Тема 9. Метафора в романе ф. Кафки "Процесс". Особенности романа г. Гессе "Игра в бисер"

Тема 9. Метафора в романе ф. Кафки «Процесс». Особенности романа г. Гессе «Игра в бисер»

1. Семантика названия произведения «Процесс». Проблема вины и наказания в романе – даша

Франц Ка́фка— один из основных немецкоязычных писателей XX века, бо́льшая часть работ которого была опубликована посмертно. Его произведения, пронизанные абсурдом и страхом перед внешним миром и высшим авторитетом, способные пробуждать в читателе соответствующие тревожные чувства, — уникальное явление в мировой литературе.

«Проце́сс» (нем. Der Prozess) (август 1914- январь1915)— роман Франца Кафки, опубликованный после его смерти. «Процесс» — уникальная книга Франца Кафки, которая фактически «создала» его имя для культуры мирового постмодернистского театра и кинематографа второй половины XX века — точнее, «вплела» это имя в идею постмодернистского абсурдизма. Страшная и пленительно-нелепая история «Процесса» — история, что начинается с «ничего нелепости» и заканчивается «ничем смерти».

Из истории:

роман «Процесс» не существовал как некое завершенное целое, а представлял собой «большую кипу бумаг» (Брод).

Он не имел окончательного названия,[7] хотя в беседах с другом Кафка в качестве рабочего использовал название «Процесс», подтверждением чему служит литера «П», начертанная автором на конвертах с рукописью. Упоминается это название и в дневниковых записях, и письмах Кафки.Из шестнадцати глав романа по меньшей мере семь не были дописаны автором до конца. Отсутствовала нумерация глав и фрагментов. Не имелось никаких указаний и свидетельств относительно порядка их расположения. Собственно, перед Бродом лежал черновик незавершенного романа, над которым Кафка интенсивно работал с начала августа 1914 г. по конец января 1915 г. и к которому больше никогда не возвращался, считая его «в художественном смысле неудавшимся». У пока еще не существовавшей книги было блестящее будущее. Брод был в этом абсолютно уверен. Он решил «докроить» роман и опубликовал «Процесс» как цельное, практически завершенное произведение.

Герои:

Йозеф К.-Йозеф работает в банке, не женат. Его отца нет в живых.

Фройляйн Бюрстнер— Соседка Йозефа.

Адвокат Хульд— Знакомый дядюшки Йозефа. Лежачий больной.

Титорелли— Художник, портретирующий судей.

Тюремный священник — Рассказывает Йозефу притчу «Перед законом».

Сюжет:Утром, в день своего тридцатилетия, Йозефа К. арестовывают, но не называют причины, двое сотрудников некой организации. Однако, Йозеф продолжает вести свою жизнь, как ранее, так как организация не опасается его побега. Его приглашают в суд, посещают дома и на работе, преследуют. Все это время он пытается выяснить причину своего ареста, но никак не добьется правды от окружающей его бюрократии.

14 стр., 6967 слов

Роман как литературный жанр

... пор не получила своего окончательного разрешения, относительно места античного романа в общем мировом литературном процессе нам кажется бесспорным утверждение большинства исследователей, что непрерывного ... развития жанра романа от античности до наших дней не было. Античный роман возник ...

В одной из сцен тюремный священник, которого Йозеф К. встретил в соборе, рассказывает ему притчу «У врат закона», символизирующую попытки К. добиться правды от организации.

В конце концов, спустя год, за день до его 31-летия, Йозефа К. выводят (он не сопротивляется) и казнят ударом ножа в грудь.

На протяжении романа происходит как бы два процесса: один — внешне-формальный, то есть судебная волокита, все перипетии видимого «следствия», которое приводит к приговору и к физической смерти героя. Другой процесс происходит внутри Йозефа, и это процесс морального освобождения, который достигает своего апогея в момент казни. Йозеф понимает, что ему все время мешало его же собственное упрямство, его нежелание подчиняться закону, навязанному сверху,он обретает внутреннюю свободу, он впервые обращается к богу как носителю высшей справедливости.

Проблема вины и наказания в романе:

Проблема вины — одна из центральных проблем творчества Ф.Кафки -является важной не только для литературы, но и для религиозного сознания.

Одна из загадок романа «Процесс» состоит в неизвестной вине главного героя.

  • Пытаясь прояснить эту главную загадку произведения, М. Брод предлагает свою интерпретацию, далекую от претензий на литературоведческое исследование: «Йозеф К. виновен в неспособности любить, свои отношения с миром он хоть и поддерживает с корректностью /./ однако подлинной преданности, теплоты, доверия у него нет ни с кем.»
  • «Вина героев в том, — пишет Т. Адорно, — что они пытались добиться для себя справедливости»
  • М. Бубер в лекции, прочитанной в Школе психиатрии в Вашингтоне (1957 год) «Вина и чувство вины», доказывает, что в «Процессе» «несправедливый и жестокий суд проводит в жизнь справедливое решение, вынесенное высшей инстанцией» . Итак, Иозеф К. осужден двойным судом: его признают виновным в самом романе, а некоторые из последующих эссеистов, таких, как М. Брод, ищут вину героя как последнюю и неоспоримую разгадку произведения.
  • Проблема вины в творчестве писателя, уходит своими корнями в область теологии и подразумевает комплекс других, рожденных ею, проблем, а именно: отношение творчества Кафки к древней библейской традиции, использование библейских. Религиозно-нравственных трактовок существует множество, о основная предложена Брод.

    Односторонне интерпретировав Кафку с позиций иудаистской религии, положил начало традиции сопоставления «Процесса» с ветхозаветной историей Иова: «Чист я, без порока, невинен я, и нет во мне неправды; а Он нашел обвинение против меня и считает меня своим противником» (Иов 33:9-10) Брод считал, что справедливость Божьего умысла, который в романе представлен Законом, находится вне понимания простого смертного Йозефа К. Исповедуя сомнительный тезис о скрытой, но всепроникающей позитивности имманентной творчеству Кафки, Брод видит причину гибели Йозефа К. в его строптивости, в нежелании усомниться в собственной непогрешимости и признать возможность справедливости высшего суда — но все же «намек на доброе» присутствует и здесь: в финальном монологе героя видны проблески раскаяния. Брод видит в связи «Процесса» с историей Иова серьезность дидактического замысла писателя.

  • «Процесс» также можно рассматривать как символ социально-политических взаимоотношений человека и «системы», говорится, что Кафка в своих произведениях предвидел ужасы будущих тоталитарных систем, в процессе написания романа он также пишет рассказ «В исправительной колонии», где главной темой также является вина и наказание.

Проблема вины

15 стр., 7096 слов

Понятие вины в криминальном процессе

... действий, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемыми действиями. В содержание вины входит психический процесс, который имеет место при совершении преступления, протекая в сознании ... которых образует содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, всякий интеллектуальный процесс включает и волевые ...

Все развитие сюжета — «процесса» — строится на том, что герой постепенно начинает и в самом деле ощущать за собой некую вину. вина — это слабость воли, недостаток достоинства, не позволивший Йозефу выхватить нож из рук своих палачей и самому вонзить его в себя — «снять с властей всю работу». Вина Йозефа в том, что он слабый человек и не взял на себя ответственность за себя.

Важнейшей является финальная сцена. В ней Йозеф К., столько сил потративший на то, чтобы доказать свою невиновность, смиряется, даже признает свою неправоту: «Неужто и сейчас я покажу, что процесс, длившийся целый год ничему меня не научил?» Йозеф К встает на строну своих обвинителей: «Всегда мне хотелось хватать жизнь в двадцать рук, но далеко не всегда с похвальной целью. И это было неправильно.» — в этих словах слышится самообвинение: сознавая, что его дела не всегда имели благую цель, он начинает мыслить с позиции новой морали, той неведомой морали осудившего его общества. К., так долго старавшийся доказать свою невиновность, сознает, что его поведение было неправильно и называет себя «тупым упрямцем». Он является таковым по отношению к той устрашающей и неприступной мифологизированной бюрократической машине, с которой не смысла тягаться никому. К. обретает свою свободу в том, что видит свое предназначение в исполнении своего последнего долга перед властями и обществом: «Он вдруг осознал всю бессмысленность сопротивления. Ничего не будет героического в том, что он вдруг начнет сопротивляться…Единственное, что я могу сейчас сделать — это сохранить до конца ясность ума и суждения» К, сам объясняет себе свою неправоту и сам выносит себе приговор: «Я благодарен что мне в спутники даны эти полунемые, бесчувственные люди, и что мне предоставлено самому сказать себе все, что нужно (курсив мой -М. З.).

Как это ни парадоксально, именно в полном и сознательном закрепощении и подчинении собственного сознания К. обретает внутреннюю свободу, свободу в гармонии с Системой. В том, чтобы схватить нож и вонзить его в себя, К. видит «свой долг». Надежда у Йозефа К. выражена в его последних жестах — он протягивает в руки в сторону неизвестного незнакомца, проявившегося в окне. Здесь, пожалуй, впервые в романе появляется намек на Бога: за то, что К. не смог исполнить свой последний долг, отвечает «тот, кто отказал ему в последней капле нужной для этого силы«. В сдавшемся К, все еще живет жажда жизни, которая должна иметь аргументы в свое оправдание. Перед своей смертью К. винит судью, который не смог ему помочь и даже не представил аудиенции, и этот судья — бог. Его разлад с сущим миром он сгладил подчинением воле властей, но осталось непонимание воли всевышнего, его душевный, метафизический конфликт так и остался неразрешен.

2. Философско-эстетический смысл романа – саша

Кафка, получивший широкую известность после посмертной публикации его романов в 20-е годы 20 в., является одним из наиболее интерпретируемых литераторов. Можно выделить четыре основные группы интерпретаций: социальные, психоаналитические, религиозные и философские. Социальные интерпретации, которые являются наиболее распространенными, рассматривает «Процесс», как повествования о борьбе индивида с могущественными политическими и бюрократическими структурами, несущими в себе угрозу свободе и демократии. Психоаналитические интерпретации рассматривают произведении в качестве кодированных структур психоаналитических символов в подтверждение чему приводятся факты сложной личной жизни Кафки.

5 стр., 2482 слов

Механизмы восприятия человека человеком и взаимопонимание в процессе общения

... партнер по общению.   Механизмы восприятия человека человеком и взаимопонимание в процессе общения Представление о другом человеке тесно связано с уровнем собственного самосознания. Анализ ... общении. На основе восприятия человека человеком формируется представление о намерениях, мыслях, способностях, эмоциях, установках партнера по общению. Этот процесс в межличностной перцепции осуществляется ...

Религиозные интерпретации делают акцент на библейских мотивах, присутствующих в произведении, на использовании им притчи и упоминании религиозных символов.

Экзистенциализм вдохновил и чисто философские интерпретации Йозефа и Суда в «Процессе».

3. Сон и его функции в романе. Значение притчи в раскрытии идеи – вика

«СОН»

Напомню еще читателю о следующем эпизоде из истории написания романа «Процесс». В 1919 году Кафка подготовил к печати книгу рассказов «Сельский врач», включив в нее фрагмент из романа под названием «Сон».

Всего две странички. Иозефу К. снится, будто он — на прогулке, в прекрасном настроении, попадает на кладбище, где замечает вдали свеженасыпанный холмик. Буквально вознесясь над дорожками, он направляется туда, и у самого холмика пред ним предстают два человек, которые тут же втыкают в насыпь надгробный камень. Третий — художник — рисует карандашом надгробную надпись, но, выведя «И», тушуется и с сомнением посматривает на наблюдающего за его работой Йозефа К. Тот бросается на холмик и всеми десятью пальцами разгребает тонкий слой земли, под которым зияет яма с отвесными стенками, «…и, подхваченный каким-то ласковым течением, К. поспешил погрузиться в нее». Непроглядная мгла начинает поглощать его, и лишь голова тянется кверху, где на камне появляется его имя. «Восхищенный этим зрелищем, К. проснулся».

Учитывал Брод этот фрагмент или игнорировал его, неизвестно. А он вполне мог быть «открытым» вариантом концовки романа.

Франц Кафка. Перед законом

Перед законом стоит привратник. К этому привратнику подходит человек из деревни и просит разрешения войти в закон. Но привратник говорит, что сейчас он не может разрешить ему войти. Человек думает и спрашивает потом, нельзя ли ему тогда войти позже. «Что ж, это возможно,» — отвечает привратник, «но только не сейчас». Поскольку ворота, ведущие в закон, раскрыты, как всегда, и привратник отходит в сторону, человек нагибается, чтобы заглянуть через ворота вовнутрь. Когда привратник замечает это, он смеется и говорит: «Если это тебя так манит, то попробуй тогда войти туда вопреки моему запрету. Но запомни: я всемогущ. И я только самый нижний привратник. От зала к залу там дальше стоят привратники один могущественнее другого. Уже перед лицом третьего теряюсь даже я».

Таких трудностей человек из деревни не ожидал; закон ведь должен быть доступен каждому и всегда, думает он, но когда он сейчас внимательнее разглядывает привратника в меховом пальто, его большой острый нос, его длинную, тонкую, черную татарскую бороду, он решает все же лучше подождать до тех пор, пока не получит разрешение на вход. Привратник ставит ему табуретку и указывает ему сесть в стороне от дверей.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... извлекать весьма интересные и поучительные впечатления. Главное существование (человека) – ночью. Обычный человек без сна в обычных условиях может прожить не более ... очень трудно и несовместимо с земными условиями. Тело человека – это не человек, а только проводник его духа, футляр, в котором ... я решил, что это просто легкая нестыковка при попытке войти в тело, но в одном особенно трудном случае мне ...

Там он сидит дни и годы. Он делает много попыток добиться позволения войти и утомляет привратника своими просьбами. Привратник же нередко устраивает ему маленькие расспросы, спрашивает его о его родине и еще много о чем, но это все безучастные вопросы, из тех, которые задают владетельные персоны, и в конце он говорит ему снова и снова, что еще не может впустить его. Человек, который много чего взял с собой в дорогу, использует все, даже самое ценное, чтобы подкупить привратника. Тот, хотя и принимает все, но говорит при этом: «Я беру только потому, чтобы ты не думал, что куда-то не успел».

За эти долгие годы человек почти непрерывно наблюдает за привратником. Он забывает других привратников и только этот первый кажется ему единственным препятствием на пути в закон. Он проклинает такое несчастное стечение обстоятельств, в первые годы бесцеремонно и громко, позднее, когда стареет, только лишь ворчит себе под нос. Он впадает в ребячество и, поскольку за время многолетнего изучения привратника он рассмотрел также и блох в его меховом воротнике, он просит и блох помочь ему и переубедить привратника.

В конце концов его взор слабеет, и он не знает, действительно ли это вокруг него стало темно, или это только обманывают его его глаза. Однако и сейчас он не может не распознать в этой темноте сияния, негасимо льющегося из дверей закона. Только жить ему уже осталось недолго. Перед смертью опыт всей его жизни собирается в его голове в один-единственный вопрос, который он еще не задавал привратнику. Он слабо машет ему рукой, потому что больше не может выпрямить свое немеющее тело. Привратник вынужден глубоко склониться к нему, ибо разница в росте изменилась отнюдь не в пользу человека. «Что же тебе сейчас еще хочется знать?» — вопрошает привратник, — «ты и впрямь ненасытен». «Все ведь так стремятся к закону,» — говорит человек, — «почему же тогда за многие годы никто, кроме меня, не потребовал войти в него?»

Привратник видит, что человек уже находится при смерти и, чтобы достичь его затухающего слуха, громко кричит ему: «Здесь никто больше не мог получить разрешения на вход, ибо этот вход был предназначен лишь для тебя одного! Сейчас я уйду и закрою его».

4. Мифологема жизнь-сон. Концепция жизни-сна – алиса

Мифологе́ма (от др.-греч. μῦθος — сказание, предание и др.-греч. λόγος — мысль, причина) — термин, используемый для обозначения мифологических сюжетов, сцен, образов, характеризующихся глобальностью, универсальностью и имеющих широкое распространение в культурах народов мира. Примеры: мифологема первочеловека, мифологема Мирового дерева, мифологема Потопа (шире — гибели человечества, и спасения избранных) и т. д.

Жизнь есть сон, а смерть – пробуждение

Сон.

— образ и мифологема альтернативной реальности. Мифология актуализует сон в роли представления яви и формы временного покоя. Сон вписывается в общий круг мифологического жизнеотношения как реальность, усредняющая оппозиции ‘мир людей / мир демонов’, ‘здесь / там’, ‘зримое / незримое’, ‘обычное / экстраординарное’.

10 стр., 4726 слов

Методические рекомендации по проведению урока внеклассного чтения ...

... - это художественное осмысление пережитого народом, это роман о правде жизни, это история семерых из поколения молодых людей ... отмечал, что первоначальный замысел книги включал семь романов, объединенных историей главного героя, показывающих разные социальные слои ... пореволюционной и предвоенной эпохи. Начиная работу над романом, А. ...

До самого конца, даже после казни Йозефа мы так и не узнаем, что же это был за процесс. Этот прием незнания дает поводы к придумыванию сотен разных теорий относительно того, что имел в виду Кафка под этим самым процессом — то ли саму жизнь, то ли социальные трудности человека, то ли моральные муки совести. Лично мне кажется, что он имел в виду все сразу — и ничего в то же время, как во сне, когда одна и та же вещь по мере надобности становится то одним, то другим. Поэтому он и не указал какую-либо конкретику.

5. Семантика имени Иосеф к. И ее соотнесенность с идейной установкой романа – катя

Йозеф К.

Йозеф работает в банке, не женат. Его отца нет в живых.

Позднее проблема одиночества ставится Кафка более конкретно. Так, в «Процессе» одиночество героя обусловливается его положением обвиняемого, в «Замке» — тем, что он чужак, и наконец в романе «Америка» неопытный юноша предоставлен самому себе

Несмотря на мрачность и абсурдизм, отсутствие какого-то увлекательного сюжета, приключений главного героя, ярких типажей это довольно увлекательное произведение. Может быть, даже уместно говорить не о «несмотря на», а о «благодаря», кто знает?

«Дак что же это за произведение такое», — спросите вы, «о чем»?

Это история о совершенно скрытом от глаз широкой общественности правосудии (правосудии ли?), которое обросло легендами и сплетнями, где главную роль играют связи, причем подчас с какими-то случайными «несудейскими» людьми, где воздух канцелярий удушает и вытягивает силы, где люди рады, годами лелея свой процесс, которому нет конца и которому и не стоит давать конец. А то кончишь как собака, как довелось главному герою Йозефу К.

И никакой неожиданности в такой концовке нет, так как сложно оставаться оптимистом и лелеять надежды на лучшую участь прокуриста К. в фантасмагоричном и негуманистичном мире этого произведения, так что не говорите, что я Вас не предупреждал. «Оставь надежду всяк сюда входящий».

Ну, что тут сказать. Классика. Пример для подражания. Стиль. Вкус. Атмосфера. Роман не только затягивает, но и ставит частоколом сотни вопросов, задает такую работу мысли, что после прочтения, не сразу приходишь в себя. Пророк Кафки дожил и до наших дней — в запутанных коридорах власти и сейчас не сразу сообразишь, жертва ты или преступник.

Главный герой К., проснувшись узнаёт, что он обвиняемый. Но почему? По какой причине? Не известно. Известно только то, что весь судебный процесс уже набрал свои обороты и теперь К.должен предстать перед судом, и понести своё наказание. Конечно, как и у любового здравомыслящего человека — всегда возникнет вопрос — как я могу быть виноватым без вины? В целях этого, а также в целях опровдания своего я — К. приходится сталкиваться в лоб-в-лоб с бюракратической системой чиновнечьего аппарата, с ничтожеством, с двуличностью, с враньём, унижениями и оскорблениями всех тех людей,которые теснейшим образом связаны со всей единой системой, которая работает, по сути, ради соблюдения негласным рамкам ЗАКОНА, но в тоже время блаодаря противоречиям и двусмысленности, находят иные «закончики»,чтобы в итоге приговорить к казни….

5 стр., 2086 слов

Игра в работе педагога-психолога: "Мы едем, едем, едем"

... провести с участниками театр – экспромт.   5-10 минут Игра “ах, театр” Время игры: 1,5 часа Возможности игры: игра разработана для детей в возрасте 9 – 14 лет. ... личности. Цель: формирование и сплочение детского коллектива через игровое взаимодействие. Задачи игры: развивать внутригрупповые отношения; развивать навыки коллективного взаимодействия, общения; учить принимать ответственность ...

Удивительны в романе несколько моментов — особенно запомнившиеся — 1. Сцена у следователя — показавшее безразличие чиновников к словам и убеждениям, выражение обмана и корыстности своих поступков. 2. Сцена у доктора Гульда и встреча с комеррсантом Блоком — отвратительна сцена унижения перед личностью, и обличающая присмыкание и лстивость людей перед чиновниками, их послушание и покорность. 3. Сцена в церкви — ужасна притча. Церковь, религия — таже тюрма. Такой же свод правил, свод ЗАКОНОВ — трактовка которых всегда может быть двуличной. 4. Сцена казни — покорность……

Что же в итоге? Удивительная история о времени, что не меняется, о людях, что стремятся быть покорными и не видящями,боящимися власти,чиновников…

Это роман-предупреждение, одна большая притча о том как не стоит,и том какие нужно сделать выводы каждому для себя. Нам необходимо бороться, учиться отстаивать свои права. Нужно знать закон, общий для всех и руководствоваться только им,не забывая о морали и совести. Закон един для всех, перед ним должны быть все равны.

Так что, получается, «Процесс» — гораздо больше о внутреннем безумии и «чувстве жертвы», чем о внешнем. От этого еще страшнее, потому что с внутренним почти невозможно бороться самостоятельно.

Герой Ф. Кафки осужден. Он узнает об этом в начале романа. Судебный процесс преследует его, но если Йозеф К. и пытается прекратить дело, то все свои попытки он совершает без всякого удивления. Мы никогда не перестанем изумляться этому отсутствию удивления. Именно такое противоречие и является первым признаком абсурдного произведения. Сознание через конкретное отражает свою духовную трагедию; оно может сделать это лишь при помощи вечного парадокса, который позволяет краскам выразить пустоту, а повседневным жестам – силу вечных стремлений. Метаметафора обнаруживается в наложении двух миров, в столкновении чего-то неестественного с реальным, то есть в абсурдной ситуации. Но осознать наличие этих двух миров — значит уже начать разгадывать их тайные связи. У Ф. Кафки эти два мира – ми повседневной жизни и фантастический. Кажется, что писатель постоянно находит подтверждение словам Ницше: «Великие проблемы ищите на улице».

6. Концепция мироустройства в Касталии («Игра в бисер») – дима

Как и «страна Востока», Касталия существует лишь в воображении, хотя в ее пейзажах вновь оживает родная Гессе южно-немецкая и швейцарская природа, Касталию часто называют утопией, но нет в ее строе, в ее укладе, в технике ничего утопичного, связанною для нас с обществом будущего. Наоборот, на каждом шагу встречаются странные анахронизмы. Жизнь городков внутри Касталии как бы застыла в своей средневековой патриархальности, жизнь за пределами Касталии кипит ключом — развитие промышленности, борьба партий, парламент, пресса. Состязания по Игре в бисер передаются по радио, а ездят по Касталии на лошадях. То же смешение старины я утонченной современности ощутимо и в построении, и в языке «Игры в бисер».

5 стр., 2086 слов

Игра в работе педагога-психолога: "Мы едем, едем, едем"

... провести с участниками театр – экспромт.   5-10 минут Игра “ах, театр” Время игры: 1,5 часа Возможности игры: игра разработана для детей в возрасте 9 – 14 лет. ... личности. Цель: формирование и сплочение детского коллектива через игровое взаимодействие. Задачи игры: развивать внутригрупповые отношения; развивать навыки коллективного взаимодействия, общения; учить принимать ответственность ...

Сам автор писал: «Имеется множество людей, для которых Касталия реальна так же, как для меня». В другом случае он объяснял: Касталия — «не будущее, а вечная, платоновская, в различных степенях уже давно открытая и увиденная на земле идея». Неоднократные ссылки на универсальную платоновскую академию, где занимались всеми науками своего времени, мы встречаем и в самом тексте романа. Таким образом, Касталия для автора — абстракция, сложный символ, приют чистой созерцательной духовности, в отличие от мира, пораженного «фельетонизмом». Касталия напоминает «модель», построенную ученым, всесторонне и критически рассмотренную «вероятность».

Все касталийцы принадлежат к Ордену служителей духа. От полностью оторваны от жизненной практики. Здесь парит строгая почти средневековая иерархия (двенадцать Магистров, Верховная, Воспитательная и прочие Коллегии и т.д.), хотя места распределяются только в зависимости от способностей. Для пополнения своих рядов касталийцы находят и отбирают одаренных мальчиков по всей стране, а затем обучают их в своих школах, развивают их ум и чувство прекрасного, приобщают к математике, музыке, философии, а главное, учат размышлять, сопоставлять, наслаждаться «духовными играми». После окончания школ юноши попадают в университеты, где обучение не регламентировано жестким сроком, а затем посвящают себя занятиям науками и искусствами, педагогической деятельности или Игре в бисер. В Касталии нет ограничивающей специализации в формировании ученых и служителей муз, здесь достигнут некий высший синкретизм науки и искусства.

Как относится сам Гессе к придуманной им Касталии? На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. Вместе со своим героем Кнехтом Гессе понимает, что у Касталии нет прочных корней в реальной жизни, что, если она не переменится и не откажется от своей замкнутости, ей грозит неминуемая гибель. Вместе с Кнехтом Гессе любит и нежно оплакивает эту удивительную страну, которая под его пером буквально оживает для читателя. Гессе можно с полным правом назвать наследником и продолжателем лучших традиций немецкой прозы («традиционалистом», как он сам себя с гордостью называл).

При всем внешнем спокойствии повествования стиль Гессе глубоко эмоционален.

Как реален и убедителен Эшгольц — школьный городок, в который мы попадаем вместе с Кнехтом; как великолепны горы, в которых Кнехт странствует на каникулах, направляясь к Магистру музыки; как тепло описан Вальдцель — столица Касталии — с его средневековой архитектурой, бородатыми бюргерами и их веселыми дочками, охотно позволяющими любить себя касталийским студентам. Касталийцы живут в прекрасном окружении, Гессе собрал вокруг них все самое ему дорогое. И в то же время они живут вдали от реального мира с его тревогами и угрозами.

В Касталии «духовность» отделена наконец от буржуазного «процветания» — то, о чем всегда мечтал Гессе, но его касталийцы принесли в связи с этим целый ряд тяжких жертв. Они отказались не только от собственности, семьи, от счастья индивидуального авторства (так, юношеские стихи Кнехта — в Касталии непростительный грех), но даже и от своеобразия собственной личности, ибо уход от жизни, пребывание в атмосфере чистой духовности губительно действуют на индивидуальность. Касталийцы отказались от творчества как такового: от новаторства, от поисков и движения, от развития, пожертвовав ими ради гармонии, равновесия и «совершенства», Они отказались от деятельности ради созерцания. Все их занятия бесплодны. Они не создают нового, а лишь занимаются толкованием и варьированием старых мотивов. Их развитие приводит к созданию людей типа Тегуляриуса, типичных отщепенцев, гениев-одиночек, которые в своем увлечении изощренностью и формальной виртуозностью пренебрегают столь важной для касталийцев «медитацией» — созерцанием.

5 стр., 2452 слов

Влияние психоанализа на творчество Германа Гессе

... работе «Тень моего отца как преследователь. Герман Гессе и его отец», затрагивает проблему взаимоотношений отца и сына Гессе. Маленький Герман испытывал к отцу самые противоречивые чувства. С ... своих снов, а потом яркие пейзажные наброски. Благодаря влиянию психоанализа прозаические произведения Гессе стали глубже, характеры приобрели необходимую глубину и законченность. Ярче всего это проявилось ...

Медитация — некое фантастическое занятие, подробно описанное в романе Гессе, — представляет собой последовательность дыхательных упражнений и волевых приемов сосредоточения и самопогружения, напоминающих приемы йогов. К медитации все касталийцы обязаны прибегать периодически, а также в моменты особого напряжения или волнений, ибо это разрядка, гигиена умственной и психической деятельности. Но медитация в романе, несомненно, имеет и более глубокий смысл: она дарует не только полное отдохновение и овладение собой, но и временное погружение в «ничто», полную отрешенность от суетного, от «майя», что необходимо человеку для обретения способности к духовной самодисциплине, к объективному взгляду на вещи и к хладнокровному осмыслению своей деятельности. Пренебрегая медитацией, касталийцы полностью утрачивают свою способность к служению и сознание долга, они становятся окончательно бесполезными.

7. Особенности сюжетно-композиционной организации романа – саша

Действие произведения построено вокруг ордена интеллектуалов, расположенного в вымышленной провинции Касталия.

События романа происходят в далеком будущем, при этом повествование ведется от лица вымышленного историка, который пишет биографию главного героя.

Индустриализованную Европу постигла духовная катастрофа. В то время авторитетность любых суждений перестала подвергаться критической оценке. Об экономике судили артисты, о философии — журналисты. Наука перестала быть серьёзным исследованием. Классическое искусство выродилось в масскульт. Любые публикации стали просто развлечением для читающей публики. Основным жанром стал фельетон — отсюда родилось название «фельетонная эпоха».

Через несколько сот лет после фельетонной эпохи будет создана страна интеллектуалов Касталия. В этой стране проходят долгий цикл обучения специально отобранные ученики. Определенная часть учеников находится в Касталии на правах временных поселенцев, поскольку образование в ее учреждениях очень престижно. Но большинство учеников остаются в Касталии пожизненно. Эта провинция, отдаленно напоминающая новоевропейский идеал «республики ученых», отдаленно — утопию Платона, управляется коллегией ученых-магистров, и подчинено принципу строгой иерархии.

Главным достижением кастальской интеллектуальной жизни является «игра в бисер», давшая заглавие самому произведению. По сути своей, «игра в бисер» представляет собой искусство сочинения метатекста, синтез всех отраслей искусства в одно, универсальное искусство.

В центре романа — легенда об одном из бывших Магистров игры, Йозефе Кнехте. Рассказ начинается с момента призвания совсем юного Йозефа Кнехта в касталийскую школу. Там он, среди прочего, знакомится с другим юношей, Плинио Дезиньори. Характерно, что имена у персонажей говорящие. «Кнехт» — это слуга или раб, а «Дезиньори» — от «сеньор» — господин. Кнехт вынужден вступать в длительные дискуссии с Дезиньори, который по-мальчишески максималистски отрицает важность и значение всего касталийского уклада жизни. Плинио уезжает из Касталии с целью продолжить полноценную жизнь в «настоящем мире», однако клянётся всегда оставаться другом и защитником касталийского мирка.

Возмужавший Кнехт включается в иерархию руководителей Касталии. Вскоре ему поручают важную миссию — наладить контакт между Касталией и бенедиктинским монастырем Мариафельс. В этом монастыре проживает отец Иаков, имеющий большой авторитет в католической церкви, отношения с которой у кастальского братства далеки от идеальных. В чертах отца Иакова угадывается его прототип — известный швейцарский историк Якоб Буркхардт.

Но однажды Кнехт решает покинуть Касталию и принимает должность наставника сына своего старого друга. Через несколько дней он погибает, утонув в озере. На этом история Йозефа Кнехта заканчивается.

Роман завершает заключительная часть, в которой собраны стихи и три рассказа, написанные Кнехтом во время его обучения в Касталии.

8. Хронотоп романа (время и пространство в произведении) – лариса

Сам термин ХРОНОТОП

ХРОНОТОП (греч. chronos-время, topos-место) — понятие, заимствованное из естественных наук и введенное в литературоведение М.М.Бахтиным для обозначения ‘существенной взаимосвязи временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе’ (Бахтин, 234).

Мысль о том, что специфика предмета словесного художественного изображения связана с временной последовательностью самого высказывания, была высказана еще Г.Э.Лессингом (в ‘Лаокооне’, 1766)

«Игра в бисер» (Г. Гессе)

Герман Гессе (Хессе) (1877-1962) – немецкий писатель. Родился в Вюртемберге в семье миссионера. Учился в протестантской семинарии, откуда сбежал после семи месяцев учебы; в тринадцать лет решил «стать поэтом – или никем». В 1904 г. был опубликован роман «Петер Каменцинд», принесший писателю известность. В 1911 г. совершил путешествие по Индии. В 1912 г. вместе с семьей поселился в Швейцарии. В начале Первой мировой войны с Гессе случился нервный срыв, вынудивший его обратиться в клинику К. – Г. Юнга,лечение в которой обогатило Гессе психоаналитическим опытом, отразившимся в романах «Сиддхартха» (1922) и «Степной волк» (1927).

В нацистской Германии книги Гессе были объявлены «нежелательными для чтения». В 1943 г. был опубликован роман «Игра в бисер» – один из основных текстов постмодернистской культуры. В 1955 г. Гессе получил Премию мира.

«Игра в бисер» (1943) – глубокое философское раздумье о мире и цивилизации, о судьбах искусства, о возможности сохранить духовность в царстве Игры. Герои романа перебирают стеклянные бусы в отгороженной от остального мира Касталии. В самом названии книги звучит ирония: не дело, а игра в пустые стекляшки. Между тем автор называет игрой не что иное, как духовные устремления ученых и художников. Правила Игры представляют собой разновидность тайного языка, в котором участвуют науки и искусства (прежде всего математика и музыка).

Таким образом, игра в бисер – это игра с содержанием и ценностями культуры. Мастер, владеющий этой игрой, теоретически может воспроизвести все духовное содержание мира, потому что игра стеклянных бус есть игра со всеми смыслами и ценностями культуры.

Роман состоит из трех частей: вводного трактата об истории Касталии (название «Касталия» происходит от мифологического Кастальского ключа на Парнасе, у которого Аполлон встречался с девятью музами) и «игры в бисер», содержащего сокрушительную критику вырождающейся культуры XX в.; жизнеописания главного героя и его произведений (стихов и трех прозаических жизнеописаний).

В центре романа – история жизни Йозефа Кнехта, Магистра Игры, сначала достойнейшего представителя и героя Касталии, а затем ее отступника.

Гессе обращается в своем произведении к идеям и образам разных народов: касталийцы восприняли европейское Средневековье с его символикой, им близка и мудрость Востока. Все касталийцы принадлежат к Ордену служителей духа и полностью оторваны от реальности.

Для пополнения своих рядов они отбирают одаренных мальчиков по всей стране, а затем обучают их в своих школах. Развивая их ум и чувство прекрасного, приобщают к математике, музыке, философии. Учат размышлять, наслаждаться «духовными играми». После окончания школ юноши попадают в университеты, а затем посвящают себя занятиям науками и искусствами, педагогической деятельности или «игре в бисер».

В Касталии духовность отделена от буржуазного «процветания», но касталийцы принесли для этого тяжкие жертвы. Они отказались от собственности, семьи, от счастья индивидуального авторства, даже от своеобразия собственной личности. Это значит, что они отказались и от поисков, движения, пожертвовав ими ради гармонии, равновесия и «совершенства». Касталийцы не создают нового, а лишь занимаются толкованием и варьированием старых мотивов. Безусловно, система «игры в бисер» направлена на сопротивление бездуховной эпохе. Но, как считает Гессе, отграничение от реальности также обрекает культуру на вырождение.

Таким образом, в своем романе писатель проанализировал возможности, искушения и опасности игры, дав блестящую критику элитарного пути спасения культуры. Подводя итог своим рассуждениям, Гессе утверждает, что высшее предназначение интеллигенции заключается в служении культуре и в служении обществу (не случайно имя главного героя романа «Кнехт» означает «Слуга»).

«Игра в бисер» создавалась в мрачное время господства нацизма в Германии. Сам Гессе говорил, что Касталия была его отповедью фашизму, попыткой восславить духовность в «чумном, отравленном мире». В 1946 г. Герман Гессе стал лауреатом Нобелевской премии за выдающийся вклад в мировую литературу.

9.Проблема самопознания личности. Образ Иозефа Кнехта

ЙОЗЕФ КНЕХТ (нем. Joseph Knecht, от нем. der Knecht — слуга) — герой романа Г.Гессе «Игра в бисер» (1943).

По замыслу автора, Й.К. живет в далеком будущем, когда давно позади остался XX век с его кризисами, революциями и диктаторскими режимами, когда миновала эпоха «фельетонизма», опошления духовных ценностей. Мир существует сам по себе, финансируя «республику духа», посылая туда лучших своих представителей. Й.К. проходит в Касталии все стадии обучения и в конце концов становится Магистром Игры.

«Республика духа» — своеобразный монастырь: ее жители в малой степени связаны с миром, с обществом, они хранят обет безбрачия. Й.К. не испытывает сомнений и до поры до времени не жалеет о своем выборе, хотя «у него тоже были порывы, фантазии и влечения, поддававшиеся укрощению лишь постепенно и с великим трудом». Но все в прошлом, Й.К. обрел свое место. Он талантлив в разных науках, что необходимо для касталийца, пишет, музицирует, воспитывает учеников, утешает всех, кто испытал разочарование. У него есть друг Плинио Дезиньори, в беседах с которым он проводит время.

Финальная сцена, несмотря на весь драматизм, имеет символическое значение: Й.К., покинув замкнутый мир Касталии, сначала погружается в жизнь, а потом в своей гибели сливается с природой, с мирозданием, формулу которого он искал в касталийских духовных упражнениях. Полемика вокруг романа Гессе и образа героя сводилась к вопросу: что является целью жизни человека — уединение и отказ от мира, углубление в духовные упражнения либо выход в мир, совершение какого-то полезного дела, пусть такого малого, как воспитание одного ученика? Образ Й.К. не дает прямого ответа.

Около 2200 г. Магистром становится Иозеф Кнехт, прошедший весь путь, который проходят касталийцы. Его имя означает «слуга», и он готов служить истине и гармонии в Касталии. Однако герой лишь на время обретает гармонию в игре стеклянных бус, ибо он все резче ощущает противоречия касталийской действительности, интуитивно старается избежать касталийской ограниченности. Он далек от ученых типа Тегуляриуса — гения-одиночки, отгородившегося от мира в своем увлечении изощренностью и формальной виртуозностью. Пребывание за пределами Касталии в бенедиктинской обители Мариафельс и встреча с отцом Иаковом оказывают на Кнехта большое влияние. Он задумывается о путях истории, о соотношении истории государства и истории культуры и понимает, каково истинное место Касталии в реальном мире: пока касталийцы играют в свои игры, общество, от которого они уходят все дальше, может счесть Касталию бесполезной роскошью. Задача в том, считает Кнехт, чтобы воспитывать молодых не за стенами библиотек, а в «миру» с его суровыми законами.

Приложения к роману:

Три жизнеописания, заключающие книгу и дающие ключ к пониманию произведения. Герой первого, Слуга, — носитель духовности первобытного племени среди мракобесия — не смиряется и приносит себя в жертву, чтобы не угасла искра истины. Второй, раннехристианский отшельник Иосиф Фамулус (по-латыни «слуга»), разочаровывается в своей роли утешителя грешников, но, встретив более старого исповедника, вместе с ним все же продолжает служить. Третий герой — Даса («слуга») не приносит себя в жертву и не продолжает служение, а бежит в лес к старому йогу, т. е. уходит в свою Касталию. Именно от такого пути нашел в себе силы отказаться герой Гессе Иозеф Кнехт, хотя это и стоило ему жизни.

10. Особенности жанра романа – эдик

Название «роман» применимо к «Игре в бисер» весьма условно, даже учитывая изменения, которые претерпела эта традиционная форма в нашем столетии. Несомненно, «Игра в бисер» не утопия» обычном смысле этого слова, о чем неоднократно напоминал сам Гессе, не попытка каким-то образом предвидеть будущее, как это свойственно современным писателям-фантастам. Вернее всего, это — «роман-притча», «роман-иносказание», и в литературе XX века его правильнее всего поставить рядом с некоторыми произведениями Томаса Манна, художника, во многом близкого Гессе. «Я уже год работаю над «Фаустусом», — писал Т.

Манн Гессе, прочитав «Игру в бисер», — …невозможно представить себе ничего более отличного, и в то же время сходство поразительно, как это часто бывает между братьями». Но «Игра в бисер» — это также целый конгломерат жанровых форм в рамках одного произведения. Здесь и политический памфлет, и историческое сочинение, вставные стихи и новеллы, легенда и житие, немецкий «роман о воспитании». Большей частью эти традиционные формы используются со значительной долей пародийности, с элементом «игры». В то же время Гессе оживляет и продолжает какие-то очень старинные традиции: столь ценимой

им просветительской повести XVIII века (Вольтер, Свифт), немецкого романа-жизнеописания XVII столетия (Гриммельсгаузен)

и другие. Творение Гессе кажется нарочито архаичным и удивительно современным.

Сложность построения, богатство символики, игра именами, терминами и понятиями из многих и многих областей духовной жизни — все это может поначалу ошеломить читателя. Но налицо и единство, удивительная продуманность этого большого произведения. Разно образные мотивы как бы сливаются под рукой мастера-дирижера а стройную симфонию. Кстати сказать, критика не раз отмечала сходство композиции «Игры в бисер» с композицией музыкального произведения, в котором история Кнехта проходит как бы главной музыкальной темой. При этом в ней оживает вся «духовная история самого писателя, его поиски, его раздумья о самом главном для негр и его современников.

Тема 10. Философско-эстетическое звучание сказки а. Де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

1. Идейно-композиционная роль посвящения – карина

Прошу детей простить меня за то, что я посвятил эту книжку взрослому. Скажу в оправдание: этот взрослый — мой самый лучший друг. И еще: он понимает все на свете, даже детские книжки. И наконец, он живет во Франции, а там сейчас голодно и холодно. И он очень нуждается в утешении. Если же все это меня не оправдывает, я посвящу свою книжку тому мальчику, каким был когда-то мой взрослый друг. Ведь все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит. Итак, я исправляю посвящение:

ЛЕОНУ ВЕРТУ,

когда он был маленьким

Анализ произведения следует начать с посвящения, которое играет принципиально важную роль связующего звена между отвлеченно-философской постановкой проблем в сказке «Маленький Принц» и реальной действительностью. Вопросы, поставленные в данном произведении, тесно связаны с событиями, происходящими в мире.

В посвящении есть важное уточнение. Писатель посвящает эту сказку другу, «когда он был маленьким». Это посвящение символично: «Маленький принц» стал ответом на все споры, которые друзья когда-то вели, и этот ответ должен был показать, что все споры и расхождения во взглядах никчёмны перед лицом того прекрасного, что есть в жизни и в каждом человеке, перед лицом вечных нравственных ценностей. 

2. Основной конфликт и его философско-эстетическое звучание — карина

Только человек с богатым внутренним миром и стремящийся к духовному самосовершенствованию имеет право называться Личностью. К сожалению, обитатели маленьких планет и планеты Земли забыли об этой простой истине и уподобились бездумной и безликой толпе.

Впервые тему личности и толпы в философии выделил немецкий философ-романтик И. Фихте. Он доказывает, что все люди делятся на обывателей (толпа) и художников (личность), по их отношению к материальному (зло).

Конфликт между личностью и толпой изначально неразрешим.

Так же неразрешим конфликт между главным героем и обитателями планет (“странными взрослыми”).

Взрослые никогда не поймут принца-ребенка. Они чужды друг другу. Обыватели слепы и глухи к зову сердца, порыву души. Их трагедия в том, что они не стремятся стать Личностью. “Серьезные люди” живут в собственном, искусственно созданном мирке, отгородившись от остальных (у каждого своя планета!) и считают его истинным смыслом бытия! Эти безликие маски никогда не узнают, что такое истинная любовь, дружба и красота.

Из этой темы вытекает основной принцип романтизма – принцип двоемирия. Миру обывателя, которому не доступно духовное начало и миру художника (Маленький принц, автор, Лис, Роза), которому присущи нравственные качества, никогда не соприкоснуться.

Только Художник способен увидеть сущность – внутреннюю красоту и гармонию окружающего его мира. Еще на планете фонарщика Маленький принц замечает: “Когда он зажигает фонарь – как будто еще рождается одна звезда или цветок. А когда он гасит фонарь – как будто звезда или цветок засыпают. Прекрасное занятие. Это по-настоящему полезно, потому что красиво”. Главный герой говорит внутренней стороне прекрасного, а не ее внешней оболочке. Человеческий труд должен иметь смысл, а не просто превращаться в механические действия. Любое дело полезно лишь тогда, когда оно внутренне прекрасно.

В разговоре с географом затрагивается еще одна важная эстетическая тема – эфемерность прекрасного. “Красота недолговечна”, — горестно замечает главный герой. Поэтому Сент-Экзюпери призывает нас как можно бережнее относится ко всему прекрасному и постараться не растерять на трудном жизненном пути красоту внутри себя – красоту души и сердца.

Но самое главное о прекрасном Маленький принц узнает от Лиса. Внешне красивые, но пустые внутри розы не вызывают никаких чувств у ребенка-созерцателя. Они мертвы для него. Главный герой открывает истину для себя, автора и читателей — прекрасно лишь то, что наполнено содержанием и глубоким смыслом.

Непонимание, отчужденность людей – это еще одна важная философская тема. Сент-Экзюпери не просто затрагивает тему непонимания между взрослым и ребенком, а тему непонимания и одиночества в космическом масштабе.

Одна из ключевых философских тем сказки “Маленький принц” — тема бытия. Она делится на реальное бытие – существование и идеальное бытие – сущность. Реальное бытие временное, преходящее, а идеальное – вечное, неизменное. Смысл человеческой жизни заключается в том, чтобы постичь, максимально приблизиться к сущности.

“Серьезные люди” с Земли и с планет-астероидов растворены в реальном бытии и не стремятся постичь сущность непреходящих ценностей. А душа автора и маленького принца не скованы льдом безразличия, омертвелости. Поэтому им открывается истинное видение мира: они узнают цену истинной дружбы, любви и красоты. Это тема “зоркости” сердца, умения “видеть” сердцем, понимать без слов.

Маленький принц не сразу постигает эту мудрость. Он покидает собственную планету, не зная о том, что то, что он будет искать на разных планетах, окажется так близко – на его родной планете.

3. Истинные и мнимые ценности в сказке – ксюша

Свое последнее произведение французский пилот Антуан де Сент-Экзюпери написал о красоте в мире, разбитом войной. Он видел много с борта своего самолета: разрушенные бомбами и пожарами города, толпы беженцев на дорогах Европы, поля битв, залитые кровью, бесчисленные могилы убитых… Там, в Европе, захваченной Гитлером, он написал найпоэтичнейшую сказку в мире. Сент-Экзюпери знал о том, что когда-то закончится война и настанет покой. И он нарисовал маленького мальчика — Принца, который каждый день убирает свою планету, освобождает ее от баобабов. Баобабы — это что-то плохое, то, что мешает жить. Экзюпери завещал бороться с баобабами каждый день, так как нужна постоянная настойчивая работа для создания мира, свободного от зла. Иначе они, баобабы, разрушат всю планету — маленький мир, в котором мы живем. «Принарядился сам — убери свою планету», — настаивает Экзюпери.

Добавим: видит только сердце, с любовью, открытое для мира и чувств. Так Маленький принц любит и заботиться о своей Розе, хотя у нее много колючек и она капризная. Мудрости Маленького принца помогает Лиса, которая объясняет ему, что главные ценности человечества — дружба, сочувствие, любовь. «Познать можно только те вещи, которые приручишь…. У людей не остается времени, чтобы познавать что-либо. Они покупают вещи в магазинах. Но не бывает таких магазинов, где торговали бы друзьями…» Мораль рассказа о Розе и Лисе: «Мы в ответе за тех, кого приручили…»

Экзюпери всегда подчеркивал ответственность человека за судьбу всего общества, всех землян. Он говорил, что свободным человеком является лишь тот, кто не связан больше с преходящими благами, кто согласен умереть за людей, кто способен сказать: «Я отвечаю за все…»

Экзюпери противопоставляет мир ребенка миру взрослых. Взрослые заняты делами, они не видят того, что лежит перед глазами, того, что открыто ребенку. Жизнь взрослых не имеет смысла, так как их беспокоит лишь безграничная власть, накопление богатств, которые они считают путем к господству в мире. Маленький принц странствует на соседние планеты, где живут короли, которые радуются власти, тщеславные, «деловые люди», ослепленные своими миллионами, псевдоученые, которые никогда не выходили из своих кабинетов. В тех мирах, Маленький принц находит только одного человека, работа которого нужна людям. Это Фонарщик. «Вот человек, которым все стали бы пренебрегать — и король, и честолюбец, и пьяница, и делец. Между прочим, среди них всех есть только один, который не выглядит смешным. Возможно, это потому, что он думает не только о себе…»

Когда Маленький принц попадает на Землю, он смотрит на людей и не понимает, какое счастье они ищут, куда так мчатся и не успевают. «То, что они ищут, можно найти в одной-единственной розе, в глотке воды…» Маленький принц улетает с Земли в поисках своей планеты. На мысль Экзюпери, что Маленький принц — идеал, которому нет места в жестоком мире людей. Надо понять и запомнить завещание Маленького принца: «Глаза слепы. Учит только сердце…» И пусть у каждого будет своя Роза любви, которую надо растить и о которой надо заботиться.

4. Библейские образы и их содержательность

5. Роль и место рисунков в сказке – ксюша

Рисунки в книге выполнены самим автором и не менее знамениты, чем сама книга. Важно, что это не иллюстрации, а органическая часть произведения в целом: сам автор и герои сказки всё время ссылаются на рисунки и даже спорят о них. Уникальные иллюстрации в «Маленьком принце» разрушают языковые барьеры, становятся частью универсального визуального лексикона, понятного каждому.

«Ведь все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит» — Антуан де Сент-Экзюпери, из посвящения к книге.

6. Сущность и противоположность двух мироощущений для выявления авторского миропонимания

Прообразы героев «Маленького принца»

Маленький принц

Образ Маленького принца одновременно и глубоко автобиографичен, и как бы отстранён от взрослого автора-летчика. Он рождён из тоски по умирающему в себе маленькому Тонио — потомку обнищавшего дворянского рода, которого в семье называли за его белокурые (сперва) волосы «Королём-Солнце», а в колледже прозвали Лунатиком за привычку подолгу смотреть на звёздное небо. Само словосочетание «Маленький принц» встречается, как вы наверно заметили, ещё в «Планете людей» (как и многие другие образы и мысли).

А в 1940 году в перерывах между боями с нацистами Экзюпери часто рисовал на листке мальчика — когда крылатого, когда верхом на облаке. Постепенно крылья сменит длинный шарф (какой, кстати, носил и сам автор), а облако станет астероидом Б-612.

Роза

Прообраз капризной и трогательной Розы тоже хорошо известен, это, безусловно, жена Экзюпери Консуэло — импульсивная латиноамериканка, которую друзья прозвали «маленьким сальвадорским вулканом». Кстати, в оригинале автор всегда пишет не «Роза», а «la fleur» — цветок. Но во французском языке это слово женского рода. Поэтому в русском переводе Нора Галь заменила цветок Розой (на рисунке это действительно роза).

А вот в украинском варианте ничего заменять не пришлось — «ля флёр» без труда стала «квіткою».

Лис

Насчет Лиса споров о прообразах и вариантах перевода было побольше. Вот что пишет переводчица Нора Галь в статье «Под звездой Сент-Экса»: «Когда „Маленький принц“ печатался у нас впервые, вышел жаркий спор в редакции: Лис в сказке или Лиса — опять-таки, женский род или мужской? Кое-кто считал, что лисица в сказке — соперница Розы. Здесь спор уже не об одном слове, не о фразе, но о понимании всего образа. Даже больше, в известной мере — о понимании всей сказки: её интонация, окраска, глубинный внутренний смысл — всё менялось от этой „мелочи“. А я убеждена: биографическая справка о роли женщин в жизни Сент-Экзюпери понять сказку не помогает и к делу не относится. Уж не говорю о том, что по-французски le renard мужского рода. Главное, в сказке Лис — прежде всего друг. Роза — любовь, Лис — дружба, и верный друг Лис учит Маленького принца верности, учит всегда чувствовать себя в ответе за любимую и за всех близких и любимых».

Можно добавить ещё одно наблюдение. Необычно большие уши Лиса на рисунке Экзюпери, скорее всего, навеяны маленькой пустынной лисичкой фенек — одно из многочисленных существ, прирученных писателем во время службы в Марокко.