Формирование привязанности школьников

Факультет психологии и педагогики

Кафедра психологии

Формирование привязанности школьников

Курсовая работа

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРИВЯЗАННОСТИ

1.1 Понятие и определение привязанности в отечественной и зарубежной психологии

1.2 Теория привязанности

1.3 Психология дружбы, психология аттракции

2. НАРУШЕНИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ

2.1 Как распознать нарушение привязанности

2.2 Как наладить зрительный контакт и справиться с навязчивой привязанностью

3. В ЧЁМ СУТЬ ПРОБЛЕМЫ ПРИВЯЗАННОСТИ

3.1 Что мы узнали о привязанности

3.2 Подведение итогов

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования: В современной психологической науке «привязанность» является основным понятием, обозначающим чувство близости, основанное на глубокой симпатии, преданности кому-нибудь. Феномен привязанности матери и ребенка (Дж. Боулби, Е.О. Смирнова, М. Эйнсворт и др.) находится в центре внимания исследователей. Данный феномен имеет большое значение для формирования эффективного материнского поведения, приспособления ребенка к окружающему миру, гармоничного развития личности. Существует острая необходимость в разработке программ исследования, коррекции, обучения, консультирования, оказания психологической и психотерапевтической помощи школьникам с целью оптимизации межличностных отношений в коллективе учащихся, семье и других социальных группах.

Необходимо отметить, что в зарубежной психологии проблема психологической привязанности рассматривалась в работах Т.Л. Голд-Фарб, Б. Тизард, Дж. Хейзан, Б.М. Шавер и др. выделены разнообразные научные направления изучения детских и взрослых типов привязанности. Человек имеет врожденную потребность в близости. Это открытие принадлежит британскому психоаналитику Джону Боулби — создателю теории привязанности.

В отечественной психологии проблема типов привязанности рассматривается в контексте конфликтов семейных отношений (Ю.Е. Алешина, С.В. Баныкина, Ю.В. Баскина, В.М. Басова, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская, С.Л. Колосова, В.А. Сысенко, М.А. Фурманов, Е.А. Шапошников).

Специфика психологического консультирования затруднений, возникающих в детско-родительских отношениях, описана в работах А.Н. Елизарова, Г.А. Ковалева, Н.В. Клюевой, И.А. Логиновой, Л.А. Петровской, А.С. Спиваковской и др.

6 стр., 2602 слов

Методы социально-психологической диагностики проблем семьи

Литература Основная Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. / Под. ред. Е.Г. Силяевой. – М., 2002. Семья в психологической консультации /Под. реб. А.А. Бодалева, В.В. Столина. – М., 1989. Системная семейная психотерапия (серия «Практикум по психотерапии) /Под.ред. Э.Г. Эйдемиллера. – СПб, 2002. Филипова Ю.В. Психологические основы работы с семьей. – Ярославль, 2003. ...

В различных информационных источниках даются понятия привязанности: Привязанность- (attachment) — поиск и установление эмоциональной близости с другим человеком. У ребенка существует врожденная потребность находиться в непосредственной близости сматерью. [1,с.135]

Привязанность- Чувство близости, тяготения, основанное на симпатии, преданности, любви к кому-то. [1,с.135]

Психологическая привязанность — привязанность к привычным переживаниям, к переживаниям близости и защищенности рядом с кем-то.

Основа привязанности — привычка к тем или иным удобствам и обстоятельствам, которую уже затруднительно (не хочется / больно / трудно / страшно) менять. Нередко привязанность принимает форму любви: заботимся, чтобы не потерять. Переживается привязанность разнообразно — как чувство близости, как любовь, как ощущение груза, как страх. [1, с.136]

Психологическая привязанность может быть и здоровой, и больной.

Здоровая (условная) привязанность — близкая эмоциональная связь, когда она нужна, и легкое прекращение привязанности, когда она неактуальна.

Больная (невротическая) привязанность — эмоциональная связь, когда представление о существовании без объекта привязанности вызывает страх и боль: ломку на уровне души. Привязанность к матери играет важную роль в отношениях ребенка с близкими на всех этапах его взросления, т.к. личность человека во многом формируется за счет его взаимодействия с людьми, с которыми он себя идентифицирует (родители, сверстники и др.).

Взаимоотношения в семье, в которой растет ребенок, влияют на его взаимодействие с близкими ему людьми, а также на формирование отношений со сверстниками, учителями и с различными социальными группами в дальнейшей жизни. [1,с.137] Привязанность играет важную роль в социализации, является широким понятием и выполняет важные коммуникативные функции в среде учащихся школы. Но многие аспекты, например, такие как складывание привязанности школьников, к авторитетным сверстникам, ведущим асоциальный образ жизни, из-за неспособности критически оценить негативные стороны другой личности и недостаточного осознания моральных норм, в связи с нарушением воспитания в семье и нехваткой привязанности, к близким родственникам начиная с младенческого возраста. Целостное понятие привязанности должно складываться из различных взглядов на данную проблему и должно включать положительные и отрицательные аспекты формирования привязанности. В психологии представлена недостаточно целостная картина психологической привязанности.

21 стр., 10325 слов

1.Описать понятие эмоциональных связей, их функции;

46 Тема курсовой работы «Факторы влияющие на создание и разрушение эмоциональных связей». Эмоциональная связь– это психологическое расстояние между членами семьи. В качестве двух основных дисфункций связи выделяют симбиоз (сверхвключенность) и разобщенность. Браки часто совершаются по принципу комплиментарности. Партнеру выросшему в симбиотической семье, не хватает свободы, а партнеру из ...

Недостаточно разработаны рекомендации родителям и учителям по оптимизации воспитания младших школьников, требуется дополнительная систематизация видов помощи оказываемых детям при нарушениях привязанности, отсутствии, либо складывании невротической привязанности. Поэтому, наряду с большими запросами практики в психологии фактически отсутствуют четкие основания для разработки проблемы, посвященной исследованиям взаимосвязи типов психологической привязанности, что делает очень актуальной исследуемую проблему.

Объект исследования: Эмоциональная сфера школьников;

Предмет исследования: Формирование привязанности школьников;

Цель исследования: Выявить влияние привязанности на нормальное развитие школьников;

Задачи исследования: Исследовать исходя из анализа литературных источников, взаимосвязь привязанности с социальной адаптацией и познавательной активностью школьников; выявить особенности школьников на различных этапах возрастного развития; разработать рекомендации родителям и учителям по оптимизации воспитания младших школьников.

1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРИВЯЗАННОСТИ

1.1 Понятие и определение привязанности в отечественной и зарубежной психологии Перейти к: навигация, поиск

Психологическая привязанность — близкая эмоциональная связь между людьми, проявляющаяся в первую очередь в желании постоянной близости. [1, с.135]

Психологическая привязанность — привязанность к привычным переживаниям, обычно к переживаниям близости и защищенности рядом с каким-то человеком. [1, с.135]

Основа привязанности — привычка к тем или иным удобствам и обстоятельствам, которую уже затруднительно (не хочется / больно / трудно / страшно) менять. Нередко привязанность принимает форму любви: заботимся, чтобы не потерять. Переживается привязанность разнообразно — как чувство близости, как любовь, как ощущение груза, как лишение свободы, как страх. [1, с.137]

Психологическая привязанность может быть как здоровой, так и больной. Здоровая (условная) привязанность — близкая эмоциональная связь, когда она нужна, и легкое прекращение привязанности, когда она неактуальна.

17 стр., 8075 слов

Деятельность психолого-медико-педагогической комиссии при работе с детьми, имеющими нарушения эмоционально-волевой сферы

... , что степень привязанности малышей к матерям зависела так же от особенностей реагирования последних на сигналы о потребностях младенцев. Таким образом, эмоциональные нарушения в детском ... . Но из этого совсем не следует снижение насыщенности, интенсивности эмоциональной жизни ребенка. Действия ребенка строятся на основе представлений о предмете, о желательном результате ...

Больная (невротическая) привязанность — эмоциональная связь, когда представление о существовании без объекта привязанности вызывает страх и боль: ломку на уровне души.

Привязанность — (attachment) — поиск и установление эмоциональной близости с другим человеком. Первичной является привязанность младенца к матери — у ребенка существует врожденная потребность, находится в непосредственной близости с другим человеком. Первичная привязанность возникает у ребёнка к матери и, позже, к другим воспитателям. Среди психоаналитиков есть мнение, что если формирование таких первичных привязанностей по каким-либо причинам затруднено или невозможно, то взрослый человек не сможет полноценно формировать привязанности и к другим людям, что серьёзно нарушает процесс его социализации и может быть причиной антисоциального расстройства личности. [1, с.135]

Отечественные психологи. В.В.Лебединский выделяет две основных функции эмоциональной регуляции: тоническую и регулятивную. Данные функции также могут быть “разнесены” на различные объекты, хотя в норме принадлежат матери. У детей, воспитывающихся в условиях материнской депривации, тоническая функция может закрепляться не только на взрослом, но и на другом ребенка, а также обеспечиваться с помощью аутостимуляции. Роль тонической функции состоит в поддержании оптимального состояния возбуждения нервной системы, необходимого для жизнедеятельности. Это состояние имеет вполне определенные физиологические параметры, характеризуемые как стеническое состояние, обеспечивающее уверенность и готовность к действию, которые субъективно переживаются как состояние эмоционального комфорта. Потребность в оптимальном состоянии возбуждения основана на потребности мозга в притоке стимуляции и является источником формирования потребности во впечатлениях. [2,с.28]

В отечественной психологии традиционно упор делался на эмоциональные переживания ребенка во взаимодействиях с взрослым. Мать первоначально рассматривалась как источник стимуляции, обеспечивающий удовлетворение потребности во впечатлениях. В первые недели жизни поведение матери (проявление положительных эмоций во взаимодействии с ребенком) обеспечивает возникновение на основе потребности во впечатлениях потребности в общении (в форме эмоционального взаимодействия) (Л.И.Божович).

8 стр., 3651 слов

Значима эмоциональная привязанность

... жестоко обращаются, у детей депрессивных матерей, которые сами страдают от неразрешенной проблемы утраты одного из собственных объектов привязанности. Исследования показывают: эмоциональная привязанность ребёнка на ранних этапах ... наследству механизмов, природных данных, явно недостаточно, чтобы ребёнок мог сам удовлетворить свои жизненные потребности, приспособиться к новой среде. Переход к новому ...

М.И.Лисина и ее последователи считают потребность в общении самостоятельной потребностью, но возникающей также в течении периода новорожденности на основе активного воздействия взрослого. Проявляя свое эмоциональное отношение, взрослый формирует у ребенка потребность в эмоциональном взаимодействии, которое является содержанием первой формы общения — ситуативно-личностной. Эмоциональная депривация ребенка в этом возрасте ведет к задержке и искажениям развития не только общения, но и всей эмоцианально-личностной сферы. Основное внимание уделяется структуре и содержанию эмоциональной сферы ребенка, хотя не отрицается влияние его эмоционального состояния на развитие познавательной сферы. Роль эмоционального общения в предупреждении и терапии депривационных последствий (госпитализм и его более мягкие формы) состоит не только в развитии самого общения и всех остальных форм деятельности (которые являются основным предметом исследования), но и в формировании и поддержании стабильного, благополучного (а точнее — эмоционально-положительного) состояния ребенка. [2,с.29]

Функции матери в обеспечении эмоционального комфорта ребенка более прицельно изучаются в рамках двух направлений отечественной психологии: в подростковом и предпоростковом возрасте, где искаженное материнско-десткое взаимодействие рассматривается как источник нарушения эмоционально-личностной сферы и психического здоровья ребенка. Сюда относятся исследования родительского отношения, родительской позиции, стиля детско-родительских взаимоотношений. Второе направление связано с изучением вариантов материнско-детских отношений и их последствий для психического развития ребенка в дошкольном возрасте. [2,с.29]

В рамках первого направления исследований выделяется базовое отношение к миру, которое формируется в раннем возрасте (А.Я.Варга).

Содержанием этой структуры является чувство базового доверия к миру (А.Я.Варга), активно-доверительное отношение к миру (М.В.Колоскова), устойчивый положительно-эмоциональный фон настроения. Формирование такого содержания субъективного опыта ребенка основано на поведении матери, которая помимо физиологических удовлетворения потребностей ребенка и потребности в эмоциональном общении, обеспечивает поддержку его активного, инициативного отношения к миру, воспринимает ребенка как субъекта на только потребностей, но и эмоциональных переживаний, активности. Выделяется потребность ребенка в доброжелательном внимании взрослого (Л.И.Божович), в эмоциональном взаимодействии со взрослым (М.И.Лисина), к трем месяцам проявляющаяся как устойчивая потребность в получении положительных эмоций от взрослого (С.Ю.Мещерякова), потребность обрести чувство уравновешенности и безопасности, достигаемая в контакте со взрослым (Г.В.Скобло).

13 стр., 6473 слов

Тема: Невербальное проявление эмоциональных состояний человека

... ;мимике и жестам эмоциональное состояние человека. Более того, это способны делать даже животные, и даже не рожденные дети в утробе матери. Нет прибора, который ... предполагает проявление целого ряда эмоций: ревности, привязанности, нежности, дружбы, радости, горя. То, что между видами чувств и эмоций существует лишь условная грань ...

Удовлетворение этих потребностей является условием нормального психического развития ребенка.[2,с.29]

Эти исследования также позволяют заключить, что чувство эмоционального комфорта служит показателем оптимального состояния ребенка в системе “Я-Мир”, и является необходимым условием его развития. Оно продуцируется положительным эмоциональным отношением матери, активно проявляемым в процессе взаимодействия с ребенком. Нарушение такого поведения матери (разные формы эмоциональной депривации) ведет к искажению психического развития ребёнка, причем во всех сферах. [2,с.29]

В исследованиях эмоционального состояния детей дошкольного возраста устойчиво положительное, комфортное эмоциональное состояние ребенка рассматривается как базовое, являющееся основой всего отношения ребенка к миру и влияющее на особенности переживания семейной ситуации, познавательную сферу, эмоционально-волевую, стиль переживания стрессовых ситуаций, отношение со сверстниками. Обобщенно такое базовое эмоциональное состояние характеризуется как чувство эмоционального благополучия. Выделяются три основных уровня эмоционального благополучия: высокий, средний и низкий. [2,с.29]

В гуманитарной психологии меньше внимания уделяется раннему онтогенезу, но состояние эмоционального комфорта и потребность в нем также специально выделяет. А. Маслоу в своей иерархии потребностей человека. Он выделяет потребность в безопасности, которая в раннем возрасте обеспечивается родителями. Это безопасность от страха, защита от боли, гнева, неустроенности. Она относится к потребностям первого уровня, и должна быть удовлетворена после удовлетворения потребностей нужды (физиологических).

10 стр., 4560 слов

Взаимоотношения детей подросткового возраста с людьми старшего поколения

Введение Данная тема взаимоотношений детей подросткового возраста и людьми зрелого (пожилого) возраста не является новой для современной психологической науки, но все равно анна не теряет своей актуальности, потому что взаимоотношения детей и родителей, бабушек и дедушек с внуками, учителей и их учеников остаются и играют важную, чаще даже решающую роль в становлении личности подростка в процессе ...

Удовлетворение потребности в безопасности служит необходимым условием для возможности удовлетворения потребностей второго уровня — потребностей развития. Удовлетворение потребности в безопасности продуцирует чувство благополучия. Для его возникновения и стабилизации необходимо стабильное окружение и уверенность в его стабильности и закономерности. Это обеспечивается зависимостью ребенка от родителей, которая и стимулирует родителей такое окружение создавать и поддерживать. В этом состоит конструктивная роль зависимости в раннем детстве. Чувство безопасности создается заботой родителей, поддержкой и проявлением их любви к ребенку. [3,с.19]

Общим заключением, следуемым из этих подходов, является констатация потребности ребенка в наличии и поддержании чувства безопасности и уверенности в его обеспечении со стороны взрослых, в первую очередь — матери. Оно обеспечивается проявлением заботы взрослого и демонстрацией ребенку своего положительно-эмоционального отношения к нему. В результате у ребенка, во-первых, возникает и поддерживается чувство эмоционального комфорта, а во-вторых, возникает привязанность к взрослому, который этот комфорт обеспечивает. Наличие привязанности ко взрослому и поведение привязанности обеспечивает ребенку уверенность в поддержке взрослого и своевременное ее получение. [3,с.19]

Феномен привязанности матери и ребенка в последние годы находится в центре внимания исследователей. Ему придается большое значение в формировании эффективного материнского поведения, в приспособлении ребенка к окружающему миру, в его гармоничном развитии. Среди исследований, посвященных этой теме можно выделить два основные направления: сравнительно-этологическое и психоаналитическое. [4,с.76]

В рамках этологического направления привязанность рассматривается как врожденный биопсихический механизм, объединяющий большинство видов животных с человеком (Д. Боулби, M.Д. Эинсворт, Д.Н. Штерн, M.Губерт, К. Лоренц и др.).

[4,с.76]

Крейслер показал насколько психосоматическое равновесие ребенка тесно связано с эмоциональным контактом с матерью. Ее поведение при этом рассматривается как ответное и комплиментарное врожденному репертуару поведения младенца. [4,с.76]

Как любой акт социального поведения, имеющий принципиальное значение для выживания вида, поведение привязанности имеет специфические селективные и пусковые механизмы: морфологические черты, особые запахи, движения и позы. [4,с.76]

Специфически человеческим стимулом считается улыбка младенца (Р.Спитс).

[4,с.76]

Более филогенетически древним, но не менее значимым для возникновения привязанности является обонятельная стимуляция (Mонтагнер, 1974, Энген,1965), наряду с визуальными сигналами, тактильной стимуляцией при сосании, акустической. [4,с.76]

В работах этого направления анализируется, как влияет синхронность взаимодействия в диаде «мать-дитя» и личностные качества матери на качество привязанности ребенка и ее прочность. [4,с.76]

В отличие от этологов, которых преимущественно интересовали взаимодействия ребенка и матери в послеродовой период, психоаналитически ориентированные исследователи сместили фокус своих интересов на психическую историю самой матери и период ее беременности, дополняя объективные исследования привязанности концепцией их «фантазматического» взаимодействия. [4,с.76]

Они сконцентрировали внимание на значении формирования образов ребенка, в воображении будущей матери, в принятии ею своего новорожденного ребенка. Роли фантазий беременных в настройке «материнского инстинкта» посвящены исследования: Д. Пине,1972; С.Лебович, C.Боннет, Саватье. [4,с.76]

Было обнаружено, что фантазии матери относительно беременности и ребенка могут вызывать дисфункцию отношений в диаде, нарушая нормальную привязанность. [4,с.76]

Отношения матери с ребенком определяются ее собственной историей до и после рождения. Так, по мнению Д.Пине, внутренние конфликты и тревоги, относящиеся к прошлым стадиям развития, оживают в данной кризисной точке человеческой жизни (беременности) и воздействуют на реальный образ ребенка. [4,с.76]

Эти конфликты могут включать как положительные, так и отрицательные проявления как своего «эго», так и партнера женщины, включать продолжение амбивалентных взаимоотношений с ее родителями и сиблингами (Бибрингетал) [4,с.76]

Отсюда следует — для того чтобы могло сформироваться чувство привязанности к ребенку женщина должна во время беременности интегрировать реальность и подсознательные фантазии, надежды и мечтания, относящиеся к ребенку (Д.Пине) [4,с.76]

Привязанность — это желание быть рядом с человеком, вызывающим у вас такие чувства, которые не вызывают другие люди. Он отличен от других. У вас установилась какая-то особая душевная близость. Это понимание друг друга на каком-то глубинном уровне, который не передашь словами, а его можно только чувствовать. Он со-настроен на вас. Вы звучите в одной тональности. Привязанность — это желание войти в эту со-настроеность и быть близким, быть в гармонии. Вам эта близость нужна, потому что обычно вы ее не испытываете ни с кем другим. [5,с.13]

Привязанность возникает тогда, когда при встрече с человеком, или после какого-то времени проведенного с ним, у вас возникает к нему теплое чувство, вы открываетесь, вы доверяете, вам хорошо. А так как мы, люди, любим, чтобы нам было хорошо, то мы, стремится быть там, где это «хорошо» есть. И именно эта тяга получить «хорошо» и есть привязанность. Это так же как иметь любимый сорт чая, любимую машину или человека. В основе наших выборов всегда лежит «хорошо». Если и есть люди, которые привязываются к «плохо», то это потому, что через это «плохо» они как-то получаются хорошо. Например, жена ругается с мужем и в этот момент получает «плохо», но после ругани муж прыгает перед ней и пытается загладить свою вину, в этот момент она получает «хорошо» и к этому «хорошо» привязывается. Длинный путь, конечно, и несет много проблем, но «хорошо» для нас важнее всего. [5,с.13]

Сам факт того, что привязанности у тебя возникают, может говорить о том, что обычно ты не со-настроен с другими людьми. У тебя не получается входить с ними в резонанс. Обычно ты с ними в диссонансе. Ты не умеешь, или не хочешь, быть гармоничным с окружающими. Может быть, ты считаешь, что невозможно быть гармоничным со всеми? Ты ошибаешься. Гармония начинается с тебя, а подхватывает ее другой человек. Человек всю свою жизнь стремится построить так, чтобы быть в гармонии, быть в «хорошо». Не всегда это успешно получается, но это уже вопрос выбора пути, а цель всегда одна — гармония и «хорошо».[6,с.23]

Одна из причин дисгармонии, нежелания первому открываться — твое недоверие к человеку рядом с тобой. Ты доверяешь людям, которых уже знаешь. Ты их уже проверил. Ты не боишься, что они тебя подведут или обманут. Но людям незнакомым или знакомым мало ты изначально не доверяешь. И логически — это правильно. Как можно доверять, не зная человека? Но именно в этом месте твоя логика неверна. Ее неправильность вот в чем: ты ждешь от нового знакомого подтверждения того, что ты можешь ему доверять, при этом изначально ему недоверяя. Он чувствует твое недоверие и тоже не доверяет тебе. И это правильно. Ведь и ты не ответишь искренностью тому, кто лжет? Почему тогда ты ожидаешь, что ответом на твое недоверие будет доверие? Изначально не доверяя людям, мы лишаем себя возможности получить «хорошо», и тогда те редкие люди, которым мы доверяем, становятся для нас значимыми людьми. Они дают нам «хорошо», и мы тянемся к ним. Мы к ним привязываемся. А причина привязанности в том, что мы хотим доверять, нам требуется быть открытыми, мы хотим быть душевно близкими с другими людьми. Это наша базовая потребность. Но мы привыкли не доверять, не проверив человека, поэтому до того момента, как он станет для нас своим, он для нас остается не своим, а если сказать сильнее — он остается врагом до того момента, пока не докажет, что он друг. Сколько у тебя врагов, созданных твоим недоверием? Ты сам их создаешь. На самом деле их гораздо меньше. Ты своим изначальным настоем «ты — враг» создаешь врага, даже не зная человека, а потом ты пытаешься врага убедить в том, что вы можете быть друзьями. Какой долгий путь. Не проще было бы изначально заводить друзей, а уж потом, когда они покажут, что они не друзья, переводить их в разряд врагов, в категорию тех, кому ты не доверяешь? [6,с.23]

То, что ты изначально не доверяешь людям, говорит о том, что ты боишься показаться или оказаться уязвимым. В твоей душе есть больные места, которые ты не хочешь открывать никому, даже близким людям, даже самому себе. Тебе кажется, что ты будешь незащищенным, если позволишь себе открыться другому человеку. И чем больше ты закрываешься, тем труднее тебе будет открыться. Ведь это привычка — быть закрытым. [6,с.23] Но возникает вопрос: а надо ли открываться людям? Ответ — надо. Даже в бизнес-отношениях доверие — это основа бизнеса. Но любое доверие здесь подкрепляется договоренностями и финансовыми страховками — депозитами. Но мы говорим про отношения людей, и здесь все гораздо проще. Мы говорим лишь только о доверии как о способности открыться другому человеку, показать ему себя такого, какой ты сейчас есть, а не играть перед ним роль, которая является лишь маленькой частью тебя. [6,с.23]

Да, может получиться и так, что человек узнав тебя настоящего, отвернется от тебя. Ну и что? Это означает лишь то, что человек этот такой, который судит людей и делит их на плохих и хороших. А еще для тебя это может быть сигналом к тому, что тебе надо заняться собой и сделать себя, свою душу, свою суть лучше. Это означает, что тебе есть, еще куда расти. И это здорово. Не открывая себя людям, ты привыкаешь не открывать себя себе. Ты прячешь себя от себя и скрываешь те свои стороны, которые мешают тебе быть самим собой, быть Божественным. Ты стараешься приукрасить себя перед собой, так же, как и перед другими людьми. Ты врешь и им, и себе. И эта ложь создает внутри тебя зияющую брешь, с одной стороны которой находится то, что ты в себе принимаешь и с удовольствием людям и себе показываешь, а с другой стороны, скрыта твоя темная часть, которую ты не показываешь даже самому себе. Ты стараешься забыть про нее, но где-то в глубине души чувствуешь, что с тобой что-то не так, однако ты даже не можешь сообразить — что не так. Ты заврался и запутал сам себя. Честность к самому себе — вот что может помочь тебе перестать быть раздвоенным. Честный взгляд на свои страхи может дать тебе возможность изменить их. Осознав свою ревность, заметив причины ее и приняв их, ты вбираешь в себя еще одну свою часть, которая до этого существовала где-то в твоем теле, но не в тебе, нельзя состоять из множества частей, одни из которых тебе нравятся, а другие нет. Это путь в никуда. Кусок метала прочнее кучки железных опилок. [6,с.24]

В семье доверие — это основа прочных и счастливых отношений. Если ты не доверяешь любимому, если ты не можешь поделиться с ним своими опасениями, сомнениями и непонятными мыслями, то он не может поддержать тебя. Вы не можете разрешить конфликт, потому что суть конфликта не в наших действиях, а в нашем характере, а нашей личности, в наших жизненных принципах и стереотипах. Если любимый не знает, что в тебе болит, он не может тебе помочь. Он пытается, конечно, догадаться, но как он это может сделать, если ты сам не знаешь себя? [6,с.24]

Понимание начинается тогда, когда мы снимаем с себя все маски и обнажаем душу. Я показываю себя близкому таким, какой я сейчас есть. Со всеми моими страхами и сомнениями, со всеми своими неуверенностями и зависимостями. Я говорю любимому человеку — вот, сейчас я такой. И, конечно, я ожидаю в ответ не смех над моими слабостями, а понимание моих слабостей. Не насмешку над моими страхами, а дружескую руку помощи в борьбе с ними. Не ехидную усмешку в ответ на мои опасения, а открытую, добрую улыбки, дающей силу. [6,с.25]

Но тут существует опасность, что доверие не будет принято. Что открытость удивит и шокирует человека, который просто не привык к таким отношениям. Ведь нас приучили все время показывать не то, что мы есть на самом деле. Каждую минуту мы притворяемся. Когда на душе тоска, мы в ответ на вопрос: как себя чувствуешь, бодримся и твердим — хорошо, нет проблем. Если нам протягивают дружескую руку помощи, мы отталкиваем ее, потому что не хотим показать, что она нам нужна. Мы отвыкли доверять и привыкли отталкивать доверие. Тем самым мы создаем вокруг себя мир, где каждый врет каждому о себе. Мы отучаем друг друга доверять и принимать доверие. Тем самым мы создаем мир вражды вокруг себя, и в этом мире нам приходиться жить. Причина недоверия разнообразные страхи. А причина страха — слабость. У каждого из нас есть свои слабые места. Мы знаем про них, но забыли, потому что не хотим признаваться в своей слабости самим себе. Опять же — нас так научили: нельзя быть слабым. Особенно это касается мужчин. Если женщин наоборот учили быть слабыми, что тоже не является лучшей опорой характера для человека, то мужчин учили тому, что настоящий мужчина слабости не показывает. Если он умирает, то смеясь врагам в лицо, а если любит, то страдая, но, не показывая это никому. Настоящий мужчина, в представлении народа — это тот, кто с одним и тем же выражением лица и любит и ненавидит. Все его чувства внутри. Но и внутри они сдерживаются, чтобы, не дай бог, не прорваться наружу. Мужчина всегда сдерживает свои чувства. Если радость, то в полнакала, чтобы косо никто не посмотрел и только по официально разрешенному поводу — свадьба, например. Если горе, то с одной скупой мужской слезой, которая с трудом выбралась из-под набрякшего века. Мужчина почти всегда зажат. Как его когда-то научили, так он и живет. Но такой подход заставляет его все силы бросать на борьбу со своими эмоциями. Желание доверять — это нормальное, живое чувство каждого человека.

Недоверие — вот что для нас неестественно. Душа любит и хочет доверять, и если бы все люди были чисты в своих помыслах, то вопрос о недоверии просто не поднимался бы. Но мы живем в мире, где обман и интриги — это часть жизни, поэтому недоверие для нас является средством защиты. Ведь, по сути, в жизни проблем нет, только наше присутствие их создает. Если бы мы не оценивали ситуацию как трудную для нас, она могла бы быть легкой. Или вообще не быть ситуацией, а лишь рядовым эпизодом из жизни. [6,с.26]

Противоположностью привязанности является одиночество (или переживание утраты).

Парадокс привязанности в том, что мы должны привязываться к тем, кого неизбежно потеряем. Поэтому страхи утраты и оставления — это всегда присутствующая тень привязанности. Быть привязанным — значит подвергать себя риску боли утраты. Одно из худших переживаний в жизни — это позвонить другу, когда ты больше всего в нем нуждаешься и не застать его. Оставшееся без ответа обращение к другому вызывает чувство полного одиночества в этом мире. Если бы мы никогда не привязывались, то были бы неуязвимы к потере и оставлению. “ Уход, отсутствие того, к кому мы привязаны, запускает болезненное чувство угрозы потери, поэтому зачастую даже негативная реакция более желательна, чем ее отсутствие. Вследствие этого люди могут быть очень привязаны к тем, кто их обижает и даже причиняет эмоциональный или физический вред. Рассерженный родитель, по крайней мере, присутствует. Власть привязанности может превзойти любые другие потребности, и даже голос разума. В жизни мы может найти множество примеров этому. Женщина может возвращаться к мужу, который ее избивает. [7,с.38]

В результате многочисленных исследований были выявлены три основных стиля привязанности: безопасный, избегающий, тревожно-амбивалентный. Как показали исследования, стиль привязанности оказывает влияние на взаимоотношения человека с другими людьми, а также на его самооценку. Стили привязанности связаны с выбором партнера и стабильностью любовных отношений, с развитием депрессий у взрослых, а также со способностью преодолевать жизненные кризисы. [8,с.36]

Стиль привязанности, по-видимому, также связан с отношением к работе. Те, кто обладают безопасным стилем привязанности, на работе чувствуют себя уверенно; они относительно свободны от страха сделать ошибку и не позволяют, чтобы личные отношения мешали их работе. Люди с тревожно-амбивалетным стилем привязанности очень сильно зависят от похвалы и страха отвержения, и, кроме того, они допускают ситуации, когда личные отношения и работа начинают входить в противоречие друг с другом. Те же, кто обладают избегающим стилем привязанности, используют работу, чтобы избегать социальных взаимодействий, хотя в финансовом отношении дела у них могут идти хорошо, они часто не удовлетворены работой. [9,с.67] Детство — период, когда закладываются фундаментальные качества личности, обеспечивающие психологическую устойчивость, позитивные нравственные ориентации на людей, жизнеспособность и целеустремленность. Эти духовные качества личности не развиваются спонтанно, а формируются в условиях выраженной родительской любви, когда семья создает у ребенка потребность быть признанным. [9,с.36]

Изучение привязанности ребенка к матери — одно из ведущих направлений зарубежной экспериментальной психологии на протяжении последних десятилетий. В русле этологического подхода связь мать — дитя трактовалась как форма запечатления, были получены доказательства того, что взаимодействие матери и новорожденного в первые часы после рождения оказывают влияние на последующее общение. В частности, было показано, что эмоциональные связи ребенка с матерью усиливаются благодаря наличию взаимодействия в первые часы жизни ребенка, а разлука матери и ребенка в этот период может привести к негативным эффектам. Однако другие исследования не подтвердили установления эмоциональных специфических связей между матерью и новорожденным сразу после рождения. Х. Р. Шеффер обратил внимание на то, что новорожденный имеет определенные биологические механизмы, лежащие в основе потребности устанавливать эмоциональную связь с кем-либо. [10,с.21]

1.2 Теория привязанности

Теория привязанности — это психологическая, эволюционная, и этологическая теория о взаимоотношениях между людьми. Основное положение теории привязанности состоит в том, что для нормального социального и эмоционального развития ребенку необходимо установить взаимоотношения хотя бы с одним человеком, который бы о нём заботился («воспитателем», или «опекуном»).

Теория была сформулирована психиатром и психоаналитиком Джоном Боулби. В рамках этой теории детское поведение, связанное с привязанностью, главным образом, представляет собой поиск близости с объектом привязанности в стрессовых ситуациях. Дети привязываются к тем взрослым, которые чувствительны и отзывчивы при социальном взаимодействии с ними, и которые устойчиво играют роль воспитателя на протяжении нескольких месяцев в период от 6 месяцев до 2 лет возраста ребёнка. Во второй половине этого периода дети начинают использовать объекты привязанности (знакомых людей) как надёжную базу, от которой начинается изучение мира и к которой они периодически возвращаются. Ответные родительские отношения приводят к развитию типов привязанности, а они, в свою очередь, приводят к внутренним рабочим моделям, которые будут определять чувства, мысли и ожидания в последующих взаимоотношениях. Беспокойство или скорбь после утраты объекта привязанности считается нормальной и адаптивной реакцией для ребёнка. Такие стратегии поведения могли развиться из-за того, что они увеличивают вероятность выживания ребёнка. Исследования, проведённые в 1960-х и 70-х годах Мэри Эйнсворт, специалистом по психологии развития, заложили базовые понятия, в частности, понятие «надёжной базы», и развили теорию нескольких типов привязанности детей: безопасной, избегающей и тревожной. Четвёртый тип, дезорганизованная привязанность, была определена позже. В 1980-х годах теория была расширена и включила привязанность взрослых. Элементы поведения, связанного с привязанностью, можно найти и в других типах взаимодействия, включая взаимоотношения со сверстниками для всех возрастов, романтическое и половое влечение, а также заботу о детях или больных и пожилых людях. [11,с.139]

Чтобы разработать всеобъемлющую теорию природы ранней привязанности, Боулби исследовал ряд научных областей, в частности, эволюционную биологию, теорию объектных отношений (доктрина психоанализа), теорию систем управления, а также отделы этологии и когнитивной психологии. После предварительных статей, публикуемых с 1958 года, Боулби описал полную теорию в трилогии «Привязанность и потеря». В первое время теория Боулби подвергалась критике со стороны академической психологии, а психоаналитическое сообщество исключило его за отступление от канонов психоанализа; однако с тех пор теория привязанности стала «основным подходом к пониманию раннего социального развития, и привела к всплеску практических исследований по формированию близких взаимоотношений у детей». Позднее критика теории стала, связанной с темпераментом, сложностью социальных взаимодействий и ограничениями отдельных типов для классификации. По результатам практических исследований теория привязанности была существенно переработана. Теория привязанности легла в основу новых способов лечения и обосновала некоторые существующие, её положения были использованы при разработке стратегий социальной защиты детей, направленных на поддержку отношений привязанности в раннем возрасте. [11,с.139] Джон Боулби ввел термин привязанность, который превратился в важнейшее понятие нового теоретического подхода, объединившего этологию и психологию в стремлении понять истоки уз, связывающих ребенка с матерью. Этологическая теория и привязанность. Исследования животных говорят о том, что прочные привязанности образуются благодаря процессу импринтинга, происходящего за короткий интервал времени в течение раннего критического периода жизни. Этология предположительно объясняет образование связи между самкой и ее детенышем как результат взаимодействия генетически запрограммированных форм поведения, важных для выживания вида, со средой обитания. Конрад Лоренц, пионер в области исследований импринтинга, наглядно показал, что недавно вылупившиеся птенцы диких гусей устремляются к первому, ближайшему к ним, движущемуся объекту или субъекту, который встречается им вскоре после рождения, и далее неотступно следуют за ним. НикоТинберген доказал, что реакция нападения/бегства у животных развивается в ритуальное демонстративное поведение. Роберт Заслоу на основе исследований патологии привязанности, обнаруживаемой при раннем детском аутизме, пришел к заключению, что формирование привязанности зависит от двух связывающих цепей поведения: а) обеспечение телесного контакта, необходимого для формирования близости и базисного доверия, и б) обеспечения контакта глаз и диалогического взаимодействия, необходимых для развития интеграции, фокуса и направления поведения. [11,с.140]

Теория научения и привязанность. Приверженцы теории научения подчеркивали важность кормления как механизма подкрепления для развития привязанности к матери как приобретенного процесса. Удовлетворение первичного драйва голода (пищевого побуждения) имеет следствием образование положительной привязанности к матери благодаря вторичному подкреплению в ситуации кормления. Новая фаза в развитии теории научения наступила после того, как Гарри Харлоу в серии экспериментов с искусственными матерями (манекенами) обезьян установил, что орального удовлетворения путем кормления было недостаточно для образования П. и проявлений чувства любви. Развитие привязанности. В общем, возникновение привязанности — это поэтапный видоспецифичный процесс. В самом начале младенец привязывается ко всем людям, демонстрирующим типичные для человека, как биологического вида формы поведения, совместимые с актуальным поведением младенца. Боулби описывает развитие поведенческого аспекта привязанности в виде четырех фаз: а) ориентация и сигналы как общая реакция на людей, без выделения конкретного чел.; б) ориентация и сигналы, направленные на одного или нескольких выделенных ребенком людей; в) сохранение пространственной близости к конкретному чел. посредством локомоции и сигналов; г) образование рецепторной связи с людьми. Сильные привязанности к конкретным людям появляются примерно в 7-месячном возрасте и обнаруживают себя в форме боязни незнакомых людей. Младенцы выражают протест в форме гнева и сопротивления, когда их разлучают с чел., к которому они привязаны. Реакции протеста усиливаются в незнакомой обстановке, что указывает на наличие привязанности не только к людям, но и к месту. Сила протеста и потребность в пространственной близости к лицу, к которому привязанности снижаются по мере развития познания и памяти, так как разлука начинает восприниматься ребенком как временная. Качество привязанности. Постоянство и сила привязанности зависят от особенностей паттернов взаимодействия между ребенком и родителями. Безусловная привязанность развивается при сочетании любяще-заботливого поведения родителей с выраженными реакциями сопротивления и гнева у ребенка на отделение от родителей. Хроническое, не снимаемое раздражение у родителя и ребенка нарушает формирование привязанности. Было установлено, что ритм и согласованность действий влияют на качество привязанности. Младенцы больше привязаны к родителю, который быстро реагирует на их сигналы и самопроизвольно инициирует взаимодействия. Последующие исследования М. Эйнсворт показали, что качество привязанности зависит от стимуляции и контролирования обстановки и ребенка. Эйнсворт установила, что младенцы могут испытывать уверенность или беспокойство в отношении лица, к которому привязаны, что сказывается на качестве и прочности привязанности. Привязанность и психопатология. Боулби показал, что после образования первичной положительной С. между матерью и младенцем (примерно через полгода после рождения) реакция малыша на разлуку с матерью имеет 3 характерных фазы. Первая фаза представляет собой выражение «протеста» — плач и гнев, с помощью которых ребенок пытается добиться возвращения матери. Если это не удается, фаза протеста сменяется периодом «отчаяния», характеризуемым уходом, депрессией и снижением активности. Наконец, наступает фаза «отстранения», в которой младенец становится относительно невосприимчивым к окружающим его людям. Обращенный на мать гнев ребенка является главной характеристикой этого паттерна: он прямо выражается в фазе протеста и косвенно — в фазе отстранения. Боулби утверждал, что «опыт отделения» (т. е. разлучение с матерью) вызывает глубокую и яростную ненависть к матери. Наблюдения Боулби, касающиеся случаев разлучения с матерью или ее утраты, подтверждаются исследованиями Эйнсворт, проведенными на детях, и рядом исслед., выполненных на низших обезьянах. Рене Спитц охарактеризовал анаклитическую депрессию как состояние, в котором младенец, разлученный с матерью вследствие госпитализации, становится полностью безучастным к происходящему. Заслоу и Брегер, имея целью, изучение привязанности, провели анализ раннего детского аутизма, который сопровождается отделением и утратой С. с матерью. Они сделали несколько теоретических выводов, применимых к нормальному формированию и психопатологии привязанности у людей. Первый вывод состоял в том, что удерживание ребенка в состоянии выражения протеста, характеризующегося младенческим плачем (криком), формирует цикл напряжения/расслабления, который является основным элементом положительной (безусловной) привязанности. Чем сильнее выражение этого «протеста», тем больше расслабление и сильнее С. между ребенком и родителем. Второй вывод заключался в том, что социально-аффективная привязанность формируется к лицу, а не к груди. Такие видоспицифичные для человека формы поведения, как улыбка, плач со слезами, говорение и слушание, играющие важную роль в поддержании тесного — «лицом к лицу» — общения, как раз и отсутствуют у аутичного ребенка, активно противящегося контакту глаз и тесным интеракциям. Такая форма реагирования обеспечивается альтернативной поведенческой цепью по типу реакции нападения/бегства, вызываемой напряжением от продолжительного контакта глаз и обнаруживаемой у низших биологических видов. Общий вывод Боулби, касающийся теории привязанности и ее отношения к психопатологии, звучит следующим образом: теория привязанности представляет собой научно обоснованную систему, объединяющую понятия психоанализа, этологии, когнитивной теории и теории управления. [11,с.143]

1.3 Психология дружбы, психология аттракции

Психология дружбы, была связана с психологическими исследованиями межличностной аттракции. [12,с.42]

Прежде всего, слово «дружба» имеет не одно, а несколько различных значений. И не только в наше время. Две тысячи лет тому назад это обнаружил Аристотель, который как раз и пытался дать определение различным типам дружбы, чтобы выделить среди них истинную дружбу. Он различает главным образом дружбу, основанную на интересе, и дружбу благородную, которая одна только и заслуживает права считаться настоящей. Поэтому даже в Древней Греции отношения, связывающие двух деловых людей, воспринимались не как дружба, а как заинтересованность в успехе общего дела. Тогда дружба между политическими деятелями тоже часто рассматривалась как способ достижения успеха в политике. [12,с.42]

Итак, если мы коротко перечислим наиболее употребительные значения этого слова, то увидим, что в большинстве случаев слово «дружба» имеет мало общего с нашими представлениями о настоящем друге. [12,с.42]

Значение первое: знакомые. Большинство людей, которых мы считаем своими друзьями, на самом деле всего лишь наши знакомые, то есть те, кого мы выделяем из окружающей нас безликой массы. Нам известны их заботы, их проблемы, мы считаем их близкими нам людьми, обращаемся к ним за помощью и сами охотно им помогаем. У нас с ними прекрасные отношения. Но нет полного откровения, мы не доверяем им свои самые сокровенные желания. Встреча с ними не делает нас счастливыми, не вызывает у нас невольной радостной улыбки. Если к ним приходит успех, если они получают какую-нибудь награду или на них «сваливается» неожиданное везение, мы не радуемся за них, как за самих себя; ко многим связям подобного типа примешиваются сплетни, зависть, вражда. Часто за внешне сердечными отношениями прячутся глубинные конфликты. Конечно, это не посторонние нам люди, между нами существует определенная близость. Но зачем же называть дружбой столь различные на самом деле типы отношений? Речь идет о неверном употреблении слова. Так было в прошлом, так продолжается и сейчас. [12,с.42]

Значение второе: коллективная солидарность. Нужно отличать, как это делали древние, дружбу от солидарности. В последнем случае друзья — это те, кто сражается на нашей стороне, скажем, во время войны. С одной стороны, друзья, с другой — враги. В такой солидарности нет ничего личностного. Человек, одетый в тот же мундир, что и у меня, — друг, но я ничего о нем не знаю. К этой же категории относятся формы солидарности, существующие в сектах, в партиях, в церкви. Христиане зовут друг друга братьями или друзьями, социалисты — товарищами, фашисты — камрадами. Но во всех этих случаях мы имеем дело с коллективными, а не чисто личностными отношениями. [12,с.42]

Значение третье: функциональные отношения. Они относятся к типу личностных связей, основанных на социальной функции. Здесь мы встречаемся с «утилитарной» дружбой; такова дружба между компаньонами или между политическими деятелями. В этом виде отношений присутствует минимум любви, они длятся до тех пор, пока существует интерес, который требует общей заботы. Сюда же входят многочисленные профессиональные взаимоотношения, отношения между коллегами по работе и между соседями по дому. [12,с.43]

Значение четвертое: симпатия и дружелюбие. Мы подходим к той категории людей, с которыми нам хорошо, которые нам приятны, которыми мы восхищаемся. Но и в этом случае слово дружба следует употреблять очень осторожно. Такие эмоциональные связи часто поверхностны и непродолжительны. [12,с.43]

Что же в таком случае понимаем мы под словом «дружба»? Интуитивно оно вызывает представление о чувстве глубоком, честном, предполагающем доверие и откровенность. Эмпирические исследования тоже показывают, что подавляющее большинство людей именно так представляет себе дружбу. В своей последней книге Райзман, изучив огромный материал, написанный на эту тему, дал следующее определение дружбы: «Друг — это тот, кому доставляет радость делать добро другому, и кто полагает, что этот другой испытывает к нему те же чувства». Это определение Райзмана ставит дружбу в число альтруистических, искренних чувств. [12,с.43] Дружбу можно разделить на три типа по возрастным категориям: детская, юношеская и взрослая. [12,с.43]

Юношеская дружба. Юность — период наиболее интенсивного и эмоционального общения со сверстниками, групповой жизни и т.д. В основе юношеской тяги к дружбе — страстная потребность в понимании другого и себя другим и самораскрытии. «Счастье — это когда тебя понимают», — говорит юный герой фильма «Доживём до понедельника». Одной из главных неосознаваемых функций юношеской дружбы является поддержание самоуважения. Дружба иногда выступает и как своеобразная форма психотерапии, позволяя молодым выразить переполняющие их чувства и найти подтверждение того, что кто-то разделяет их сомнения, надежды и тревоги. [12,с.43]

Юношеская дружба не только склонна к исповедальности, но и чрезвычайно эмоциональна. И выражена эмоциональность не столько в словах и предложениях, сколько в характерных интонациях, акцентах, недоговорённости, недомолвках, которые подросток при всём желании не смог бы перевести в понятия, но которые доносят до его друга-собеседника тончайшие нюансы его настроений, оставаясь бессмысленным и непонятным для постороннего слушателя. Этот «пустой» разговор психологически важнее и значительнее «содержательной» светской беседы о высоких материях. Нуждаясь в сильных эмоциональных привязанностях, молодые люди подчас не замечают реальных свойств партнера. При всей их исключительности дружеские отношения в таких случаях обычно кратковременны. [12,с.43] Соотношение дружбы и любви представляет в юности сложную проблему. С одной стороны, эти отношения кажется более или менее альтернативными. Появление любимой девушки снижает эмоциональный накал однополой дружбы, друг становится скорее добрым товарищем. С другой стороны, любовь предполагает большую степень интимности, чем дружба, она как бы включает в себя дружбу. [12,с.43]

Виды дружбы: Духовная дружба — взаимное обогащение и дополнение друг друга. Каждый восхищён и очарован превосходством другого. Тем самым он дает своему другу возможность получить столь желанное признание: что может быть прекраснее, если тебя ценит и понимает тот, за кем ты признаешь это право. Самое удивительное заключается в том, что каждый чувствует себя совершенно непохожим на другого и восхищается именно теми качествами, которых нет у него самого. [12,с.44]

Творческая дружба — это оба друга сохраняют свою ярко выраженную индивидуальность. Более того, дружба помогает творчески дополнять личность каждого из друзей, придать законченный характер их индивидуальности. Будничная дружба может существовать и развиваться только при условии непосредственной территориальной близости. Друзья обязательно должны жить рядом, оказывать друг другу услуги, обращаться за помощью, ходить вместе в кино. Как правило, такая дружба подкрепляется каким-то постоянным поводом для встреч. Это может быть общая работа. Врачи, например, чаще всего дружат с врачами. [12,с.44]

Семейная дружба на первый взгляд кажется полным антиподом дружбы творческой, но это не так. Для рассматриваемого нами типа дружбы характерно то, что наш друг, в сущности, становится другом всей семьи. А если речь идет о супружеской паре, у которой есть дети, можно со всей очевидностью говорить о дружбе семьями. [12,с.44]

Разновидности дружбы. Понятие романтической дружбы крайне неопределенно. Оно, то обозначает дружбу эпохи романтизма, включая и предшествовавший ей период «бури и натиска», то соотносится со специфическими представлениями о дружбе, имевшими хождение в кругу немецких поэтов-романтиков, то ассоциируется с психологическим типом «романтической личности». Романтический канон дружбы означал резкое повышение требований к ее интимности и экспрессивности и ассоциацию «истинной дружбы» с той частью жизни человека, которая приходится на юность. [12,с.44]

В эротической дружбе нет места обольщению и желанию распоряжаться судьбой другого, иметь над ним власть. Настоящая эротическая дружба — это бескорыстный порыв, направленный на то, чтобы совершенствоваться самому и помочь в этом другому. Без мелочных подсчетов всех «за» и «против», без желания удержать, повелевать, влиять, направлять. Друг принимает своего друга с любовью и старается доставить ему радость. Неважно, ждал ли он его, или тот пришел неожиданно. Друг отдает, ничего не прося взамен, и получает, ничего не спрашивая. Если эротике удается всё это освоить, а иногда ей это удается, она может жить рядом с дружбой. В противном случае она ее разрушает. [12,с.44]

Аттракция — (от франц. attraction — притяжение, привлечение, тяготение) — обозначает процесс взаимного тяготения людей друг к другу, механизм формирования привязанностей, дружеских чувств, симпатий, любви. Сформировать аттракцию — значит вызвать к себе положительное отношение, то есть расположить к себе. Зачем нужна аттракция? Нет плохих людей — есть плохие отношения. Слово «аттракция» обозначает буквально притяжение, влечение. В социальной психологии понятие «межличностной аттракции» определяют как когнитивный (познавательный) компонент эмоционального отношения к другому человеку, или как некоторую социальную установку, или, наконец, как эмоциональный компонент межличностного восприятия. [12,с.44]

Психология аттракции охватывает:

1. Потребности субъекта, побуждающие его выбирать того или иного партнера;

2. Свойства объекта (партнера), стимулирующие интерес или симпатию к нему;

3. Особенности процесса взаимодействия, благоприятствующие возникновению и развитию диадических (парных) отношений;

4. Объективные условия такого взаимодействия (например, принадлежность к общему кругу общения).

[12,с.45]

Аттракция — это и процесс формирования привлекательности какого-то человека для воспринимающего, и продукт этого процесса, т.е. некоторое качество отношения. Эту многозначность термина особенно важно подчеркнуть и иметь в виду, когда аттракция исследуется не сама по себе, а в контексте третьей, перцептивной, стороны общения. С одной стороны, встает вопрос о том, каков механизм формирования привязанностей, дружеских чувств или, наоборот, неприязни при восприятии другого человека, а с другой — какова роль этого явления (и процесса, и «продукта» его) в структуре общения в целом, в развитии его как определенной системы, включающей в себя и обмен информацией, и взаимодействие, и установление взаимопонимания. [12,с.45]

Включение аттракции в процесс межличностного восприятия с особой четкостью раскрывает тот факт, что общение всегда есть реализация определенных отношений (как общественных, так и межличностных).

Аттракция связана преимущественно с этим вторым типом отношений, реализуемых в общении. [12,с.45]

Исследование аттракции в социальной психологии — сравнительно новая область. Ее возникновение связано с ломкой определенных предубеждений. Долгое время считалось, что сфера изучения таких феноменов, как дружба, любовь, не может быть областью научного анализа, скорее, это область искусства, литературы и т.д. [12,с.45]

Логика изучения межличностного восприятия заставила социальную психологию принять и эту проблематику, и в настоящее время насчитывается довольно большое количество экспериментальных работ и теоретических обобщений в этой области. [12,с.45]

Аттракцию можно рассматривать как особый вид социальной установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент, когда этот «другой» оценивается преимущественно в категориях, свойственных аффективным оценкам. Эмпирические (в том числе экспериментальные) исследования главным образом и посвящены выяснению тех факторов, которые приводят к появлению положительных эмоциональных отношений между людьми. Изучается вопрос о роли сходства характеристик субъекта и объекта восприятия в процессе формирования аттракции, о роли «экологических» характеристик процесса общения (близость партнеров по общению, частота встреч и т.п.).

Во многих работах выявлялась связь между аттракцией и особым типом взаимодействия, складывающимся между партнерами, например, в условиях «помогающего» поведения. Если весь процесс межличностной перцепции не может быть рассмотрен вне возникающего при этом определенного отношения, то процесс аттракции есть как раз возникновение положительного эмоционального отношения при восприятии другого человека. [12,с.45]

Теоретические интерпретации, которые даются полученным данным, не позволяют говорить о том, что уже создана удовлетворительная теория аттракции. В отечественной социальной психологии исследования аттракции немногочисленны. Несомненно, интересна попытка рассмотреть явление аттракции в контексте тех методологических установок, которые разработаны здесь для анализа групп. [12,с.45]

Исследование аттракции в контексте групповой деятельности открывает широкую перспективу для новой интерпретации функций аттракции, в частности функции эмоциональной регуляции межличностных отношений в группе. Такого рода работы лишь начинаются. Но сразу важно обозначить их место в общей логике социальной психологии. Естественное развитие представления о человеческом общении как единстве его трех сторон позволяет наметить пути изучения аттракции в контексте общения индивидов в группе. [12,с.43]

Выделены различные уровни аттракции: симпатия, дружба, любовь. Законы аттракции.

1-й закон: понять — это не значит принять. Нужно, чтобы ваша позиция (цель, интерес) совпадали с позицией другого человека — не противоречили друг другу.

Условия принятия:

1) непротиворечивость того, что он должен сделать, его желаниям;

2) необходимо показать ему, что действия, которые от него ожидаются, будут способствовать удовлетворению его потребностей;

3) положительное отношение к сообщающему.

2-й закон аттракции: при прочих равных условиях люди легче принимают позицию того человека, к которому испытывают эмоциональное положительное отношение (симпатия, любовь, привязанность, дружба), и наоборот, труднее принимается позиция того человека, к которому испытывают эмоциональное отрицательное отношение (неприязнь, антипатия, ненависть).

Рассмотрим общий психологический механизм формирования аттракции. Здесь мы сталкиваемся с проблемой бессознательного в оценке людьми друг друга. Например, возникло ощущение чего-то неприятного после разговора. «Какой-то неприятный осадок», — говорите вы. Или: «Что-то в нем есть располагающее», — замечаем в другом случае. Как это объяснить? После разговора часто ли мы можем что-то сказать о деталях одежды собеседника (галстуке и т.п.)? Все зависит от включенности вашего сознания. Иногда человек увлечен и не слышит и не видит не столь значимые для него сигналы. Эти сигналы могут пропасть для нас бесследно. Но, могут и не пропасть. Все зависит от того, насколько этот сигнал значим для данной личности, несет ли он в себе эмоциональный достаточный заряд. «Минуя» сознание, которое в этот момент занято чем-то другим, эмоционально значимый сигнал остается в сфере бессознательного и оттуда оказывает свое влияние, которое проявляется в виде эмоционального отношения. При общении наши сигналы должны: иметь для партнера эмоциональное значение; это значение должно быть для него положительным; пусть партнер не осознает этот сигнал. В этом суть механизма формирования приема аттракции.[12,с.43]

Межличностная аттракция. В широком смысле под межличностной аттракцией понимается формирование положительного эмоционального отношения в процессе восприятия людьми друг друга. [12,с.43]

Исследование факторов межличностной аттракции началось в 1930-е гг. с анализа вопросов, кто кого привлекает и почему. Особое влияние на развитие исследований оказали Морено и Ньюкомб. В эти же годы выходит популярнейший бестселлер Дейла Карнеги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей». Адаптация рекомендаций Карнеги к практике межличностного взаимодействия получила отражение и в отечественной психологической литературе. Внимание, уделяемое этому феномену, привело к появлению многочисленных и разнообразных исследований. [12,с.43]

Следует отметить и традиционную стимульно-реактивную ориентацию исследований. Многочисленные детерминанты аттракции, выявленные в них, как правило, выступают в качестве стимулов, что и обусловливает построение соответствующих (по Карнеги) рекомендаций. Присущая тому времени исследовательская эйфория открытия общих законов человеческих взаимоотношений в последующем сменилась периодом пессимизма, особенно характерным для поведенческой психологической традиции. В доказательство полезности работы, проведенной представителями поведенческой традиции, можно констатировать: без нее не были бы возможны как фиксация феномена аттракции, так и его экстенсивное изучение, создавшее необходимую базу для последующего углубленного анализа. [12,с.43]

В 70-е гг. в поведенческой традиции к феномену межличностной аттракции начала использоваться цепь подкрепления, разработанная Лоттом и пытающаяся аккумулировать идеи теории баланса и обмена, в соответствии с которыми решающей предпосылкой межличностной аттракции является включение во взаимоотношения подкреплений. Если ваши действия получают подкрепление со стороны других людей, отношении к ним и формируется аттракция. [12,с.43]

Другая модификация интерпретации теории научения к межличностной аттракции получила название модели подкрепления-эмоций Барна и Клора. В ней подкрепление дополнено эмоциональным компонентом. Логика полностью соответствует классическому обусловливанию И.П. Павлова. Как собака научается установлению ассоциации между пищей и звонком, так и человек устанавливает ассоциации с позитивными характеристиками других людей и окружения. [12,с.43]

Модель подкрепления эмоции включает следующие положения:

1. Люди идентифицируют воздействующие на них стимулы поощрения или наказания и стремятся к нахождению первых и избеганию вторых.

2. Позитивные чувства ассоциируются с поощрением, а негативные — с наказанием.

3. Стимулы оцениваются в определениях вызываемых ими чувств. Оценка позитивна в случае возникновения позитивных чувств и негативна — при возникновении негативных чувств.

4. Любой нейтральный стимул, ассоциируемый с позитивным подкреплением, вызывает позитивные чувства и наоборот.

Соответственно, вызывание симпатии или антипатии конкретными людьми связано с теми чувствами, которые ассоциируются с ними. Безусловно, поведенческая интерпретация феномена межличностной аттракции является слишком упрощенной, но, одновременно, полностью соответствующей общей стимульно-реактивной методологической модели. [13,с.28]

В последнее время начинает пониматься сложность феномена межличностной аттракции, его динамическая и процессуальная природа. [13,с.28]

Единственно четко зафиксированной констатацией является тот факт, что люди предпочитают выстраивать позитивные отношения с теми, кто создает возможности для взаимопоощрения. Во многом эти идеи базируются на теории социального обмена Хоманса. Описывая межличностные отношения при помощи концептуального аппарата, заимствованного у экономики, Хоманс использует коэффициент затрат/приобретений, расшифровывающийся опять-таки при посредстве рациональной аналогии — человек взвешивает возможные затраты на достижение цели и получаемую выгоду. Если затраты окупаются — отношения позитивны, если они превышают прибыль, то отношения становятся негативными. Логически взаимовыгодные отношения, казалось бы, составляют фундамент межличностной аттракции. Но в реальной жизни человек далеко не всегда рационален в своих чувствах и поступках и не всегда уподобляется бухгалтеру, подводящему баланс взаимоотношений. [13,с.28]

2. НАРУШЕНИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ

2.1 Как распознать нарушение привязанности

психологический привязанность дружба контакт

Так, как проблема привязанности, а в особенности проблема нарушений привязанности ребёнка к родителям является не до конца изучен ной, я бы хотела предоставить методику коррекции данного нарушения.

Нарушение привязанности — серьёзное, относительно стабильное эмоциональное и поведенческое расстройство у ребенка, чьи ранние отношения привязанности были ненормальны. Привязанность можно рассматривать как круг или цикл, в котором одно событие влечет другое событие. Цикл начинается, когда младенец испытывает дискомфорт или имеет потребность и выражает это криком. Когда мать удовлетворяет запросы младенца, он чувствует удовлетворение и начинает воспринимать мир как безопасное место, где другим можно доверять. Когда цикл нарушен вследствие того, что мать не удовлетворяет потребности ребенка или выполняет их непоследовательно или грубо, ребенок не ощущает удовлетворения и воспринимает мир как небезопасное место, где другим нельзя доверять. У ребенка имеется собственный потенциал злости, и он начинает осознавать, что должен сам удовлетворять свои потребности. Дети, испытавшие подобный опыт первые два или три года жизни, имеют большой риск развития слабой привязанности. [14,с.10] Дети со слабой привязанностью наносят ущерб жизни своих семей и окружающих людей. Они способны жульничать, манипулировать и портить; у их родителей может создаться впечатление, что они не дают своим детям столько любви, как хотелось бы. Если вы — приемный отец или мать, переносить это ещё труднее. Ведь вас считали хорошим родителем, а получается все наоборот. Специалисты наподобие социальных работников, психиатров часто усугубляют эти ощущения, обвиняя родителей в подобном поведении ребенка. Они полагают, что суть проблем ребенка заключается в браке родителей или в том, что они не сумели дать ребенку достаточно любви и понимания, или что они были слишком снисходительны или слишком строги, или что они по-прежнему жалеют о неродившихся детях. [14,с.10] Дети с нарушениями привязанности имеют ряд общих черт, наиболее явная из которых стремление управлять людьми, присутствующими в их жизни. Это происходит потому, что эти дети считают жизнь крайне тревожной; они чувствуют, что если они не будут контролировать все происходящее вокруг, может произойти что-то очень плохое. Им кажется, что если они потеряют контроль, они могут умереть. Приняв этот момент за ключевой мотивирующий фактор жизни ребенка, его поведение становится объяснимым. [14,с.10] Например, дети с нарушениями привязанности постоянно лгут. Они лгут в ситуациях, когда их застают за чем-либо, и в ситуациях, когда было бы легче и лучше сказать правду. Они делают это потому, что думают, что правда поможет родителям взять контроль над ними. [14,с.11] Другая общая черта — неумение или нехотение смотреть в глаза, за исключением тех случаев, когда они лгут. Они делают это потому, что не хотят дать родителям любую возможность сломать одержать верх. Дети с нарушениями привязанности редко вступают во взаимоотношения; им недостает умения уделять и привлекать внимание; у них нет сочувствия к другим людям, что является основой для подобного рода отношений. Поскольку они не ценят взаимоотношения и поскольку они воспринимают желание уделять им внимание и любовь как угрозу личной независимости, они отвергают любую попытку сближения с ними. Вот почему такие дети не отвечают на «нормальные» методы воспитания. Для этих детей нежной любящей заботы недостаточно. [14,с.11]

Детям с нарушениями привязанности необходимо разбить врожденные убеждения о мире, для того, чтобы они видели его более положительным. Иначе они вряд ли станут нормальными взрослыми людьми и смогут сопереживать другим людям. По этой причине, пока дети не ценят взаимоотношения и рассматривают их как угрозу, они способны только расти и развиться в контексте взаимоотношений, в особенности, в контексте взаимоотношений с родителями, где они могут позволять своим родителям управлять, и где родители проявляют заботу и любовь. [14,с.11]

Дети с нарушениями привязанности могут развивать взаимоотношения только тогда, когда понимают, что контроль над собой со стороны других людей не наносит вреда и им можно доверять. Поэтому не в лучших интересах ребенка управлять ситуацией: лучше, когда это делают родители, т.е., когда дети позволяют родителям быть родителями. [14,с.11]

Их поступки нелогичны. Это означает, что попытка уговорить такого ребенка не всегда срабатывает. Таким образом, манипулируя чувствами родителей, дети берут над ними контроль. [14,с.12] Более того, дети с нарушениями привязанности противоречивы. О чем бы вы их не попросили, они все сделают наоборот и приложат все усилия для того, чтобы сорвать все попытки родителей заставить их подчиниться. [14,с.12]

Итак, что же делать, если вы не можете повлиять на ребенка? Ни в коем случае не наказывать. Это лучше всего понятно в контексте потерь, которые перенес ребенок: утрата родных матери и отца, потерянное детство, потеря детской невинности, потеря зашиты и веры, и т.д. и т.п. Никакие наказания не возымеют действия на ребенка, пережившего подобные потери. Кроме того, наказание ассоциируется со злостью и местью, — двумя вещами, с которыми дети с нарушениями привязанности уже достаточно знакомы. Фактически, такие дети вырастают на озлобленности; им нравится возбуждать в себе злость, клокочущую внутри, они чувствуют себя победителями, если им удается разозлить родителей. Таким образом, родители одерживают верх, если ведут себя не так, как ожидает ребенок, т.е. непредсказуемо и нелогично. Это срабатывает, поскольку вынуждает ребенка задуматься о своем поведении. [14,с.12]

Дети с нарушениями привязанности недостаточно способны учиться нести ответственность за свои ошибки. Вместо этого они будут винить все и вся за то, что происходит в их жизни не так как надо. Родители часто попадают в ловушку, пытаясь уговорить ребенка или дать ему совет. Причина заключается в том, дети с нарушениями привязанности не рассуждают логически. Важно не учить ребенка тому, что такое хорошо и что такое плохо, а предоставить ему возможность самому понять это. Иными словами, мы должны предоставить ребенку свободу выбора. Как же это сделать? Нужно предоставить ребенку возможность совершать ошибки и учиться на них это имеет место, когда, совершив ошибку, ребенок в последствии не чувствует защиты родителей от своего поступка. [14,с.12]

Поскольку детям с нарушениями привязанности ничего не стоит создать ситуацию, в которой они способны управлять своими родителями, родителям важно уметь противостоять детям таким образом, чтобы перехватить инициативу в свои руки. Однако в кризисной ситуации тяжело «переключиться» и взять контроль в свои руки. Вместо этого родители, как правило, уступают детям. Одним из способов предотвратить это состоит в том, чтобы иметь в своем распоряжении ряд реплик, которые можно использовать с целью управления ситуацией и, таким образом, не давать ребенку возможности провоцировать вас на рассуждения и объяснения. Эти реплики говорят сами за себя и указывают ребенку порядок действий. Также полезно иметь в распоряжении реплики более широкого назначения, которые можно использоваться в разных ситуациях. [14,с.12]

Общие реплики Для большей эффективности реплики нужно произносить с симпатией, глядя в глаза, спокойным тоном и искренностью, т.е. «жаль, что…», а не «мне осточертело…». 1) «Чья это проблема?» — не несите ответственность за проблемы ребенка. 2)«Я знаю» или «Я согласен» — сочувствуйте ребенку, когда он жалуется. Таким образом, вы избегаете спора. 3)«Это правда». 4)«Я это запомню». 5)«Стыдно».

6)«Спасибо, что рассказал мне» — просто панацея для детей, которые клянутся. Это их сильно обескураживает!!!

7)«Скажи мне, когда передумаешь».

8)«Почему бы не сделать это вместе?» — в случае истерики или бурного поведения.

9)«Когда станешь таким же умным, как я, — поймешь, что я прав».

10) «Интересный способ посмотреть на это».

11)«Жаль, что ты воспринимаешь это таким образом»

12)«Неплохо» — Когда они пытаются шантажировать ваших эмоции, например, «Если бы Вы меня любили, Вы бы дали мне …»

13)«А как ты собираешься поступить?»

14)«Когда вырастешь, у тебя будет возможность отвечать за это».
По возможности попробуйте разбавить эти реплики юмором. Пробуйте тактику согласия с ребенком — это обескураживает его, уменьшает его способность спорить с вами или вовлекать вас в рассуждения и объяснения. Не угрожайте попусту. Вы должны выполнять всё, что обещаете. Если вы не сделаете этого, ребенок подумает, что он победил.

Занятно было бы испробовать эти реплики вне дома, прежде чем применять их на вашем ребенке. [14,с.13]

Ложь — классический признак нарушения привязанности. Эти дети лгут не для того, чтобы избежать неприятностей, а чтобы попасть в них. Они врут, когда лучше сказать правду, они врут, даже когда факты кричат об их лжи. Они лгут, потому что так они управляют ситуацией или им этого хочется.

Нет прямого пути бороться с враньём ребенка и выигрывать, так что просто не тратьте время на аргументы, доказывающие, что ребенок говорит неправду. [14,с.13]

Тем не менее, если вы считаете, что ваш ребенок врет:

Оцените степень вины и примите меры. Скажите, что вы извинитесь, если окажется, что вы были неправы.

Скажите ребенку, что вы знаете, что он врет, и что раз он постоянно врет, вы никогда не будете ему верить, и в будущем вы будете принимать решение — врет он или говорит правду. Не рассказывайте ему, как им образом вы будете отличать правду ото лжи. «Верьте» ребенку, когда он врет, и не верьте, когда он говорит правду. Даже если он признался во вранье, все равно скажите: «Нет, милый, а я тебе не верю».

Попробуйте сами рассказывать небылицы. Это запутывает ребенка, а все, что запутывает его, заставляет его думать. Таким образом, вы будете на один шаг впереди. [14,с.13]

Недостаток самоуважения — одна из основных проблем в жизни многих приемных детей. Приемные дети винят себя в том, что их настоящие родители не смогли за ними ухаживать, они винят себя за то, что их обижают или издеваются; многие дети думают, что их бросили или от них отказались, и поэтому их никто не ценит. Повысить самоуважение ребенка невозможно отдельно от других аспектов его поведения. Недостаток самоуважения затрудняет решение других вопросов; работа над другими вопросами влияет на самоуважение. Иными словами, чем выше чувство собственного достоинства у ребенка, тем лучше его поведение, и наоборот, чем лучше его поведение, тем выше степень его самоуважения. Позволить ребенку плохо себя вести — значит повлиять на его самоуважение: вы не делаете ему блага, допуская недопустимое поведение из-за любви к нему. [14,с.13]

1) Если ваш ребенок говорит, что он плохой, не соглашайтесь с этим. Возьмите лист бумага и напишите на одной половине все достоинства вашего ребенка (проявите изобретательность), а на другой — два или три явно негативных моментов. Скажите ребенку, что если он сможет сам дополнить вторую половину, то вы, возможно, поверите, что он плохой. А пока что вы видите перед собой хорошего человека, который иногда совершает ошибки. Вряд ли ребенок что-нибудь напишет.

2) Сконцентрируйтесь на поведении, а не на ребенке. Скажите ребенку, что не он плохой, а поведение неподходящее

3) Сообщите ребенку, что вы всегда будете верить, что он хороший человек, и что бы он ни делал, он не сможет убедить вас в обратном, потому что он не может проникнуть в ваш мозг и изменить ваши мысли.

4) Пошлите вашему ребенку открытку хорошими словами. Ребенок пронесет эту открытку через все негативные эпизоды. Материальные символы остаются материальными, в то время как слова — всего лишь слова.

5) Порадуйтесь за какую-нибудь безделушку, которую ребенок смастерил своими руками. Повесьте ее на видном месте, и увидите, как взбодрится ребенок. Не разрешайте никому уничтожить эту вещь по небрежности.

6) Тем не менее, не переусердствуйте с похвалой. Придерживайтесь обычных фраз, например:

7) «Молодец, хорошо получилось!», а не «Ты просто прелесть, ещё никому не удавалось это сделать». Так ребенок более вероятно примет похвалу и не саботирует свою «хорошесть». Помните, эти дети не видят себя хорошими, и, слыша ваши похвалы в свой адрес, они будут доказывать, что вы не правы. Хвалите поступки, а не их, — так они быстрее примут похвалу.

8) Работа над самоуважением — постепенный процесс, который не может быть выполнен за один день. Из маленьких кубиков сооружается большой фундамент для самоуважения.

Замкнутость. У большинства детей с нарушениями привязанности имеются большие трудности с прикосновением. Они чувствуют угрозу при любой попытке приблизиться к ним. Им кажется, что если они позволят вам прикоснуться к себе с теплотой, это причинит им боль или они потеряют контроль над вами. Это одна из основных причин, по которой многим родителям тяжело сблизиться с подобными детьми: ребенок не дает вам возможности быть родителем. Ребенок не позволяет вам проявить нежности из-за подсознательного страха. [14,с.14]

Для детей, перенесших сексуальное насилие, прикосновение вдвойне тяжелее. Они боятся, что физический контакт причинит им боль, они могут неправильно интерпретировать вашу попытку приблизиться как попытку грубости. Несмотря ни на что, сближение с вашим ребенком жизненно необходимо. Это поможет, прежде всего, вам почувствовать себя родителем, а способность принять привязанность поможет сломать сопротивление ребенка. [14,с.14]

Для начала ребенок может попробовать прикоснуться или погладить плюшевого медвежонка. Это не так опасно, чем прикасаться к людям.

Подоткните плед или одеяло вокруг себя и ребенка во время просмотра телевизора и т.п. Это имитирует утробу матери.

Найдите любую причину, чтобы пробежать пальцами по волосам ребенка или ласково потрепать его по спине. Например, предложите вымыть или высушить волосы ребенка или сделать ему. Проведите «тщательную проверку».

Решительно поцелуйте его. Старший ребенок, возможно, рассмотрит это как вызов, но вы можете воспользоваться поцелуем для проявления привязанности.

Плавание — отличная возможность войти в контакт, особенно если ребенок не умеет плавать. Вам придется поддерживать его в целях безопасности.

Подвиньте свой диван как можно ближе к телевизору. Так вы сможете сидеть ближе друг к другу.

Поиграйте в игру, например, притворитесь больным, и пусть ребенок потрогает ваш лоб.

Скажите, что у ребенка якобы какое-то пятнышко на лице и его нужно вытереть.

Если вы пытаетесь обнять ребенка, а он сопротивляется этому, скажите, что он выглядит так, как будто его нужно обнять, и обнять крепко. Делайте это всякий раз, когда он отстраняется. В конце концов, ребенок согласится на более легкие объятия.

Играйте-боритесь с ним до счета «десять».

Всякий раз, когда вы находите возможность, пощекочите вашего ребенка. Это хорошее развлечение, оно утомит ребенка, но расслабит его.

Ребенок всегда позволит подойти поближе к нему, если он болен (с температурой, и т.д.).

Используйте эту возможность, чтобы приблизиться к ребенку насколько возможно. Вся эта тактика направлена на то, чтобы сломать сопротивление вашего ребенка и быть ближе к нему. Это один из наиболее важных способов помочь ребенку с нарушениями привязанности, и очень важно, чтобы вы отмечали любое положительное изменение в его чувстве собственного достоинства и объясняли причины его поведения. [14,с.14] Гиперактивность. Это может являться либо причиной органического характера, либо эмоциональным расстройством. Многие дети с нарушениями привязанности проявляют гиперактивность. Таким образом, они намереваются управлять ситуацией, хотя это может быть проявлением расстройства внимания. [14,с.14]

Возможно, вы уже не раз пытались подавить импульсивное поведение своего ребенка и, вероятно, обнаружили, что подобные попытки вызывают обратную реакцию. Возможно, вы увидите, что, поняв мотив подобного поведения, вам будет гораздо легче справиться с самим поведением, поскольку вы можете применить методику и снизить способность ребенка управлять ситуацией подобным образом. [14,с.14]

Некоторые хитрости помогут вам справиться с гиперактивностью вашего ребенка:

Оцените общий уровень его возбуждения. Ваш ребенок может особенно бурно реагировать на стимулы, например, звук или визуальные образы.

Выработайте короткую команду, напоминающую ребенку о времени отдыха.

Возьмите ребенка на прогулку, чтобы он остыл, в прямом и переносном смысле.

Окуните его в прохладную ванну или затолкайте под холодный душ. Вода способна хорошо успокоить.

Попросите его сидеть тихо. Если он не в состоянии сделать это, сядьте с ним и держите его с усилием, достаточным для того, чтобы удержать его, пока он не успокоится.

Примените тактику телесного контакта, если вам кажется, что она поможет. Или наоборот:

Попросите ребенка стать ещё активнее и шумнее.

Попросите его попрыгать или поприседать, чтобы направить его энергию в полезное русло. [14,с.15]

Зрительный контакт — единственный самый важный из способов невербального общения. Глаза могут рассказать о том, рады ли вы, опечалены, расстроены, испуганы и т.д.; они — зеркало ваших чувств и мыслей. Дети с нарушениями привязанности убеждены, что мы не будем смотреть в это окно. Большинство людей смотрят в глаза, когда они хотят заговорить, и избегают смотреть в глаза, если говорят неправду или сказанное ими причиняет внутренний дискомфорт. В нашем случае — как раз наоборот. Вот почему многим людям так тяжело воспитывать детей. Эти дети рассматривают зрительный контакт как потенциал, при помощи которого их родители могут показать свою любовь и привязанность, и ребенок чувствует, что если позволит родителям смотреть в глаза, то он потеряет над ними контроль. Поэтому дети избегают смотреть в глаза, но могут буквально буравить вас взглядом, когда лгут. [14,с.15]

Зрительный контакт — решающий бой, который родители должны принять и выиграть не для себя, а для ребенка, чтобы ребенок, таким образом, не сопротивлялся их любви. Родители должны использовать зрительный контакт, чтобы начать строить привязанность. [14,с.16]

Терапия телесного контакта — хороший способ для зрительного контакта с ребенком.

Скажите ребенку, что вы не разговариваете с людьми, которые не смотрят вам в глаза. Это особенно эффективно в тех случаях, когда ребенок хочет спросить вас о чем-то или хочет что-то из вас. Тем не менее, будьте внимательны: детям с нарушениями привязанности весьма эффективно удается трюк, когда кажется, что они смотрят в глаза, а на самом деле они смотрят мимо. Требуйте смотреть прямо в глаза.

Поиграйте в специальные игры: «Кто кого пересмотрит» со старшими детьми и в «Моргалки» с младшими. Скажите ребенку: «Гляди, куда я смотрю». Он автоматически посмотрит вам в глаза, если вы смотрите прямо на него. Если хотите, поцелуйте его после этого.

Скажите ребенку, что дети с нарушениями привязанности не могут смотреть в глаза. Он тут же продемонстрирует, что у него нет данной проблемы

Многие социальные работники говорят, что если ребенку не нравится обниматься, то вам не следует навязывать ему физический контакт. Мы вынуждены опровергнуть это мнение. Ребенок, который не желает привязанности, большего всего в ней нуждается. Не пользуйтесь подходом «мало-помалу». Скажите ребенку, что в вашем доме все делается только так, и что вы ждете от него того же. [14,с.16]

2.2 Как наладить зрительный контакт и справиться с навязчивой привязанностью

Налаживаем зрительный контакт Попробуйте смотреть ребенку в глаза при любой возможности. Особенно полезно это делать во время кормления и убаюкивания. [14,с.17]

«Где наш малыш?» (подглядывание сквозь щелочки пальцев) очень полезная игра с первых месяцев жизни.

«Где наш малыш?» может постепенно перейти в игру «прятки» по мере роста ребенка. Эта игра усиливает ощущения постоянства объекта (т.е. если вы спрячетесь, вас можно все равно найти и больше никогда не терять).

Когда ребенок сам сможет прятаться, у него начинается этап восприятия пространства и границ, так же как и чувства распознавания и восприятия тела (самопостоянство).

Маленькому ребенку нужно помогать контролировать себя и убеждать в том, что вы все равно его найдете.

«Шпроты» (игра, в которой прячутся все в одном месте) — интересный вариант «пряток».

Существует множество подвесных игрушек для колясок и кроваток, которые помогают стимулировать визуальное восприятие у ребенка. Однако помните, что лучшие стимулы — ваша улыбка и ваши глаза.

Справляемся с навязчивой привязанностью ребёнка

1) Главная задача, с которой вам придется столкнуться — установить предел требованиям ребенка. Не нужно по первому требованию уделять внимание ребенку. Например, если ребенок хочет, чтобы вы постоянно гладили его и цепляется к вам, словно пиявка, скажите ему, что сейчас не время.

2) Установите время, когда объятия и ласки могут быть в неограниченном количестве, и даже требуйте аналогичной реакции от него, когда он занят! Таким образом, вы даете ребенку понять, что ласки и все такое — здорово, но всему свое время. Возможно, вы хотите, чтобы ребенок от вас отстал, наконец (ввиду его поведения) но помните, что вы сами инициируете взаимоотношения.

3)Многие из этих детей также очень хороши в требованиях устного внимания, и готовы проникнуть во все наши мысли. Опять-таки, всему свое время. Помните, что у каждого из нас конкретные возможности, и не старайтесь превозмочь себя. Всему, что вы делаете, нужно сердце. Если ваше сердце не заполнено всем этим — не насилуйте его. Ваш ребенок почувствует разницу. [14,с.18]

3. В ЧЁМ СУТЬ ПРОБЛЕМЫ ПРИВЯЗАННОСТИ

3.1 Что мы узнали о привязанности

Основа привязанности — привычка к тем или иным удобствам и обстоятельствам, которую уже затруднительно менять. Нередко привязанность принимает форму любви. Переживается привязанность разнообразно — как чувство близости, как любовь, как ощущение груза, как лишение свободы, как страх. [15,с.20]

Психологическая привязанность может быть как здоровой, так и больной.

Здоровая (условная) привязанность — близкая эмоциональная связь, когда она нужна, и легкое прекращение привязанности, когда она неактуальна.

Больная (невротическая) привязанность эмоциональная связь, когда мысль о существовании без объекта привязанности вызывает страх и боль.[15,с.20]

Теория привязанности — это психологическая, эволюционная, и этологическая теория о взаимоотношениях между людьми. Основное положение теории привязанности состоит в том, что для нормального социального и эмоционального развития ребенку необходимо установить взаимоотношения хотя бы с одним человеком, который бы о нём заботился. Теория была сформулирована Джоном Боулби. В рамках этой теории детское поведение, связанное с привязанностью, главным образом, представляет собой поиск близости с объектом привязанности в стрессовых ситуациях.

В гуманитарной психологии привязанность специально выделяется А. Маслоу. В иерархии потребностей человека есть потребность в безопасности, которая в детстве обеспечивается родителями. [16,с.123] В результате различных исследований были выявлены три основных стиля привязанности: безопасный, избегающий, тревожно-амбивалентный. Стиль привязанности, также связан с отношением к работе. Те, кто обладают безопасным стилем привязанности, на работе чувствуют себя уверенно; они относительно свободны от страха сделать ошибку и не позволяют, чтобы личные отношения мешали их работе. Люди с тревожно-амбивалетным стилем привязанности сильно зависят от похвалы и страха отвержения, они допускают ситуации, когда личные отношения и работа начинают входить в противоречие друг с другом. Те же, кто обладают избегающим стилем привязанности, используют работу, чтобы избегать социальных взаимодействий, они часто не удовлетворены своей работой. [17,с.29] При рассмотрении проблемы привязанности нужно упомянуть аттракцию.

Межличностная аттракция. В широком смысле под межличностной аттракцией понимается формирование положительного эмоционального отношения в процессе восприятия людьми друг друга. [18,с.9]

Аттракция (от франц. attraction — притяжение, привлечение, тяготение) — обозначает процесс взаимного тяготения людей друг к другу, механизм формирования привязанностей, дружеских чувств, симпатий, любви. Сформировать аттракцию — значит вызвать к себе положительное отношение, расположить к себе. Нет плохих людей — есть плохие отношения. [18,с.9]

3.2 Подведение итогов

Несмотря на то, что проблема привязанности получила в данной работе своё раскрытие, но всё же она продолжает оставаться актуальной, так, как существуют такие аспекты привязанности, как привязанность в семье между супругами, привязанность к коллегам на работе и в других местах, где только возможно социальное взаимодействие. При длительном общении с людьми мы часто не замечаем за собой появления постоянной необходимости в общении с ними, этот механизм очень интересен и требует детальной разработки. Какие факторы заставляют привязываться нас к одним людям и быть равнодушными к другим? Многие люди думают, что мы находим друзей по общности интересов, но некоторые утверждают обратное — не обязательно быть единомышленниками, ведь противоположности притягиваются. Что позволяет людям состоять в браке — непохожесть или общность вкусов, мнений, стилей жизни? Но самой актуальной, на мой взгляд, является проблема одиночества, когда люди не могут привязываться к людям в силу своих личностных качеств или из-за того, что не способны построить своё поведение так, что бы вызывать приятие и одобрение.

Коммуникация — важная составляющая полноценной жизни человека в социуме. А привязанность, представляющая собой эмоциональную связь между людьми, проявляющуюся в первую очередь в желании постоянной близости, является основой социального функционирования и нормального развития человека во всём многообразии его личностных характеристик, свойств и качеств.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Мещеряков, Б.Г. Психология. Современный словарь. / Б.Г. Мещеряков, В.П.Зинченко. — Санкт-Петербург: «Прайм- Еврознак», 2007.- 135с.

2 Арчакова, Т.А. Современные теории привязанности. / Портал психологических изданий (http://psyjournals.ru/) 23.08.10

3 Брефертон, И. К.Внутренние рабочие модели в отношениях привязанности: настольная книга о привязанности. / И.К. Брефертон, К.И.Манхоланд.- Н.Йорк. Гилфорд, 1999. — 111 с.

4 Брутман В.И. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии. — 1997. — № 6.- С.38-47

5 Боулби, Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боулби. — М.: Академический проект, 2006. — 300 с.

6 Бреслав, Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности в детстве: Норма и отклонение / Г.М. Бреслав. — М.: Педагогика, 1990. — 150 с.

7 Лисина, М.И. Проблемы онтогенеза общения / М.И. Лисина. — М.: Педагогика, 1986. — 254 с.

8 Ягнюк, К. В. Роль привязанности в человеческой жизни // Вопросы психологии — 2007. — № 6.- С.30-41

9 Божович,Л.И. Избранные психологические труды: Проблемы формирования личности / Л.И. Божович. — Москва: Арка, 1995. — 300 с.

10 Эйнсворт, М.Д. Детско-материнская привязанность / М.Д. Эйнсворт.- Амер. Психол. Ассоциация — 1979. — 104 с.

11 Смирнова, Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопросы психологии — 1995. — №3.- С. 139-150.

12 Гозман, Л.Я. Психология эмоциональных отношений / Л.Я. Гозман. — Москва:Просвет, 1987. -180 с.

13 Изард, К. Эмоции человека / К. Изард. — Москва: Изд-во моек, ун-та, 1980. — 440 с.

14 Монро, К.Нарушение привязанности и как его перехитрить (руководство для родителей) / К. Монро. — Москва: Смысл, 1987. — 210 с.

15 Лисина М.И. Общение, личность и психика ребенка /М.И. Лисина. -Воронеж: МО ДЕК, 1997. — 38с.

16 Боулби, Дж. Детям любовь и заботу. Психология развития. Хрестоматия / Дж. Боулби. — Санкт-Петербург: «Питер», 2001. — 512с.

17 Авдеева, Н.Н. Особенности материнского отношения и привязанность ребенка к матери / Н.Н. Авдеева. — М.: Аверсэв, 2006, — 208 с.

18 Бурменская, Г.В. Проблемы онто- и филогенеза привязанности к матери в теории Джона Боулби // Журнал практической психологии и психоанализа. 2003. — №1 //www. psyjournal.ru, 20.08.09

Размещено на