Контрольная работа по психологическому консультированию

Министерство образования и науки РФ

ФГБОУ ВПО Калужский государственный университет

имени К.Э. Циолковского

Выполнила

студентка 5 курса

отделения социальной педагогики

группы СП-51

Вараксина Ю. А.

Преподаватель:

к. пс. н., доцент Минигалиева М.Р.

Калуга, 2013

1.Цели и методы работы с клиентом в рамках классического психоанализа з. Фрейда

Цель психоаналитической терапии по 3. Фрейду: «Где было Ид, там будет Эго», т. е. психические процессы, протекающие на бессознательном уровне, должны быть максимально глубоко раскрыты и представлены сознанию для интеграции в экзистенциальную организацию. Человек должен договориться с реальностью. 3. Фрейд писал о сублимации (от лат. sublimo — возношу) — защитном механизме (защита от выявления у себя неприемлемых инстинктивных импульсов), дающем возможность человеку в целях адаптации изменить свои импульсы так, чтобы их можно было выражать посредством социально приемлемых мыслей и действий. 3. Фрейд считал этот механизм единственным конструктивным защитным механизмом.

В рамках классического психоанализа разработаны и используются следующие методы для того, чтобы консультирования клиентов после развода">помочь клиенту достичь высокой степени эффективного функционирования:

1. Метод свободных ассоциаций. Клиент расслабляется, устраивается на кушетке или в кресле и проговаривает вслух все мысли и воспоминания, которые приходят ему в голову, безотносительно к тому, насколько тривиальными, абсурдными или нелогичными они могут показаться. Терапевт находится вне поля зрения клиента, чтобы у него уменьшилось напряжение. Считается, что одна ассоциация влечет за собой другую, более глубоко расположенную в бессознательном. Ассоциации, продуцируемые клиентом, интерпретируются как символическое выражение подавленных эмоций и чувств. Таким образом, свободные ассоциации вовсе не являются свободными. В процессе работы с клиентом методом свободных ассоциаций высвобождается психическая энергия, которую можно использовать в целях лучшей адаптации.

5 стр., 2372 слов

Теоретические аспекты изучения клиентов социальной работы. Практические аспекты работы с клиентами в социальной работе

... работы применяются методы психоанализа, гуманистичес­кой психотерапии. Школы и направления социальной работы ... ; осознать собственные бессознательные движущие силы и ... клиент». Объектом данной работы выступает клиент в социальной работе. Предмет социальной работы - особенности взаимодействия социального работника и клиента. Цель исследования - проанализировать особенности клиентов в социальной работе ...

2. Интерпретация сопротивления. Клиент может неосознанно сопротивляться воспоминанию вытесненных конфликтов и импульсов. Необходимо помочь ему осознать уловки своего сопротивления, когда работа застопорилась.

3. Анализ сновидений. Содержание их, согласно 3. Фрейду, раскрывает вытесненные желания. 3. Фрейд называл анализ сновидений «королевской дорогой к бессознательному». Сон — символическое удовлетворение желаний. В его содержании частично отражаются ранние детские переживания.

4. Анализ трансфера. Трансфер — замещение в процессе работы с клиентом, которое представляет собой защитный механизм. При этом неосознанный импульс разряжается на каком-нибудь человеке или объекте, но не на том именно, на которого он был направлен изначально. Пример: перенос на аналитика чувств любви и ненависти, которые изначально приписывались родителям. В трансфере отражается потребность человека найти объект, чтобы получить возможность выразить свое вытесненное чувство любви. Трансфер можно обнаружить в вербальных коммуникациях, свободных ассоциациях, содержании сновидений. Аналитик поощряет развитие трансфера до состояния «невроз трансфера», когда поведение клиента становится явно неадекватным. Данное состояние повышает вероятность появления у клиента инсайта (от англ. insight — проницательность, понимание; имеется в виду непосредственное постижение, «озарение»).

Клиент должен внезапно осознать свои прочно укоренившиеся способы переживаний, чувства и реакции на значимых людей начиная с первых лет жизни. Он должен также осознать связь этих переживаний с нынешними актуальными трудностями.

12 стр., 5857 слов

Анализ эффективности в социальной работе

... социальной работы - удовлетворение потребностей клиентов. Как общая цель она дифференцируется на подцели, а именно: усиление степени самостоятельности клиентов, их способности контролировать свою жизнь ... деятельности социальных органов и социальных учреждений, включающей наблюдения, углубленный анализ и корректирующие действия, способствует самоусовершенствованию организации. Одним из важнейших ...

5. Эмоциональное переучивание. На завершающих этапах работы с клиентом поощрение его к использованию новых для него интеллектуальных озарений в повседневной жизни. Например, клиент, который осознал, что потратил большую часть жизни на то, чтобы досаждать своими выборами потенциальных невест и поведением своему отцу, должен начать относиться к нему, исходя из реалий сегодняшнего дня, функционировать независимо от родителей и строить более зрелые межличностные отношения.

6. Интерпретация [Осипова, 2000, с. 39−40] - разъяснение неясного или скрытого для клиента значения некоторых аспектов его переживания или поведения. При этом неосознанные феномены должны стать осознанными.

Интерпретация включает следующие процедуры:

1) идентификация (обозначение);

2) разъяснение (собственно толкование);

3) перевод толкования на язык повседневной жизни клиента.

Основные правила интерпретации:

1. Идти от поверхности вглубь.

2. Интерпретировать то, что клиент уже готов принять.

3. Прежде чем интерпретировать то или иное переживание клиента, необходимо указать ему на защитный механизм" лежащий в его основе.

2. А. Адлер: концепция психологической помощи и работа с клиентом в рамках этого направления

А. Адлер был австрийским психологом. Полагал, что структура личности закладывается в раннем детстве (до 5 лет) в виде особого стиля жизни, который предопределяет все последующее психическое развитие.

Индивидуальные различия Адлер описывал с помощью двух переменных: наличия или отсутствия социального интереса, высокого или низкого уровня жизненной активности. Он выделил следующие типы людей:

1) управляющий (высокая активность, но низкий социальный интерес);

2) берущий (не очень высокая активность, низкий социальный интерес);

5 стр., 2350 слов

Цели и ценности делового общения

... и деловое общение» Тема: «Цели и ценности делового общения» НОРИЛЬСК 2010 Содержание Введение Деловое общение Цели делового общения Ценности делового общения Заключение Список литературы ... в приобщении партнера к опыту и ценностям инициатора общения; Ч цель общения - приобщение его самого (инициатора) к ценностям партнёра. Далее нас будет интересовать ...

3) избегающий (низкая активность, низкий социальный интерес);

4) социально-полезный тип (высокая активность сочетается с высоким социальным интересом).

Цели работы с клиентом

1. Снижение чувства неполноценности.

2. Развитие социального интереса.

3. Коррекция целей и мотивов с перспективой изменения стиля жизни, учитывая первые две цели.

Этапы работы с клиентом [Осипова, 2000, с. 43—47]

I. Установление правильных отношений — уважительность, вера в возможности и способности человека, активное слушание, проявление искреннего интереса, поддержка, подбадривание.

II. Анализ личностной динамики

1. Цели жизни:

В чем Вы видите свое предназначение?

Вам нравится то, на что Вы расходуете свою жизнь?

2. Анализ семейного созвездия:

Как Ваш отец относился к детям?

Кто был любимым ребенком в семье?

В каких отношениях Вы были с отцом и матерью?

Каким ребенком Вы были?

3. Анализ ранних воспоминаний:

Я бы хотел услышать о Ваших самых первых детских воспоминаниях. Пожалуйста, расскажите что-нибудь из самых первых Ваших впечатлений.

Хотелось бы услышать Ваше самое яркое воспоминание, относящееся к первым 6 годам жизни.

Собирают около четырех ответов по каждому пункту. Фиксируют:

доминирующую тему;

повторяющуюся реакцию;

позицию (участник — наблюдатель);

одиночество или включенность в группу;

центральное чувство, которое выражается в воспоминаниях.

4. Анализ сновидения. Детские сны рассматриваются как репетиция будущих действий.

5. Приоритеты, приоритетные ценности: комфорт, контроль, превосходство, желание быть принятым.

Клиента просят рассказать о своем обычном дне:

11 стр., 5413 слов

Психокоррекция клиентов с чувством обиды

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Кузбасский государственный технический университет" Кафедра экономики Контрольная работа На тему: "Экономическая оценка инвестиций" Выполнил: студент заочного факультета курса, группы МУВ - 08 Григорьев А.Л. Проверил: Снегирева Т.В. Кемерово 2012 Содержание 1. Анализ ...

что он делает;

как он себя при этом чувствует;

что он думает;

чего избегает под любым предлогом;

какие чувства вызывает у других.

Главная задача: помочь осознать приоритет, но не изменять его!

6. Подведение итогов. По каждой из предыдущих техник готовится резюме. Резюме обсуждается с клиентом, причем сам клиент читает резюме вслух, при этом обращается внимание на его невербальное поведение. Смысл процедуры — нахождение главных ошибок в суждении о мире: гиперобобщения — «Нет в жизни счастья»;

неосуществимые цели"Я хочу нравиться всем";

ошибочное восприятие жизненных требований — «Все несправедливы ко мне»;

отрицание собственной основополагающей ценности — «Я конченый человек»;

мнимые ценности — «Главное — добиться своего, неважно какой ценой».

III. Подбадривание — признание личного мужества клиента, его духовных сил, наличия свободы выбора в поступках на основе приобретенного самопознания.

IV. Поощрение инсайта (озарения).

Методы: Психологическая поддержка в сочетании с конфронтацией и интерпретациями (намеки, подсказки, предположения).

Цель: высветить для клиента его неосознаваемые цели, ложные ценности, стиль жизни, подвести клиента к реальному самопониманию.

V. Помощь в переориентации или воплощение инсайта в действие. Цель: изменение прежних целей, принятие новых решений. Приемы:

1. Антисуггестия (парадоксальная интенция) — многократное преувеличение пропорций нежелательной активности, чтобы клиент осознал неадекватность и неуместность, нежелательность своих действий.

2. «Если бы …» Клиенту предлагают действовать так, как если бы его желание уже осуществилось.

3. Постановка целей и принятие обязательств. Цель должна быть достижима, приятна клиенту, время ограничено. Если цель не осуществляется, ее пересматривают. В случае удачи клиент поощряется к принятию более долгосрочных обязательств в желательном для него направлении.

5 стр., 2275 слов

Часть 1. Поведение как категория

... от многих обстоятельств работник демонстрирует разные формы поведения. Часть 2. Школа научного управления (1885 – ... эффективности её человеческих ресурсов. Часть 5. Сущность социального поведения согласно теории социального научения ... обычаи, традиции, общественное мнение (общественные регуляторы). Поведение организации регулируют макроэкономические, политические, научно-технические составляющие ...

4. «Поймай себя». Отслеживать элементы своего деструктивного поведения, имевшего место прежде, в нынешней жизни с теплым юмором в отношении себя.

5. «Нажатие кнопки». Если клиент чувствует себя жертвой противоположных эмоций, ему предлагается расслабиться и обратить внимание на то, какие образы и мысли вызывают неприятные чувства, а какие — приятные. После этого его обучают произвольно регулировать свое эмоциональное состояние «нажатием кнопки», т. е. принимая решение о том, на каких мыслях или образах стоит сосредоточиться.

6. «Избегание плакунчика». Если позиция клиента «Меня никто не любит, никому я не нужен», не стоит подкреплять эту позицию. Наоборот, следует подкреплять поведение, соответствующее психологической зрелости, когда выбор позиции зависит от человека, от его свободного решения.

3. Психотерапия конструктивного альтернативизма

Как доктрина, конструктивный альтернативизм доказывает, «что все наше современное толкование мира нуждается в пересмотре или замене». Ничто не свято и ничто не оставляет неизгладимого следа.

Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

• сдерживание клиента, когда он слишком быстро старается принять необдуманное решение — часто клиенту хочется по­быстрее принять решение, чтобы получить ощущение конт­роля над ситуацией;

• предоставление клиенту возможности понять, что отказ от ре­шения — это тоже решение;

• переформулирование проблемы таким образом, чтобы кли­ент почувствовал, что она превратилась во вполне решаемую, даже если она из числа тех проблем, которые в действитель­ности не имеют решения;

4 стр., 1915 слов

Трудные люди: 4 варианта поведения

... Норма Агрессивно Намерение: Получить оценку Поиск внимания Выскочка Ориентация на людей Поведение Выскочки – результат его непреодолимого желания быть оцененным по достоинству. Выскочка ... Оскорбления без видимой причины Вспыльчивость, потеря самообладания на людях Презрение себя за ужасное поведение Ваши бесполезные действия при взрыве Гранаты: Ответная вспышка ...

• разъяснение следствий тех действий и решений клиента, ко­торые рассматриваются клиентом и консультантом как аль­тернативы, например, с помощью вопросов:

1. Как вы думаете, что случится, если вы поступите так?

2. Что самое лучшее может случиться, если вы поступите так?

3. Что самое худшее может случиться, если вы откажетесь от это­го решения?

4. Что самое лучшее может случиться, если вы откажетесь от это­го решения?

Если вы решили это сейчас, ваше решение может измениться позже?

Третий принцип кризисной интервенции:

консультант не должен пытаться изменить чувства клиента. Он может только реорганизо­вать их в более конструктивное целое. Боль,

которую испытывает человек в кризисе,

мотивирует его на поиск новых путей решения,

ресурсов, на приобретение новых навыков.

4. Концепции и методы работы с клиентом в русле нейро-лингвистического программирования

Направление в практической психологии, разрабатываемое с 1975 г. Ричардом Бэндлером (Bandler R.) и Джоном Гринде-ром (Grinder J.).

Вначале надо хорошо подстроиться к клиенту.

Люди думают по-разному, и эти различия соответствуют трем основным анализаторам: зрению, слуху, ощущению. Соответственно им выделяются три репрезентативные системы: визуальная, аудиальная, кинестетическая. Определить, какая к репрезентативная система преобладает, можно прислушиваясь к процессным словам (предикатамсловам, выражающим свойства, — глаголам, наречиям, прилагательным), которые человек использует, описывая свой опыт.

Консультант должен синхронизироваться с другим человеком, его переживаниями, соответствовать его поведению как словесно, так и несловесно. Существует немыслимое число аспектов синхронизации: предикаты и синтаксис (способы соединения слов и их форм в словосочетания) другого, положение тела, дыхание, интонация, темп речи, выражение лица, моргание и т. д. Необходимо обладать и значительной способностью к эмпатии; консультант ведь должен испытывать те же чувства, что и клиент.

Существуют два вида несловесной синхронизации:

1. Прямое отражение — например, консультант дышит с тем же ритмом и глубиной, что и клиент.

2. Перекрестное отражение — замена одного несловесного канала на другой.

Говорят о двух типах перекреста:

1. Перекрест в той же системе. Например, движение руки консультанта синхронизировано с дыхательными движениями клиента. Система и в том и в другом случае одна — кинестетическая (используется движение).

2. Перекрест со сменой систем. Например, говоря с клиентом, консультант следит за его дыханием и соизмеряет темп своей речи с подъемом и опусканием грудной клетки клиента. Темп речи здесь присоединяется к темпу дыхания.

Использование кинестетического якоря

Последовательность работы с клиентом (в несколько сокращенном и схематическом виде)

1. Клиенту говорят: «Представьте себе то, что вы хотели бы изменить в своем поведении». (Например, не испытывать чувства страха в присутствии начальника.)

2. Клиенту говорят: «Какой ресурс был бы вам тогда нужен, чтобы правильно отреагировать на ситуацию? «(Большая уверенность, большая напористость, большее доверие, большая забота — любой внутренний ресурс.)

3. Клиенту говорят: «Выберите из своих наличных ресурсов такой, который позволил бы вам тогда получить совершенно иной опыт». Как только клиент в полной мере воспроизводит в сознании состояние, которое он хочет изменить, психолог в этот момент слегка касается левого плеча клиента. Теперь прикосновение связано с переживанием методом прямого обусловливания. Прикосновение в данном случае якорь — кинестетический якорь. В следующий раз прикосновение должно привести к воспроизведению связанного с ним состояния.

4. Синхронизация с будущим, наведение моста — процесс, связывающий новую реакцию с соответствующими условиями. Клиента спрашивают: «Что будет первым сигналом, который вы увидите, услышите или почувствуете и который позволит вам понять, что вы находитесь в тех условиях, в которых хотите по-новому отреагировать на ситуацию? «

Рефрейминг

Это специфический способ контакта с тем фрагментом или частью личности, которая порождает одно поведение или блокирует другое. Это делается, чтобы выяснить, в чем заключается вторичная выгода некоего поведения, которое требуется изменить, и позаботиться о ней как о неотъемлемой части процесса порождения изменения, чтобы изменение стало действительно возможным.

Последовательность работы с клиентом (в несколько сокращенном и схематическом виде)

1. Клиенту предлагается определиться, что он хочет изменить в своем поведении (например, избавиться от избыточного веса).

Этот элемент своего поведения ему предлагается обозначить буквой X. О том, что скрывается за этим символом, он может даже не говорить консультанту.

2. Установление отношений с частью личности клиента, которая отвечает за поведение X. Предполагается, что эта часть пытается сделать что-либо хорошее для клиента. Эта неосознаваемая часть его личности, иначе изменения уже давно бы произошли. Клиенту предлагается задать самому себе вопрос: «Будет ли моя часть, ответственная за поведение X, общаться со мной на уровне сознания?» Дальше клиенту предлагается следить за всеми изменениями в телесных ощущениях, за всеми кинестетическими изменениями, образами или звуками, которые появляются в ответ на вопрос.

3. По предложению психолога клиент обращается к своему подсознательному: «Я бы хотел понять твое сообщение. Если это „да“, то усиль первое ощущение; если „нет“, сделай наоборот, ослабь ощущение». Согласно М. Эриксону состояние глубокого транса — ограниченный фокус внимания, направленный вовнутрь.

4. Психолог говорит клиенту: «Та ваша часть, которая вам отвечает на подсознательном уровне, имеет некоторое намерение, связанное с поведением X, и пытается воплотить его в жизнь ради вас».

5. Создание таких альтернатив поведению X, которые были бы более эффективны в осуществлении намерения бессознательной части личности клиента. Это поиск лучших способов реализовать намерение, более согласных с личностью клиента. Клиента спрашивают: «Есть ли у вас часть, которую вы считаете своей творческой частью?» Как правило, клиент получает из подсознательного сигнал, что такая часть у него существует. Клиенту предлагают обратиться к своей творческой части, не хочет ли она взять на себя задачу порождать альтернативные поведению X варианты, какими часть, ответственная за поведение X, могла бы осуществлять свои намерения.

6. Клиент спрашивает свою часть, ответственную за поведение X: «Поскольку у тебя есть 3 способа, более эффективных, чем старый, возьмешь ли ты на себя ответственность за то, чтобы эти варианты действительно появились в моем поведении в соответствующих условиях?» Ожидается ответ «да».

7. Клиент обращается внутрь себя: «Есть ли у меня какая-то другая часть меня, имеющая хоть какое-то возражение против новых поведенческих выборов, которые должны появиться?» Если клиент нигде не почувствовал никакого напряжения, значит, ответом будет «нет». Иногда, однако, напряжение может означать то, что одна из частей сильно взволнована. В этом случае следует обо всем переспросить остальные бессознательные части своей личности еще раз.

5. Волевая терапия Отто Ранка

О. Ранк стал исходить из того, что в процессе развития индивидуальности происходит активизация травмы рождения, способствующая возникновению чувства одиночества, покинутости, опустошенности. В свою очередь эти чувства оказываются вплетенными в контекст переживания травматического опыта свободы. Таким образом, невроз можно рассматривать в качестве той плати, которую приходится платить человеку за свою свободу. При таком понимании невроза психоанализ становится не чем иным, как средством пробуждения и воспитания воли человека, способного принять на себя ответственность за свободное развитие индивидуальности. Эти идеи нашли свое отражение в книге О. Ранка «Волевая терапия» (1936).

Если классический психоанализ ориентировался на устранение невротических симптомов путем осознания бессознательного, то «волевая терапия» предназначена для трансформации «негативной» воли человека в его «позитивную» волю. С точки зрения О. Ранка, развитие человека осуществляется таким образом, что ему приходится постоянно сталкиваться с различного рода ограничениями, выступающими в форме внешнего и внутреннего принуждения. Это приводит, с одной стороны, к подавлению воли человека и стремлению обрести относительную свободу путем подчинения другим людям (в первую очередь родителям), а с другой — к становлению «негативной» воли, выступающей в качестве силы, сопротивляющейся любым видам принуждения. По мере отхода ребенка от родителей он попадает в новую зависимость, обусловленную жизненной необходимостью быть включенным в группу, сообщество, различные объединения людей, будь то школа, институт, трудовой коллектив. Свобода от родителей оборачивается зависимостью от других людей, а индивидуальная воля человека становится не чем иным, как волей группы, которая для него самого приобретает так же негативную направленность, поскольку доминирующей становится не свободная воля индивида, а своего рода коллективная воля.

Отказ человека от своей собственной воли и подчинение ее воле группы — это тот путь развития, который воспринимается обществом как нормальный, хотя в действительности речь идет лишь о культивировании «негативной» воли как таковой. Невротический путь развития — внутренняя сшибка между неспособностью к развитию собственной свободы воли и невозможностью принять волю других.

Однако, как полагал О. Ранк, может иметь место развитие не только «негативной», но и «позитивной» воли, связанной с высшим уровнем интеграции человеческого духа. Прототипом человека, обладающего собственной волей, является творческая личность (художник), способная выйти за рамки группового мышления и стереотипного поведения. У такой личности развита «позитивная» воля, способствующая созидательной деятельности.

Рассматривая различные соотношения между волей человека, внешними запретами и внутренними идеалами, О. Ранк выделил три стадии или уровня возможного развития индивида, соответствующие типу сознания долга, сознания вины и самосознания личности.

Первый уровень характеризуется ориентацией на внешний мир и соответствует адаптации Я в нем.

Второй уровень связан с восприятием индивидом внешних заповедей и норм в качестве принуждения, которым он пытается противостоять, и ощущением невозможности утверждения идеалов, соответствующих его Самости, что порождает у него чувство вины по отношению к обществу и осознание вины по отношению к самому себе.

Третий уровень характеризуется утверждением индивидом своих собственных внутренних идеалов, созданных Самостью и добровольно воспринимаемых в качестве необходимых заповедей.

В конечном счете «волевая терапия» становилась средством пробуждения в человеке его творческих задатков и дарований, способствующих самораскрытию его сущностных сил.

6. Утвердительно-структурированная терапия Филлипса

Принципы структурирования не рассчитаны на ведение аналитической беседы, поскольку не учитывают неосознанных форм сопротивления больного. Методика предложена для использования в разного рода консультативной психологической работе и представляет интерес как попытка интеграции принципов поведенческого обусловливания в контекст разговорной психотерапии. Один из приемов работы, повышающих ее продуктивность, — предложить больному формулировать свои самые важные мысли в письменном виде. Этот документ становится основой последующего обсуждения с психотерапевтом. Задачам психокоррекции в большей степени отвечают ролевые предписания пациентам в ходе беседы:

1. Больной должен назвать или обозначить проблему или конфликт. Обозначение не равнозначно диагнозу, оно скорее является основой для последующего общения психотерапевта и больного. Если оба знают, что означает маркировка проблемы и какое поведение имеется при этом в виду, становится легче придерживаться избранного курса, направленно собирать информацию, соотносить обозначенное поведение с контекстом ситуации и, наконец, оценивать динамику выраженности этого поведения в ходе психотерапии.

2. Больной должен уточнить ситуацию, в которой наблюдается обозначенное или нежелательное поведение, и то, как оно представляет конфликт в разных повторяющихся контекстах. Психотерапевтическое вмешательство тогда ориентировано на чувства, влияющие на выбор и применение адекватной поведенческой стратегии.

3. Больной должен участвовать в разработке программ совладания с нежелательным поведением как в терапевтических обсуждениях, так и в реальной повседневности. Цель — получить из практического применения усвоенного на психотерапии материал для обратной связи, который постоянно вводится в продолжающуюся терапию. Этот шаг начинается как можно раньше и может быть использован уже в первой беседе. Ощущение практического результата является проверкой полезности найденных ранее формулировок.

4. Больной должен постепенно стремиться контролировать свою жизнь. Психотерапевт может уточнять первоначальное соглашение, стимулировать усилия больного или возвращаться к повторению первых шагов, но в целом его роль постепенно отходит на второй план.

Стремясь повысить продуктивность психотерапевтического взаимодействия, Филлипс (Phillips E. L.) предлагает следующие принципы структурирования индивидуальной беседы с больным:

1. Больного следует переспрашивать, если нет уверенности в правильном понимании его высказывания.

2. Следует достаточно часто реагировать на замечания больного, чтобы он чувствовал, что его понимают и следят за ходом его мысли. Длительное молчание может вызвать у больного ощущение, что психотерапевт не знает, о чем идет речь, или безразличен к этому.

3. Целесообразно соотносить сказанное больным ранее — или имевшееся им в виду — с актуальным контекстом беседы.

4. Следует вводить новые темы, если это имеет известную ценность в ходе психотерапевтического обсуждения.

5. Больному надо указывать на несостоятельность или противоречивость в его высказываниях, в особенности если это облегчает развитие самоконтроля и автономного поведения.

6. Больного следует поощрять к тому, чтобы он говорил больше по данной теме или продолжал выражать свои чувства с целью расширения социального контекста, к которому эти чувства могли бы подойти, и указывать на необходимость работы с этими темами в психотерапии.

7. Целесообразно придерживаться заданного плана беседы («Как вы можете связать это с тем, над чем мы договорились сегодня работать?»).

Если психотерапевт не сопровождает длинный монолог больного своими комментариями или вопросами, ни он, ни больной не знают, куда ведет разговор или какую роль он играет в решении основных задач психотерапии.

8. Врач должен высказывать свои гипотезы или предположения с целью узнать мнение больного о них. Разумно взвешенное проникновение в сложные вербальные построения больного с помощью замечаний и гипотез является попыткой внести ясность и направленность в психотерапию. Предложенные психотерапевтом гипотезы могут стимулировать больного думать иначе о своем поведении и вести к продуктивному изменению поведения.

9. Целесообразно предложить больному попробовать тот или иной вид активности, чтобы разъяснить проблему, попытаться ее решить или оценить свои возможности. Такое предложение может стать пунктом плана беседы.

10. Больного следует стимулировать к реакции на слова психотерапевта: он должен их откровенно комментировать. Врач оказывается прав лишь тогда, когда его гипотезы находят подтверждение в реальной жизни больного.

11. Для конфронтации с суждениями больного следует выбирать правильную форму.

7. Мультимодальное консультирование

Мультимодальное консультирование, включающее в себя анализ BASIC I.D. и ре комендации соответствующих воздействий, применялось во многих областях помимо индивидуального личного консультирования. Мультимодальное консультирование ис пользовалось в консультировании по проблемам брака и при работе с группами. Кроме того, Мультимодальное консультирование обеспечило создание структуры для консуль тирования по вопросам карьеры и для консультирования, проводящегося в рамках Про граммы помощи работающим по найму (Employee Assistance Program — ЕАР).

Другие области применения мультимодального консультирования: работа с детьми в классе; развитие одаренных подростков; обучение родителей; работа со стационарными боль ными в психиатрических больницах; обучение консультантов. Таким образом, Мульти модальное консультирование применяется весьма широко.

Лазарус в эпилоге к изданной в 1989 году «Практике мультимодальной терапии», подчеркивает, что он рассматривает психотерапию как обучение навыкам, позволяю щим справиться с ситуацией. Лазарус утверждает, что он предложил «BASIC I.D. в качестве систематической универсальной структуры, при использовании которой га рантируется снижение вероятности того, что будут упущены существенные пробле мы».

Эта теория называется мультимодальной, потому что воздействие на человека оказывается на уровне всех семи модальностей его личности. У людей есть ощущения и Мысли, чувства и образы, они могут проявлять наблюдаемое поведение, обнаруживать реакции в процессе межличностного общения, так же как реагировать на биохимическом и нейрофизиологическом уровнях. Семь этих составляющих образуют акроним BASIC ID, каждая буква которого представляет отдельную модальность, посредством которой можно исследовать и изменять поведение человека. Мультимодальная оценка, таким образом, дает консультанту возможность понять:

1) характерные особенности поведения клиента;

2) как, где и почему проявляется беспокоящая клиента проблема;

3) как можно использовать полученный профиль модальностей в качестве своего рода плана работы.

Ниже описываются эти семь модальностей, каждая из них представлена в соответствии с описанием в Структурном профиле, мультимодальном вопроснике самоанализа.

Поведение. «Некоторые люди могут быть описаны как „деятели“ — эти люди ориентированы на действие, им нравится занимать себя, что-то делать, браться за различные проекты. Насколько вы деятель?»

Аффект. «Некоторые люди очень эмоциональны, причем они могут выражать или же не выражать свою эмоциональность. Насколько вы эмоциональны? Как глубоко вы чувствуете? Насколько вы страстны?»

Ощущения. «Некоторые люди придают большую ценность сенсорному опыту, в частности сексу, пище, музыке, искусству и другим „сенсорным удовольствиям“. Другие люди очень внимательно относятся к незначительным болям, страданиям и легкому дискомфорту. Как вы „настроены“ относительно своих ощущений?»

Образы. «Много ли вы фантазируете и мечтаете? Фантазии не связаны с мышлением или планированием. Это „мышление в картинах“, мысленное представление реального или предполагаемого опыта, позволяющее вашему сознанию странствовать. Как у вас с воображением?»

Когниции. «Некоторые люди очень аналитичны и любят планировать. Они любят все обдумывать. До какой степени вы являетесь „мыслителем“ и „планировщиком“?»

Межличностные отношения. «Насколько важны для вас другие люди? Ответ на этот вопрос позволит вам оценить себя как социальное существо. Насколько важны для вас близкая дружба, тенденция тяготения к людям, желание близости? Перечис ленные факторы не имеют большого значения для „одиночек“».

Ниже описываются основные Мультимодальные техники для каждого аспекта BASIC I.D.Часто консультанты комбинируют эти тех ники друг с другом. Техники следует применять соблюдая меру, в соответствии с выяв ленными индивидуальными потребностями клиентов.

Поведение:

  • Репетиция поведения.
  • Моделирование.
  • Неподкрепление.
  • Положительное подкрепление.
  • Регистрация и самоконтроль.
  • Контроль стимула.
  • Систематическое подвергание воздействию.

Аффект:

  • Обучение выражению гнева.
  • Тренинг навыков, позволяющих управлять тревогой.
  • Идентификация чувств.
  • Использование пустого стула.

Образы:

  • Ассоциативное воображение.
  • Использование аверсивных образов.
  • Репетиция цели, или использование копинг-воображения.
  • Использование позитивных образов.
  • Техники преувеличения.
  • временная проекция (вперед или назад).

Ощущения:

  • Использование биологической обратной связи
  • Сосредоточение.
  • Гипноз.
  • Медитация.
  • Тренинг релаксации.
  • Тренинг фокусировки ощущений.
  • Повышение порогов.

Когниции:

  • Библиотерапия.
  • Корректировка неправильных представлений.
  • Объяснение клиентам сути АУПДЭ парадигмы Эллиса.
  • Решение проблем.
  • Тренинг навыков самоинструктирования.
  • Блокирование мыслей.

Межличностные отношения:

  • Тренинг навыков общения.
  • Контракт сопряжения.
  • Тренинг дружбы.
  • Градуированное сексуальное сближение.
  • Применение парадоксальных стратегий.
  • Тренинг социальных навыков и ассертивности.

Одно из главных достоинств этого подхода состоит в том, что он не прибегает к использованию официальных диагностических ярлыков и психологического жаргона, отдавая предпочтение более точно описывающим положение терминам. Мультимодальное консультирование также поощряет консультанта создавать индивидуальные стратегии работы для каждого клиента.

8. Символдрама как метод оказания психологической помощи и ее концептуальные основы

Символдрама используется при работе с психосоматическими, дезодаптационными заболеваниями, неврозами и т. д. символдрама (известная также как Кататимное переживание образов (КПО) или метод «сновидений наяву») — это метод глубинно-психологически ориентированной психотерапии, который оказался клинически высокоэффективным при краткосрочном лечении неврозов и психосоматических заболеваний, а также при психотерапии нарушений, связанных с невротическим развитием личности. В качестве метафоры можно охарактеризовать кататимно-имагинативную психотерапию как «психоанализ при помощи образов».

Название метода происходит от греческих слов «ката» -«соответствующий», «зависящий» и «тимос» — одно из обозначений «души» (в данном случае имеется ввиду «эмоциональность»).

На русский язык название метода можно перевести как «эмоционально-обусловленное переживание образов».

Метод разработан известным немецким психотерапевтом профессором, доктором медицины Ханскарлом Лёйнером (1919−1996).

Основу метода составляет свободное фантазирование в форме образов, «картины» на заданную психотерапевтом тему (мотив).

Психотерапевт выполняет при этом контролирующую, сопровождающую, направляющую функцию. Концептуальная основа метода — глубинно-психологические психоаналитически ориентированные теории, анализ бессознательных и предсознательных конфликтов, аффективно-инстинктивных импульсов, процессов и механизмов защиты как отражения актуальных эмоционально-личностных проблем, анализ онтогенетических форм конфликтов раннего детства.

Из известных сегодня около пятнадцати направлений психотерапии, использующих образы в лечебном процессе, символдрама является наиболее глубоко и системно проработанным и технически организованным методом, имеющим фундаментальную теоретическую базу.

Символдрама — это не комбинация из смежных психотерапевтических методов, а самостоятельная, оригинальная дисциплина, многие элементы которой возникли задолго до того, как они появились в других направлениях психотерапии.

В качестве основных мотивов символдрамы для детей и подростков Х. Лёйнер предлагает следующие:

1) луг, как исходный образ каждого психотерапевтического сеанса;

2) подъем в гору, чтобы увидеть с ее вершины панораму ландшафта; Важным диагностическим критерием является степень освоенности человеком ландшафта, свидетельствующая о социальной адаптированности пациента.

3) следование вдоль ручья вверх или вниз по течению;

4) обследование дома;

5) встреча с особо значимым лицом (мать, отец, братья и сестры, кумир,

учитель и т. д.) в реальном или символическом облачении (в образе

животного, дерева и т. п.);

6) наблюдение опушки леса и ожидание существа, которое выйдет из темноты леса;

7) лодка, появляющаяся на берегу пруда или озера, на которой ребенок

отправляется покататься;

8) пещера, которую сначала наблюдают со стороны в ожидании, что из нее выйдет символическое существо, и в которую, по желанию ребенка, можно также войти, чтобы в ней побыть или чтобы исследовать ее глубины.

Наряду с перечисленными мотивами в последние годы широко используются также три следующих дополнительных мотива:

1) наблюдение и установление контакта с семьей животных — с целью

получить представление о проблемах в семье ребенка, а также провести их

коррекцию;

2) получение во владение надела земли, чтобы что-нибудь на нем возделать или построить;

3) представление себя примерно на 10 лет старше.

Для подростков можно предложить также мотив собственная машина или мотоцикл.

Кроме того, в плане психодиагностики особенно эффективными оказались следующие мотивы: дерево; три дерева; цветок.

В определенных случаях используются специфические мотивы символдрамы:

— представление реальной ситуации в школе или дома;

— воспоминания из прошлого опыта;

— представление последней сцены из ночного сновидения и продолжение его развития в сновидении наяву под контролем психотерапевта;

— интроспекция внутренностей тела (путешествие вглубь своего тела);

— представление определенных предметов, имеющих особое эмоциональное значение, например, игрушки, любимой куклы, плюшевого мишки или другой мягкой игрушки.

Длительность представления образов зависит от возраста пациента и

характера представляемого мотива. Для подростков и взрослых пациентов она

составляет в среднем около 20 минут, но не должна превышать 35 — 40 минут.

Для детей длительность представления образов колеблется в зависимости от возраста ребенка от 5 до 20 минут.

Курс психотерапии состоит, как правило, из 8 — 15 сеансов, в особо сложных случаях достигая иногда 30 — 50 сеансов. Однако существенные улучшения наступают уже после нескольких первых сеансов, вплоть до того, что иногда даже один-единственный сеанс может избавить пациента от болезненного симптома или помочь разрешить проблемную ситуацию.

9. Цели и методы оказания помощи клиенту в рамках клиент-центрированного подхода к. Роджерса

С точки зрения последователей этого подхода, все люди наделены врожденной тенденцией к актуализации себя, что проявляется в стремлениях: к все большей адаптации в окружающей среде, к развитию и усложнению своей внутренней организации.

Личностно-центрированному консультированию присущ особый взгляд на сущность человека: люди считаются изначально наделенными положительными качествами.

Цель работы с клиентом в рамках клиент-центрированного подхода. Клиент в своей повседневной жизни должен меньше ориентироваться на мнения и оценки ближайшего социального окружения, а больше ориентироваться на свои врожденные тенденции, связанные с усложнением личностной организации и стремлением к более глубокой адаптации в окружающей среде.

К. Роджерс выделил и описал три необходимых условия, которым должен отвечать диалог консультанта и клиента, чтобы рост клиента осуществлялся в направлении вышеописанной цели (триада Роджерса):

1. Консультант конгруэнтен по отношению к своему собственному опыту в отношениях с клиентом. Слово «конгруэнтный» происходит от латинского congruens (congruentis) — соразмерный, соответствующий, совпадающий. Имеется в виду, что поведение консультанта естественно, оно соответствует его опыту, тому, что он думает, чувствует, т. е. он не играет какую-либо роль, не прячется за нее. Обмен опытом, обсуждение опыта, интерес к внутреннему опыту — вообще характерные явления для гуманистической традиции. Консультант подает клиенту пример доверия самому себе, своей внутренней человеческой природе.

2. Консультант переживает безусловную положительную оценку по отношению к клиенту. Определение «безусловная» означает, что консультант не выдвигает по отношению к клиенту условий ценности: «Я бы тебя больше любил и уважал, если бы ты… «. Положительной же эта оценка является вследствие веры консультанта в положительный характер природы человека. Консультант верит, что если клиент совершил в этой жизни что-либо нехорошее, то сделал это вследствие того, что отдалился от своей изначальной, природной человеческой сущности, которая всегда положительна, т. е., по сути сделал это не он сам.

3. Консультант эмпатически воспринимает клиента. Под эмпатией К. Роджерс имел в виду способность чутко воспринимать внутренний мир другого человека со всеми его смысловыми и эмоциональными нюансами. На низком уровне эмпатического общения консультант способен показать, что какая-то часть информации понятна ему. Высокий уровень эмпатического общения предполагает, что консультант не только способен понять в многочисленных нюансах внутренний мир другого человека, но и дополнить его (другого человека) личностный опыт — сообщить ему новую информацию, позволяющую взглянуть на проблему с новых позиций. Высокий уровень развития эмпатии предполагает, что внутренний опыт консультанта включает то, что на данный момент является внутренним опытом клиента, но внутренний опыт консультанта относительно обсуждаемой проблемы при этом шире.

Приемы, наиболее часто используемые в рамках клиент-центрировэнного подхода:

1. Вербализация. Консультант часто повторяет за клиентом те слова, фразы, которые сказал клиент. Это делается для того, чтобы клиент начал прислушиваться к себе, своим словам, сконцентрировал внимание на своих словах.

2. Молчание консультанта, в котором клиент ощущает принятие. Если консультант будет принимать клиента, то у него будет больше шансов принять самого себя. Неспособность консультанта переживать принятие по отношению к своему клиенту зачастую обусловлена его неспособностью принимать самого себя, т. е. такой консультант и по отношению к самому себе выдвигает много условий ценности, чем приводит себя в состояние фрустрации.

3. Акцентирование эмоций. Внимание клиента в процессе беседы то и дело обращается на его эмоции и эмоции окружающих. Это нужно для того, чтобы через внимание к эмоциям направить клиента к его глубинным потребностям, связанным с актуализацией себя. Ведь обычно эмоции доносят сознанию весть о характере и направленности вытесненных потребностей.

Для того, чтобы помочь людям научиться больше принимать сначала себя, а потом и окружающих, в рамках клиент-центрированного подхода была разработана следующая процедура.

10. Идентификация неадекватных механизмов психологической защиты в рамках экзистенциального подхода

Для клиента делают явной информацию о тех механизмах психологической защиты, которые он использует. При этом оказывают ему помощь в осознании их наивности. Клиенту разъясняют сущность психологических защит, ставят лицом к лицу с ответственностью за собственные несчастья через следующие действия:

Когда клиент жалуется на собственные несчастья, его спрашивают, как он создал данные ситуации.

Если клиент принижает других людей, ему указывают на его собственные подобные черты.

Консультант фиксирует внимание клиента на том, что он использует язык уклонения от ответственности — говорит «Я не могу» вместо «Я не хочу». Выделяют два типа психологических операций, или механизмов защиты. Во-первых, имеются обычные механизмы защиты, такие как проекция, которые работают независимо от источника тревоги. Во-вторых, существуют специфические механизмы защиты от каждого из четырех основных беспокойств. Эти механизмы не только помогают защититься отдельным клиентам, они поддерживаются целыми культурами.

На рисунке представлена экзистенциальная модель механизмов защиты, которые задействуются при осознании индивидом на некотором уровне внутреннего конфликта, обусловленного какой-либо из основных проблем. Такие механизмы защиты в какой-то степени обеспечивают психологическую безопасность посредством ограничения потенциала развития человека и индуцирования экзистенциальной вины.

11. Свобода человека в мире как источник экзистенциальных кризисов

Акцент, который делается в настоящее время на свободе и ответственности как на экзистенциальных проблемах, обусловлен разрушением традиционных систем убеждений, религий, ритуалов и правил. В двадцатом веке происходил быстрый распад структур и ценностей. Воспитание, при котором очень многое разрешается, привело к тому, что у многих молодых людей появилась потребностью выбирать, но они не усвоили, как и что надо выбирать. Многие оказались не готовы к свободе, которую они получили. Часто при столкновении с экзистенциальным фактом ответственности за свою жизнь люди плохо понимают его. В наше время люди уделяют меньшее внимание тому, что они должны делать; акцент перенесен на то, что они хотят делать. Живя в переходный период меж ду старым и новым восприятием мира, многие люди не сумели научиться, как желать, как проявлять волю, как принимать решения и оставаться им верными.

12. Конструктивные и деструктивные способы преодоления тревоги, связанной с изоляцией

Выделяют два типа механизмов деструктивной психологической защиты от тревоги, связанной с основными экзистенциальными беспокойствами:

1) обычные, которые работают независимо от источника тревоги; например, проекция, отрицание;

2) специфические от каждого из четырех экзистенциальных беспокойств, которые поддерживаются целыми культурами.

От тревоги, связанной с изоляцией, люди защищаются тем, что перестают относиться к другим, как к самим себе; начинают манипулировать ими, использовать их для удовлетворения своих потребностей начинают использовать окружающих для самоутверждения в глазах других и в собственных глаза подчиняют себя другим, идут на слияние с другим индивидуумом или группой

Техника конфронтирования пациентов с изоляцией. Психотерапевт может помочь пациенту понять, что, в конечном счете, каждый человек рождается, проживает жизнь и умирает в одиночестве. Это достаточно болезненно, так как разрушает все превозносимые культурой романтические образцы человеческих взаимоотношений. Тем не менее, как и смерть, осознание тотального одиночества существенно влияет на изменение качества жизни и взаимоотношений. [Недаром в работе «Искусство любви» Э. Фромм определяет способность быть в одиночестве как условие способности любить.] Исследуя свое одиночество, пациенты учатся определять, что они могут и что не могут получить от отношений.

Так, давая оценку проведенным группам, многие участники отмечают тот немаловажный для них факт, что, благодаря группам, они на некоторое время вырвались из обыденного окружения.

Кроме того, психотерапевт может предложить пациенту следующий эксперимент — на некоторое время отгородиться от окружающего мира и побыть в изоляции. После проведения этого эксперимента пациенты глубже осознают как ужас одиночества, так и масштабы своих скрытых ресурсов и степень своего мужества.

Техника идентификации механизмов защиты состоит в выявлении защит, которыми пользуются пациенты, чтобы справляться с противоречием между потребностью в принадлежности и фактом экзистенциальной изоляции.

На одной из групп, которая была посвящена проблеме построения семейных отношений, присутствовали несколько человек с компульсивным поведением, проявлявшимся в повышенной влюбчивости, хронической безответной любви, частой смене объектов любви, формированием с ними отношений зависимости. Все попытки исследования стоящих за этим глубинных процессов разбивались об интеллектуальные защиты. Чтобы продемонстрировать, что за таким поведением стоят механизмы защиты от одиночества, психотерапевт рассказал следующую притчу.

«Жил одинокий и несчастный человек. И однажды его одиночество и отчаяние достигло такой степени, что он закричал Богу: «Господи, пошли мне прекрасную женщину!» Его вопль был настолько силен, что Бог услышал и обратил на него внимание. Бог спросил: «А почему не крест?» Человек рассердился: «Мне не жизнь надоела, я хочу найти красивую женщину и друга». Человек получил все, но вскоре стал еще более несчастным. Эта женщина стала болью в его сердце и камнем на его шее. И тогда он снова взмолился: «Господи, дай мне меч». Бог снова спросил: «А может, все-таки крест?» Но человек прокричал: «Эта женщина и так хуже любого креста. Пошли мне только меч!»

Бог послал меч, человек убил женщину, был схвачен и приговорен к распятию. И на кресте, молясь Богу, он громко смеялся: «Прости меня, Господи! Я не слушал Тебя, а ведь Ты спрашивал, не послать ли мне крест, с самого начала. Если бы я послушался, то избавился бы от всей этой ненужной суеты»".

Техника идентификации межличностной патологии. Приняв за критерий идеальную свободу от потребностей или «Я — Ты» отношения, можно определить способы уклонения пациентов от реальных отношений с другими. В какой степени пациенты относятся к другим людям как к объектам, служащим для удовлетворения их желаний и потребностей? Насколько они способны любить? Насколько хорошо они умеют выслушивать собеседников и раскрывать себя? Каким образом они удерживают людей на расстоянии? Психотерапевты могут учить пациентов «азбуке языка интимности», дающей навыки принятия и выражения чувств.

Использование отношений психотерапевт—пациент с целью выявления патологии. Экзистенциальные психотерапевты считают, что сосредоточенность исключительно на переносе мешает терапии, поскольку устраняет аутентичные отношения терапевт—пациент. Это связано с тем, что, во-первых, аналитическая парадигма устраняет реальность самих отношений, рассматривая их как некий ключ к пониманию прошлого опыта, а во-вторых, предоставляет психотерапевту рациональное основание для самозащиты. В свою очередь, неспособность к самораскрытию блокирует способность к искреннему и эмпатическому пониманию внутреннего мира другого. Самораскрытие психотерапевта (по типу описанной Р. Мэем agape — любви, преданной благу другого) позволяет пациенту делать шаг за шагом в сторону собственного раскрытия.

Исцеляющие отношения. Экзистенциальные психотерапевты стремятся развивать реальные отношения с пациентами. Хотя отношения психотерапевт—пациент и носят временный характер, опыт интимности может быть постоянным. Отношения психотерапевт—пациент могут способствовать самоутверждению пациентов, так как для них чрезвычайно важно, что кто-то, кого они уважают и кто действительно знает все их сильные и слабые стороны, принимает их. Психотерапевты, которым удалось установить глубокие отношения со своими пациентами, могут помочь им противостоять экзистенциальной изоляции. Кроме того, это помогает пациентам осознать свою ответственность за жизнь и складывающиеся в ней отношения.

13. Основные методы работы с клиентом в ситуации экзистенциального кризиса, связанного со смертью

Ирвин Ялом рекомендует исходить из следующего положения — тревога, связанная со смертью, обратно пропорциональна удовлетворенности жизнью. Углубление осознания неизбежности смерти может усиливать беспокойство, но психотерапевт должен стремиться не анестезировать тревогу пациентов, а помогать им примиряться с ней и использовать ее конструктивно.

Техника «разрешения терпеть» состоит в том, чтобы дать пациентам понять, что обсуждение проблем, связанных со смертью, высоко ценится в консультировании. Это может быть сделано посредством проявления интереса к самораскрытию пациентов в данной области, а также посредством поощрения их самораскрытия. Кроме того, психотерапевтам не следует поддерживать у пациентов отрицание смерти. Наоборот, необходимо активно способствовать тому, чтобы эти вопросы оставались «на виду». Для этого психотерапевт сам должен быть устойчивыми к собственной тревоге, связанной со смертью.

Техника работы с защитными механизмами состоит в идентификации неадекватных механизмов защиты и их отрицательных последствий. Психотерапевты стараются помочь пациентам скорее признать, что они будут жить не вечно, нежели отрицать смерть. Экзистенциальным психотерапевтам требуются такт, настойчивость и умение правильно выбирать время для того, чтобы помогать пациентам идентифицировать свои по-детски наивные взгляды на смерть и изменять их.

Техника работы со сновидениями заключается в том, что экзистенциальные психотерапевты побуждают пациентов рассказывать о своих сновидениях. Так как в сновидениях (особенно в кошмарах) могут в неподавленном и неотредактированном виде проявляться подсознательные темы, в них часто присутствуют и темы смерти. Поэтому обсуждение и анализ сновидений проводятся с учетом экзистенциальных конфликтов, имеющих место у пациентов в данный момент. Однако пациенты не всегда готовы иметь дело с материалом, представленным в их сновидениях.

Ялом приводит случай Марвина, пожилого мужчины 64 лет. Один из его ночных кошмаров состоял в следующем: «Двое мужчин, очень высоких, бледных и худых. В полном молчании они скользят по темному полю. Они одеты во все черное. В высоких черных шляпах трубочистов, длинных черных пальто, черных гетрах и ботинках, они напоминают викторианских гробовщиков или лакеев. Внезапно они подходят к коляске, где лежит маленькая девочка, завернутая в черные пеленки. Ни произнося ни слова, один из мужчин начинает толкать коляску. Проехав короткое расстояние, он останавливается, обходит коляску вокруг и своей черной тростью, у которой теперь добела раскаленный наконечник, разворачивает пеленки и медленно вводит белый наконечник в вагину младенца».

Ялом дал следующую интерпретацию этого сна: «Я стар. Я в конце своего жизненного пути. У меня нет детей, и я встречаю смерть, полный страха. Я задыхаюсь в темноте. Я задыхаюсь от этого молчания смерти. Мне кажется, что я знаю способ. Я пытаюсь проткнуть эту черноту своим сексуальным талисманом. Но этого недостаточно».

Впоследствии, когда Ялом попросил Марвина рассказать, какие ассоциации возникли у него в связи с его сновидением, тот ничего не сказал. Когда Марвина затем спрашивали, как он переработал все возникавшие у него в воображении образы смерти, Марвин предпочитал рассматривать свой ночной кошмар с точки зрения скорее секса, чем смерти.

Техника напоминания о недолговечности (бренности) существования. Психотерапевты могут помогать пациентам идентифицировать тревогу, связанную со смертью, и справляться с ней посредством «настройки» пациентов на признаки смертности, которые являются частью нормальной жизни (так, смерть близких может быть мощным напоминанием о личной смертности; смерть родителей означать, что теперь очередь следующего поколения; смерть детей может вызвать ощущение бессилия в связи с осознанием космического безразличия).

Кроме того, столкнуть пациентов лицом к лицу с собственной уязвимостью может серьезная болезнь.

Также осознание смертности напоминает о себе в переходные периоды жизни. Наибольшее значение имеют переход от юности к взрослой жизни, установление постоянных отношений и связанное с этим принятие на себя соответствующих обязательств, уход из дома детей, супружеское разобщение и развод. В среднем возрасте многие пациенты начинают глубже осознавать смерть, поняв, что теперь они не взрослеют, а стареют. Кроме того, потеря работы или неожиданное возникновение опасности крушения карьеры могут сделать осознание смерти гораздо более глубоким.

В повседневной жизни человек постоянно сталкивается с напоминаниями о ходе времени. Физические признаки старения, например появление седых волос, морщин, пятен на коже, уменьшение гибкости суставов и выносливости, ухудшение зрения — все это разрушает иллюзию постоянной молодости. Встречи с друзьями детства и юности показывают, что все стареют. Часто дни рождения и различные годовщины порождают экзистенциальную боль наряду с радостью или вместо нее, так как эти даты являются вехами процесса старения.

Техника использования вспомогательных средств для углубления осознания смерти состоит в том, что пациента просят написать собственный некролог или заполнить анкету с вопросами, которые касаются тревоги, связанной со смертью. Кроме того, психотерапевты могут предложить пациентам пофантазировать на тему своей смерти, воображая «где», «когда» и «как» они ее встретят и как пройдут их похороны. Ялом описывает два способа заставить пациентов взаимодействовать со смертью: наблюдение за неизлечимо больными людьми и включение в группу пациентов неизлечимого онкологического больного.

К этой технике близка техника уменьшения сензитивности к смерти. Психотерапевты могут помогать пациентам справляться с ужасом смерти, многократно вынуждая их испытывать этот страх в уменьшенных дозах. Ялом отмечает, что, работая с группами, состоящими из онкологических больных, он часто видел, что страх смерти у этих больных постепенно уменьшается благодаря всего лишь получению повой подробной информации.

Интересный пример смысловой переоценки смерти приводит В. Франкл. К нему обратился пожилой врач, два года пребывавший в депрессии по поводу смерти своей жены. «Как я мог помочь ему? Что мне ему сказать? Так вот, я не стал говорить ничего, а вместо этого поставил вопрос: „Что произошло бы, доктор, если бы вы умерли первым, а вашей жене пришлось бы пережить вас?“ — „О, — сказал он, — для нее это было бы ужасно, как бы она страдала!“ Тогда я откликнулся: „Видите, доктор, она избежала этих страданий, и именно вы избавили ее от них, но вы должны платить за это тем, что пережили и оплакиваете ее“. Он не ответил ни слова, но пожал мне руку и спокойно покинул мой кабинет».

14. Работа с клиентом, жалующимся на недостаток смысла в жизни в рамках экзистенциального подхода. Основные методы работы с клиентами в рамках логотерапии Виктора Франкла

Стремление к смыслу — фундаментальная мотивационная сила в людях. Люди нуждаются не в лишенном напряжения состоянии, а в напряженном стремлении к некоему смыслу, который достоин их. Когда фрустрировано стремление к смыслу, возникает апатия, скука.

Следствием экзистенциального вакуума является массовая невротическая триада: депрессия (следующий шаг — самоубийство), наркомания, агрессия.

Цель логотерапии — помочь клиентам найти смысл в жизни.

Этапы и методы работы

I. Диагностирование состояния экзистенциального вакуума и переформулирование проблемы. Клиента подводят к тому, что понимать вопросы о смысле и искать смысл — более здоровое состояние, чем не поднимать вопросы о смысле и не искать его. Экзистенциальное отчаяние — скорее достижение, чем признак невроза. Это признак интеллектуальной глубины, а не поверхностности.

II. Углубление экзистенциального состояния. Используются следующие методические приемы:

1. Объяснение. Например, клиентам объясняют, что недолговечность скорее придает смысл человеческому существованию, чем лишает его смысла.

2. Предложение максим (изложенных в краткой форме правил, принципов поведения).

Например: «Живите так, будто вы живете второй раз, и действовали в своей первой жизни так же неправильно, как собираетесь действовать теперь».

3. Использование сравнений:

Клиентам предлагают представить свою жизнь в виде движущихся картин, которые снимаются на кинопленку. При этом ничего нельзя изменить задним числом.

Клиентам предлагают представить себя скульпторами, которые имеют ограниченное время для создания своих произведений искусства (жизней), но не знают, когда наступит крайний срок.

III. Фокусирование на поисках смысла:

1. Подведение клиентов к осознанию своей ответственности за нахождение смысла:

До клиентов доводят, что они ответственны за достижение высочайшей из возможных «активаций» их жизни.

Клиентам помогают понять, что жизнь никогда не теряет смысл, ее следует рассматривать как некое предопределение, помогающее человеку обрести смысл.

Если клиенты религиозны, их подводят к тому, что они ответственны перед Богом за нахождение смысла.

2. Клиентам помогают выслушивать голос своего психического. Клиент должен выслушивать 10 тыс. требований, скрытых в 10 тыс. ситуаций, с которыми сталкивает его жизнь, повиноваться этим требованиям. При этом психологи-консультанты могут приводить примеры своих неустанных поисков смысла.

3. Постановка перед клиентами вопросов о смысле. Каких творческих успехов они могли бы добиться в своей жизни? Психолог помогает клиентам искать ответы на подобного рода вопросы.

4. Увеличение числа источников смысла. Если прежний источник смысла в данный момент не доступен, что еще могло бы его заменить?

5. Выявление смысла через логодрамму. Обострение конфликтности ситуации через введение в поле зрения клиентов новых людей, новых источников информации, помогающее клиентам обрести смысл.

6. Предложение клиентам некоторых готовых вариантов смысла в кажущейся им бессмысленной ситуации.

7. Использование анализа сновидений для выявления подавленной духовности и религиозности.

Большой известностью пользуются два метода, разработанных в рамках логотерапии:

1. Парадоксальная интенция. Клиентам с обсессивно-ком-пульсивными и фобическими расстройствами предлагают делать то, чего они больше всего боятся, сопровождая это шутками.

2. Дерефлексия — техника для борьбы с компульсивной тенденцией к самонаблюдению. Клиентам предписывают переключать внимание с наблюдения за каким-либо своим актом (например, глотанием) на что-то другое.

15. Тренинг ассертивности и репетиции поведения как методы оказания помощи в рамках поведенческой модели

Репетиция поведения — это один из методов консультирования, используемый в таких случаях. Хотя репетиция поведения подразумевает разыгрывание ролевых игр, она существенно отличается от психодрамы. Морено — при проведении репетиции поведения консультанта побуждает клиентов проигрывать новые адекватные реакции, а не закрепленные неадекватные реакции. В репетиции поведения выделяются следующие стадии: а) определение и анализ областей, в которых клиенты испытывают трудности; б) обеспечение мотивации клиентов относительно метода репетиции поведения; в) работа с клиентами, проводящаяся с целью определения видов поведения, которые могли бы быть наиболее подходящими в данных ситуациях; г) предоставление клиентам возможности потренироваться адекватно, реагировать на определенные ситуации в процессе ролевой игры (консультанты, как правило, участвуют во взаимодействиях, играя роль «оппонента»); д) побуждение клиентов применять репетируемое поведение в реальных жизненных ситуациях, одобрение в случае успеха и предоставление подкрепляющих символов. Репетиция поведения предполагает участие консультанта в формировании поведения клиентов в конкретных ситуациях. Задачами консультанта при этом могут быть моделирование, обучение, выстраивание иерархий сложных задач, определенное когнитивное воздействие.

Альберти и Эммонс (Alberti, Emmons, 1990) выделяют следующие виды поведения: а) неассертивное, или заторможенное, поведение, при котором люди жертвуют свои ми интересами; б) агрессивное поведение, при котором люди «усиливаются» за счет других; в) ассертивное поведение, при котором усиление индивидуума таково, что усиливаются обе взаимодействующие стороны.

При формировании поведенческой оценки, с использованием специального вопросника, помогающего определить уровень ассертивности клиента, может выясниться, что клиент нуждается в общем или в специфическом тренинге ассертивности.

На следующей стадии главное — поддержать мотивацию клиентов относительно метода репетиции поведения. Иногда консультантам требуется некоторое время для изучения религиозных или философских позиций и взглядов клиентов. Эти взгляды могут способствовать скорее усилению стремления держаться в тени, чем усилению чувства уверенности в себе. Например, нужно помочь некоторым христианам понять, что они ста нут более эффективными и как люди, и как христиане, если позволят себе стать цельными личностями и перестанут отвергать свои потребности и чувства (такое отвержние всегда связано с психологическими потерями).

В течение третьей стадии консультанты и клиенты работают вместе, чтобы определить, какой вид поведения может быть подходящим в определенных ситуациях, например при необходимости попросить босса повысить оклад или при возникновении желания назначить свидание девушке. Данная стадия подразумевает определение и обдумывание альтернативных реакций. Кроме того, клиентам можно порекомендовать наблюдать за людьми, которые действуют эффективно. При проведении тренинга ассертивности консультант должен принимать во внимание индивидуальные стили поведения клиентов и помогать им, формировать такое ассертивное поведение, которое будет как можно более «естественным» для них. Реакции, которые представляются, уместны ми консультантам, могут оказаться неподходящими для конкретного клиента. Важен также правильный выбор времени; клиентов не следует побуждать к решению ассер-тивных задач тогда, когда они еще к этому не готовы. Следовательно, может возникнуть необходимость построения иерархии ассертивных задач, сложность которых по степенно повышается.

Четвертая стадия — это стадия, на которой проводится репетиция ассертивного поведения. Альберти и Эммонс (Alberti, Emmons, 1990) подчеркивают, что при прове дении тренинга ассертивности консультант должен фокусировать внимание клиентов не только на вербальном компоненте поведения, но и на других компонентах, таких как контакт глаз, позы, жесты, выражение лица, тон и громкость голоса, интонации, плавность речи. Еще раз подчеркну, что большое значение имеет правильный выбор времени для проведения занятия. Консультанты должны репетировать вместе с клиентами и обучать их навыкам невербальной и паравербальной ассертивности. Репетиция поведения также может включать в себя развитие у клиентов умения контролировать отр цательные и положительные последствия тренинга ассертивности.

Пятая стадия — применение приобретенных на занятиях навыков в реальной жизни. Клиентам следует давать домашнее задание соответствующего уровня сложности.

Тренинг ассертивности можно применять как при индивидуальной, так и при групповой работе с клиентами.

16. Цели работы с клиентом в рамках данного направления

  1. усиление адаптивного поведения;
  2. ослабление или устранение неадекватного поведения;
  3. устранение изнурительных реакций тревоги;
  4. развитие способности расслабляться;
  5. развитие эффективных социальных навыков;
  6. развитие способности к саморегулированию.

Тренинг ассертивности снимает обусловленность с неадаптивных привычек реагировать тревогой на поведе ние других людей двумя способами: ослабляя страх клиентов и изменяя манеру их речи и образ действий. Вначале тренинг ассертивности был направлен на отстаивание человеком своих прав, на развитие так называемого оппозиционного поведения. В последнее время его направленность несколько изменилась. Область его применения расширилась в связи с включением в тренинг развития навыков проявления и точной передачи ласкового поведения там, где это уместно. Таким образом, ассертивное поведение теперь включает в себя выражение как положительных, так и отрицательных чувств.

17. Использование метафор в психологическом консультировании

Психологическая метафора имеет особую силу. Она в виде образов и символов сообщает нашему биокомпьютеру — мозгу — информацию о возможных выходах из какой-то негативной ситуации. Эта информация объединяется с тем состоянием, которое переживает человек, и начинает запускать программу по выходу из проблемной ситуации, дискомфортного состояния.

Метафора может строиться по-разному. Например, консультант имеет в виду неприятное переживание. Он придумывает или берет что-либо из реальной жизни, что напоминало бы как-то данное состояние, чтобы клиент мог бы провести параллель между тем, что описывает консультант, и тем, что переживает он сам. Затем консультант описывает процесс изменения в лучшую сторону в своей истории. Заканчивает он чем-то удовлетворительным, светлым, свершившимся — в общем, чем-то хорошо расцениваемым человеком. Таким образом, он закладывает в мозг клиента программу выздоровления.

Итак, необходимо придерживаться следующих условий построения метафоры:

  1. История начинается с описания ситуации или состояния, близ­кого к переживаемому человеком, но не относящегося непо­средственно к нему.
  2. Постепенно разворачивая историю, описываются все этапы, процессы развития ситуации, которые человек может легко ас­социировать со своим переживанием или ситуацией.
  3. Что бы ни являлось предметом рассказа, консультант в пове­ствовании стоит на стороне того персонажа (если таковой есть), которого клиент ассоциирует с собой, даже если этот персонаж сначала находится в незавидном положении или совершает амо­ральные поступки.
  4. Метафора всегда имеет счастливое избавление от проблемной ситуации или состояния.

Психологическая метафора обеспечивает положительный эффект, даже если рассказана, скажем, во время поездки в общественном транспорте. Но лучше всего метафора действует, если человек находится в расслабленном состоянии, а наиболее эффективна, когда она подается таким образом, что человек входит в транс.

Человек в состоянии транса сосредоточен на внутреннем состоянии. Он слышит посторонние голоса, шумы, но у него нет желания реагировать на них. Он не делает никаких усилий по отношению к тому, какие образы, мысли появляются и протекают в его голове. Он только наблюдает за ними. В таком состоянии человек наиболее открыт для прямого контакта со своим бессознательным и максимально внушаем.

18. Онтопсихология как концепция и метод психологической помощи

Онтопсихология, если перевести дословно, — это психология бытия. Данное направление было создано около 40 лет назад итальянским ученым Антонио Менегетти.

В философском плане онтопсихология базируется на концепциях Парменида, Э. Гуссерля и М. Хайдеггера, а в психологическом — представляет собой синтез психоанализа 3. Фрейда и А. Адлера, аналитической психологии К. Юнга и гуманистической психологии А. Маслоу, Р. Мэя и К.Роджерса.

Онтопсихология — это научное направление с отчётливой антропоцентрической ориентацией: человек, его подлинное бытие является основным предметом онтопсихологии.

Теоретические обобщения данной практики позволили А. Менегетти сформулировать оригинальную концепцию психологической структуры человека, в соответствии с которой психика человека складывается из следующих основных инстанций и процессов:

Ин-се (сущность в себе) — внутреннее позитивное ядро человека, его подлинное бытие, трансцендентное плану существования;

естественные эманации жизни или неискаженные проекции Ин-се;

монитор отклонения — психологический механизм, связанный с действием социальных стереотипов и штампов, вмешивающихся в живую ткань бытия и искажающих аутентичные эманации Ин-се;

искажённые проявления жизни, организованные в виде психологических комплексов;

сознательно-логическое «я» — психологическая инстанция, являющаяся единственной осознанной частью нашей психики и склонная отождествлять себя со всей психикой человека.

Таким образом, с точки зрения онтопсихологии, человек является продуктом собственного бессознательного, в которое погружено большинство его психических структур: «…мы существуем в самих себе и ничего о себе не знаем».

Целью практической онтопсихологии является помощь человеку в достижении аутентичности, соответствия своему Ин-се. Все соматические и психологические нарушения рассматриваются как «ошибки» человеческого сознания и поведения, а не как прямой результат воздействий природы и социума. Блокирование импульсов Ин-се и искажение индивидуально-адекватного восприятия происходят вследствие «монитора отклонения» под воздействием культурных стереотипов и социальных штампов.

Задача психотерапевта, опираясь на язык тела пациента и образы, проявляющиеся в его сновидениях и творческой деятельности, помочь ему в осознании своей внутренней сущности, в развитии и воплощении понятого им собственного предназначения, в принятии ответственности за своё бытие.

Основными методами терапии в данном направлении являются арт-терапия, активная музыкотерапия и имагогика — работа с образами пациента, возникающими в его сновидениях, визуализациях, рисунках, способствующая самопознанию индивидуальных проблем и тенденций. Содержание, возникающее в ходе имагогической процедуры, интерпретируется тем же самым образом, что и сон. Когда клиент рассказывает о своих образах, психотерапевт воспринимает, осознает, анализирует и интерпретирует его семантическое поле, все информационные составляющие этого поля. Окончательная интерпретация, предлагаемая клиенту, представляет собой сочетание символической трактовки психотерапевтом возникших образов и непосредственного восприятия им семантического поля клиента.

Кроме того, в онтотерапии используются кинотерапия и музыкотерапия. Первая из этих техник позволяет изучать и актуализировать символическое содержание кинофильмов в соответствии с онтопсихологической техникой интерпретации сновидений, тем самым кинотерапия — это метод изучения структуры и механизмов бессознательного. Музыкотерапия — экспрессивная техника, позволяющая высвобождать субъективный функциональный эстетический ритм клиента, снимать различные соматические барьеры и зажимы на пути к более полному самовыражению человека в экспрессивных движениях, что является важным аспектом его общей самореализации. Характер движений человека во время сеансов музыкотерапии и возникающие у него при этом образы также являются содержанием для онтопсихологического анализа бессознательного.

Для онтопсихолога положительно всё то, что приближает «я» человека к его внутренней сущности, а отрицательно всё то, что ведет «я» человека в противоположном направлении. Следование так понимаемому позитивному и уклонение от так понимаемого негативного — единственно возможная мораль для онтопсихолога. Работа психотерапевта должная способствовать исчезновению болезни, а болезнь — это, как правило, проявление того, что человек не может адекватно осознать и выразить собственную внутреннюю сущность.

19. Отношение к советам в психологическом консультировании

Ю.Е. Алешина формулирует этот принцип строго — как запрет давать советы вообще. В пользу этого она приводит следующие аргументы:

  • гарантированный совет другому дать невозможно: жизнь каждого уникальна и непредсказуема;
  • советуя, консультант берет на себя ответственность за про­исходящее, что не способствует развитию личности консультируемого и его адекватному отношению к действительности; у клиента формируется пассивное и поверхностное отношение к происходящему;
  • любые неудачи в реализации совета обычно приписываются консультанту как давшему совет авторитету, что, естественно, мешает пониманию клиентом своей роли в происходящих событиях.

В дополнение к этому В.В. Столин выдвигал в пользу отказа от конкретных рекомендаций в процессе психологического консультирования следующие аргументы:

До прихода в психологическую консультацию клиент имел гораздо более времени для рационального осмысления своей ситуации, чем имеет психолог; на этом фоне совет психолога чаще всего будет выглядеть как скороспелый.

Хотя клиент и обращается в консультацию чаще всего за советом, он может неосознанно бояться именно прямых советов, ведь принять такой совет — значит в какой-то степе­ни признать себя некомпетентным в собственной жизни.

Однако другие авторы полагают, что в определенных случаях совет в психологическом консультировании приемлем и оправдан. Так А.Ф. Копьев считает, что особенно на начальных этапах консультирования допустимо советовать, так как это вполне органично жанровой природе разговора избегание советов со стороны консультанта сделало бы общение искусственным. Совет может выступать здесь в роли:

■поддержки, сочувствия клиенту;

■ наиболее удобной актуализации в сознании клиента нравственных норм;

■ индикатора для обнаружения клиентом игнорируемых форм поведения.

Н.В. Самоукина полагает, что советовать в психологическом консультировании можно в случаях, если:

■ клиент находится в кризисной, опасной для его жизни ситуации и в данный момент не способен принимать решения;

■ клиент закрыт для диалога, а его действия наносят психологический ущерб близким; совет психолога в этом случае может быть изложен в директивной форме, буквально как предписание, рецепт;

■ если клиент активен, действует и нуждается только в квалифицированной информации типа «как делать».

Ошибкой Н.В. Самоукина считает стремление психолога-консультанта обязательно дать полезный совет, поскольку совет сбивает внимание клиента с анализа самого себя, закрывается движение клиента по пути к самому себе. Она полагает, что если клиент открыт для диалога, то следует воздерживаться от совета.

Таким образом, мы видим, что психологи-консультанты пытаются в той или иной форме ограничивать себя от дачи советов если все-таки приходится их давать, то они делают это сознательно, отслеживая психологический смысл данного консультативного действия и соизмеряя его результаты со своими консультативными целями. Они имеют четкое представление о желательных и нежелательных последствиях советов в психологическом консультировании и регулируют свою деятель­ность по даче советов в соответствии с этими представлениями и последствиями советов в каждом конкретном консультативном случае. Это мы и называем осторожным отношением к советам.

20. Черты личности, присущие эффективному психологу-консультанту

Р.-А.Б. Кочюнас пишет о следующих чертах:

1. Проявление глубокого интереса к людям, следствием чего является терпение в общении с ними.

2. Чувствительность к установкам и поведению других людей, способность отождествляться с самыми разными людьми.

3. Эмоциональная стабильность и объективность. Имеется в виду способность уважать права других людей, восприятие других людей как способных решать свои собственные проблемы и принимать на себя ответственность.

Но наиболее значимыми, соответствующими западной парадигме консультативной психологии, из черт, рассмотренных Р.-А.Б. Кочюнасом, нам представляются следующие:

1. Аутентичность. Имеется в виду, что человек жаждет быть и является сам собой в противовес расходованию энергии на проигрывание ролей и создание внешнего фасада, вместо того чтобы использовать ее на решение реальных проблем. Дж. Бьюдженталь отождествляет слово «аутентичность» с близким ему «присутствие». В этом качестве он выделяет две стороны:

доступность — степень того, насколько человек допускает, чтобы происходящее в данной ситуации имело для него значение, воздействовало на него;

экспрессивность ~ степень, в которой человек склонен позволять другому (другим) действительно узнать себя в данной ситуации. Это включает самораскрытие без маскировки каких-то субъективных переживаний.

  1. Открытость собственному опыту. Это означает искренность в восприятии собственных чувств. Консультант должен знать, замечать свои чувства, в том числе и отрицательные, не вытеснять их. Только в таком случае он будет успешно контролировать свое поведение. Вытесненные же чувства становятся иррациональными, источником неконтролируемого поведения. Консультант способен содействовать позитивным изменениям клиента только тогда, когда проявляет терпимость ко всему разнообразию чужих и своих эмоциональных реакций.
  2. Развитое самопознание. Чем больше консультант знает о самом себе, тем больше он поймет своих клиентов. Этому способствует умение слышать то, что творится внутри.
  3. Сильная идентичность.
  4. Толерантность к неопределенности. Ситуации неопределенности составляют ткань консультирования, поэтому психолог-консультант должен уметь без значительного дискомфорта переносить их. Достигается это через уверенность в своей интуиции и адекватности чувств; убежденность в правильности принимаемых решений; способность рисковать. Все эти качества приобретаются по мере личного и профессионального опыта.
  5. Принятие личной ответственности. Имеется в виду то, что критика не вызывает у такого человека механизмов психологической защиты, а служит полезной обратной связью, улучшающей эффективность деятельности и даже организацию жизни.
  6. Стремление к глубине межличностных отношений.
  7. Постановка реалистичных целей.

Помимо личностных качеств, ассоциируемых с выбором профессии консультирования, существует еще целый ряд личностных черт, ассоциируемых с представлением об эффективной работе на протяжении длительного времени. К ним относятся устойчивость, гармоничность, постоянство и целеустремленность. В общем и целом эффективность консультирования зависит от личностного участия. Личностные качества консультанта являются столь же (или даже более) важными, как и специальные знания, умения, навыки

Другими словами, эффективные консультанты обладают духовной сензитивностью, они контролируют свои собственные пристрастия, умеют слушать, обращаться за разъяснениями, учитывать при общении расовые и культурные Эффективно работающие консультанты — это те люди, которые на протяжении всей жизни успешно интегрировали в себе научные знания и навыки. Другими словами, это люди, «достигшие баланса личностной и инструментальной компетентности». Вот перечень качеств эффективно работающих консультантов, в дополнение к уже упоминавшимся:

интеллектуальная компетентность. Желание и умение учиться, а также сообразительность и творческое мышление.

Энергичность. Консультанты должны быть способны проявлять активность на протяжении сессии и быть в состоянии поддерживать активность при виде большого числа клиентов, ожидающих своей очереди.

Гибкость. Умение приспосабливать свои действия, отвечая запросам своих клиентов.

Способность оказывать содействие. Поддержка клиентов в принятии ими решений, помощь в обретении надежды и уверенности.

Наличие доброй воли. Желание конструктивно работать в интересах клиентов, тактично поддерживая их независимость.

Уверенность в себе. Это качество охватывает знание себя, включая установки, ценности и чувства, а также способность распознавать, какие факторы и каким образом воздействуют на них.

21. Этические аспекты психологического консультирования

Р.-А.Б. Кочюнас, проанализировав зарубежную литературу, сформулировал следующие принципы этичного поведения в психологическом консультировании:

1. Консультант ответственен в своей работе:

перед своим клиентом,

перед членами семьи клиента,

перед организацией, в которой он работает,

вообще перед общественностью, ,

перед своей профессией.

2. Клиент должен принять решение о своем вступлении в процесс психологического консультирования осознанно, поэтому до начала процесса консультирования консультант обязан во время первой встречи предоставить клиенту максимум информации о процессе консультирования:

об основных целях консультирования,

о своей квалификации,

об оплате за консультирование,

о приблизительной продолжительности консультирования,

о целесообразности консультирования в данной ситуации,

о риске временного ухудшения состояния клиента в процессе консультирования,

о границах конфиденциальности.

Важно заранее согласовать с клиентом возможности аудиои видеозаписи, наблюдения через зеркало одностороннего видения, присутствие на консультации других лиц (стажеров, студентов).

Без согласия клиента это исключается.

Правила конфиденциальности:

1. Информацию о клиенте можно использовать только в профессиональных целях. Информация эта должна использоваться только для блага клиента.

2. Материалы консультативных встреч в форме, в которой они не могут причинить вреда интересам клиента, консультант может использовать в своей профессиональной научной или преподавательской деятельности. Они не подпадают под требование конфиденциальности.

3. Ориентируясь на право клиента на доброе имя и сохранение тайны, консультант в определенных случаях может не предоставлять информацию о клиенте правоохранительным органам, если этим не нарушаются права третьих лиц.

4. Конфиденциальность ограничена правом консультанта на сохранение собственного достоинства и безопасность своей личности.

5. Конфиденциальность ограничена правами третьих лиц и общественности.

Р.-А.Б. Кочюнас приводит примерный список обстоятельств, при которых требование конфиденциальности может быть нарушено:

1. Преступные действия (насилие, развращение, инцест и подобные), совершаемые над несовершеннолетними.

2. Необходимость госпитализации клиента.

3. Участие клиента и других лиц в распространении наркотиков и прочих преступных действиях.

4. Повышенный риск для жизни клиента или других людей.

Выяснив в процессе консультирования, что клиент представляет для кого-то серьезную угрозу, консультант обязан:

принять меры для защиты потенциальной жертвы или жертв,

проинформировать об опасности ее саму (или их),

проинформировать родителей или близких этого человека,

проинформировать правоохранительные органы.

Консультант также должен сообщить клиенту о своих намерениях.

22. Основные ориентации психологов относительно структуры консультативного процесса

Б.М. Мастеров описывает следующие основные ориентации психологов относительно структуры консультативного процесса:

1. Аналитико-интерпретативная ориентация. Психолог по мере предъявления клиентом проблемы анализирует и интерпретирует ее содержание, а также происходящее «здесь и теперь» взаимодействие в терминах той теории, адептом которой он является. Клиент должен увидеть свою проблему и самого себя глазами психолога, принять это видение и сделать его своим. Именно психолог здесь ставит задачу на изменение, и составной частью этого изменения обязательно будет изменение картины мира клиента. Именно психолог выбирает средства изменения и использует их. Примером такого подхода к работе с клиентом является работа с ним в рамках разных вариантов психоанализа.

2. Рационально-констатирующая ориентация. По мере предъявления проблемы клиентом психолог старается помочь ему сформулировать эту проблему наиболее четко, в рациональной форме и в терминах клиента. Это помогает клиенту осознать свои представления о реальности и себе самом, что дает возможность ему самостоятельно или совместно с психологом поставить задачу на изменение, но редко позволяет самостоятельно найти средства для осуществления этих изменений. Отсюда возникает обоснованный запрос клиента к психологу-консультанту на овладение техниками изменений.

3. Процессуальная ориентация. Психолога здесь интересует не само содержание, предъявляемое клиентом, а динамика развертывания этого содержания в ситуации «здесь и теперь». Психолог следует за клиентом и усиливает проявления спонтанности с помощью различных приемов и техник. Клиент получает реальный новый опыт в ситуации «здесь и теперь»: происходит изменение эмоционального состояния, возникают новые поведенческие реакции. Наиболее яркие представители из известных в нашей стране — Милтон Эриксон и Эми Минделл.

4. Эмпатическая ориентация (частный случай процессуальной ориентации).

Внимание психолога сконцентрировано на чувствах клиента, возникающих в ситуации «здесь и теперь», на характере эмоциональных отношений с клиентом. Основные представители — Карл Роджерс, Ролло Мэй.

5. Парадоксальная ориентация. Психолог своим поведением стремится разрушить ролевые ожидания и стереотипы отношений клиента. Это ведет к изменению состояний клиента, к разрушению стереотипов общения и отношений, стереотипов в восприятии себя и других людей. Это делает клиентов более «пластичными», эмоциональносензитивными и рефлексивными. Так работали Милтон Эриксон и Карл Витакер. Многие психологи используют техники этой ориентации на этапе дебюта как вспомогательные.

6. Реконструктивная ориентация. Направлена на воссоздание «здесь и теперь» контекста проблемы. Психолог воссоздает жизненный контекст, в котором существует проблема клиента, реконструирует в ситуации «здесь и теперь» фрагмент субъективной картины мира (СКМ) клиента в той ее части, которая имеет отношение к проблеме клиента. Внимание психолога сосредоточено не на содержании проблемы и отношениях с клиентом как таковых, а на процессе реконструкции и средствах, которыми она осуществляется. Саму реконструкцию осуществляет клиент, используя предложенные ему средства и процедуры. Клиент начинает видеть, думать, переживать, находясь внутри этой реальности. Психолог обращает внимание клиента на какие-либо аспекты его СКМ, которые клиент ранее не рефлексировал, и помогает клиенту получить новый опыт в этой реконструированной реальности.

23. Уровень формального общения как этап консультативной беседы

Структура в консультировании определяется как взаимопонимание между консультантом и клиентом относительно особенностей, условий, процедур и параметров консультирования.

Выработка регламента работы является частью создания структуры. Регламент включает в себя временные ограничения (например, устанавливает 50-минутную (для предотвращения деструктивного поведения), уточнение ролей (что будет ожидаться от каждого участника) и процедурные условия (которыми определяется ответственность клиента за продолжение работы в соответствии с определенными целями или потребностями).

В регламенте также содержится информация о графике оплаты и о других важных для клиентов вопросах. В целом структура обеспечивает развитие консультирования, создавая для него поле деятельности. «Она терапевтична уже сама по себе».

Контракт консультанта и клиента, касается всех важных вопросов, в нем прописывается:

  • Квалификация/опыт консультанта;
  • Сущность консультирования;
  • жалобы;
  • Оплата, отмена сессий и страховая компенсация;
  • Ведение записей и конфиденциальность;
  • Подпись, дата.

Формальное общение. Это общение, ориентированное прежде всего на соблюдение требований «объективного статуса». Собеседники стремятся держать себя и межличностную ситуацию «под контролем», причем этот контроль направлен в основном на сокрытие собственных внутренних переживаний и создание определенного впечатления о себе. Говоря о себе, человек как бы становится в позицию стороннего («объективного») наблюдателя, осторожного цензора.

Такое общение может быть названо «коммуникацией, центрированной на имидже». По сути, собеседники вступают в общение скорее не как люди, а как «социальные функционеры». Спонтанность и естественность минимальны или отсутствуют вовсе, сильна ориентация на стереотипную вежливость, соблюдение ритуалов ролевого поведения и т. д. Жизнь индивидуального внутреннего мира при этом, разумеется, усиленно скрывается, а если и проявляется, то лишь косвенно, вопреки желанию собеседников или неосознанно. Даже если человек и осознает что-то из происходящего в своей субъективности, то вовне он стремится проявить только то, что соответствует его представлениям о должном, правильном.

Соответственно, выразительность собеседников в таком общении носит весьма специфический характер — это не проявление себя подлинного, а создание определенного «образа себя», попытка выдать желаемое за действительное. Естественно, и доступность влиянию в этом случае минимальная, блокированная тревогами и защитами, ролевыми барьерами и стереотипами.

Таким образом, очевидно, что на уровне формальных отношений взаимодействие в психологическом интервью происходит крайне поверхностно, не только никак не затрагивая реальные жизненные проблемы клиента, но и маскируя и даже искажая их; поэтому здесь мы имеем дело с явным неприсутствием (или — псевдоприсутствием) клиента и для него, конечно, ни о какой жизнеизменяющей терапии и речи быть не может.

24. Уровень стандартной беседы в отношениях психолог-клиент

Общением такого типа заполнено большинство повседневных разговоров. Здесь собеседники уже более искренни и имеется определенное «равновесие между заботой о собственном имидже и вовлеченностью в выражение внутренних переживаний», а также готовность свободно «перемежать личные и рабочие разговоры». Другая особенность «стандартных бесед» заключается в том, что, благодаря более ясному и пристрастному заявлению собеседниками своих позиций, появляется возможность возникновения некоторых межличностных напряжений и противоречий. Эти столкновения уже меньше замалчиваются и маскируются, чаще становятся предметом открытой дискуссии. Но до серьезных конфликтов дело не доходит, обсуждение происходит по-прежнему недостаточно глубоко, без «подключения» ресурсов осознавания, интуиции, без активизации подлинной заботы и ответственности.

Здесь можно говорить уже о достаточно большой выразительности собеседников и о значительной их доступности — хотя и то и другое все еще не выходят за пределы обыденного и привычного.

Уровень стандартной беседы часто может показаться очень похожим на содержательный разговор. Поэтому фасилитатор склонен поддаться стремлению остаться подольше на этом вполне спокойном и достаточно информативном уровне, тем более, что и клиент часто с удовольствием готов вести такие разговоры привычным (стандартным!) для себя способом. И действительно, общаясь на этом уровне, с одной стороны, можно работать на установление контакта с клиентом, развитие взаимного доверия; с другой — получить много ценной фактической информации о клиенте и его жизни, увидеть и услышать некоторые сигналы, намеки на глубинные проблемы — и в этом несомненные достоинства стандартной беседы. Однако, считает Бюджентал, на этом уровне действительной «встречи субъективностей» не происходит и потому при стандартной беседе подлинная жизнеизменяющая работа не происходит. Это лишь подготовка (пусть и важная) к ней.

25. Межличностное давление и его формы в консультативной беседе

Межличностное давление в общении (МД) можно определить как попытки одного собеседника повлиять на мысли, чувства, слова или действия другого. При таком широком понимании МД мы легко найдем его проявления почти в любом взаимодействии людей. Давление — это, по мнению Бюджентала, универсальная характеристика человеческого общения; оно может проявляться множеством способов и служить самым разным целям.

Очень важно различать манипулятивное и не-манипулятивное использование МД — грань эта очень тонкая и не всегда очевидная. Главным критерием можно считать намерение «субъекта давления» — заботится ли он о другом человеке и стремится помочь ему справиться со своими проблемами или пытается с помощью давления достичь каких-либо иных целей. Давление как таковое — лишь средство, а его смысл и ценность определяется прежде всего целями «пользователя». В то же время, преднамеренное использование давления в межличностном общении — в кабинете консультанта или за его пределами — почти неизбежно несет с собой риск манипулирования и потому требует особого внимания и осторожности.

Форм, способов и уровней интенсивности МД — чрезвычайно много и классифицировать их можно по разным основаниям. Особо следует отметить, что давление существует не только в более явной вербальной форме, но также и в невербальной. Последняя, как правило, менее заметна (и даже не всегда осознается самим субъектом влияния), но часто еще более эффективна. Кроме того «невербальное сопровождение» способно весьма существенно менять степень давления, вкладываемую в слова, — как в сторону его усиления, так и в сторону смягчения. С другой стороны, невербальные формы МД могут использоваться и отдельно от вербальных, при этом приобретая иногда парадоксальное значение. Так в определенном контексте — например, в ответ на просьбу, призыв и т. п. — «молчание, самая слабая „клавиша“, может оказать очень сильное давление».

Бюджентал разработал очень ясную и развернутую концепцию МД, а также предложил весьма подробную шкалу для описания, классификации и измерения основных видов давления. Представляя эту шкалу, он использует метафору некоего музыкального клавишного инструмента, клавиатура которого состоит из трех десятков «нот» (отдельных видов МД), объединенных в четыре «октавы». Вот эти основные «октавы» (р. 71):

  • слушание (основная функция состоит в создании условий для свободного самораскрытия собеседника, а также в налаживании контакта с ним);
  • ведение (предназначение в том, чтобы поддержать рассказ собеседника, удерживая его в изначальном русле или, наоборот, помогая раскрыть новые аспекты);
  • инструктирование (используется для влияния на собеседника посредством сообщения ему информации или указаний, имеющих рациональное и/или объективное основание);
  • требование (применяется для оказания давления на собеседника с использованием своих «личностных и эмоциональных ресурсов»).

Применительно к ситуации психологического интервью выделены следующие характеристики, с помощью которых можно описать психологическую суть различий между основными уровнями (октавами) давления:

1. имплицитное послание — то, что составляет главный глубинный смысл высказываний данного типа, его латентное психологическое содержание;

2. соотношение активности — пропорция участия в общении каждого из собеседников, характерная для данного уровня давления;

3. субъективность — уровень мобилизации и раскрытия субъективности собеседников;

4. открытость влияния — степень использования явного убеждения, его направленность и предпочитаемые формы;

5. роль фасилитатора — главные задачи, которые пытается решить фасилитатор при использовании данного уровня давления, и ресурсы, которые он для этого использует.

Используя эти пять характеристик, можно представить основные особенности каждой из четырех октав МД таким образом (р. 71−87).

I. Слушание

1. Имплицитное послание фасилитатора: «Мне интересно то, что ты хочешь высказать. Я пытаюсь понять тебя как можно полнее. Скажи все, что ты хочешь, своими словами — я принимаю сейчас твои слова без того, чтобы обязательно согласиться или не согласиться».

2. Соотношение активности. Клиент побуждается говорить значительно больше, чем фасилитатор. Последний в основном стремится поддержать наиболее полное самовыражение клиента и редко высказывает собственные мысли и мнения.

3. Субъективность. Клиент в основном сам определяет, насколько глубоко он погружается в свою субъективность, хотя фасилитатор может при необходимости поддерживать тенденцию на углубление, когда она проявляется.

4. Открытость влияния. Фасилитатор избегает любых форм сильного влияния со своей стороны, поддерживая свободу клиента продолжать то направление беседы, которое он выбрал.

5. Роль фасилитатора. Его основные задачи — побудить самовыражение клиента и достичь этого настолько полно, насколько возможно; проявить искреннее принятие права клиента на собственные взгляды и получить такую информацию, которая была бы полезна для других этапов работы.

В эту «октаву» МД входят такие конкретные виды воздействия («ноты»): молчание, «наведение мостов», перифраз, подведение итога, побуждение говорить, «отражение очевидного», предложение добавить к сказанному и открытые вопросы.

Причем, только при поверхностном взгляде на уровне внешнего вербального взаимодействия может показаться, что при использовании этой октавы основная нагрузка лежит на говорящем (клиенте).

Для того, чтобы слушание было действительно продуктивным, оно непременно должно быть активным'. «Такое слушание — это гораздо больше, чем пассивное фиксирование, это динамическая готовность (подчеркнуто мною — С.Б.), которая включает в себя многие модальности восприятия плюс интуицию, рефлексию и специально развитую эмпатию» (там же}.

II. Ведение

1. Имплицитное послание: «Я хочу, чтобы ты рассказал мне о том, что заботит тебя и что ты хочешь, чтобы знал я. Ты будешь сам вести наш разговор, но я буду время от времени делать предложения относительно того, как это будет происходить».

2. Соотношение активности. Клиент обычно говорит больше фасилитатора. Активность последнего различна и может варьировать в больших пределах. При этом, однако, необходимо иметь в виду, что частота вмешательства может привести к увеличению давления, независимо от формы этого вмешательства.

3. Субъективность. Фасилитатор стремится побуждать клиента к раскрытию его внутренних переживаний, при этом в основном удерживаясь от самораскрытия. Это не односторонняя манипуляция, а осознанное следование приоритету потребностей и переживаний клиента. Воздействия фасилитатора направлены прежде всего на то, чтобы помочь клиенту в продвижении от отстраненных «отчетов» о себе к более личностному и эмоциональному раскрытию, поиску.

4. Открытость влияния. Усилия фасилитатора повлиять на ход общения достаточно мягкие и, как правило, ограничиваются рамками содержания, уже представленного клиентом.

5. Роль фасилитатора. Фасилитатор проявляет искренний интерес к тому, что стремится выразить клиент, и использует руководящие высказывания для углубления и расширения его рассказа. Естественно, у фасилитатора могут возникнуть свои представления относительно того, что в данный момент требует особого внимания, и он может осторожно попытаться направить беседу в это русло.

Ко второй «октаве» относятся: открытые вопросы, выбор части высказывания, фактическое информирование, непосредственное структурирование, неакцентированные альтернативы, общее структурирование, выдвижение новых тем, неявно фокусированные вопросы.

Работа во второй октаве давления представляет значительную трудность и требует от фасилитатора умения балансировать на тонкой грани осторожной активности — между невмешательством слушателя и лидерством ведущего. Мой опыт проведения семинара-тренинга показал, что большинству его участников сложнее всего было удерживаться в рамках именно ведения, границы которого многим казались размытыми, «неуловимыми». Оказывалось гораздо проще перейти к более сильному и очевидному давлению или, наоборот, вернуться к слушанию (последнее, конечно, для многих весьма трудно полноценно реализовать, но, по крайней мере, легче понять и распознать).

Однако, именно влияние на втором уровне МД — мягкое, деликатное, «на полутонах», оставляющее основную активность и ответственность за клиентом — обладает огромным потенциалом поддержки и усиления процессов его (клиента) самоисследования и часто играет в консультировании решающую роль. С другой стороны, и опасность манипулирования наиболее велика как раз при ведении.

Таким образом, есть много причин для того, чтобы уделить второй октаве межличностного давления особое внимание.

III. Инструктирование

1. Имплицитное послание: «Я хочу, чтобы ты усвоил некоторые объективные и важные аспекты тех вопросов, о которых мы говорили. Тебе нужно знать, как их можно использовать».

2. Соотношение активности. В различных ситуациях это соотношение существенно варьирует, но основная тенденция состоит в том, что активность фасилитатора в целом весьма велика (часто сопоставима с интенсивностью участия клиента или даже превосходит ее), однако, при этом она может перемежаться периодами достаточно слабого его вмешательства (возможно, с переходом на первую или вторую октавы).

3. Субъективность. В своем вмешательстве фасилитатор в основном полагается на нечто объективное (информацию, аргументы и т. д.).

Но при этом во всех попытках «извлечь» что-то из клиента, он ориентирован прежде всего на выявление и активизацию его субъективных ресурсов.

4. Открытость влияния. Воздействие фасилитатора проявляется достаточно заметно — и в том, что он говорит, и в том, как он это делает. Для усиления влияния могут использоваться и «объективные средства» — рациональные доказательства, фактическая информация и т. п., — чтобы помочь открыться тем чувствам, мыслям или действиям клиента, которые не удается актуализировать другим способом.

5. Роль фасилитатора. Действуя на уровне этой октавы, фасилитатор учит, указывает и использует авторитет знаний и своей позиции. Эти усилия направлены на углубление понимания клиентом важных моментов, поддержку сотрудничества и более интенсивного совместного поиска, для чего часто фасилитатору приходится привлекать потенциал своей профессиональной роли.

Третью «октаву» МД составляют: суженные вопросы, рациональные советы, успокаивание, обучение, определенные альтернативы, ограниченные указания и более узкие вопросы.

Освоение третьей октавы представляет достаточно большую сложность, но еще труднее достичь понимания ее психологического смысла и психотерапевтической целесообразности. Бюджентал подчеркивает: «Инструктирование — это предмет огромных расхождений и арена острых столкновений точек зрения в сообществе терапевтов. Оно обладает очень большим потенциалом влияния на клиентов. По моему мнению, если оно используется чутко и умело, оно может существенно повлиять на прогресс клиента, но если его использовать неуклюже или чрезмерно, то оно обязательно будет препятствовать глубине и длительности терапевтического влияния».

Вариаций в применении средств октавы инструктирования профессионалами очень много, что в значительной мере зависит от их теоретических установок, индивидуального стиля и опыта работы.

IV. Требование

1. Имплицитное послание: «Я намерен убедить тебя или, если это необходимо и возможно, настоять, чтобы определенным образом изменить то, что я считаю важным. Для этого я применю все силы, которые смогу привлечь. Я надеюсь, ты поймешь: я делаю это, будучи уверенным, что это соответствует твоим наиважнейшим интересам; но даже если ты думаешь иначе, я намерен совершить свои попытки повлиять на тебя».

2. Соотношение активности. Само по себе требование предполагает ведущую активность фасилитатора. Но тактика применения сильных способов давления может быть самая разная. Возможны случаи, когда фасилитатор действует гораздо активнее клиента и использует данную октаву на протяжении длительного времени, а могут быть и другие ситуации, в которых он прибегает к этому лишь от случая к случаю (но зато с высокой степенью интенсивности).

3. Субъективность. Фасилитатор достаточно открыто (но избирательно) проявляет собственные чувства, переживания, ценности и суждения. Он принимает на себя ответственность за использование этих личностных ресурсов. Сущность данного способа — именно в мобилизации субъективности фасилитатора. В крайних случаях при этом происходит даже некоторое ослабление ориентации на сиюминутные чувства и мнения клиента.

4. Открытость влияния. Здесь убеждение со стороны фасилитатора явное и недвусмысленное. Но, если фасилитатор использует свои собственные оценки, переживания или суждения и при этом претендует на их бесспорность, объективную обоснованность и т. д. — то есть пытается выдать субъективное за объективное, — может возникнуть опасность обмана клиента. Использование этого типа взаимодействия требует от фасилитатора быть честным, осторожным и принимать особую ответственность за привнесение своей субъективности в процесс консультирования.

5. Роль фасилитатора. На этом уровне МД фасилитатор открыто опирается на собственный авторитет. Он дает явные директивы, ставит перед клиентом острые, подчас провокационные вопросы, настаивает на определенных действиях и позволяет проявляться своим собственным эмоциям — все это делается для того, чтобы вызвать эффекты, которые фасилитатор считает наиболее важными.

В четвертую, самую «сильную» группу средств МД включены: более узкие вопросы, побуждение, одобрение, оспаривание, неодобрение, провоцирование, ссылка на авторитет, настаивание, отвержение (последнее уже выходит за рамки допустимых в терапевтической ситуации действий и приводится только для логического завершения данного перечня).

В последней «четверти» шкалы находятся очень сильные средства межличностного влияния и именно поэтому пользоваться ими следует крайне осторожно. Бюджентал подчеркивает: «Терапия, которая опирается в основном на требование, на мой взгляд, вообще не является терапией, но терапия, которая никогда не решается на это, может легко стать вялой и неэффективной».

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector