Тема 3. Мышление и речь 2

Лекция 8. Высказывание и мысль

1. Синтаксические средства высказывания.

2. Виды речевого высказывания и их структура.

3. Проблема понмания (декодирования) сообщения.

1. Лурия А.Р. Речь и мышление. М. 1975. С.52-93 (висловлювання і думка).

2. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека. М. 1974. Гл.XII (мова).

3. Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М. 1996. С.307-384 (мова і розвиток пізнання).

1. Синтаксические средства высказывания

Слово (основная единица языка) является главным средством формирования понятия. Однако изолированное слово, которое может обозначить предмет или оформить понятие, еще не может выразить событие или отношение, сформулировать мысль. Для того, чтобы выразить мысль, оформить высказывание, нужна связь нескольких слов или синтагма, создающая целое предложение или высказывание.

Переходя от анализа строения отдельных понятий к анализу процессов, лежащих в основе целых суждений, психология должна заняться изучением законов построения сочетаний слов, благодаря которым строятся высказывания, суждения и мысли.

Не существует правил, позволяющих определить значение слова по его звучанию. Для каждого отдельного слова связь значения со звучанием должна быть заучена. Но если бы предложения строились из отдельных слов по тому же принципу, что и слова из отдельных звуков, язык лишился бы той бесконечной гибкости, которая делает его таким удобным средством выражения и передачи мысли. Кроме того, если бы надо было запомнить значение каждого предложения, то на это не хватило бы объема человеческой памяти: понадобилось бы хранить словарь со значениями всех возможных предложений!

Язык устроен иначе. Значения отдельных слов, составляющих предложение, сочетаются по правилам грамматики, образуя значение всего предложения. Не получаем значение всего предложения, сложив просто значения слов, Между языком как механизмом именования вещей и языком как средством выражения мыслей о мире — огромная разница. Если в состав суждения входит больше двух понятий, первостепенную важность приобретают отношения между ними.

В развитых языках существуют многообразные средства, превращающие сочетания слов в осмысленные высказывания. Три основных: флексии, служебные слова и положение слов в предложении.

2 стр., 942 слов

Анализ предложений на слова и синтез слов в предложения

... и логичность монологической речи. Разнообразие лексических средств в связном высказывании, точность употребления слов. Особенности грамматического оформления: разнообразие типов предложений, сформированность средств синтаксической связи, использование сложных по структуре ...

Собака, Джон, кусать — непонятно, кто кого кусает, надо знать правила построения осмысленной последовательности слов.

Бесцветные багровые тучи яростно спят

Наиболее простые высказывания, выражающие простейшую мысль, состоят, как правило, из сочетаний имени и глагола или имени и прилагательного (дом горит, слон добрый, в русском языке глагол есть опускается), варианты флексий (горит, горел), а также префиксы (загорелся, сгорел) детализируют форму действий, которые обозначаются глаголом, придают ему характер, выражающий время и вид действия.

Более сложные высказывания включают в свой состав нсколько слов; неодинаковые флексии уточняют те отношения, в которых стоят участвующие в данной фразе события (Собака укусила Джона).

Наличие сложной дифференцированной системы флексий позволяет выразить любые отношения, в которые вещи вступают друг с другом и составить матрицу тех объективных механизмов языка, которые позволяют формулировать любую мысль.

Вторым синтаксическим средством, выражающим любые отношения вещей с помощью языковых конструкций, являются служебные слова. В сочетании с флексиями они отражают богатство как внешних, так и внутренних отношений между предметами.

В глике с руповыми локсенами и кейтером мункните локсен в бамп и в гратце появится бим.

Когда в сообщении осмысленные понятия заменены бессмысленными словами, в нем остается только информация об их отношениях. Ее носителем явялются служебные слова (в. с, и, а также словоизменительные морфемы).

Они образуют в памяти основной каркас смысловой записи, характеризуя в общих чертах структуру запоминаемого события, сами понятия запоминаются лишь с помощью этого каркаса.

Как получить бим? Где находится кейтер? Что является руповым? Что находится в глике? — на эти вопросы вполне осмысленно можно отвечать.

Если убрать служебные слова:

Глик руповые локсены кейтер мункнуть локсен бамп гратц появиться бим — смысл не улавливается.

Если вместо бессмысленных поставить осмысленные слова, сообщение становится вполне понятным и без служебных слов:

Комната голубой кружок торговый автомат опустить кружок щель выходной лоток появиться виноград.

Многообразие и многозначность служебных слов практически делают язык системой кодов, дающих возможность формулировать любые отношения.

Третьим способом выражения сложных отношений предметов при помощи языка является место слова в предложении (синтагма).

В русском языке основное действующее лицо (субъект) стоит обычно на первом месте сочетания слов, а объект, на который направлено действие, на втором, поэту конструкции платье задело весло или весло задело платье имеют различные значения, несмотря на то, что оба включенных в предложение существительных здесь не имеют дифференцирующих флексий.

Наряду с лексическими и морфологическими средствами языка стоят интонационные средства, а в письменной речи — пунктуация.

2 стр., 837 слов

Дайте психологическую интерпретацию описанного в текстовом фрагменте ...

... и скучает на работе; б) Человеку, который побаивается собак, а они не оставляют его без внимания, пытаясь ... ДОГОНЯЛКИ Дайте психологическую интерпретацию описанного в текстовом фрагменте поведения собаки. Допишите последнее предложение. Любимая игра моего пса Корнета ( ... тряпичным зайцем) – догонялки. Если рядом не оказывается других собак, он с удовольствием играет со мной. Нарезая вокруг меня ...

Г.Остер:

“Два числа 5 и 3 пришли однажды в такое место, где валялось много разных разностей, и стали искать свою. Найди разность этих чисел”.

“Мряка и Бряка пришли на поляну и стали прыгать. Мряка прыгнула на 7 лыгов, а Бряка на 8 лыгов. Сколько лыгов осталось нераздавленными, если всего на полянке сидели и тихо пели задумчивую песню 39 лыгов?”

“Мряка друсит пусики. На друську одного пукиа Мряка тратит полдолгика. Сколько долгиков истратит Мряка на друську восьми пусиков?”

“Отплякиваясь от сурых пляк, каждый хамсик шмыряет на глын по 5 гнусиков. Сколько гнусиков шмырнут на глын 12 хамсиков, отплякивающихся от сурых пляк?”

“Клюша наклюсюкал 256 парфусиков, а Плюша наплюфукал в 3 раза больше парфусиков, да еще и отнял у Клюши половину его парфусиков. Сколько парфусиков у Плюши?”

2. Виды речевого высказывания и их структура

В языкознании принято различать два основных вида сообщений (коммуникаций): коммуникации события и коммуникации отношений. Оба эти вида сообщений пользуются одними и теми же внешними грамматическими средствами, но глубоко отличаются друг от друга.

Под коммуникацией события понимается сообщение о каком-нибудь внешнем факте, выраженном в предложении. Простое сочетание субъекта с предикатом (дом горит, мальчик кушает), как и сложные сочетания, в которых выражено наглядное отношение субъекта к объекту (мальчик погладил собаку, человек рубит дрова), являются типичными примерами коммуникации событий.

Характерной особенностью этого вида сообщений является тот факт, что обозначенное системой слов можно с успехом выразить и в наглядной картине, т.е. наглядно-образное содержание в этом виде сообщений преобладет над вербально-логическим. Существенную роль в этом виде сообщения играют наглядные внеязыковые средства в виде знания ситуации, указательные или описательные жесты, дополнительные интонации и т.п.

Совершенно иной характер носит коммуникация отношения. Существуют высказывания, которые не обозначают никакого события, но формулируют известные отношения (Сократ — человек, собака — живолтное, брат товарища, собака хозяина). Значение этих конструкций нельзя передать в наглядной картине. Они выражают не те реальные события, в которые вступают предметы, а логическое отношение между вещами, и используются как способы оформления не столько наглядно-образного, сколько более сложного вербально-логического мышления. Естественно, что наглядная ситуация, указательный или описательный жест, мимика и интонация не могут оказать помощь в раскрытии значения этих конструкций, и вся полнота выражаемях ими отношений должна быть выражена только грамматической структурой тех слов, которые ее составляют.

В некоторых случаях подлинное значение коммуникации отношения может вступать в конфликт с их непосредственным наглядным восприятием. Примером являются конструкции с одним из вариантов родительного падежа: выражение брат отца, внешне создающее впечатление, что речь идет о двух лицах, вовсе не означает брата и отца, но означает третье лицо — дядю, упоминание отца носит здесь не значение существительного, а значение атрибута, прилагательного, поэтому его можно заменить выражением отцовский брат.

7 стр., 3194 слов

Культура речи. Этические и эстетические нормы речи. Речевой этикет

... эстетические нормы речи. Задачи: Дать понятие этических норм речи, речевого этикета; Рассмотреть формулы речевого этикета; Раскрыть принципы эстетических норм речи. Этические нормы речи ... интересы в непрямом, небуквальном высказывании, смягчая выражение своей ... подробно те качества, которые необходимы для должного речевого поведения: Вежливость. ... Следует иметь в виду, что люди по-разному относятся ...

Аналогичные особенности отличают и сложные грамматические конструкции, где порядок слов не совпадает с порядком событий, обозначаемых во фразе — я позавтракал после того, как прочитал газету, где для понимания значения данного предложения необходимо мысленно “перевернуть” последовательность слов. Подлинное значение грамматической конструкции, выраженное специальными средствами грамматиченского подчинения одного слова другому, вступает здесь в конфликт с непосредственной предметной отнесенностью каждого слова и требует сложных умственных операций, тормозящих непосредственные впечатления и полностью переводящих процесс из наглядного плана в план отвлеченных вербально-логических операций.

Подобные сложные грамматические конструкции, в которых обозначение логического отношения полностью переносится в средства языка, составляют значительную часть тех вербально-логических матриц, которые служат основой для сложных форм мышления.

Для анализа структуры речевого высказывания необходимо рассмотреть процесс формулирования речевого высказывания, т.е. процесс, идущий от мысли к речи.

Человек хочет обратиться к другому человеку или изложить свою мысль в развернутой речевой форме, Он должен прежде всего иметь соответствующий мотив высказывания. Мотивом может служить желание сформулировать потребность, высказать просьбу, требование, которые собеседник должен исполнить. В этом случае высказывание будет носить действенный, прагматический характер. Мотивом высказывания может быть передача информации, вступление в контакт с другим человеком, а иногда уяснение какого-либо положения для самого себя. В этом случае высказывание имеет познавательный, информативный характер. Наконец, в некоторых случаях мотивом высказывания может служить выражение какого-либо эмоционального состояния, разрядка внутреннего напряжения. В этом случае речь будет носить характер междометий, восклицаний и все “высказывание” (которое лишь условно может быть названо этим термином) будет носить характер, мало отличающийся от других (мимических) форм эмоционального выражения.

Мотив высказывания является лишь отправным моментом, движущей силой всего процесса. Следующим моментом является возникновение мысли или замысла — общей схемы того содержания, которое в дальнейшем должно быть воплощено в высказывании.

Далее осуществляется перекодирование замысла в развернутую речь, создание порождающей схемы развернутого речевого высказывания. Механизмом этого процесса является внутренняя речь, которая представляет собой переходный этап между замыслом и развернутой внешней речью.

4 стр., 1536 слов

Письменная речь как вид речевой деятельности

... мысль проговаривается на ИЯ во внутренней речи, а следовательно активизируется работа слухового анализатора. Психофизиологические механизмы письменной речи: - внутреннее программирование будущего высказывания; ... к правописанию в процессе заучивания. Обучение письменной речи Письменная речь представляет собой специфический вид речевой деятельности: кодирование информации с учетом графического канала ...

Генерирующая роль внутренней речи, приводящая к оживлению ранее усвоенных грамматическх структур развернутой речи приводит к появлению развернутого речевого высказывания, в котором речь начинает опираться на все логико-грамматические и синтаксические схемы языка.

В разных видах речевых высказываний соотношение описанных элементов различно.

Речевое высказывание может выступать в двух основных видах: в виде устной и письменной речи. Отличие их состоит в том, что каждая из них использует разные средства выражения речи, имеет разное психологическое строение и свои разновидности.

1. Наиболее простой структурой отличается устная аффективная речь, которая только условно может быть названа речью (ах, ох, черт возьми и т.п.).

Здесь нет четкого мотива, его место занимает аффективное напряжение, получающее свой разряд в восклицании, нет и этапа замысла, эта речь не нуждается в предварительной подготовке или перекодировании во внутренней речи. Внешняя сторона очень проста и ограничена либо междометиями, либо привычными речевыми штампами. Характерно, что наиболее элементарные формы экспрессивной речи сохраняются в тех случаях, когда в результате поражения мозга сложные формы речевого высказывания оказываются нарушенными.

2. Устная диалогическая речь имеет своеобразную психологическую стуктуру. Эта речь всегда имеет свой мотив, однако это может быть мотив говорящего (например, задающего вопрос), или собеседника (на вопрос которого человек отвечает).

То же относится к звену замысла или мысли. В начале беседы она зарождается у лица, которое что-то просит у собеседника или что-то передает ему. Очень скоро она перестает быть образованием, рождающимся в “одной голове” — беседа становится схемой, возникающей в ее общем контексте, так что трудно сказать, кому принадлежит общая мысль, являющаяся содержанием беседы. Одна из особенностей диалога заключается в том, что собеседники всегда знают, о чем идет речь, и не нуждаются в том, чтобы каждый раз развертывать мысль, доводя речевое высказывание до его наиболее полной формы. Кроме того, диалог сопровождается богатыми вне-речевыми факторами сообщения — жестами, мимикой, интонациями. Можно сказать, что в устной диалогической речи значительная часть передаваемого сообщения не выступает в развернутой грамматической структуре высказывания, но “подразумевается”, передает в основном тот смысл, который часто остается непонятным без контекста.

Язык можно рассматривать как способ передачи в память слушающего сведений о структуре памяти говорящего” (Линдсей П, Норман Д.).

3. Устная монологическая речь — наиболее сложный вид устного высказывания, который может выступать в виде повествования, доклада, собщения.

Эта речь всегда должна иметь как исходный мотив, так и четкий замысел, исходить из основной мысли, которая разворачивается в дальнейшем высказывании.

Особенностью монолога является то, что он, как правило, не обязательно предполагает у собеседника, к которому он обращена, знание ситуации, и поэтому должен содержать в себе достаточно полную речевую формулировку информации, которую передает. Поэтому необходимо проводить подготовку развернутой речи, предварительного процесса перекодирования исходного замысла в речевую схему будущего высказывания.

11 стр., 5395 слов

Особенности связной повествовательной речи детей с общим недоразвитием речи

... плана приводит к разрывам мысли и непониманию такого сообщения партнером по коммуникации. Внешний план монологического высказывания представляет собой линейную ... понимания монологической речи как определенных видов устных и письменных изложений и сочинений. Основное внимание в процессе обучения стало уделяться содержательной стороне связного высказывания [13]. Воробьева рассматривает связную речь ...

Монолог располагает и вне-речевыми средствами, что дает возможность сохранить некоторую грамматическую неполноту, позволяет пользоваться неполностью развернутыми грамматическими конструкциями, сокращенность которых компенсируется интонацией и жестами.

Структура монологического высказывания в значительной степени зависит от характера передаваемого сообщения: если субъект передает “коммуникацию события”, участие вне-языковых (синпрактических) компонентов может быть значительно больше, если передается “коммуникация отношений” — основной центр тяжести переносится на систему логико-грамматических средств языка.

В зависимотси от степени опоры на внеязыковые средства различают две формы монолога:

а) “драматизирующая” речь — широко пользуется воспроизведением прямой речи, сопровождается жестами и мимикой, использует богатые оттенки интонации и поэтому может быть недостаточно развернута грамматически;

б) “эпическая” речь — не опирается на внеязыковые средства, а полностью использует логико-грамматические коды языка.

4. Письменная монологическая речь — это речь без собеседника или в отсутствии собеседника.

Письменная монологическая речь должна исходить из определенного мотива и иметь достаточно четкий замысел. В случаях, когда передается уже готовое содержание, общая схема мысли должна быть извлечена из прежнего опыта, хранимого в памяти. В случаях, когда письменная монологическая речь формулирует новую, еще недостаточно отработанную мысль, детали которой еще недостаточно ясны самому субъекту, подготовка высказывания может принять сложные формы. Общий замысел должен быть перекодирован в сложную смысловую программу развернутого высказывания, отдельные звенья этой программы должны быть уточнены и установлена их последовательность. Подготовительная деятельность, которая частично может носить внешний характер (записи, заметки), всегда опирается на механизмы внутренней речи и приобретает особенно сложный характер.

Существенная особенность письменной монологической речи в том, что она лишена возможности опираться на внеязыковые средства (только интонация может частично заменяться использованием пунктуации).

До сих пор мы говорили о речевым высказывании как о форме общения с другими людьми, как о средстве передачи информации.

Однако устная и письменная речь имеют и другую важную функцию: она является средством отработки мысли и играет большую роль в уточнении собственной интеллектуальной деятельности субъекта.

Тот факт, что мысль кодируется в слове, чтобы приобрести истинную ясность, Л.С.Выготский выразил в формуле “мысль совершается в слове”. Это указывает на то значение, которое формулировка замысла в речи имеет для уточнения мысли, для того, чтобы ее общая схема стала развернутой программой, включилась в систему связей и отношений, которые выступают в развернутых логико-грамматических кодах языка.

13 стр., 6132 слов

Тема 1.3 Коммуникативный аспект устной и письменной речи

... речи. Точность речи. Логичность и чистота речи. Богатство, выразительность и уместность речи. 1. Понятие коммуникативные качества речи. Точность речи. Коммуникативные качества речи– такие особенности, объективные свойства речи, ... проявляется в употреблении большего количества слов, чем требуется для выражения мысли. Многословие может быть вызвано плеоназмом, тавтологией, употреблением слов, ничего ...

Поэтому кодирование мысли в речевом высказывании имеет значение не только для передачи информации другому человеку, но и для уточнения мысли для самого себя. Поэтому развернутая речь является не только средством общения, но и орудием мышления.

3. Проблема понмания (декодирования) сообщения

Поцесс понимания воспринимаемого сообщения нельзя считать простым процессом усвоения значения слов, это всегда расшифровка общего смысла, который стоит за воспринимаемым сообщением, превращение развернутой системы сообщения в лежащую за ним мысль. Этот процесс непрост и может остановиться на различных этапах: он может закончиться восприятием значения отдельных слов, тогда смысл сообщения останется вовсе непонятным; может дойти до декодирования значения отдельных фраз; может отразить общую мысль сообщения и передать ее в краткой форме, однако, этого бывает достаточно для понимания научного, “объяснительного” текста, но вряд ли этим исчерпывается подлиное понимание художественного произведения; наконец, воспринимающий сообщение (или читающий художественное произведение) может понять смысл, который заключен в “подтексте”, мотивы, которые лежат в основе поступков действующих лиц и отношение автора к действующим лицам, которое и было его мотивом при написании данного произведения.

Пройесс понимания может быть глубоко различным в зависимости от формы информации, тех способов, посредством которых дается сообщение, и от содержания сообщения, степени его знакомости.

Понимание устного высказывания имеет другую психологическую структуру, чем понимание письменного. В первом случае понимание основано не только на декодировании логико-грамматических структур речи, но и на учете всех внеречевых средств общения, во втором случае требуется особенно тщательная расшифровка грамматических структур.

Понимание описательного, повествовательного, объяснительного и художественного текста ставит воспринимающего перед совершенно различными задачами и требует разной глубины анализа: для восприятия описательной речи вполне достаточно понимания наглядного значения фраз; в повествовательной речи несравненно важнее усвоение общего контекста; в объяснительном (научном) тексте понимание общего контекста является только начальным этапом, который должен перейти в сопоставление отдельных компонентов, соотнесение их друг с другом и декодирование общей мысли или общего закона, аргументацией или иллюстрацией которого являются приводимые в сообщении факты. Наконец, понимание художественного текста предполагает наиболее сложный процесс декодирования с последовательным переходом от текста к подтексту, от внешнего содержания и общей мысли к глубокому анализу смысла и мотивов, которые иногда должны опираться не на простой процесс логического декодирования, но и на фокторы эмоциональной расшифровки, на интуитивное познание.

11 стр., 5025 слов

Методика работы над понятиями «звук», «слог», ...

... Задачи: 1. Выявить психолого-педагогические основы формирования научных понятий «звук», «слог», «слово», «предложение» в добукварный период.2. Рассмотреть вариантность дидактического материала.3. Изучить и проанализировать научно-методическую и ... для них терминов и стоящих за ними явлений (звук, слог, слово, текст и т.д.) осуществляется на уровне первичных и общих представлений.В этом ученикам может ...

Едва ли не самым существенным фактором, определяющим психологическую структуру процесса декодирования, является степень знакомости сообщаемого материала. Декодирование хорошо знакомого сообщения не требует тщательной работы над текстом и скорее является процессом узнавания смысла, чем его последовательным выведением из длительной расшифровки сообщения. При понимании незнакомого текста никакие внеконтекстные догадки не приводят к расшифровке сообщения. Человек может опираться только на логико-грамматическую структуру сообщения и должен проделать весь сложный путь, начиная с декодирования отдельных фраз, затем сопоставляя их и пытаясь выявить передаваемый ими преемственный смысл, и заканчивая анализом общей мысли, которая лежит за всем сообщением, а иногда и тех мотивов, которые стоят за высказыванием.

Понимание смысла слов.

Декодирование сообщения требует прежде всего смыслового выбора из многих значений слова, т.е. понимание того, в каком смысле оно употребляется в данном контексте.

Этому способствует:

а) интонация;

б) контекст — ситуационный и речевой. Читающий фразу он поцеловал ее ручку, никогда не воспримет слово ручка как пишущий предмет.

Этому препятствует:

а) недостаточное знание лексики (бедный словарный запас).

Иногда это приводит к смешению близких по звучанию или написанию слов, которое становится опасным, т.к. читающий порою предпочитает сделать непосредственное заключение о слове, вместо того, чтобы проверить его значение по словарю. “Колокольчик — дар Валдая” — “колокольчик дарвалдал” (от гипотетического глагола “дарвалдать”);

б) преобладание наглядно-образного мышления, делающего одно из наиболее конкретных значений слова наиболее вероятным.

Типичным примером может быть понимание смысла слов у человека с преобладанием наглядно-образной памяти, у которого выражения экипаж корабля и море крови вызывают наглядные образы, которые препятствуют выбору другого, менее обычного и иносказательного значения;

в) колебания состояний бодрствования, затруднения могут встречаться в состоянии сильного утомления, просоночных состояниях и случаях тормозных состояний коры. В этих состояниях слово вызывает не смысловые связи, а звуковые, т.е. всплывают слова, близкие по звучанию.

Понимание значений предложения.

Понимание отдельных предложений и их значения предполагет прежде всего усвоение тех грамматических кодов, которые лежат в основе предложений. В простых случаях, особенно когда речь идет о “коммуникации события”, когда структура предложения относительно проста и смысл однозначен, это не представляет заметных трудностей.

Дело заметно осложняется, когда субъект ставится перед задачей декодировать фразу, выражающую “коммуникацию отношений”, особенно, если строение этой грамматической структуры вступает в конфликт с непосредственным восприятием входящих в ее состав слов или с непосредственной оценкой ее фрагментов (брат отца, я позавтракал после того, как прочел газету).

5 стр., 2358 слов

Текст как продукт речевой деятельности

... текста», «класс текстов», «вид текста», «жанр текста», «тип дискурса», «тип речи», «форма текста» и даже «сорт текста». 2.Признаки текста Как было сказано выше, текст - это слова, предложения, ... предложениями. Смысловые отношения между предложениями различны: содержание одного предложения может быть противопоставлено содержанию другого; содержание второго предложения может раскрывать смысл ...

Трудности вызывают и конструкции со смысловой инверсией, например, двойные отрицания, подлинное значение которых резко расходится с первоначальным впечатлением (я не привык не подчиняться правилам).

Понимание конструкции требует предварительного перекодирования ее. Смысл становится понятным лишь после того, как двойное отрицание будет превращено в одно положительное утверждение.

С особенной отчетливостью выступают сложности декодирования смысла в сравнительных конструкциях (Оля светлее Сони, но темнее Кати — необходимо распределить девочек в порядке возрастающей темноты их волос).

Препятствия на пути к правильному пониманию конструкций:

а) “структурный” фактор — при перекодировании описанных конструкций необходимо расположить их элементы в некоторые соотношения, а это требует участия теменно-затылочных отделов коры. Поэтому при их поражении процесс декодирования оказывается недоступным;

б) “динамический” фактор. — декодирование сложных грамматических конструкций требует торможения непосредственно возникающих впечатлений об их значении и тех сложных оценок, которые могут возникнуть импульсивно. У недостаточно контролирующих себя испытуемых (особенно у детей) встречается недостаточная задержка импульсивного ответа, тенденция обойти предварительную работу по анализу данной конструкции и возникает ее ошибочное понимание;

в) “мнестический” фактор — для того, чтобы расшифровать значение сложной логико-грамматической конструкции, нужно запомнить составляющие ее элементы и мысленно сопоставить их друг с другом, что требует достаточно большого объема оперативной памяти. Избежать затруднений такого рода можно, перенеся декодирование в письменный план.

Н.Хомский (1956) предложил универсальную теорию грамматики, позволяющую описывать не только внешние, но и абстрактные характеристики языка. Наиболее важные положения его теории:

  • Язык в значительной мере опирается на единообразие, и его строение зачастую связано более со смыслом предложения, чем с его внешними характеристиками.
  • Язык является не закрытой, но развивающейся системой.
  • В основе структуры языка лежат элементы, общие для всех языков и отражающие принципы организации, исконно присущие сознанию. Эти принципы организации непосредственно влияют на научение и на генерацию языка.

Основне понятия в теории Хомского — поверхностная структура, глубинная структура, правила преобразования.

Говоря о языке, мы различаем слова, используемые для передачи мысли, и сами мысли. Слова — единственная объективно наблюдаемая часть речевой деятельности, их можно видеть или слышать — это поверхностные структуры (реально напечанные или произнесенные предложения).

Смысл, который несут слова, видеть нельзя: он зависит от структуры памяти участников общения — глубинная структура (смысловая или семантическая).

Правила преобразования — это правила превращения одной структуры в другую.

Поскольку язык оперирует словами, необходимо условиться, какие слова обозначают понятия (сущности), какие — действия, какие — отношения между понятием и действием.

Для любой данной смысловой структуры существует множество предложений, ее выражающих. Кроме того, необязательно сообщать смысловую структуру целиком, если предполагается, что получатель информации уже владеет некоторыми исходными понятиями.

Джон испугал Мери.

Мери испугалась Джона — в этом примере разные поверхностные структуры представляют одну и ту же смысловую.

Но и разные смысловые могут быть представлены одними поверхностными:

Он встретил ее на поляне с цветами — можно понять тремя способами.

Грамматические правила языка определяют способы превращения смысловых структур в поверхностные. Когда человек говорит или пишет, он обращается к хранящимся в его памяти смысловым структурам и, применяя к ним соответствующие правила грамматики, строит грамматически правильные предложения. При слушании и чтении — обратный процесс.

Психологический подход к грамматике связан с изучением познавательных механизмов, соотносящих смысл с поверхностной структурой. Если сообщение удовлетворяет условиям грамотной речи, это еще не гарантия того, что познавательные механизмы успешно справятся с его истолкованием. Так, многие предложения, имеющие неоднозначную поверхностную структуру, в действительности вполне понятны, поскольку конкретный выбор слов позволяет предполагать один смысл.

Целовать Джон тигр — неправильно и непонятно.

Выстрелить Джон тигр — неправильно, но понятно.

Как ребенок порождает (и понимает) грамматически правильное предложение, которого он никогда не слышал? Сам Хомский объясняет это врожденной склонностью к языку, основанной на глубинной структуре. По его мнению, существует некая врожденная схема обработки информации и формирования абстрактных структур языка.

Существует два основных пути научения — подкрепление и подражание.

Подкрепление не может служить механизмом усвоения грамматических структур, так как родители далеко не всегда исправляют грамматические ошибки детей, чаще — отвечают по существу, несмотря на то, что высказывание построено грамматически неправильно.

Подражание — тоже не может, речь ребенка ни на одной стадии развития не является подражанием речи взрослых. Напротив, самое поразительное в детской речи — ее новизна. Ребенок с дефектами речи научается прекрасно понимать, хотя и не подражает говорением. Одну и ту же последовательность слов ребенку редко удается встретить чаще, чем несколько раз.

Представляется, что кривая развития ребенка отражает борьбу протекающих в его сознании процессов индукции, назначение которых — извлечь систему правил, лежащих в основе языка.

Язык ребенка базируется не столько на грамматике, сколько на смысле. В нем находит выражение набор основных понятий о мире, приобретаемых ребенком.

“…Мы рассматриваем языковую компетенцию — знание языка — как абстрактную систему, лежащую в основе поведения, систему, состоящую из правил, которые взаимодействуют с целью задания формы и внутреннего значения потенциально бесконечного числа предложений. Такая система — порождающая грамматика” (Хомский).

Понимание смысла сообщения. Декодирование значения фразы или логико-грамматической конструкции не исчерпывает процесса понимания. За ним следует наиболее сложный этап — понимание смысла всего сообщения в целом.

Этот этап не представляет собой заметных трудностей в простом повествовательном тексте, передающем какое-либо внешнее событие. Однако он становится трудной задачей, когда сообщение включает в свой состав сложный подтекст и требует раскрытия общей мысли или скрытого за ним смысла.

Эта трудность отчетливо выступает в каждом научном тексте, для понимания которого недостаточно декодировать значение каждой фразы, но необходимо их сопоставление, выделение основной мысли и второстепенных деталей. Общая мысль научного текста становится ясной лишь в результате сложной аналитико-синтетической работы, без которой понимание текста остается на уровне отражения значения отдельных фраз. Развернутая форма этого процесса включает:

— выделение составных элементов текста;

— иногда подчеркивание наиболее информативных частей;

— сопоставление этих частей между собой;

— составление детальной схемы, в которой эти части соотносятся;

— формулировка общих положений, вытекающих из такого сопоставления;

— составление краткой схемы, которая отражает в логической форме основное содержание изучаемого отрывка.

Только в том случае, когда в результате длительной работы весь текст укладывается в короткую логическую схему, которая в любой момент может быть снова развернута, процесс превращения длинного текста в сокращенную “мысль” может считаться законченным.

Не меньшую сложность представляет процесс понимания художественного текста. Здесь понимание является не просто декодированием значения отдельных фраз или всего контекста, а сложным путем от развернутого внешнего текста к его внутреннему смыслу.

В рамках когнитивной психологии существует несколько обширных моделей понимания. Чтобы объяснить понимание при чтении, этот процесс разделяется на этапы, начиная с восприятия написанного слова и заканчивая пониманием смысла предложения или рассказа.

Модель Джаста и Карпентера (1980) — процесс чтения и понимания представлен как координированное исполнение ряда этапов, включая выделение физических деталей букв, кодирование слов, обращение к лексике, интегрирование текста и т.д. Слова в текстовом материале структурированы в более крупные единицы, такие как словосочетания, предложения и темы. Когда человек встречается с фрагментом письменного текста, требующим большой обработки информации, ему требуются более длительные паузы, что измеряется путем регистрации длительности фиксации глаз. Наибольший объем обработки осуществляется тогда, когда читатель встречается с необычными словами, интегрирует информацию, содержащуюся в важных словосочетаниях, и при умозаключениях в конце предложения.

Модель Кинча и его сотрудников из Колорадского университета — одна из самых обширных и влиятельных (1979, 1983).

Модель понимания, по Кинчу, — это не просто система, описывающая процесс понимания текстовой информации. Это теория, которая охватывает многие темы когнитивной психологии, такие как память, понимание письменного языка и разговорный язык. На самом верхнем уровне модели находится “целевая схема”, которая решает, какой материал существенен. С противоположной стороны модели находится текст.

Данная модель основана на пропозициях. Пропозиция — это абстракция, которая плохо поддается конкретному определению. Однако можно определенно указать некоторые характеристики пропозиций: это абстракции, основанные на наблюдениях (таких как чтение текстового материала или слушание говорящего); они удерживаются в памяти и подчиняются законам памяти. В системе Кинча пропозиция состоит из предиката и одного или более аргументов. Предикату соответствуют глаголы, прилагательные, наречия или соединительные частицы, являющиеся элементами устной и письменной речи (поверхностные структуры).

Аргументу соответствуют существительные, обороты с существительными и словосочетания.

Входящие в пропозицию предикаты перечисляются первыми, поскольку глагольному компоненту сообщения принадлежит ведущая роль в передаче смысла сообщения. Побочные и исполнительные слова опускаются. Так, предложение Мария Кюри открыла радий было представлено пропозицией открыла, Кюри, радий. Первая часть этой пропозиции — предикат “открыла”, за ним следуют два “аргумента”. Аргумент включает субъекта и всякую другую часть предложения, не являющуюся предикатом. Более сложная пропозиция заключена в предложении Уолтер ел квашеную капусту салатной вилкой, которое можно представить в виде пропозиции ел, Уолтер, квашеная капуста, салатная вилка. А вот еще более сложное предложение, в которое встроены две пропозиции: Лили сказала, что Уолтер ел квашеную капусту салатной вилкой; в пропозициональном виде его можно переписать так: сказала, Лили, (ел, Уолтер, квашеная капуста салатная вилка).

Общая теоретическая модель, описывающая как материал организуется читателем, показана на рисунке. Слева изображены уровни, через которые проходит информация при обработке, а справа — правила, по которым осуществляется обработка. На схеме имеется два источника входной информации: на верхнем уровне находится целевая схема, которая направляет читателя, отделяя важные компоненты материала от неважных, устанавливая ожидания и делая умозаключения о некоторых фактах и выводах, которые выражены в тексте неявно; внизу находится текст, представленный в виде пропозиций. Пропозиции подразделяют текст на значимые единицы, а правила согласования служат для организации пропозиций в своего рода семантическую сеть. Из целевой схемы, которая показывает, какие факты наиболее существенны для читателя, выводится макроструктура текста.

Кинч иллюстрирует эту модель следующим коротким рассказом:

“Племя Швази находолись в состоянии войны с соседним племенем из-за спора по поводу одного быка. Среди воинов были два неженатых человека — Какра и его младший брат Гам. Какра был убит в сражении”.

Первое предложение поделено на 5 групп:

находилось в состоянии войны с

племя Швази соседнее племя из-за

спора по поводу одного быка

Анализ согласования: Цикл І.

На этом рисунке только три фактора находятся в рабочей памяти. Считается, что предикат “находилось в состоянии войны с” — это наиболее важная для понимания рассказа часть предоложения. Другие части сгруппированы вокруг него. Существенной особенностью этой модели является то, что начальная обработка текста в ней происходит в КВП, которая имеет ограниченный объем. Вследствие этого ограничения в памяти держится только часть пропозиций. После прочтения второго предложения только некоторые пропозиции из первого предложения все еще остаются в КВП:

находилось в состоянии войны с

племя Швази соседнее племя

УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ ПОИСК БЕЗРЕЗУЛЬТАТЕН

были два человека

среди воинов неженатых человека по имени

Какра и Гам

младший брат Гам

Анализ согласования: Цикл ІІ.

Читатель пытается соединить старые и новые пропозиции, но не находит между ними соответствия. Не найдя соответствия между этими пропозициями в КВП, читатель ищет возможное соответствие в ДВП. Такой поиск в ДВП называется восстановительным поиском и является одним из факторов, затрудняющих чтение текстового материала. Материал, который “плавно течет”, легче читать потому, что читатель тогда может удерживать значительную часть текущего материала в КВП и у него нет необходимости обращаться в ДВП. В приведенном примере из-за недостаточного соответствия между пропозициями во втором предложении читателю приходится строить для этих идей вторую сеть и пытаться таким образом связать два предложения. При этом читатель делает разумный вывод, что эти два человека были членами премени Швази, хотя этот факт и не выражен непосредственно. По мере прочтения большого количества предложений, семантическая сеть начинает становится все более сложной и взаимосвязанной. После прочтения второго предложения в памяти читателя остаются имена этих людей, и их легко связать с полученной из последнего предложения инофрмацией, что “Какра был убит в сражении”.

Согласно модели Кинча, пропозиция является основной единицей памяти на такстовый материал, и чем сложнее пропозициональная структура предложения, тем труднее его понимать, — даже если поверхностная сложность двух предложений примерно одинакова. Кинч и Кинэн (1973) разработали эксперимент для проверки этого положения.

Испытуемых просили прочитать десять предложений, которые содержали примерно одинаковое количество слов, но значительно различались по количеству пропозиций (в некоторых предложениях — 4, в некоторых — 9 пропозиций).

Ромул, легендарный оснватель Рима, захватил женщин из Сабины силой.

Причина падения Клеопатры заключалась в ее глупой вере в непостоянных политических фигур римского мира.

Второе предложение читалось с большим трудом, хотя поверхностная сложность обоих предложений примерно одинакова.

Количество пропозиций и макроструктур в двух предложениях:

1. Захватил, Ромул, женщин, силой. 1. Потому что.

2. Основал, Ромул, Рим. 2. Падение, Клеопатра.

3. Легендарный, Ромул. 3. Вера, Клеопатра, фигура.

4. Сабина, женщины. 4. Глупый, вера.

5. Непостоянный, фигуры.

6. Политический, фигуры.

7. Часть, фигуры, мир.

8. Римский, мир.

Была обнаружена зависимость между количеством пропозиций и временем, требуемым для прочтения предложений:

t = 6,37 + 0,94 p,

где t — время, а р- количество пропозиций. Следовательно, для прочтения предложения (такой длины, какая использовалась в эксперименте) требуется примерно 6 секунд плюс примерно по одной секунде на каждую пропозицию.