Ригидность мышления как фактор недостаточной успешности

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

. Представление ригидности мышления в современной научной литературе

.1 Понятие ригидности мышления

.2 Ригидность мышления в разных направлениях медицинской психологии

.3 Ригидность мышления в планировании и в перспективе

. Фактор успешности

.1 Определение понятия успешности

.2 Внешние и внутренние критерии успешности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Проблема ригидности мышления не раз привлекала внимание психологов самых различных школ и направлений. Данному вопросу посвящено внушительное количество теоретических и экспериментальных работ, причем почти в каждой из них дается оригинальная дефиниция понятия «ригидность». Тем не менее, несмотря на различия в теоретических позициях и терминологии, почти все определения довольно схожи — под ригидностью понимается использование субъектом неадекватных для данной ситуации стереотипов поведения, неспособность изменить однажды выбранную стратегию и т.п.

Несмотря на большую литературу, посвященную проблеме ригидности, последняя все еще остается благодатной почвой для исследований, как в теоретическом, так и в экспериментальном плане. Важность подобных работ не вызывает сомнений — установление любых закономерностей ригидного поведения, причин его возникновения вносит свою лепту в борьбу с этим нежелательным явлением. Этим и определяется актуальность предлагаемой работы.

Ригидность рассматривается в рамках различных теоретических концепций (Л.С. Выготский, К. Гольдштейн, Г.В. Залевский, Р. Кеттэл, К. Левин, С. Рубеновиц, З. Фрейд и др.) и трактуется как недостаточная адаптивность поведения, тугоподвижность, жесткость, стереотипия.

При решении мыслительных задач ригидность проявляется в привязанности к рутинному способу действия (К. Гольдштейн), неспособности изменить установку (Р. Кеттэл), недостаточной вариабельности реакции (Х. Вернер), конкретности мышления (Л.С. Выготский).

В самой общей форме ригидность может быть охарактеризована как трудность переключения на что-либо новое, неспособность изменить способ действия в новых условиях, своего рода сопротивляемость изменениям.

Ригидность относится к базовым свойствам личности человека и влияет на формирование и проявление более частных личностных черт. Гибкость, как личностная характеристика, является одним из факторов, предопределяющих возможность успешного разрешения человеком широкого спектра жизненных проблем и эффективной адаптации к изменяющимся условиям внешней среды.

3 стр., 1107 слов

Теоретические аспекты проблемы развития творческого мышления студентов на уроках теоретического обучения

Содержание Введение 3 1. Теоретические аспекты проблемы развития творческого мышления студентов на уроках теоретического обучения 6 1.1. Понятие творческого мышления в психолого-педагогической литературе 6 1.2. Развитие творческого мышления студентов учреждений профессионального образования 11 1.3. Особенности уроков теоретического обучения, виды уроков, их роль в развитии творческого мышления ...

Ригидный способ реагирования как устойчивая личностная характеристика препятствует становлению психического гомеостаза при изменении внешней ситуации за счет фиксации неэффективных поведенческих стратегий.

Согласно мнению ряда авторов, ригидность и гибкость являются полюсами единого континуума, т.е. между ними существует отрицательная корреляция. Гибкость в оценке самого себя, а также в умении под напором опыта переоценивать ранее сложившуюся систему ценностей является одним из условий психической цельности индивида и его психического здоровья.

Ригидность выступает как фактор недостаточной успешности личности в той или иной деятельности.

Исследования показывают, что в обыденном сознании происходит дифференциация понятий «успех» и «успешность». В понятии « успех» фиксируются, скорее, объективные достижения в конкретной деятельности и в жизни в целом, а понятие « успешность» отражает субъективное переживание и условия достижения успеха. При этом в качестве условий достижения успеха для большинства испытуемых выступают личностные, а не внешние ресурсы.

Психологические исследования позволяют выявить существующие в обществе устоявшиеся стереотипные представления об успехе и успешном человеке, прототипы успешной личности, существующие в культуре.

По данным исследования Н.В. Лейфрида, проведенного по разновозрастной выборке, идеальный успешный человек в представлении других людей обладает такими признаками, как: целеустремленность, общительность, ум, материальная обеспеченность, ответственность.

Объект исследования — ригидность мышления.

Предмет исследования — ригидность мышления как фактор недостаточной успешности.

Цель работы — рассмотреть ригидность мышления как фактор недостаточной успешности.

4 стр., 1888 слов

7. Характеристика мышления виды, исследования, теории

7. Характеристика мышления: виды, исследования, теории. М. – высшая форма сознательного отражения и познания объективной реальности. М. – познавательный процесс обобщенного и опосредованного отражения существенных свойств, связей и отношений предметов и явлений. Мышление опосредованно, то есть совершается через какие-либо средства, в качестве которых могут выступать действие, образ или слово. В М. ...

Задачи, решаемые в работе:

охарактеризовать понятие ригидности мышления;

рассмотреть представление ригидности мышления в современной научной литературе;

изучить ригидность мышления в разных направлениях медицинской психологии;

определить внешние и внутренние критерии успешности.

Практическая значимость работы определяется в теоретическом обосновании ригидности как фактора недостаточной успешности.

1. Представление ригидности мышления в современной научной литературе

.1 Понятие ригидности мышления

Ригидность (лат. rigidus — жесткий, твердый) — затрудненность (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, объективно требующих ее перестройки. Выделяют когнитивную, аффективную и мотивационную ригидность. Когнитивная ригидность обнаруживается в трудностях перестройки восприятия и представлений в изменившейся ситуации.

Аффективная ригидность выражается в косности аффективных (эмоциональных) откликов на изменяющиеся объекты эмоций. Мотивационная ригидность проявляется в тугоподвижной перестройке системы мотивов в обстоятельствах, требующих от субъекта гибкости и изменения характера поведения. Уровень ригидности, проявляемой субъектом, обусловливается взаимодействием его личностных особенностей с характером среды, включая степень сложности стоящей перед ним задачи, ее привлекательности для него, наличие опасности, монотонность стимуляции и так далее.

Ригидность психическая (лат. rigiditas — твердость) — психопатологическое состояние, характеризующееся недостаточной подвижностью психических процессов, нарушениями переключаемости мышления и речи, инертностью установок. Все это значительно затрудняет адаптацию психики больных к изменяющимся условиям внешней среды. Наиболее характерно для экзогенно-органических поражений головного мозга, эпилепсии [1, с.234] .

В психологии ригидность — неспособность корректировать программу деятельности в соответствии с требованиями ситуации. Различают когнитивную, аффективную и мотивационную ригидность. Когнитивная ригидность — неспособность изменить представления об окружающей среде в соответствии с действительными изменениями этой среды [2, с.165]. Когнитивная ригидность проявляется, например, в перцептивной ригидность — нарушении способности адекватно воспринимать объект в изменившейся ситуации, что демонстрируется эффектом установки; другой пример когнитивной ригидности — функциональная фиксированность. Аффективная ригидность, или ригидность аффекта, — неспособность изменить структуру аффективных проявлений, замедленное эмоциональное научение, фиксация на однообразных объектах, неизменность эмоциональной значимости объектов. Мотивационная ригидность проявляется в негибкости мотивационных особенностей потребностей, в невозможности изменить привычные способы удовлетворения потребности с изменениями условий жизни. Аффективная и мотивационная ригидность проявляются также в склонности к образованию сверхценных идей, в эгоцентризме и повышенной самооценке, в узости интересов, упрямстве, застреваемости на одних и тех же мыслях и эмоциях[3, с.127] .

4 стр., 1719 слов

Мышление и мозг_1

Мышление и мозг философ, математик Анатолий Кричевец Когда в конце XVI века в Европе формировалась наука Нового времени, которая в следующие несколько веков стала образцом познания вообще, ничто (кроме, пожалуй, воодушевления ее гениальных творцов) не предвещало ее грандиозных успехов. Математическая физика, наука о движении тел в пространстве, первой предъявила весьма значительные достижения, чем ...

Таким образом, ригидность — затрудненность (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, объективно требующих ее перестройки. Ригидность — неспособность корректировать программу деятельности в соответствии с требованиями ситуации. Различают когнитивную, аффективную и мотивационную ригидность.

.2 Ригидность мышления в разных направлениях медицинской психологии

В психофизиологии и физиологии ригидность — состояние сильного и длительного сокращения мышц, обусловленное изменением тонуса нервных центров, иннервирующих мышцы. Децеребрационная ригидность (термин Ч. Шеррингтона) — состояние повышенного тонуса мышц (например, у кошек), возникающее вследствие блокировки связей между передними и задними буграми четверохолмия, проявляющееся в усиленном разгибании мышц. Аналогичное явление возникает у человека в состоянии гипнотического сна (каталепсия, или восковая ригидность) [4, с.321].

Ригидность — стойкое повышение мышечного тонуса по подкорковому (пластическому) типу. В отличие от спастичности ригидность проявляется в большей степени в тех мышцах, которые обеспечивают сгибание туловища и конечностей, может быть выраженной и в мелких мышцах лица, языка, глотки. При ригидности сопротивление пассивным движениям постоянно (см. симптом «свинцовой трубки» симптом); сухожильные рефлексы сохранены. Особой формой ригидности является феномен «зубчатого колеса».

16 стр., 7626 слов

Развитие мышления детей 4-6 лет

27 Введение Развитие, прежде всего, характеризуется качественными изменениями, появлением новообразований, новых механизмов, новых процессов, новых структур. Наиболее важные признаки развития это – дифференциация, расчленение раннее бывшего единым элемента; появление новых сторон, новых элементов в самом развитии; перестройка связей между сторонами объекта. Существует много типов развития, ...

Ригидность декортикационная — патологическая мышечная ригидность с приведением и сгибанием рук и разгибанием ног. Возникает при локализации зоны поражения выше моста мозга. Мышечная ригидность с разгибанием рук и сгибанием ног. Иногда наблюдаются у находящихся в коматозном состоянии больных с преимущественным повреждением нижних отделов моста (зоны расположения в стволе мозга вестибулярных ядер).

Поражение ствола мозга ниже этого уровня ведет к генерализованной мышечной гипотонии (к атонической коме) [5, с.276]. Ригидность децеребрационная (от лат. rigidus — оцепенелый, негибкий, de — отделение, cerebrum — головной мозг) — остро, реже постепенно развивающееся тоническая мышечное напряжение, возникающее у больного со спутанным или утраченным сознанием в связи с разобщением большого мозга от мозгового ствола на уровне среднего мозга. При этом характерны пароксизмальные состояния, при которых голова запрокинута, тризм, опистотонус, руки и ноги разогнуты и ротированы внутрь, кисти и их пальцы согнуты, повернуты внутрь, стопы — в положении подошвенного сгибания. Внешние болевые стимулы усиливают степень выраженности судорожных реакций, возможны миоклонии или астериксис. Иногда тоническая судорога лишь в части тела, подвергающейся раздражению [1, с.187]. Децеребрационная ригидность может быть обусловлена черепно мозговой травмой, кровоизлиянием в мозг, туберкулезным менингитом, острой энцефалопатией в связи с гипоксией, интоксикацией и пр., а также при нарастающем объемном процессе в субтенториальном пространстве, ведущем к сдавлению и повреждению ствола мозга на границе моста и среднего мозга. Описал в 1896г. Ч. Шеррингтон (Ch.S. Sherrington, 1857-1952) как следствие перерезки в эксперименте ствола мозга ниже красных ядер и выше области вестибулярных ядер [6, с.199].

У человека децеребрационную ригидность описали в 1912г. голландские врачи R. Магнус и А. Клейн (R. Magnus, 1873-1927, и A. de Kleijn, 1883-1949).

Ригидность затылочных мышц — вследствие повышения тонуса мышц разгибателей головы пассивное сгибание головы больного затруднено, ограничено, и при этом оказывается невозможным прикосновение его подбородка к грудине. Один из основных признаков раздражения мозговых оболочек. Ригидность мышечная генерализованная [7, с.154].

23 стр., 11407 слов

Исследование и пути коррекции зрительных агнозий у больных с нарушениями связей в теменно-затылочной области мозга

Введение Актуальность Зрительные ощущения в жизни человека имеет огромное значение. Это основной сенсорный канал, который связывает его с внешним миром. Зрительная система человека устроена очень сложно. Благодаря зрению мы воспринимаем окружающий нас мир в полном объеме и красках, ведем полноценную жизнь. В связи с этим лечение зрительных агнозий и восстановление высших психических функций, ...

Ригидность психическая — расстройство психики, при котором снижены подвижность, переключаемость и приспособляемость психических процессов к меняющейся ситуации.

Ригидность экстрапирамидная — тотальное повышение мышечного тонуса, одинаково выраженное как при активных, так и при пассивных движениях (см. также синдром свинцовой трубки).

Ригидность. В физиологии — состояние сильного мышечного напряжения. В теории личности — черта, характеризующаяся когнитивной, перцептивной и/или социальной негибкостью. Следует различать с персеверацией [1, с.230].

Аффективная ригидность (лат. affectus — душевное волнение, страсть и rigidus — жесткий, твердый).

Категория — характеристика личности. Специфика — неготовность к изменениям в связывании тех или иных событий с определенными аффективными реакциями. Проявляется в затруднениях при эмоциональном научении, в излишней фиксированности на объектах, константности эмоциональной оценки тех или иных событий, также в образовании сверхценных идей [4, с.123].

Кататоническая ригидность — сохранение принятого положения тела, несмотря на попытки привести человека в движение.

Мотивационная ригидность (лат. moveo — двигаю и rigidus — жесткий, твердый).

Категория — форма ригидности. Специфика — неготовность к отказу от уже сформированных потребностей и от привычных способов их удовлетворения или к принятию новых мотивов. Может находить проявление в образовании сверхценных идей [4, с.125].

Выделяется три вида патологии мышления:

Нарушение операциональной стороны мышления.

Нарушение динамики мышления.

Нарушение личностного компонента мышления [8, с.103].

19 стр., 9287 слов

Акциональная модель ригидности у кардиологических больных

Дипломная работа АКЦИОНАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ РИГИДНОСТИ У КАРДИОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР 1.1 Терминологическая многозначность понятия психической ригидности 1.2 Акциональная модель структурно-уровневый анализ ригидного действия 1.3 Психологические особенности больных сердечнососудистых заболеваний 1.4 Нейрофизиологические аспекты сердечнососудистых заболеваний .5 ...

К основным мыслительным операциям относятся обобщение, отвлечение (абстрагирование), анализ, синтез.

Обобщение есть следствие анализа, вскрывающего существенные связи между явлениями и объектами. Существует несколько уровней процесса обобщения:

категориальный — отношение к классу на основании главных, существенных признаков;

функциональный — отношение к классу на основании функциональных признаков;

конкретный — отношение к классу на основании конкретных признаков;

нулевой (нет операции) — перечисление предметов либо их функций без попытки обобщить [7, с.142].

При всем многообразии нарушения операциональной стороны мышления можно свести к двум крайним вариантам:

снижение уровня обобщения;

искажение процесса обобщения.

При снижении уровня обобщения в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях. Вместо выделения обобщенных признаков больные используют конкретно-ситуационные сочетания, у них отмечаются трудности абстрагирования от конкретных деталей (например, общее между диваном и книгой в том, что «на диване можно читать»).

Подобные нарушения могут быть в легкой, умеренно выраженной и выраженной степенях. Эти нарушения встречаются при олигофрении, тяжелых формах энцефалита, а также при органических поражениях головного мозга другого генеза с деменцией [9, с.298].

Однако говорить о снижении уровня обобщения можно в том случае, если этот уровень был у человека ранее, а затем снизился, что и происходит с больными эпилепсией, органическими поражениями ЦНС, последствиями травм головного мозга. У больных же олигофренией отмечается недоразвитие понятийного, абстрактного мышления, а именно процессов обобщения и отвлечения [6, с.143] .

При искажении процесса обобщения больные руководствуются чрезмерно обобщенными признаками, неадекватными реальным отношениям между предметами. Отмечается преобладание формальных, случайных ассоциаций, уход от содержательной стороны задачи. Эти больные устанавливают чисто формальные, словесные связи, реальное же различие и сходство не служит для них контролем и проверкой их суждений. Например, сходство между ботинком и карандашом для них в том, что «они оставляют следы». Подобные нарушения мышления встречаются у больных шизофренией [9, с.267].

Для исследования операциональной стороны мышления используются следующие методики[10, с.178] :

Классификация. Методика представляет собой набор карточек с изображением различных предметов, растений, живых существ. Изображения могут быть заменены надписями (словесная классификация).

Испытуемый раскладывает предметы на группы так, чтобы предметы, находящиеся в одной группе, имели общие свойства (одежда, мебель, животные, измерительные приборы, люди).

Затем испытуемый укрупняет группы. Способность выделить две или три группы на последнем этапе свидетельствует о высоком уровне обобщения [10, с.180].

Исключение. Также существует два варианта этой методики: словесный и предметный. Последний представляет из себя набор карточек с изображением четырех предметов, три из которых имеют между собой общее и их можно объединить в одну группу, а один из них существенно отличается, он должен быть исключен. Решение испытуемого на основе конкретно-ситуационного объединения предметов в группу свидетельствует о снижении уровня обобщения. Актуализация «слабых», чрезмерно обобщенных признаков свидетельствует об искажении процесса обобщения.

Сравнение и определение понятий. Для определения понятий нужно проанализировать множество признаков предмета или явления и выделить наиболее точное определение, то, в котором отмечается родовое и видовое различие. При сравнении предметов испытуемый использует анализ и синтез для разделения существенных признаков на общие для нескольких объектов и на различающие их. В качестве стимульного материала используют однородные понятия (танк-трактор, человек-животное) и разнородные (телега — ложка, ботинок — карандаш).

Последние используются для диагностики искажения процессов обобщения [12, с.343] .

Понимание переносного смысла пословиц и метафор. Можно просто предлагать испытуемому распространенные пословицы и метафоры для объяснения их переносного смысла. Есть вариант этой методики, когда для данной пословицы нужно найти соответствующую ей по значению фразу или другую пословицу. Этот вариант помогает тем испытуемым, которые понимают значение переносного смысла, но затрудняются вербализовать понимаемое. Еще одна модификация: серию табличек, на которых написаны пословицы или метафоры, соотнести по смыслу с фразами, которых по количеству гораздо больше пословиц. Последняя модификация чаще используется для выявления нарушений мышления по шизофреническому типу, а также при трудностях вербализации понимаемого переносного смысла, когда фраза облегчает объяснение [10, с.184].

Пиктограммы. Испытуемому предлагают нарисовать несложный рисунок для запоминания названных ему 15 слов и словосочетаний. Среди них обязательно должны быть эмоционально окрашенные, абстрактные и конкретные. После выполнения задания анализируется характер смысловых связей между стимульным словом и рисунком. Смысловые связи могут быть содержательные или слабые. Способность выполнять пиктограмму свидетельствует о доступности для испытуемого обобщенной символизации слова и другое [11, с.67].

Существует множество других методик для исследования операциональной стороны мышления, описанных в литературе, но перечисленные выше методики являются основными для исследования патологии мышления.

В психиатрической практике можно выделить два часто встречающихся нарушения динамики мышления: лабильность мышления и инертность мышления.

Лабильность мышления заключается в неустойчивости способа выполнения задания. Уровень обобщения у больных соответствует образованию и жизненному опыту. Испытуемым доступны обобщение, сравнение, понимание условного смысла, перенос. Однако наряду с правильно обобщенными решениями отмечаются решения на основе актуализации слабых, случайных связей или конкретно-ситуационное объединение предметов, явлений в группу. У больных с проявлениями лабильности мышления повышена так называемая «откликаемость», они начинают реагировать, вплетать в свои рассуждения любой случайный раздражитель из внешней среды, нарушая инструкцию, утрачивая целенаправленность действий, ассоциаций [13, с.154].

Инертность мышления — выраженная тугоподвижность переключения с одного вида деятельности на другой, затрудненность изменения избранного способа своей работы. Инертность связей прошлого опыта, трудности переключения могут привести к снижению уровня обобщения и отвлечения. Испытуемые не справляются с заданиями на опосредование («пиктограмма», методика Леонтьева, классификация предметов по значимым признакам и т.д.).

Подобные нарушения встречаются у больных эпилепсией, а также у больных с последствиями тяжелых травм головного мозга [8, с.104].

Исследование динамики мыслительной деятельности можно проводить с помощью тех же методик, которые использовались для изучения операциональной стороны мышления. Но внимание экспериментатора при этом должно быть направлено на анализ следующих психических проявлений:

переключение вида деятельности испытуемого;

склонность к чрезмерной обстоятельности суждений и детализации ассоциаций;

неспособность удерживать целенаправленность ассоциаций [12, с.338].

Нарушение личностного компонента мышления. К этим нарушениям относятся разноплановость суждений, резонерство, нарушение критичности и саморегуляции.

Критичность мышления предполагает сличение получаемых результатов с условиями задачи и предполагаемыми итогами. Больные однако могут актуализировать неадекватные связи и отношения, которые приобретали смысл из-за измененных установок больных шизофренией или в результате трудностей осмысливания содержания предложенных задач для олигофренов. В данном случае можно говорить о некритичности мышления.

Разноплановость — нарушение мышления, заключающееся в том, что суждения больных о каком-нибудь явлении протекают в разных плоскостях (например, слон и лыжник — «предметы для зрелищ», лошадь и медведь — животные) [14, с.134].

Резонерство — склонность к «бесплодному мудрствованию», тенденция к многоречивым рассуждениям (например, испытуемый сравнивает понятия «птица» и «самолет»: «Сходство — крылья. Потому что рожденный ползать летать не может. Человек тоже летает, у него есть крылья. У петуха тоже есть крылья, но он не летает. Он дышит…»).

Нарушение саморегуляции — это невозможность целенаправлен-ной организации своих мыслительных действий. При этом испытуемым могут быть доступны сложные обобщения, логические операции, но в результате расплывчатости мышления, его нецеленаправленности выявляется неспособность решения поставленных задач (больные шизофренией).

Возможно нарушение саморегуляции у больных эпилепсией в результате ригидности мышления и склонности к чрезмерной обстоятельности и детализации. При этом нарушается «регулятивный аспект целеобразования», а у больных шизофренией «снижена побудительность целей»[9, с.276] .

В литературе по психопатологии рассматривают нарушения мышления в виде растройств ассоциативного процесса, патологии суждений, а также патологии мышления по темпу. Расстройства ассоциативного процесса проявляются в болезненном изменении темпа, нарушении стройности и целенаправленности мышления [6, с.78].

К нарушениям стройности относятся:

Разорванность мышления — нарушение смысловых связей между членами предложения при сохранности грамматического построения фразы.

Бессвязность — нарушение и смысловой речи, и синтаксического строя речи.

Вербигерации — своеобразные стереотипии в речи до бессмысленного нанизывания сходных по созвучию слов.

Парагномен — действие под влиянием внезапного нелепого умозаключения.

Паралогическое мышление — отсутствие адекватной логики [8, с.105].

К нарушениям целенаправленности относятся следующие:

Патологическая обстоятельность.

Резонерство.

Дементная детализация.

Персеверация.

Символизм. В отличие от общепринятой системы символов, усматривание больными обычных символов там, где они не играют символической роли.

Аутическое мышление. Отрыв от реальной действительности, погружение в мир воображения, фантастических переживаний [12, с.255].

К патологии суждений относятся:

Бредовые расстройства — ложные умозаключения. Различают паройяльный бред — систематизированный бред без систематизации; параноидный бред — характеризуется наличием бредовых идей, которые чаще не имеют достаточно стройной системы; парафренный бред — сочетается с нарушениями ассоциативного процесса (разорванность, резонерство и символизм).

Бредоподобные расстройства — ложные умозаключения, связанные с расстройством воли, влечений, эмоциональными нарушениями, отличаются от бредовых отсутствием тенденции к систематизации, кратковременностью, возможностью частичной коррекции методом разубеждения (бывают при МДП) [3, с.176].

Сверхценные идеи — аффективно насыщенные стойкие убеждения и представления.

Навязчивые идеи — неправильные мысли при критичном к ним отношении, но невозможности избавиться.

Нарушения мышления по темпу:

Ускоренное мышление: скачка идей (наблюдается в маниакальной фазе при МДП); ментизм, или мантизм — возникающий помимо воли больного наплыв мыслей (при шизофрении).

Замедленное мышление (во время депрессивной фазы при МДП), а также тугоподвижность, ригидность (при эпилепсии) [4, с.288].

Таким образом, в психофизиологии и физиологии ригидность — состояние сильного и длительного сокращения мышц, обусловленное изменением тонуса нервных центров, иннервирующих мышцы. Ригидность — стойкое повышение мышечного тонуса по подкорковому (пластическому) типу. Выделяется три вида патологии мышления: нарушение операциональной стороны мышления, нарушение динамики мышления, нарушение личностного компонента мышления.

.3 Ригидность мышления в планировании и в перспективе

ригидность мышление успешность

Многие исследователи психической ригидности приходили к выводу, что она является одной из тех областей психологии, вступив в которую исследователь оказывается на очень зыбкой почве, насыщенной всяческими трудностями и сюрпризами. Психическая ригидность — отнюдь не простое понятие, и ему нелегко дать какое-либо приемлемое для всех определение.

Но поскольку «каждый термин в психологии должен быть точно и строго определен» и для любого исследования определение используемых понятий является необходимым, то изучавшие ригидность обычно выбирали в рамках альтернативы либо прямую «атаку» на само понятие, либо использование одного из многих существующих определений ригидности, соответствующих методик и получение, как правило, узких данных. [15, с.8]

Эволюционное рассмотрение психической, ригидное прежде всего позволяет высказать предположение, что ее проявление в разнообразии фиксированных форм поведения у человека древние филогенетические корни. Эти формы поведения являются, по всей видимости, тем слабым эхом далекого прошлого, указывающим на родство, от которого человек так далеко ушел. Основанием для такого предположения служит целый ряд фактов. [4, с.188]

Данные этологии свидетельствуют о существенном сходстве некоторых поведенческих реакций у человека и животных. Реакции по типу фиксированных форм поведения чаще всего вызываются изменениями условий существования, которые требуют от человека отказаться от привычных стереотипов поведения, образа жизни и т.п. [9, с.189].

Онтогенетические характеристики психической ригидности. Подходя к ригидности со сравнительно-генетических позиций, Werner пишет о том, что недостаток вариабельности реакции обнаруживает в качестве характеристики организмов относительно низкого филогенетического и онтогенетического развития. Он критикует структурное понимание ригидности, следуя логике которого можно прийти к выводу, во-первых, что адаптивность есть следствие ригидности, а не флексибильности, и, во-вторых, что ригидность в норме с возрастом (от детского к зрелому) усиливается. Werner стоит на противоположных в этом отношении позициях. В этом у него много сторонников, хотя подходы у них другие. Lewin видел причину уменьшения ригидности с возрастом в усилении дифференциации и коммуникации между аффективными сферами личности, Л.С. Выготский — в большей пропорции «понятийности» мышления развивающегося ребенка, Д.Н. Узнадзе — в особенностях установки, а Shapiro — в росте «личностной автономии». [16, с.190]считает ребенка более ригидным, чем взрослого человека, в силу неразвитости автономии — способности совершать произвольные действия в отношениях с окружающим миром и особенно по отношению к окружающим его взрослым, их авторитетности и авторитету. Опирается он в развитии своей концепции на исследование Goldstein об «абстрактном и конкретном мышлении», Werner о «функциональной дифференциации» и Piage о «развитии мышления, интеллекта ребенка» [15, с.277]. При правильном поступательном развитии автономии ребенка через «кризисные точки» этого развития у него формируется все более «автономный», «неригидный» характер, а поэтому все менее ригидно и поведение развивающегося ребенка. Но это развитие может быть и далеко неоптимальным, особенно в условиях особого семейного воспитания, что может приводить к формированию «неавтономного», «ригидного характера», чаще всего оказывающегося среди факторов, обусловливающих тот или иной вид невротического расстройства. Отсюда и указания на роль семьи. О роли семейных отношений, стиле воспитания и особенностях личности родителей в формировании ригидных черт характера у ребенка сообщается в целом ряде исследований. [15, с.191]

Образование, призванное «производить изменения в личности», затрагивает в ней прежде всего, так сказать, верхние слои ее структуры — систему осознанных ориентации, отношений и установок, т. е. уровень сознательной саморегуляции. Именно этот уровень отражает «установочная ригидность» — осознанное принятие или непринятие нового, необходимости изменений (перемен) в окружающей действительности и особенно в самой личности. Разумеется, что мотивированность предпочтительно способа саморегуляции ( ригидного или флексибильного ) может быть самой разной. Несомненно, что и более «низкие этаж» психической ригидности испытывают влияние образования, но уже в значительно меньшей степени.

Можно предположить, что уровень образования «приводит» к более значительному снижению психической ригидности и на более значительному снижению психической ригидности и на более низких ее структурных этажах через общее развитие психической деятельности человека — ее перцептивно-когнитивной сферы. Но это удается увидеть при сравнении более отдаленных друг от друга уровней образования. [7, с.193]

Таким образом, повышение уровня образования в основном сопровождается определенным снижением психической ригидности, что выражается прежде всего в повышении гибкости, динамичности, вариантности системы отношений, установок, позиций личности.

Г.В. Залевский [15, с.145] выделяет два варианта ригидного типа личности:

ригидный — стенический,

ригидный — астенический.

Характерны: выраженная ригидность аффекта, активное отстаивание привычного и сопротивление новому с рационализацией его неприятия, преимущественно ригидность целей, неадекватная повышенная самооценка, сниженная тревожность, повышенная экстравертированность. Характеризуется тенденцией к повышенной устойчивости аффективно окрашенных переживаний. В поведении это проявляется в акцентируемом стремлении к повышению собственной значимости, чувствительности в отношении несправедливости, целеустремленности, малой подверженности воздействию различных «сбивающих» факторов в деятельности. При чрезмерной выраженности (аффективной) ригидности наблюдается болезненная обидчивость, подозрительность, постоянные предположения о возможности ущемления каких-то прав, склонность к преувеличению собственных способностей и объяснение неудач неблагожелательностью окружающих [17, с.174].

Слабая выраженность аффекта при сохранении высокого уровня ригидности эмоциональной сферы, пассивной приверженностью привычному и сопротивлением новому, эмоциональным его неприятием, повышенной тревожностью, неофобией, преимущественно ригидностью средств, неадекватно сниженной самооценкой, повышенной интравертированностью. Щепетильные, сверхсистематичные, сверхзаторможенные и сверхдобросовестные в своей приверженности к социальным и моральным стандартам. Большие труженики. Их безупречность и точность \ причиняют страдание \ окружающим \ и приводят к проблемам в межличностных отношениях, поскольку они стараются навязать и другим свои стандарты. Будучи обычно не в состоянии смягчиться (уступать и проявлять гибкость), они раздражаются по поводу такой мягкости у других [17, с.149] .

Психическая ригидность может вступать в значимые связи с множеством характеристик личности, относящихся к разным «этажам» ее структуры.

Величина этих связей возрастает по мере приближения того или иного свойства к кругу валидных для ситуаций, требующих от личности каких-либо изменений, перестройки. Психическая ригидность может быть в разных типах личности и характера представлена в неодинаковой степени сильно и широко.

Термин «ригидность» происходит от латинского rigidities, что значит быть негибким, жестким, окостенелым. В психологию этот термин перешел из физики, где им обозначают свойство тел сопротивляться изменению их формы. Противоположное ригидности свойство чаще всего обозначается термином «флексибильность». [15, с.8]

Психическая ригидность определяется преимущественно через категорию способностей — «индивидуально-психологических особенностей личности, являющихся условием успешного выполнения той или иной продуктивной деятельности». Отсюда ригидность понимается, как (относительная) неспособность личности в случае требований объективной ситуации: «изменить свою психическую установку», «реагировать на новую ситуацию», «изменить действие или отношение», «поставить себя на место другого человека», «изменить поведение», «реорганизовать проблемный материал», «переструктурировать способы поведения», «усвоить новые средства приспособления», «корректировать программу деятельности» [8, с.103].

Некоторые авторы в своих дефинициях психической ригидности делают упор на том, что лежит в основе «неспособности к изменению». Они определяют ее как: «приверженность к неадекватному способу выполнения задания», «тенденция придерживаться привычного», «привязанность к неадекватному способу поведения и восприятия».

В ряде определений психической ригидности указывается на то, что личность не реагирует на требования объективной ситуации не просто в силу (относительной) неспособности или приверженности к неадекватному способу поведения (то есть не может), но и в силу своего нежелания (то есть не хочет, даже при наличии способностей): «упорствует в определенных формах поведения», «проявляет недоброжелательность к новому, к изменениям» и «сопротивляется изменению» [1, с.203] .

Чаще всего психическая ригидность определяется альтернативно: либо как свойство личности, либо как характеристика поведения. Но есть исследования, в которых даются определения ригидности, охватывающие одним понятием личность и поведение. Так, Coins, Rubenovitz предлагают в качестве такого понятия понятие ригидности как конструкта. Они исходят из идеи внутреннего единства понятия психической ригидности, основываясь на данных факторно-аналитических исследований. [4, с.109]

Ригидность в системе родственных и близких понятий. Как синонимы ригидности и/или флексибильности употребляются такие термины, как: инертность, тугоподвижность, неповоротливость, стереотипия, персеверация, торпидность, вязкость, косность, фиксированность, фиксация, персистенция, догматизм, консерватизм, этноцентризм, упрямство, подвижность, динамичность, лабильность, пластичность, эластичность, гибкость, вариативность, переключаемость, беглость, адаптивность, механизированность, функциональная фиксированность, тормозимость, фиксированная установка. [15, с.11-12]

В понимании Залевского Г.В., ригидность-флексибильность не есть инертность-подвижность (динамичность, лабильность нервных процессов).

Считает неправильным говорить о «ригидности нервных процессов». Ригидность-флексибильность не тождественны и не сводимы к тому явлению, которое измеряется «скоростью перехода от одного стереотипного способа умственного или практического действия к другому» или проявляется в жизненных показателях типа «быстро или медленно ходит, говорит или думает», т.е. свойству темперамента — лишь формально-динамической характеристике поведения человека.

Ригидность и устойчивость. Следует отличать ригидность от устойчивости. К этому мнению склоняется целый ряд психологов и психиатров. Физиологической основой устойчивости личности, в понимании Л.Л. Рохлина, является динамический стереотип, описанный И.П. Павловым [6, с.188].

В «Энциклопедическом словаре медицинских терминов» определяется «устойчивость системы как свойство системы возвращаться к исходному состоянию после прекращения воздействия, которое вывело ее из этого состояния; у живых систем устойчивость проявляется их способностью приспосабливаться к изменяющимся условиям существования». Здесь же психической ригидности дается определение как «психопатологическому состоянию, при котором снижены подвижность, переключаемость и приспособляемость психических процессов (мышления, установок и др.) к меняющимися требованиям среды». [1, с.159]

Признавая самостоятельность и независимость ригидности и устойчивости, следует считать правильным мнение, что гипертрофированная устойчивость может трансформироваться в ригидность. Так. Н.Л. Элиава пишет, что «установка субъекта — его настроенность, его определенная ориентированность иногда становится ригидной, слишком устойчивой и трудно преодолимой». [11, с.16]

Психическая ригидность определяется чаще всего альтернативно: как характеристика личности либо поведения, как характеристика отдельных областей личности — перцептивная, психомоторная, когнитивная, аффективная, мотивационная ригидность — либо всей личности, как формально-динамическая, либо содержательная характеристика личности и поведения, как свойство нормальной либо патологически измененной личности. [13, с.182]

В целом терминологический анализ понятия психической ригидности свидетельствует о том, что здесь мы встречаемся с трудностями, выходящими далеко за пределы лишь терминологических. [11, с.187]

Психическая ригидность представляет собой сложное (многомерное) свойство, отражающее структурно-уровневую организацию личности. На основании динамической структуры личности психическая ригидность характеризовалась в каждом конкретном случае «вкладом» в ее суммарную оценку таких подструктур личности, как: динамическая, праксическая, когнитивная, эмотивная.

Временные характеристики психической ригидности. Выявление этой стороны психической ригидности вызвано тем, что она может выступать и в виде преходящей характеристики поведения разной степени длительности. Наблюдается эта динамичность поведения, по мнению исследователей, при психоэмоциональном напряжении или стрессе разной длительности, вызываемых тревогой, фрустрацией, страхом, шоком, характерных чаще всего для так называемых экстремальных ситуаций. [15, с.148]

И своей работе Rehfisch приводит подробную характеристику ригидного и флексибильного типов личности. Ригидный человек: А — скованный, заторможенный, с повышенным самоконтролем, социально интровертирован и замкнут, отчужденный, холодный, с ограниченной реакцией, с узостью интересов, скорее слушатель и зритель, осторожный, экономный, сдержанный, нерешительный, медлительный дотошный, щепетильный; В — консервативный и конвенциональный, не терпящий изменений, беспорядка и неопределенности, морально ригиден, формальный, социально инвариантный, умеренный, неадаптивный, мыслящий ригидными категориями, категоричен; С — покорный в отношениях с авторитетами и силой, агрессивный по отношению к слабым, зависимый, нечувствительный, послушный, кроткий, скромный, умеренный, миролюбивый, смирный, тихий, застенчивый, с бедным воображением, авторитарный, с тенденцией быть опекаемым и защищенным, отвергает и порицает людей, нарушающих устоявшиеся ценности, критичный, требовательный, этноцентричный, преувеличивает значение силы и жесткости, жадный, суровый, безжалостный, враждебный, идентифицирующий себя с сильными личностями, мизантроп, упрямый, упорный, обструктивный, предвзятый, с предрассудками; Д — тревожный, с чувством вины, беспокойный, мнительный, с крайне скованным и ригидным сознанием, подавленный, с жестким супер-эго, чувством неполноценности, неверием в других, ненадежный; Е — с навязчивыми и персеверативными тенденциями [15, с.152].

Таким образом, психическая ригидность определяется чаще всего альтернативно: как характеристика личности либо поведения, как характеристика отдельных областей личности — перцептивная, психомоторная, когнитивная, аффективная, мотивационная ригидность — либо всей личности, как формально-динамическая, либо содержательная характеристика личности и поведения, как свойство нормальной либо патологически измененной личности.

Выводы к главе 1

В психофизиологии и физиологии ригидность — состояние сильного и длительного сокращения мышц, обусловленное изменением тонуса нервных центров, иннервирующих мышцы. Ригидность — стойкое повышение мышечного тонуса по подкорковому (пластическому) типу.

В физиологии ригидность — состояние сильного мышечного напряжения. В теории личности — черта, характеризующаяся когнитивной, перцептивной и/или социальной негибкостью.

Аффективная ригидность — неготовность к изменениям в связывании тех или иных событий с определенными аффективными реакциями.

Кататоническая ригидность — сохранение принятого положения тела, несмотря на попытки привести человека в движение.

Мотивационная ригидность — неготовность к отказу от уже сформированных потребностей и от привычных способов их удовлетворения или к принятию новых мотивов.

В психиатрической практике можно выделить два часто встречающихся нарушения динамики мышления: лабильность мышления и инертность мышления. Лабильность мышления заключается в неустойчивости способа выполнения задания. Инертность мышления — выраженная тугоподвижность переключения с одного вида деятельности на другой, затрудненность изменения избранного способа своей работы.

Ригидность — затрудненность (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, объективно требующих ее перестройки. Ригидность — неспособность корректировать программу деятельности в соответствии с требованиями ситуации.

Психическая ригидность определяется чаще всего альтернативно: как характеристика личности либо поведения, как характеристика отдельных областей личности — перцептивная, психомоторная, когнитивная, аффективная, мотивационная ригидность — либо всей личности, как формально-динамическая, либо содержательная характеристика личности и поведения, как свойство нормальной либо патологически измененной личности.

2. Фактор успешности

.1 Определение понятия успешности

Исследования показывают, что в обыденном сознании происходит дифференциация понятий «успех» и «успешность». В понятии « успех» фиксируются, скорее, объективные достижения в конкретной деятельности и в жизни в целом, а понятие « успешность» отражает субъективное переживание и условия достижения успеха. При этом в качестве условий достижения успеха для большинства испытуемых выступают личностные, а не внешние ресурсы.

Образ идеального успешного человека. Психологические исследования позволяют выявить существующие в обществе устоявшиеся стереотипные представления об успехе и успешном человеке, прототипы успешной личности, существующие в культуре [18, с.213].

По данным исследования Н.В. Лейфрида, проведенного по разновозрастной выборке, идеальный успешный человек в представлении других людей обладает такими признаками, как: целеустремленность, общительность, ум, материальная обеспеченность, ответственность.

При описании идеального успешного человека акцент, в первую очередь, делается на личностных характеристиках и способах достижения успеха, чем на конкретных результатах деятельности и других проявлениях успеха.

Образ реально успешного человека. Изучение представлений о реальном успешном человеке выявило, что для успешного человека характерны: материальная обеспеченность, семья, карьерный рост, достижение поставленных целей, престижная работа, высокий социальный статус, статус руководителя предприятия, свой бизнес [19, с.85].

Основными критериями оценки успешной личности в реальной ситуации чаще являются внешние, социально значимые достижения. Данный факт Лейфрид объясняет тем, что внешние показатели объективно более доступны для личности, что существенно сокращает процесс социального познания, интерпретации действительности и отнесения конкретного человека к определенной группе.

Прототипы успешной личности. В общественном сознании представлены разные прототипы успешной личности. Н.В. Лейфрид выделяет два самых распространенных прототипа успешной личности, противоположных по своим характеристикам [19]:

первый описывается исключительно внешними, социально признанными показателями успеха, что отражает наиболее распространенные ценности людей современного общества;

характерными чертами второго являются исключительно личностные характеристики, что, по всей видимости, и отражает особенности представлений людей, гибко учитывающих современные требования и реалии российского общества.

Лейфрид проводит интересное сравнение представлений об успехе в зависимости от личностного типа ответственности. Разработанная типология может быть полезна для диагностики и последующего консультирования представителей бизнеса.

На основе сопоставления показателей ответственности (локус контроля, когнитивный, эмоциональный и поведенческо-результативный компонент) он выделяет следующие типы [20, с.46]:

оптимально-ответственный;

исполнительский;

ситуативный;

эгоистический;

функциональный.

. Оптимально-ответственный тип личности связывает успех и условия его достижения с внутренними личностными ресурсами — умением принимать на себя ответственность, реализацией своих способностей и возможностей в процессе достижения поставленных целей, несмотря на наличие трудностей.

Люди оптимального типа в качестве критериев успеха называют внутренние, личностные, характеристики, такие как самореализация, удовлетворенность, независимость. При этом их определения успеха не являются общепринятыми и не содержат стереотипных высказываний. Они отражают стремление реализовывать свои способности и возможности, проявлять активность и независимость, а также ощущать удовлетворенность своей жизнью. Сравнительный анализ возрастных особенностей представлений об успехе людей этого типа показал, что с возрастом усиливается роль личностных критериев по сравнению с внешними: социально-статусными и материальными критериями. Достижение успеха, по мнению представителей оптимального типа, зависит, прежде всего, от самой личности, наличия необходимых знаний, умений и личностных ресурсов, от способностей реалистично оценивать собственные возможности в процессе достижения поставленных целей, а при наличии трудностей находить средства преодоления. Они считают, что именно ответственность является главным фактором, влияющим на достижение успеха [21, с.321]. Это связано с тем, что ответственность предполагает способность личности соотносить необходимое и желательное с точки зрения своих индивидуальных особенностей и тем самым достигать успеха в деятельности и жизнедеятельности. В качестве внешнего критерия оценки успешной личности выступает профессионализм как показатель высоких профессиональных достижений, который предполагает качественное выполнение деятельности.

Специфика представлений испытуемых этого типа ответственности выражается в преобладании в прототипах личностных характеристик, и, несмотря на внешне ориентированные факторы (например, «социальный статус» и «работа и семья»), в каждом из них присутствует личностный критерий успеха. Успешная личность в обыденном сознании людей этого типа — это личность, которая достигает результатов в разных сферах. Основные характеристики представлений об успешном человеке — это осознанность, радикализм (динамика представлений), гармоничность, рационализм, индивидуальность [22, с.36].

. Люди исполнительского типа связывают представления об успехе и успешной личности с доминированием внешних, социально признанных, критериев. В качестве условий достижения успеха выступают как внешние факторы (удача, благоприятное стечение обстоятельств), так и личностные ресурсы, обеспечивающие успех при отсутствии заинтересованности и добровольности в деятельности (старание, терпение).

Наиболее распространенные определения понятия «успех» у испытуемых исполнительского типа ответственности — достижение поставленных целей (64,2%), осуществление мечты (49,1%) и благоприятное стечение обстоятельств (40,6%).

Наибольший процент испытуемых, не проявляя самостоятельности, дают общепринятое определение успеха, обусловленное существующими в обществе традициями и культурными особенностями страны.

Для лиц исполнительского типа характерно определение успешности как старания (48,1%), в котором отражается специфика ответственности этого типа: с одной стороны, благодаря старанию обеспечивается качество и своевременность выполнения работы (что можно оценить как успех), с другой — старание при отсутствии самостоятельности и отказ от деятельности при наличии трудностей и препятствий не приведет личность к успеху [21, с.146].

При описании успешного человека люди исполнительского типа наиболее часто указывают только внешние признаки достигнутого успеха (исключение составляет целеустремленность), которые можно объединить в три группы:

первая связана с профессиональными достижениями — престижная работа, карьерный рост, профессионализм;

вторая объединяет статусные характеристики — высокий социальный статус, руководитель предприятия и как следствие — уважение других людей и материальная обеспеченность;

третья — это социально значимые ценности современного общества — семья, дети и образование [22, с.38].

Если лица оптимального типа интегрируют и модифицируют социальную информацию, существующую в культуре и отдельных группах в соответствии с убеждениями и личностными особенностями, лица исполнительского типа отражают пассивное отношение к социальной действительности, нежелание осмысленно подходить к формированию представлений и использование внешних, социально-статусных, показателей при определении критериев успешности личности. Примечательно, что данная тенденция проявляется независимо от возраста представителей исполнительского типа.

Женщины этого типа чаще отмечают такие дескрипторы, как семья и дети, отзывчивость, проявление заботы, доброта, общительность, готовность помочь другому, внимание к другим людям и привлекательность. Для мужчин главными характеристиками успешной личности являются престижная работа, своя фирма, бизнес, карьерные достижения, материальная обеспеченность, высокий социальный статус, руководящая должность.

Ответственность как критерий личностной зрелости у лиц исполнительского типа не относится к устойчивым свойствам личности, что отражается в представлении об успехе и успешном человеке. Представления, скорее, характеризуют традиционный для данного общества взгляд на успех и не учитывают современные тенденции и изменения. Содержание представлений ответственности свидетельствует об установке полагаться на готовые, принятые в группе (обществе в целом) суждения [23, с.165].

. Для представителей ситуативного типа успех — это достижение поставленных целей (78,3%), благоприятное стечение обстоятельств (76,7%), общественное признание (70%).

Они чаще дают общепринятое определение успеха, не отличающееся оригинальностью и своеобразием. Понимание успеха как удачи (благоприятного стечения обстоятельств) связано с преобладанием экстернального локуса контроля у испытуемых этой группы. С возрастом представления об успешном человеке у испытуемых ситуативного типа содержательно не изменяются. Этот факт можно объяснить особенностями данного типа: ответственность не является устойчивым свойством личности, а выступает лишь как ответственное отношение к определенному роду ответственным ситуациям и заданиям. Представления об успехе мужчин и женщин отражают существующие в обществе тендерные стереотипы. Мужчины чаще дают такие определения успеха, как материальная обеспеченность, карьерный рост, наличие престижной работы. Типично «женскими» являются определения успеха как благополучия в семье и счастья.

Представители ситуативного типа не дифференцируют понятия «успех» и «успешность». В целом, как при определении успеха, так и успешности, они ориентированы на внешние, социально признанные, критерии. Из наиболее важных условий достижений успеха для лиц ситуативного типа можно выделить: благоприятное стечение обстоятельств, поддержка близких, целеустремленность, помощь других людей. К основным характеристикам успешной личности относят материальную обеспеченность, высокий социальный статус, наличие семьи, карьерный рост, руководящую позицию [23, с.187]. Данные характеристики являются объективными, четко определенными, что позволяет безошибочно отнести личность в группу успешных или неуспешных людей, в этом проявляется характерная для людей этого типа тенденция к избеганию неудач.

. Лица эгоистического типа в представлениях об успехе и успешности зависимы от значимой для конкретной личности сферы или ситуации жизнедеятельности. Частичное принятие ответственности определяет указание в качестве условий достижения успеха как внешних, так и внутренних, личностных, ресурсов. Основными показателями успеха для испытуемых эгоистического типа выступают благополучие во всем, достижение поставленных целей, удовлетворенность собой и своей жизнью. Для людей данного типа удовлетворенность даже при отсутствии первоначального интереса и качества выполняемой работы — важная характеристика, именно этим, на наш взгляд, объясняется определение успеха как благополучия и удовлетворенности [24, с.45].

Специфическим для испытуемых ранней взрослости является определение успеха как достижения поставленных целей. В этом случае фиксируются объективные достижения в конкретной деятельности и жизнедеятельности и субъективная оценка успеха. Испытуемые средней взрослости чаше определяют успех как благополучие во всем, удовлетворенность жизнью, способность решать возникающие проблемы, высокий социальный статус, наличие престижной работы, удача. С возрастом увеличивается значимость субъективной оценки успеха (благополучие, удовлетворенность), количества внешних признаков успеха (статус, престижная работа).

Противоречивый характер ответственности людей этого типа находит отражение в содержании представлений об успехе испытуемых средней взрослости: 22% определяют успех как способность решать проблемы, подчеркивая роль личности в его достижении, и 16% — как удачу [19, с.93].

Определение понятия «успешность» содержит указания на субъективное переживание успеха; объективные показатели достижений и субъективную его оценку; условия достижения успеха; на рассмотрение успешности как качества личности. В сознании людей эгоистического типа представления об успешности размыты, не конкретизированы, зависимы от значимого для конкретной личности аспекта жизнедеятельности. В качестве условий достижения успеха люди эгоистического типа в равной степени называют внешние и внутренние личностные ресурсы, что обусловлено, с одной стороны, их самостоятельностью, четким представлением результатов деятельности и умением преодолевать препятствия и трудности, а с другой — частичным принятием ответственности.

В наиболее распространенных представлениях об успешном человеке испытуемых эгоистического типа ответственности преобладают внешние, социально признанные характеристики: материальная обеспеченность, семья, карьерный рост. С возрастом происходит осознание роли личного вклада в достижение успеха [17, с.146]. Женщины этого типа одинаково связывают успех с семьей и работой, тогда как мужчины в большей степени ориентированы на социальные позиции, умение их завоевать и личностные условия достижения успеха. В целом можно сказать, что противоречивый характер ответственности, зависимость испытуемых эгоистического типа от группы и конкретной ситуации обусловливает содержание представлений об успехе и успешной личности.

. Функциональный тип ответственности характеризуется тем, что в содержании представлений об успешности, успехе, условиях его достижения у лиц этого типа доминируют внешние социальные, критерии, демонстрирующие отсутствие самостоятельности, осознанности при их формировании, желание действовать строго по образцу, в соответствии с инструкцией.

В результате изучения представлений об успехе испытуемых функционального типа была выявлена следующая закономерность: из 12 определений успеха последний в иерархии дескриптор был назван 32,2% испытуемыми, поэтому, с одной стороны, можно говорить о четкости представлении, с другой — наличии стремления действовать строго по образцу, не проявляя творчества и отмечая стереотипные характеристики успеха. В группу высокой частоты встречаемости вошли следующие определения успеха: уважение окружающих людей, благополучие в семье, достижение поставленной цели, карьерный рост, материальная обеспеченность, высокий социальный статус. Сравнительный анализ тендерных особенностей представлений об успехе показал, что типично женским является понимание успеха как благополучия в семье, мужским — карьерный рост, материальная обеспеченность, наличие престижной работы [24, с.41].

По мнению испытуемых функционального типа, достижение успеха связано в первую очередь с возможностями и способностями субъекта — настойчивостью как способностью длительное время осуществлять деятельность и достигать в ней успеха и общительностью как умением устанавливать контакты и в итоге иметь социальную поддержку для достижения успеха. Также условиями достижения успеха выступает красота и высшее образование как внешние, не зависящие от самой личности, ресурсы. При описании успешного человека испытуемые функционального типа ответственности называют как внешние, так и внутренние личностные, характеристики, что соответствует феноменологическому описанию данного типа: зависимость от группы, обращение к социально-психологическим поддержкам, ориентация на инструкции, образцы, готовые решения [22, с.165].

Таким образом, определение понятия «успешность» содержит указания на субъективное переживание успеха; объективные показатели достижений и субъективную его оценку; условия достижения успеха; на рассмотрение успешности как качества личности. На основе сопоставления показателей ответственности (локус контроля, когнитивный, эмоциональный и поведенческо-результативный компонент) он выделяет следующие типы: оптимально-ответственный; исполнительский; ситуативный; эгоистический; функциональный.

.2 Внешние и внутренние критерии успешности

Мотивация выступает как один из важнейших факторов успешности. Человек существо желающее. Он крайне редко бывает полностью удовлетворен, а если и бывает, то очень недолго. Стоит ему удовлетворить одно желание, на его месте тут же возникает другое, затем третье, четвертое, и так до бесконечности. Мотивация для реализации желаний есть основной фактор социальной эволюции личности [16, с.187]. Желание непрекращающееся и неизбывное является характерной особенностью человека, оно сопровождает его на протяжении всей жизни. Внешнее проявление частного мотива практически всегда зависит от общего уровня удовлетворенности или неудовлетворенности потребностей организма, то есть от того, насколько удовлетворены прочие потребности, более фундаментальные. Очевидно, что если бы ваш желудок постоянно был пуст, если бы вы все время изнывали от жажды, если бы вам каждодневно угрожали землетрясения и наводнения, если бы вы все время ощущали на себе ненависть окружающих, то у вас никогда не возникало бы желания написать ноктюрн, доказать теорему, украсить свой дом, красиво одеться. Поэтому для понимания рассматривать потребности надо в ситуации стабильности и сытости, то есть когда базовые потребности в пище, безопасности и здоровье удовлетворены [24, с.40].

Идея успеха должна рассматриваться не как конечная, а как идея, связанная с парадигмой поиска эволюцией иных путей развития.

Критерии успеха можно разделить на внешние и внутренние.

К внешним критериям можно отнести видимые достижения человека:

материальное благополучие;

признание и известность в профессиональных кругах;

общественное признание (награды, звания);

доступ к финансовым ресурсам для реализации своих идей и планов;

хорошее здоровье, физическая привлекательность.

Внутренние критерии:

удовлетворенность своей жизнью (работой, семьей, материальным положением, отношениями и т.д.);

творческая реализация личности;

надличностная реализация (внесение творческого вклада в культуру, искусство, в развитие общества);

ощущение своей нужности и способности помогать другим людям, удовлетворять их потребности.

Безусловно, главный критерий — чувство удовлетворенности своей жизнью [14, с.284].

Внутренние критерии успешности зависят от субъективной картины жизни. Субъективная картина жизни — это отражение образа жизни в его сознании. Она включает в себя представление человека о наиболее значимых событиях прошлого, настоящего и возможного будущего, а так же о связях этих событий, причинно-следственных и инструментально-целевых. Оптимальными с точки зрения успешного развития личности являются следующие показатели картины мира:

адекватное осознание человеком значимости событий;

несколько (но не на много) заниженный психологический возраст;

наличие хронологически дальних (но актуальных) жизненных планов;

осмысленность картины жизни [21, с.76].

. Разносторонняя реализация и гармония личности как основной критерий успешности в современном обществе.

Человек — существо многогранное, сложное. Одномоментно в нем происходит множество процессов. Иногда эти процессы противоречат друг другу. Например, человек имеет сознательное желание получить повышение по службе, но подсознательно он боится лишней ответственности и напряжения. И в результате он не получает повышение. То есть помимо сознательных желаний есть подсознательные страхи, опасения или то, что психологи называют «истинным желанием» (настоящее, не навязанное извне, желание человека).

Получается разновекторная направленность, которая не дает человеку двигаться дальше. Этот внутренний конфликт, как правило, мучителен [24, с.34].

Таким образом, к внешним критериям можно отнести видимые достижения человека: материальное благополучие; признание и известность в профессиональных кругах; общественное признание (награды, звания); доступ к финансовым ресурсам для реализации своих идей и планов; хорошее здоровье, физическая привлекательность. Внутренние критерии: удовлетворенность своей жизнью (работой, семьей, материальным положением, отношениями и т.д.); творческая реализация личности; надличностная реализация (внесение творческого вклада в культуру, искусство, в развитие общества); ощущение своей нужности и способности помогать другим людям, удовлетворять их потребности.

Выводы ко второй главе

Прототипами успешной личности являются:

первый описывается исключительно внешними, социально признанными показателями успеха, что отражает наиболее распространенные ценности людей современного общества;

характерными чертами второго являются исключительно личностные характеристики, что, по всей видимости, и отражает особенности представлений людей, гибко учитывающих современные требования и реалии российского общества. Определение понятия «успешность» содержит указания на субъективное переживание успеха; объективные показатели достижений и субъективную его оценку; условия достижения успеха; на рассмотрение успешности как качества личности. На основе сопоставления показателей ответственности (локус контроля, когнитивный, эмоциональный и поведенческо-результативный компонент) он выделяет следующие типы: оптимально-ответственный; исполнительский; ситуативный; эгоистический; функциональный.

К внешним критериям можно отнести видимые достижения человека: материальное благополучие; признание и известность в профессиональных кругах; общественное признание (награды, звания); доступ к финансовым ресурсам для реализации своих идей и планов; хорошее здоровье, физическая привлекательность. Внутренние критерии: удовлетворенность своей жизнью (работой, семьей, материальным положением, отношениями и т.д.); творческая реализация личности; надличностная реализация (внесение творческого вклада в культуру, искусство, в развитие общества); ощущение своей нужности и способности помогать другим людям, удовлетворять их потребности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В завершении работы сделаем обобщающие выводы:

.В психофизиологии и физиологии ригидность — состояние сильного и длительного сокращения мышц, обусловленное изменением тонуса нервных центров, иннервирующих мышцы. Ригидность — стойкое повышение мышечного тонуса по подкорковому (пластическому) типу.

В физиологии ригидность — состояние сильного мышечного напряжения. В теории личности — черта, характеризующаяся когнитивной, перцептивной и/или социальной негибкостью.

.Аффективная ригидность — неготовность к изменениям в связывании тех или иных событий с определенными аффективными реакциями. Кататоническая ригидность — сохранение принятого положения тела, несмотря на попытки привести человека в движение. Мотивационная ригидность — неготовность к отказу от уже сформированных потребностей и от привычных способов их удовлетворения или к принятию новых мотивов.

.В психиатрической практике можно выделить два часто встречающихся нарушения динамики мышления: лабильность мышления и инертность мышления.

Лабильность мышления заключается в неустойчивости способа выполнения задания. Инертность мышления — выраженная тугоподвижность переключения с одного вида деятельности на другой, затрудненность изменения избранного способа своей работы.

Ригидность — затрудненность (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, объективно требующих ее перестройки. Ригидность — неспособность корректировать программу деятельности в соответствии с требованиями ситуации.

Психическая ригидность определяется чаще всего альтернативно: как характеристика личности либо поведения, как характеристика отдельных областей личности — перцептивная, психомоторная, когнитивная, аффективная, мотивационная ригидность — либо всей личности, как формально-динамическая, либо содержательная характеристика личности и поведения, как свойство нормальной либо патологически измененной личности.

.Определение понятия «успешность» содержит указания на субъективное переживание успеха; объективные показатели достижений и субъективную его оценку; условия достижения успеха; на рассмотрение успешности как качества личности. На основе сопоставления показателей ответственности (локус контроля, когнитивный, эмоциональный и поведенческо-результативный компонент) он выделяет следующие типы: оптимально-ответственный; исполнительский; ситуативный; эгоистический; функциональный.

К внешним критериям можно отнести видимые достижения человека: материальное благополучие; признание и известность в профессиональных кругах; общественное признание (награды, звания); доступ к финансовым ресурсам для реализации своих идей и планов; хорошее здоровье, физическая привлекательность.

Внутренние критерии: удовлетворенность своей жизнью (работой, семьей, материальным положением, отношениями и т.д.); творческая реализация личности; надличностная реализация (внесение творческого вклада в культуру, искусство, в развитие общества); ощущение своей нужности и способности помогать другим людям, удовлетворять их потребности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Клиническая психология. Словарь. Под ред. Творогова Н. Д., ПЕР СЭ, Москва, 2007. 456 с.

Психологический словарь. Под ред. Зинченко В.П., Мещерякова Б.Г. — М.: Педагогика — пресс, 1996. — 367 с.

Степанов С.Ю., Семенов И.Н., В. М. Блейхер Рефлексивная психология и педагогика творческого мышления. Запорожье: Запорож. гос. ун-т, 1998. — 274 с.

Клиническая патопсихология. — Ташкент, 1999. — 324 с.

Зейгарник Б. В. Патология мышления. — М., 2000. — 459 с.

Зейгарник Б. В. Патопсихология. — М., 2001. — 324 с.

Корнилов А. П. Нарушение целеобразования у психических больных: Автореф. канд. дисс. — М., 1980. — 212 с.

Тепеницына Т. И. О психологической структуре резонерства. //Вопросы экспериментальной патопсихологии. — М., 1998. 102-105 С.

Поляков Ю. Ф. Патология познавательной деятельности при шизофрении. — М., 2005. — 387 с.

Практическая психология в тестах или Как научиться понимать себя и других. — М.:АСТ-ПРЕСС, 1999. — 376 с.

Логинова С. В., Рубинштейн С. Я. О применении метода «пиктограмм» для экспериментального исследования мышления психических больных. — М., 1999. — 179 с.

Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии и их опыт применения в клинике. — М., 2004. — 435 с.

Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 2009. — 324 с.

Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.: МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2003. 398 с.

Залевский Г.В. Психическая ригидность в норме и патологии. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 1993. — 272 с.4. Веракса Н.Е. Диалектическое мышление. Уфа: Вагант, 2006.

Выготский Л.С. Мышление и речь. М.: АСТ, 2011. — 413 с.

Калошина И.П. Психология творческой деятельности. М.: ЮнитиДана, 2007. — 388 с.

Пиаже Ж. Психология интеллекта. СПб.: Питер, 2003.

Калмыкова 3.И. Продуктивное мышление как основа обучаемости. М.: Педагогика, 2001. — 156 с.

Тихомиров О.К. Психология мышления. М.: Академия, 2002. — 324 с.

Залевский Г.В. Фиксированные формы поведения индивидуальных и групповых систем (в культуре, образовании, науке и патологии).

— М.: Томск: Томский государственный университет, 2004. — 460 с.

Дубровинская Н.В. Некоторые характеристики внимания в онтогенезе // Психологический журнал. 1982. № 2. — С. 35-40.

Стивен Р. Кови Семь навыков высокоэффективных людей. 2011. — 276 с.

Юдчиц Ю.А. К проблеме профессиональной деформации // Журнал практического психолога, 1998. № 7. — С. 35-42.