Тема 2 методология и методы социальной психологии

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Опорный конспект лекции

В лекции рассматриваются следующие вопросы:

2.1. Методология социальной психологии.

2.1.1. Понятие методологии научного исследования.

2.1.2. Специфика научного исследования в социальной психологии.

3.1.3. Проблема качества социально-психологической информации.

2.2. Общая характеристика методов социально-психологического исследования.

2.2.1. Наблюдение.

2.2.2. Изучение документов.

2.2.3. Опросы.

2.2.4. Тесты.

2.2.5 Эксперименты.

2.3. Специализированные социально-психологические методы.

2.3.1. Социометрия.

2.3.2. Референтометрия.

2.3.3. Метод групповой оценки личности (ГОЛ).

2.3.4. Активные групповые методы обучения общению.

2.4. Методология социально-психологического исследования.

2.4.1. Уровни и этапы социально-психологического исследования.

2.4.2. Дополнительные побочные факторы.

2.4.3. Этический кодекс психолога.

2.1. Методология социальной психология

Понятие методологии является ключевым для любой науки в любое историческое время. В эпоху постиндустриального общества – ключевым вдвойне. Ведь не случайно нашу эпоху еще называют информационной. Информации в современном обществе много, слишком много. Каждые четыре года количество информации в мире удваивается. 75% американских домохозяйств уже имеют Интернет, а все новые дома строятся только с такими возможностями. В соседней с нами Финляндии дома не принимаются в эксплуатацию без возможности Интернет-связи. Поэтому современный нам человек живет в мире со все более и более усложняющимися задачами, его социальные связи множественно опосредованы техническими средствами и это усложняет задачи, стоящие перед исследователями социально-психологических проблем, феноменов, процессов. Кроме того, появляются новые формы организации общества, появляются новые виды сообществ, новые формы социально-психологических связей.

Кроме того, произошедшая в России двадцать лет назад смена общественно-исторической формации, наложила на нашу науку и разрабатывающих ее ученых, свой отпечаток. Утрата единой методологической базы, полное отсутствие внятной национальной доктрины и идеологии многих привело в полновесный методологический тупик. В этом мире все взаимосвязано и отсутствие взвешенной, объединяющей население России национальной идеи, безусловно сказывается на методологической базе социальной психологии. Занятие наукой в Российской Федерации требует от ученего все больше и больше личных финансовых вложений и вызывающим образом совершенно не поощряется государством. Особенно в сфере гуманитарных наук. Платить за это придется следующим поколениям властей, ибо, напомним, Мишель Фуко считал, что социальная психология – полицейская по происхождению наука.

11 стр., 5440 слов

Социальная работа и психология

... курсовой работы обусловлена тем, что полученные знания представляют интерес для работников и специалистов в области социальной работы, а также практических работников в данной сфере. 1.1 Особенности социальной работы как вида деятельности ...

2.1.1. Понятие методологии научного исследования

Прежде чем более конкретно говорить о методологических проблемах в социальной психологии, что само по себе непросто, необходимо уточнить, что же мы считаем методологией. Почему непросто? Социальная психология, напомним, сложилась под влиянием и психологии, и социологии. Поэтому методологический словарь нашей науки складывался путем объединения двух словарей. В современном научном знании под понятием методология обозначаются три уровня научного подхода.

1. Общая методология – некий общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. В советское время отечественной истории таковым закономерно выступала марксистская традиция. Сегодня этот уровень крайне размыт и заполняется ученым скорее интуитивно. Общая методология формулирует некоторые наиболее общие принципы, которые – осознанно или неосознанно – применяются в исследованиях. Так, для социальной психологии необходимо сформулированное понимание вопроса о соотношении общественного бытия и общественного сознания, взаимоотношения социума и личности.

2. Специальная методология – совокупность методологических принципов, применяемых в данной области знания. Специальная методология есть реализация философских принципов применительно к специфическому объекту исследования. Это тоже определенный способ познания, но способ, адаптированный для более узкой сферы знания. Социальная психология, напомним, наука двойственного происхождения. Поэтому в социальной психологии методология формируется при условии адаптации методологических принципов как психологии, так и социологии. Например, принцип деятельности раскрывается в социальной психологии через следующие положения:

а) понимание деятельности как совместной социальной деятельности людей, в ходе которой возникают совершенно особые коммуникативные связи;

б) понимание в качестве субъекта деятельности не только индивида, но и группы, сообщества и другие коллективные субъекты деятельности; это позволяет исследовать реальные социальные группы как определенные системы деятельности;

в) реализация предыдущего положения открывает возможность изучить присущие группы потребности, мотивы, цели;

г) в качестве вывода следует недопустимость сведения любого исследования лишь к эмпирическому описанию существующих социальных отношений.

Внимательное рассмотрение вышеперечисленных положений приводит к четкому выявлению и социологических, и психологических методологических принципов.

  1. Методология — как совокупность конкретных методологических приемов исследования. Конкретные методики или методы, применяемые в социально-психологических исследованиях, не являются абсолютно независимыми от более общих методологических соображений. Какие бы эмпирические или экспериментальные методики не применялись, они не могут рассматриваться изолированно от общей или специальной методологии. Ведь философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой науки непосредственно: они преломляются через принципы специальной методологии.

Любая методология применима исключительно для научного исследования и для научного описания действительности. Для того, чтобы двигаться дальше, нам надо определиться с четким пониманием того, чтоже, все-таки можно считать именно научным исследованием. Итак, научное исследование отличают следующие четыре особенности.

6 стр., 2944 слов

Социальная работа как профессиональная деятельность 2

... логических форм научной теории и основополагающими правилами эмпирической деятельности. Группы принципов социальной работы: общефилософские принципы, лежащие в основе всех наук ... процедур, целенаправленность и адресность социальной работы). Специфические принципы социальной работы, определяющие основные правила деятельности в сфере оказания социальных услуг населению: принцип универсальности ...

1. Исследование всегда имеет дело с конкретным эмпирическим объектом и с его научным описанием, что требует сбора информации исключительно научными методами;

2. В научном исследовании дифференцированно решаются эмпирические, логические, и теоретические познавательные задачи;

3. Для научного исследования характерно четкое разграничение между установленными фактами и гипотетическими предположениями;

4. Цель научного исследования – не только объяснение фактов и процессов, но и предсказание их.

2.1.2. Специфика научного исследования в социальной психологии

Вышеперечисленные особенности научного исследования реализуются в социальной психологии специфическим образом. Это порождает в методологии нашей науки ряд проблем.

Первая проблема, которая встает здесь, — это проблема эмпирических данных. Под понятие «данные» могут попадать совершенно разные характеристики. Либо это факты об открытом поведении индивидов в группах; либо – это характеристики сознания этих индивидов; либо – это психологические характеристики самих групп. Теоретические споры о том, что же, все-таки считать эмпирическими данными, продолжается до сих пор. Бихевиористы, само собой, настаивает на открытом поведении индивидов в группах. Когнитивисты предпочитают сосредотачиваться на образах, ценностях, установках. Поэтому, современная социальная психология, скорее всего, требует сочетания и поведенческих, и когнитивных данных.

Кроме того, проблема данных требует уточнения параметра их объема. Сколько данных надо исследователю, чтобы он исчерпывающе и адекватно описал социально-психологическую действительность? Тут также присутствуют разные варианты ответов. В одних случаях, корреляционные исследования, основанные на больших массивах данных. В иных случаях, экспериментальные исследования, следует по ограниченному объему данных понять существующие в обществе тенденции.

Вторая проблема заключается в необходимости интеграции данных в научные принципы, построение гипотез и теорий. Гипотеза играет в социально-психологических исследованиях роль теоретической формы знания. Поэтому-то причиной слабости многих исследований является отсутствие гипотез или неграмотное их построение. Но, с другой стороны, даже самая сложная гипотеза недостаточна для всеобъемлющего теоретического обобщения действительности. Даже подтвердившаяся гипотеза, гипотеза, подкрепленная солидной эмпирической базой настоятельно требует перехода к обобщениям на уровне теории. Отсутствие единой, все объясняющей социально-психологической теории, приводит нас к необходимости оперирования теориями среднего ранга. Такие теории описывают только некоторые части, участки социально-психологической реальности. Без построения специальных теорий бессмысленно накапливать далее эмпирический материал. Это и только это может позволить нам принять участие в составлении адекватных и исчерпывающих прогнозов возможного развития социальных процессов. В противном случае бессмысленно говорить о какой-либо возможности управлять социальными процессами.

14 стр., 6915 слов

Поведенческое и социально-когнитивное направление в социальной ...

... и продолжается по настоящее время. Современная социальная психология - это, прежде всего, американская социальная психология. Сложившееся в ней отношение к проблемам теории есть продукт специфически американского ... При этом тщательно обходятся более общие проблемы. Отказ от общих теорий по-новому ставит вопрос о традиционном делении социальной психологии на школы. Разные исследователи предлагают ...

Третья проблема – проблема проверяемости гипотез. Возникновение этой проблемы непосредственно связано с двойственным статусом социальной психологии. С одной стороны, в экспериментальных науках четко отработаны принципы и процедуры проверяемости гипотез. Но, с другой стороны, область гуманитарных наук трудно говорить о каком-либо понятии проверяемости. Как проверить, любит ли один индивид другого или он только говорит о том, что любит? Какие критерии проверяемости могут существовать у ненависти?

Из этого вытекают примитивные положения позитивизма, разделяемые некоторыми исследователями социально-психологических процессов:

1. Наука может пользоваться только данными эксперимента;

2. Наука не может иметь дело с теоретическими знаниями.

Именно эти три проблемы показывают всю специфику социально-психологического исследования. Но, именно эти проблемы умножают методологические трудности нашей науки.

2.1.3. Проблема качества социально-психологического исследования

Однако самой крупной проблемой социальной психологии является проблема качества той информации, которую мы получаем в социально-психологическом исследовании. В самом общем виде проблема качества информации в любой науке решается путем обеспечения принципа репрезентативности1, а также путем проверки сособов получения данных на надежность. В социальной психологии эти общие проблемы приобретают специфическое содержание. Ведь в нашей науке существуют объективные и субъективные параметры качества информации. Поэтому повышение уровня надежности возможно лишь по тем характеристикам, которые являются субъективными. Для преодоления ошибок такого рода и вводится ряд требований относительно надежности информации.

Надежность информации достигается прежде всего проверкой на надежность того инструмента, посредством которого побраны социально-психологические данные. В каждом случае обеспечиваются как минимум три характеристики надежности: обоснованность (валидность), устойчивость, точность.

Обоснованность (валидность) инструмента – это его способность измерить именно те характеристики, которые и нужно измерить. Социальный психолог, строя какую-либо шкалу, должен быть уверен, что эта шкала измерит именно те свойства личности, которые он намеревался измерить. Существует несколько способов проверки инструмента на обоснованность. Например, можно прибегнуть к методу экспертов. Если те свойства личности, которые они распределили, лягут в той же последовательности как и результаты, полученные по шкале, значит можно говорить об обоснованности шкалы. Другой вариант – использование дополнительного интервью и сравнение полученных ответов с параметрами шкалы.

Устойчивость информации. Эта характеристика говорит о том, что информация, полученная в разных условиях, должна быть идентичной. Существует несколько способов проверки информации на устойчивость. Основных способов три. Во-первых, это повторное измерение. Во-вторых, это измерение одного и того же свойства разными наблюдателями. В-третьих, это прием расщепления шкалы, когда шкала проверяется по частям.

Точность информации измеряется тем, насколько дробной являются применяемые метрики, то есть, насколько чувствителен инструмент. Следовательно, речь идет о том, насколько результаты измерения приближаются к истинному значению измеряемой величины. Перефразируя К. Роджерса, можно сказать, что мы пытаемся максимально приблизить точность карты к параметрам территории. Эта достаточно трудная задача и далеко не каждая методика ее успешно решает. Но, с другой стороны, надо понимать, что класс задач бывает разным, что влияет на задаваемый уровень точности. Вовсе не всегда требуется максимально возможная точность.

Нарушение хотя бы одного из требований автоматически уничтожает и все остальные. Кроме того, существует проблема самого исследователя. Ведь, в любом случае, измеряет не шкала, измеряет исследователь. В руках неопытного и/или малоквалифицированного специалиста данные, полученные любой самой совершенной методикой, будут ошибочными и приведут к несостоятельным утверждениям.

Во многом трудности социальной психологии порождены спецификой самого источника информации, то есть – человека. Ряд этих трудностей в отечественном подходе особо усилены. Как мы уже говорили выше, П. Шихирев подчеркивал чрезмерную приверженность российской социальной психологии тестам, анкетам, опросникам, интервью. Но тогда во весь рост встает задача правильного понимания инструкции. Позволяет ли интеллектуальный уровень испытуемого адакватно понять тот вопрос, который задает ему исследователь? Мы, исходя из опыта собственной полевой практики, можем честно сказать – не всегда. И это только начало трудностей. Французы говорят: «Даже самая красивая женщина не может дать больше того, чем она имеет. В лучшем случае, она может повторить». Мы задаем вопрос испытуемому и ждем от него определенной социально-психологической информации, а есть ли она у него? Мы просим испытуемого описать свои ощущения от первого сексуального опыта, полагая, что в 25 лет он, такой опыт, у него есть. Но испытуемый девственник, но социум иронично и критично относится к двадцатипятилетним девственником. В итоге, наш испытуемый либо прерывает свое участие в опросе, либо начинает врать, врать с определенной мерой таланта и вдохновения.

Кроме того, существует проблема человеческой памяти. Она слаба и изменчива. Особенно это характерно для женщин, ведь то эмоциональное состояние, которое испытывает женщина в момент опроса, искажает ее восприятие прошлого в те же эмоциональные тона, которые она переживает сейчас. У американцев есть одна характерная, но точная фраза: «Врет как очевидец». Дело в том, что те участки мозга, которые руководят нашими действиями – одни, а те, с помощью которых мы описывает эти самые действия – другие. Поэтому-то наши установки и наши описания действительности никогда не совпадают!!! Искренность ответов испытуемого вовсе не является показателем их надежности!! В свое время в США прокатилась волна многомиллионных специфических судебных исков. Повзрослевшие дочери, как правило 30 – 40 лет, подавали в суд на собственных отцов, обвиняя их в сексуальном домогательстве, которому они, дочери, якобы подвергались в детстве. Поскольку разговор шел о миллионах долларов, то это простимулировало проведение соответствующих социально-психологических исследований. Полученные в результате данные со всей наглядностью продемонстрировали способность человеческой памяти к избирательному искажению событий прошлого. Невинные факты элементарной отцовской любви спустя много лет интерпретировались их меркантильными дочерьми как сексуальное домогательство.

Есть и еще одно важное обстоятельство. Мы задаем испытуемому вопрос, ждем от него некой социально-психологической информации, а хочет ли он нам ее предоставить? Заинтересован ли сам испытуемый в том, чтобы мы получили надежную социально-психологическую информацию? Вопрос отнюдь не праздный, если мы, например, изучаем межличностные отношения у заключенных какой-либо колонии или тюрьмы.

Поэтому наряду с обеспечением надежности данных особо остро стоит в социальной психологии вопрос и об их репрезентативности. Ее решение возможно лишь через построение выборки. Ведь выборку надо построить так, чтобы она, хотя бы, максимально точно описывала реальную социальную совокупность, во-первых. Но, и в этом высшее умение исследователя, она, выборка, должна отражать те тенденции и веяния, которые только зарождаются, которые только на пороге, но их появление пока не явно для всех. Да и само деление выборки на классы и подклассы требует от ученого определенных навыков, умений, научной интуиции и научной смелости.

2.2. Общая характеристика методов социально-психологического исследования

С точки зрения Г. Андреевой, весь набор методов, применяемых в социальной психологии, можно разделить на две большие группы.

Во-первых, это методы сбора социально-психологической информации.

Во-вторых, это методы обработки социально-психологической информации.

Один из создателей отечественной социальной психологии Е. Кузьмин придерживался несколько иной классификации. В его подходе выделялись три группы методов.

Во-первых, это методы эмпирического исследования.

Во-вторых, это методы моделирования.

В-третьих, это управленческо-воспитательные методы.

Андреева возражает Кузьмину, считая, что две последние группы методов в его подходе не несут в себе специфики социальной психологии. В свою очередь, ее взгляды критикуются А.Свенцицким, считающим, что большинство методов обработки информации в социально-психологическом исследовании, на самом деле вовсе не содержат никакой социально-психологической специфики и являются общенаучными.

Мы не будем подробно рассматривать применяемые в нашей науке методы. Студенты ознакомятся с ними в рамках других учебных дисциплин. Например таких как «Психодиагностика» и «Экспериментальная психология». Сейчас мы дадим лишь самую общую характеристику метода и обозначим те моменты, в применении которых встречаются определенные затруднения.

2.2.1. Наблюдение

Данный метод является одним из самых древних в науке. Его использовал уже зачинатель социальной психологии Платон. Однако это не означает, что возможности данного метода в социальной психологии полностью исчерпаны. Особенно если вы работаете в рамках бихевиорального подхода, когды вы наблюдаете разные формы открытого поведения. Вместе с тем, метод несет в себе ряд крупных недостатков.

Во-первых, нам не всегда понятно что именно следует наблюдать. Особенно, если мы впервые сталкиваемся с данным социальным объектом.

Во-вторых, существуют субъективные подходы в интерпретации наблюдаемого поведения. Нам, например, в рамках студенческой педагогической практики, доводилось работать методом наблюдения в подготовительной группе одного из детских садов в городе Ростов-на-Дону. Это было непростое занятие. Как интерпретировать наблюдаемое прикосновение одного малыша к другому? Это сильный толчек? Или это удар? А, может быть, малыш просто споткнулся и оперся на близко пробегавшего партнера?

В-третьих, не всегда понятно – как заполнить протокол наблюдения таким образом, чтобы он стал понятен любому стороннему исследователю.

В-четвертых, как избавиться от бессознательного влияния существующих у исследователя теоретических представлений? Ведь, если наблюдатель придерживается бихевиоральной ориентации, он не будет замечать фактов инсайта, законов транспозиции и антропоморфизма. Подобные затруднения преодолеваются с помощью специальных структурированных методов. Наиболее широко известен из них подход Р. Бейлса. Этот исследователь предлагает наблюдателю заранее приготовить бланк определенной формы, а затем просто проставлять оговоренные заранее условные знаки в соответствующие графы. Бланк Бейлза выглядит следующим образом.

Выделяемые области

Поведенческие проявления

Область позитивных эмоций

а) солидарность

б) снятие напряжение

в) согласие

Область решения проблем

г) предложения, указания

д) мнение

е) ориентация других

Область постановки проблем

ж) просьба об информации

з) просьба выссказать мнение

и) просьба об указании

Область негативных эмоций

к) несогласие

л) создание напряженности

м) демонстрация антагонизма

В любых иных структурированных подходах, предлагаемых иными авторами, соблюдается все тот же методологический принцип. Самой главной проблемой остается проблема выделения именно той единицы, которую и следует наблюдать. Иногда приходится выделять такую единицу для каждого конкретного случая.Вторая, не менее важная проблема связана со временем. Как долго должно длиться действие, чтобы стать единицей нашего наблюдения? Фактически ответ находится в субъективных границах восприятия времени самого наблюдателя. Известно, что есть люди, субъективное течение времени которых ускорено, но есть и такие индивиды, у которых оно замедленно.

Сегодня известны попытки преодоления указанных недостатков наблюдения с помощью привлечения технических средств: диктофон, видеокамера. Мы сначала все фиксируем, а затем передаем полученный материал независимым экспертам. Но тогда мы получаем проблему оператора, поскольку поле зрения камеры много меньше поля зрения человека. А успеть все заснять оператор часто просто не успевает. Кроме того, существует эмоциональная аура наблюдаемого события, а передать ее техническими средствами не всегда возможно.

Вариантом наблюдения является встроенное наблюдение. Осуществляется оно следующим образом. Социальный психолог, вариант – социолог, становится членом наблюдаемой группы и фиксирует происходящие в ней события. Пик популярности этого метода в отечественной психологии приходится на 1920-ые и 1960-ые годы. Метод обладает и плюсами и минусами. Порою трудно понять, чего из них больше. С одной стороны, нам становятся доподлинные мотивы, цели, намерения группы. Но ведь мгновенная фиксация наблюдаемого практически невозможна!! Если психолог в разгар события достает бланк и начинает в нем что-то фиксировать, то он сразу начинает выпадать из группы. Да и остальные индивиды тоже начинают иначе вести себя. Кроме того, в ряде случаев, в российских группах, наблюдателя могут посчитать элементарным доносчиком и применить к нему свои «народные методы воздействия». Поэтому большинство проведенных встроенных наблюдений осуществлялось с отсроченной фиксацией наблюдаемого, когда исследователь заполнял свои бланки и дневник спустя несколько часов после совершившегося события. Понятно, что искажения в этом случае неизбежны.

Вместе с тем, именно методом встроенного наблюдения советские социальные психологи зафиксировали феномен слияния индивида со своей социальной функцией. Особенно это характерно, увы, для лиц гуманитарных профессий: учителей, врачей, а также – менеджеров и милиционеров. Например, в одном из встроенных наблюдений ученый работал кондуктором в трамвае. Перемещаясь в салоне он проверял у пассажиров наличие билетов и вдруг услышал от одной из пассажирок: «А я сегодня еду без билета!». Психолог-кондуктор возмутился: «А почему?». И только потом понял, что перед ним его собственная жена. Функция «обилечивания» подавила у ученого самые близкие межличностные связи.

2.2.2. Изучение документов

Данная группа методов не является исключительно социально-психологическими методами. Изучение документов активно применяется и в филологии, и в герменевтике, и в маркетинге, и в социологии, и в политическом менеджменте. Такая популярность метода вполне объяснима, ведь с его помощью мы получаем доступ к продуктам человеческой деятельности. В том числе, и того индивида, который вовсе не настроен на взаимодействие с ученым или просто уже умер. Конечно, и тут существует проблема интерпретации, ведь рассматривает документы человек, со всеми его пристрастиями, интересами, мотивами. Например, в печально известных «делах о разжигании межнациональной розни» один и тот же текст интерпретируется одним из экспертов как «экстремистский», а другим – как вполне невинный. Важнейшую роль тут играет и способность эксперта к пониманию самого текста. Далеко не всегда экспертами по «делам русских националистов» выступали специалисты в области этнической психологии, ученые, хорошо знакомые с анализируемым предметом.

Приведем совершенно нейтральный пример. В современных нам письменных источниках в качестве синонима глагола «есть» используется глагол «кушать», но эта замена вопиющим образом противоречит русской культуре. Ведь глагол «кушать» восходит к термину «вкушать» — пробовать, оценивать пищу. Поэтому «кушать завтрак» — это попробовать его, оценить и только. Полноценно завтрак можно только «есть» или просто «завтракать». «Кушать завтрак» может лишь простонародье, желающее «выглядеть прилично». Однако, далеко не каждому социальному психологу известны подобные культурологические тонкости, что, безусловно, скажется на анализе соответствующего документа.

Преодоление субъективности исследователя достигается методом контент-анализа. Это формализированный метод изучения текстовой и графической информации. Заключается он в переводе изучаемой информации в количественные показатели и в ее статистической обработке. Метод характеризуется большой строгостью и систематичностью. Контент-анализу подвергаются книги, газетные или журнальные статьи, объявления, телевизионные выступления, кинофильмы, видеозаписи, фотографии, лозунги, этикетки, рисунки, граффити, официальные документы. Прежде, чем анализировать документ, психолог определяет категории анализа. Эти категории должны соответствовать решению исследовательских задач и достаточно полно отражать их. В качестве единиц анализа обычно выбирают: -слово; -предложение; -тему; -идею; -автора; -персонаж; -социальную ситуацию. Затем определяют единицу счета: -число слов или их сочетаний; -количество строк; -печатных знаков; -временные промежутки и т.п. Далее составляется общая таблица, включающая в себя вышеуказанные параметры. По результатам заполнения таблицы составляются результирующие документы.

На что следует особо обращать внимание социальному психологу, решившемуся прибегнуть к методу анализа документов? На характер используемых глаголов, например. Если используется сослагательное наклонение, все эти «если бы, да кабы», то это прямое свидетельство нерешительности автора, его неуверенности, его осторожности. Важен и используемый залог: действительный или страдательный. Я что-то сделал или со мной что-то сделали? Кто я: объект или субъект в социальной действительности?

В заключение приведем один наглядный пример использования метода анализа документов в социальной психологии. Именно с его помощью было доказано, что в пятнадцатом веке у Человечества меняется ведущая модальность репрезентации действительности. Анализ любой лирики показал, что до указанного рубежа море, например, шуршало, шелестело, шептало и т.д. А после пятнадцатого века море стало играть, блистать, переливаться на солнце. Соответственно, поменялись и прилагательные. Человечество перестало мир слышать и начало его видеть. Дело в том, что именно в 1440-м году Иоганн Гуттенберг окончательно изобретает книгопечатание. И книга из продукта штучного, продукта дорогого, становится массовым товаром. Например, еще в середине 14-го века тогдашний канцлер Англии Джефри Чосер имел в своей личной библиотеке 80 книг и это считалось солидным состоянием. А после изобретения книгопечатного станка книги становятся доступними и для простолюдинов. Поэтому-то и визуальная модальность становится у Человечества ведущей, что подтверждено с помощью метода нализа документов.

2.2.3. Опросы

С точки зрения Е.Кузьмина, метод опроса – это получение информации об объективных или субъективных фактах со слов опрашиваемых. Эта группа приемов – одна из наиболее распространенных в социальной психологии, хотя и не только в ней. Она же входит в число тех методов, которые чаще всего подвергают критике сторонники позитивизма. Ведь результаты исследования основываются исключительно на субъективных оценках самих испытуемых. Решить эту проблему можно только в момент конструирования перечня вопросов. Во-первых, важно, чтобы вопросник поставлял именно ту информацию, которая требуется по гипотезе. Во-вторых, информация должна быть надежной. Для этого стараются уйти от прямых, «лобовых» вопросов; пытаются избежать и наводящих вопросов. Один из числа моих коллег, много работавший в сфере политического менеджмента, напечатал книгу, отражающую его обширный опыт участия в предвыборной борьбе. В ней он приводит пример применения социологического опроса как инструмента политической борьбы. Ведь испытуемому можно задать вопрос: «Верите ли Вы в то, что олигарх Березовский предложил кандидату Иванову сто тысяч долларов за отказ от участия в выборах?». А потом еще и «добить» избирателя вопросом: «Верите ли Вы, что кандидат Иванов гневно отверг наглые притязания олигарха Березовского?» (5).

Поэтому небезосновательно считается, что конструктирование вопросника – труднейшая работа, которая не должна выполняться поспешно. Ведь плохо сконструированный опросник служит дискредитации метода.

Среди многочисленных видов опросов наибольшее распространение получают в социальной психологии интервью и анкеты. Одним из вариантов анкетирования является рассылка анкет по почте. Впервые эту идею предложил Ф. Гальтон в 1847 году и она достаточно продуктивна, ведь испытуемый может отвечать на вопросы именно в тот момент, когда ему это сделать удобнее всего. Но автором этой идеи был выявлен и существенный недостаток такого способа распространения анкет – малый процент возвращенных заполненных анкет, не более 5%. Люди с такой радостью уклоняются от своих обязательств.

Следующий вариант опроса – это интервью. Использование такого способа получения информации требует предварительно составленного плана: о чем спрашивать, как спрашивать, как реагировать на неожиданности в поведении респондента и т.д. Существует три варианта интервью. Во-первых, стандартизированное интервью. Тут все вопросы расписаны заранее и последовательность их задавания определена. Во-вторых, нестандартизированное интервью. В этом случае у ученого есть только некий общий план, а формулировки вопросов и порядок их озвучивания складываются в процессе беседы с респондентом. В-третьих, полустандартизированное интервью. В этом случае часть вопросов считается необходимой, а часть – возможной. Вопросы в интервью бывают двух видов. Во-первых, открытые, где респондент может достаточно вольно излагать свою позицию. Во-вторых, закрытые, когда отвечать респондент может лишь выбирая из заранее предложенных вариантов. Из числа закрытых вопросов наиболее эффективными считаются те, которые предполагают шкальные варианты ответов, особенно если шаг шкалы соответствует интервалу от 7 до 9 включительно. Проведение интервью, честно говоря, достаточно трудная работа. Ведь здесь мы сталкиваемся с целым набором феноменов межличностного взаимодействия. Интервьюер и респондент воспринимают друг друга определенным образом, могут приписывать друг другу определенные качества, могут нравится друг другу или нет. Каждая из приписываемых характеристик может повлиять на ход интервью, привнести в нее новую, неожиданную информацию, может создать эффект социальной желательности ответов и т.д. Поэтому в ряде других смежных наук давно отработаны приемы, позволяющие снизить уровень субъективности при интервьюировании. Например, маркетологи достаточно активно используют метод телефонного интервью. Иногда такое интервью осуществляется из специального помещения, в котором помимо интервьюеров присутствует еще и супервизор, отслеживающий действия опросчиков и на ходу вносящий коррективы в их действия. Существуют варианты интервьюирования респондентов компьютерами, чьи программы позволяют варьировать вопросы, в зависимости от характера ответов испытуемого. Наконец, маркетологи используют раздачу буклетов с вопросами, оговаривая с респондентами время и способ получения подготовленных ответов. Правда при этом в социальной психологии возникает одна проблема. Социально-психологические исследования редко имеют хороший бюджет и участие респондентов в опросе, как правило, материально не вознаграждается. В маркетинге проблем с бюджетом меньше и каждый, отвечающий на вопросы, получает либо некую небольшую сумму, либо небольшие подарки, сувениры и прочую атрибутику. Сходные вознаграждения получает и индивид, принимающий участие в социологических опросах на политическую тему. В социальной психологии материальные возможности исследователя, увы, ниже.

2.2.4. Тесты

Эта группа методов также не является специфической для социальной психологии. В нашей науке чаще всего применяются личностные тесты, хотя и они не специфичны. Поэтому все те требования, которые выдвигаются к конструированию и использованию тестов в психологии вообще, относятся и к социальной психологии тоже. Тест – это своего рода испытание, в ходе которого испытуемый выполняет специально подготовленное задание, или отвечает на вопросы. Как правило, эти вопросы носят косвенный характер. Смысл последующей обработки состоит в том, чтобы при помощи «ключа» соотнести полученные ответы с определенными параметрами. Например, если мы используем личностый тест Кэттелла (16-PF), то полученные данные характеризуют нашего испытуемого по некоторым характеристикам личности. Понятно, что указанные характеристики заранее были заложены в тест его создателем. Однако у скептиков всегда возникают законные сомнения в том, что список личностных характеристик, присутствующих в тесте, полностью представлен в действительности. Следовательно, перед ученым в очередной раз встает вопрос, заявленный в свое время гуманистической психологией: насколько совпадают территория, карта и описание карты? Надо так же учесть, что заказчики тестов подчас весьма специфичны. Очень многие из них – продукт творчества психиатров и призваны решать исключительно психиатрические задачи. Последнее, между тем, требует обязательного дополнения в виде клинического наблюдения и объективных данных медицинских анализов, например, гормональных. Признание этого факта означает изначальную неполноту теста, причем эта неполнота закладывается создателем уже на стадии разработки теста. В истории создания тестов встречаются свои парадоксы и курьезы. Мало кто знает, например, что очень популярный и высокоэффективный тест MMPI разрабатывался по заказу ЦРУ в течение трех лет. В итоге получился достаточно точный и качественный инструмент. Правда, проблема интерпретации результатов теста все равно осталось. Ведь именно упрощенную версию теста MMPI использует в своей вербовочной деятельности такая тоталитарная секта как сайентологи, или хаббардисты. В Санкт-Петербурге был проведен показательный эксперимент. Физически здоровых курсантов одного из военных училищ города с утра тестировали компьютерной версией MMPI. Результаты свидетельствовали о безусловном психическом здоровьи испытуемых. Затем эти молодые люди отправлялись в ближайший офис сайентологов, 20 минут ходьбы пешком, где опять же тестировались искаженной версией MMPI. В результате испытуемым сообщали, что они «стоят на грани самоубийства», что у них «запущенные психологические проблемы», что, само собой, «требовало немедленного вмешательства специалиста-сайентолога». Разумеется, отнюдь не бесплатного. Так и происходит стандартная вербовка в указанном деструктивном культе антигуманной направленности.

Другая забавная история связана с появлением теста акцентуаций Леонгарда-Шмишека. Сам Карл Леонгард работал психиатром в фашистской Германии. Соответственно, участвовал в процедуре призывников для вермахта. Если Леонгард видел, что молодой человек не разделяет нацистских идей, то ставил ему им самим же придуманный диагноз «акцентуация». При этом, чтобы избегнуть проверки комиссией из других психиатров, Карл Леонгард заявлял, что акцентуация – это такое заострение личности, которое в мирное время почти не проявляется, но в условиях стресса безусловно продемонстрирует себя вовсю. Нечто, похожее на латентный гомосексуализм. Действуя таким образом ему удалось спасти некоторое количество молодых немцев от участия в боевых действиях, поскольку лиц с акцентуацией отправляли в тыловые части. Правительство социалистической Германской Демократической Республики даже наградило престарело психиатра орденом «за борьбу с нацизмом». Перечень вопросов, задаваемых Леонгардом своим пациентам не был стандартизирован и сильно варьировался. Один из его послевоенных учеников, Ханс Шмишек в 1970-м году систематизировал старые записи, получив тем самым широко известный сегодня тест.

Одной из типичных ошибок в области применения тестов является неоправданный энтузиазм социального психолога, особенно начинающего. Ему порою кажется, что достаточно провести массовое тестирование всех членов группы и все вопросы отпадут сами собой, все станет ясно и понятно. На самом деле это далеко не так. Тесты – всего лишь подсобное средство. Основным инструментом диагностики всегда выступает личность самого социального психолога. И полученные тестированием результаты надо обязательно соотносить с теми данными, которые получены другими методами.

2.2.5. Эксперименты

В зарубежной социальной психологии эксперимент сегодня выступает основным методом получения необходимой научной информации. Про отечественную школу этого, увы, не скажешь. Эксперимент был плохо освоен в советской социальной психологии и это наследие прошлого остается с нами до сих пор. Если же мы обратимся к истории американской социальной психологии, то увидим, что практически все крупные открытия сделаны именно в рамках данного метода. Тут и иследования по когнитивному диссонансу, и по аттракции, и по казуальной атрибуции, и по феномену референтности… Список грозит стать бесконечным. Отечественная социальная психология подобными достижениями похвастаться не может. Из числа наиболее интересных разработок в сфере социально-психологического эксперимента можно вспомнить едва ли курскую школу Л. Уманского, закостеневшую после смерти своего основателя, и школу петербуржца Н. Обозова, активно развивавшуюся до того момента, пока личные пристрастия и особенности образа жизни ее создателя не привели ситуацию в тупик. Хотя начиналось все с работ одного из первых космических психологов В. Лебедева. Руководил группой психологов Ф.Д. Горбов, а Лебедев был одним из его сотрудников и сопровождал будущих космонавтов на многих тренировках и в последующем отдыхе. Заканчивались все тренировки помывкой в полевом душе. Русский сантехники, как известно, самые фантастические специалисты в мире. Они сконструировали душевую установку таким образом, что подача горячей воды легко впадала в состояние дисбаланса. Будущие космонавты, соответственно, то обжигались кипятком, то леденели от холодной воды. Вентиль горячей воды чутко откликался на действия любого из одновременно моющихся людей и система долго не могла придти в состояние равновесия. Хуже всего моющимся было, когда в установке находилось одновременно несколько лидеров, готовых взять инициативу на себя. Соответственно, система быстрее выходила на оптимальный режим тогда, когда в группе был один лидер, а группа его поддерживала. В. Лебедев быстро понял, что пред ним спонтаннно возникшая модель внутригруппового взаимодействия. Между тем, первые космические скафандры не имели радиосвязи и понимать друг друга космонавты должны были буквально с полуслова. Лебедев перенес подмеченную модель в лабораторию, превратив естественный эксперимент в лабораторный. Кандидаты в космонавты помещались в звукоизолированные кабины со стеклом, позволяющим видеть только экспериментатора. На столе у каждого, включая ученого, стояла лампочка. Лампочки были подсоединены последовательно. Последнее означало, что повышенное сопротивление на первом столе лишало возможности загорется лампочку экспериментатора. У кандидатов в космонавты перед лампочкой стоял реостат, позволяющий регулировать напряжение. Чрезмерное напряжение лишало подачи тока последующие лампочки, а слишком малое сопротивление приводило к перегоранию лампочки на столе испытуемого. Так моделировались социально-психологические процессы в группе.

Что касается школы Л.Уманского, то тут наиболее интересно социально-психологические процессы изучались на кибернометре. Прибор представлял из себя диэлектрический стол на поверхность которого выводились медные контакты для подачи тока. Над поверхностью стола на четырех веревочках свободно премещалась такая же диэлектрическая плашка, имеющая на верхней части электрическую лампочку и медный контакт внизу. При попадании на ту точку стола, в которой имелось напряжение, лампочка загоралась. Исследователь на отдельно вынесенном пульте мог варьировать комбинацию точек с напряжением на поверхности стола. В экспериментах традиционно использовались буквы русского алфавита. Обычно за кибернометр помещалась команда из четырех игроков, которая должна была быстро понять, какая буква задана экспериментатором. При этом, как правило, вводилось ограничение по времени. Автору довелось работать с кибернометром в качестве испытуемого и он хорошо помнит, как наша команда быстро распалась на двух инициативных лидеров и двух исполнителей, быстро реализующих наши команды.

Социально-психологические эксперименты в школе Н. Обозова отличались изяществом и простотой. Например, приведем тот эксперимент, который осуществлял В. Терехин, ныне преподаватель Южного федерального университета (Ростов-на-Дону).

Эксперимент проводился в одном из ЗАГСов Ленинграда. Работали с парами, подающими заявление на развод. Терехин, по первому образованию – электромеханик, сконструировал большую и сложную модель железной дороги. Хитрость модели заключалась в том, что состав ехал лишь в том случае, если одновременно нажимались одинаковые кнопки на двух разнесенных друг от друга пультах. Итак, пара приносит заявление на развод, а им предлагают пройти в соседнюю комнату к психологу. Люди уныло идут, ожидая очередной «душещипательной» беседы. А им вдруг предлагают покатать паравозик!! После работы с моделью две трети семей сразу же забирали заявление назад!! Самое забавное было в другом. Часть из незабравших свое заявление сразу же, спустя некоторое время приходила в ЗАГС и просила, чтобы им дали возможность еще покатать паровозик! Мотивировалась эта просьба, как правило, фразой: «Мы не все поняли, можно мы еще покатаем?!».

В чем сила этих экспериментов? Дело в том, что внутренние психические процессы во всех указанных случаях оказались опредмечены. Люди смогли увидеть – как их проблемы выглядят в реальности, они смогли понять природу своих проблем.

2.3. Специализированные социально-психологические методы

Успешное познание закономерностей поведения и формирования личности под воздействием многообразных факторов социальной среды вызывает острую потребность в разработке методов социально-психологического исследования. Наряду с разработкой методики наблюдения, интервью, различного вида опросников в современных социально-психологических исследованиях большое внимание уделяется методам социометрии, референтометрии и экспертной оценки личности, позволяющим определить взаимоотношения людей с большой точностью.

2.3.1. Социометрия

Относится к инструментарию социально-психологического исследования структуры малых групп, а также личности как члена группы. Область измерения социометрической техникой — диагностика межличностных и внутригрупповых отношений. С помощью социометрического метода изучают типологию социального поведения в условиях групповой деятельности, оценивают сплоченность, совместимость членов группы. Также метод дает возможность получить «снимок» с динамики внутренних взаимоотношений в группе, диагностировать состояние внутригрупповых и межгрупповых процессов общения, выявить характер и степень развития психологических взаимоотношений, наличие лидерства, группировок, эмоциональных «ядер». Основное достоинство социометрии состоит в простоте и быстроте диагностической процедуры – опрос членов группы на предмет их желания или нежелания совместно работать, выполнять общественные поручения, совместно учиться, развлекаться. Данные такого опроса анализируются специальными методами, позволяющими представить группу как структурно-динамическую социально-психологическую единицу. Другое достоинство социометрии состоит в возможностях количественного подхода к изучению явлений межличностного общения.

Техника и процедура этого метода приспособлены для изучения свойств человека как личности в ее повседневном, естественном проявлении, в привычной для индивидов социальной микросреде. Вместе с этим социометрия фиксирует и многие важные свойства самой структуры общения в малых социальных группах. На основе получаемых данных становится возможным, с одной стороны, анализ социально-психологических свойств личности и группы, с другой – выбор эффективных средств по управлению механизмом взаимодействия части и целого – поведения личности в группе.

Метод разработан Дж. Морено как способ исследования эмоционально непосредственных отношений внутри малой группы. История социометрических методов органически переплетаются с развитием социометрии, первоначально социометрия возникает из психоанализа как социологически реформированная его ветвь. По Дж. Морено, социометрические методы – это система технических средств и процедур для метрического и качественного анализа социально- эмоциональных связей данного индивида с членами той группы, в которой человек работает и живет. Морено употребил этот термин впервые в области психиатрии и социальной психологии. Что же касается некоторых технических приемов социометрии, в особенности опроса, то известно, что подобные приемы применялись и другими исследователями.

По мере развития социометрии в США многие положения социометрии, как общего и универсального принципа социальной психологии и социологии, впоследствии подверглись заслуженной критике. Тем не менее, технический аппарат социометрии продолжал успешно развиваться, находя приложение в разных сферах микросоциологических экспериментов. Измерение предполагает опрос каждого члена малой группы с целью установления тех членов группы, с которыми он предпочел бы (выбрал) или, напротив, не захотел участвовать в определенном виде деятельности или ситуации.

Результаты исследования могут быть представлены в виде социометрической матрицы (таблицы), куда включены все выборы и (или) отклонения, сделанные или предполагаемые членами группы, в виде социограммы, графически изображающей полученные результаты или в форме разнообразных социометрических индексов, дающих количественное представление о положении индивида в группе, а также оценку группы в целом.

Социометрические индексы делят на две группы: индивидуальные и групповые. К индивидуальным показателям относят: социометрический статус — величина позитивности или негативности отношения группы к отдельному ее члену, которая определяется отношением количества выборов и отклонений, которые получил индивид, к их максимально возможному числу. Индекс эмоциональной (психологической) экспансивности — степень активности индивида во взаимодействии с другими членами группы, потребность в осуществлении контактов с ними. Он рассчитывается как отношение количества сделанных индивидом выборов и отклонений относительно членов группы к их максимально возможному числу. Для характеристики позиции индивида в группе вычисляют и другие индексы, например, «предписанная роль», приемлемость индивида группой. К наиболее популярным групповым индексам относят: показатели групповой экспансивности (интенсивность группового взаимодействия), интегрированности группы (степень включенности в общение членов группы в конкретном виде деятельности или ситуации), сплоченности. Графический анализ данных осуществляется путем построения социограмм. Последняя позволяет наглядно выделить в составе исследуемого коллектива подгруппы (группировки), положительные, конфликтные или напряженные «участки» внутри групповых отношений, «популярных» его членов (индивиды, имеющие максимальное количество выборов), либо «отвергаемых» (индивиды, получившие максимальное количество отклонений), определить лидера группы. Различают два вида социограмм: коллективную и индивидуальную. Наиболее часто для отображения структуры отношений в группе применяют социограмму-мишень (Нортвей, 1952).

Она представляет собой несколько концентрических кругов, в центр которых помещают «популярных индивидов, в наружное кольцо — «отвергаемых», во внутреннее кольцо — «средне популярных».

Обычно составляют несколько коллективных социограмм для одной группы: взаимных выборов, взаимных отклонений, первых двух (пяти) выборов и некоторые другие. Индивидуальные социограммы позволяют произвести более тонкий анализ положения конкретного члена в группе: отличить позицию лидера от позиции «популярных» членов группы. Четкая лидерская позиция часто определяется по индивидуальному выбору: кому из состава группы, преимущественно, отдают предпочтения в своих выборах «популярные» ее члены.

Надежность измерения в социометрии зависит от «силы» социометрического критерия, возраста испытуемых, вида индексов (персонального или группового).

В социометрическом тесте не исключена возможность искажения ответов испытуемого, сокрытия его истинных чувств. «Гарантией» откровенности испытуемого могут выступать: личностно значимая мотивация участия в исследовании, выбор значимых для членов группы критериев опроса, доверие к исследователю, добровольный характер тестирования. Устойчивость социометрического измерения подтверждают, как правило, методом параллельного теста и взаимной корреляцией результатов.

Установлено, что стабильность социометрических результатов обуславливается динамичной природой социально-психологических явлений, в целом, межличностных отношений, в частности, и стечением времени снижается. Для определения валидности социометрического метода применяют сравнение результатов измерения с внешним критерием, обычно — с мнением экспертов. Социометрический метод должен быть дополнен другими приемами, направленными на более глубокий анализ оснований межличностных предпочтений: мотивов межличностных выборов, сделанных членами группы; их ценностных ориентации, содержания и типа осуществляемой совместной деятельности.

Наиболее существенными недостатками данного метода принято считать:

  • невозможность выявления мотивов межличностных выборов;
  • возможность искажения результатов измерения из-за неискренности испытуемых или вследствие влияния психологической защиты;
  • невозможность оценивать группы с малым периодом своего существования.

Использование социометрии позволяет проводить измерение авторитета формального и неформального лидеров для перегруппировки людей в командах так, чтобы снизить напряженность в коллективе, возникающую из-за взаимной неприязни некоторых членов группы. Социометрическая методика проводится групповым методом, ее проведение не требует больших временных затрат (до 15 мин.).

Она весьма полезна в прикладных исследованиях, особенно в работах по совершенствованию отношений в коллективе. Но она не является радикальным способом разрешения внутригрупповых проблем, причины которых следует искать не в симпатиях и антипатиях членов группы, а в более глубоких источниках.

Надежность процедуры зависит, прежде всего, от правильного отбора критериев социометрии, что диктуется программой исследования и предварительным знакомством со спецификой группы.

2.3.2. Референтометрия

Референтометрия — методика, позволяющая выяснить степень значимости каждого члена группы для его товарищей по сообществу, выявить, с одной стороны, тех, на чье мнение в данной общности ориентировано большинство ее членов, а с другой — тех, чья позиция по тому или иному вопросу практически всем безразлична. Таким образом, референтометрическая методика так же, как и социометрия, направлена на анализ специфических межличностных предпочтений. В то же время слой межличностных отношений, характер которых выявляется с помощью референтометрической процедуры, качественно отличается от того, который является предметом анализа социометрической методики. Так, если, используя последнюю, мы обращаемся к системе отношений типа «симпатия — антипатия», то совокупность референтометрических выборов по группе позволяет нам анализировать те более глубокие слои межличностных отношений, которые опосредствованных целями, задачами и содержанием групповой деятельности межиндивидуального общения, то есть явно ценностными факторами.

Обратимся к описанию методической процедуры. Она предполагает последовательное проведение двух собственно экспериментальных этапов. На первом этапе, являющемся предварительным по отношению к основной экспериментальной серии, осуществляется практически любая процедура, позволяющая выявить мнение, отношение, позицию каждого члена группы по поводу того или иного события, явления, значимого для общности, или оценить, сравнить партнеров по взаимодействию. Характер процедуры и ее содержательная направленность определяются тем, какова задача предпринимаемого обследования. Так, если целью данного конкретного эксперимента является определение референтных лиц в группе, то на первом этапе может быть использован социометрический опрос. В любом случае итогом первого экспериментального этапа является набор мнений и суждений всех без исключения членов группы по поводу какого-то значимого для них объекта оценивания. На этом этапе экспериментатор может работать с группой в целом. Необходимо указать два основных требования к проведению такой процедуры. Во-первых, как уже указывалось выше, и объект оценивания, и сама процедура должны быть достаточно высоко значимы для испытуемых. Во-вторых, эксперимент должен быть организован таким образом, чтобы ни одному испытуемому не были известны ответы его товарищей по группе.

Собственно референтометрический опрос начинается на втором этапе экспериментальной работы, либо немного погодя, либо непосредственно вслед за завершением первого ее этапа. Как мы уже указывали выше, основная цель этой процедуры — выявление тех лиц, позиция которых в наибольшей степени интересует испытуемого: мнения и оценки, высказанные ими на первом этапе. Так мы выходим на наиболее значимые для индивида показатели.

В традиционной форме референтометрический опрос проводится индивидуально. В этом случае, начиная работать с каждым испытуемым, экспериментатор, прежде всего, выясняет, согласен ли он, чтобы заполненный им на предыдущем этапе бланк был показан тем членам группы, которые этим заинтересуются. Факт согласия или несогласия с такой перспективой фиксируется экспериментатором в своих записях. Затем до сведения испытуемого доводится, что большинство его товарищей не возражают против того, чтобы с их опросными листами ознакомились остальные члены группы. При этом самому испытуемому предлагается назвать тех, с чьими опросными листами ему хотелось бы ознакомиться. С тем, чтобы максимально повысить избирательность такого выбора, испытуемого сначала предупреждают, что он получит возможность «заглянуть» только в один бланк. После того, как испытуемый называет фамилию его хозяина, экспериментатор, сославшись на то, что последний может не согласиться обнародовать свои ответы, предлагает назвать другого члена группы, чей экспериментальный бланк хотел бы увидеть испытуемый. Когда осуществляется и этот, второй, выбор, в качестве «исключения» опрашиваемому разрешается назвать еще одного человека, ответы которого на предварительном этапе представляют интерес для испытуемого. Как показали специальные исследования, количество таких выборов не должно превышать трех, так как в противном случае резко снижается избирательность демонстрируемых межиндивидуальных предпочтений. Следовательно, и характер отношений межличностной значимости в этом случае предстает перед экспериментатором не только в явно усеченном, но и в явно искаженном виде.

Понятно, что референтометрия, проводимая в форме индивидуального опроса, позволяет получить большой массив дополнительных данных, которые могут служить ценным фоновым материалом по отношению к самим референтометрическим выборам. В то же время совершенно понятно, что далеко не всегда работающий с этой методикой экспериментатор располагает достаточным запасом времени для многократного (по числу членов группы) тиражирования индивидуального опроса.

В связи с этим ему приходится применять в своей работе, как правило, групповую форму референтометрии. В этом случае информация, получаемая в результате осуществляемого параллельно с референтометрией целенаправленного наблюдения, оказывается, конечно, значительно более скудной, чем в итоге индивидуального опроса, но время, затрачиваемое на проведение самой референтометрической процедуры, существенно сокращается. В этом варианте референтометрии предполагается, что сразу же вслед за проведением первого экспериментального этапа (напомним, что эта фаза эксперимента в любом случае предусматривает работу с группой в целом) начинается собственно референтометрический опрос всей обследуемой общности.

Так, если на первом этапе, например, была проведена социометрическая процедура, экспериментатор просит каждого испытуемого на оборотной стороне своего заполненного социометрического бланка поставить либо знак «+», либо знак «—» в зависимости от того, согласен он или не согласен обнародовать свои ответы. Затем, аналогично тому, как это делается и при индивидуальной форме опроса, экспериментатор предоставляет возможность каждому члену группы последовательно обозначить не более трех своих товарищей, чьи бланки интересуют его больше всего. Особенность этой процедуры заключается лишь в том, что эти фамилии фиксирует не экспериментатор, как это происходит в условиях индивидуального обследования, а сам испытуемый, записывая их в столбик на оборотной стороне своего социометрического опросного листа.

Здесь следует еще раз специально подчеркнуть, что референтометрическая методика в процедурном плане носит ярко выраженный косвенный характер. Другими словами, при выявлении референтных лиц ни в коем случае недопустимо задавать испытуемому прямой вопрос о том, кто из членов группы для него наиболее значим, с чьим мнением и оценкой он склонен считаться в первую очередь. Дело в том, что при прямой постановке такого вопроса было бы попросту наивно рассчитывать на получение данных, адекватно раскрывающих реальное положение дел. С одной стороны, далеко не все и далеко не всегда могут успешно справиться со столь «лобовым» заданием, так как сами не до конца осознают характер межличностных отношений в группе своего членства и свое собственное положение в этом сообществе. С другой стороны, нередко, даже вполне осознавая значимость для себя того или иного партнера по взаимодействию и общению, испытуемые не хотят признаваться кому бы то ни было, что они в личностном плане испытывают определенную зависимость от мнения, оценки, отношения какого-то конкретного человека. Все это и диктует необходимость использования для выявления степени значимости каждого члена группы для его товарищей косвенного опроса, примером которого и является такая методика, как референтометрия.

Обработка данных. При обработке материала, полученного в результате проведения референтометрии, анализу подвергаются эмпирические данные только собственно референтометрического опроса, то есть второго этапа эксперимента. Все референтометрические выборы фиксируются в специальной матрице, которую строит экспериментатор, опираясь на совокупность ответов испытуемых. Принципы ее построения, по сути дела, ничем не отличаются от принципов построения матрицы социометрических выборов в группе.

Кроме матричной формы компоновки материала, при анализе данных референтометрии может быть использована и референтограмма (по аналогии с социограммой), которая наглядно демонстрирует степень взаимности референтометрических предпочтений и факт наличия или отсутствия сколько-нибудь четко очерченных подгрупп в обследуемой общности.

2.3.3. Метод групповой оценки личности (гол)

Метод групповой оценки — способ получения характеристики человека в конкретной группе на основе взаимного опроса ее членов друг о друге. Разработка метода связана с прикладными исследованиями в промышленной и организационной психологии, где на его основе пытаются решать вопросы отбора и расстановки кадров (Э. С. Чугунова, 1986).

Данный метод позволяет оценить наличие и степень выраженности (развития) психологических качеств человека, которые проявляются в поведении и деятельности, во взаимодействии с другими людьми. Широкое применение ГОЛ в прикладных и исследовательских целях связано с его простотой и доступностью для пользователей, возможностью диагностировать те качества человека, для которых отсутствует надежный инструментарий. Психологической основой ГОЛ является социально-психологический феномен групповых представлений о каждом из членов группы как результат взаимного познания людей друг другом в процессе общения. На методическом уровне ГОЛ есть статистическая совокупность индивидуальных представлений (образов), фиксируемая в форме оценок. Психологическая сущность метода определяет границы его практического применения как приема фиксации некоторых отраженных свойств личности, уровня проявления качеств личности оцениваемого лица в конкретной группе. Процедура метода ГОЛ предполагает оценку человека по определенному перечню характеристик (качеств) с использованием приемов прямого балльного оценивания, ранжирования, попарного сравнения. Содержание оценки, то есть, совокупность оцениваемых качеств, зависит от цели использования полученных данных. Число качеств варьирует у разных исследователей в широком диапазоне от 20 до 180. Качества могут группироваться в отдельные смысловые группы (например, деловые и личные качества).

Применяют и другие основания разделения. Для получения надежных результатов рекомендуется число субъектов оценивания в пределах 7—12 человек. Адекватность измерения с помощью ГОЛ зависит от трех моментов:

  • познавательных способностей субъектов оценки (экспертов);
  • от особенностей объекта оценки;
  • от позиции (уровня, ситуации) взаимодействия субъекта и объекта оценки.

Метод экспертных оценок — формализованная процедура сбора, анализа и интерпретации независимых суждений достаточного количества экспертов о степени выраженности каждого из подлежащих оценке психологических качеств личности со стороны хорошо знающих его сотрудников, товарищей по учебе, которые имели возможность общаться с ним в различных ситуациях.

В психологическом исследовании экспертные оценки выступают в качестве внешнего критерия для проверки валидности рекомендуемой системы тестов и опросников, при этом данные экспертного оценивания специально не анализируются и не интерпретируются как собственно диагностические. Однако метод экспертных оценок имеет самостоятельную диагностическую ценность и может включаться в систему методов изучения личности с учетом его реальных достоинств.

Основным преимуществом метода экспертной оценки является возможность создания интегративного психологического «портрета» испытуемого, описания его личностных особенностей как системы взаимосвязанных, взаимозависимых и компенсирующих друг друга качеств. Это делает реальным более качественный прогноз обучаемости, позволяет целенаправленно выбирать средства психологического воздействия с учетом возможной реакции на них данной личности, открывает пути к определению перспектив ее психологического и профессионального становления и развития.

При этом объективность собираемой экспертной информации обеспечивается привлечением широкого круга экспертов (преподавателей, товарищей по учебе, сотрудников), которые имеют возможность наблюдать широкий спектр проявлений индивидуально-психологических особенностей личности на протяжении достаточного времени при непосредственном общении в различных типах ситуаций, возникающих в процессе его обучения и работы.

Метод экспертного оценивания психологических качеств дает возможность оперативно собирать диагностическую информацию, быстро фиксировать динамику развития личности. Его применение не требует длительной подготовки и поиска или разработки сложного исследовательского инструментария. Этот метод является достаточно гибким, он легко модифицируется при возникновении новых задач, а также пригоден для многократного использования.

Практика применения метода экспертной оценки показывает, что его диагностическая ценность может быть существенно повышена. Для этого применяется правильный подбор различных категорий экспертов, стандартизация и усовершенствование процедуры экспертного оценивания, включение дополнительных способов статистической обработки результатов оценивания, применение новых критериев анализа и интерпретации. Мы советуем придавать особое значение обоснованию выбора критериев (признаков, параметров), подлежащих экспертной оценке, отвечающих конкретным целям изучения индивидуально-психологических особенностей личности.

Следует также отметить, что целый ряд профессионально важных качеств личности бывает чрезвычайно трудно, а иногда и невозможно, выявить и оценить с помощью психологического анализа документов, применения анкет, личностных опросников и тестов. В этих случаях только экспертный метод дает возможность получить необходимые данные (например, когда речь идет об оценке таких качеств как ответственность, мотивация поступков).

Особенно продуктивно применение метода экспертного оценивания не изолированно, а в совокупности с другими, хорошо зарекомендовавшими себя в практике изучения личности диагностическими методами. Данные экспертных оценок при этом должны использоваться как подтверждающие или опровергающие (ставящие под сомнение) достоверность сведений, полученных при тестировании и анкетировании, они должны быть проанализированы также в качестве дополняющих, уточняющих или объясняющих результаты изучения личности другими методами. Например, если качества «умный», «сообразительный», «рассудительный» получили у испытуемого высокие значения экспертных оценок, а при применении теста для изучения интеллекта балл оказался низким, то такое рассогласование должно стать предметом специального анализа и интерпретации.

В качестве достоинства метода экспертных оценок следует выделить следующее. Его результаты целесообразно использовать не только в качестве сведений для оптимизации точечных управляющих воздействий со стороны руководства. Этим методом можно получить и ту информацию, которую в обобщенной форме можно сообщать самому объекту оценивания с целью выработки навыков самопознания, самоанализа, коррекции самооценки, стимулирования процессов самообразования и самовоспитания.

В случае применения метода в высшей школе, он дает явный положительный эффект, возникающий при участии преподавателей в проведении экспертного оценивания психологических свойств и качеств студентов. Таковой проявляется, прежде всего, в повышении уровня их психологической компетентности. У преподавателей повышается наблюдательность, рефлексия, способность объективного видения и понимания индивидуальности каждого студента. Кроме того, формируется умение сопоставить свое мнение об объекте оценивания с мнением других преподавателей и самих студентов. Диагностическая сущность метода экспертной оценки, в этом случае, состоит в получении объективной информации об индивидуально-психологических особенностях, в результате специально организованного опроса мнений экспертов.

Однако, экспертные оценки не всегда являются достоверной мерой психологических качеств, так как восприятие эксперта подвержено субъективным искажениям в связи с особенностями его личности.

Поскольку различные эксперты будут давать различные оценки, возникает проблема их надежности. Одним из примеров субъективных ошибок является влияние на оценки хорошего или плохого отношения эксперта к оцениваемому объекту. Другим примером ошибок, вносимых в оценку качеств личности, являются инструментальные искажения, причиной которых может быть различие в способах измерения. Причем они наиболее значительны именно при методе экспертных оценок.

Повышения надежности экспертных оценок можно добиться за счет снятия субъективных и инструментальных искажений. Для этого обычная процедура сбора экспертных оценок должна быть дополнена специальным приемом повторного оценивания с предварительным сообщением эксперту данных, полученных от других экспертов. Изменение в этом случае первоначальной оценки является важным диагностическим показателем ненадежности эксперта. Кроме того, для повышения надежности экспертных оценок необходимо выполнять специальные требования.

  1. Оцениваемые качества должны определяться в терминах наблюдаемого поведения.
  1. Эксперт должен иметь возможность наблюдать за поведением оцениваемого объекта достаточно длительный промежуток времени.
  1. Необходимо не менее пяти экспертов на один оцениваемый объект.
  1. Ранжирование должно производиться экспертами только по одной черте за один раз, вместо оценивания одного испытуемого сразу по всему перечню критериев.
  1. Данные экспертного оценивания необходимо соотносить с результатами объективных тестовых обследований.

Применение этих требований к проведению экспертного опроса может поднять надежность получаемых данных на уровень, достаточный для практического использования.

В процедуре проведения экспертного опроса можно выделить следующие этапы:

1. Определение цели получения экспертных оценок.

2. Формирование рабочей группы и подбор экспертов.

3. Проведение опроса экспертов.

4. Обработка и анализ результатов экспертного оценивания.

2.3.4. Активные групповые методы обучение общению

Особую группу методов социальной психологии, направленных на развитие компетентности в различных сферах общения, составляют активные групповые методы (АГМ).

По мнению Емельянова Ю.Н., активным групповым методом может быть назван любой способ планируемой активизации коммуникативных процессов в учебной или иной целевой группе, независимо от содержания поставленных задач. Наиболее распространенным и эффективным методом АГМ является социально-психологический тренинг (СПТ).

Данный термин был введен в начале 1970-х годов немецкими социальными психологами М. Форвергом и Й. Шмидтом, которые разработали методику проведения групп на предприятиях для руководителей высшего и среднего звена. Общая цель социально-психологического тренинга конкретизируется в следующих задачах:

1) овладение психологическими знаниями;

2) формирование умений и навыков в сфере общения;

3) коррекция, формирование и развитие установок, необходимых для успешного общения;

4) развитие способности адекватного и полного познания себя и других людей;

5) коррекция и развитие системы отношений личности.

В отечественной социальной психологии термин социально-психологический тренинг используется очень широко и практически представляет собой целую отрасль прикладной социальной психологии. К базовым методам СПТ традиционно относят групповую дискуссию и ситуационно-ролевые игры (Л. А. Петровская, Г. А. Ковалев, Ю.Н. Емельянов).

Групповая дискуссия – это совместное обсуждение какого-либо спорного вопроса, позволяющее прояснить или изменить мнения, позиции или установки участников группы в процессе непосредственного общения. Объектом дискуссионного обсуждения могут быть: реальные случаи, или казусы; проблемы различного характера; ситуации межличностного взаимодействия; ситуации морального выбора.

В тренинге групповая дискуссия используется в целях: предоставления возможности участникам увидеть проблему с различных сторон, в качестве групповой рефлексии, для актуализации и последующего разрешения скрытых конфликтов, а также для предоставления возможности участникам проявить свою компетентность и удовлетворить потребность в признании и самоуважении.

Игровые методы. Их целесообразно поделить на операционные и ролевые. Операционные (деловые, управленческие) игры имеют сценарий, в который заложен более или менее жесткий алгоритм «правильности» и «неправильности» принимаемого решения, то есть обучаемый видит то воздействие, которое оказали его решения на будущие события. В таких играх, как правило, подчеркнут аспект инструментального обучения, и в то же время формализован и минимизирован по сравнению с реальностью межличностный аспект. Таким образом, имитационная игровая модель неизбежно упрощает реальную действительность. Ролевые игры с элементами драматизации способствуют раскрытию и совершенствованию потенциала самовыражения. Они сталкивают участника с ситуациями, характерными для реальной и значимой для него деятельности, ставит перед необходимостью изменить свои установки, создают условия для формирования новых, более эффективных коммуникативных навыков (вербальных и невербальных, деятельностных и эмоциональных).

В психологических тренинговых играх большее значение имеет не сам процесс игры, часто дарящий участникам массу положительных эмоций и прочищающий, как всякая хорошая детская игра, каналы творческой инициативы и спонтанности, а осмысление, рефлексия происходящего после игры.

К ролевым методам повышения коммуникативной компетентности относят также психодраму и социодраму. Психодрама направлена на разрешение внутренних конфликтов индивида путем проигрывания жизненных ситуаций и создания условий для осознания себя как целостной личности. В психодраме большое значение придается отреагированию внутриличностных конфликтов и межличностных ситуаций, моделируемых участниками в театральной форме. Психодрама была основана Я. Морено, одним из создателей движения групповой психотерапии. Морено обнаружил, что психодраматическое действие имеет преимущество перед вербализацией в ускорении процесса изучения переживаний и формирования новых отношений и типов поведения. Основные понятия психодрамы: ролевая игра; творческая спонтанность; катарсис — эмоционально освобождение; теле — двусторонний поток эмоций между всеми участниками; инсайт — новое понимание проблемы.

Социодрама как метод развития коммуникативных свойств личности предполагает исследования и преодоления конфликтов внутри малой группы, достижения согласия между участниками взаимодействия относительно своих функций, обязанностей, прав; способов моделирования межличностных отношений в группе. Я. Морено разработал социодраму в качестве расширения метода психодрамы. Позднее Э.Торренс предложил новую и более детализированную концепцию социодрамы как методики группового творческого решения проблем, основанной не только на ранних работах Морено, но вобравшей в себя многие из принципов творческого решения задач, предложенных А. Осборном и его коллегами. В процессе социодрамы участники обучаются «мозговому штурму» поиска альтернативных вариантов поведения, давая им возможность отреагировать проблему в действии и отрепетировать проблемно-решающее поведение для его последующего использования в реальной жизни. Таким образом, основные различия между социодрамой и психодрамой заключаются не столько в методах, сколько в целях.

2.4. Методология социально-психологического исследования

В современной нам социальной психологии до сих пор продолжается дискуссия о соотношении точного и субъективного знания. И хотя проблема эта далеко не нова окончательного разрешения она не имеет. И, похоже, никогда иметь не будет. Данные американских коллег говорят об определенной волнообразности научных пристрастий. В одну из эпох на первые позиции выдвигается точное, холодное и препарированное знание, даже не знание, а – цифрь! Но проходит время, нравы становятся мягче и ученые начинают говорить о необходимости понимания, необходимости не только значения, но и смысла. А потом все опять возвращается на круги своя. Однако, в любом случае, существуют некоторые общие методологические факторы, которые следует сейчас обсудить.

2.4.1. Уровни и этапы социально-психологического исследования

Любое социально-психологическое исследование обязательно включает в себя три уровня и семь этапов. Начнем с уровней.

Первый из них именуется экспериментально-эмпирическим уровнем. Что на нем происходит? Обычно на этом уровне исследователь производит сбор первичной информации и описывает полученные данные. Следует напомнить об особой важности процесса описания этих данных. Тут очень многое зависит от языка описания. Как только мы пытаемся зафиксировать полученные данные, мы сразу начинаем говорить о них на определенном психологическом языке. Если речь идет о психологических защитах, сублимации, комплексе Электры и так далее – нам уже не выбраться из рамок психоаналитического подхода. Если же нас интересуют ценности, нормы, ожидания – нам прямой путь в когнитивисты. Термины инсайта, изоморфизма и антропоморфизма приводят нас в объятия гештальт-подхода. Эклектика в терминах недопустима. Ф. Энгельс справедливо говорил: «Нельзя быть немного беременной». Язык описания очень жестко ограничивает нашу картину мира и разнобой в определениях и понятиях часто является признаком некачественного исследования.

Второй уровень – это уровень теоретический. На нем идет объяснение полученных в социально-психологическом эксперименте данных и их соотнесение с результатами других исследований. На этом уровне обычно происходит построение неких концептуальных моделей

Третий уровень – философско-методологический уровень. Здесь, как правило, идет сопоставительный анализ примененных вами категорий и понятий со всем комплексом научного знания. Если вы вводите новое понятие, то надо посмотреть, насколько оно согласовано с уже существующими. Нет ли подмены, нет ли тавтологии? Действительно ли требуется вводить это понятие? Кроме того, мы должны сами разобраться в соотнесении предлагаемого понятия. Что перед нами: процесс, свойство, состояние, интегративное образование? У всех них есть четкие признаки, есть свойства. Кроме того, мы должны уточнить связь вводимого нами понятия с общефилософской картиной мира. Не стоит уподобляться одному кандидату физических наук – таджику, который в годы заката СССР сумел защитить в Душанбинском университете диссертацию, «доказывающую» отсутствие закона всемирного тяготения. К тому же, «проклятые русские угнетатели» не только не подтвердили звание доктора наук, а даже еще лишили «бедного таджика» звания кандидата наук!!

Что касается этапов социально-психологического исследования, то тут выделяются следующие.

Начинается все с этапа разработки программы. Что мы решаем на этом этапе? Происходит постановка проблемы: что именно я изучаю? Также определяются объект и предмет исследования. Кроме того, происходит уточнение тех основных понятий, которые вы собираетесь применить в своей работе. Например, автор в 1994-м году, по заказу администрации Ханты-Мансийского автономного округа (Х-МАО), проводил изучение трудовых ожиданий ханты и манси. Соответственно, проблемой были отличия в трудовом поведении представителей этих этносов. Трудоспособные члены этносов были объектами, а предметом – специфика их трудовых ожиданий.

Второй этап – этап определения эмпирических объектов изучения. Говоря иными словами, на этом этапе мы формируем конкретную выборку. Численность всех, проживающих в Х-МАО летом 1994-го года ханты и манси, находящихся в трудоспособном возрасте, составляла примерно 17 тысяч человек. Понятно, что опросить всех их силами исследовательской группы было невозможно и просто ненужно. В итоге, после предварительной работы, проведенной совместно с заказчиком, был выделен ряд населенных пунктов, отражающих в целом всю специфику рынка труда Ханты-Мансийского автономного округа.

Третий этап – этап разработки методики данного конкретного исследования. Вы попросту определяете, какие именно методики позволяют вам быстро, точно, надежно вскрыть существующую проблему. Как правило, идет подбор тех методик, которые уже известны и используются. На сегодня уже сложились определенные «правила приличия» социально-психологического исследования, которые диктуют нам свои требования к количеству примененных методик. Меньше, чем о трех методиках говорить сегодня просто нельзя, хотя современные тенденции все активнее и активнее смещают нижнюю границу к цифре четыре. Верхняя граница же просто не определена и нам доводилось рецензировать кандидатские диссертации, базирующиеся и на семи методиках.

Четвертый этап – этап пилотажного исследования. Пилотажное исследование – это пробно-поисковое исследование, котрое проводят до основного и которое является его упрощенной формой. К сожалению, по разным причинам, этот этап часто пропускают. На наш взгляд, это неверная позиция. Ведь только на «зондаже» (рабочий термин) можно выявить соответствие/несоответствие наших методик заявленным целям, можно понять степень совместимости методик, продолжительность их заполнения реальными испытуемыми и т.д. Мы, например, после проведения пилотажного исследования во время своей работы в Х-МАО были вынуждены срочно заменять один опросник на другой. Дело в том, что содержание первого опросника оказалось слишком сложным для ханты и манси, их интеллектуальный багаж не позволял понять заложенные в тексте вопросы. Мы, во всяком случае, никак не пожалели о проведенном зондаже. Ведь он, помимо всего прочего, позволил нам определить и время нахождения в автономном округе, поскольку добраться до него и выбраться из него можно было только самолетом, а проблема наличия свободных билетов тогда еще существовала.

Пятый этап – этап сбора основной информации. Комментировать нам тут нечего и мы переходим к следующему этапу.

Шестой этап – этап логической и количественной обработки полученных результатов. Что такое количественная обработка? Это процесс применения соответствующих математических методов и процедур. Сегодняшний исследователь находится в завидном положении – у него есть большое количество стандартизированных компьютерных программ, позволяющих производить и факторный, и корреляционный анализы, легко высчитывать коэффициенты корреляции и по Манну-Уитни, и по Пирсону, и по Спирмену. Между тем, еще 20 лет назад данные многих социально-психологических исследований, в том числе и кандидатских диссертаций, обсчитывались на обыкновенном карманном калькуляторе. Просто промежуточные переменные при этом выносились на бумажку и потом последовательно обсчитывались.

Что касается логической обработки данных, то она заключается, прежде всего, в отбраковке случайных результатов. Жизнь бывает разной и один из наших испытуемых, например, мог непосредственно перед опросом поссориться с женой или с тещей. И это его состояние получило отражение в ответах на задаваемые ему вопросы. Строго говоря, современные компьютерные программы, например, «Статистика», имеют в себе функцию отбраковки выпадающих данных. Если вы обрабатываете результаты своего исследования другими программами, то уточните – есть ли в них аналогичная функция. Если нет, то эту работу вам предстоит выполнить вручную.

Седьмой, заключительный этап – этап интерпретации результатов и формулирование выводов. Искренне желаем каждому из читателей добраться до этого этапа и получить интересные результаты.

2.4.2. Дополнительные побочные факторы

Опытный социальный психолог знает, что результаты любого социально-психологического исследования можно слегка «подкорректировать» в нужную сторону, если умело использовать ряд дополнительных побочных факторов. Об их существовании известно многим, но далеко не всегда это знание имеет письменную, а порою и устную форму. В учебниках Г. Андреевой и Л. Столяренко таких параграфов просто нет. О каких факторах идет речь?

Во-первых, речь идет о составе выборки. Он влияет на результат самым причудливым образом. Сначала поговорим о гендерном аспекте. Чем больше в выборке женщин, тем более предсказуемым будет результат вашего социально-психологического исследования. Вы получите данные, практически совпадающие с данными учебников и психологических словарей. И, напротив, чем больше в выборке мужчин, тем более непредсказуем результат исследования, тем больше разброс полученных данных.

Кроме того, на результаты вашего социально-психологического исследования может повлиять и возрастной состав испытуемых. Чем больше в выборке лиц старше 40 лет, тем выше поляризация результатов. В одной из дипломных работ, выполненных под нашим научным руководством в начале 1990-х годов, исследовалось отношение пенсионеров Ленинградской области к социально-экономическим реформам Гайдара-Ельцина. Так вот, ответы очень четко разбежались к полюсам. Условно говоря, либо «долой!», либо – «да здравствует!». Все промежуточные варианты благополучно умерли.

Во-вторых, влияет время опроса. Причем мы говорим и о физическом и о психологическом времени. Физическое время тесно связано с физиологическим состоянием человека. В суточной ритмике любого индивида есть свои спады и подъемы. Самый сильный спад – от 3 часов ночи до 5 утра. Не случайно, в эзотерике это время называется «часом Быка», временем, когда нечистая сила безраздельно властвует на Земле. И утренний крик петуха призван разрушить злые чары. У военных моряков это время называется «собачей вахтой», что точно характеризует состояние человека в данный временной промежуток. Конечно, вряд ли вы будете проводить опрос испытуемых в 4 часа утра, но вот использование наблюдения – вариант вполне возможный. Более опасные для ученого физиологические спады начинаются в 11 и в 18 часов. Вероятность вашего попадания «с тестом наперевес» на такие «ямы» достаточно велика. И это обстоятельство надо обязательно учитывать.

Психологическое время тесно включено в повседневную деятельность наших испытуемых. Когды вы, например, собираетесь опрашивать школьников-испытуемых? До урока? После урока? Во время урока? А какого урока, любимого или нет? Результаты в каждом из этих случаев будут разными. Если вы проводите исследование рабочих на заводе, то уточните сначала: какая форма оплаты труда у ваших испытуемых? Повременная? Сдельная? Результаты, опять же, окажутся разными.

В-третьих, влияет на качество информации и место проведения опроса. Особенно, если вы работаете со школьниками. Не надо тащить школьника для интервью в учительскую или в кабинет завуча. У него на эти помещения существует стойкая неосознаная идеосинкразия. Ответы будут даваться по принципу «быстрее сбежать отсюда». Для рабочих место опроса менее значимо и этим фактором можно пренебречь. Иногда социальные психологи пытаются проводить опросы «на дому». Не всегда такой вариант оказывается удачным. Ведь многие люди имеют свои представления о должном облике дома и ваш внезапный визит может смутить их. Многие испытуемые стесняются своей бедности, что приводит к попыткам скомкать процедуру исследования, быстрее завершить его. Поэтому мы советуем не очень увлекаться опросами «на дому».

В-четвертых, проблема присутствия посторонних при процедуре опроса. Нам доводилось столкнуться с этим при проведении исследования в одном из детских домов Санкт-Петербурга. Руководство этого учреждения потребовало обязательного присутствия воспитателя при опросе. Мы сумели исключить его влияние на результаты опроса, поместив воспитателя за спинами учеников. Тем самым нам удалось и соблюсти требования руководства – вопросы задавались устно, и прервать визуальный контакт воспитателя и воспитанника, что исключало возможность подсказки. Ответы же дети давали в письменной форме, заполняя заранее подготовленные бланки.

Мы можем привести и негативный пример, к сожалению. Так, во время нашего опроса в одной из деревень Ханты-Мансийского автономного округа, секретарь сельсовета присутствовал в помещении и сумел повлиять на ответы нескольких испытуемых с помощью невербальных сигналов.

2.4.3. Этический кодекс психолога

Любое социально-психологическое исследование должно проводится не только в пространстве науки. Существует еще и социокультурный контекст, настоятельно требующий от нас учета норм морали и этики. Если социальный психолог действует вне этических постулатов, он действует и против нашей науки тоже, ведь общество теряет доверие к нам после таких действий. Показательным в данном случае является реакция такого неоднозначного сообщества как «народные целители», «парапсихологи», «экстрасенсы» на обещания Г. Грабового воскресить погибших детей Беслана. Всегда воюющие друг с другом, всегда критикующие друг друга А. Кашперовский, А. Чумак, Ю. Лонго объединились в жесткой критике своего коллеги, разрушающего своими действиями доверие к их сомнительному ремеслу.

В России сегодня действую Этический кодекс психолога, принятый на Третьем съезде Российского психологического общества в 2003-м году в Санкт-Петербурге. Это очень сложный, многостраничный документ, написанный достаточно запутанным и невнятным языком. Возможно именно из-за своей чрезмерной сложности этот Кодекс фактически не работает. Мы честно пытались перевести основные положения данного документа на доступный для учебного усвоения язык, но были вынуждены оставить это занятие. Поэтому при изложении основных этических постулатов социально-психологического исследования мы опираемся на зарубежные документы, прежде всего, положения Общества психологов Шведского королевства. Они включают в себя пять основных принципов и три безусловных запрета. Рассмотрим все последовательно.

Первым принципом является принцип анонимности социально-психологического исследования. Что это значит? Это означает обязательное кодирование имен испытуемых. Никаких имен, никаких фамилий, даже инициалов указывать не надо. В США этот принцип реализуется очень просто. Существует два сейфа, ключи от которых имеются у двух разных психологов. В одном из сейфов хранятся сырые ответы испытуемых, а во втором – ключи к тестам, таблицы интерпретации результатов, психологические портреты и иной результирующий материал. Соответственно, дать заключение по результатам тестирования можно лишь в случае встречи двух психологов. В России, к сожалению, такой заботы об испытуемом нет. Принцип анонимности сплошь и рядом нарушается, особенно в школах. Более того, некоторые особо «сообразительные» учителя любят зачитывать результаты социометрии вслух всему классу. Мотивировка такого антипедагогического действия по педагогически очаровательна: «Чтобы ты, негодяй Сидоров, знал, как люди к тебе относятся!!». Ну, низкий профессиональный уровень отечественных педагогов давно стал притчей во языцах и нам доводилось встречать социометрические данные вывешенные в школах на досках объявлений. Можно и дальше удивляться вопиющей тупости и нравственной глухоте школьных учителей, но просто поставим точку.

Второй принцип – принцип добровольности. Никто не может быть принужден к участию в социально-психологическом исследовании без его согласия. К сожалению и тут наша школе демонстрирует свою особую специфику. Нам доводилось слышать фразы: «Так, к нам пришел психиолог, будем тестироваться! А кто не будет тестироваться, завтра придет с родителями!». Инфоррмация, полученная таким принудительным путем, вряд ли будет полезна социальному психологу. Именно в силу своей принудительности.

Третий принцип – принцип использования данных. Сегодня у социального психолога может появиться много разных заказчиков. Например, в одном из вузов Санкт-Петербурга была пресечена попытка зачислить на обучение лиц, тесно связанных с одной из криминальных группировок Уральского региона. Численность этой группы составляла почти 20-ти человек и получать они должны были дополнительное образование по психологии. Особо интересовали их проблемы внушения, манипуляции, техники мягкого гипноза и НЛП. Кроме того, заказчиком социально-психологического исследования может выступить и тоталитарная секта или деструктивный культ. Нам доводилось беседовать со специалистами, занимавшимися проблемами реабилитации членов Белого братства. Они отмечали мощность психологических процедур, искаживших сознание адептов этой тоталитарной секты, отмечали многослойность искажений личность жертв этого агрессивного деструктивного культа с рериханианскими корнями.

Четвертый принцип – принцип информированности закзчика. В какой-то мере реализация этого принципа является продолжением первого из упомянутых принципов. Испытуемого надо любить и думать чуть дальше, чем сдача задания заказчику. Сегодня, допустим, руководит школой милейшая Анна Ивановна, чуткая, тактичная, деликатная. А завтра возглавит ее Егор Петрович, бывший полковник, и будет орать при всех на ученика: «Мало того, что ты – лодырь! Так у тебя еще и нейротизм повышенный!». Чтобы избежать подобных последствий, социальному психологу надо обладать способностью к стратегическому мышлению и глядеть далеко вперед.

Пятый принцип – понятность результатов исследования для заказчика. Социальные психологи очень часто любят разговаривать на своем, «птичьем» языке. Не надо жонглировать терминами. Конечно, такой разговор отсекает «избранных» от «непосвященных», но такое размежевание не всегда есть благо. Представьте владельца фирмы, человека с техническим или юридическим образованием. Вы провели по его заказу исследование, выявили некоторые тенденции и написали отчет. Однако текст отсчета перенасытили когнициями, транспозициями, транзакциями, диспозициями и когнитивным диссонансом с косонансом. Владельцу не хочется выглядеть полным идиотом, он слушает ваш рассказ и вдумчиво кивает головой. Однако, после вашего ухода, отчет отправляется в архив, а владелец зарекается впредь иметь дело с психологией вообще. Ситуация не столь фантастическая, как может показаться на первый раз. Двое из моих коллег рассказывали, что в свое время им пришлось совместно поработать переводчиками. Переводили они исследовательский отчет с психологического на русский язык. Заказчиком выступало одно из региональных отделений партии «Единая Россия», а исполнителем – доктор психологических наук, профессор и т.д. Отчет был составлен с обилием терминов и цифр и вызвал у регионал откровенный ступор. А на носу была предвыборная компания, для которой, собственно говоря, исследование и заказывалось.

Что же касается безусловных запретов, то они следующие. Во-первых, запрещено решать проблему за клиента. Клиент будет постоянно пытаться переложить решение проблемы на социального психолога, но от этого надо уклоняться. Максимум, что может позволить себе исследователь, это выступить в качестве психологического зеркала. На самом деле у клиента всегда есть готовое решение для его проблемы. Нам надо помочь ему это решение осознать и проговорить. И ничего больше.

Во-вторых, нельзя вступать в материальные отношения с клиентом помимо гонорара. К слову, вопрос о гонораре в разных психологических школах решается по-разному. Психоаналитики считают необходимым, чтобы клиента и психолога связывали материальные отношения и рекомендуют передачу денег из рук в руки. Когнитивисты же предпочитают безналичную оплату, максимум – передачу денег через медсестру. Деньги не должны замутнять отношения между клиентом и психологом. Вернемся, однако, к запрету. Допустим, вы осуществляете некий исследовательский проект. Результаты вашей работы понравились владельцу фирмы и он предлагает вам работать дальше вместе. Вы имеете право согласиться на такое сотрудничество, но после этого вам придется отказаться от консультирования фирмы вашего финансового партнера. Ее надо предать другому специалисту. К слову, все тот же Зигмунд Фрейд сплошь и рядом нарушал этот запрет. Опубликованные сегодня документы показывают, что отец психоанализа часто «интерпретировал» результаты своего исследования в «нужную сторону», в том числе, и вопреки основных постулатов своего учения, если это сулило ему ощутимую материальную выгоду.

Третий запрет – запрет вступать в интимные отношения с клиентом. В США существует одно строгое законодательное ограничение. Если педагог, психолог, врач, тренер меньше чем через два года после акта служебного взаимодействия вступают в брак со своим клиентом, пациентом, учеником, то они лишаются диплома. Срок в два года возник не случайно. Методами психоанализа доказано, что искусственно влюбить другого человека в себя можно. Но только на срок в четырнадцать месяцев. Последующее время необходимо для окончательного исчезновения искусственно навязанного чувства.

Литература

  1. Андреева Г.М. Социальная психология, М., Асток-Пресс, 2006
  2. Столяренко Л.Д. Социальная психология, Ростов-на-Дону, Феникс, 2006
  3. Росс Л., Нисбет Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии, М., Аспект-Пресс, 2000
  4. Шибутани Т. Социальная психология, Ростов-на-Дону, Феникс, 2005
  5. Марков С. PR в России больше, чем PR, Санкт-Петербург, Феникс, 2005

1Репрезентативность — (от франц. representatif — показательный) — соответствие характеристик, полученных в результатевыборочного наблюдения, показателям, характеризующим всю генеральнуюсовокупность.

34