Проблема социальной и психологической адаптации вынужденных переселенцев и пути ее коррекции

7

проблема социальной и психологической адаптации вынужденных переселенцев и пути ее коррекции

Оглавление

социальная психологическая адаптация вынужденный переселенец

Введение

Глава I. Особенности социально-психологической адаптации вынужденных переселенцев

1.1 Статус вынужденных переселенцев

1.2 Понятие и подходы к изучению адаптации

1.3 Положительные и отрицательные факторы социальной адаптации

Выводы по Главе I

Глава II. Психологическая помощь вынужденным переселенцам

2.1 Психическое здоровье вынужденных переселенцев

2.2 Роль психологической помощи в процессе социальной и психологической адаптации вынужденных переселенцев

2.3 Коррекционная программа по социальной и психологической адаптации вынужденных переселенцев

Выводы по Главе II

Заключение

Литература

Введение

В последние десятилетия миграция выдвинулась в ряд важнейших мировых проблем. Миграционные процессы во всем мире, в том числе и в России, достигли небывалых масштабов. По объему иммиграции наша страна оказалась на третьем месте в мире, после Германии и США, принимая в среднем за год по 781 тыс. мигрантов (Население России, 2003−2004).

Миграция на территорию России осуществлялась из всех стран ближнего зарубежья, из горячих точек самой России и из дальнего зарубежья. Внутренняя миграция в России, пик которой пришелся на девяностые годы прошлого века, была связана, главным образом, с оттоком населения из «горячих точек» страны. На этот же период — 1992−1995 гг. (разгар крупных вооруженных конфликтов) пришелся пик репатриации русских. В 1990-е гг. репатриация была главным миграционным потоком на постсоветском пространстве. По данным Госкомстата, в течение 1989−2004 гг. из бывших союзных республик в Россию выехало 3,4 из 25,3 млн. этнических русских, проживавших там в 1989 г.

Довольно заметная категория прибывающего в Россию населения — мигранты из дальнего зарубежья — из стран Центральной Азии и Африки. Точное их число неизвестно, так как большинство из них нигде не зарегистрированы. По данным УВКБ ООН в России на конец 2004 года находилось около 100 тыс. афганцев, покинувших родину в течение последних десяти лет в результате преследований моджахедов и талибов. Присутствие вьетнамцев в стране оценивается в диапазоне 30−80 тыс. человек, но больше всего в России китайцев, количество которых по разным оценкам составляет 250−400 тыс. человек (Население России, 2003−2004).

11 стр., 5149 слов

Котельникова Анастасия Владимировна личностные корреляты посттравматического стресса (на материале выборки вынужденных переселенцев)

... вынужденных переселенцев, а также виды экстремальных воздействий, с которыми приходится сталкиваться людям, вынужденно меняющим место жительства. Проанализирован процесс социально-психологической адаптации ... 1960; Франселла, Баннистер, 1987; Bruner, 1960), социальной(Fiske, Taylor, 1994; Lerner,1980; Rubin, ... во внутренней и внешней политике России определили высокую актуальность проблемы миграции. ...

В современной политической и социально-демографической ситуации в России очевидно, что человеческий и кадровый потенциал мигрантов выступает как важный ресурс социально-экономического развития общества и условие его социальной безопасности. Как отмечалось Президентом Российской Федерации на заседании Совета Безопасности России в марте 2005 г., миграционный фактор в настоящее время должен играть исключительно важную роль в решении неотложных экономических и демографических проблем Российской Федерации. Такой подход продиктован надвигающимся демографическим кризисом, в условиях которого страна, начиная с 2006 года, вступает в период абсолютного сокращения численности населения трудоспособного возраста.

Одна из главных проблем, с которой сталкиваются мигранты на новом месте жительства, это — проблема социальной и психологической адаптации, представляющая собой сложный, многоаспектный и часто длительный процесс, связанный с переживанием мигрантами перемен, культурных различий, изоляции и депривации. Интерес специалистов к теме социальной и психологической адаптации мигрантов существует уже давно. Различные ее аспекты исследуются как отечественными, так и зарубежными антропологами, этнологами, культурологами, социологами, демографами, политологами, психологами и педагогами (Гриценко В.В., Зайончковская Ж.А., Лебедева Н.М., Павленко В.Н. Пивовар Е.И., Солдатова Г. У., Стефаненко Т.Г., Сусоколов А.А., Шайгерова Л.А., Шлягина Е.И., Adler P. S., Berry J.W., Bock P.K., Oberg K., Rack P.H. и др.).

12 стр., 5957 слов

Социальная адаптация мигрантов: сущность, проблемы

... понятия «социально-психологической адаптации личности», данные в различных науках, ученые так определяют адаптацию мигрантов - это процесс перестройки психологических качеств, ... стимулирование рационального территориального распределения потоков вынужденных переселенцев; недопустимость дискриминации мигрантов; государственная поддержка вынужденных переселенцев в обустройстве на новом месте ...

И, тем не менее, эта тема недостаточно разработана, особенно в ее прикладном аспекте.

Однако как зарубежные, так и отечественные авторы недостаточно внимания уделяют психолого-педагогической среде как фактору успешной социокультурной адаптации мигрантов. В связи с высокой актуальностью этого вопроса в данной работе делается попытка создания на основе анализа уже существующих разработок психологической программы тренинга адаптации мигрантов.

Цель работы — разработка психологической интеграционной программы по адаптации мигрантов, обеспечивающей понижение социальных рисков в жизнедеятельности вынужденных переселенцев.

В соответствии с целью работы были поставлены следующие задачи:

· провести аналитический обзор отечественных и зарубежных исследований по проблеме социальной и психологической адаптации мигрантов;

· изучить отечественный и зарубежный опыт разработки практических программ и технологий социальной и психологической адаптации мигрантов.

· разработать психологическую интеграционную программу, включающую тренинг по адаптации мигрантов, индивидуальные занятия и интеграционное мероприятие, как инструмент повышения эффективности адаптации к новой жизненной ситуации и профилактики экстремизма, мигрантофобии и ксенофобии.

Предметом нашей работы являются методы работы практического психолога по социально-психологической адаптации вынужденных переселенцев.

Объект исследования — социально-психологическая адаптация вынужденных переселенцев.

Методы исследования:

· Анализ теоретического материала.

· Анализ практических данных.

· Проектный метод.

Научная новизна и теоретическая значимость. В настоящем исследовании рассматривается важная, но мало изученная в отечественной и зарубежной психологии проблема адаптации мигрантов, успешное решение которой может выступить как одно из условий снижения социальных рисков в региональной политике. Проведен анализ существующих психолого-педагогических технологий адаптации мигрантов и разработана психологическая программа тренинга адаптации вынужденных переселенцев.

7 стр., 3321 слов

Факторы успешной адаптации мигрантов

... влияющих на успешность адаптации мигрантов, позволило выделить ряд основных определений исследования. Социально-психологическая адаптация вынужденных мигрантов – это процесс перестройки психологических качеств, поведения и ... ., 2003. 52. Проблемы социально-культурной адаптации мигрантов из стран СНГ в приграничных зонах Российской Федерации // Материалы международной научно-практической конференции. ...

Практическая значимость. Разработанная психологическая программа тренинга может быть использована как инструмент содействия адаптации мигрантов в новой среде. Материалы работы могут быть использованы в деятельности руководителей разного уровня, педагогов и практических психологов в системе образования, а также при организации специальных программ для работников образования, социальных и психологических служб, работающих с мигрантами и вынужденными переселенцами.

Глава I. Особенности социально-психологической адаптации вынужденных переселенцев

1.1 Статус вынужденных переселенцев

Известно, что в ХХ веке миграции из стран Азии и Африки в Европу, Северную Америку, Австралию приобрели массовый характер. Поэтому, начиная примерно с 50 — 60 гг., американские, австралийские, английские психологи стали заниматься исследованиями причин и мотивов миграций, психологических проблем адаптации мигрантов к другой культурной и природной среде, изучением психологических особенностей у мигрантов различных поколений [15; 8].

Проблемы массового перемещения населения в постсоветском пространстве и одно из наиболее социально острых его видов — вынужденного, приобрели к началу XXI века чрезвычайно большое значение. Не случайно, что на государственном уровне неконтролируемая миграция официально признана одним из вопросов государственной безопасности страны. В настоящее время Советом Безопасности Российской Федерации ведется работа по подготовке Стратегии национальной безопасности России. Этот документ, разрабатываемый по поручению Президента Российской Федерации, должен придти на смену действующей Концепции национальной безопасности Российской Федерации. В нем вновь ставится вопрос о миграционной политике, отвечающей фундаментальным интересам государства [26].

За последние 10 лет приток граждан только из стран СНГ составил более 8 млн. человек. Миграционный потенциал в государствах СНГ и Балтии и в настоящее время остается значительным (по оценочным данным около 20 млн. человек).

12 стр., 5987 слов

Российская Федерация — социальное государство

... Конституцией РФ (ст.7) Российская Федерация – социальное государство. Главная задача социального развития российского общества определяет основные направления социальной политики, реализация которых на ... социальной справедливости независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности ...

В результате в Российской Федерации проживают вынужденные мигранты: из стран дальнего зарубежья; из союзных республик, прибывшие на ее территорию до распада СССР, т. е. до 8 декабря 1991 г.; из прежних союзных республик, ставших независимыми государствами после распада СССР, прибывшие на ее территорию еще до введения в действие первого Закона «О гражданстве Российской Федерации», т. е. до 6 февраля 1992 г. и после этой даты [5; 15].

Наряду с позитивным влиянием на демографическую обстановку, в стране последствия миграционных процессов сказываются в негативном плане в политической, социальной, экономической, культурно-психологической и др. сферах жизни, становятся источниками социальной напряженности и дестабилизации экономической и политической обстановки [3; 15].

Изучение психологами данного общественного феномена обусловлено также потребностью дальнейшего развития теории социальной адаптации применительно к внешним мигрантам, разработки научно обоснованных рекомендаций по их приему, обустройству, психологической реабилитации с учетом накопленного отечественного опыта и международной практики (Г.С. Витковская, Г. Ф. Габдрахманова, А.А. Реан, Г. У. Солдатова, С.Д. Щеколдина) [21; 12].

Феномен вынужденной миграции является сложным и многогранным процессом, получившим в последнее десятилетие четко выраженные этносоциальные и этнополитические детерминанты. Понятие «миграция» вообще и «вынужденная миграция», в частности, вбирают в себя целый ряд терминов. К их числу в первую очередь относятся «беженцы» и «вынужденные переселенцы».

В соответствии с принятыми генеральной Ассамблеей ООН международной Конвенцией о статусе беженцев 1951 г. и Протоколом 1967 г., под термином «беженец» понимается «лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного места жительства, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений» [2; 24].

11 стр., 5076 слов

+ Тема 11 Социальная адаптация и реабилитация -. вариант

... Под социальной адаптацией понимается процесс активного приспособления человека к новым для него условиям социальной среды. Это всегда позитивный социальный процесс активного усвоения социальных норм ... общего состояния здоровья. Типы социальной адаптации к старости Адаптивные процессы обеспечиваются соответствующими методами и технологиями. При социальной адаптации пожилой человек осваивает и ...

Исходя из терминологии Конвенции, в Российской Федерации к числу беженцев из СНГ могут быть отнесены только вынужденные мигранты, имевшие преимущественное место жительства за ее пределами уже после обретения Российской Федерацией статуса независимого государства. При подготовке законодательных актов, определяющих правовое положение вынужденных мигрантов на территории Российской Федерации, оказалось необходимым ввести кроме понятия «беженец» новое в международной практике понятие — «вынужденный переселенец». Этим понятием охватываются вынужденные мигранты, имеющие российское гражданство независимо от места их постоянного проживания, и лица, не имеющие российского гражданства, но проживающие на территории Российской Федерации. Более того, при подготовке законодательных актов необходимо было учесть не только территориальный, но и исторический фактор, в частности, что Российская Федерация объявила себя правопреемницей СССР.

В принятых Верховным Советом Российской Федерации 19 февраля 1993 г. и введенных в действие с 20 февраля 1993 г. Законах «О беженцах» и «О вынужденных переселенцах» учтены изложенные выше обстоятельства. В Законе «О беженцах» термин «беженец» во многом соответствует принятому международной Конвенцией определению. В связи с изложенным Законом определено, что «беженец» это «прибывшее или желающее прибыть на территорию Российской Федерации лицо, не имеющее гражданства Российской Федерации, которое было вынуждено или имеет намерение покинуть место своего постоянного жительства на территории другого государства вследствие совершенного в отношении него насилия или преследования в иных формах либо реальной опасности подвергнуться насилию или иному преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений» [9], [19], [21].

9 стр., 4256 слов

Пенсионный фонд Российской Федерации

... индивидуальной программе. Порядок и условия полустационарного социального обслуживания определяются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Социальная помощь лицам без определенного места жительства ... предусматривающие оказание помощи в коррекции психологического состояния получателей социальных услуг для адаптации в социальной среде, в том числе оказание психологической помощи ...

Законом «О вынужденных переселенцах» определено, что «вынужденный переселенец» это «гражданин Российской Федерации, который был вынужден или имеет намерение покинуть место своего постоянного жительства на территории другого государства либо на территории Российской Федерации вследствие совершенного в отношении него или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также принадлежности к определенной социальной группе или отдельным лицам или группам лиц, массовым нарушениям общественного порядка и другими обстоятельствами, существенно ущемляющими права человека». Однако заметим, что в законах РФ понятие «мигрант» вообще отсутствует.

Итак, в современной социологической и экономической литературе миграция классифицируется: по видам, по типам, по формам, по причинам. Выделяются две причины миграции: 1) добровольная миграция подразумевает перемещение людей, добровольно покидающих место своего постоянного проживания и переезжающих на новое место жительства в своем или другом государстве; 2) вынужденная миграция (перемещение людей с целью поиска убежища).

Субъектами вынужденной миграции признаются следующие категории: 1) политические (ищущие политического убежища); 2) беженцы (не граждане России); 3) временно перемещенные лица (из районов военных действий на Кавказе, мигранты из зон экологических бедствий); 4) внутренние мигранты (переезжающие в сельскую местность, мигранты в связи с реформой ВС РФ (военнослужащие), мигранты с Севера); 5) не имеющие статуса и не ожидающие его; 6) не регистрирующиеся в миграционной службе; 7) желающие вернуться на прежнее место жительства.

1.2 Понятие и подходы к изучению адаптации

Адаптация, по определению Ф.Б. Березина, — это приспособление организма к условиям окружающей среды. Адаптация человека подразделяется на биологическую и социально-психологическую. Биологическая включает в себя адаптацию организма к устойчивым и изменяющимся условиям среды. Социально-психологическая адаптация — это приспособление человека как социального существа к нормам, условиям, принципам, этикету в обществе [1; 13]. Также социальная адаптация определяется как интегрированный показатель состояния человека, отражающий его возможности выполнять определенные биосоциальные функции, а именно:

· Адекватное восприятие окружающей действительности и собственного организма;

· Адекватная система отношений и общения с окружающими; способность к труду, обучению, к организации досуга и отдыха;

· Изменчивость (адаптивность) поведения в соответствии с ролевыми ожиданиями других [10; 6].

Различают два типа адаптационного процесса. Первый тип характеризуется преобладанием активно-инициативного воздействия на социальную среду. Второй тип определяется как пассивный, с преобладанием конформистской ориентации [13; 23].

Кроме того, под социальной адаптацией Н.А. Милославова понимает: а) постоянный процесс приспособления индивида к условиям среды; б) результат этого процесса [18; 10].

А.А. Реан предлагает считать критерием развития адаптационного процесса не «активность-пассивность», а вектор активности, его направленность. Направленность вектора «наружу» соответствует активному влиянию личности на среду, ее освоение и приспособление к себе. Направленность вектора «внутрь» связано с активным изменением своей личности, с коррекцией своих собственных установок и стереотипов поведения. Это тип активного изменения самого себя. Конформное, пассивное принятие требований, норм, установок и ценностей социальной среды без включения активного процесса самоизменения характеризует скорее дезадаптацию, т. е. переживание дискомфорта, неудовлетворенности в себе и неполноценности [27; 74].

В историческом плане в исследовании проблемы социальной адаптации можно выделить три направления. Первое направление связано с психоаналитическими концепциями взаимодействия личности и социальной среды. Социальная адаптация трактуется как результат, выражающийся в гомеостатическом равновесии личности и требований внешнего окружения. Содержание процесса адаптации описывается обобщенной формулой: конфликт-тревога-защитные реакции. (З. Фрейд, Э. Эриксон, Л. Берковитц).

Второе направление связано с гуманистической психологией. Цель адаптации рассматривается как достижение духовного здоровья и соответствия ценностей личности ценностям социума (А. Маслоу, К. Роджерс, Г. Оллпорт, В. Франкл).

При этом предполагается развитие у индивида необходимых личностных качеств. Процесс адаптации описывается формулой: конфликт-фрустрация-акты приспособления. Выделяются конструктивные и неконструктивные поведенческие реакции. Признаками неконструктивных реакций являются агрессия, регрессия, фиксация состояний и т. п. Эти реакции не осознаются и направлены на устранение неприятных переживаний из сознания, реально не решая самих проблем. Признаками конструктивных реакций являются направленность на решение определенных проблем, четко поставленная цель, осознанность поведения, наличие определенных изменений внутриличностного характера и межличностного взаимодействия.

Третий подход связан с концепциями когнитивной психологии личности. Ее представители А. Бандура и Д. Роттер предлагают формула адаптационного процесса: конфликт-угроза-реакция приспособления. Предполагается, что если в процессе информационного воздействия со средой личность сталкивается с информацией, противоречащей имеющимся у нее установкам, возникает рассогласование между содержательным компонентом установки и образом реальной ситуации. Это расхождение (когнитивный диссонанс) и переживается как состояние дискомфорта (угроза).

Угроза стимулирует личность к поиску возможностей снятия или уменьшения когнитивного диссонанса [13; 25].

Гипотеза культурного шока

Исследователи все больше внимания стали уделять изучению результатов столкновения мигрантов с чужой культурой. Состояние, которое переселенцы нередко испытывали в другой стране, американский антрополог К. Оберг назвал «культурным шоком», утверждая, что вхождение в новую культуру для каждого человека является запутывающим, смущающим и дезорганизующим переживанием. Такое сильное нервное потрясение может произойти под влиянием новых условий, когда сенсорные, символические, вербальные и невербальные системы, бесперебойно обеспечивавшие нормальную жизнь на родине, отказываются адекватно работать [10; 40].

Концепция культурного шока в том виде, в котором она была сформулирована Обергом, опиралась на так называемый клинический подход к изучению процессов адаптации в другой культуре. В дальнейшем культурный шок стали рассматривать как нормальную реакцию, как часть обычного процесса адаптации к новому культурному окружению.

Многие исследователи пытались уточнить понимание культурного шока, подчеркивая различные стороны пребывания в другой культуре. Для этого использовались термины «культурное утомление», «языковой шок», «ролевой шок» и др. П. Бок описал культурный шок как эмоциональную реакцию, возникающую вследствие неспособности понять, проконтролировать и предсказать поведение других. В связи с этим возникает тревожность, замешательство и апатия, продолжающиеся до тех пор, пока не сформируются новые когнитивные конструкты для понимания другой культуры и выработки соответствующих моделей поведения [1; 50].

Оберг выделял шесть основных психологических признаков культурного шока:

1. Напряжение, сопровождающее усилия, необходимые для психологической адаптации.

2. Чувство потери или лишения (статуса, друзей, родины, профессии, имущества).

3. Чувство отверженности (неприятие новой культурой) и чувство отвержения (неприятие новой культуры).

4. Сбой в ролевой структуре (ролях, ожиданиях), путаница с самоидентификацией, ценностях, чувствах.

5. Чувство тревоги, основанное на различных эмоциях (удивление, отвращение, возмущение, негодование), возникающих в результате осознания культурных различий.

6. Чувство неполноценности вследствие неспособности справиться с новой ситуацией. Однако известно, что некоторые мигранты не ощущают депрессии и тревоги, иногда даже с удовольствием переживают новый опыт и успешно адаптируются к условиям другой культуры с первых дней пребывания [10; 32].

Например, П. Адлер и К. Девид установили, что хотя культурный шок часто ассоциируется с негативными последствиями, он в определенных дозах оказывает положительное влияние на личностный рост. Результатом культурного шока может быть приобретение новых ценностей, установок и паттернов поведения. В столкновении с другой культурой индивид получает знания опытным путем, начиная понимать источники своего собственного этноцентризма и приобретая новые взгляды на природу человеческого многообразия [15; 36].

Понятие психологической аккультурации

Интерес к проблемам социальной и психологической адаптации как таковой возник в мировой науке в начале 20-го века. Но долгое время серьезные исследования проводились только этнологами при изучении аккультурации, которая рассматривалась как феномен группового уровня. И лишь позднее, с начала 90-х годов более предпочитаемой и адекватной моделью изучения психологической адаптации мигрантов (по сравнению с господствовавшей в 70−80-х годах нашего века моделью «культурного шока») считается так называемый «стресс аккультурации» [15; 45].

Понятие психологической аккультурации раскрывает Н.М. Лебедева: «феномен, появляющийся тогда, когда группа индивидов из разных культур вступают в непосредственный и продолжительный контакт, последствиями которого являются изменение элементов оригинальной культуры одной или обеих групп» [15; 46], то есть в ситуациях межкультурного общения можно наблюдать динамику, результатом, которой может стать принятие или отвержение новой культуры.

Данная модель описывает ситуацию, когда люди, адаптируясь в иной культуре, не могут с легкостью изменить свой поведенческий репертуар, и у них появляется серьезный конфликт в процессе аккультурации. Хотя аккультурация — термин нейтральный (то есть, изменение может иметь место в одной или обеих группах), на практике, как правило, аккультурация вызывает большое количество изменений в одной из групп (группа аккультурации), чем в другой.

Грейвз установил различие между аккультурацией как коллективным или групповым феноменом, и психологической аккультурацией. В первом случае, аккультурация — это изменение в культуре группы; во втором — это изменение в психологии индивида. Подобное разделение на уровни важно по следующим причинам: во-первых, для исследования систематических отношений между этими двумя наборами переменных; во-вторых потому, что не все индивиды в той же самой степени участвуют в общем процессе аккультурации, проходящем в их группе. Известно, что, в то время как общие изменения в группе могут быть очень глубокими, степень участия в них индивидов сильно варьируется [30; 50].

В результате иммиграции, многие общества становятся культурно многоукладными. Это значит, что люди с различным культурным прошлым объединяются в рамках неоднородного, разнообразного общества. Во многих случаях они формируют культурные группы, неравные по своему влиянию и возможностям (численные, экономические, или политические).

Эти различия вызвали появление таких популярных и соционаучных терминов, как «мейнстрим», «меньшинство», «этническая группа» и т. д. [33; 27].

В многоукладных обществах могут существовать различные виды культурных групп, и их разнообразие вызвано, прежде всего, тремя факторами: добровольностью, мобильностью и постоянством. Некоторые группы вступают в процесс аккультурации добровольно, в то время как другие участвуют в нем по необходимости (это беженцы, коренное население).

Другие группы вступают в контакт из-за того, что они переместились на новое место, в то время как в жизнь других новая культура была привнесена. И наконец, среди мигрировавших групп некоторые остаются на относительно постоянное проживание и, следовательно, участие в процессе аккультурации, для других же данная ситуация является временной (например студенты международных учебных заведений и приглашенные рабочие, а также лица, ищущие убежища, которые в конечном счете могут быть депортированы) [33; 29].

Несмотря на такое разнообразие фактов, ведущих к аккультурации, становится понятным, что основной процесс адаптации протекает одинаково во всех названных группах. Варьируются же направление, уровень сложности, и, в некоторой степени, возможные результаты аккультурации.

Долгосрочные психологические последствия процесса аккультурации достаточно многочисленны и зависят от социальных и личных переменных, характеризующих как общество происхождения, так и общество поселения, а также от явлений, существовавших до и возникающих в течение процесса аккультурации.

Что случается с индивидами, чье развитие прошло в одном культурном контексте, когда они пытаются жить в новом культурном окружении?

Согласно исследованиям Н.М. Лебедевой, во всех многоукладных обществах, культурные группы и их отдельные члены (и в доминирующей, и в недоминирующей позиции) должны иметь дело с проблемой того, как адаптироваться к новой ситуации. В ежедневных столкновениях друг с другом, группы и индивиды вырабатывают свои стратегии поведения, действуя в соответствии с двумя главными проблемами. Это, во-первых, сохранение культуры (т.е. до какой степени важна культурная самобытность, и сколько сильно желание ее сохранить); и контакт и участие (т.е. в какой степени они могут входить в другие культурные группы, или принадлежать в первую очередь к своей среде) [15; 44].

Было выявлено, что:

1) обычно среди мигрантов больше психических заболеваний, чем среди коренных жителей, хотя и есть ряд исключений.

2) существуют важные различия между группами мигрантов как в отношении степени, так и в отношении типа психических расстройств, которыми они страдают [28, 194].

В 1974 г. канадскими психологами Дж. Берри и Р. Аннис в качестве одного из видов стресса, который испытывают мигранты на новом месте, был описан так называемый «стресс аккультурации» [28; 190].

В рамках клинического подхода стресс аккультурации рассматривался вначале как форма аномической депрессии (аномия — утрата ценностей и норм).

Позже Дж. Вестермайер представил стресс аккультурации как отдельный синдром, сочетающий в себе депрессивные, параноидные и тревожные симптомы. Он считал, что при такого рода расстройствах мало эффективны как фармакологические, так и социальные или психологические вмешательства [28; 169].

Эти клинические наблюдения подтверждают результаты изучения ностальгии — тоски по родине. Этот термин ввел швейцарский врач И. Хофер, и психиатры начали изучать это явление еще в ХVII веке. На рубеже ХIХ и ХХ веков результаты исследований ностальгии обобщил немецкий психиатр и философ Карл Ясперс [1;115].

В качестве проявлений стресса аккультурации большинство исследователей и практических психологов называют социальную дезинтеграцию и личностный кризис. Привычный социальный порядок и культурные нормы утеряны, и человек может легко растеряться в измененной ситуации. На групповом уровне источником тревожности становится тот факт, что в новых условиях не работают прежние схемы властных отношений, общественного порядка и экономические стратегии, а на индивидуальном уровне могут возникнуть враждебность, неуверенность, идентификационная спутанность и депрессия [15; 117].

Важно учитывать, что стресс аккультурации накладывается на предшествующий травматический опыт мигрантов, что приводит к их взаимному усилению. Это одна из основных причин повсеместности ПТСР среди беженцев и вынужденных переселенцев, часто в тяжелой и ухудшающейся со временем форме.

Статистика показывает, что частота ПТСР сильно варьируется в зависимости от этнической принадлежности. Так, в США среди беженцев из Латинской Америки ПТСР отмечается у 52%, из Центральной Америки — у 49%, а из Мексики — у 25% [37; 118]. Тем не менее, о влиянии этнокультурных факторов на ПТСР известно пока недостаточно.

Признавая значимость этого вопроса, Дж. Дрэгунс пришел к выводу о необходимости разработки терапии ПТСР с учетом культурных различий. Он выделил универсальные аспекты психотерапевтического вмешательства при ПТСР, не зависящие от социального контекста и географической локализации, а также те аспекты, которые существенно варьируют в зависимости от культуры (культурно-специфические факторы) [32; 111].

Дж.Лефф приводит данные о том, что внешние проявления стресса могут определяться обычаями и традициями. Так, в большинстве культур в качестве компонента погребального ритуала присутствует санкционированное и даже предписанное снятие контроля над эмоциональным выражением при переживании горя (крики, громкий плач и др.).

Есть, однако, и такие культуры (например, мексиканская), в которых традицией предписывается стоическое терпение без какого-либо выражения страдания, даже в случае насильственной смерти. Представление о том, что реакции на травматический опыт могут быть как универсальными, так и культурно-специфическими, нашло свое отражение также в последней версии DSM (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 1994) [32; 115].

В современной литературе по аккультурации такой автор, как Г. У. Солдатова, разделяет 3 вида адаптации: социокультурную, психологическую и экономическую [28; 128].

Социокультурная адаптация относится к совокупности внешних поведенческих следствий связи индивидов с их новой средой, включая их способность решать ежедневные социокультурные проблемы (в семье, в быту, на работе и в школе).

Психологическая адаптация относится к совокупности внутренних психологических последствий (ясное чувство личной или культурной идентичности, хорошее психологическое здоровье и достижение психологической удовлетворенности в новом культурном контексте).

Экономическая адаптация характеризуется наличием или отсутствием работы, удовлетворенностью ею, уровнем профессиональных достижений и благосостояния в новой культуре.

В результате исследования, проведенного двумя финскими исследователями В. Раутеном и М. Коксиненом [27; 63], ими были выделены следующие 4 фазы (стадии) социокультурной адаптации иностранцев к жизни в другой стране.

Фаза первой реакции. Характерными ее показателями были: диссонанс между объектом и субъектом личности, формирование защитных механизмов, снижение социокультурной активности и работоспособности человека.

Фаза социальной апатии. Возрастание автоматизма в выполнении жизненно необходимых функций, притупление внимания к новой информации, ощущение ирреальности происходящего, ухудшение памяти, желание прожить начавшийся день поскорее.

«Контрастная фаза». Собственно, это продолжение второй, но адаптация в этот период может либо продолжаться в форме затянувшейся апатии, либо смениться агрессией. Продолжаются регрессивные процессы; преобладают в основном социобиологические потребности (поесть, поспать, ни о чем не думать), которые могут принять и агрессивный характер, если что-то мешает их удовлетворению. Это тоже один из механизмов защиты. Третья фаза характеризуется также нарушением целостности взаимосвязи индивида со средой. Отсутствует полноценное общение, имеет место языковой барьер, слишком много непривычного — другая культура, традиции, обычаи. В это время идет интенсивный поиск своего «я», своего места в жизни другой страны.

Фаза реабилитации. В этот период происходит достаточно интенсивное удовлетворение социальных потребностей, возрождается социальная активность и способность к креативной деятельности, также происходит понимание и принятие обычаев, традиций и стереотипов другой культуры.

Таким образом, на четвертой стадии происходит изменение логики поведения человека по направления к сближению с новой культурой.

С. Бочнер в 1982 г. выделил четыре категории, которые в настоящее время широко используются для понимания последствий межкультурных контактов, а также для описания стратегий межкультурного взаимодействия мигрантов:

интеграция — аккомодация собственных культурных ценностей и ценностей принимающего общества;

ассимиляция — отказ от собственных культурных норм и ценностей и добровольное или вынужденное принятие норм и ценностей другой культуры вплоть до полного в ней растворения;

сегрегация — раздельное существование и развитие культурных групп;

геноцид — намеренное уничтожение другой группы.

На основе выделенных категорий Бочнер предложил четыре стратегии адаптации в новой культуре:

1. посредничество: посредники синтезируют особенности двух культур; такая стратегия соответствует процессу интеграции;

2. переход: перебежчики практически переходят в другую культуру, изменяя своей собственной; такая стратегия характерна для процесса ассимиляции;

3. маргинальный синдром: маргиналы остаются на границах двух культур, переживая в результате этого тяжелые внутриличностные конфликты; эта стратегия характерна для процесса сегрегации;

4. шовинизм: шовинисты, или националисты, отрицают чужую культуру [3; 74].

Понятие этнического (национального) стереотипа

В процессе роста и развития, прежде чем ребенок начинает учиться в школе, и даже прежде, чем он овладевает родным языком, он усваивает культуру, к которой принадлежит. Он усваивает ее нормы и ценности, он усваивает ее в ритмах и течении времени, в стилях мышления и в особенностях отношения к природе, домашней среде, к самому себе и другим людям. Б.Г. Ананьев подчеркивал влияние на формирование и развитие личности не только социальных и исторических условий, но и той национальной среды, в рамках которой проходит жизнедеятельность личности. По мере взросления человек начинает осознавать себя принадлежащим своей культуре, своей нации. Эти понятия становятся неотъемлемыми составляющими его личности. В этом случае можно говорить о таком явлении как «национальное самосознание-осознание индивидом принадлежности к определенной нации как социально-экономической и политической общности». Ключевым понятием для проблемы национального самосознания является понятие этноцентризма. Этноцентризм предполагает отношение к себе, представителю данной этнической группы, как к центру вселенной, образцу, которому должны следовать все остальные люди. Человек остается жестко связанным с обобщенной моделью Мира своей этнической группы и не может воспринимать окружающее с иной позиции. Поэтому этноцентризм предопределяет восприятие человеком культуры другого народа через призму своей культуры. Отсюда следует, что ценности, нравственные установки, закрепленные в культуре данной этнической группы, в значительной мере направляют и ограничивают понимание действительности для каждого члена этой группы [15; 75].

Под влиянием этноцентризма и ряда других факторов у каждого народа возникает свой склад мышления, определяющий какую усредненную Модель Мира, которую строит себе народ. Сообразуясь с ней, ведут себя его представители [15; 76]. Эта «усредненная Модель Мира» через которую представители одной нации видят всех остальных, рождает такое понятие, как этнический (национальный) стереотип.

Под этническим стереотипом сегодня принято принимать обобщенное представление о физическом, нравственном и умственном обмене представлений различных этнических групп. Этнический стереотип характеризуются повышенной эмоциональностью и устойчивостью в отражении черт стереотипизируемой группы [27; 18]. Для продуктивного функционирования стереотипа необходимо расчленение индивидом окружающей действительности с помощью процессов категоризации. При этом категоризация может разворачиваться с помощью либо когнитивных, либо аффективных, либо поведенческих составляющих психики индивида [27; 19].

Г. Г. Павловец выделяет в стереотипе четыре основных параметра:

1. Содержание — набор характеристик, приписываемых этнической группе.

2. Степень согласованности — единообразие характеристик, приписываемых этнической группе.

3. Направленность — общее положительное и отрицательное восприятия объекта стереотипизирования.

4. Интенсивность — степень предубежденности по отношению к стереотипизируемой группе, выраженной в стереотипе.

Феномен стереотипизирования можно раскрыть с помощью ряда положений [30; 115]. Людям психологически легче характеризовать обширные человеческие группы (как по социальному, так и по национальному признаку) не дифференцировано, грубо и пристрастно. Такая категоризация имеет внутренние присущую тенденцию сохранять стабильность в течении длительных отрезков времени. Изменение в социальной, политической и экономической сферах могут обуславливать изменение стереотипа, однако это происходит не всегда и бывает отсрочено во времени. Стереотипы усваиваются очень рано в качестве «чувственной ткани мира» (А.И. Леонтьев) и начинают использоваться детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся.

Социальные стереотипы редко проявляются на поведенческом уровне при отсутствии враждебности в отношениях между группами, но в условиях напряжения или конфликта эти же стереотипы становятся определяющими детерминантами, которые слабо поддаются модификации и управлению, они ужесточаются, заостряются и начинают играть доминирующую роль в реальном поведении индивидов, вплоть до откровенной враждебности [27; 116].

На содержание этнических стереотипов влияют 3 группы факторов [33; 75]:

1. специфика стереотипизируемой группы (ее этническая психология, закрепленная в культуре и в обыденном сознании система ценностей, общественно-историческое развитие);

2. социально — политические и экономические условия развития групп и специфика взаимоотношений между ними, сложившаяся на данный момент;

3. длительность и глубина исторического момента;

С помощью этнических стереотипов решаются следующие этносоциальные задачи: [33; 77] защита территории этнических границ, предпочтение соотечественников (соплеменников) пришельцами (мигрантами), базирующееся на усилении чувства солидарности со своими и чувства вражды (подчас непримиримой) по отношению к иноплеменникам.

На социальном уровне этнический стереотип имеет две функции: идеологизирующую (формирование и сохранение групповой идеологии, объясняющей поведение группы) и идентифицирующую (создание и сохранение положительного образа «мы», формирование которого происходит прежде всего с помощью ритуалов и невербальных средств).

Этнический стереотип, как любой социальный стереотип может быть автостереотипом, т. е. описывающий собственную группу и гетеростереотипом, т. е. описывающим другую этническую группу.

В межэтнических контактах на гранях субъект — субъектных отношений ярко проявляется такая особенность этнического стереотипа, как его антропостереотипичность, т. е. связанность с обликом индивида. Внешность часто выступает практически важным признаком, несущим в себе информацию о национальности субъекта. Признаки, из которых складывается и внешний облик, и поведение (в том числе все богатство невербальной коммуникации: жесты, мимика, позы, дистанция при общении и т. д.) могут иметь осведомительное значение и выполнять регулятивную функцию. Соответствие (несоответствие) стереотипных представлений о внешности той или иной национальности сильно влияет на живучесть этнических гетеростереотипов. На уровне обыденного сознания нередко связываются облик представителей инонациональностей и якобы присущие отдельным чертам внешности психологические качества человека. Из этого неизбежно вытекает соответствующий набор сценариев, наиболее характерный в отношениях между стереотипизирующей и стереотипизируемыми группами. Важно, что исключительно на внешность обращают внимание главным образом лица с начальным образованием, использующие антропологические признаки как этноконсолидирующие или этнодифференцирующие, в то время как у лиц с высшим образованием определение этнической принадлежности строится прежде всего на социокультурных параметрах. Под социокультурными параметрами можно рассматривать такое понятие, как национальный характер [15; 82].

У большинства людей существуют весьма устойчивые стереотипы по отношению к определенному национальному характеру, т. е. убежденность, что представители одних наций демонстрируют достаточно стойкое представление о существовании у других наций конкретных комплексов черт. Важно, что часто эти стереотипы зависят от того, как эта нация «себя ведет» в данный временной период [15; 83].

Так что же такое в действительности национальный характер? Современная психология рассматривает характер как целостную структуру. Но вопрос о природе этой структуры остается спорным. В зависимости от общетеоретической ориентации характер предстает структурой мотивов, либо структурой ценностных ориентации, либо структурой инстинктивных стремлений. Однако, в настоящее время наметилась тенденция объединения этих подходов. Структура характера стала определяться как объективное понятие, обозначающее взаимосвязанный ряд установок, ценностей, мотивов, стремлений, защитных механизмов, который регулирует привычные и значимые действия индивида [15; 85].

Такая многоаспектность отражается и на понятии «этнический характер». С помощью этого понятия ученые (Г.У. Солдатова, Н.А. Милославова, Н.М. Лебедева) пытаются описать не отдельную личность, а целую этническую группу, иногда очень многочисленную, но имеющую общий язык, культуру, ремесло, обычаи [15; 87].

Этнический характер отражает специфику исторически сложившихся свойств психики, отличающих один этнос от другого. Он определяется не гносеологическим восприятием мира, а совокупностью социально-экономических, исторических и географических условий существования этноса. Чем сложнее и противоречивее эти условия, тем сложнее и противоречивее этнический характер. Черты этнического характера в результате изменения экономических, исторических, географических (например, экологических) условий могут преобразовываться или вовсе исчезать. Это не раз и навсегда закрепленные в психике человека феномены, они динамичны, однако проявляются через большие отрезки времени, поэтому для наблюдателя черты этнического характера кажутся четко зафиксированными, закрепленными в психике этноса. Для того чтобы понять специфику этнического характера, необходимо изучить историю народа, уровень его культурного развития. Этнический характер наиболее ярко проявляется в литературе и искусстве, в народных мелодиях, танцах, пословицах, поговорках. Некоторые ученые сводят вопрос об этническом характере к поиску и выделению черт, присущих конкретному народу. Неоднократно отмечалось, что русских отличает широта души и удаль, белорусов — прямота и упрямство, грузин — гордость и горячность, латышей — хладнокровие и скрытность. Но все перечисленные черты в разной степени имеются у каждого народа. Нет никаких оснований исключать какие-то черты из характера одних народов и представлять их обязательные для других. В характере любого народа представлена совокупность личностных свойств всего человечества, однако структура и степень выраженности этих свойств является специфической, что и отражено в характере этноса. Этнический характер и специфичен, и типичен одновременно, поскольку это специфическое соотношение тесно взаимосвязанных психологических качеств, типичных для всего человечества [33; 79].

Во-первых, специфичность психологических качеств проявляется в стереотипах восприятия, чувствования и поведения представителей конкретной этнической общности и в результате несоответствия стереотипа и реальности может возникнуть культурный шок. Во-вторых, специфические психологические качества, так или иначе, доминируют в структуре личности большинства представителей этнической общности. Изучить этнический характер — значит раскрыть его наиболее выраженные социально-психологические черты.

1.3 Положительные и отрицательные факторы социальной адаптации

Факторы социально-культурной адаптации вынужденных мигрантов тесно связаны с проблемой детерминации адаптационного процесса. В научной литературе существует ряд подходов к анализу факторов адаптации.

Первый подход связан с выделением какого-то отдельного фактора, влияющего на процесс адаптации, например, внушаемости. Следует отметить, что выделение конкретного фактора не дает полной картины условий, влияющих на адаптационный процесс.

Второй поход связан с анализом нескольких факторов, например, таких как энергетический потенциал, характер и интенсивность мотивации достижения, механизмы интеграции поведения, достижение социально значимых целей, наличие поддержки в микросоциальном окружении. Данный подход не позволит вскрыть природу изучаемого явления, так как здесь не анализируются взаимосвязь между выделенными факторами, что могло бы дать дополнительные сведения о проблеме детерминации процесса адаптации [29; 79].

Третий подход характеризуется тем, что ряд исследователей делает попытку объединить все выделенные факторы в группы. Среди групп факторов выделяют такие, как: внешние и внутренние; субъективные и объективные; ведущие и временные; индивидуальные и групповые; глобальные и региональные и др.

Наиболее распространено дихотомическое деление факторов на внешние — условия социальной среды, и внутренние — индивидуальные возможности человека. Так, И.А. Георгиева, основываясь на эмпирическом изучении адаптации личности в коллективе, выделяет следующие наборы внутренних и внешних факторов:

а) к внутренним факторам относятся социально-демографические характеристики участников исследования — пол, возраст, семейное положение, наличие детей и т. д., ценностные ориентации и ряд психологических свойств личности;

б) в качестве внешних факторов выступает комплекс параметров, связанный с видом деятельности группы — специфические характеристики деятельности и особенности социальной организации коллектива [28; 95].

Т.Н. Вершинина выделяет следующие группы факторов:

— личностные (демографические характеристики, стаж, продолжительность проживания в городе, жизненный опыт, психологические характеристики, социально-профессиональная направленность);

— производственные (условия труда, организация труда, бытовые условия, заработная плата, возможность профессионального роста, производственный микроклимат);

— факторы, лежащие за пределом производства (системе профориентации и профотбора, подготовка и распределение кадров, трудовые ресурсы, уровень развития социально-бытовой инфраструктуры региона) [28; 82].

Следует отметить, что изучение внешних факторов связано с пониманием процесса адаптации как акта приспособления к воздействиям извне, как результата действия сторонних сил, тогда как анализ внутренних факторов осуществляется с точки зрения индивидуальных особенностей, присущих конкретному субъекту, и попыток типологизации индивидуальных различий.

Четвертый подход связан с выделением факторов-комплексов. Так, П.С. Кузнецов выделяет семь комплексных факторов, влияющих на процесс успешной адаптации:

— экономический (материальный) — объединяет факторы, связанные с получением средств к существованию;

— самосохранение — включает факторы, которые связаны с реализацией безопасности существования: физической и экономической;

— регулятивный — объединяет факторы, которые обеспечивают процесс саморегуляции жизнедеятельности;

— воспроизводственный — содержит факторы, отражающие реализацию сексуальных потребностей человека, включая сексуальные отношения, создание семьи, продолжение рода;

— коммуникативный — включает факторы, которые связаны с реализацией потребности в общении;

— когнитивный — объединяет факторы, отражающие реализацию когнитивных потребностей;

— самореализация — самый сложный комплексный фактор, который может включать в себя любой из вышеперечисленный факторов при условии, что реализация тех потребностей, которые они отражают, приобретает для человека ценность [28; 84].

При этом каждый комплексный фактор включает в себя ряд частных факторов (например, экономический фактор включает в себя такие факторы, как заработная плата, приработок, нетрудовые доходы, выплаты, материальные стимулы, доступ к дефициту).

Данная классификация представляет собой попытку реализации системно-комплексного подхода к изучению социально-психологической адаптации. Кроме того, выделенные факторы выступают в тесной связи с системой потребностей человека.

При изучении факторов успешной социально-психологической адаптации вынужденных мигрантов следует учитывать то, что негативное воздействие на процесс адаптации могут оказывать как внешние (политические, экономические, культурные и т. п.) условия, так и индивидуальные, в том числе психологические особенности мигрантов.

В комплексе проблем, характерных для мигрантов, важное место занимают психологические последствия депривации и изоляции.

Термин депривация вошел в психологию благодаря английскому психоаналитику Джону Боулби, который считал, что результатами неудовлетворенных в раннем детстве потребностей в материнской любви и заботе становятся задержки в эмоциональном, физическом и интеллектуальном развитии ребенка. В социологии и социальной психологии этот термин стал использоваться в сравнительных исследованиях различных социальных слоев общества. В современной науке можно выделить два аспекта исследования социальной депривации, которые представляются очень важными для понимания психологических проблем вынужденных мигрантов. Первый связан непосредственно с понятием социальной изоляции как важной характеристики депривации. В этом случае социальная депривация определяется как недостаточность контактов с окружающей средой, влияющая на психическое состояние человека и определяющая нарушение уже сложившихся механизмов социальной адаптации, которые могут привести к депрессии, тяжелым неврозам и психозам. Чем выше их изоляция в новой социокультурной среде, тем более серьезными и менее поддающимися коррекции становятся их психические расстройства. Например, есть данные, что количество психиатрических диагнозов растет в зависимости от длительности и характера изоляции мигрантов [1; 158].

Второй аспект отражен в широко известной в социальных науках теории относительной депривации Т. Гурра. Ее суть состоит в придании решающего значения проблеме реализации базовых потребностей человека и значимости субъективного восприятия расхождений между ценностными ожиданиями и нереализованными возможностями, между ожидаемым удовлетворением потребностей и действительным их удовлетворением [27; 123]. Эмпирические исследования показывают, что для вынужденных мигрантов характерна высокая степень фрустрации как базовых потребностей, так и потребностей более высокого уровня, а также высокая степень расхождения между ожиданиями и реальной ситуацией.

Степень депривации и изоляции, которую переживают мигранты, в большей степени зависит от социальных параметров принимающего общества, утверждает Г. У. Солдатова. В изучении их взаимосвязи со стратегиями адаптации мигрантов западными учеными накоплен значительный опыт. Уже упоминалось, что на успешность интеграции мигрантов существенно влияет сама миграционная политика принимающей страны.

Показано, что не только стратегии адаптации, но и состояние психического здоровья мигрантов зависит от политики, проводимой в отношении иммиграции.

Исследования взаимоотношений между мигрантами и местным населением выявили еще ряд аспектов, проливающих свет на проблему адаптации. Среди линий анализа по утверждению, Г. А. Габрахмановой, наиболее актуальны следующие: ролевая и статусная структуры в контексте сценария «хозяева и гости», нацеленность на постоянное или, наоборот, временное взаимодействие; диффузное или компактное расселение мигрантов; численное соотношение меньшинств и большинства; степень включенности в общество (участник или наблюдатель) и наличие социальной ниши для мигрантов; степень распространенности мигрантофобии [27; 126].

Оказываясь в новой социокультурной среде, в процессе взаимодействия с принимающим населением мигранты всегда испытывают затруднения, обусловленные различиями в традициях, обычаях, установках, поведении, ценностных ориентациях, сформировавшихся в разных условиях. У местного населения непохожесть мигрантов вызывает непонимание и раздражение, приводя к возникновению взаимной нетерпимости и конфликтам. Всплеск миграционных процессов в последние годы в России способствовал тому, что в обществе распространилось новое негативное социальное явление, особая разновидность ксенофобии — мигрантофобия. Неприятие со стороны принимающего населения приводит к возникновению у беженцев и вынужденных переселенцев изоляционистских установок и ориентации на «своих». Объединение мигрантов в группы зачастую ускоряет и усиливает процесс их превращения в устойчивый объект негативных социальных установок.

Как показывают исследования и практика, проблемы во взаимоотношениях с местным населением возникают как у русских мигрантов, приезжающих в Россию из различных точек бывшего СССР, так и у беженцев из стран дальнего зарубежья, не знающих русского языка и русской культуры [3; 69].

Исследования показали, что психологические проблемы, обусловленные депривацией и изоляцией, в большей степени характерны для мигрантов, проживающих в компактных поселениях. Помощь беженцам, живущим компактно в центрах временного размещения, всегда связана с решением специфических проблем, и вопрос о том, насколько оправдано такое расселение, не имеет однозначного ответа. Поселение беженцев и лиц, ищущих убежища, компактным способом, бесспорно, имеет на первых порах ряд преимуществ для людей, оказавшихся в чужой стране, без средств к существованию, крыши над головой, без знания языка и культуры. Однако компактное расселение беженцев, несомненно, облегчающее их жизнь в первый период пребывания в чужой стране, в дальнейшем может привести к развитию целого ряда негативных последствий как для общины в целом, так и для отдельно взятой личности. Скопление в одном месте множество страданий, неустроенных и обделенных, приводит к так называемому «эффекту гетто» [3; 74]. Он выражается в деградации личности, ухудшении взаимоотношений между людьми, росте иждивенческих настроений. Перекладывание на других чувства ответственности за свою жизнь и жизнь семьи приводит к тому, что у беженцев из центров временного размещения возникает эффект «выученной беспомощности», вызываемый пассивностью поведения, потерей личного контроля над ситуацией. В любом случае, даже несмотря на негативные психологические последствия, временное размещение беженцев в специальных центрах может быть оправдано уже тем, что оказывается единственной возможностью дать людям крышу над головой и позволяет им выжить физически. Но для того, чтобы человек выжил как личность, необходимы специальные действия помогающих организаций, которые бы стимулировали силу собственного «Я» человека: поощрение активности беженцев, их участия в принятии решений, возможности влиять на жизненные события [4; 118]. В частности, на такие факторы успешной адаптации указывает В.А. Тишков.

Результаты исследования Г. А. Габдрахмановой показывают, что отношения русскоязычных вынужденных мигрантов с местным населением также складываются не лучшим образом: не оправдываются надежды на теплый прием на исторической родине. Русские вынужденные мигранты характеризуют представителей местного населения в Центральной России как равнодушных, холодных, ленивых, завистливых, лицемерных, грубых, продажных, невнимательных. Лишь совсем немногие отмечают у местных жителей положительные качества: отзывчивость, добродушие, порядочность. В свою очередь, в глазах местных жителей вынужденные переселенцы выглядят агрессивными, раздражительными, нервными, недоброжелательными, недоверчивыми, неуверенными, забитыми, приспособленцами, высокомерными, наглыми. Подобные представления отражают высокую степень взаимного неприятия и обостряют отношения между мигрантами и местными жителями, являясь важнейшим фактором, осложняющим социокультурную адаптацию. По наблюдениям В.С. Витковской, отсутствие полноценного общения и взаимодействия с местным населением приводит к возникновению характерного для большинства мигрантов чувства отчужденности, ненужности и бесполезности [3; 118].

Выводы по Главе I

1. Беженец — это лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного места жительства, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений. Вынужденный переселенец — это гражданин Российской Федерации, который был вынужден или имеет намерение покинуть место своего постоянного жительства на территории другого государства либо на территории Российской Федерации вследствие совершенного в отношении него или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также принадлежности к определенной социальной группе или отдельным лицам или группам лиц, массовым нарушениям общественного порядка и другими обстоятельствами, существенно ущемляющими права человека. Субъектами вынужденной миграции признаются следующие категории: 1) политические (ищущие политического убежища); 2) беженцы (не граждане России); 3) временно перемещенные лица (из районов военных действий на Кавказе, мигранты из зон экологических бедствий); 4) внутренние мигранты (переезжающие в сельскую местность, мигранты в связи с реформой ВС РФ (военнослужащие), мигранты с Севера); 5) не имеющие статуса и не ожидающие его; 6) не регистрирующиеся в миграционной службе; 7) желающие вернуться на прежнее место жительства.

2. Адаптация — это приспособление организма к условиям окружающей среды. Адаптация человека подразделяется на биологическую и социально-психологическую. Социально-психологическая адаптация — это приспособление человека как социального существа к нормам, условиям, принципам, этикету в обществе. Также социальная адаптация определяется как интегрированный показатель состояния человека, отражающий его возможности выполнять определенные биосоциальные функции. Разделяют активно-инициативный и пассивный тип воздействия на среду. Проблемы социальной адаптации исследовались в трех направлениях: психоаналитическом, гуманистическом, когнитивном. Существует несколько концепций, описывающих процесс адаптации мигрантов к новой культуре: гипотеза культурного шока, стресс аккультурации, посттравматическое стрессовое расстройство, ностальгия, этнические стереотипы. Исследователями выделены четыре категории, которые в настоящее время широко используются для понимания последствий межкультурных контактов, а так же для описания стратегий межкультурного взаимодействия мигрантов: интеграция, ассимиляция, сегрегация, геноцид.

3. Исследователи по-разному подходят к исследованию адаптации: исследуют один фактор, несколько, группу факторов и их комплексы. Все факторы, влияющие на адаптацию, делятся на внешние (условия внешней среды) и внутренние (индивидуальные возможности человека).

Социальная депривация определяется как недостаточность контактов с окружающей средой, влияющая на психическое состояние человека и определяющая нарушение уже сложившихся механизмов социальной адаптации, которые могут привести к депрессии, тяжелым неврозам и психозам. Чем выше их изоляция в новой социокультурной среде, тем более серьезными и менее поддающимися коррекции становятся их психические расстройства. Последствия социальной изоляции и депривации для мигрантов очень тяжелые. Расхождения между ожиданиями и состоянием реальной ситуации приводят к фрустрациям. Усугублению негативных последствий миграции очень способствует мигрантофобия, которая может привести, например, к эффекту гетто.

Глава II. Психологическая помощь вынужденным переселенцам

2.1 Психическое здоровье вынужденных переселенцев

Успешность адаптации во многом определяется психологическим состоянием и настроением человека.

Среди основных критериев психического здоровья Ф.Б. Березин рассматривает: состояние душевного благополучия, отсутствие болезненных психических проявлений, адекватность отражения и реагирования, соответствующих возрасту уровень зрелости эмоционально-волевой и познавательной сфер личности, адаптивность в микросоциальных отношениях, способность управлять поведением и ставить жизненные цели, а также поддерживать надлежащий уровень активности в их достижении. В то же время нельзя забывать, что оценка человека как здорового, нормального и рационального в большей степени зависит от обстоятельств, от социального, культурного и исторического контекста [1; 196].

В ситуации вынужденной миграции граница между нормой и патологией становится менее определенной и размытой. То, что в обычных жизненных обстоятельствах следует трактовать как нарушение психического здоровья, в трагической и неординарной ситуации вынужденной миграции представляет нормальную реакцию на ненормальные обстоятельства, утверждает В.А. Тишков [4; 215].

Возникновению психических расстройств у вынужденных мигрантов могут способствовать как внешние условия, нарушающие привычную жизнедеятельность человека, так и внутренняя (индивидо-личностная) предрасположенность. Жизненные обстоятельства могут стать толчком к возникновению расстройства, а пограничная личностная организация выполняет роль «патогенной почвы» для превращения временных расстройств в хронические нарушения. Примером служит обострение акцентуаций (неклинических форм психопатий), когда выраженность определенных черт в структуре характера под влиянием особого рода психических травм или трудных ситуаций приобретает статус серьезной психологической проблемы [32; 76].

Анализ психологических проблем и психических расстройств вынужденных мигрантов показывает, что они носят комплексный характер, затрагивая все основные сферы личности: эмоциональную, когнитивную, поведенческую, мотивационно-потребностную, коммуникативную. Нарушения в различных сферах психического здоровья мигрантов, накладываясь одно на другое, могут привести к глобальным проблемам личности. Важнейшая из них — кризис идентичности. Также следует выделить психосоматические симптомы и расстройства.

По наблюдениям Г. У. Солдатовой, нарушения в эмоциональной сфере вынужденных мигрантов очевидны и разнообразны — от безразличия, подавленности, потери интереса к жизни, заторможенности, переходящей в апатию и депрессию, до раздражительности, агрессивности, неконтролируемых вспышек гнева. Усиливается тревожность, повышается возбудимость, возникают резкие перепады настроения, фобические реакции. У подавляющего числа мигрантов встречаются серьезные расстройства сна: бессонница, трудности с засыпанием, ночные кошмары. Зарубежные клинические данные свидетельствуют, что наиболее частой причиной того, что вынужденные мигранты становятся пациентами психиатрических клиник, является депрессия. Депрессия, в свою очередь, приводит к тому, что эта категория людей оказывается в зоне повышенного суицидального риска [32; 78].

В мотивационной сфере изменение иерархии потребностей и ценностных ориентацией приводит к снижению уровня притязаний и резкому падению самооценки, тяжело переживать невозможность удовлетворения потребностей как высших, так и низших уровней.

Аффективным и мотивационым проблемам вынужденных мигрантов сопутствуют нарушения в когнитивной сфере: отмечаются случаи расстройства всех основных познавательных процессов — нарушение памяти (амнезии — потери памяти; конфабуляции — наличие в памяти никогда не происходивших с человеком событий; сложности запоминания), рассеянность внимания, отвлекаемость, нарушения восприятия (например, времени), расстройства мышления (соскальзывание — непроизвольный уход от основной темы разговора; чрезмерная обстоятельность).

Серьезные проблемы обнаруживаются и в области межличностного общения: как в супружеских отношениях и отношениях с детьми, так и в сфере взаимодействия с представителями собственной и другой культуры [33; 89].

Сами по себе события, как отмечал Р. Раге еще в середине 60-х гг. ХХ века, могут быть необходимыми, но недостаточными для прогноза изменений здоровья. Так, в некоторых исследованиях был обнаружен удивительно низкий показатель психических заболеваний среди мигрантов. Как выяснилось, их психическое здоровье определяется еще и тем, в какой миграционной фазе находится человек. Так, было показано, что первые годы жизни в новой стране оказывают более сильное воздействие на психическое здоровье, чем последние годы перед переселением из своей страны [28; 123]. Поэтому, если проводить исследования психического здоровья мигрантов сразу же после их переезда, иногда можно не обнаружить существенных изменений, какими бы травмирующими ни были причины отъезда. В то же время нарушения психического здоровья могут быть значительными через несколько лет после переезда.

Г. Г. Павловец отмечает, что серьезное ухудшение психического здоровья мигрантов связано не только с интенсивностью отдельных негативных событий, но и с их количеством. Вынужденный отъезд и жизнь в чужой культуре почти всегда включают события разной степени экстремальности в количестве, достаточном для того, чтобы вызвать физиологический и психологический стресс. Причем, казалось бы, на первый взгляд, не очень существенные события (по Лазарусу — «повседневные неприятности»), которыми насыщена жизнь вынужденных мигрантов, могут иногда оказывать на них более негативное влияние, чем утрата близких или потеря работы [27; 79].

Следует подчеркнуть, что далеко не всегда трудности, вызванные ситуацией вынужденной миграции (например, смена языковой и культурной среды, отсутствие близких друзей или семьи), имеют только негативные последствия для психического здоровья. Они могут способствовать и положительным изменениям, например личностному росту, приобретению нового опыта, новых навыков.

Наблюдения за мигрантами Н.М. Лебедевой позволяют выделить их разное отношение к возникшим трудностям, а так же то, что некоторые из них сравнительно легко справляются с кризисными ситуациями, тогда как для других — это в прямом смысле непосильное бремя. Поэтому вопрос о роли самой личности мигранта, о значимости тех психологических качеств и особенностей, которые позволяют преодолеть травмирующие ситуации, сохранить целостность личности, избежать психических расстройств, требует тщательного изучения. На первый план здесь выходят такие комплексные психологические феномены, как когнитивная сложность, локус контроля и стиль интерпретации событий [15; 93].

Выделяют несколько аспектов в переживании ситуации вынужденной миграции. Это миграция как переживание негативных жизненных событий — потерь, лишений, изменений, происходящих до и во время переселения. Также это адаптация мигрантов в новой социокультурной среде: миграция как переживание перемен и культурных различий и миграция как переживание изоляций и деприваций.

Травматизация психики в прошлом, определяемая историей миграции, травматизация психики в новой социокультурной среде, вызванная требованиями адаптации и другими трудностями, возникающими после переезда (в частности, мигрантофобией) — все это нередко превышает психофизиологические возможности человека и ставит перед ним проблему выживания. За словами «вынужденный мигрант» стоит личная трагедия, социальное бесправие и психическая уязвимость, тяжелое бремя материальных проблем, постоянный страх за будущее, подорванное здоровье и повышенный риск заболеваний, конфликт с собой и другими, наконец, ощущение себя «чужаком» и человеком «второго сорта». Переживание всего этого статуса определяет психопатологический статус мигранта.

2.2 Роль психологической помощи в процессе социальной и психологической адаптации вынужденных переселенцев

В отечественной науке вопросы психологии вынужденной миграции до начала 90-х гг., практически не разрабатывались. Главная причина в том, что эта проблема не была у нас актуальна со времен Второй мировой войны (в военное время серьезно заниматься проблемами беженцев было просто невозможно).

Массовое появление вынужденных мигрантов в пост советском пространстве поставило перед общественностью и социальными науками новую научную и практическую проблему [14; 99].

Число нуждающихся в психологической помощи вынужденных мигрантов увеличивается не только за счет новых миграционных потоков, но также и потому, что психологические ресурсы людей исчерпываются, и поддержка становится необходима тем, кто вчера справлялся с грузом проблем самостоятельно.

Вынужденная миграция входит в число трудноразрешимых жизненных ситуаций. С полным правом ее можно отнести к числу экстремальных, когда перед личностью ставится проблема совладания со сверхсложными жизненными обстоятельствами, равносильная проблеме выживания. Ситуация вынужденной миграции требует от индивида усилий, которые находятся на границе его адаптивных возможностей или даже превосходят имеющиеся у него резервы. Но, с другой стороны, именно высокая интенсивность ощущения опасности и угрозы самому мигранту, а также наиболее значимым для него людям — членам его семьи, определяет выраженное стремление справиться с возникающими трудностями. Эти две стороны как раз определяют значимость, востребованность, возможную высокую эффективность профессиональной психологической помощи [4; 275].

Правильно организованная психологическая помощь вынужденным мигрантам способна смягчить возникающие сложности социокультурной адаптации и осуществлять плавную интеграцию мигрантов в принимающее общество. Для этого психологическая помощь должна быть направлена на активизацию внутренних ресурсов вынужденных мигрантов, овладение эффективными способами самопомощи, преодоление кризисной жизненной ситуации, симптомов посттравматического стресса и возникших в силу жизненных обстоятельств тенденций социального иждивенства и инфантилизма [6; 117].

Основные психологические проблемы вынужденных мигрантов связаны с кризисом идентичности, снижением толерантности, а как следствие снижение самооценки, уверенности в себе, искаженное восприятие окружающих людей.

Психолог как «посредник» между культурами, должен найти стратегию психологической помощи, при которой бы ослаб или даже совсем исчез барьер «свои — чужие». Для этого психолог вынужден вырастить особую посредническую культуру — культуру толерантности, позволяющую мигрантам и людям страны, принявшей мигрантов, понять и принять друг друга, а не воспринимать появление мигрантов как нашествие варваров [32; 152].

В соответствии с Декларацией принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО в 1995 году, толерантность определяется как ценность и норма гражданского общества, проявляющаяся в праве быть различными всех индивидов гражданского общества; обеспечение устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами; уважение к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов; готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям и верованиям.

Толерантность предполагает готовность принять других такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия. В первую очередь она предполагает взаимность и активную позицию всех заинтересованных сторон. Толерантность является важным компонентом жизненной позиции зрелой личности, имеющей свои ценности и интересы и одновременно с уважением относящейся к позициям и ценностям других людей. В связи с этим одна из главных задач предлагаемого тренинга толерантности — осуществить переход к ненасильственным отношениям, основанным на принципах кооперации, взаимного уважения, понимания и терпимости [35; 7].

Психолог как «посредник» должен работать одновременно на два фронта. Если он окажется не в силах помочь преодолеть мигрантофобию (страх перед мигрантами) коренным жителям, столкнувшимся с мигрантами страны, то риск роста социальной напряженности в стране возрастет. Если же психолог как «посредник» потерпит неудачу в общении с мигрантами, понимании и принятии мигрантами той культуры, в которой они оказались, то мигранты могут выступить как носители группы социального риска.

Служба психологической помощи мигрантам является службой поддержки разнообразия, службой проектирования культуры толерантности, а не только службой разрешения споров и конфликтов.

Психологическая помощь в данном случае должна быть равнодоступной, единой, многофункциональной. Формы такой работы должны способствовать нейтрализации неблагоприятных факторов, снижающих уровень низкой социальной адаптации беженцев и вынужденных переселенцев. Она должна быть ориентирована на своевременную и скорейшую социальную и психологическую адаптацию [37].

Представляется важным сочетание индивидуальной, семейной, групповой психологической работы. В индивидуальной работе применим весь арсенал методов специалиста: психологических, психотерапевтических, психоаналитических, социометрических, возрастной психологии, медико-социальных, консультационных. В групповой работе продуктивны методики «группы самостоятельного опыта», «группы взаимопомощи», групповая психотерапия, поддержка соседских общностей (в местах компактного проживания переселенцев), общностей земляческого характера для представительства интересов переселенцев [37].

Психолог, работающий в организации, и проводящий систему коррекционно-развивающих мероприятий, сталкивается с тем, что его контингент -- это взрослые, сложившиеся люди, обладающие жизненным и профессиональным опытом со всеми вытекающими из этого преимуществами и ограничениями. Можно выделить следующие специфические аспекты взрослой аудитории:

Большое преимущество взрослой аудитории состоит в том, что она может быть достаточно высоко мотивирована на коррекцию и развитие. Однако более сложной является ситуация, когда в коррекционную группу попадают люди, не имеющие актуального желания обучаться. В работе с данной категорией слушателей психолог оказывается перед необходимостью обосновывать важность коррекционно-развивающей работы. Для получения необходимой информации целесообразно проводить более подробное знакомство со слушателями перед началом коррекционной работы, просить их заполнить подробные регистрационные анкеты, собирать информацию о том, что в ходе обучения вызывает наибольший или наименьший интерес обучаемых, что кажется им более, а что менее полезным. Известно, что память взрослого человека в среднем менее объемна, он быстрее утомляется, ему труднее долгое время концентрировать внимание. С другой стороны, взрослый человек обладает существенным преимуществом -- хорошо развитыми навыками мышления. Именно поэтому коррекционно-развивающая программа для работающих субъектов требует гораздо большей четкости и строгости в определении понятий, структурированности материала, системной представленности отдельных элементов курса. Помимо указанных специфических особенностей взрослой аудитории необходимо учитывать те социально-психологические процессы, которые проявляются в связи с образованием и развитием малых групп. К таким социально-психологическим процессам и явлениям относятся эмоциональная сфера (социально-психологический климат в группе), сфера межличностных отношений (формирование деловых и личных взаимоотношений, возникновение конфликтных ситуаций) [38].

2.3 Коррекционная программа по социальной и психологической адаптации вынужденных переселенцев

Программа построена с учетом возрастного фактора и включает психотехники, разработанные для взрослых людей. Эта программа включает тренинг «Навыки толерантного поведения», интеграционное мероприятие и индивидуальную психологическую помощь. Коррекционная программа направлена на развитие умения управлять своим поведением, эмоциями, общением и включает когнитивный (информирование по вопросам толерантности и повышение психологической культуры), эмоционально-волевой (совершенствование коммуникативных навыков, развитие умений эмоциональной регуляции) и поведенческий компоненты.

Цель программы: формирование толерантной культуры личности.

Задачи программы:

1. Формирование навыков ведения позитивного диалога;

2. Развитие эмоциональной устойчивости и гибкости, социальной восприимчивости;

3. Обучение культуре толерантного поведения в межэтнических отношениях;

4. Развитие чувства собственного достоинства и умения уважать достоинство других людей независимо от национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности и индивидуальных особенностей.

Методы работы: активные групповые (дискуссия, ролевые игры, модерация и др.), методы индивидуальной работы (активное слушание, обобщение, переформулировка, ассоциативный метод и др.), методы коллективной творческой деятельности.

Программа содержит 10 занятий тренинга, которые проводятся 1 раз в неделю по 1,5 часа. Помимо них, 3 интеграционных мероприятия, направленных на охват большого количества человек.

Место проведения: реализация данной программы будет уместна в условиях центра помощи вынужденным переселенцам, центра социальных услуг для молодежи, либо образовательного учреждения. Ее содержание демократично и достаточно легко адаптируется для разной аудитории. Желательно, конечно, участие взрослых.

Описание тренинга «Навыки толерантного поведения».

Структура каждого занятия тренинга:

1. Введение.

2. Принятие норм работы группы (искренность, подчеркивание положительных качеств личности, активное участие, уважение к говорящему, конфиденциальность, доброжелательность).

3. Психотехнические упражнения, задания, направленные на развитие толерантности.

4. Обратная связь.

Полная программа тренинга дана в Приложении 1, чтобы не перегружать содержание курсовой работы. В тексте мы дадим план двух занятий (№ 2 и № 5), описание индивидуального занятия и описание интеграционного мероприятия.

Примеры занятий тренинга (№ 2 и № 5).

Занятие № 2 «Толерантная и интолерантная личность».

Цель: Ознакомить с понятиями толерантной и интолерантной личности.

Лекционный материал: «Г. Оллпорт отмечает, что толерантные люди лучше знают самих себя, причем не только свои достоинства, но и недостатки, поэтому менее удовлетворены собой. В связи с этим потенциал для саморазвития у них выше. Интолерантный человек замечает у себя больше достоинств, чем у других (в чужом глазу соринку видит, а в своем — бревна не замечает).

Интолерантному человеку трудно жить как в согласии с самим собой, так и с другими людьми. Толерантный человек чаще чувствует себя защищено, в безопасности. Интолерантные люди чаще делают акцент на словах „свои“ и „чужие“. Толерантный человек гармонично воспринимает мир и готов к любым точкам зрения. Толерантная личность — часто творческий, ориентированный на работу, независимый человек. Интолерантные люди чаще стремятся принадлежать к социальным институтам, чем толерантные. Обобщенные характеристики толерантной личности: ориентация на себя, потребность в определенности, не склонность к педантизму, эмпатия, знание самого себя, ответственность, защищенность. Основными психологическими критериями и показателями толерантности являются: социальная активность, дивергентность поведения (нестандартность решений), мобильность поведения, эмпатия, устойчивость личности [22; 56]».

Упражнение № 1. Каждый человек — уникальная личность. Верить в свою исключительность необходимо каждому. Ведущий предлагает участникам группы подумать над тем, что каждый из них является «подарком» для человечества. Каждый из участников аргументирует свое утверждение, например: «я подарок для человечества, так как я…». Ведущий обобщает высказывания участников, говорит, что у всех много возможностей, много того, что делает каждого уникальным, и того, что всех объединяет. Поэтому мы нужны друг другу, и каждый человек может добиться в жизни успеха и сделать так, чтобы другим людям рядом с ним было веселее и радостнее жить.

Упражнение № 2. Ведущий предлагает участникам группы определить, что их объединяет, несмотря на множество различий. Каждый из участников задает новому собеседнику вопросы, касающиеся психологических характеристик и интересов, которые могут объединять участников группы, и записывает результат на листке бумаги. Например, мы оба добрые, тактичные, приятные в общении, выросли в религиозной семье, любим слушать классическую музыку и т. п. После того, как участники закончат перечислять сходства, группа может перейти к выводу, что несмотря на физиологические, биографические, расовые и национальные различия, люди принимают и понимают друг друга на основе сходства психологических характеристик или интересов, что позволяет им быть более толерантными по отношению к друг другу.

Упражнение № 3. Каждый участник письменно называет 15 характеристик, свойственных толерантной личности, потом ставит знак + напротив тех качеств, которые у него выражены. Потом все по очереди перечисляют эти качества и отмечают + те качества, которые выражены и у других участников. Подсчитываются голоса и выделяются те качества, которые набрали наибольшее их количество. Эти качества и есть характеристики портрета толерантной личности в данной группе. В процессе обсуждения участники тренинга определяют качества толерантной и интолерантной личности и выясняют, каких качеств им не хватает для того, чтобы считаться толерантными людьми.

Занятие № 5 «Отношение к себе и толерантность к другим».

Цель: показать, как отношение к себе связано с толерантностью к другим.

Упражнение № 1. Умение легко войти в контакт, поддержать разговор и так же непринужденно расстаться со своим собеседником показывает высокий уровень толерантности человека. Ведущий предлагает участникам провести серию встреч друг с другом, объединившись в пары. Для этого нужно начать разговор, сказать что-то приятное своему собеседнику и так же на приятной ноте расстаться с ним. Время на установление контакта, взаимные приветствия, беседу, завершение начатого разговора, прощание занимает 10 минут. Примеры ситуаций:

— перед вами человек, которого вы не знаете, но вам необходимо спросить, как проехать до определенного места в городе, где вы находитесь впервые;

— перед вами человек, который чем-то расстроен и никак не может успокоиться, помогите ему прийти в себя;

— вас окликнули на улице, оглянувшись, вы увидели незнакомого человека, который так же понял, что ошибся; вы начинаете словами.;

После выполнения упражнения в процессе обсуждения участники группы приходят к выводу, что умение вести разговор позволяет человеку чувствовать себя более уверенно в этом мире, не избегать людей и получать удовольствие от общения с ними.

Упражнение № 2. Участники садятся в круг. Каждый по очереди выходит в центр, а все остальные обращаются к нему со словами: «Мне в тебе не нравится…», «Мне в тебе нравится…». Используется только фактическая информация, полученная в процессе групповой работы. После высказывания всех, стоящий в кругу высказывается о том, что он извлек из полученной информации, а что отверг.

Упражнение № 3. Ведущий предлагает участникам группы письменно выразить свое отношение к представителям делинквентных и девиантных групп: наркоманам, бродягам, физически неполноценным, зараженных СПИДом, психически неполноценным, антисоциальным группировкам. Необходимо указать, как следует поступить с представителями данных групп — изолировать, игнорировать, помогать или использовать другие меры. Результаты работы обсуждаются всеми участниками группы, позволяя определить толерантное или интолерантное отношение, каждый высказывает свою точку зрения.

Описание индивидуального занятия.

1. Подготовка к консультированию. Рефлексия собственных установок. Выработка профессиональной позиции. Внутренний диалог, настрой на консультацию. Анализ требований к психологу — консультанту, работающему с вынужденными мигрантами.

2. Установление контакта. Доверительное отношение, следование за клиентом. Подбадривание, поддержка. Отражение (прием эхо).

Вопросы-синонимы. Переформулирование. Проясняющие вопросы. Согласование невербального поведения (ритм, поза, жесты).

Понимание чувств клиента через язык тела. Вербализация чувств и эмоций клиента и психолога. Описание желаемых состояний.

3. Исследование ситуации. Анализ характера затруднений клиента и их причин. Анализ используемых путей и способов разрешения затруднения.

4. Постановка цели. Постановка вопросов: чего ты хочешь добиться? Что ты хочешь получить? Зачем тебе это нужно? Как бы ты хотел себя чувствовать в будущем? Формулирование цели: ее привлекательность, реалистичность, позитивность, конкретность, проверяемость.

5. Поиск решений. Самораскрытие, конкретное пожелание, убеждение, эмоциональное заражение, помощь в отреагировании неконструктивных эмоций, позитивный настрой, ролевое проигрывание, анализ ситуаций, социальные проблемы, целеустремление.

6. Подведение итогов. Какие изменения у вас произошли? Подведение итогов с клиентом. Анализ изменений по параметрам: чего хочет человек? Что он может? Как он реагирует? Что он знает?

Описание интеграционного мероприятия

Данное мероприятие уместно проводить со смешанным коллективом — могут присутствовать и вынужденные переселенцы и коренные жители.

Цель: содействие интеграции вынужденных переселенцев в российском обществе.

Задачи: — предоставление вынужденным переселенцам возможности показать достижения в культуре и искусстве своего народа;

— ознакомление коренного населения со спецификой народа-гостя;

— создание неформальной среды для общения вынужденных переселенцев и коренного населения.

Форма проведения: выставка-ярмарка народного творчества, неформальное общение.

Участники: участники программы (вынужденные переселенцы) и экскурсанты (школьники, работники образовательных учреждений, все желающие).

Описание идеи: нами была выбрана имена эта форма, так как именно выставка творчества является наиболее нейтральной и не вызывающей бурных эмоций. Спортивные мероприятия, танцевальный вечер не стоит проводить в самом начале интеграционной психологической работы. Эти формы лишь стимулируют эмоциональную активность и соперничество. Начинать нужно все-таки с более спокойных вещей.

Описание мероприятия: организаторы мероприятия подготавливают необходимый материал, создают условия для изготовления объектов народного творчества, или другого материала для выставки-ярмарки. На специально организованных занятиях участники программы занимаются творчеством. Помимо изделий можно подготовить эстрадные номера, конкурсы. Накануне ярмарки-выставки участники программы готовят стенды, прилавки, украшают помещение, проводят репетиции. Задача психолога — стимулировать позитивный настрой участников, подчеркивать, что это мероприятие — возможность обмена положительными эмоциями, своеобразный диалог культур, а так же возможность заработать небольшие деньги за свои поделки.

В день ярмарки необходимо стимулировать общение между «продавцами» и покупателями, подчеркивать уникальность изделий, приглашать гостей посмотреть программу выступлений.

Выводы по главе II

1. В ситуации вынужденной миграции очень высок риск возникновения психически нестабильных состояний, психических расстройств, так же наблюдается снижение самооценки, уровня притязаний. Серьезные нарушения наблюдаются и в межличностных отношениях.

2. Специально сформированная психологически комфортная среда, организованная с учетом специфики социальных проблем и психологического состояния мигрантов, способна смягчить возникающие сложности социокультурной адаптации, способствовать интеграции мигрантов в принимающее сообщество, помочь преодолеть проблемы, связанные с формированием идентичности в иной социокультурной среде.

3. Важным инструментом успешной социокультурной адаптации мигрантов могут стать специально организованные психолого-педагогические программы, направленные на формирование социальной и межкультурной компетентности, позитивных установок мигрантов как в отношении собственной, так и принимающей культуры, а также толерантное поведение в межэтнических и межкультурных отношениях. Психологические программы по адаптации мигрантов к новой социокультурной среде должны быть построены с учетом социальных, этнокультурных, возрастных и индивидуальных особенностей всех целевых групп.

4. Психологический тренинг — это наиболее действенная технология профилактики ксенофобии, мигрантофобии и экстремизма. Однако посредством тренинга можно охватить лишь относительно небольшое число вынужденных переселенцев и их близких. Охватывающие большое число людей интеграционные мероприятия приводят к менее выраженным изменениям. С другой стороны, большие по охвату мероприятия имеют высокий мотивирующий эффект. Таким образом, сочетание тренинговых техник и интеграционных социально-психологических мероприятий представляется наиболее эффективным в рамках адаптирующей программы, поскольку позволяет охватить большое количество вынужденных переселенцев, а также предполагает углубленную работу по предотвращению возникновения установок ксенофобии, мигрантофобии и экстремистского поведения.

Заключение

Проблематика социально-психологической адаптации вынужденных мигрантов стала особенно актуальна в последние годы в связи с увеличением миграционного потока в развитые страны. Причин вынужденной миграции очень много, но их объединяет одно — человек становится вынужденным мигрантом из-за невозможности проживать на территории своей родины. Сегодня даже страны, которые ранее считались поли национальными, испытывают трудности в связи с увеличением пришлого населения, которого в новой стране становится почти столько же, сколько осталось в их родной. Причем, улучшение качества жизни мигрантов в связи с переездом не означает хорошую социально-психологическую адаптацию. Зачастую, как бы плохо не было дома, не каждый мигрант готов быстро привыкнуть к новым условиям, и не каждая страна готова к большому потоку переселенцев и терпимому отношению к ним. Нарушения психической сферы вынужденных мигрантов затрагивают эмоционально-волевой, характерологический, поведенческий и коммуникативный компоненты. Часто на возникновение этих нарушений влияет не одно серьезное негативное событие, а несколько мелких неприятностей, каждая из которых в отдельности не вызовет даже плохого настроения у счастливого уравновешенного человека. Однако, зачастую все эти переживания и события мобилизуют мигрантов на противостояние невзгодам. Мотивация преодоления трудностей у вынужденных мигрантов обычно очень высокая, что определяет высокую эффективной психологической помощи. Роль психологической помощи в данной ситуации — посредничество между культурами. В связи с этим наблюдается потребность в психологической работе с мигрантами по улучшению их социально-психологической адаптации, повышению уровня толерантности (что не помешает и коренному населению), развитию социальных навыков. Проблемы психической деятельности вынужденных переселенцев нуждаются в психокоррекции, которая должна проводиться в условиях защищенной, психологически комфортной среды. Самой подходящей формой работы здесь представляется групповая.

Целью нашей работы была разработка психологической интеграционной программы по адаптации мигрантов, обеспечивающей понижение социальных рисков в жизнедеятельности вынужденных переселенцев. Для достижения этой цели мы выполнили аналитический обзор отечественных и зарубежных исследований по проблеме социальной и психологической адаптации мигрантов; изучили отечественный и зарубежный опыт разработки практических программ и технологий социальной и психологической адаптации мигрантов; разработали психологическую интеграционную программу, включающую тренинг по адаптации мигрантов, индивидуальные занятия и интеграционное мероприятие, как инструмент повышения эффективности адаптации к новой жизненной ситуации и профилактики экстремизма, мигрантофобии и ксенофобии.

Разработанная нами коррекционная программа по социальной и психологической адаптации вынужденных переселенцев использует психотехники, разработанные для взрослых людей. Она включает тренинг «Навыки толерантного поведения», интеграционное мероприятие и индивидуальную работу с клиентами. Программа затрагивает когнитивный, эмоционально-волевой и поведенческий компоненты. Ее самая главная цель — формирование толерантной культуры личности, что предполагает навыки ведения позитивного диалога, развитие эмоциональной устойчивости и гибкости, социальную восприимчивость, культуру толерантного поведения в межэтнических отношениях, чувство собственного достоинства и уважение к достоинству других людей. В данной программе используются активные групповые методы, методы индивидуальной работы и коллективной творческой деятельности. Мы считаем, что данная разработка будет полезна для работников адаптационных социальных центров, Дворцов творчества, школьных психологов и других специалистов, чья деятельность связана с необходимостью воспитывать толерантное отношение к вынужденным переселенцам.

Литература

1. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л., 1987.-270 с.

2. Булатский Ю.Е., Мошняга В.П. Миграционные процессы и миграционная политика. — М., 1994;

3. Витковская Г. С. Вынужденная миграция: проблемы и перспективы. — М., 1993;

4. Вынужденные мигранты: интеграция и возвращение / Под ред. В.А.Тишкова. М., 1997. — 308 с.

5. Вынужденные мигранты в государствах СНГ: Поиск согласованных решений в рамках Содружества. М., 1997. — С. 15.

6. Габдрахманова Г. Ф. Социокультурная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в республике Татарстан, Казань, Институт истории АН РТ, 2003, 148 с.

7. Гонюков Ф.С. Россия в системе вынужденного миграционного взаимодействия на постсоветском пространстве в 90-е годы. — М., 2000;

8. Зайончковская Ж.А. Миграция населения и рынок труда в России. — М., 1994;

9. Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. (в ред. ФЗ от 28 июня 1997 г. № 95-ФЗ; от 23 июля 1998 г. № 117-ФЗ; от 7 августа 2000 г. № 122-ФЗ; от 7 ноября 2000 г. № 135-ФЗ; от 30 июня 2003 г. // Российская газета. — 2003. — 1 июля;

10. Компоненты адаптационного процесса. — М., 1989;

11. Конвенция о статусе беженцев. Протокол, касающийся статуса беженцев. — Женева: УВКБ ООН, 1968.

12. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. — М.: Юридическая литература, 1994.

13. Кузнецов П.В. Адаптация как функция развития личности. Саратов, 1991.

14. Лебедева Н.М. Миграционная ситуация в России и новая миграционная политика. — М., 1997;

15. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. — М., 1993;

16. Миграционные процессы после распада СССР. — СПб., 1994;

17. Миграционная ситуация в России: социально-политические аспекты. — М., 1994;

18. Милославова Н.А. Адаптация как социально-психологическое явление // Социальная психология и философия. — Л., 1973;

19. О беженцах: Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. (в ред. ФЗ от 28 июня 1997 г. № 95-ФЗ; от 23 июля 1998 г. № 117-ФЗ; от 7 августа 2000 г. № 122-ФЗ; от 7 ноября 2000 г. № 135-ФЗ; от 30 июня 2003 г. // Российская газета. — 2003. — 1 июля.

20. Овчарова Р.В. Технологии практического психолога образования: Учебное пособие для студентов вузов и практических работников. — М.: ТЦ «Сфера», 2000. — 448 с.

21. О вынужденных переселенцах: Закон РФ от 19 февраля 1993 г. В ред. федер. законов от 20 декабря 1995 г.; 7 августа 2000 г. с измен., внесен. Постановлением Конституционного Суда РФ от 21 ноября 2002 г., Федер. законом от 24 декабря 2002 г. — М.: Инфра-М, 2003.

22. Оллпорт Г. Природа предубеждения //Век толерантности: Научно-публицистический вестник.№ 5. — М.: Изд-во МГУ, 2003.

23. О помощи беженцам и вынужденным переселенцам: Соглашение от 24 сентября 1993 г. (заключили Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Республика Кыргызстан, Российская Федерация, Республика Туркменистан, республика Узбекистан).

— М., 1993.

24. О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию: ФЗ РФ от 15 августа 1996 г. в ред. ФЗ. от 30 июня 2003 г. № 86-ФЗ // Российская газета. — 2003. — 2 июля.

25. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации: ФЗ от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ. В ред. Федер. законов от 30 июня 2003 г. — М., 2003.

26. О совершенствовании государственного управления в области миграционной политики: Указ Президента Российской Федерации от 23 февраля 2002 г. // СЗ РФ. — 2002. — № 8. — Ст. 812.

27. Павловец Г. Г. Психологическая адаптация вынужденных мигрантов: Дисс. докт. психол. наук. СПб.- 1999.

28. Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень. № 2. М., 2001. — 128 с.

29. Реан А.А. К проблеме социальной адаптации личности. // Вестник СПбУ. — 1995. — № 3. — Серия 6. — С. 74−79.

30. Ромм М.В. Адаптация личности в социуме. — Новосибирск: Наука, 2002.

31. Свиридов Н.А. Социальная адаптация личности в коллективе // Социологические исследования. — 1990. — № 3. — С. 44−51.

32. Солдатова Г. У. Психологическая помощь мигрантам. Москва: Изд. Смысл 2002

33. Солдатова Г. У. Психология беженцев и вынужденных переселенцев. Москва Изд. Смысл 2001

34. Федеральная миграционная программа: Одобрена Указом Президента РФ от 9 августа 1994 г. № 1668 // СЗ РФ. — 1994. — № 18. — Ст. 2837−2907.

35. Щеколдина С.Д. Тренинг толерантности. — М.: «Ось-89», 2004. — 80 с.

36. Ястребова А.Ю. Анализ опыта международно-правового регулирования проблем вынужденной миграции и современные подходы к системе защиты беженцев. — М., 1997;

Материалы сети Интернет

37. http://www.psiholog.biz/

38.

Размещено на Allbest

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector