Самореализующийся прогноз и стереотипы

Введение

Темой данной работы является рассмотрения понятия самореализующегося прогноза в рамках психологии прогнозирования. Для начала, ответим на вопрос — что такое прогнозирование?

Вероятностное прогнозирование-предвосхищение будущего, основанное на вероятностной структуре прошлого опыта и информации о наличной ситуации (И.М. Фейгенберг).

Прошлый опыт и наличная ситуация дают основание для создания гипотез о предстоящем будущем, причем каждой из гипотез приписывается определенная вероятность. В соответствии с вероятностным прогнозированием осуществляется преднастройка — подготовка к соответствующим действиям индивида. Вероятностное прогнозирование изучается в рамках физиологии активности.

С точки зрения социологии, прогнозирование — это способ научного предвидения с той или иной степенью вероятности итога, направленности, или характера протекания социальных процессов в течение некоторого промежутка времени.

В прикладной социологии, учитывая возможности применяемых в ней формально-логических статистических методов, относительно эффективный (точный) прогноз возможен только на краткосрочную перспективу и то, при условии небольшой вариации характеристик исследуемого социального процесса.

В отечественной психологии преобладает функционально-регуляторный подход к исследованию процессов предвосхищения будущего, основанный на идеях П.К. Анохина и Н.А. Бернштейна. Изучение места процессов прогнозирования в регуляции поведения человека как личности связано с исследованием ожиданий в западной психологии. Анализ достигнутых в этой области результатов показывает, что существует необходимость изучения прогнозирования на личностном уровне как проявления универсальной функции мозга. Способность человека прогнозировать будущие события и действовать с упреждением во времени привлекает внимание психологов со времен возникновения психологии как самостоятельной научной дисциплины. Сложность данных феноменов, многообразие их проявлений обусловили возникновение целого ряда подходов к их исследованию, каждый из которых предлагает особые понятия и теоретические схемы

Для описания психических процессов и явлений, связанных с прогнозированием будущего, чаще всего используются термины «антиципация», «вероятностное прогнозирование», «опережающее отражение действительности», «прогностическая способность», «ожидание». К числу феноменов предвосхищения будущего может быть причислена установка, понимаемая как готовность действовать в некоторой ситуации определенным образом. Наиболее ранним является термин «антиципация», введенный в психологию еще В. Вундтом.

5 стр., 2201 слов

Антропология и психология будущего проблемы, поиски и решения

Антропология и психология будущего: проблемы, поиски и решения. Контрольная работа студентки 1 курса заочного отделения факультета «Педагогики и психологии» Бобко Екатерины Николаевны Оренбургская область, г. Орск Введение В настоящее время складывается сложно разветвленная система теоретического и практического человекознания, значение которого для будущности человечества не менее велико, чем ...

Термин «антиципация» в своем первом значении трактуется как «предвосхищение, предугадывание событий, заранее составленное представление о чем-либо». В психологии под антиципацией понимается ожидание организмом определенной ситуации, представление человеком результатов своего действия еще до его осуществления.

Антиципация — по мнению современных ученых, — как психологический феномен в его разнообразных формах имеет универсальное значение для всех сторон деятельности человека; Эта ее универсальность связана с тем, что для человека наиболее типичным является не только отражение настоящего, не только сохранение прошлого, но и активное овладение перспективой будущего".

Теоретическое обоснование феномен антиципации получил в трудах отечественных ученых: П. Анохина, А. Брушлинского, Б. Ломова, Ж. Пиаже, Е. Сергиенко, Е. Суркова, И. Фейгенберга и др.

Понятие антиципации, по-видимому, является наиболее общим, которое используется в тех случаях, когда речь идет о проявлении способности психики к опережающему отражению. Классическим для отечественной психологии определением антиципации стало следующее: «Антиципация — это способность (в самом широком смысле) действовать и принимать те или иные решения с определенным временно-пространственным упреждением в отношении ожидаемых, будущих событий».

3 стр., 1230 слов

РАЗВИТИЯ ВООБРАЖЕНИЯ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА В ПРОЦЕССЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ…………………………………...……………………………….....3 Глава 1. Теоретические основы развития воображения у детей старшего дошкольного возраста в процессе изобразительной деятельности ……..6 1.1 История возникновения и формирования образов воображения у детей старшего дошкольного возраста в изобразительной деятельности…………. 6 1.2 Понятия, виды и особенности развития воображения у детей старшего ...

Другое определение — «Антиципация (от лат. anticipatio — предвосхищаю) — представление о результате того или иного процесса, возникающее до его реального достижения и служащее средством обратной связи при построении действия. Анатомо-физиологическим коррелятом явления антиципации является акцептор действия (П.К. Анохин), а электрофизиологическим — волна ожидания (Е-волна) Г. Уолтера, представляющее собой медленное негативное колебание преимущественно в лобно-центральных отделах коры, связанное с настройкой на появление стимула».

Чтобы сделать возможным систематическое изучение проявлений процессов антиципации, Б.Ф. Ломовым и Е.Н. Сурковым были определены ее функции, а также описано уровневое строение процессов антиципации. Полученная в итоге схема стала называться системно-уровневой концепцией антиципации. В соответствии с данной концепцией, исходя из предложенной Б. Ф. Ломовым классификации функций психики, выделяется три функции антиципации: когнитивная, регулятивная и коммуникативная. В приведенном выше определении на первый план выступает регулятивная функция антиципации, проявляющаяся в ограничении степеней свободы живой системы в соответствии с пространственно-временной структурой среды. В соответствии с прогнозируемыми изменениями условий внешней среды осуществляется опережающая подготовка, прогноз результатов действия и построение его программы. Все это определяет направление и характер поведения в сложившейся ситуации. Регуляция действия не может осуществляться без построения модели потребного будущего или, другими словами, акцептора результатов действия, который дает возможность сравнения полученных результатов действия с параметрами требуемого результата.

Этот аспект регуляции обеспечивается процессами антиципации, так как результат является будущим по отношению к действию событием. «Цель конструирует деятельность, определяет ее характеристики и динамику. Она выступает как феномен опережающего отражения. Эффекты антиципации служат как бы материалом для ее построения». Результаты прогноза включаются как существенные и необходимые компоненты в процессы принятия решения. Принятие решения невозможно без участия процессов антиципации, так как прогноз «потребного будущего» и предвидение возможных изменений условий деятельности являются наиболее существенными факторами, определяющими выбор альтернативы. В этом плане значение процессов антиципации столь велико, что Е.Н. Сурков считает одной из наиболее существенных функций антиципации максимальное устранение неопределенности в ходе принятия решения. Таким образом, роль процессов антиципации в регуляции поведения и деятельности весьма значительна. Прежде всего, это связано с тем, что человек, как и любая кибернетическая система, прогнозирует результаты собственной активности. Прогноз результатов делает активность целенаправленной и саморегулируемой, когда благодаря сличению параметров прогнозируемого результата с информацией, поступающей по каналам обратной связи, становится возможной коррекция процесса деятельности, устранение отклонений от запланированных параметров результата.

6 стр., 2904 слов

Критерии оценки результатов учебной деятельности студентов

УТВЕРЖДАЮ Первый проректор БГУКИ ___________________А.А.Корбут ______ ___________2016 г. ПЕДАГОГИКА И МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ СПЕЦДИСЦИПЛИН Раздел 2 Программа государственного экзамена по специальности 1-17 03 01 Искусство эстрады (по направлениям) направлению специальности 1-17 03 01-04 Искусство эстрады (режиссура)   Минск СОСТАВИТЕЛЬ: Ю.Д.Персидская, зав. кафедрой режиссуры эстрады ...

Вместе с тем прогнозирование касается не только будущих результатов действия, но и изменений условий внешней среды, которые происходят помимо активности субъекта, но могут иметь существенные последствия для индивида. По этой причине Б. Ф. Ломов считал, что опережающее отражение выступает в двух основных формах: предвидение (прогнозирование, антиципация, экстраполяция) и целеполагание. Целеполагание характеризует опережающее отражение, включенное в деятельность субъекта. Цель выступает как опережающее отражение будущего результата этой деятельности. Предвидение более относится к опережающему отражению объективного хода некоторых событий, взятых как бы безотносительно к субъекту (когда субъект выступает в роли наблюдателя).

Роль предвидения в регуляции деятельности не менее значительна, чем роль целеполагания. Так, в частности, Б. Ф. Ломов подчеркивал, что предвидение хода управляемого процесса и возможных изменений среды является неотъемлемым компонентом планирования деятельности.

12 стр., 5798 слов

МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ ПЕРСОНАЛА

ВВЕДЕНИЕ Как бы хорошо руководитель не выполнял свои функции, невозможно определить, какие действия и отношения потребуются для достижения целей в организации, стремящейся вперед. Руководителю и подчиненному часто приходиться взаимодействовать с людьми, находящимися за пределами данной организации, и с подразделениями вне их субординации. Люди не могут успешно выполнять свои задачи, если они не ...

Также существует такое явление, как психологический прогноз. Согласно Словарю-справочнику по психодиагностике под редакцией Бурлачук Л, «Прогноз психологический — конкретное предсказание, суждение о состоянии и развитии изучаемого психологического феномена (нов) в будущем на основании диагноза психологического».

Проблема психологического прогноза является одной из наиболее сложных и дискуссионных в психодиагностике. Прогноз не может быть осуществлен исключительно на основе результатов теста (тестов) не только в силу их известной ограниченности, но и потому, что данные тестирования должны быть дополнены релевантными прогностической задаче сведениями (напр., особенностями социальной среды индивидуума, его доминирующими интересами и установками и т. п.).

В 50-х гг. прошлого века американский психолог Пол Мил (Meehl, 1954, 1956) начал дискуссию об эффективности двух основных видов прогноза — клинического и статистического. Он представил, на первый взгляд, убедительные доказательства того, что статистическая обработка результатов теста ведет к более точному прогнозу, чем их клиническая интерпретация. Клинические прогнозы предполагают сложный дедуктивный процесс, в ходе которого психологи используют свою специальную подготовку и клинический опыт для интеграции и интерпретации результатов психологических тестов. Статистические прогнозы основываются на применении математических расчетов, соответствующих статистических таблиц и т. п. Если есть эмпирические данные о том, что некоторые тестовые показатели прогнозируют определенное поведение, то «интерпретация» требует только сопоставления с ними полученных результатов.

На протяжении многих лет проводятся исследования для разрешения спора об эффективности клинического и статистического прогноза. Схема этих исследований проста. Напр., группе клинических психологов дают результаты тестирования и просят сделать прогноз, основываясь на клинической интерпретации этих результатов. Те же самые результаты подвергаются статистической обработке, и прогноз уже основывается на эмпирических данных. Затем эти два вида прогноза сопоставляются и выявляется более точный. После многих лет таких исследований мнение Мила в основном подтвердилось. В тех случаях, когда существуют подходящие статистические данные, клиническая интерпретация не обязательна. Однако нужно хорошо помнить, что статистический прогноз правилен настолько, насколько правильны эмпирические доказательства, на которых он основан.

10 стр., 4907 слов

Ожидания в системе межличностных отношений

... определенную реакцию у партнера, которая соответствует ожиданиям и результат оказывается самосбывшемся пророчеством. Кантор Н. рассмотрел феномен ожидания с точки зрения психологии социальных ситуаций [16 ... вести, как выбрать адекватную линию поведения. Ожидания тесно связанны с действиями человека. Нельзя сформулировать прогноз или его чрезмерная определенность нередко ведет к ...

Некоторые исследователи утверждают, что поиск противоречий между статистическими и клиническими прогнозами неуместен, потому что оба подхода недостаточно точны. Они считают, что самые точные прогнозы могут быть основаны только на анализе прошлого поведения человека. Напр., одно из исследований продемонстрировало, что несколько клинических психологов на основе тестирования 100 заключенных смогли прогнозировать с 30-процентной точностью, кто из них вновь совершит преступление после освобождения. Статистический метод был применен к тем же самым результатам тестирования, но точность при этом возросла до 40%. Но известно, что освобожденные заключенные возвращаются к преступной деятельности примерно в 60−70% случаев. Таким образом, не предусматривающий тестирования элементарный прогноз о том, что все заключенные возвратятся к своей преступной жизни, будет верен с точностью до 60%. Такой способ прогнозирования дешевле и быстрее, чем любая клиническая или статистическая оценка.

Однако точность прогноза — это еще далеко не все. Также необходимо учитывать т. н. базовый уровень (см. Валидность инкрементная).

Напр., если в определенном отделении больницы содержится 90% больных шизофренией, то тест, который выявляет признаки данного заболевания, не будет полезен, так как базовый уровень шизофрении очень высокий.

Сегодня очевидно, что наиболее эффективным путем решения прогностических задач является сочетание клинического и статистического подходов.

Как бы то ни было, наши прогнозы исполняются с определенной долей вероятности. Но может ли сам прогноз повлиять на вероятность своего осуществления? В случаях, когда прогноз влияет на собственное осуществление, мы имеем дело с самореализующимся прогнозом.

15 стр., 7003 слов

1. Исследования отечественных ученых в суицидологии: школа а.Г. Амбрумовой

В отечественной психиатрии определение суицидального поведения дано А. Г. Амбрумовой: «Суицидальное поведение является следствием социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта и подразделяется на внутренние антивитальные переживания, пассивные суицидальные мысли, суицидальные замыслы, суицидальные намерения и внешние формы – суицидальная ...

Самоисполняющееся пророчество (англ. self-fulfilling prophecy) — это предсказание, которое прямо или косвенно влияет на реальность таким образом, что в итоге неизбежно оказывается верным. Хотя мотивы самоисполняющегося пророчества можно проследить ещё в мифах Древней Греции и Индии, сам термин был популяризован в XX веке американским социологом Робертом К. Мертоном.

Статья Мертона под названием «Самоисполняющееся пророчество» («The Self-Fulfilling Prophecy») вышла в журнале «Antioch Review» ещё летом 1948 года. Однако, термин в его сегодняшнем прочтении стал известен, благодаря работе 1968 года «Социальная теория и социальная структура», ставшей для Мертона классической. Вот определение самоисполняющегося пророчества, которое он приводит в своей книге:

Самоисполняющееся пророчество — ложное определение ситуации, вызывающее новое поведение, которое превращает первоначальное ложное представление в реальность.

Иными словами: предсказание, которое выглядит истинным, но на самом деле таковым не является, может в значительной мере влиять на поведение людей (к примеру, посредством страха или вследствие чувства логического противоречия) таким образом, что их последующие действия сами приводит к исполнению предсказания.

Понятие «Самореализующийся прогноз» часто связывают с другим феноменом, называющимся «Эффект Розенталя».

Эффект Розенталя или эффект Пигмалиона — психологический феномен, заключающийся в том, что ожидания личностью реализации пророчества во многом определяют характер её действий и интерпретацию реакций окружающих, что и провоцирует самоосуществление пророчества. Это один из факторов, угрожающих внутренней валидности. Может проявиться на любой стадии исследования и в любой науке: и при проведении процедуры эксперимента, и при обработке результатов, и при интерпретации результатов исследования, и т. д. Американский психолог Р. Розенталь (Robert Rosenthal) назвал данное явление «эффектом Пигмалиона», проводя параллель с этим персонажем древнегреческой мифологии. Как именно Розенталь установил этот феномен?

Роберт Розенталь, автор широко известных исследований, посвященных «предвзятости экспериментатора», обнаружил, что испытуемые иногда оправдывают ожидания исследователя (Rosental, 1985).

В одном из экспериментов исследователи попросили испытуемых оценить, насколько успешны люди, фотографии которых были им предъявлены. Всем испытуемым была прочитана одна и та же инструкция и предъявлены одни и те же фотографии. Тем не менее, ожидания экспериментаторов, полагавших, что успешность изображенных на фотографиях людей будет оценена высоко, оправдались: их испытуемые оценили ее выше, чем испытуемые тех экспериментаторов, которые ожидали, что сфотографированных сочтут неудачниками.

Впрочем, это явление обычно встречается в научных исследованиях, самореализующийся прогноз же постоянно можно наблюдать и в обычной жизни. В каких случаях подобные прогнозы реализуются, и почему это происходит, мы рассмотрим в следующей части работы.

Глава 1. Исследования, посвященные проблеме самореализующегося прогноза

1.1 Появление идеи самоисполняющегося пророчества. Работы Мертона

Идея самоисполняющегося пророчества была развита Мертоном из ставшей классической в социологии теоремы Томаса, которая гласит: «Если человек определяет ситуацию как реальную, она — реальна по своим последствиям».

Можно привести пример, иллюстрирующий теорему: в помещение вагона электропоезда заходят лица, которых пассажиры на основе внешних признаков и своих ожиданий воспринимают как контролёров. Если у пассажиров отсутствуют сомнения в реальности возникшей ситуации (розыгрыш; контролёры — мошенники), то её реальность проявляется в её последствиях — пассажиры предоставляют билеты для проверки или в случае их отсутствия ожидают определённого развития ситуации (санкции; возможность расплатиться).

Мертон использовал эту идею определения ситуации для особого случая — самоисполняющего пророчества, которое интересовало его именно с социологической стороны

В работе «Социальная теория и социальная структура» он рассматривает гипотетическую ситуацию на примере вымышленного банка некого Картрайта Миллингвилля (Cartwright Millingville).

Первоначально финансовые дела обстоят у банка неплохо — у него есть определённый запас ликвидных активов, большая часть которых инвестирована в другие начинания. Однако, в один день (по какой причине неизвестно) в банк одновременно приходит большая группа вкладчиков. Вкладчики, видя, что их собралось немало, начинают беспокоиться. Кто-то пускает необоснованный слух, что у банка финансовые неурядицы, он несостоятелен и вскоре будет объявлен банкротом. В результате количество желающих забрать деньги, пока не поздно, резко увеличивается. Возникает паника. Банк не имеет физической возможности выполнить обязательства по вкладам. В итоге банк действительно признаётся несостоятельным и объявляется банкротом.

1.2 Эксперимент Ребекки Кёртис и Кима Миллера

Возможны случаи, когда самореализующееся пророчество может привести к возникновению симпатии. Ребекка Кёртис и Ким Миллер проиллюстрировали этот процесс и провели следующий эксперимент. Группу студентов колледжа, никто из которых не был знаком между собой, разбили на пары. Один человек в каждой паре, выбранный случайно, получал специальную информацию. Некоторым студентам в паре сообщали, что они нравятся своему партнеру, а некоторым — что не нравятся.

Затем парам студентов давали возможность встретиться и поговорить друг с другом. Как и прогнозировали исследователи, те студенты, которые считали, что нравятся партнеру, вели себя приятнее по отношению к партнёру; они были откровеннее, высказывали меньше несогласия по обсуждаемым темам, и в целом их манера общения была сердечнее и приятнее, чем у студентов, которые считали, что не нравятся своему партнёру. Более того — те, кто считал, что они нравятся партнеру, действительно нравились ему гораздо сильнее, чем те, кто считал, что партнёр испытывает к ним антипатию. То есть партнёры проявляли тенденцию копировать поведение другого человека в паре.

Самореализующийся прогноз — случай, когда люди имеют ожидания в отношении другого человека, которые влияют на то, как они ведут себя с этим человеком, что заставляет последнего действовать в соответствии с первоначальными ожиданиями людей — тем самым способствуя реализации этих ожиданий, в данном случае связанных с неравенством. Благодаря этому разрыв в достижениях групп (М. и Ж., рабочие и средний класс, белые, чёрные и латинос) сохраняется достаточно устойчивым, чтобы создавать впечатление «врождённости» и «наследственности» различий.

1.3 Исследования успеваемости. Садкеры, Розенталь, Якобсон

В США в начальных школах девочки превосходят мальчиков в стандартизованных тестах по чтению, письму, общественным наукам и математике. Однако к середине периода обучения в школе девочки начинают отставать, и в старших классах мальчики показывают лучшие результаты, чем девочки, в большинстве видов стандартизованных тестов. В Отборочном тесте способностей (Scholastic Aptitude Test, SAT), используемом многими колледжами при наборе студентов, юноши набирают в среднем на 50 баллов больше, чем девушки, в математических заданиях, и на 10 баллов больше в гуманитарных.

…Почему же успеваемость девушек хуже, чем юношей? Рассмотрим следующие аспекты этой проблемы. Если вы спросите учителей, кто из их нынешних учеников наиболее одарён или кто из их воспитанников показывал в прошлом наиболее высокие результаты, обнаружится любопытная вещь: большинство учеников, которых они упомянут, будут юношами. Многие учителя, пусть даже они сами женщины, считают, что юноши более сообразительны и скорее добьются успехов в учёбе, чем девушки. Родители придерживаются аналогичных взглядов в отношении способностей своих детей, а подростки — в отношении собственных способностей.

Может быть, девушки успевают хуже в силу самореализующегося прогноза? Не относятся ли учителя и родители к юношам и девушкам по-разному, в результате чего их ожидания в отношении пола и академической успеваемости начинают оправдываться? Во-первых, давайте внесём полную ясность: никто не хочет сказать, что учителя или родители сознательно относятся к девушкам таким образом, что их действия негативно отражаются на успеваемости последних. Однако схемы обладают огромной силой, и может статься, что учителя и родители непреднамеренно ведут себя так, что их ожидания в отношении девушек начинают сбываться.

Вот пример, приведённый Мирой и Давидом Садкерами (1994), которые потратили не один год, наблюдая за тем, как учителя относятся к мальчикам и девочкам. Учительница пятого класса объясняет своим ученикам трудную задачу и просит одну из девочек подержать учебник математики, с тем, чтобы все могли увидеть задачу. Далее она делает нечто любопытное: она поворачивается спиной к девочкам (которые сидят справа от неё) и начинает объяснять задачу мальчикам (которые сидят слева).

Хотя время от времени она поворачивается в сторону девочек, чтобы прочитать пример из учебника, но буквально всё своё внимание она адресует мальчикам, так что девочки могут видеть только её затылок. «Девочка, державшая учебник, стала демонстрационным стендом», — замечают Садкеры. «Учительница … Невольно превратила девочек в зрительниц, наблюдавших за действиями мальчиков». Садкеры приводят множество подобных случаев, когда учителя относились к мальчикам более благосклонно, чем к девочкам.

Подобные примеры, несмотря на свою примечательность, конечно, не служат доказательством того, что в американских школах действует правило о самореализующихся прогнозах. Необходимо проводить исследования, в которых ожидания учителя контролируются экспериментальным путём. Роберт Розенталь и Линор Якобсон (1968) проделали подобный эксперимент в начальной школе в ходе одного из наиболее известных исследований в области социальной психологии.

Они провели тест IQ со всеми учащимися школы и сообщили учителям, что некоторые из учеников показали настолько хорошие результаты, что они наверняка проявят себя с лучшей стороны в наступающем учебном году. В действительности всё обстояло несколько иначе: ученики, идентифицированные как подающие надежды, выбирались исследователями случайным образом.

Использование метода случайного присваивания (random assignment) означает, что в среднем ученики, охарактеризованные как подающие надежды, были не способнее и не перспективнее, чем другие дети. Единственное отличие этих учеников от их сверстников заключалось в том, что о тех и других думали учителя (ни ученикам, ни их родителям о результатах теста ничего не сообщалось).

Настроив учителей на то, что некоторые из детей продемонстрируют исключительные способности, Розенталь и Якобсон стали ждать, что же произойдёт далее. Периодически в течение года они проводили наблюдения за динамикой успеваемости учеников, а в конце года проверили всех детей с помощью теста IQ. Сбылось ли пророчество? Оно действительно сбылось: ученики во всех классах, охарактеризованные как подающие надежды, показали в тесте значительно более высокие результаты, чем остальные школьники. Ожидания учителей стали реальностью. Впоследствии выводы Розенталя и Якобсона были подтверждены в ряде как экспериментальных, так и корреляционных исследований.

Важно отметить, что учителя вовсе не принимали бессердечного решения посвятить своё ограниченное время и ресурсы только ученикам, подающим надежды. Большинство учителей необычайно увлечены своим делом и ужаснулись бы, узнав, что они относятся к некоторым ученикам с большим участием, чем к другим. Любопытно, что учителя в исследовании Розенталя и Якобсона сообщили, что они тратили чуть меньшее время на учеников, подающих надежды.

Однако в последующих исследованиях было установлено, что учителя относились к подающим надежды ученикам иначе в четырёх основных аспектах:

(а) они создавали для этих учеников более тёплый эмоциональный климат, уделяя им больше личного внимания и оказывая им большую поддержку;

(б) они давали им больше учебных материалов и трудных заданий;

(в) подающие надежды чаще получали от них более качественную обратную связь, касающуюся их работы; и

(г) учителя предоставляли подающим надежды больше возможностей работать на уроке, позволяя им отвечать в течение более длительного времени".

Тот же механизм объясняет, почему дети из бедных семей хуже пишут тесты на интеллект, чем их сверстники из среднего класса.

Результаты тестов на интеллект очень сильно зависят от умения «чувствовать» социальную иерархию в каждой отдельной ситуации взаимодействия, в том числе отчётливое понимание необходимости ладить не только с тестирующим экспериментатором, но и с его ассистентами.

1.4 Исследования Диксона

Одно из интереснейших исследований, направленных на изучение поведенческих механизмов такого влияния продемонстрировал психолог У. Диксон-мл. (2004).

В его экспериментах малышей в возрасте 21 месяца тестировали на способность найти мяч. По уровню этой способности дети были очень близки друг к другу, но часть из них сильно выделялась тем, что вызывала настоящую фрустрацию у ассистенток. Найдя мяч, эти дети бросали его через всю комнату, вместо того, чтоб спокойно подать или указать на мяч. Резиновый мяч мог отскочить куда угодно, так что ассистенткам приходится вставать и идти через всю комнату. Когда она приносит мяч назад, некоторые дети его бросают снова.

Как ни учи ассистентов терпеливо сносить подобное поведение, после нескольких таких столкновений на их лицах застывает раздражение. Они довольно точно начинают выделять «проблемных» детей из группы и для них проводят эксперимент в ускоренном режиме (в значительной степени это ускорение непроизвольно).

Ускорение тестирования резко сокращает возможности детей продемонстрировать свой интеллект, именно потому, что собственные характеристики детского поведения приходят в столкновение с социальными нормативами, выраженными в ожиданиях ассистентов и других участников ситуации. Не случайно обучение правилам поведения в ситуации тестирования улучшает результат в той же степени, что и обучение самим тестам, и является эффективным лишь в том случае, когда обучение распространяется на весь круг подобных социальных ситуаций (ответ у доски, письменная работа, домашнее задание и пр.).

О той же социальной детерминации писал Карл Маркс в выпускном сочинении «Рассуждения юноши при выборе профессии»: «Мы не всегда можем занять в обществе то место, которое, как мы считаем, для нас предназначено; наши общественные связи в определённой степени начинают складываться ещё до того, как мы получаем возможность ими управлять».

Поэтому самая убедительная критика «тестов на интеллект» как орудий легитимизации господства «верхних» слоёв над «нижними» в обществе вертикальной мобильности состоит в доказательстве следующего.

Тест измеряет не некий «общий интеллект», а скорость «социальной адаптации» установок и ресурсов личности к тем креодам развития, которые реальны в её социальном окружении. Фактически это внутренняя готовность и умение индивида опознать и использовать ближайший подходящий, но не самый лучший креод для развития частных способностей (Дружинин, 2002).

Таким образом, мы выяснили, что первоначальная установка, ожидания, пусть даже вызванные не объективными причинами, а какими-либо нашими заблуждениями, могут значительно повлиять на процесс нашего взаимодействия с кем-либо, и, как следствие, на результат этого взаимодействия. Насколько мне известно, тесты на интеллект уже давно являются делом сугубо добровольным и анонимным. Впрочем, какие-либо установки все равно всегда присутствуют во всех сферах нашей жизни. Почему так происходит, и зачем они нужны, мы рассмотрим в следующей части работы.

Глава 2. Самореализующийся прогноз и стереотипы.

В социальной психологии понятие самореализующегося прогноза тесно связано с понятием стереотипа.

Стереотимп (от др.-греч. уфесеьт — твёрдый, объёмный + фэрпт — отпечаток) изначально — метафора относительно мышления, пришедшая из типографского дела, где стереотип — монолитная печатная форма, копия с типографского набора или клише, используемая для печатных машин. В современной социальной теории и психологии существуют различные определения понятия стереотип, в зависимости от методологического направления научной школы.

В общем случае, стереотип — устоявшееся отношение к происходящим событиям, выработанное на основе сравнения их с внутренними идеалами. Система стереотипов составляет миропонимание.

Экономия усилий

Область построения стереотипов простирается от бредовых фантазий до осознанного использования учёными округлённых результатов вычислений. Вся человеческая культура — это, главным образом (в интерпретации Липпмана) отбор, реорганизация, отслеживание разных моделей среды. То есть формирование стереотипов — это экономия собственных усилий, так как попытка увидеть все вещи заново и в подробностях, а не как типы и обобщения, утомительна, а для занятого человека практически обречена на провал. Дополнительно следует отметить случаи отказа от типизаций: в близком кругу нет способа подменить чем-либо индивидуализированное понимание или как-то сэкономить на нём. Те, кого мы любим и кем восхищаемся, в большинстве своем — это мужчины и женщины, знают скорее нас самих, а не классификацию, под которую нас можно подвести.

Разметка мира

Помимо экономии усилий, стереотипы, видимо, выполняют и ещё одну функцию: системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе. Они представляют собой упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды. Стереотипная картина мира может быть неполной, но это картина возможного мира, к которому мы приспособились. В этом мире люди и предметы занимают предназначенные им места и действуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом мире как дома, мы составная часть его.

Поэтому неудивительно, что любое изменение стереотипов воспринимается как атака на основы мироздания. Это атака на основания нашего мира, и когда речь идет о серьёзных вещах, то нам на самом деле не так просто допустить, что существует какое-то различие между нашим личным миром и миром вообще.

Система стереотипов — не просто способ замены пышного разнообразия и беспорядочной реальности на упорядоченное представление о ней, только сокращенный и упрощенный путь восприятия. Стереотипы служат гарантией нашего самоуважения; проецируют во внешний мир осознание наших ценностей; защищают наше положение в обществе и наши права, а следовательно, стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями, приязнью или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями.

Стереотипы и предрассудки

В повседневной жизни именно предшествующее получению соответствующих данных (априорное) суждение содержит в себе вывод, который эти данные чаще всего и подтверждают. Справедливость, прощение, истина не входят в это суждение, ибо оно предшествует получению фактических данных. Предрассудок, конечно, может быть выявлен, учтен и доработан. Но так как срок жизни человека ограничен, тот должен за отпущенное ему время получить все сведения, необходимые для освоения обширной цивилизации, поэтому ему не обойтись без предрассудков.

В обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации о стереотипах весьма распространено мнение как о исключительно отрицательном феномене. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы, например, подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Однако стереотип бывает как отрицательным, так и положительным, поэтому необходимо разграничивать стереотип и предрассудки, которые бывают только негативными.

Динамика стереотипов

Стереотип начинает действовать ещё до того, как включается разум. Это накладывает специфический отпечаток на данные, которые воспринимаются нашими органами чувств ещё до того, как эти данные достигают рассудка. Ничто так не сопротивляется образованию или критике, как стереотип, так как он накладывает свой отпечаток на фактические данные в момент их восприятия.

В определённой степени внешние стимулы, особенно сказанные или напечатанные, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно.

В случаях, когда опыт вступает в противоречие со стереотипом, возможен двоякий исход: если индивид уже утратил определённую гибкость или ему в силу какой-то значительной заинтересованности крайне неудобно менять свои стереотипы, он может проигнорировать это противоречие и счесть его исключением, подтверждающим правило, или найти какую-то ошибку, а затем забыть об этом событии. Но если он не утратил любопытства, то новшество интегрируется в уже существующую картину мира и изменяет её.

В дальнейшем мы поведем разговор о стигматированных группах и условиях существования такого явления, как самореализующийся прогноз, среди них.

Стигматизамция (от греч. уфнгмб — ярлык, клеймо) — клеймение, нанесение стигмы. В отличие от слова клеймение, слово стигматизация может обозначать навешивание социальных ярлыков. В этом смысле стигматизация — ассоциация какого-либо качества (как правило, отрицательного) с конкретным человеком или группой людей, хотя эта связь отсутствует или не доказана. Стигматизация является составной частью многих стереотипов.

Согласно Э. Гоффману, стигматизация в социальном смысле означает тип отношений между постыдным социальным качеством и стереотипом — ожидаемым отношением к нему, задающий неспособность к полноценной социальной жизни из-за лишения права на общественное признание.

Для создания социальной стигмы необходимо одно качество, которое считается показательным, и набор качеств, которые приписываются на основании наличия первого, что подтверждается следующими примерами:

«Женщины плохо водят машину» — форма стигматизации, связанная с сексизмом. В действительности женщины в среднем водят машину не хуже, чем мужчины, хотя, конечно, имеют свои особенности в этом искусстве. Важно, что не обязательно каждая встреченная женщина будет плохо водить, а устоявшаяся стигма это подразумевает.

«Русские — алкоголики» — межнациональные стигмы редко бывают справедливыми, так как основываются на различиях в культуре. Из-за категоричности и отрицательного оттенка это утверждение — стигматизация. Речь идёт здесь лишь об общем («усреднённом») уровне образования нации. В частности, не обязательно каждый русский алкоголик.

«Немцы — фашисты» — в данном случае, коллективная ответственность (неприемлемая гуманистической моралью) оправдывается действиями отдельных лиц и государственной политикой в период Мировых войн.

Связь с дискриминацией

Стигматизация может вести к дискриминации, то есть к реальным действиям, ограничивающим права какой-то группы. Хотя в цивилизованных странах явная стигматизация и связанная с ней дискриминация либо запрещены законом либо осуждаются культурой, практически любое общество насыщено стигмами. Впрочем, существует и «положительная» форма стигматизации

Социальные стигмы иногда облекаются в положительную форму, например, военного могут «похвалить» за необычно здравые мысли для человека его профессии. Такие «положительные» ярлыки могут быть не менее оскорбительны, чем стигмы явной отрицательной направленности.

Классификация

Виды социальной стигматизации можно классифицировать следующим образом:

Культурная стигматизация — социальные ярлыки, укоренившиеся в культуре государства либо мировой культуре («чукчи недогадливы»).

Институциональная стигматизация — законодательно закреплённая стигматизация («человек, имеющий судимость»)

Личная (или внутренняя) стигматизация — предубеждение против себя самого, основанное на причастности к чему-либо («я толстушка»).

Понимание стигмы в социальных науках

Понятие стигмы в социальных науках развивал Эрвинг Гофман (книга «Стигма. Заметки об умении обращаться с бракованной идентичностью», 1963).

Феномен сексуальной стигмы исследовал коллега Гофмана Кеннет Пламмер в книге «Сексуальная стигма: интеракционистский подход» (1975).

В исследовании религиозных движений понятие использовал Вольфганг Липп (книга «Стигма и харизма», 1985).

Отношение к человеку со стигмой

Согласно Э. Гоффману, нормальным (обычным) восприятием и отношением (действиями) к человеку со стигмой, являются:

благожелательное социальное действие, призванное смягчить и сгладить наличие у человека стигмы;

различные формы дискриминации этого человека;

построение «теории» стигмы — своеобразной идеологии, призванной объяснить опасность, которую представляет такой человек, в некоторых случая — для оправдания своего враждебного отношения к нему;

обобщение стигмы — приписывание человеку дополнительных несовершенств, на основе какого-то одного его несовершенства (например, к слепому нередко обращаются громче, чем обычно, как будто он ещё и глухой), или же дополнительных возможностей, по типу «шестого чувства», «особой чувствительности восприятия».

Использование стигмы её «владельцем»

Согласно Э. Гоффману, человек может использовать свою стигму и получать от неё т.н. «вторичные выгоды», например, для оправдания своих неудач, не связанных со стигмой. Если же по каким-то причинам человек со стигмой лишается её, он может обнаружить что он/она чему-то научился или научилась, или прийти к некоторым пониманиям, например относительно того что жить с какой-то определённой стигмой — не самое страшное несовершенство человека в жизни.

Восприятие стигматизированными людьми других людей и отношений последних к ним, и их самовосприятие.

Как отмечает Э. Гоффман, стигматизированный человек часто не знает как к нему «по-настоящему» относятся другие люди; каждый новый контакт для таких людей всегда неопределённость — их либо примут, либо отвергнут. Стигматизированный человек постоянно должен думать о том, какое впечатление он производит на других людей.

Установка (психология)

Установка — неосознанное психологическое состояние, внутренне качество субъекта, базирующееся на его предшествующем опыте, предрасположенность к определенной активности в определенной ситуации. Установка предваряет и определяет развертывание любой формы психической деятельности. Она выступает как состояние мобилизованности, готовности к последующему действию. Обусловлена соответствующей ситуацией наличием у субъекта потребности в ее удовлетворении. Наличие у человека установки позволяет ему реагировать тем или иным конкретным способом на то или иное политическое или социальное событие или явление.

Явление открыто немецким психологом Л. Ланге (L. Lange, 1888);

общепсихологическая теория установки на основе многочисленных экспериментальных исследований разработана Д.Н. Узнадзе и его школой (1956).

Наиболее полно этапы формирования установки раскрыты на базе понятия контрастная иллюзия. Наряду с неосознаваемыми простейшими установками выделяют более сложные социальные установки, ценностные ориентации личности и т. п. Кроме этого, большое внимание установкам, в особенности роли установок в познании уделял С.Л. Рубинштейн. В его работах понятие установки связано с понятиями Бессознательное.

Развитие теории установки

Теория установки Узнадзе зародилась и развивалась как теория, описывающая одну из форм неосознаваемой нервной деятельности. Он пытался объяснить явления восприятия, как отражения действительности, и поведение живого существа. Постепенно становилось очевидным, что рассматриваемые теорией установки факты и закономерности по своей природе общепсихологические. Поэтому теория установки стала претендовать на роль общепсихологической концепции.

Уточнение термина Установка

Установка имеет трёхчастную структуру: 1) аффективный компонент (чувственный образ); 2) поведенческий компонент (действия по отношению к предмету оценивания); 3) когнитивный компонент.

Ученики Д.Н. Узнадзе Т.Т. Иосебадзе, Т.Ш. Иосебадзе характеризуют установку как «конкретное состояние целостного субъекта, его модус, определённую психофизиологическую организацию, его модификацию в той или иной конкретной ситуации, готовность к совершению определённой деятельности, направленность на удовлетворение актуальной потребности. Являясь отражением субъективного (внутреннего) и объективного (внешнего), а также, будучи целостным состоянием субъекта, установка предстаёт в качестве опосредствованного звена, „принципа связи“ как между отдельными его состояниями, функциями, элементами (в интрасубъектной сфере), так и между этими последними (или же целостным субъектом) и транссубъектной реальностью. Следовательно, установка как модификация целостного индивида, определяемая субъективным (внутренним — актуальная потребность, прошлый опыт, в его широком понимании, особенности данного индивида) и объективным (внешним — конкретная ситуация) факторами, отражает не только настоящее и прошлое, но и будущее.»

Несколько более чёткую позицию в данном вопросе занимает Ш. Н. Чхартишвили, разделяя установку на два типа: фиксированную и первичную. Они легко дифференцируются друг от друга, имеют разные свойства и функции. Так же в данном направлении работал Шенцев.

Дополнительные понятия, касающиеся установки.

Благодаря таким признакам как «двусторонняя детерминация», «принцип связи», «динамичность» и в то же время, «определенная устойчивость», «целостность» и т. д., установка в данном понимании больше соответствует роли системообразующего фактора, чем такие понятия, как «цель», «задача», «мотив» и т. д. (претендующие на эту роль).

Понятие «установка» следует рассматривать не как вообще отношение, позицию к какому-либо предмету, явлению, человеку, а как диспозицию — готовность к определенному поведению в конкретной ситуации. Это понятие выражает конкретную связь между внутренним и внешним. Поэтому мы можем иметь один, например, отрицательный аттитюд к какому-нибудь человеку, но множество (возможно даже исключающих друг друга) установок по отношению к этому индивиду для различных конкретных ситуаций (вспомним известный парадокс Ла Пьера, когда хозяин одной гостиницы, имея отрицательный аттитюд к китайцам, все же принимал их в своей гостинице).

Таким образом, наличия какого-либо аттитюда недостаточно для того, чтобы имело место соответствующее ему поведение в данной конкретной ситуации, тогда как в подобном случае соответствующая установка непременно гарантирует свою реализацию (если только ситуация в ее психологическом смысле не изменена)".

Виды установок

Различаются два вида установок: общая и дифференцированная. Общая установка возникает в отношении больших классов явлений, дифференцированная — по отношению к отдельным объектам. Установка лежит в основе целостности и последовательности поведения человека, определяет норму его реакции. Установки могут быть связаны с различными компонентами деятельности. Смысловые установки определяют личностный смысл конкретных объектов, явлений, готовность действовать по отношению к значимому объекту определенным образом. Целевые установки обеспечивают устойчивую направленность действий, они выражаются в тенденции к завершению действия при любых обстоятельствах, что иногда может привести к негибкости поведения. Операционные установки обеспечивают психофизиологическую преднастройку индивида на совершение действия определенными способами, последовательной системой привычных операций с использованием привычных для человека средств.

Установка и трансформация понятия Бессознательное

Со временем в работах учеников Д.Н. Узнадзе отчасти трансформировалось и понятие бессознательного. В статье Ф.В. Бассина, А.С. Прангишвили, А.Е. Шерозия читаем: «бессознательное — это понятие во всяком случае гораздо более широкое, чем „психологическая установка“. Неоспоримо, однако, что в ряду форм конкретного выражения неосознаваемой психической деятельности психологическим установкам отводится очень важное место». Эта мысль более конкретно выражена в работе А.Е. Шерозия, который следующим образом резюмирует свою позицию: «Интерпретируя теорию неосознаваемой психической установки, мы опираемся на трехчленную схему анализа человеческой психики «установка — сознание — бессознательное психическое», вместо двучленной «установка — сознание». Таким образом, А.Е. Шерозия не отождествляет установку и бессознательное психическое, считая их отдельными, но взаимосвязанными реалиями. При этом установка, по А.Е. Шерозия, выполняет функцию связи между (а) психическим и транспсихическим, (б) отдельными сознательными психическими актами и (в) сознательными и бессознательными психическими процессами. Однако, при таком толковании, да и при других интерпретациях, объявление установки в качестве психической реальности, как нам кажется, является по меньшей мере непоследовательным шагом. А.Е. Шерозия утверждает, что связь между сознательно-психическим и бессознательным психическим опосредуется установкой, которая им объявляется психической реальностью.

Виды установок: 1 — социальная — готовность к восприятию и к действию в определенном ключе; 2 — моторная — готовность к действию; 3 — сенсорная — готовность воспринимать; 4 — умственная — готовность к определенным стереотипам мышления; 5 — диффузная — установка, сформированная субъектом при однократной встрече с объектом, явлением;

Обычно, чем сильнее эмоциональная реакция после события, тем сильнее закрепляется установка.

Связь понятия установка с феноменом самореализующегося прогноза.

Глубинные механизмы функционирования многих психологических проявлений тесно связаны с концепцией установки. Так, предубеждение, или понятие «свой-чужой» опираются на подсознательно сформировавшуюся у человека внутреннюю норму. От этой нормы идёт обычно неосознаваемый отсчёт наблюдаемого «отклонения» — то есть оценка ситуации, как нормальной или девиантной (патологической, враждебной и т. п.).

Самореализующийся прогноз также тесно связан с понятием установка. Именно наша установка в отношении кого-либо заставляет нас выстраивать поведение таким образом, чтобы наши ожидания оправдались.

Хотя, как было сказано выше, стереотипы и установки являются необходимыми элементами человеческого мировосприятия, они иногда приводят к негативным последствиям, таким как стигматизация. Каким же образом осуществляется самореализующийся прогноз на членах стигматированной группы?

Самоисполняющееся пророчество реализуется следующим образом. Стереотипы членов большинства влияют на их взаимодействие с членами меньшинства. Их поведение вызывает ответное поведение, соответствующее первоначальным ожиданиям большинства. Может быть, трудно игнорировать такое, если вы являетесь членом стигматированной группы. Если вы видите что другие члены ваши стигматированной группы демонстрируют стереотипные черты в ответ на ожидания нестигматированной группы и вспоминаете что сами вели себя подобным образом, то неудивительно что вы признаете наличие этой черты у вашей группы (включая Вас).

Другими словами, в свете доказательств извне и изнутри стигматированной группы, подталкивающих нас к этому выводу, можно заключить, что стигматированный человек усваивает стереотипы о своей группе.

Однако отметим, что самоисполняющиеся пророчества не наблюдаются, когда объект восприятия знает об ожиданиях субъекта. (Hilton & Darley, 1985).

Несмотря на устойчивость самоисполняющихся пророчеств (Rosenthal & Rubin, 1978), недавние исследования показали, что они оказывают лишь ограниченное влияние на сохранение стереотипов и выявление стереотипного поведения у стигматированных людей. Джассим и Флеминг (Jussim & Rubin, 1996) сделали обзор материалов по влиянию самоисполняющихся пророчеств на междугрупповые взаимодействия и обнаружили, что по результатам большинства опытов, моделирующих естественные условия, влияние стереотипных ожиданий на стигматированных людей невелико (значение корелляции — 0,2 и коэффициент регрессии — 0,2).

Таким образом, хотя гипотеза, что самоисполняющиеся пророчества могут спровоцировать у стигматированных людей поведение, в большей мере подтверждающее стереотип (и даже внушить, что их группа обладает некоторыми отрицательными чертами), могла бы дать интересное объяснение результатов, полученных Стефаном и Розенфилдом (Stephan & Rosenfield, 1982), не найдено достаточно веских доказательств того, что эти пророчества являются фактором связанного со стереотипами поведения у стигматированных людей.

Таким образом, мы выяснили, что, хотя представление о самореализующихся прогнозах связаны с представлениями о стереотипах и стигматизации, их взаимосвязь не так уж однозначна.

Глава 3. Возможность преодоления самореализующихся прогнозов

успеваемость стереотип прогноз установка

Неизбежны ли самоисполняющиеся пророчества? К счастью, нет. Самоисполняющиеся пророчества с наибольшей вероятностью исполняются, когда:

Ошибочных ожиданий придерживаются люди, которые контролируют социальную ситуацию.

Те, к кому относятся ожидания, считаются с мнением первых.

Мужчины, более чем женщины, склонны формировать самоисполняющиеся пророчества, возможно потому, что они в целом подготовлены воспитанием к тому, чтобы стремиться контролировать социальную ситуацию. Женщины чаще становятся жертвами самоисполняющихся пророчеств, возможно потому, что они в целом воспитываются более сговорчивыми и внимательными к мнению других. Когда неверных ожиданий придерживаются люди, обладающие властью в социальной ситуации, как происходит в отношениях учителя и ученика, представителя фирмы и соискателя должности, врача и пациента, самоисполняющиеся пророчества становятся более вероятными.

Действительно, результаты недавних исследований подтверждают, что люди, не пользующиеся большим влиянием в системе образования: студенты-афроамериканцы, студенты с низким социально-экономическим статусом, женщины, — могут быть особенно уязвимы по отношению к ожиданиям преподавателей.

Столь полезные в случае, если они правильны, ожидания могут быть приносить много вреда, когда они ложны. Они не только заставляют нас неверно судить о людях, но также могут ограничивать возможности других людей и становиться причиной того, что мы сами создаем как раз ту реальность, которой больше всего боимся.

Заключение

Таким образом, мы изучили понятие самореализующегося прогноза и рассмотрели ряд экспериментов, иллюстрирующих нам механизмы его действия. На примерах, приведенных в данной работе, мы можем убедиться, что самореализующиеся прогнозы сильно влияют на нашу жизнь, и мы постоянно сталкиваемся с подобными явлениями. Уверена, что любой из нас, задумавшись на эту тему, сможет найти примеры данного явления на примерах собственной жизни. Ведь самореализующиеся прогнозы затрагивают не только учебный процесс и воспитание детей, но и отношения между начальством и подчиненным, между сослуживцами, покупателями и продавцами, внутрисемейные отношения и многое-многое другое. Очевидно, что в современном обществе, где расовые, гендерные и многие другие стереотипы играют важнейшую роль во всех сферах жизни, исследования по данной проблеме, их публикация и широкое распространение являются актуальными — да что там, просто необходимыми!

В данной работе рассмотрены некоторые исследования по данной теме, но их, к сожалению, не достаточно. Необходимо исследовать действие самореализующихся прогнозов во всех сферах жизни, а так же серьезно заняться проблемой преодоления действия этого феномена. Возможно, преодоление при помощи повышения самооценки, возможно, поможет развенчание стереотипов, возможно, существуют и другие психологические и социологические методы, наличие которых пока неизвестно.

Именно поэтому данная тема очень актуальна, и ее развитие может существенно повлиять на всю нашу жизнь.

Список литературы

1. Анохин П.К. Избранные труды: Кибернетика функциональных систем / Под ред. К.В. Судакова. — М.: Медицина, 1998. — 400 с.

2. Аронсон Э., Пратканис Э. Механизмы убеждения. / Аронсон Э. и др. — СПб., 2002.

3. Аронсон Э., Т. Уилсон, Р. Эйкерт. Социальная психология. Психологические законы поведения человека в социуме. СПб.: изд-во «ПРАЙМ-Еврознак», 2002. С.88−90.

4. Диксон-мл. У., 2004. Двадцать великих открытий в детской психологии. 2-е межд. издание. СПб.: изд-во «Прайм-Еврознак». 448 с.

5. Дружинин В.Н., 2002. Психология общих способностей. Санкт-Петербург: Питер.

6. Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности. — М.: Наука, 1986. — 168 с.

7. Зароченцев К.Д., Худяков А.И. Экспериментальная психология: учеб. — М.: Проспект, 2005. С. 66.

8. Крайг Г. Бокум Е. «Психология развития» М., 2010.

9. Ломов Б.Ф. Память и антиципация // Вопросы общей, педагогической и инженерной психологии. — М.: Педагогика, 1991.

10. Майерс.Д. Социальная психология (Social Psychology).

Издательство: Питер, 2007 г.

11. Роберт Чалдини, Дуглас Кенрик, Стивен Нейберг, «Социальная психология. Пойми себя, чтобы понять других!»

12. Садкеры М. и Д. «Справедливости нет: как американские школы обманывают девочек».

13. 28. Сурков Е.Н. Антиципация в спорте. — М.: Физкультура и спорт, 1982. — 145 с.

Размещено на