Личность в системе социальных отношений и её социально-психологическая структура

В психологической науке категория личности относится к числу базовых понятий. Личностный подход, являясь одним из основных принципов психологии, ориентирует на то, чтобы любое психическое явление рассматривалось через понимание личности человека в целом. Психология личности является той областью, которая призвана объединить большинство психологических отраслей и понятийных систем.

В настоящее время в мире издано большое количество научных трудов, посвященных проблеме личности. Разнообразие теорий личности, научно обоснованных структур личности, а также определений этого понятия, говорит, прежде всего, о том, что современная психология из-за различий в философско-методологических позициях пока не в состоянии ответить четко и однозначно, что же такое личность. Сегодня разнообразие подходов к пониманию личности и в истории познания и в обыденной жизни стало очевидным. Это свидетельствует о сложности самого феномена личности. Хотя в настоящее время нет общепринятого единственного определения личности, тем не менее, в большинстве теоретических определений личность рассматривается как социальная сущность человека, объясняющая стабильные формы его поведения.

Направленность на целостный подход к изучению личности человека характерна для ряда отечественных психологов: Б.Г.Ананьева, Б.Ф.Ломова, А.В.Петровского, А.Г.Ковалёва, С.Л.Рубинштейна, Е.В.Шорохова, К.Л.Абульханова, В.Н.Мясищева, Д.Н.Узнадзе, Б.В.Зейгарника, И.М.Палей, Б.С.Братусь, Зинченко В.П., Кона И.С., Лазурского А.Ф., Мерлина В.С., Платонова К.К., Фельдштейна Д.И., Ядова В.А.

Различные подходы к изучению личности были отражены в трудах Ж. Пиаже, Л. Колберга, Д. Бродбента, С. Стернберга, Дж. Сперлинга, Г. Бауэра, Р. Шепарда, М. Айзенка, Дж. Келли, М. Мид, Д. Брунера; Г. Оллпорта, А. Маслоу, К. Роджерса, А. Комбса, Дж. Уотсона, К. Лешли, А. Вейса, К. Холла, Э. Толмена, Э. Газри, Б. Скиннера, А. Бандуры.

В советской психологии личность в соответствии с советской философией понималась как совокупность общественных отношений. Б.Г.Ананьев говорил о личности как об общественном индивиде, объекте и субъекте исторического и социального процесса. Статус личности «задается» системой общественных отношений, социальных образований и дополняется позицией личности и ее ролями — социальными функциями. Позиция личности представляет сложную систему отношений — к обществу, людям, труду, себе; установок, мотивов, целей и ценностей. Личность Б.Г.Ананьев рассматривал как «вершину» всей структуры человеческих свойств и подчеркивал, что «…личность всегда конкретно исторична, она — продукт своей эпохи и жизни страны, современник и участник событий, составляющих все истории общества и ее собственного жизненного пути» (Ананьев Б.Г., 1969, С.253).

6 стр., 2702 слов

ЛИЧНОСТЬ И ХАРАКТЕР ЧЕЛОВЕКА

... обстоятельства. Характер — это совокупность устойчивых черт личности, определяющих отношение человека к людям, к выполняемой работе. Характер проявляется в ... не выходящие за пределы нормы отклонения в психологии и поведении человека, граничащие с патологией. Такие акцентуации ... характеров неоднократно предпринимались на протяжении всей истории психологии. Одной из наиболее известных и ранних из ...

Одним из немногих оригинальных отечественных подходов, который правомерно рассматривать как сравнительно целостную самостоятельную психологическую теорию личности, является теория А.Н.Леонтьева. Все его публикации, посвященные психологии личности, укладываются в очень небольшой отрезок времени — фактически в пять лет. Первой публикацией на эту тему была небольшая статья «Некоторые психологические вопросы воздействия на личность» (Леонтьев, 1968); вскоре после этого была написана известная глава «Деятельность и личность», которая сначала была опубликована в журнальном варианте, и затем вошла в книгу «Деятельность. Сознание. Личность» (Леонтьев, 1974; 1975).

Она и является тем, что сейчас известно как теория личности А.Н.Леонтьева. Однако сравнительно недавно опубликованные «Методологические тетради» из архива А.Н.Леонтьева, относящиеся примерно к 1940 году, но опубликованные только через 15 лет после смерти автора (Леонтьев, 1994), содержат в себе в тезисном виде почти все идеи, которые легли в основу публикаций 1970-х годов. Невозможной на протяжении многих лет была их публикация, однако само их наличие опровергает первое впечатление о большом отставании отечественной психологии личности от западной.

В своих сравнительно небольших текстах А.Н.Леонтьев, конечно, не мог разработать теорию личности во всех деталях и подробностях. Однако он успел построить довольно стройный и логически связный каркас теории личности, который послужил основой для работ целого ряда его учеников, с именами которых сейчас в первую очередь связывается отечественная психология личности. Наиболее заметный вклад в развитие этого направления работ за последние три десятилетия сделали А.Г.Асмолов, Б.С.Братусь, Ф.Е.Василюк, Б.В.Зейгарник, В.А.Петровский, Е.В.Субботский.

2 стр., 690 слов

Праздники сегодня и вчера: влияние праздника на личность человека

... можно сказать, что праздник оказывает влияние на социализацию личности, а дарение и получение подарков – на психическое состояние ... , комизма и служит институтом, позволяющим исправлять недостатки людей посредством их публичного осмеяния. Праздничный комизм с общественной ... общественных обычаев из поколения в поколение, помогает людям реализовывать свою идентификацию с принятой в социуме культурой ...

Один из наиболее интересных аспектов теории личности А.Н.Леонтьева — это анализ того, что происходит в результате «второго рождения личности». Происходит прежде всего овладение своим поведением, становление новых механизмов разрешения мотивационных конфликтов, связанных с волей и сознанием. «Только идеальный мотив, т. е. мотив, лежащий вне векторов внешнего поля, способен подчинять себе действия с противоположно направленными внешними мотивами» (там же, с.209), т. е. выступить как посредующий механизм для овладения своим поведением, разрешить конфликт во внешнем поле, разрешить тот самый буриданов конфликт. Именно в воображении, считает А.Н.Леонтьев, мы можем найти и выстроить то, что поможет нам овладеть своим собственным поведением. «Психологические механизмы жизни-подвига надо искать в человеческом воображении» (там же), потому что подвиг определяется мотивом, который не находится во внешнем поле, и человек трансцендирует непосредственное поле, выходит в другой пласт реальности, что и позволяет ему действовать независимо по отношению к текущему внешнему полю. Это и есть поступок, который А.Н.Леонтьев еще в «Методологических тетрадях» определял как «действие, судьба которого определяется не из наличной ситуации» (1994, с.182).

Именно эта последняя сторона личности больше всего занимала мысли А.Н.Леонтьева в последние годы его жизни, и наиболее концентрированным их выражением стали рукописные заметки, опубликованные посмертно под названием «О предмете психологии личности» (А.Н.Леонтьев, 1983, с. 384−385).

«Проблема личности образует новое психологическое измерение: иное, чем измерение, в котором ведутся исследования тех или иных психических процессов, отдельных свойств и состояний человека; это — исследование его места,позициив системе, которая есть система общественных связей,общений, которые открываются ему; это — исследование того,что,радичегоикакиспользует человек врожденное ему и приобретенное им» (там же, с.385).

7 стр., 3435 слов

Школа психологии и человеческих отношений.

... гуманистическим вызовом или школа психологии и человеческих отношений. Был произведен перенос центра тяжести с ... Л. Урвик – Д/з   Школа психологии и человеческих отношений. В рамках неоклассического подхода возникла новая школа названная ... тесное проникновение государства в деятельность предприятия и в жизнь каждого работника. Представляет собой социально-рыночное хозяйство. ...

Еще раньше А.Н. Леонтьев писал: «Личность… выступает как-то, что человек делает из себя, утверждая своючеловеческуюжизнь» (1975, с.224).

Фактически эти формулировки, подытоживающие и максимально жестко формулирующие новизну подхода А.Н. Леонтьева к личности, выражают экзистенциалистскую позицию по вопросу о соотношении личности и факторов или предпосылок ее развития. Действительно, в последние годы целый ряд учеников А.Н. Леонтьева отмечали близость его подхода экзистенциалистским воззрениям в психологии. Е. В Субботский (2003) прямо называет его «экзистенциалистом в советской психологии» (с. 186), Ф.Е.Василюк (2003) констатирует, что через принцип предметности А.Н. Леонтьева «потенциально вводилась в отечественную психологию феноменологическая категория „жизненного мира“» (с. 239), А.Г.Асмолов (2003) называет деятельностный подход «психологией существования». Но это сходство замечают и представители экзистенциально-феноменологической психологии.

Личность — всегда, в понимании отечественных психологов, была «продуктом» социального воздействия, интериоризации смыслов, предлагаемых общественной идеологией.

Б.С.Братусь подчеркивает, что личность — это, прежде всего, нравственно-ценностный выбор. Стиль действия, манера общения, способы выражения и достижения целей — сами по себе не отвечают на вопрос, ради чего они существуют, какие смысловые устремления призваны осуществлять.

Если личность, по мысли В.И.Слободчикова и Е.И.Исаева, — это способ, образ бытия, то характер — это способ проявления этого «способа бытия», способ поведения. Характер выражает единство отношений и способов их осуществления в переживаниях и поступках, служит, по мнению В.С.Мерлина, для осуществления отношений личности.

3 стр., 1113 слов

Смысл когнитивной психологии

... включая ее высшие социализированные формы. Основной смысл Когнитивная психология во многом основывается на аналогии между ... поможет ей преодолеть методологические трудности. Когнитивная психология это подход, подчеркивающий значение когнитивных процессов. ... личности (Дж. Келли, М. Махони). Как попытка преодоления кризиса бихевиоризма, гештальтпсихологии и других направлений когнитивная психология ...

Личность, как система отношений и ценностей, через виды отношений, реализуется в стратегиях самореализации: поведении, познании, проживании. Та или иная стратегия самореализации «использует» те или иные психические процессы как ведущие — волю, интеллект, чувства: и отражает целевую направленность личности на тот или иной образ бытия как доминирующий. Таким «главным смыслом» для личности становится либо преобразование внешней действительности, либо понимание ее, либо переживание, проживание действительности в сознании. Ведущий «образ бытия» может определять и профессиональную направленность.

Предпосылки внутреннего развития личности связаны со способностью вырабатывать и изменять отношение к самому себе, миру, переоценивать свой внутренний опыт.

Способность к самоопределению предполагает нахождение цели, призвания, адекватного внутренней сути человека.

Готовность к самоопределению свидетельствует о зрелости личности. Ход самоопределения предполагает полноту осознания реальных отношений личности, противоречий между «Я — реальным» и «Я — идеальным», а также осуществление свободного личностного выбора, становление личностной позиции.

Стать личностью, по мнению Б.С.Братуся, значит:

  1. занять определенную жизненную нравственную позицию;
  2. осознавать ее и нести за нее ответственность;
  3. утверждать ее своими поступками, делами, жизнью.

Интегральным проявлением зрелой здоровой личности выступает ее субъектность по отношению к собственной жизни — общая способность к проектированию и преобразованию в желаемом направлении различных жизненных обстоятельств, включающих и саму личность в комплексе разноуровневых индивидуальных свойств.

Стержневым «субъектообразующим» фактором является смысл жизни, который как раз и определяет вектор желаемых преобразований жизненных обстоятельств и индивидуальных свойств, а также побуждает, энергетизирует особые формы субъектной активности, направленные на преодоление и изменение личностью заданных условий в собственной жизни и в самой себе. Закономерно, что в настоящее время проблема смысла жизни превращается в одну из центральных тем позитивной психологии и частных ответвлений субъектной психологии, специализированных на изучении личности в качестве субъекта целой жизни — психологии жизненного пути (Кроник А.А., 2008), психологии бытия, онтопсихологии и т. д.

13 стр., 6106 слов

Философия о жизни смерти и смысле жизни

... потребность птицы летать.Вопрос о смысле жизни это вопрос о том, имеет ли жизнь ценность, а если имеет, то ... , а другие целые эпохи в жизни человека.В некоторых случаях направленность личности обусловлена несознательными установками, действующими непроизвольно, ... жизнерадостного или от пессимистического склада их личности. Отношение к направленности личности играет большую роль, чем положительная или ...

Личность формируется и утверждается как субъект жизни в процессе решения следующих задач: 1) поиск и обретение смысла жизни; 2) сохранение и удержание принятого смысла вопреки изменчивости и давлению жизненных обстоятельств; 3) практическая реализация смысла, предполагающая преобразование «сырого» материала жизни и построение из него индивидуального жизненного пути. Эти смысложизненные задачи составляют особый класс задач развития, характеризуются специфическим содержанием, способом решения и результатом, а также предполагают наличие или доступность для личности особых ресурсов. В самом общем значении ресурсом следует считать любую возможность или любое средство, позволяющее путем определенных преобразований получить желаемый, искомый результат. Приоритетной для субъекта жизни является задача практической реализации смысла жизни, вне связи с которой «смыслопоисковые» и «смыслосберегающие» задачи теряют свою актуальность. Поэтому понятие «ресурсы» в данном контексте обобщает всю совокупность вспомогательных средств, которые могут быть изысканы и использованы личностью в интересах наиполнейшей и наискорейшей реализации смысла жизни. Иными словами, ресурсы — это обстоятельства, приобретающие в контексте деятельной реализации смысла жизни вспомогательное, инструментальное, служебное значение. Особенно полезные и безотказные ресурсы, значительно облегчающие реализацию смысла в жизни, зачастую превращаются для личности в инструментальные ценности, которые она старается сберечь и приумножить.

7 стр., 3160 слов

Формирование и развитие личности

... особенности пребывания в среде обитания, образа жизни. Однако все же человек личностью не рождается, а становится. Если предположить ... позже - обучением. Научение в широком смысле (в таком смысле термин чаще используется зарубежными авторами) включает в ... ценностей самого человека. Восприятие одних и тех же социальных ситуаций может быть совершенно различным.     Разные личности ...

Таким образом, ради осуществления смысла жизни личность втягивает в «оборот» своей жизнедеятельности самые разнообразные ресурсы — предметные условия жизни, индивидуальные возможности, собственные психические свойства и, наконец, весь репертуар деятельностей, которыми ей удалось овладеть в течение своей жизни.

1.2. Ценностные ориентации как сложный социально-психологический компонент личности

Проблема ценностей в различных дисциплинах гуманитарного знания имеет комплексный и междисциплинарный характер.

Категория «ценность» является общенаучным понятием в философии, социологии и психологии и в самом общем виде обозначает объекты и явления, их свойства, а также абстрактные идеи, воплощающие в себе идеалы и выступающие в качестве эталона должного (Тугаринов, 1960; Анисимов, 1988,1994; Здравомыслов, 1986, 1989; Каган, 1997; Момов, 1975; Чавчавадзе, 1984; Фролов, 2002, 2006; Ядов, 1979 и др.).

В исследованиях по ценностной проблематике отмечается, что в настоящее время существует множество различных определений понятия «ценность» (Акопова, 2003; Барышков, 2005; Леиашвили, 1990; Матвеев, 2000; Миронова, 1989; Сурина, 1999; Шехтер, 1981; Makota, 1998; Miroiu, 2000; Peperzak, 1986; Sztumski, 1995 и др.).

Критический анализ различных трактовок данного понятия позволяет выявить весь спектр определений: от понимания ценности как синонима значимости, которое представлено в исследованиях В.А. Василенко, О.Г. Дробницкого и других ученых (Василенко, 1997; Дробницкий, 2002 и др.), как потребности, интереса, представленного в работах Дж. Дьюи (Дьюи, 2002, 2003), до трактовки ценности как объективного феномена, принадлежащего идеальному бытию, трансцендентному миру, которое мы находим у М. Шелер, Н. Гартман (Шелер, 199; 2006; Гартман, 2002 и др.).

Исследователи выделяют две важнейшие характеристики ценности: значимость (Тугаринов, 1988; Архангельский, 1978; Фролов, 2002, 2006; Наумова, 1988, 2006) и вторичный, производный от человеческого бытия характер (Архангельский, 1978; Здравомыслов, 1986; Ядов, 2000; Рубинштейн, 2008).

В рамках социально-психологического подхода многие ученые рассматривали ценности в связи с источниками активности человека (Г.М. Андреева, 1980; А.Г. Здравомыслов, 1986; А.Н. Леонтьев, 1971, 1975; Б.Д. Парыгин, 2010; А.В. Петровский, 1982; В.А. Ядов, 1979, 1987; К. Клакхон, 1948, 1956 и др.).

Ценности выступают важным связующим звеном между обществом, социальной средой и личностью. Ценности интериоризируются индивидом и становятся «внутренними» регуляторами его поведения, которое в свою очередь детерминировано потребностями, мотивами, склонностями и уже усвоенными ценностями. Ценностные ориентации как высший уровень диспозиционной системы, по В.Я. Ядову, полностью зависят от ценностей социальной общности, с которой себя идентифицирует личность. Исходя из общепсихологического понимания, ценности имеют смысловую природу, связывают когнитивную и мотивационную сферы, обеспечивая, таким образом, целостность личности (Л.С. Выготский, 1984; С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев 1971, 1975; Д.А. Леонтьев, 1997, 2007; Б.С. Братусь, 1994; Г. Олпорт, 2002; В. Франкл, 1990 и др.).

Анализ научных работ показал отсутствие единого мнения относительно ценностной проблематики. Ценность понимается как атрибут абстрактного ценного (С.Л. Рубинштейн, 2001), как атрибут конкретного объекта и явления (М.И. Бобнева, 1978; Н.М. Лебедева, 2000, Д.А. Леонтьев, 1999, Б.С. Братусь, 2002, N.T. Feather, 1995, M. Rokeach, 1968, S.H.Schwartz, А. Bardi, 2001 и др.); одновременно, и как надындивидуальная реальность, и как первичное аффективно-смысловое образование, и как индивидуально- психологическое образование (Т.М. Буякас, 1997; М.И. Бобнева, 1978, Н.М. Лебедева, 2007, Д.А. Леонтьев, 1999, M. Rokeach, 1968, S.H. Schwartz, 2001 и др.); как мотивирующая структура личности (А.Г. Асмолов, 1996, Н.М. Лебедева, 2007, Д.А. Леонтьев, 1997, S.H. Schwartz, 2001 и др.), как источник и носитель личностно-значимых смыслов (Д.А. Леонтьев, 1999).

В самом общем виде выделяется два подхода к определению понятия ценность: объективистский и субъективистский. С объективистских позиций понятие «ценность» с точки зрения объективно-идеалистических теорий трактуется как потусторонняя сущность вне пространства и времени (Лосский, 1994 и др.); материалистических теорий — как специфические проявления общественных отношений и нормативно-оценочной стороны общественного сознания (Анисимов, 1988, 1994; Архангельский, 1978; Буева, 1989, 1999; Здравомыслов, 1986; Каган, 1997; Тугаринов, 1960, 1988 и др.).

Среди авторов, придерживающихся субъективистского подхода, также существуют различные определения понятия «ценность». С позиции субъективно-идеалистических теорий, ценность понимается как явление сознания, субъективного отношения человека к оцениваемым им объектам; натуралистические теории рассматривают ценность как выражение естественных потребностей человека или законов природы в целом (Маслоу, 1987; Олпорт, 1998, 2002 и др.).

В рамках экзистенциально-гуманистической парадигмы ценность трактуется как смысловые универсалии, сложившиеся в результате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться в истории (Ницше, 1994; Франкл, Э. Фром, 1992, 1993; 2011 и др.).

Особую позицию занимают ученые, пытающиеся найти компромисс между первым и вторым подходами к определению понятия «ценность». Для них ценность является предметной формой проявления социального отношения (Дробницкий, 1974, 2002; Залесский, 1994 и др.).

Так, согласно О. Г Дробницкому, выделяется два рода ценностей: предметные, которые выступают как объектно-направленные потребности, и ценности сознания, или ценностные представления. Первые есть объекты наших оценок, а вторые выступают в качестве высших критериев для таких оценок (Дробницкий, 1974).

Признавая индивидуальный характер ценностей, как феномен, существующий внутри субъекта, американский социолог М. Рокич рассматривает ценности как разновидность убеждения, определяя ее как «устойчивое убеждение» в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее личной или социальной точек зрения, чем противоположный способ поведения, либо конечная цель существования. По его мнению, ценности личности характеризуются следующими признаками: истоки ценностей прослеживаются в культуре, обществе и личности; влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения; общее число ценностей, являющихся достоянием человека, сравнительно невелико; все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в различной степени; ценности организованы в системы (Рокич, 1968, 1973).

К. Клакхон характеризует ценности как аспект мотивации, соотносящийся с личными или культурными стандартами, не связанными исключительно с актуальным напряжением или сиюминутной ситуацией (Клакхон, 1948, 1956, 1985).

В зависимости от того, признает ли человек господствующие в обществе ценности и средства их достижения, Р. Мертон выделил пять моделей социальной адаптации к действующим культурным нормам: конформизм (полное принятие целей и средств их достижения), инновация (достижение одобряемых целей непризнанными средствами), ритуализм (соблюдение внешних правил ради собственных целей), эскейпизм (отрицание доминирующих целей и средств достижения), мятеж (амбивалентное отношение к общественным целям и нормам) (Мертон, 2006).

По нашему мнению, в данной типологии не представлена модель поведения с осознанным внутренним принятием социальных ценностей. Иную ценностную типологию социального характера мы находим у американского социолога Д. Рисмена. Она построена на преобладании внутреннего или внешнего источника ценностных ориентации личности. Поведение первого определяется интернализованными в раннем детском возрасте нормами, ценностями и жизненными принципами. «Ориентированная на себя» личность является более целеустремленной, динамичной, предприимчивой, более открытой к переменам и нововведениям, требующей или осуществляющей «позитивное лидерство». Поведение «ориентированной на другого» личности определяется не собственными принципами, а «другими», т. е. ценностями окружающих, модой, внешними влияниями, существующей системой общественных связей. Такой человек обезличен, стандартизован современным потребительским обществом, пассивен и становится объектом манипулирования (Рисмен, 1993).

В отечественной социологии и социальной психологии ценности и ценностные ориентации исследовались через взаимодействие личности и группы. Признавая тот факт, что ценности являются продуктом, как общества, так и группы, исследована связь общества и ценностей через трансформацию потребностей в социально значимое поведение, ценности изучены как автономные источники смыслообразования по отношению к потребностям личности, раскрыты их адаптационная и регуляционная функции (Здравомыслов, 1986, 1989; Ядов, 1979; Донцов, 1974; Буева, 1989, 1999; Бобнева, 1978 и др.).

Я. Гудечек выявил типы отношения личности к системе ценностей современного общества в зависимости от степени ее внутреннего принятия: активное отношение (выражение высокой степени интернализации ценностной системы); конформное отношение (внешнее, приспособленческое выражение согласия без интернализации или идентификации с данной системой ценностей); индифферентность (безразличие, отсутствие интереса к данной ценностной системе); несогласие (критика, осуждение и отрицательная оценка ценностной системы, стремление к ее изменению); активное противодействие (внутреннее и внешнее отрицание системы ценностей) (Гудечек, 1989, с. 102−109).

Подобная типология ценностных систем предлагается и К.А. Абульхановой-Славской, которая на основе экспериментальных данных выделяет три типа личности: тип, характеризующийся непризнанием общественных норм и ценностей как ограничивающих его личную свободу и стремящийся к освобождению от них, не имеющий желания самому поступать «нравственно-ценностным образом»; тип, имеющий негативное отношение к системе ценностей общества и берущий на себя ответственность за реализацию нравственной функции; тип, не отрицающий, а конформистски признающий социальные нормы как ценности, не имеющий внутренних принципиальных нравственных и ценностных позиций (Ценности в кризисном обществе, 1991, с.154−167).

Интересным представляется вопрос о классификации самих ценностей. Общепринятым основанием для классификации ценностей является деление их на основе видов или сфер человеческой деятельности. Так, исследователи выделяют материальные, социально-политические и духовные ценности. К материальным ценностям относятся природные богатства, средства производства, предметы потребления, памятники культуры, книги. Материальные ценности необходимы для физического выживания человека и предназначены для удовлетворения его непосредственных потребностей. Семья государство, этнос, права человека, политические свободы причисляются к социально-политическим ценностям, которые выступают фундаментом общественной жизни и отражают особенности системы отношений общества и личности, характер социальных отношений, уровень развития общества. К духовным ценностям относятся знания, включающие в себя философские концепции, политические учения, принципы мировоззрения, нравственные нормы, религиозные постулаты, совесть, произведения искусства и т. д. (Тугаринов, 1988).

С.Ф. Анисимов, 1970 предлагает следующую классификацию ценностей: высшие ценности (человек и человечество), ценности материальной жизни, социальные ценности духовной жизни общества. Основанием для классификации ценностей может выступать степень их общности и универсальности. В связи с этим выделяются общечеловеческие, национальные, государственные, классово-корпоративные, профессиональные, семейные, индивидуально-личностные ценности (Барьядаева, 2009, с. 87).

В типологии ценностей М. Рокича, 1968, 1973 ценности могут быть выделены по мотивационно-целевому и процессуальному компонентам. Мотивационно-целевой компонент лежит в основе терминальных ценностей, которые обобщенно выражают важнейшие идеалы, цели, смысложизненные ориентации людей — такие как ценность человеческой жизни, семьи, межличностных отношений, труда, самореализации и т. д. Терминальные ценности (ценности-цели) в свою очередь делят на конкретные и абстрактные ценности, ценности профессиональной самореализации и личной жизни.

Инструментальные ценности представляют собой средства деятельности и включают в себя этические ценности, ценности общения, ценности дела; индивидуалистические, конформистские и альтруистические ценности; ценности самоутверждения и ценности принятия других людей. В инструментальных ценностях отражены поощряемые в данном обществе средства достижения целей. С одной стороны, это нравственные и этические нормы поведения, а с другой — качества и способности людей

В общепсихологическом подходе проблема ценностей в развитии личности представлена неоднозначно: с одной стороны, ценности исключаются из научного исследования в теориях, основанных на биологическом подходе, с другой — являются важной детерминантной развития личности в описательной, гуманистической и экзистенциальной психологии. Так, по словам В. Дильтея, главным предметом психологического анализа в описательной психологии является «душевная жизненная связь», включающая «как основные отношения наших представлений, так и постоянные определения ценностей, навыки нашей воли и господствующие целевые идеи» и содержащая, таким образом, «правила, которым, хотя мы часто это и не сознаем, наши действия подчиняются» (Дильтей, 1992, с. 336).

В психоанализе З. Фрейда ценностная проблематика личности рассматривалась через категорию «Идеал-Я» — инстанцию личности, возникающую в результате совпадения двух моментов: нарциссизма (идеализация Я) и (само) отождествления с родителями (или их заместителями) и коллективными идеалами. «Идеал-Я» — это образец, которому стремится следовать субъект (Фрейд, 1925).

В «Психологии масс и анализе Я» «Идеал-Я» выходит на первый план (Фрейд, 2011).

З. Фрейд четко отличал его от Я и искал в нем объяснения таких явлений, как любовные чары, власть гипнотизера и подчинение вождю, при которых субъект ставит на место своего «Идеал-Я» другого человека. В «Новых лекциях по введению в психоанализ» З. Фрейд рассматривает проблему разграничения понятий «Идеал-Я» и «Сверх-Я». Причем «Сверх-Я» выступает как объемлющая структура, призванная выполнять три функции: самонаблюдения, нравственного сознания (совесть) и формирования идеала. Формирование идеалов связано с развитием «Сверх-Я», обусловленного социальными факторами (Фрейд, 2001).

Таким образом, вопреки распространенному мнению о том, что теория З. Фрейда игнорирует ценностный аспект и концентрирует внимание на внутренних биологических факторах развития личности, следует отметить, что она подразумевает определенную ценностно-нормативную регуляцию поведения человека. Однако, по З. Фрейду, основные потребности и мотивы поведения самой личностью не осознаются и находятся в состоянии конфликта с социальными нормами.

В отечественной психологии, согласно Б.Г. Ананьеву, 1980, 2010, ценности рассматриваются как одно из центральных звеньев в комплексном изучении личности и закономерностей ее развития. Исходным моментом индивидуальных характеристик человека как личности, по мнению Б.Г. Ананьева, является его статус в обществе, равно как и статус общности, в которой складывалась и формировалась данная личность. На основе социального статуса личности формируются системы ее социальных ролей и ценностных ориентаций. Статус, роли и ценностные ориентации, образуя первичный класс личностных свойств, определяют особенности структуры и мотивации поведения, и, во взаимодействии с ними, характер и склонности человека. Таким образом, Б.Г. Ананьев рассматривает ценности и ценностные образования как базальные, «первичные» свойства личности, определяющие мотивы поведения и формирующие склонности и характер. По мнению А.Г. Здравомыслова, 1986, ценности выступают важным связующим звеном между обществом, социальной средой и личностью, ее внутренним миром. Ценностные отношения субъекта к внешнему миру опосредованы ориентацией человека на других людей, на общество в целом, на существующие в нем идеалы, представления и нормы. Как отмечает В.П. Тугаринов, «отдельный человек может пользоваться лишь теми ценностями, которые имеются в обществе. Поэтому ценности жизни отдельного человека в основе своей являются ценностями окружающей его общественной жизни» (Ананьев Б.Г., 1968, с.146).

В отечественной социально-психологической литературе ценностями нередко называют элементы структуры сознания. Наиболее близким к ценностям в этом случае является понятие ценностных ориентаций. В социальной психологии ценностные ориентации определяются через понятия отношения, отражения, установки (Здравомыслов, 1989; Узнадзе, 1961; Ядов, 1979).

По мнению М.С. Яницкого, ценностные ориентации представляют собой особые психологические образования, всегда составляющие иерархическую систему и существующие в структуре личности только в качестве ее элементов (Яницкий, 2000).

Во многих отечественных работах ценностные ориентации как бы поглощаются другими, более устоявшимися психологическими понятиями, которые являются основным объектом исследования того или иного автора: потребности, интересы, идеалы (Рубинштейн, 2002), предмет потребности, материальный или идеальный (Леонтьев, 1971), установка (Узнадзе, 1961), социальная установка (Кон, 1984; Ядов, 1979), мотивы и направленность личности (Ломов, 2006, Тугаринов; 1968), убеждение (Залесский, 1994), высшие социальные потребности как интериоризированные общественные отношения (Мясищев, 2011), личностный смысл (Леонтьев, 1996).

В связи с таким разнообразием подходов к объяснению ценностей, необходимо раскрыть роль и место установок, мотивов, потребностей и ценностных ориентаций в структуре личности. Отметим, что исследователями данные понятия используются для характеристики социальной регуляции поведения человека, но их отличия связаны с уровнем осознанности, приоритетом биологического или социального, характером социальной ситуации. Так, в отличие от установки, имеющей скорее неосознанный характер, аттитюд понимается как осознанное явление, которое человек может выразить словами и осмыслить с точки зрения значимости (Ядов, 1979;Яницкий, 2000).

Согласно В.Я. Ядову, установки, аттитюды и ценностные ориентации личности рассматриваются как диспозиции (предрасположенности), которые регулируют реализацию потребностей человека в различных социальных ситуациях.

По мнению Д.А. Леонтьева, потребности, мотивы и ценностные ориентации являются основными источниками мотивации человека, поскольку выполняют одну и ту же функцию в мотивации поведения, но имеют разные структурные особенности, разные механизмы: потребности и мотивы складываются на основе «личных» взаимоотношений с миром, ценности, наоборот, усваиваются личностью как членом разных социальных групп и общностей, от семьи до человечества в целом, в функционирование которых он включен (Леонтьев, 2005, с. 16−21).

С точки зрения Д.А. Леонтьева, по функциональному месту и роли в структуре мотивации личностные ценности относятся к классу устойчивых мотивационных образований, мотивирующее действие которых не ограничивается конкретной деятельностью, конкретной ситуацией, они соотносятся с жизнедеятельностью человека в целом и обладают высокой степенью стабильности (Леонтьев, 1997).

Таким образом, система ценностных ориентаций в отличие от установок, мотивов и потребностей детерминирует поведение в наиболее значимых ситуациях социальной активности личности, в которых выражается отношение личности к целям жизнедеятельности, к средствам удовлетворения этих целей, к таким «обстоятельствам» жизни, которые могут быть детерминированы общими социальными условиями, типом общества, системой его экономического, политического, идеологического принципов.

Ряд исследователей описывают взаимодействие смысловых образований и ценностных ориентаций. Так, Б.С. Братусь считает, что смысловые образования служат основой для формирования личностных ценностей. Он выделяет осознанные личностные ценности как относящиеся к смысловой сфере личности, и декларируемые, внешние ценности, не относящиеся к смысловой сфере. Согласно автору личностными ценностями являются осознанные и принятые человеком общие смыслы жизни (Братусь, 1994).

Другие авторы указывают на то, что ценностные ориентации являются основой для формирования системы личностных смыслов. Так, согласно В. Франклу, человек обретает смысл жизни, переживая определенные ценности (Франкл, 1990), согласно Ф.Е. Василику, смысл как совокупность жизненных отношений, является продуктом ценностной системы личности (Василюк, 1984).

Однако, нам близка точка зрения, согласно которой развитие и функционирование систем личностных смыслов и ценностных ориентации носит взаимосвязанный и взаимодетерминирующий характер (М.С. Яницкий, 2000; Д.А. Леонтьев, 2005).

Как заявляет Д. А Леонтьев «ценности являются одновременно и источниками, и носителями значимых для человека смыслов (Леонтьев, 2000, с. 372).

Важнейшей характеристикой системы ценностных ориентаций личности является ее многоуровневость и иерархичность.

Ранг той или иной ценности в системе ценностных ориентаций личности с точки зрения разных исследователей определяется по различным критериям: высота и сила ценности, зависящая от степени ее реализованности (Гартман, 2002), степень личностной или общественной значимости (Леонтьев, 1992; Фанталова, 1992).

В концепции С.С. Бубновой, наряду с принципом иерархичности выделяется принцип многомерности и нелинейности системы ценностных ориентаций, поскольку личностная значимость ценностей, являющаяся критерием иерархичности ценностной системы, включает в себя различные содержательные аспекты, связанные с влиянием разных типов и форм социальных отношений (Бубнова, 1999).

Формирование и развитие системы ценностных ориентации личности происходит одновременно в ряде процессов: согласно А.В. Петровскому, в процессе персонализации, который включает в себя адаптацию (как присвоение индивидом социальных норм и ценностей); индивидуализацию (как утверждение ценностей своего «Я») и интеграцию (как снятие противоречий между ценностями личности и группы путем их трансформации) (Петровский, 1987); по мнению Д.А. Леонтьева, в процессе интериоризации (как движение от ценностей социальных групп к личностным ценностям) и социализации (как усвоения ценностей социальных общностей и их трансформации в личностные ценности (движение от структуры индивидуальной мотивации, основанной исключительно на потребностях, к структуре, в которой главенствующую роль играют ценности (Леонтьев, 1997, с. 20−27).

М.С. Яницкий выделяет три основных процесса: адаптацию, социализацию и индивидуализацию, которые последовательно возникают в указанном порядке, повторяются на соответствующем новом витке личностного развития и отражают на своем уровне баланс влияния индивида и среды на формирование ценностей (Яницкий, 2000).

Согласно Л.С. Выготскому и А.Н. Леонтьеву усвоение социальных норм и ценностей осуществляется в процессе интериоризации, которая понимается как присвоение общественно­исторического опыта (Выготский, 1984; Леонтьев, 1975).

Аналогичную точку зрения мы находим у Б.Г. Ананьева, по мнению которого «формирование личности путем интериоризации — присвоения продуктов общественного опыта и культуры в процессе воспитания и обучения — есть вместе с тем освоение определенных позиций, ролей и функций, совокупность которых характеризует ее социальную структуру. Все сферы мотивации и ценностей детерминированы именно этим общественным становлением личности» (Ананьев, 1977, с. 248).

В развитии системы ценностных ориентаций личности исследователи выделяют ряд механизмов. Большинство зарубежных и отечественных авторов в качестве основного механизма принятия личностью ценностей и норм социальной среды в микросоциальном окружении называют идентификацию, которая понимается как процесс межличностного взаимодействия, познания другого человека, вхождения в его систему мотивов, целей и ценностей (Парыгин, 2010; Петровский, 1982; Бодалев, 1988; Дубовская, 1982 и др.), «отождествление индивида с другим человеком, в результате чего происходит воспроизводство поведения, мыслей и чувств другого лица» (Андреева, 1980, с. 160).

Другими механизмами усвоения социальных норм и ценностей в микросоциальном окружении являются внушение как «особый вид эмоционально-волевого целенаправленного, неаргументированного воздействия одного человека на другого или группу людей» и подражание как «способ воздействия людей друг на друга, в результате которого происходит воспроизводство индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения» (Андреева, 1980, с. 160−162; Дюркгейм, 2008; Парсонс, 2002 и др.).

Однако, формирование ценностных ориентации личности в процессе социализации, несмотря на осознанность усвоения ценностей социальной среды, не подразумевает самостоятельной выработки собственных внутренних ценностей. В связи с этим ряд авторов противопоставляют процессу социализации процесс индивидуализации, который может быть определен как отдельный, наиболее «вершинный» по сравнению с адаптацией и социализацией процесс развития системы ценностных ориентации личности (Ломов, 1984; Петровский, 1982; Яницкий, 2000 и др.).

Согласно М.С. Яницкому индивидуализация понимается как процесс формирования автономной системы ценностей. В зарубежной гуманистической психологии данный процесс обозначается как внутренний рост или развитие (Роджерс, 1997; осуществление личностного смысла (Франкл, 1990); самоактуализация (А. Маслоу, 1982).

В ценностно-нормативной сфере личности, с точки зрения В.С. Мерлина, «представлены наиболее распространенные социальные нормы, „требования“, для выполнения которых индивидуальные психические особенности личности взаимодействуют таким образом, чтобы обеспечить поведение на высшем психическом уровне, отвечающее норме» (Цит. по Шамионову, 2009, с. 34).

Как отмечает С.И. Розум, «социальные нормы пронизывают все сферы и области психической жизни человека, оставаясь при этом для него скрытыми, „невидимыми“, редко осознаваемыми» (Розум, 2007, с. 108).

Социальная норма, по мнению Е.М. Пенькова, это не всякое правило или действия, а лишь то, которое регулирует общественное поведение людей (Пеньков, 1972).

По мнению Р.М. Шамионова понятие «социальная норма» включает в себя три основных признака: набор правил поведения в данной ситуации; эталонный образец поведения, предписываемый индивиду или группе применительно к данной ситуации; экспектации — ожидание со стороны окружающих относительно нормативного поведения человека (Шамионов, 2009, с. 50−51).

Согласно отечественным исследователям, система ценностных ориентации личности формируется в конкретных социально-исторических условиях, отражая актуальные ценности определенного общества, которые, в свою очередь, связаны с общим экономическим и культурным уровнем его развития. Поскольку ценности и нормы социума являются одним из важнейшим источников формирования ценностных ориентации личности, последние, в отличие от многих других личностных характеристик, в значительной степени определяются индивидуальными представлениями человека о социальной желательности. Поэтому индивидуальные ценности должны рассматриваться только в контексте ценностных предпочтений социокультурного окружения (Яницкий, 2000, с.87).

В процессе социализации-индивидуализации на этапах подросткового и юношеского возрастов на формирование ценностной системы личности усиливается влияние принадлежности к тем или иным большим социокультурным группам — этносу, классу, конфессии, общественно­политическим движениям.

1.3. Социальная успешность как психологическая категория

Термин «успешность» является одним из самых распространённых в языковой культуре современного российского общества. Представление об успешной личности в контексте западной культуры связано с материальным благополучием, прагматизмом и индивидуализмом. По мнению российского психолога Ю.М. Орлова, потреб­ность в достижениях и успехе фор­мируется под влиянием социогенных факторов и определяется как постоянное соревнование человека с самим собой в стрем­лении превзойти ранее достигнутый уровень исполнения, оригинально решить возник­шую проблему.

Следует отметить, что проблема успеха и успешности, социальной успешности в психологии не получила целостного изучения. Исследователи выделяют лишь некоторые аспекты этого явления: механизмы формирования установки на успех в больших и малых сообществах (Д. Макклелланд), поведение, направленное на успех как частный вид человеческой деятельности (В. Фридрих, А. Хофман), мотив стремления к успеху и мотив избегания неуспеха (Дж. Аткинсон), потреб­ность в достижении, в успехе как одна из фундаментальных со­циальных потребностей человека (Ю.М. Орлов), четыре ос­новные формы успеха (Г.Л. Тульчинский).

Практически отсутствует комплексное исследование взаимосвязи представлений о социальной успешности с особенностями личностного самоопределения.

Изучение представлений о социальной успешности и самоопределения личности необходимо для выработки путей и способов реализации личности, раскрытия потенциала личности, формирования конструктивного отношения к действительности, позитивного подхода к решению стоящих перед нею задач.

Исследование проблемы успешности профессионального становления актуализировалось в конце XX начале XXI века, что обусловлено переходом российского общества на новую стадию развития. Успех рассматри­вается как атрибут зрелой личности (Л.М. Митина), показатель ее компетентно­сти (Т.Н. Щербакова, Дж. Реан), результат саморазвития и самореализации (А. Маслоу, П. Мучински).

В качестве критериев успешности профессионала выделяются результативность, эффективность профессионального взаимодей­ствия, инициативность (О.Н. Родина), достижение значимой цели, позитивное преобразование условий, преодоление препятствий, высокий уровень развития рефлексии и саморефлексии (Н.В. Самоукина), удовлетворенность деятельно­стью и ее результатом (Э.Ф. Зеер), повышение жизненного стандарта и улуч­шение качества жизни (А.А. Деркач, З.И. Рябикина), способность к реализации инноваций.

Н.А. Кибальченко пишет об успешности учебной деятельности. Успеш­ность деятельности в этом случае определяется результатом, т. е. успева­емостью (Кибальченко Н.А., 2010, С. 33−45).

Е.К. Климова указывает на следующие критерии успешности деятель­ности: производительность труда, качество продукции, скорость, безоши­бочность трудовых действий (Климова Е.К., 2004).

А.Е. Чирикова в качестве критериев успешности деятельности пред­принимателей указывает на мнение экспертов и профессионального сооб­щества, т. е. оценку со стороны (Чирикова А.Е., 1999, С.81−92).

О.Н. Родина в качестве критерия успешности трудовой деятельности психолога рассматривает достижение высокого уровня профессионализ­ма (Родина О.Н., 1996, С. 60−67).

Она полагает, что успешность деятельности можно оценить как с учетом внешних оценок, так и самооценки. На основе анализа ее работы можно выделить следующие направления оценки: 1) результативность и эффективность взаимодействия с коллегами; 2) эффективная помощь другим людям; 3) вклад в развитие науки; 4) удовлетворение потребно­стей субъекта в его деятельности; 5) вознаграждение за труд (Родина О.Н., 1996, с. 60−67).

Т.В.Корнилова, В.Г. Булыгина и А.П. Корнилов, анализируя лич­ностные предпосылки успешности деятельности брокера, указывают на следующие критерии успешности деятельности: 1) личное обогащение;2) внешний результат деятельности: функционирование товарно-денеж­ных обращений по линиям «производитель — потребитель», «постав­щик — заказчик» и т. д. (Корнилова Т.В., Булыгина В.Г., Корнилов А.П. 1993, с. 90−99).

В отечественной и зарубежной психологии выделяются различные уровни детерминации успешности: внеш­ние условия, психофизиологические особенности, индивидуально-психологи­ческие и социально-психологические характеристики субъекта деятельности. Вместе с тем большинство исследователей описывают такие факторы как ре­сурсные возможности человека, психологическое здоровье, фрустрационная толерантность, настойчивость, деловая активность, способность к интериоризации общечеловеческих знаний и опыта, коммуникативная и социальная компе­тентность, независимость, решительность, доверие к себе. В качестве субъек­тивных детерминант успешного профессионального становления выступают сила и качество мотивации, способности, локус контроля, стратегия развития личности, содержание смысложизненных ориентаций, ценностей, профессио­нальная направленность отношения к профессии, уровень развития интеллекта, самооценка способности к самоорганизации, высокий уровень социальной адаптации, позитивное отношение к учебной деятельности, высокий творче­ский потенциал, а также старательность, сосредоточенность, добросовестность, организованность, работоспособность, адекватность самооценки себя как субъ­екта учебной деятельности.

Таким образом, мы видим, что термин «успешность деятельности» используется в отечественной научной психологической литературе. Е.К. Климова пишет о том, что «успешность является одной из важней­ших характеристик любой деятельности» (Климова Е.К., 2004, с. 60).

Собранные данные позволяют сделать вывод, что в научной психо­логической литературе при анализе успешности деятельности рассмат­риваются учебная и трудовая деятельность. В рамках учебной деятель­ности критерием успешности является успеваемость. В рамках трудовой деятельности можно, с одной стороны, говорить следующих критериях:

  1. наличие или отсутствие результата деятельности; 2) качество того, что делает человек; 3) скорость труда; 4) безошибочность труда; 5) результа­тивность взаимодействия с коллегами; 6) эффективность взаимодейст­вия с коллегами; 7) вклад в развитие науки; 8) значение того, что делает человек, для других людей. С другой стороны, в рамках трудовой дея­тельности можно говорить о: 1) удовлетворении потребностей субъекта в его деятельности; 2) величине вознаграждения субъекта за труд. Оцен­ка успешности деятельности по представленным выше критериям может осуществляться как самим субъектом (самооценка), так и окружающи­ми (оценка коллег, членов профессионального сообщества, экспертная оценка).

Попробуем расширить данную систему критериев, обратив внимание на исследования, в которых авторы вместо термина «успешность деятель­ности» используют для описания критериев успешности деятельности другие термины — «успех», «успех в труде», «жизненный успех», «про­фессиональный успех», «успешность», «успешность профессиональной карьеры», «социальная успешность», «успешность действия», «успеш­ный человек», «успешный профессионал».

Г. В.Турецкая в качестве критерия успешности деятельности рассмат­ривает наличие или отсутствие деловой активности. Женщина может ассоциировать деловой успех с нежелательными для своей личной жизни последствиями и избегать его: профессиональный успех и успех в значи­мых отношениях (в семье) для нее взаимоисключающи (Турецкая Г. В. 1998, с. 37−46).

А.Р. Тугушева пишет о том, что успешность рассматривается как особая направленность личности с характерными для нее: 1) мотивацией на достижение; 2) ценностями; 3) коммуникативными навыками; когнитивными способностями; 5) умением контролировать эмоции (Тугушева А.Р., 2007, с. 8).

Социальная успешность рассматривается ученой как совокуп­ность качеств личности, связанная с удовлетворением относительно сво­его положения в социальном окружении, а также как результат интегра­ции человека в данную социальную среду. Структура представлений о социальной успешности, согласно А.Р. Тугушевой, состоит из: а) при­писываемых человеку характеристик личности (целеустремленность как стремление достичь цели, несмотря на трудности, уверенность, комму­никабельность, желание развивать себя); б) социально-профессиональ­ных категорий (наличие любимой работы, стремление сделать карьеру); в) социально статусных категорий (положение в обществе, способность оказывать влияние); г) категорий, характеризующих значимость роли близких людей, их поддержки (семья, друзья) (Тугушева А.Р., 2007, с. 12).

С.В. Славнов проблему успешности профессиональной деятельности будущего профессионала предлагает рассматривать в двух взаимосвя­занных контекстах: с точки зрения критериев профессиональной при­годности и перспектив профессионального роста. Профессионализм он предлагает рассматривать с точки зрения состояния операциональной и мотивационной сфер профессиональной деятельности субъекта. Отмеча­ется, что операциональная сторона, включающая личностные профессио­нально важные качества и представление о них, наиболее существенна с точки зрения прогноза профессиональной пригодности, тогда как мотива­ционная сфера имеет важнейшее значение для профессионального роста. С точки зрения С.В. Славнова, степень развития образа мотивационной сферы успешного профессионала указывает на перспективу профессио­нального роста (Славнов С.В. 2003, С. 82−90).

Н.Ю. Синягина и Я.А. Чернышев указывают на такой критерий успеш­ности профессиональной деятельности, как степень удовлетворенности субъекта профессиональной деятельности развитием трудового пути, задаваемую сочетанием субъективных детерминант (развитость «Я-кон- цепции» и ее составляющих) и объективных показателей (динамика про­фессионального роста, должностного продвижения, увеличение размеров служебного вознаграждения, получение отраслевых наград и др.) (Синягина Н.Ю., Чернышев Я.А. 2006, с. 184−191).

Я.С. Хаммер описывает профессиональный успех как совокупность позитивных результатов, накопленных в течение карьеры, — как в психо­логическом плане, так и в плане объективных профессиональных дости­жений (Хаммер Я.С., 2008, с. 147−153).

Он различает два вида успеха (объективный и субъективный), отдельно рассматривать которые считается дефицитарным (их следует рассматривать как комплексный феномен).

под объективным успехом понимается положительный результат в карьере, который может быть оценен окружающими людьми. он измеряется такими характеристика­ми, как размер заработной платы, количество продвижений по службе и уровень занимаемой должности в иерархии компании. Субъективным успехом называется совокупность суждений человека о его профессио­нальных достижениях и результатах. он измеряется параметрами удов­летворенности работой и карьерой (Хаммер Я.С., 2008, с. 147−153).

В.И. Степанский также выделяет субъективные и объективные кри­терии успешности. объективные критерии успешности предъявляются извне. Субъективный критерий успешности — один из важнейших звеньев саморегуляции деятельности, с помощью которого человек оценивает по­лучаемые результаты, учитывая при этом как объективные требования, предъявляемые извне, так и свои собственные притязания наряду с психи­ческими и физическими возможностями реализации поставленных целей. Регуляторная функция субъективного критерия успешности заключается в установлении границ между реальными и запланированными результа­тами (Степанский В.И., 1981, с. 59−75).

На необходимость различать объективные и субъективные критерии указывает Н.Д. Творогова. С одной стороны, успех — это событие, полу­чившее социальную или общественную оценку, с другой — важно, что сам человек понимает под успехом (Творогова Н.Д., 2002, с. 53−60).

На необходимость различать объективные и субъективные критерии указывают также В.И. Моросанова и В.И. Степанский. Они указывают на то, что результат может быть представлен как в соответствии с задан­ными параметрами (объективная результативность), так и в соответствии с субъективно-приемлемыми параметрами (субъективная результатив­ность) (Моросанова В.И., Степанский В.И., 1982, с. 129−133).

Н.В.Лейфрид полагает, что следует различать понятия «успех» и «успешность» (Лейфрид Н.В., 2005, с. 95).

Если в понятии «успех» фиксируют объектив­ные достижения, то в понятии «успешность», как полагает Н.В.Лейфрид, отражено чувство переживания успеха. Н.В.Лейфрид пишет о том, что объективные показатели (материальное благополучие, социаль­ный статус) с психической точки зрения часто бывают недостаточными для признания человека успешным или неуспешным. В качестве основ­ных субъективных критериев успешности он предлагает рассматривать ответственность, удовлетворенность, самореализацию, самоэффектив­ность ((Лейфрид Н.В., 2005, с. 95).

Н.А. Батурин пишет об успехе и неудаче как о сложных системных образованиях, в структуру которых входят когнитивные (система самоо­ценок и оценок достигнутого результата по отношению к внешнему эталону, цели, социальному стандарту качества, притязаниям и т. д.), так и аффективные составляющие (система эмоциональных процессов, возни­кающих при отражении достигнутого результата и оценок этого резуль­тата) (Батурин Н.А., 1987, с. 87−94).

М. Селигман в книге «Новая позитивная психология» на конкретных примерах показывает, как сочетается в семейной активности человека его успех, успешность деятельности во внесемейных сферах с качеством приносящей духовное удовлетворение деятельности во внутрисемейной сфере, в частности, в сфере воспитания детей. Успех, успешность дея­тельности во внесемейной сфере запускают «восходящую спираль» для положительных эмоций во внутрисемейной сфере, позволяя повысить качество деятельности во внутрисемейной сфере, приносящей духовное удовлетворение. М. Селигман пишет о «духовном удовлетворении» — категории позитивных переживаний в настоящем (Селигман М.Э., 2006, с. 338).

В отличие от удовольствий духовное удовлетворение связано не с чувствами, а с увлекающими человека видами деятельности. Обращение к деятельнос­ти как к источнику духовного удовлетворения выдвигает на первый план проблему критериев успешности деятельности.

Выдающимся достижением отечественной психологии является раз­работка категории деятельности. отождествление деятельности с активностью приводит к непониманию значения этого понятия. В поведении конкретных людей может не наблюдаться или почти не наблюдаться при­знаков деятельности. Деятельность — это не просто активность, это актив­ность, опосредованная совокупностью психологических орудий, сфор­мировавшихся на протяжении истории человечества, культурно, научно и философски опосредованная активность, которая по причине того, что она искусственно создана, характеризуется высокой степенью эффектив­ности. В частности, это находит свое отражение в том, как разные авто­ры в психологии используют термин «успешность деятельности», решая проблемы, связанные с практикой.

С.Л. Рубинштейн, подчеркивая факт общественной организации чело­веческой деятельности, указывает на своеобразный характер ее мотива­ции: «Деятельность человека и входящие в ее состав действия служат при разделении труда непосредственно для удовлетворения не личных, а общественных потребностей» (Рубинштейн С.Л., 2007, с. 465).

Для правильного понима­ния влияния успеха или неуспеха на ход деятельности С.Л. Рубинштейн предлагает различать: 1) объективную успешность или неуспешность, т. е. эффективность или неэффективность действия; 2) успех или неу­спех действующего лица. Далее он пишет о том, что успех или неуспех действующего лица может быть понят: 1) или как чисто личный успех; 2) или как успех определенного общественного дела. С.Л. Рубинштейн указывает на тот факт, что подлинно великое и ценное зачастую делалось не в целях личного успеха и признания, а иногда и с явным пренебрежением к этому.

Действительно, люди в современном мире зачастую действуют не в целях личного успеха и признания, а иногда и с явным пренебрежением к ним. При этом эти люди действуют, полагая, что их действия направлены на успех определенного общественного дела. Люди могут делать свое дело, не получая при жизни признания, не отступаясь от него, не сворачивая на проторенные дорожки, которые с наименьшей затратой сил ведут к личному признанию и успеху. Но объективная успешность, эффективность действия многих таких людей в современном мире зачастую либо неоправданно низкая, либо нулевая. И здесь ощутима проблема для разработчиков деятельностной парадигмы — концепция деятельности должна учитывать этот феномен, иметь методо­логический аппарат для его исследования.

Классическая для отечественной психологии последовательность тео­рия — эксперимент — практика" предполагает также, что со временем будет разработана научная база для воздействия на этот феномен в рамках психологического консультирования и социально-психологического тренинга. Активность действующего лица в большинстве случаев человеческой деятельности должна приводить к объективной успешности.

Очевидно, что как стремление к чисто личному успеху, так и стремле­ние к успеху определенного общественного дела в большинстве случаев активности конкретных людей чреваты проблемой объективной неуспешности, неэффективности действия. Требуется соединить: 1) стремле­ние к личному успеху; 2) стремление к успеху определенного обществен­ного дела; 3) объективную успешность, эффективность действия.

Если говорить о соединении стремления к успеху определенного обще­ственного дела с объективной успешностью, эффективностью дейст­вия, первостепенное значение приобретает проблема объективности как характеристики познавательной деятельности субъекта. С.Л. Рубинш­тейн пишет по этому поводу, что «познание есть в известном смысле непрерывный процесс размежевания субъективного и объективного, пре­одоления субъективного и выявления объективного, переход от субъек­тивного к объективному» (Рубинштейн С.Л., 2012, с. 87).

Ученый указывает, что «основное свойство бытия, сущего в мире, в котором есть человек, заключается в том, чтобы являться человеку, выступать в чувственной данности, быть данным в ощущении» (Рубинштейн С.Л., 2012, с. 49).

При этом «восприятие выступает как „составная часть“ (компонент) реального взаимодействия человека с миром» (Рубинштейн С.Л., 2012, с. 49).

Таким образом, объективность как характеристика познавательной деятельности субъекта определяется двумя факторами:

  1. степень выраженности свойства бытия являться человеку; 2) степень реального взаимодействия человека с миром. производной от проблемы объективности как характеристики познавательной деятельности явля­ется проблема психологической диагностики объективной успешности деятельности (эффективности действия), т. е. измерительного инструмен­та, позволяющего повысить объективность познавательной деятельности субъекта, соединить стремление субъекта к успеху определенного обще­ственного дела с объективной успешностью, эффективностью действия. Наличие такого инструмента в отношениях «психолог — клиент» рассмат­ривается нами как фактор, способный повысить: 1) степень выраженно­сти свойства бытия являться человеку; 2) степень реального взаимодейст­вия человека с миром. В рамках научных исследований такой инструмент помог бы соотнести различные формы активности субъекта с объектив­ной успешностью, эффективностью действия.

М. Селигман пишет о том, что духовное удовлетворение связано с пол­ной поглощенностью любимым делом, самозабвением, полным отсутст­вием всяких эмоций, кроме ретроспективных «А ведь было здорово!». Он говорит, что духовное удовлетворение связано с состоянием «потока», когда время останавливается и человек забывает обо всем на свете (Селигман М.Э.П., 2006, с. 338).

Но М. Чиксентмихайи указывает на то, что стремление к успеху определенного общественного дела, связанное с состоянием «потока», далеко не всегда заканчивается объективной успешностью, эффектив­ностью действия (Чиксентмихайи М., 2012).

Могут иметь место состояние «потока», стремле­ние к успеху определенного общественного дела и/или личному успеху, но объективной успешности, эффективности действия может и не быть. М. Селигман пишет о том, что получить духовное удовлетворение невоз­можно, если не использовать и не развивать свои индивидуальные досто­инства и добродетели (Селигман М.Э.П., 2006, с. 338).

Исходя из того, что целью позитивной психологии является счастье (благополучие), описанные М. Селигманом достоинства и добродетели можно рассматривать как культурно-исторические орудия, регуляторы деятельности целью кото­рой является духовное удовлетворение.

Представленные данные позволяют сделать вывод, что в научной психоло­гической литературе при анализе успеха, успешности рассматривают­ся следующие виды деятельности: 1) учебная деятельность; 2) трудовая (профессиональная) деятельность; 3) значимые отношения (с близкими людьми — членами семьи, друзьями); 4) общество — социальное окру­жение (социальная среда).

В рамках каждого из этих видов деятельнос­ти следует говорить о внешних и внутренних критериях объективной успешности, эффективности действия.

Внешние критерии выражают общественную (социальную) оценку. Они легко регистрируются, понятны большинству людей. Внутренние критерии являются продуктом процесса саморегуляции. Они отражают:

  1. внешние критерии (требования, предъявляемые извне); 2) притязания субъекта; 3) психические и физические возможности реализации постав­ленных целей.

В научной литературе внешние критерии определяются как объектив­ные, а внутренние как субъективные, что в контексте осуществляемо­го нами анализа может привести к терминологической путанице — как внутренние, так и внешние критерии рассматриваются нами в качестве показателей объективной успешности, эффективности действия. Поэто­му мы заменили дихотомию терминов «объективный — субъективный» применительно к критериям объективной успешности, эффективности действия на дихотомию терминов «внешний — внутренний». В контексте осуществляемого нами анализа словосочетания «внешний критерий» и «социальный критерий» применительно к оценке объективной успешно­сти деятельности мы рассматриваем как синонимы.

В качестве критериев объективной успешности (человека или его деятельности) могут рассматриваться и психологические характеристи­ки (способность человека к активности в той или иной сфере, степень развития мотивационной сферы, развитость «Я-концепции» и ее состав­ляющих).

Таких характеристик можно выделить множество и по раз­ным основаниям в зависимости от сферы и условий деятельности. Хотя бы в некоторой степени эти характеристики можно рассматривать как результат деятельности субъекта, а значит, и как критерии успешности деятельности. Психологические характеристики могут выступать в роли как внешних, так и внутренних критериев успешности деятельности. Оценка успешности может осуществляться: 1) самим субъектом (самооценка); 2) окружающими (коллеги, члены профессионального сообще­ства, эксперты и т. д.).

Психологические характеристики являются наиболее важными крите­риями успешности деятельности. В критических обстоятельствах, не зави­сящих или слабо зависящих от субъекта, как внешние, так и внутренние критерии объективности успешности деятельности могут демонстриро­вать значение, свидетельствующее, что объективная успешность деятель­ности низкая. Только психологические характеристики в критических обстоятельствах не меняют своего значения — соответствующие им пси­хологические свойства личности являются базой для того, чтобы человек мог заново организовать свою деятельность в изменившихся условиях, в результате чего как внешние, так и внутренние критерии объективной успешности деятельности через некоторое время начинают демонстриро­вать значение, свидетельствующее, что успешность деятельности высокая

В рамках сферы трудовой (профессиональной) деятельности внешни­ми критериями успешности, эффективности действия являются:

  1. наличие или отсутствие результата деятельности;
  2. качество того, что делает человек;
  3. скорость труда;
  4. безошибочность труда;
  5. результативность взаимодействия с коллегами;
  6. эффективность взаимодействия с коллегами;
  7. вклад в развитие науки;
  8. значение того, что делает человек, для других людей;
  9. уровень занимаемой должности в иерархии компании (организации);
  10. должностное продвижение;
  11. величина материального вознаграждения за труд;
  12. наличие, количество и качество наград.

Внутренними критериями объективной успешности, эффективности действия в рамках сферы трудовой (профессиональной) деятельности являются:

  1. удовлетворение в деятельности потребностей субъекта;
  2. степень удовлетворенности развитием трудового пути.

Применительно к сфере деятельности «общество» (социальное окру­жение, социальная среда) внешними критериями объективной успешно­сти, эффективности действия являются:

  1. положение в обществе;
  2. возможность оказывать влияние

В рамках сферы трудовой (профессиональной) деятельности в качестве критериев успешности (человека или его деятельности) рассматриваются следующие психологические характеристики:

  1. способность человека к активности в той или иной сфере;
  2. степень развития мотивационной сферы;
  3. развитость «Я-концепции» и ее составляющих);
  4. направленность личности с характерными для нее: мотивацией на достижение; ценностями; коммуникативными навыками; когнитивными способностями; умением контролировать эмоции.

В рамках сферы деятельности «общество» (социальное окружение, социальная среда) в качестве критериев успешности (человека или его деятельности) рассматриваются следующие психологические характе­ристики:

  1. целеустремленность как стремление достичь цели, несмотря на труд­ности;
  2. уверенность;
  3. коммуникабельность;
  4. желание развивать себя;
  5. ответственность;
  6. удовлетворенность;
  7. самореализация;
  8. самоэффективность.

Общая идея, объединяющая представления о социальном успехе, состоит в понимании разносторонности категории успешности. Структура социальных представлений об успешности включает ядерные, периферийные, а также обладающие качественной центральностью компоненты. Ядерными считаются компоненты, лидирующие по частоте упоминания. Посредством центрального ядра, как следует из исследований Ж.-П. Кодола и Ж.-К. Абрика, создается или трансформируется значение других элементов представления, благодаря ему другие элементы приобретают смысл, то есть составляют ядро представлений во всей выборке. Качест­венная же центральность определяется тем, что некоторые элементы, обла­дающие одинаковой количественной центральностью, в большей степени, чем другие, принимаются субъектами как необходимые для определения представления.

Структура представлений о социальной успешности состоит из: приписываемых человеку характеристик личности (целеустремленность как стремление достичь цели, несмотря на трудности, уверенность, коммуникабельность, желание развивать себя); социально-профессиональных категорий (наличие любимой работы, стремление сделать карьеру); социально статусных категорий (положение в обществе, способность оказывать влияние), а также категорий, характеризующих значимость роли близких людей, их поддержки (семья, друзья).

Необходимо также отметить такую тенденцию в представлениях, как желание преодолевать трудности, не сдаваться, при этом осознание того, что проблема решена, приносит чувство удовлетворения и, как правило, имеется стремление к самостоятельному преодолению затруднений, оптимизм (Тугушева А. Р. 2006, С.75−79).

Исходя из полученных теоретических данных, мы делаем вывод о высокой значимости личностных качеств человека для его успешности.

1.4. Социально-психологичес­кие особенности женщин, успешных в карьере

Наиболее близким по значению термину «психологический пол личности» в англоязычной литературе изначально выступал термин «gender» (гендер), означающий «приобретенный в результате социализации психологический половой диморфизм», в отличие от биологического полового диморфизма, обусловленного генетически (О.Г. Лопухова).

Каждый этап жизненного пути женщины формируется через взаимодействие между особенностями ее биологического, психологического и социального существования. Понятийная сложность понятий «гендер» и «пол» указывает на необходимость их четкого определения. С точки зрения С. Бем, людей можно разделить на 4 категории по гендерным различиям (маскулинный, феминный, андрогинный и недифференцированный).

Маскулинные женщины отличаются склонностью к доминированию, к риску и самостоятельности, они решительны и физически выносливы. Такие женщины часто усваивают мужскую манеру поведения, осваивают «не женские» виды работы или спорта, стремятся сделать карьеру, проявляют агрессивность и властность. Феминные женщины характеризуются повышенной эмоциональностью и непредсказуемостью; они в большей степени нуждаются в ласке и заботе окружающих, в материальном обеспечении и зависимости от других (Овсяник, О.А., 2012, С.115−127).

Андрогинные женщины стараются соединить в себе обе характеристики (и феминную, и маскулинную), они стремятся преуспеть в карьере, желают быть сильными и независимыми, однако они часто ранимы, зависимы от общества и стараются быть (в соответствии с традиционными канонами) хорошими женами и матерями. Все это часто приводит к ролевому конфликту, который может привести к социально-психологической дезадаптации женщин в различных ее проявлениях (соматическом, психическом и социальном).

Последствия социализации женщин порождают гендерные проблемы их жизнедеятельности (К. Хорни, 1993).

Среди них: боязнь неудачи, утраты женственности, общественного отвержения; неуверенность в себе, снижение настойчивости в достижении цели. Постоянный выбор женщиной привычных способов реагирования в новой ситуации, гендерный паттерн поведения, обусловленный стремлением к комфорту и безопасности, через некоторое время приводит к однозначности ее отношения с миром, к жизненному застою, ощущению собственного бессилия.

В психологическом подходе карьера рассмат­ривается как серия исполняемых личностью ролей, выбор которых и успех в их исполнении детерми­нированы потребностями, ценностями, установка­ми, интересами, предшествующим опытом и ожи­даниями в будущем. На основе анализа определений понятия «профессиональная карьера», представлен­ных в научной литературе, С. Т. Джанерьян выде­ляет следующие трактовки его понимания (Джанеръян, С. Т., 2005):

  • вид профессиональной деятельности на отдель­ных этапах трудового пути личности (Е. А. Климов);
  • последовательность должностей, профес­сий, мест и позиций в течение трудовой жизни лич­ности, включая до- и постпрофессиональные позиции (студенчество и выход на пенсию) (О. А. Гаврилица, Е. Г. Молл);
  • вид деятельности, слитый с образом жизни и включающий различные сферы жизни (Л. Волкова);
  • призвание как деятельность, наилучшим образом исполняемая и согласующаяся с жизнен­ной задачей человека (А. Маслоу, В. Франкл);
  • профессиональный опыт, не сводимый к профессии или профессиональной роли, который выражается через общественную активность (Н. С. Пряжников);
  • профессиональный путь человека, в кото­ром происходит развитие субъекта (К. А. Абульханова-Славская, А. Р. Фонарев, Е. Г. Молл).

Карьерные ориентации рассматриваются как базовые социальные цен­ностно-смысловые установки, часть Я-концепции и жизненных перспектив личности (Киселева, Е. В., 2006), результат социально-профессионального самоопределения, ценностные ориентации, способствующие жизненной и профессиональной карьере.

Таким образом, отличительной особенностью психологического подхода к пониманию карьеры является контекст личностных преобразований субъекта профессиональной деятельности.

В зарубежной психологии понятию «карьерная ориентация» синонимичны «карьерная цель или ори­ентации» (G. A. Miller, E. V. Morse, G. Gorden), «цель работы» (T. J. Alien), «карьерные предпочтения» (R. Katz), «якоря карьеры» (Э. Г. Шейн) (Cha J., Y. 2000).

В оте­чественной психологии до недавнего времени в ка­честве альтернативы этому понятию выступала «профессиональная направленность личности», по­нимаемая как система побуждений, обеспечивающая активное избирательное отношение к профессио­нальной деятельности. Рассматриваемые понятия не являются тождественными, из них более широкое — профессиональная направленность, включающая в себя, в противоположность карьерной ориентации, не только социально-, но и индивидуально-типоло­гические обусловленные побуждения.

В настоящее время в русскоязычных публи­кациях карьерная ориентация определяется через такие родовые признаки, как потребность, мотив, установка (E. A. Зубкова), диспозиция (Е. И. Остащенко, Л. Г. Почебут, В. А. Чикер), стремление (Л. Ш. Махмудов), представление (Н. Л. Кирт), цен­ностно-ориентационное регулятивное образование (Е. И. Остащенко).

Психологический подход к изу­чению карьеры и карьерной ориентации личности конкретизируется в таких научно-исследовательских направлениях, как социально-экономическое, кросс- культурное, гендерное, субъектно-акмеологическое.

В рамках гендерного направления психологиче­ского подхода карьера рассматривается как культур­но обусловленное диалектическое единство процесса достижения социально-профессионального статуса и характеристик социокультурного пола личности. В этом направлении изучается влияние родительских установок и стереотипов относительно женской и мужской роли в обществе, а также характера иден­тификации с одним из родителей на формирова­ние карьерных ориентаций. Основываясь на анализе жизненных сценариев женщин-менеджеров, B. C. Rosen показал, что наиболее успешны­ми из них являются идентифицированные с отцом «папины дочки», которые заимствовали из опыта взаимодействия с ним традиционные мужские ка­чества, а также дочери матерей-одиночек, вынуж­денные выполнять в семье мужскую роль. На примере изучения карьерно успешных жен­щин М. В. Сафоновой были получены сходные ре­зультаты: женщины, находящиеся под влиянием отца, выбирают карьерные стратегии, позволяющие им реализовывать ценности достижений и незави­симости, способствующие приобретению высоко­го материального положения и социального статуса. В противоположность этому, женщины, находящи­еся под влиянием матери, выбирают карьерную ори­ентацию, связанную со стремлением помогать людям, отражающую такую тенденцию поведения, как стремление к сотрудничеству.

Существующая на рынке труда гендерная асим­метрия профессий определяет более легкое профес­сиональное продвижение в традиционных «женских» и «мужских» сферах субъектов соответствующего пола. При этом лица, реализующие себя в про­фессиях, противоречащих гендерным стереотипам, обнаруживают определенные характеристики проти­воположного пола. Так, женщины, занятые в «муж­ских» областях деятельности, более сдержанны в общении, придерживаются делового стиля во взаи­моотношениях с людьми, более практичны и реали­стичны, склонны работать в команде, в служебном продвижении опираются на помощь коллег. В то же время женщины, реализующие себя в традиционно «женских» профессиях, более открыты и эмоцио­нальны в общении и взаимодействии с людьми, бо­лее чувствительны и мечтательны, демонстрируют большую независимость от коллег.

В субъектно-акмеологическом направлении карьера рассматривается как траектория движения человека к вершинам, «акме» профессионализма. Данное направление предполагает исследование личности специалиста как субъекта профессио­нальной деятельности; при этом в качестве крите­риев субъектности выделяются:

— способность к разрешению различного рода противоречий (Абулъханова-Славская К.А., 1991), которая рассматривается как источник карьерного продвижения личности. В акмеологических исследованиях была показана целесообразность подразделения противоречий на внешние, отражающие взаимодействие различных систем, и внутренние, содержащиеся в самой сис­теме как некой целостности (Деркач, А. А., 2004);

  • свобода владения внешними и внутренни­ми условиями своей жизнедеятельности для по­строения «стратегии жизни» как некий способ самоосуществления человека в различных сферах его жизни, стратегия реализации своей личности путем соотношения жизненных требований с лич­ностной активностью, ценностями и способом са­моутверждения (Абулъханова-Славская, К. А., 1991, с. 244).

    Выбранная стратегия жизни позволяет личности разрешать обозначен­ные выше противоречия;

  • сформированная Я-концепция, которая рас­сматривается в качестве акмеологического усло­вия развития профессионала.

В субъектно-акмеологическом направлении особое внимание обращается на додеятельностные характеристики личности, например на способности. При этом предполагается что субъект, обладая боль­шими компенсаторными возможностями, «достраи­вает» отсутствующие у него способности для осуществления деятельности на основе ее эталон­ных моделей, в которых зафиксирован накопленный в профессиях культурно-исторический опыт (Деркач, А. А., 2004).

В контексте этого направления Е. А. Климовым от­мечается необходимость изучения стратегий разви­тия профессионала с учетом индивидуальных особенностей профессионального продвижения (Климов, Е. А., 1996).

Среди психолого-акмеологических детерми­нант карьерного продвижения Е. А. Могилевкин рассматривает такие личностные параметры, как самоэффективность, общая интернальность, эмо­циональная стабильность, мотивация к карьере. При этом автор отмечает особую значимость осо­знания субъектом своих сильных и слабых сторон («карьерный инсайт»).

Сложность изучения карьеры обусловлена мно­жеством факторов, связанных с личностными характе­ристиками субъекта профессиональной деятельности, особенностями его семейно- профессиональной со­циализации, а также социально-культурным контек­стом. Многогранность карьеры предполагает необходимость рассмотрения карьерных ориентаций личности с разных сторон и использования при их исследовании различных подходов.

Смысловые образования выступают в каче­стве психологических квазиобъектов, замещаю­щих в структуре личности ее действительные отношения. В зависимости от их вида Д. А. Леон­тьев выделяет следующие смысловые структуры: личностная ценность, смысловой конструкт, смыс­ловая диспозиция, мотив, смысловая установка, личностный смысл (Леонтъев, Д. А., 2003).

Вступая между собой в разнообразные связи, смысловые структуры обра­зуют динамическую систему.

Динамическая смысловая система включает три уровня смысловой регуляции: высший, образо­ванный ценностями, выступающими системообра­зующим фактором; смыслообразующих структур, обладающих свойством «трансситуативности»; низ­ший, участвующий в непосредственной регуляции деятельности. При этом в определенной сфере жиз­недеятельности, например профессиональной, функционируют относительно автономные подси­стемы, определяя специфическое содержание вхо­дящих в них смысловых структур. Отражая сущностные характеристики личности как целого, отдельная динамическая система может рассматри­ваться в качестве единицы ее анализа (Леонтъев, Д. А., 2003).

В контексте деятельно смысловой концепции Д. А. Леонтьева и теоретических представлений Э. Г. Шейна карьерная ориентация определяется нами как элемент профессиональной Я-концепции. Представляя собой смысловую диспозицию, близ­кими по содержанию которой выступают понятия «отношение личности» (В. Н. Мясищев), «фикси­рованная установка» (Д. Н. Узнадзе), «диспозиэмоционалъный — отношение субъекта к профес­сиональной карьере и ее основным разновидностям.

Вслед за Д. А. Леонтьевым, мы не выделяем поведенческий компонент в структуре карьерной ориентации личности, так как конкретное действие определяется актуальной установкой с учетом на­правленности деятельности, задаваемой мотивом (Леонтъев, Д. А., 2003).

Как смысловая диспозиция карьерная ориен­тация выполняет в деятельности следующие функ­ции: смыслообразующую, порождая производные от нее личностные смыслы и смысловые установ­ки; смыслорегулирующую, приводя в соответствие ценности, установки, мотивы и потребности субъекта профессиональной деятельности.

Таким образом, карьерная ориентация рас­сматривается нами в контексте деятельностно-­смыслового подхода и определяется как элемент профессиональной Я-концепции. Представляя со­бой смысловую диспозицию, содержательно от­ражающую отношение к профессиональному продвижению, она имеет для субъекта устойчивый жизненный смысл и проявляется в эффектах лично­стно-смысловой, установочно-смысловой регуляции, не связанной с мотивом актуальной деятельности.

Выводы

Анализ литературы показал, что личность рассматривается как субъект жизненного пути и субъект деятельности. В основе развития личности лежит формирование таких качеств, как активность, способность к организации времени, социальное мышление.

Таким образом, личность может быть понята только в системе устойчивых связей с социумом. Источником развития личности выступает противоречие между потребностью личности в самореализации и желанием общества принимать те проявления, которые соответствуют его запросам. Наконец, именно личность как социально-психологическое образование человека является наиболее существенным фактором его успешности.

Б.В.Зейгарник и Б.С. Братусь указывают, что для личности основная плоскость движения — нравственно-ценностная. Ценность обретается личностью, поскольку «…иного способа обращаться с ценностью, кроме ее целостно-личностного переживания, не существует». Таким образом, обретение ценности есть обретение личностью самой себя.

Итак, отечественные исследователи пришли к выводу, что социальные ценности, преломляясь через призму индивидуальной жизнедеятельности, входят в психологическую структуру личности в форме личностных ценностей, являющихся одним из источников осознанной мотивации поведения Ценностные ориентации личности, связывающие ее внутренний мир с окружающей действительностью, образуют сложную многоуровневую иерархическую и динамическую систему, является одним из важнейших компонентов структуры личности, занимая пограничное положение между ее мотивационно-потребностной сферой и системой личностных смыслов. Система ценностных ориентаций является важным регулятором активности человека, поскольку она позволяет соотносить индивидуальные потребности и мотивы с осознанными и принятыми личностью ценностями и нормами социума. Развитие системы ценностных ориентаций личности осуществляется в процессе адаптации, социализации и индивидуализации посредством действия соответствующих механизмов

Важнейшей характеристикой в системе отношений человека с окружающим миром является оценка его успешности/неуспешности.

Анализ литературы показал, что успешность рассматривается как особая направленность личности с характерной мотивацией на достижение, ценностями, коммуникативными навыками, когнитивными способностями, умением контролировать эмоции. Социальная успешность в исследованиях характеризуется как совокупность качеств личности, связанная с удовлетворением относительно своего положения в социальном окружении, а также как результат интеграции человека в данную социальную среду.

Представление о социальной успешности — это социально-психологическое явление, включающее оценочные суждения об эффективности личности, ее социально-психологической деятельности и поведении в социальном пространстве. Оно выполняет важную роль в выборе направлений самореализации личности в обществе, характеризует сложившиеся способы взаимодействия с окружающими, ценности и установки.

В зависимости от социально-демографических (пола, возраста) и социально-психологических (преобладающего стиля межличностного взаимодействия, объективной (определяемой экспертами) и субъективной (определяемой испытуемыми) успешности/неуспешности) характеристик существуют различия в формировании представлений о социальной успешности, которые определяют особенности социально-психологической интерпретации поведения окружающих, доминирующую систему ценностей, значений, намерений и приоритетов, особенности когнитивных структур, а также связь между особенностями познания социальных объектов и способом действия.

Представления о социальной успешности оказывают влияние на процесс самоопределения личности. Высокий уровень самоопределения обусловливается интегрированностью структуры представлений, включением в нее качеств, подчеркивающих значимость активной жизненной позиции, целеустремленность. Низкий уровень самоопределения связан с неустойчивой структурой представлений.

Список литературы

  1. Абулъханова-Славская, К. А. Стратегия жизни. — Мн.: Мысль, 1991. — 299 с.
  2. Абульханова-Славская К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2001. 304 с.
  3. Ананьев, Б. Г. О проблемах современного человекознания/ Б.Г. Ананьев. — М.: Наука, 1977. — 344 с.
  4. Ананьев, Б.Г. Человек как предмет познания/ Б.Г. Ананьев. — 3-е изд. — СПб. [и др.]: Питер, 2010. — 282 с.
  5. Андреева Г. М. Психология социального познания. Учебное пособие. Гриф Минобр., 2004.
  6. Андреева, Г. М. Социальная психология: учебник для студентов факультетов психологии университетов/ Г. М. Андреева. — Москва: Издательство Московского университета, 1980. — 416 с.
  7. Барьядаева, В.А. К вопросу о ценностях и их классификация / В.А. Барьядаева // Вестник Бурятского государственного университета. — 2009. — № 6а. — С. 84−88.
  8. Батурин Н. А. Психология успеха и неудачи: Учебное пособие / Рекомендовано Советом УМО университетов России по психологии. — Челябинск, 1999.
  9. Батурин Н.А. Успех, неудача и результативность деятельности // Психоло­гический журнал. 1987. Т. 8. № 3. С. 87−94.
  10. Белинская Е.П., Стефаненко Т.Г. Этническая социализация подростка. — М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000. (не переизд.)
  11. Белинская Е.П., Стефаненко Т.Г. Этническая социализация подростка. — М.: Изд-во Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000.
  12. Бодалев, А.А. Акмеология: настоящий человек. Каков он и как им становятся? / А. А. Бодалев, Н. В. Васина. — Санкт-Петербург: Речь, 2010. — 223 с.
  13. Бодалев, А.А. Психология о личности/ А.А. Бодалев. — Москва: Изд-во МГУ, 1988. — 187 с.
  14. Братусь, Б.С. Психология. Нравственность. Культура/ Б.С. Братусь. — М., 1994. — 60 с.
  15. Василюк, Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций)/ Ф.Е. Василюк. — М.: Изд-во МГУ, 1984. — 200 с.
  16. Гаррольд, Ф. 7 новых законов успеха/ Ф. Гаррольд; пер. с англ. П.А. Самсонов.- Минск: «Попурри», 2008.-352с.
  17. Гартман, Н. Этика /Н. Гартман; пер. с нем. Глаголева А.Б.; под ред. Медведева Ю.С., Скляднева Д.В. — Санкт-Петербург: Владимир Даль, 2002. — 707 с.
  18. Гришина Н.В. Психология жизненного пути / Н.В. Гришина // Психологический журнал. — 2007. — Т. 28. — № 5. — С. 81 — 88.
  19. Гудечек, Я. Ценностная ориентация личности/ Я. Гудечек // Психология личности в социалистическом обществе: Активность и развитие личности. — М., 1989.- С. 102−109.
  20. Деркач А. А., Сайко Э. В. Самореализация — основание акмеологического развития: монография. — Изд-во Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2010.
  21. Деркач, А. А. Акмеологические основы развития профессионала. — М.: Изд-во Моск. психолого-социального ин-та; Воронеж: НПО «МО- ДЭК», 2004. — 752 с.
  22. Джанеръян, С. Т. Профессиональная Я-концепция: системный подход: дисс. … д-ра. психол. наук: 19.00.01. — Ростов н/Д., 2005. — б00 с.
  23. Дильтей, В. Описательная психология // История психологии (10-е — 30-е гг. Период открытого кризиса): тексты / В. Дильтей; под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. — Москва: Изд-во МГУ, 1992. — 2-е изд. — С. 319−346.
  24. Дюркгейм, Э. Социология: ее предмет, метод, предназначение / Э. Дюркгейм; пер. с фр., состав., вступ. ст. и примеч. А. Гофмана; Гос. ун-т-Высш. шк. экономики, Центр фундаментальной социологии. — Москва: Терра- Книжный клуб, 2008. — 399 с.
  25. Идентичность: Хрестоматия/ сост. Л. Б. Шнейдер. — Изд-во Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2008.
  26. Кибальченко Н.А. Взаимосвязь субъектного, ментального и познаватель­ного опыта у лиц с разной успешностью деятельности // Психологический журнал. 2010. Т. 31. № 3. С. 33−45.
  27. Киселева, Е. В. Особенности влияния ка­рьерных ориентаций женщин на воспитание де­тей в семье: дисс. … канд. пед. наук: 13.00.01. — Архангельск, 2006. — 198 с.
  28. Климов, Е. А. Психология профессиона­ла. — М.: Ин-т практической психологии; Воронеж: МОДЭК, 1996. — 400 с.
  29. Климова Е.К. Психологические критерии успешности предприниматель­ской деятельности: Дис. … канд. психол. наук. Калуга, 2004. — С.60
  30. Кон, И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание/ И.С. Кон. — Москва: Политиздат, 1984. — 335 с.
  31. Корнилова Т.В., Булыгина В.Г., Корнилов А.П. Личностные предпосылки успешности деятельности брокера // Психологический журнал. 1993. Т. 14. № 1. С. 90−99
  32. Коростылева Л. А. Психология самореализации личности: затруднения в профессиональной сфере.- СПб: Изд-во «Речь», 2005.
  33. Лейфрид Н.В. Ответственность как личностная детерминанта представле­ний об успешном человеке: Дис. … канд. психол. наук. Омск, 2005. — с. 95.
  34. Леонтъев, Д. А. Психология смысла: при­рода, строение и динамика смысловой реально­сти. — М.: Смысл, 2003. — 487 с.
  35. Леонтьев Д. А. Внутренний мир личности/ Д.А. Леонтьев // Психология личности в трудах отечественных психологов. — СПб.: Питер, 2000. — С. 372−377.
  36. Леонтьев, А.Н. Деятельность, сознание, личность/ А.Н. Леонтьев. — Москва: Политиздат, 1975. — 304 с.
  37. Леонтьев, Д.А. Духовность, саморегуляция и ценности/ Д.А. Леонтьев // Гуманитарные проблемы современной психологии (Известия Таганрогского государственного радио- технического университета).

    — 2005. — № 7. — С. 16−21.

  38. Леонтьев, Д.А. Значение и личностный смысл: две стороны одной медали/ Д.А. Леонтьев // Психологический журнал. — 1996. — Т. 17. — № 5. — С. 19−30.
  39. Леонтьев, Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций/ Д.А. Леонтьев. — Москва: Смысл, 1992. — 17 с.
  40. Леонтьев, Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности/Д.А. Леонтьев // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14: Психология. — 1997. — № 1. — С. 20−27.
  41. Леонтьев, Д.А. Тематический апперцептивный тест/ Д.А. Леонтьев. — 2-е изд., испр. — М.: Смысл, 2000. — 245 с.
  42. Ломов, Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии/ Б.Ф. Ломов. — М.: Наука, 1984.-446 с.
  43. Ломов, Б.Ф. Психическая регуляция деятельности: избранные труды /Б.Ф. Ломов; отв. ред. В.А. Барабанщиков и др. — Москва: Ин-т психологии РАН, 2006. — 622 с.
  44. Малинин Е. Д. Философия жизненного успеха. Практическое руководство6 Учеб.пособие. — 2-е изд, доп. Изд-во Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2004.
  45. Маслоу, А. Самоактуализация/ А. Маслоу // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырея.-М.: Изд-во МГУ, 1982.- С. 108−118.
  46. Мертон, Р. Социальная теория и социальная структура / Р. Мертон. — М.: ACT: ACT МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. — 873 с.
  47. Моросанова В.И., Степанский В.И. Метод выявления субъективного кри­терия успешности действий // Вопросы психологии. 1982. № 3. С. 129−133
  48. Мясищев, В.Н. Психология отношений: избранные психологические труды //В.Н. Мясищев; под ред. А.А. Бодалева; Российская акад. образования, Московский психолого-социальный ин-т. — 4-е изд. — Москва: Изд-во Московского психолого-социального ин-та; Воронеж: МОДЭК, 2011. — 398 с.
  49. Овсяник, О.А. Изменения ценностных ориентаций взрослых женщин / О.А. Овсяник // Ценности и смыслы. — 2012. — № 1 (17).

    — С.115−127.

  50. Олпорт, Г. Становление личности: избр. тр. / Г. Олпорт; пер. с англ. Л.В. Трубицыной и Д.А. Леонтьева; под общ. ред. Д.А. Леонтьева. — Москва: Смысл, 2002. — 461c.
  51. Осваиваем социальные компетентности/под ред И. А. Зимней .- М.: МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2011.
  52. Парсонс, Т. О структуре социального действия / Т. Парсонс; под общей ред. В.Ф. Чесноковой и С.А. Белановского. — Изд. 2-е. — Москва: Академический проект, 2002. — 880 с.
  53. Парыгин, Б. Д. Социальная психология: истоки и перспективы/ Б.Д. Парыгин. — СПб.: СПбГУП, 2010 — 532 с.
  54. Пеньков, Е.М. Социальные нормы — регуляторы поведения личности: некоторые вопросы методологии и теории: некоторые вопросы методологии и теории / Е.М. Пеньков. — М.: Мысль, 1972. — 196 с.
  55. Петровский, А.В. Личность. Деятельность. Коллектив/ А.В. Петровский. — Москва: Политиздат, 1982. — 255 с.
  56. Пряжников Н. С. Психология элиты. Психология маленького человека. Учебное пособие. Гриф РАО, М.: МПСУ, 2012.
  57. Рисмен, Д. Некоторые типы характера и общество/ Д. Рисмен // Социологические исследования. 1993. — № 5, № 7.- С. 144−151.
  58. Роджерс, К. Клиентоцентрированная терапия/ К. Роджерс; пер. с англ. — Москва: Рефлбук; Киев: Ваклер, 1997. — 320 с.
  59. Родина О.Н. О понятии «успешность трудовой деятельности» // Вестник Московского университета. Сер. 14: Психология. 1996. № 3. С. 60−67.
  60. Розум, С. И. Психология социализации и социальной адаптации человека / С. И. Розум. — СПб, 2007.- 366 с.
  61. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. СПб., 2012. — с. 87
  62. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 2007. — 720 с.
  63. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. СПб., 2012. — с. 49
  64. Селигман М.Э.П. Новая позитивная психология: Научный взгляд на счастье и смысл жизни. М., 2006.
  65. Семенюк Л. М. Психология гражданской активности: способности, условия развития .- М.: Изд-во Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2006.
  66. Синягина Н.Ю., Чернышев Я.А. К определению структуры межотраслевых прогностических показателей успешности профессиональной карьеры // Мир психологии. 2006. № 3 (47).

    С. 184−191.

  67. Славнов С.В. Структурно-динамические характеристики образа успешного профессионала налоговой полиции // Психологический журнал. 2003. Т. 24. № 1. С. 82−90.
  68. Согомонов А.Ю. Генеалогия Успеха и Неудач, — М.: Просвещение, -2005, — 342 с.
  69. Степанский В.И. Влияние мотивации достижения успеха и избегания неуда­чи на регуляцию деятельности // Вопросы психологии. 1981. № 6. С. 59−75.
  70. Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под ред. В.В.Знакова, З.И. Рябикиной. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. — 383 с.
  71. Сухов А. Н. Реальная социальная психология: Учебное пособие для студентов высш. Учебн. Заведений.- М.: МПСИ, 2004, — С. 350.
  72. Творогова Н.Д. Я в контексте психологии успеха // Мир психологии. 2002. № 2 (30).

    С. 53−60.

  73. Тугушева А. Р. Влияние представлений о социальной успешности на профессионально-личностное самоопределение / А. Р. Тугушева // Вестник Костромского гос. ун-та им. Н.А. Некрасова: Акмеология образования. — 2006. — Т.12, № 4. — С.75−79
  74. Турецкая Г. В. Страх успеха: психологическое исследование феномена // Психологический журнал. 1998. Т. 19. № 1. С. 37−46
  75. Узнадзе, Д.Н. Основные положения теории установки/ Д.Н. Узнадзе. — Москва: Педагогика, 1961. — 368 с.
  76. Фанталова, Е.Б. Об одном методическом подходе к исследованию мо­тивации и внутренних конфликтов/ Е.Б. Фанталова // Психол. журнал.- 1992.-Т.- № 1. — С. 21- 29.
  77. Франк, С.Л. Непрочитанное: статьи, письма, воспоминания/ С.Л. Франк. — Москва: Моск. школа полит. исслед., 2001. — 590 с.
  78. Франкл, В. Человек в поисках смысла/ В. Франкл. — М.: Прогресс, 1990. — 368 с.
  79. Хаммер Я.С. Профессиональный успех и его детерминанты // Вопросы пси­хологии. 2008. № 4. С. 147−153.
  80. Чиксентмихайи М. Поток: Психология оптимального переживания. М., 2012.
  81. Чирикова А.Е. Личностные предпосылки успешности деятельности рос­сийских предпринимателей // Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 3. С. 81−92.
  82. Шамионов, Р.М. Психология социального поведения личности: учебное пособие/ Р.М. Шамионов. — Саратов: Наука, 2009. — 186 с.
  83. Шнейдер Л. Б. Профессиональная идентичность: Монография. М.: МОСУ, 2001.
  84. Шнейдер Л. Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг: учеб. пособие / Л.Б. Шнейдер, М.:Изд-во НПО «МОДЭК», 2004.
  85. Щербатых Ю.В. Психология успеха. М.:Эксмо, 2007.-560с.
  86. Яницкий, М.С. Диагностика уровня развития ценностно-смысловой сферы личности: учебное пособие /М.С. Яницкий, А.В. Серый; Муниципальное авт. образовательное учреждение доп. проф. образования «Ин-т повышения квалификации». — Новокузнецк: МАОУ ДПО ИПК, 2010. — 102 с.
  87. Яницкий, М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система/ М.С. Яницкий. — Кемерово, 2000. — 204 с.
  88. Cha J., Y. Career orientations of R&D professionals in Korea // R&D Management. — 2000. — Vol. 30. — № 2. — P. 121−138.
  89. Rokeach, M. Beliefs, attitudes, and values: A theory of organization and change/ M. Rokeach. — San Francisco: Jossey-Bass, 1968. — 494 p.
  90. Rokeach, M. The nature of human values/ M. Rokeach. — New York: Free Press, 1973. — 438 p.
  91. Schwartz, S.H. Value Consensus and Importance: A Cross-national Study / Schwartz, S.H. and G. Sagie // Journal of Cross-cultural Psychology. — 2000. — Vol. №. 4. — P. 465−497.

53

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector