком, сумевшим отыскать дуэльные пистолеты Пушкина. Мать является первым вице-президентом Правовой академии Министерства юстиции, одним из ведущих специалистов в области судебной реформы и суда присяжных.

9 стр., 4333 слов

ТАК ВОТ ТЫ КАКАЯ, COSMO GIRL! Настя, 24 года

STRATEGY&RESEARCH COPYWRITING CREATIVE ACCOUNTING DESIGN GROUP HEAD марина тупика федя захаренко сэм мамедов настя додь маша дорохова ярослав прокофьев Краткое содержание БРИФ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОСНОВА СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ БОЛЬШАЯ ИДЕЯ ПЛАН АКТИВАЦИЙ МЕДИЙНАЯ ЭКСПЕРТИЗА KPI CМЕТА БРИФ БРИФ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОСНОВА КРЕАТИВНЫЙ БРИФ БОЛЬШАЯ ИДЕЯ ПЛАН АКТИВАЦИЙ МЕДИЙНАЯ ЭКСПЕРТИЗА KPI CМЕТА ...

Алексеева избрала для себя научную карьеру. Она занималась в Академии МВД проблемами личности преступника, осужденного за насильственные преступления, и прогнозированием преступности. При этом она вовсе не была книжным червем, абстрагировавшимся от реального мира, а, напротив, посещала места лишения свободы, знакомилась с конкретными делами, беседовала с заключенными. Накопленный материал и был обобщен сначала в форме диссертации, а затем и в виде книги «Преступность и ее предупреждение в Москве». Она вышла в Риме на английском языке.

Свою первую повесть — «Шестикрылый Серафим» — Маринина написала в 1991 году в соавторстве с Александром Горкиным. Из их имен и был составлен псевдоним-анаграмма — Александра Маринина. Но затем авторы расстались, и Алексеева продолжила писать под псевдонимом уже в одиночестве. Причем она добавила к псевдониму и отчество — Борисовна. Позже свои взаимоотношения с издателями Маринина частично отразит в романе «Стилист». Там подробно будет описан процесс создания рукописей, система оплаты и переиздания. Маринина подчеркивает, что она пишет сама, на компьютере, без всяких литературных рабов, жертвуя выходными, а зачастую и отпуском. Она не любит что-то исправлять и переделывать. Ей гораздо легче все снова придумать. Для Марининой главное — придумать сюжет. Она никогда не пользуется архивными материалами, хотя и имеет к ним свободный доступ. Лишь иногда какие-то мелочи, отдельные детали может «подхватить» из внешней среды. Сами же сюжеты Маринина всегда придумывает. Она считает, что надо писать не о преступлении как таковом, а о том, как оно влияет на людей.

В конце 1992-начале 1993 года в написанной уже без соавторства повести «Стечение обстоятельств» впервые появляется и главная героиня последующих произведений Марининой — Анастасия Каменская. После этого одна за другой появляются новые книги писательницы — «Игра на чужом поле», «Украденный сон», «Убийца поневоле», «Иллюзия греха» (всего 22 детективных романа), принося ей все большую и большую известность и популярность. Главная героиня большинства произведений Марининой Настя Каменская — несомненная удача писательницы, сумевшей создать привлекательный и обаятельный образ современной женщины, которая способна конкурировать с мужчинами в области профессиональной деятельности и не отказываться от своих принципов в жизни личной.

16 стр., 7811 слов

Гуманистическая система воспитания в произведении Н.С. Лескова "Кадетский монастырь"

Министерство образования Российской Федерации Новосибирский педагогический институт Кафедра педагогики и психологии Дипломная работа Гуманистическая система воспитания в произведении Н.С. Лескова «Кадетский монастырь» Допущена к защите: ________________ Научный руководитель______________ Рецензент _________________________ Исполнитель: _________________ Декан ФЗО и ПК: __________________ ...

Так что же притягивает в романах писательницы? Прежде всего их современность. Писательница оперирует фактурой и фактами сегодняшнего дня, каждый новый роман впитывает в себя новые приметы времени (а время в России сейчас летит очень быстро).

При этом она умеет создавать ощущение достоверности происходящего, не прибегая к натурализму или плоскому репортажу. Каждый факт осмысливается не только в рамках детективной интриги, но как психологический, социальный и политический феномен. Преступления, совершенные убийцей, вором, шантажистом, для Марининой всегда есть следствие сложных внутренних и внешних противоречий развития личности, а также результат разнонаправленных, а зачастую и противоречивых мотиваций.

Творчество Марининой знаменует важный сдвиг в российской культуре, ведь писательница разрушила еще одну преграду, существовавшую в области отечественной литературы. Традиционно жанр детектива всецело принадлежал мужчинам. Были хорошо известны имена Ю. Семенова, братьев А. и Г. Вайнеров. То ли из-за какой-то боязни, то ли из предубеждений, то ли из-за недостатка опыта, но писательницы сторонились криминальной темы. Если во всех остальных жанрах уже с конца 1960-х годов присутствие женщин в литературе было значительным, то детектив оставался для них некой запретной, табуированной территорией. Александра Маринина — благо литературные способности у нее сочетались с долгой работой в милиции — совершила решительный переворот. То, что это не было случайностью, доказывает появление таких «последовательниц», как П. Дашкова, Н. Корнилова, М. Серова, Т. Полякова, А. Малышева, Д. Донцова, чьи книги также пользуются спросом.

Несомненным достоинством романов Марининой представляется то, что поведением, поступками своих персонажей и, особенно, через образ героини — Анастасии Каменской, она старается найти ответы на вопросы, весьма актуальные, как для всей российской культуры, так и для каждого гражданина России в отдельности. Надо ли сохранять достоинство, порядочность, честность, когда вокруг тебя насилие, ложь, подлость, продажность? Стоит ли при небольшой зарплате напряженно работать, нередко рисковать здоровьем и жизнью? Писательница отвечает на эти вопросы положительно, как в своих интервью, так и устами своих героев. «Зло не должно побеждать в книгах, иначе оно победит и в жизни. Я не признаю детективов, которые потворствуют криминалу, ненавижу бандитские романы, в которых куча «братков» смеется над тупыми «ментами» и плюет на всех остальных…»

Не менее важно, что автор дает ответ, используя женский образ, поскольку женщина особенно уязвима и незащищена во времена кризисов. Каменская — не сверхчеловек, не гений сыска, не всезнайка. Настя обыкновенная, можно сказать, типическая молодая женщина, переживающая сомнения, фобии и разочарования, присущие всем российским женщинам «среднего класса». Однако, сталкиваясь со злом, нередко угрожающим ей самой, она находит силы ему сопротивляться, преодолевать страх, доводить свое дело до конца. Эта сила во многом определяется нравственной позицией Каменской, что и формирует этику героини, как в ее личной, так и в профессиональной сфере. В романе «Смерть ради смерти» она, отказываясь участвовать в работе специальной бригады, созданной по расследованию громкого преступления, произносит горький и острый монолог об отношении властей к раскрытию преступлений, совершенных против как известных, так и простых граждан. «Покойный тележурналист у нас получился патрицием, на раскрытие убийства которого страна бросает лучшие силы. Снимают начальника ГУВД Москвы и прокурора города. Ставят вопрос о доверии министру внутренних дел и генеральному прокурору. А каково слышать об этом матерям, у которых неизвестные преступники убили детей, или женам и мужьям, потерявшим любимых супругов, или детям, оставшимся без родителей? Ради их близкого никто никакой бригады не создавал. Почему? Потому что бедны? Потому что не работают на телевидении и поэтому не имеют доступа к самому популярному каналу массовой информации? Потому что их не избрали в Думу? Почему?…»

В романе «Седьмая жертва» Настя Каменская со своей подругой и коллегой Татьяной Образцовой выступают на ТВ в прямом эфире в программе «Женщины необычной профессии». Они обе «убеждены, что не существует женских и мужских профессий, а есть природные наклонности, способности и особенности характера, позволяющие успешно заниматься одними видами деятельности и мешающие добиваться успеха в других профессиях. Причем природа эти… способности раздает людям без учета их половой принадлежности». И Настя, и Татьяна считали, что главное в их прямом эфире — «донести эту мысль до телезрителей и не позволить тратить время на обсуждение тем вроде «как ваш муж смотрит на то, что вас могут ночью вызвать на работу»

Образ Каменской привлекает внимание читателей, подсознательно ощущающих новизну и неординарность образа героини. Безусловно, писательница умеет остро и динамично построить сюжет, ритмично организовать словесный материал, ввести интригующие подробности в ткань повествования, но главное — сделать героиню почти всех своих произведений Анастасию Каменскую социально привлекательной фигурой. Каменская ни в каких сферах своей деятельности — будь это отношения с близкими людьми или коллегами — не приемлет вторичности и зависимости. И это не столько внешний тип поведения, сколько внутренний принцип отношения к миру. С некоторой долей условности эту черту можно определить как «разумный эгоизм». Через этот эгоизм героиня изживает в себе ту особую добродетель, которую исследователи называют «заботой», имея в виду бескорыстное, доходящее до самоотречения служение, а скорее, обслуживание женщиной своих близких. Явно это можно наблюдать в наиболее деликатной и чувствительной области отношений мужчины и женщины — в матримониальной сфере. И дело не в том, что инициатором юридического оформления брака является не Настя, а Алексей, суть в том, что столь почитаемая обществом законность брака для героини не имеет большого социального значения. Главное для нее — искренность чувства и, что особенно важно, «встроенность» этих отношений в комплекс ее жизненных приоритетов. Брак для Каменской — это партнерство двух равновеликих и равнозначимых личностей. И в отношениях с близкими людьми, с родителями, с мужем она не отказывается от права на самостоятельность, нередко отдавая приоритет интересующей ее проблеме, а не семейным обязанностям. Показателен в этом отношении один короткий Настин разговор со своим отчимом, который, узнав, что Леша — муж Насти уезжает на три месяца в командировку, спрашивает, не соскучится ли она одна. Но «Настя вскинула на отчима удивленные глаза. — Пап, ты ж меня знаешь. — Знаю, знаю, — вздохнул Леонид Петрович, — <…> Ты даже по маме не скучала, пока она за границей жила».

Для образа Каменской характерны и постоянно происходящие метаморфозы ее внешности: в зависимости от обстоятельств она меняет свой женский имидж, придавая ему черты то мягкой обаятельности («Мужские игры»), то полубандитской крутости («Не мешайте палачу»), то профессиональной принадлежности («Стечение обстоятельств»).

Даже в этих, чисто внешних «превращениях Насти как нельзя лучше передается зыбкость «женского начала»» Эта «игра масками» конечно ценна для героини не сама по себе и даже не своим конкретным результатом, самое важное здесь — внутренняя свобода, позволяющая шире и глубже раскрывать свои творческие потенции. Милицейские истории Марининой указывают и на изменившееся отношение к такому популярному и популистскому жанру, как детектив. Если на сломе советской культуры в конце 80-х — начале 90-х годов главным лозунгом таких произведений было «больше крови и секса», то по мере насыщения книжного пространства подобными текстами, по мере того, как иссякал фактор новизны, начинали действовать иные приоритеты. Популярность и писательский успех Марининой определились тем, что она смогла удовлетворить общественный запрос на «гуманный детектив», а также и тем, что ввела в литературный текст образы людей, представляющих реальный средний класс современного российского общества и сумевших сохранить положительную жизненную ориентацию. Думаю, можно согласиться с высказыванием, что Александра Маринина вернула право «детективной литературе рассказывать человеческие истории». Марининой удалось создать практически невозможное — соединить структуру полицейского, криминального и любовного романов. При этом в центре ее произведений — динамично закрученная интрига, с которой мастерски соотнесены психологические и социальные коллизии. Когда пройдет время, произведениями Марининой, очевидно, заинтересуются историки литературы, социологи и исследователи социальной истории общества, поскольку ей удалось создать слепок отношений того времени, в которое она жила и писала свои романы.

.2 Д. Донцова

Дарья Донцова выпустила более 40 романов, их общий тираж исчисляется многими миллионами. В 2001 г. она была признана издательством ЭКСМО «Первой писательницей года», обогнав по тиражам всех прочих авторов, включая «королеву детектива» Александру Маринину. В начале этого года «Известия» сообщили, что Дарья Донцова является «самым печатаемым в стране автором». Творчество писательницы перешагнуло российские границы. По её романам снимаются телесериалы. Она ведет передачи на радио, участвует в телепрограммах. Её поклонники, фанаты организуют клубы Донцовой.

И все же, и все же… Далеко не все зачитываются романами суперзвезды. Многие, особенно среди профессионалов-литераторов, считают её произведения примитивными, неглубокими, обололванивающими читателей, а чтение их — пустой тратой времени.

Но лучше других феномен Дарьи Донцовой объяснил Василий Аксёнов. Корреспондент телевидения задал ему такой вот, прямо скажем, не вполне корректный вопрос:

Как вы относитесь ко всяким Донцовым?

Вопреки ожиданиям корреспондента, острый на язык писатель не стёр романистку в порошок:

Донцова пишет психотерапевтическую литературу, многим людям она дарит хорошее настроение и уверенность в себе. Я уважаю эту на редкость трудолюбивую женщину.

Донцовские детективы помогают хоть на короткое время забыть о неприятностях, снимают стресс, усталость. Их увлекательный сюжет, неунывающие, оптимистичные герои, доступный язык, незлобливый юмор, как магнит, привлекают читателей. Они пришлись как нельзя кстати в наше сложное время. Особенно в России, где психологическое здоровье населения оставляет желать лучшего. Книги Донцовой оказались востребованными, потому что появились в нужное время, в нужном месте. В них, кроме интриги, есть затягивающее читателя качество, заставляющее набрасываться на всякую новую книжку. Донцова- женщина уже не юная, много пережившая, мудрая, ироничная и бесконечно симпатичная и доброжелательная. Пока ведется повествование, она успевает и воспоминанием поделиться, и утешить, и дать житейский совет, и посмеяться, и поместить кулинарный рецептик или средство домашней магии. Свои романы Дарья Донцова называет «психотерапевтическими сказками для взрослых». Они в высшей степени оптимистичны и внушают читателю по- детски чистую, выстраданную автором мысль: как бы тяжело ни складывалась жизнь, все в ней еще обязательно исправится.

Судьба Насти Каменской напоминают жизнь и судьбу среднестатистического советского человека середины 80-х годов, существование которого — в выживании, и героиня Донцовой, Дарья Васильева, тот же «советский гуманитарий» с нищенской зарплатой — преподавательница французского языка, но которая, как в сказке, стала очень богатой. Теперь она прилежно осваивает правила жизни «нового русского», постоянно иронизируя над этим. Так, Дарья Донцова утверждает в интервью и на страницах своих произведений, что мелодрамы вызывают лишь скуку в отличие от детектива. «Я никогда не смотрю «мыльную» продукцию, вернее, не включаю телевизор, когда идут «семейные» и «любовные» драмы. Вот криминальные истории обожаю. Про Коломбо, ментов и Леху Николаева знаю все», — говорит Даша Васильева из романа «Домик тетушки лжи». Идеальный отдых для героинь Донцовой — Даши Васильевой, Евлампии Романовой (Лампы) и Виолы Таракановой — полежать с детективом, особенно с новым романом Марининой. Например: «Я надела халат, вытащила припасенный детектив и блаженно вытянулась на безукоризненно белых, похрустывающих от крахмала простынях. До чего здорово! Разве дома отдохнешь так! Сейчас бы уже все на разные голоса орали «мама» и ломились в дверь. А тут невероятно тихо. Почитаю «Убийство на лестнице» и съем в кровати десерт». Почти в каждом романе возникает дополнитльная сюжетная линия с внезапно приехавшим родственником вроде блудного папаши- алкоголика или чудаковатым гостем, к примеру, американским орнитологом, преследующим реликтового гуся… Но главное в детективе — загадка. Сюжетная фабула у Донцовой выстраивается, как правило, по одной схеме: в конце длинной цепи встреч с различными персонажами следует выявление и разоблачение злодея или группы злодеев. В таком построении чувствуется крепкая журналистская выучка автора. В конце концов становится понятно, что все это — про нас. Пусть мы не получаем богатого наследства, не «заказываем» киллерам постылых родственниц, не расследуем преступлений, не расследуем преступлений, не бываем на светских тусовках — все равно это наша жизнь, наши проблемы, наши страсти и пороки, бытовая неустроенность, никак не зависящая материального достатка, наша бесконечная погоня за счастьем и удачей…

.3 Б. Акунин

В отличие от поточной продукции «Эксмо», проект Б. Акунина, появившийся в издательстве «Захаров», с самого начала обратил на себя внимание как нетривиальным, изысканным перитекстом, так и качеством текста, сразу же заняв нишу «качественного бестселлера», которая в тот момент в российской книжной панораме была пуста.

Автор Б. Акунин — псевдоним филолога-япониста Г.Ш. Чхартишвили в интервью Льву Рубинштейну в январе 2000 года: «…у меня действительно по ходу дела возник литературный проект, который можно назвать «Попытка заполнения некоторой лакуны в русской литературной традиции». У нас есть литература высокая и низкая, но нет литературы мэйнстримовской, которая называется беллетристикой. Мне эта линия кажется продуктивной. Я уверен, что многие профессиональные литераторы займутся жанровой литературой и это будет получаться интересно. Потому что игровая литература — это вообще интересно. Кроме того, люди нашей профессии ничем, кроме литературы, на жизнь зарабатывать не могут. Если ты пишешь серьезную литературу, ты пишешь ее для себя. А если ты пишешь для себя, то не рассчитывай на то, что тебе за это будут хорошо платить».

Б. Акунин создал три серии детективно-приключенческих романов, исторические детективы с героем Эрастом Фандориным, современные — с его потомком Николасом Фандориным «Алтын Толобас» и «Внеклассное чтение», исторический, с подзаголовком «провинциальный детектив» с героиней-монахиней Пелагией «Пелагия и белый бульдог», «Пелагия и черный монах», «Пелагия и красный петух». После выхода в декабре 2003 года последнего романа из фандоринского цикла «Алмазная колесница», автор заявил, что «уезжает в кругосветное путешествие» и пока больше писать не будет.

Роман «Алмазная колесница» о новых похождениях Эраста Петровича Фандорина, любимца читающей публики — великолепный образец экзотического детектива, один из лучших романов Акунина. Роман состоит из двух частей. Действие первой из них, «Ловец стрекоз», происходит в России во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. По жанру это шпионский роман, в центре которого — японский лазутчик «штабс капитан Рыбников», образ, заимствованный Акуниным у гениально сотворившего его Куприна (прием, к которому писатель вообще довольно часто прибегает).

Вторая часть — ретроспекция. Действие романа «Между строк» происходит в Японии в 1878 году и во многом проясняет смысл первой части. Здесь соперниками блистательного и еще очень молодого Фандорина становятся легендарные японские ниндзя. Профессиональный японист, Борис Акунин в своей новой книге не просто рассказывает о том, что ему дорого и интересно, но и читателя заставляет проникнуться если не любовью, то жгучим интересом к Стране восходящего солнца. Диковинные нравы и рафинированная литература, уникальные умения и тайные знания, возвышенная любовь и совсем не детективные выходы на вечные этические проблемы встроены в невероятно закрученный сюжет- лабиринт со множеством ложных ходов и тупиковых версий. В одном из интервью об «Алмазной колеснице» автор сказал так: «Сейчас я пишу свой шестнадцатый детективный роман про Эраста Петровича Фандорина — «Алмазная колесница». Это возвращение к жанру чистой беллетристики, развлекательной, авантюрной литературе. И думаю, что этот роман станет у меня последним или я возьму очень продолжительный тайм-аут».

Новая книга «Смерть на брудершафт»: роман- кино, представляет нового героя — не из гнезда Фандориных.

Этот золотоволосый красавец, баритон, человек чести, гений логического мышления и наблюдательности, студент- математик с символическим именем Алексей Романов. Изюминка книги — в ее жанре. Автор пытается соединить литературный текст с визуальностью кинематографа. Традиционная для Акунина стилизация в духе массовой культуры начала 20 века касается не столько героико-мелодраматического повествования, сколько названий глав и подписей под картинками, разглядывать которые особое удовольствие. Перед нами великолепный шпионский роман в двух частях. Коварные, но симпатичные враги, прекрасные злодейки, опасные гастроли, дуэли, любовь, предательство, итальянская мафия, реминисценции детективной классики, даже младенчество отечественного футбола,- все это в больших количествах, в быстром темпе и под бренчание тапера на старом, разбитом пианино.

Заключение

Жанр детектива оказался весьма живучим и продолжает развиваться во многих странах, принимая разнообразные формы — существует детективная драматургия, детективные рассказы, повести, социальные, иронические, психологические, фантастические и прочие детективы. Все они привлекают читателей возможностью отвлечься от «дел насущных» и сосредоточить все внимание на разрешении хитроумных загадок или на леденящих душу историях, которые случаются с кем-то другим и обещают в конце концов желанное торжество справедливости.

Независимо от стремлений критики объяснить или направить читательское внимание, детективная струя в рыночных условиях продолжает развиваться более чем успешно, удовлетворяя запросы разных типов читателя. Российские издательства, в особенности «Эксмо», специализирующееся на выпуске массовой продукции теперь прекрасно ориентируется в стратегиях манипулирования читательским интересом в рамках транмедийной культуры. В «Эксмо» постоянно появляются новые книжные серии, как типичный пример можно проанализировать продвижение детективов Д. Донцовой: из одной серии «Детектив глазами женщины» специально для Д. Донцовой создают серию «Иронический детектив», затем начинается продвижение Г.Куликовой, пишущей в этом же поджанре — ее выделяют в серию «Шоу-детектив», а Н. Александрову печатают под серийным названием «Комедийный детектив», Д. Калинину выделили в серию «Дамские приколы». Одновременно по произведениям Донцовой снимаются телесериалы, статьи и интервью с ней постоянно появляются в газетах и журналах, частые выступления автора в книжных магазинах, несколько сайтов в Интернете — все это показывает, насколько точно издательство следует типичным схемам продвижении массовой литературы. И, с другой стороны, многочисленные телесериалы по произведениям А. Марининой, Е. Топильской, Т. Поляковой, Т. Устиновой, Д. Донцовой, а также успех «Улицы разбитых фонарей» по произведениям А. Кивинова, «Бригады» и других еще раз показывают, что паралитература в наше время — это часть трансмедийного нарратива и, следовательно, к ней должны применяться иные критические и исследовательские методики, нежели к «традиционной» художественной литературе.

Список литературы

1. Акунин Б. «Я стал уставать от своего ремесла» // Книжное обучение. — 2003 — №9-10. С. 3.

. Акунин Б. Комедия. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.

. Акунин Б. Трагедия. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.

. Амелькина А. Кто вы, мистер Акунин? / А. Амелькина // Комсомольская правда. — 2002 — 15 марта. — С. 18-19

. Арнольд О. Конец ток-шоу. — М.: ЭКСМО — Пресс, 2001.

. Басинский П. Александра Маринина как случай элитарной культуры // П. Басинский. — Литературная газета. — 1998. — №37.

. Борсаков Д. и др. Популярный писатель-детективщик Борис Акунин // Комсомольская правда. — 2001. — 7 июля. — С. 12-13.

. Лютни В. Чучело «Чайки» // Наш современник. 2001. — №10. — С. 277-283

. Волкова И. Человек, который ненавидел Маринину. — М.: ЭКСМО — Пресс, 2000.

. Интервью с Д. Донцовой // Независимая газета. 30 июня 2001. №25.

. Как стать Агатой Кристи в России»: Интервью с А. Марининой // Книжное обозрение. — 1997. — №13.

. Кайдаш С.Н. О «женской культуре» // Феминизм: Восток. Запад. Россия. — М.: Наука, 1993.

. Костыгова Т. Любовь и детектив, или Мужские игры Александры Марининой / Книжное обозрение. 27 мая 1997. №21.

. Лотман Ю. М. Культура и взрыв. — М., 1992.

. Маринина, А. Смерть ради смерти. — Екатеринбург: АРД ЛТД, 1997.

. Маринина, А. Мужские игры. — М.: ЭКСМО — Пресс, 19981. Т. 1.

. Маринина, А. Стилист. — М.: ЭКСМО — Пресс, 1998.

. Маринина А. Седьмая жертва. — М.: ЭКСМО — Пресс, 1999.

. Менцель Б. Что такое «популярная литература?» // НЛО №40.

. Морозова Т. Мэтры пишут километры // Литературная газета. 1999, №5.

. Немировский Е. Романист Александра Маринина // Книжное обозрение. 28 октября 1997 г. №43.

. Тух Б. Первая десятка современной русской литературы: Сб очерков / Б. Тух-М.: Издательский дом «Оникс 21 век», 2002.

. Бочкова В. Акунин Б. Смерть на брудершафт: роман- кино/В. Бочкова// У книжной полки — 2008 — №2 -с. 20.

. «Ходовой товар»: решает читатель // У книжной полки — 2004 — №1 — с. 22-29.

. Эйхенбаум Б. Мой временник. Маршрут в бессмертие. — М., 2001.