В биоэтике основными являются проблемы:

Содержание

Введение………………………………………………………………..…… …3

1. Эвтаназия: благо или зло……………………………………………..……5

1.1 История…………………………………………………………..………..5

1.2 Виды эвтаназии……………………………………………………………9

1.3 Гуманистические аспекты проблемы эвтаназии в развитых странах………………………………………………………………….….11

2. Эвтаназия в России…………………………………………..…..………16

2.1 Законодательное регулирование…………………………………………16

2.2 Православие и эвтаназия…………………………………………………18

2.3 Правовые и этические проблемы эвтаназии……………………………23

2.4 Россияне об эвтаназии……………………………………..……………..25

Заключение……………………………………………………………..…….30

Литература…………………………………………………………….………33

Биоэ́тика (от греч. βιός — жизнь и ἠθική —этика, наука о нравственности) — наука о нравственной стороне деятельности человека в медицине и биологии.

Термин был введен в 1969г. американскимонкологомибиохимикомПоттером В. Р. для обозначения этических проблем, связанных с потенциальной опасностью для выживания человечества в современном мире.

В узком смысле понятие биоэтика обозначает весь круг этических проблем во взаимодействии врача и пациента. Неоднозначные ситуации, постоянно возникающие в практической медицине как порождение прогресса биологической науки и медицинского знания, требуют постоянного обсуждения как в медицинском сообществе, так и в кругу широкой общественности.

В широком смысле термин биоэтика относится к исследованию социальных, экологических, медицинских и социально-правовых проблем, касающихся не только человека, но и любых живых организмов, включенных в экосистемы, окружающие человека. В этом смысле биоэтика имеет философскую направленность, оценивает результаты развития новых технологий и идей в медицине и биологии в целом.

В биоэтике основными являются проблемы:

  • защиты прав пациентов (в том числе ВИЧ инфицированных, психиатрических больных, детей и др. больных с ограниченной компетентностью);
  • справедливости в здравоохранении;
  • взаимоотношения с живой природой (экологические аспекты развития биомедицинских технологий);
  • аборта, контрацепции и новых репродуктивных технологий (искусственное оплодотворение, оплодотворение «в пробирке» с последующей имплантацией эмбриона в матку, суррогатное материнство);
  • проведения экспериментов на человеке и животных;
  • выработки критериев диагностики смерти;
  • трансплантологии;
  • современной генетики (генодиагностики, генной терапии и инженерии);
  • манипуляций со стволовыми клетками;
  • клонирования (терапевтического и репродуктивного);
  • оказания помощи умирающим пациентам (хосписы и организации паллиативной помощи);
  • самоубийства и эвтаназии (пассивной или активной, добровольной или насильственной).

В России в 1976 году МЗ СССРбыла утверждена «Межкафедральная программа по медицинской этике идеонтологии» для студентов высших медицинских и фармацевтических учебных заведений.

12 стр., 5572 слов

Технологии решения проблем занятости

... в такой интерпретации будет синонимично понятиям «метод», «технология», «путь решения проблемы», «механизм решения проблем занятости» и т.п. Однако проанализируем возможность применения перечисленных ... не является синонимичным понятием технологии решения проблем занятости населения. Однако, как упоминалось выше, понятийное словосочетание «технологии решения проблем занятости» не кажется корректным ...

В 2001 г. МЗ РФ была принята Программа по биоэтике.

Биоэтика, или этика жизни, является разделом этики. Биоэтика определяет, какие действия по отношению к живому сморальнойточки зрения допустимы, а какие недопустимы.

В своей контрольной работе я рассматриваю только одну проблему биоэтики – эвтаназию.

1. Эвтаназия: благо или зло

1.1 История

Эвтаназия (греч.ευ— хорошо +θάνατος—смерть) — практика прекращения (или сокращения) жизни человека или животного, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания, в удовлетворение просьбы без медицинских показаний в безболезненной или минимально болезненной форме, для сокращения страданий.

Этот термин был предложен английским философом Френсисом Бэконом еще в XVII веке для определения «легкой смерти». Он рассматривал ускорение смерти неизлечимого больного с целью ограждения его от невыносимых страданий (но только когда сам больной просил об этом) как право на свободу выбора. Иными словами, речь шла о добровольной эвтаназии. В XIX веке толкование термина было расширено и стало означать «умертвить кого-либо из жалости», а значит не всегда добровольно.

  Термин «эвтаназия» был определен Конгрегацией Вероучения в «Декларации об эвтаназии» от 5 мая 1980 года. «Под словом эвтаназия подразумевается всякое действие или, наоборот, бездействие, которое, по своей сути или намерению, приводит к смерти, имеющей целью устранение боли и страдания». То есть в ее прямом значении, эвтаназия — это умышленное убийство при помощи метода, провоцирующего наименьшие боль и страдания, совершенное «из жалости» для того, чтобы положить конец невыносимым страданиям, или для того, чтобы избежать трудностей жизни, которая считается «нечеловеческой», «не достойной самого человека» (Э.Ю. Соловьев, 1991).

Как бы то ни было, но корни эвтаназии уходят в далекое прошлое. По мнению Г.Ш. Чхартишвили (2003) — «Человек научился лишать себя жизни задолго до того, как изобрел колесо и покорил огонь». Древние религии, язычество и буддизм, не препятствовали этому, а наоборот приветствовали. Там, где условия жизни были наиболее суровыми (холод, голод, дефицит шкур для набедренных повязок и т.п.), самоубийство было своеобразной нормой поведения.

  Тит Ливий описывал то величавое спокойствие, с которым галльские и германские варвары кончали собой. В языческой Дании воины считали позором закончить свои дни от болезни в постели. Известна истории и готская «Скала предков», с которой бросались вниз немощные старики. Об испанских кельтах, презирающих старость, известно, что как только кельт вступал в возраст, следующий за полным физическим расцветом, он кончал жизнь самоубийством. Старики острова Кеос пили цикуту. Немощных от старости японцев уносили умирать на гору Обасутэяма, что в переводе означает «гора, где оставляют бабушек». Эскимосы, чувствуя приближение старости, уходили замерзать в тундру. Этот обычай сохранился у некоторых эскимосских родов до нашего времени. Известен пример из новой истории, когда христианскому миссионеру удалось уговорить их отказаться от такого варварского обычая. Когда же миссионер, спустя несколько лет вернулся к своей пастве, выяснилось, что весь род вымер. Новообращенным эскимосским христианам, увеличившим численность своей популяции за счет стариков, просто не хватило пропитания.

8 стр., 3906 слов

Эвтаназия- за и против

... соединению с Богом. Христианская биоэтика отвергает активную эвтаназию как намеренное прерывание жизни, а добровольную эвтаназию расценивает как самоубийство. Но существуют ситуации, когда поступки врача идут ... либо лекарственных веществ, влекущее за собой быстрое и безболезненное наступление смерти. В активной эвтаназии различают следующие формы: 1."Убийство из милосердия" происходит в тех ...

  Обычаи, которые предписывали престарелому или больному человеку покончить с собой, в случае отказа от их исполнения, лишали его уважения, погребальных почестей и т.п. Это «свободное», на первый взгляд, соблюдение обычая было на самом деле достаточно жестко регламентировано в языческих сообществах. Исследуя явление самоубийства в древних культурах, Э. Дюркгейм (1994) приходит к выводу о его чрезвычайной распространенности, при этом на первом месте среди всех возможных мотивов самоубийства стоит самоубийство по причине преклонного возраста и болезней.

  Но чем «сытнее» жила первобытная община, тем строже она относилась к эвтаназии. У племен Нигерии, Уганды, Кении самоубийство считали безусловным злом, причем отвечать за него приходилось родственникам усопшего, которые приносили жертву и сжигали жилище «преступника».

  В Древней Греции самоубийство санкционировал орган власти — ареопаг. В городах Эллады имелись даже специальные запасы ядов для этих целей. Тех же, кто ушел из жизни «самовольно», без разрешения ареопага, карали посмертным поношением. В Афинах и Фивах трупу самоубийцы отсекали руку, которую хоронили отдельно.

  Несмотря на это против эвтаназии выступал отец медицины Гиппократ (600 г. до н.э.).

В его «Клятве» прямо указано — «…я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не укажу пути к осуществлению подобного замысла».

  Его современники, Платон, Сократ и Аристотель, наоборот, полагали, что умерщвление слабых, нежизнеспособных и безнадежных путем «легкой смерти» — естественно и полезно. Кстати и сам Сократ окончил свой жизненный путь, выпив цикуту.

  В Римском праве запрет на самоубийство свободных граждан был закреплен законодательно, но признавались обстоятельства, оправдывающие его. Законным считали уход из жизни в случае — «горя, болезни, скорби» или «невыносимости жизни» (К.И. Бабур, 1995).

  В буддизме, где отречение от жизни само по себе считается «образцовым», возрастные и физиологические «критерии» для самоубийства практически отсутствуют. Самоубийство в буддийской культуре является видом религиозного обряда, и это не удивительно, ибо высшее блаженство и желанная цель жизни находится вне этой жизни — в «небытии» (нирвана).

Виды самоубийства, принятые в буддийской культуре, различны. Их выбор зависит от конкретной секты, страны, эпохи. Это и голодная смерть, и утопление в водах «священных рек», и вспарывание живота своего своими собственными руками.

12 стр., 5924 слов

Этические аспекты отношения медицинского работника к жизни и смерти

... затронуть ряд проблем. Это проблема внезапной смерти, искусственного прерывания жизни с помощью эвтаназии и других способов по сути своей близких к ней (самоубийство при пособничестве медиков, аборты на ... меньше, а каждый лишний килограмм массы тела старит организм человека на 3 года. [1), стр12] Что касается нервных перегрузок, то их длительное действие на человека ...

  После распространения современных религий (Христианство, Иудаизм, Ислам) закрепился запрет на любые формы эвтаназии. В основе христианства (в законах Моисеевых) лежит постулат о том, что жизнь священна и неприкосновенна. На нее никто не имеет права посягать, в том числе ни врач, ни сам человек. Именно в этом смысл библейской заповеди «Не убий!» (Т. Модели, 1971).

На 39-ой Всемирной Медицинской Ассамблее, (Мадрид, Испания, октябрь 1987 года) была принята «Декларация об эвтаназии». «Эвтаназия, как акт преднамеренного лишения жизни пациента, даже по просьбе самого пациента или на основании обращения с подобной просьбой его близких, не этична. Это не исключает необходимости уважительного отношения врача к желанию больного не препятствовать течению естественного процесса умирания в терминальной фазе заболевания».

  Как бы то ни было, эвтаназия находит свою нишу. В 1994 году она была легализована в штате Орегон (США), а 25.05.1995 года в Северной провинции Австралии, правда, спустя 9 месяцев закон был отозван.

  В Нидерландах эвтаназия долгое время была запрещена законом, однако, в 1996 году Верховный суд и парламент утвердили инструкцию от 14 апреля 1994 года и определили перечень состояний, при которых врач может ассистировать суициду путем летальной инъекции или назначения препарата перорально. После многолетних дебатов по этому вопросу с широким освещением в печати, 29 ноября 2000 года эвтаназию, с большими оговорками, разрешили законодательно. Немалое значение в принятии такого решения сыграл относительный либерализм католической церкви в этой стране.

  «Де юре» добровольная эвтаназия разрешена в Японии, однако встречается крайне редко. С 1937 года она, при соответствующем юридическом оформлении, была разрешена и в Швейцарии, а в Германии — эвтаназия никогда и не была противозаконной, однако общественное мнение не одобряет ее проведение (В. Вольный и соавт., 2000).

В 2001 году эвтаназия узаконена в Бельгии.

  В Уголовном Кодексе РСФСР 1922 года в статье 143 имелось Примечание, согласно которому прописывалась ненаказуемость убийства, выполненного по просьбе. Однако уже 11 ноября 1922 IV сессия ВЦИК постановила исключить это Примечание во избежание множества возникших злоупотреблений «просьбами» граждан.

1.2 Виды эвтаназии

В теории выделяются два вида эвтаназии: пассивная эвтаназия (намеренное прекращение медиками поддерживающей терапии больного) и активная эвтаназия (введение умирающему лекарственных средств либо другие действия, которые влекут за собой быструю смерть).

К активной эвтаназии часто относят и самоубийство с врачебной помощью (предоставление больному по его просьбе препаратов, сокращающих жизнь).

Пассивная эвтаназия (или как ее еще называют «метод отложенного шприца») выражается в том, что прекращается оказание направленной на продление жизни медицинской помощи, что ускоряет наступление естественной смерти — что на практике достаточно часто встречается и у нас в стране.

9 стр., 4288 слов

Смерть и бессмертие

... как единство противоположностей: ”Бессмертные - смертны, смертные - бессмертны; смертью друг друга они живут, жизнью друг друга они умирают”. Стремление к последовательно материалистическому решению ... христианское учение о воскресении целостного человека; притупление остроты проблемы смерти через слияние с коллективной жизнью на земле и через возможность земного счастья. Спиритуалистическое учение ...

Пассивная эвтаназия практикуется почти во всех странах. Согласно сведениям, опубликованным в Международном медицинском журнале (2004г. — С. 357-360), 40 % всех смертей больных наступает либо в результате принятия совместного с медиками решения о прекращении жизни, либо в результате отказа от лечения, либо с помощью лекарств, ускоряющих наступление смерти.

Но основным предметом дискуссии стала эвтаназия активная, и теперь даже обычно, когда говорят об эвтаназии, то имеют в виду именно эту ее разновидность. Под активной эвтаназией (или как ее еще называют «метод наполненного шприца») понимают введение умирающему каких-либо лекарственных или иных средств либо другие действия, влекущие за собой быстрое и безболезненное наступление смерти. Активная эвтаназия может выражаться в следующих формах:

  1. «Убийство из милосердия» — происходит в тех случаях, когда врач, видя мучительные страдания безнадежно больного человека и будучи не в силах их устранить, например, вводит ему сверхдозу обезболивающего препарата, в результате чего наступает желанный смертельный исход.
  2. «Самоубийство, ассистируемое врачом» — происходит, когда врач только помогает неизлечимо больному человеку покончить с жизнью.
  3. Собственно активная эвтаназия — может происходить и без помощи врача Пациент сам включает устройство, которое приводит его к быстрой и безболезненной смерти, как бы сам накладывает на себя руки.

По данным Американской медицинской ассоциации, большая часть больных, умирающих в больницах США, уходит из жизни добровольно с помощью медперсонала. Считается, что негласно существует подобная практика и в России при том, что активная эвтаназия резко и безоговорочно осуждается не только в нашей стране, но и в других государствах.

Таким образом, суть проблемы активной эвтаназии заключается в попытках оправдать умышленное причинение врачом смерти больному из сострадания или по просьбе самого умирающего либо его близких.

Если принять во внимание все многообразие традиций и взглядов конкретного сообщества (так называемый принцип социально-культурного контекста), можно заключить, что эвтаназия не будет являться единственной системой помощи при умирании. Как альтернатива эвтаназии, есть специальная система медицинской помощи, болеутоляющих средств, дающих возможность уйти достойно, не прибегая к активной эвтаназии. Это паллиативный уход (palliative care).

Искажается смысл, если переводить palliative care как паллиативное лечение. Следует различать «лечение» («cure») и «уход» («care»), хотя в русской терминологии используется понятие «паллиативное лечение». Паллиативный уход — это такое медицинское вмешательство, которое призвано облегчить физическую и моральную боль, способствуя тем самым повышению качеству жизни (на конечной стадии).

Паллиативный уход применяется не только в ситуациях, когда не могут избавить от болезни, но и для улучшения качества жизни на различных стадиях болезни и лечения злокачественных болезней. Главный принцип паллиативного ухода — комфорт пациента, а не столько избавление от болезни. Основной принцип ухода за умирающим — не лечение, не реабилитация, ни даже облегчение, а, прежде всего, его комфорт (ведь некоторые лечебные процедуры болезненны).

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... выделении астрального тела, какие – ментального, какие – огненного. Что умирает при первой физической смерти человека, что умирает при сбрасывании астральной оболочки и как и что – при сбрасывании ... и низший, по существу являются лишь различными качествами одной основной энергии огня, жизни или сознания, самым высоким качеством которой будет психическая энергия. Потому, для достижения ...

1.3 Гуманистические аспекты проблемы эвтаназии в развитых странах

Отношение к смерти в западноевропейской культуре прошло длительный путь эволюции — от понимания смерти как естественного продолжения жизни души в первобытной культуре до противопоставления жизни и смерти, вытеснения смерти из спектра ценностей в современной культуре.

Такое понимание смерти предполагает негативное отношение к страданию, порождает попытки изжить его из жизни и максимально облегчить переход к смерти, и этим объясняется возрастающее количество сторонников не только пассивной, но и активной эвтаназии.

Этический смысл эвтаназии заключается в достижении блага пациента, а благо в контексте западной рационалистической традиции означает не только отсутствие физического и духовного страдания, но и достижение определенного стандарта качества жизни. Если жизнь не выдерживает требований стандарта, то она может быть прекращена либо по желанию самого пациента (добровольная активная эвтаназия), либо без выражения его желания в случае бессознательного состояния при соблюдении некоторых юридических процедур.

Общество и государство берет на себя функцию, которую ранее выполняла семья — заботу об умирающем, и оно же берет на себя ответственность за прерывание жизненного процесса в случае проведения эвтаназии.

В рамках современной биоэтики усиливается тенденция трактовки смерти как функции отношения «врач — пациент», и тем самым смерть лишается ореола таинственности, попадая в прагматическую ситуацию «действие — результат».

Между тем, противники активной эвтаназии, соглашаясь с необходимостью бороться с физической болью, настаивают на том, что ни врач, ни государственные структуры не вправе решать, когда и во имя чего следует прервать жизнь человека, которая и на своем последнем этапе может быть наполнена глубоким смыслом завершения земного пути.

В дискуссиях по проблеме эвтаназии сталкиваются два типа гуманизма — рациональный, стремящийся утвердить смысл жизни, основанный на «положительных» ценностях, отсутствии страдания, подкрепляемый правом личности на самодетерминацию, и иррациональный, отказывающийся признать деление ценностей на положительные и отрицательные, рассматривающий жизнь и смерть не в оппозиции, а в единстве, утверждающий самоценность каждого мгновения жизни, включая переход к окончанию земного пути.

В последние годы опубликовано множество исследований, посвященных психологии человека в терминальном (пограничном между жизнью и смертью) состоянии. В 2004 году в возрасте 78 лет умерла Элизабет Кюблер-Росс, американский психиатр швейцарского происхождения, создательница концепции психологической помощи умирающим больным, автор знаменитой книги «О смертии умирании».

Она была первой среди врачей, кто вслух заговорил о том, что недостаточно бороться за жизнь пациента до последней минуты. Долг врача — не только бесконечно продлевать жизнь больного, в конце концов превращающуюся в мучительную и бессмысленную агонию. Необходимо сделать все, чтобы последние часы и минуты жизни пациента были прожиты с достоинством, без страха и мучений. А для этого необходимо заранее готовиться к смерти, думать и говорить о ней без смущения, как о естественной и неотвратимой составляющей жизни.

5 стр., 2038 слов

Взгляды на смерть человека. Клиническая и биологическая сметь.

... мучительными страданиями человека, возникает вопрос об эвтаназии. Свободен ли человек в своих действиях относительно своей смерти, особенно в случае неизлечимой болезни? Общество признало за человеком право на жизнь, право на ...

В 1969 году вышла в свет ее книга «О смерти и умирании», которая сразу же стала бестселлером.

Именно с работы доктора Кюблер-Росс в США началось массовое движение за создание хосписов, чем сама Элизабет очень гордилась. Помимо своей первой и самой знаменитой работы, она написала более 20 книг, в том числе «О горе и переживании горя», «Дети и смерть», «СПИД: последний вызов».

Книга «О смерти и умирании» и сейчас является непревзойденным учебником для всех профессионалов, работающих с умирающими пациентами — врачей, медсестер, психологов. Выделенные ею пять стадий, которые проходит человек, получив известие о своей неизбежной смерти, стали каноническими.

Получив известие о том, что он неизлечимо болен, человек в первый момент отрицает услышанное: «Это не может случиться со мной, это ошибка, вы, наверное, говорите о ком-то другом». Отрицание действует как психологический защитный механизм, предохраняющий сознание от невыносимых мыслей и переживаний.

Затем человека охватывает гнев: он может вылиться в ярость, возмущение или зависть к тем, кто здоров. Часто объектом гнева становятся врачи: «От них нет никакой пользы. Они только и думают, что об игре в гольф. Они не так делают анализы и назначают неправильное лечение».

Третья стадия — попытка заключить сделку с судьбой. Человек мысленно загадывает: «Если выпадает козырная карта, я выживу, если нет — то умру». Часто в роли вершителей судеб выступают врачи: «Если я пообещаю держаться подальше от водки и сигарет, Вы меня вылечите?» Иногда больной пытается договориться с Богом: «Господи, если ты спасешь меня, я обещаю никогда не изменять жене».

Далее, как правило, наступает депрессия: человек впадает в отчаяние и ужас, теряет интерес к житейским проблемам, отдаляется от людей.

Лишь немногим больным удается дожить до заключительной стадии — принятия. На этом этапе человек начинает думать о смерти с тихим смирением: «Я прожил интересную и насыщенную жизнь. Теперь я могу умереть». По мнению многих психиатров, лишь менее двух процентов людей переживают эту стадию.

Именно благодаря работе Кюблер-Росс в США теперь пациенту сообщают максимально полную информацию о его диагнозе и прогнозе даже в самом неутешительном случае. Американские врачи убеждены, что скрывать правду от человека — значит нарушать его священное право принимать самостоятельные решения. Причем в качестве полноценной личности, волю которой необходимо уважать, выступают не только взрослые, но даже 12-летние дети.

Если вам кажется, что это жестоко, подумайте, насколько более жестоко — оставлять своего родственника, а тем более ребенка, наедине со страхом смерти, без поддержки и утешения. Смертельная болезнь и так — тяжелое испытание даже для самого мужественного человека. А переживать ее одному во сто крат тяжелее.

Избегание разговоров о смерти выгодно не больному, а здоровым — родственникам и врачам, которым, в большинстве случаев, просто удобнее обходить неприятную тему. Они могут позволить себе роскошь не думать о неизбежном — ведь умирать-то не им. А тот, кто каждый день просыпается с капельницей у изголовья больничной кровати, уже не может отвернуться от горькой правды — ему приходится принять свою смерть. И именно Элизабет Кюблер-Росс заставила врачей во всем мире осознать это и научиться облегчать не только физические, но и душевные страдания умирающих.

2. Эвтаназия в России

2.1 Законодательное регулирование

Российское законодательство всегда отличалось непредсказуемостью и непостижимостью, как знаменитая русская душа. В отношении эвтаназии ситуация сложилась самая что ни на есть парадоксальная.

Итак, отношения врача и пациента в этом случае, как и во многих, регулируют »Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан». Статья 45 этого документа называется »Запрещение эвтаназии» и гласит буквально следующее: » Медицинскому персоналу запрещено осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации» (имеется в виду статья 105 УК РФ »Убийство»).

Вроде бы все ясно и понятно — дано четкое определение, деяние запрещено и наказуемо. Однако если бы все было так просто, это не было бы российским законодательством. Перелистываем »Основы» на статью 33, которая называется »Отказ от медицинского вмешательства».

»Гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных статьей 34 настоящих Основ. При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином либо его законным представителем, а также медицинским работником.

При отказе родителей или иных законных представителей лица, не достигшего возраста 15 лет, либо законных представителей лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни указанных лиц, больничное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов этих лиц».

При прочтении текста статьи возникает стойкое ощущение дежа вю. А после повторного изучения определения пассивной эвтаназии становится понятным, откуда это самое ощущение берется. В российском законодательстве прописана процедура самой настоящей пассивной эвтаназии, когда »врач сам не вмешивается в жизнь пациента с целью ускорения его смерти, но и не оказывает по просьбе больного, необходимую помощь для продления жизни».

Но может быть в следующей, 34 статье в перечне исключений мы встретим эвтаназию? Ничего подобного. Там государство заботится только об общественном здоровье: »оказание медицинской помощи (медицинское освидетельствование, госпитализация, наблюдение и изоляция) без согласия граждан или их законных представителей допускается в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, или лиц, совершивших общественно опасные деяния, на основании и в порядке, установленных законодательством Российской Федерации.»

Итак, в одном и том же документе, с разницей в несколько статей и запрещается, и разрешается эвтаназия, предположим, что в стационар поступает больной с каким-либо неизлечимым заболеванием в терминальной стадии. Он письменно отказывается от реанимационных мероприятий и врачи, обязанные блюсти интересы пациента, просто не мешают ему спокойно уйти. Довольны противники эвтаназии — ведь нигде не прозвучало этого »страшного» слова. Довольны сторонники — ведь фактически это она самая и была.

Первое в России дело об эвтаназии слушалось в 2005 году в Ростовском областном суде. Он признал двух волгодонских малолеток виновными в преднамеренном убийстве неизлечимо больной женщины. 17-летняя Кристина Патрина приговорена к пяти годам лишения свободы, а 14-летняя Марта Шкерманова – к четырем, с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

История этого громкого дела такова: после автокатастрофы 32-летняя Наталья Баранникова оказалась прикованной к постели, жить так дальше она не хотела и заказала собственное убийство двум несовершеннолетним. Те долго отказывались, но, в конце концов, пошли навстречу просьбам страдалицы. Их деяние было квалифицировано как убийство.

2.2 Православие и эвтаназия

Ответ на вопрос о правомерности эвтаназии напрямую зависит от типа цивилизации в данной стране. В странах с цивилизацией гедонистического (от греч. hedone — “наслаждение») типа, скажем, в Древнем Риме, ответ давался однозначный: человеку стоит жить, лишь пока он здоров и счастлив. Если “качество жизни” снизилось, то почему бы не выбрать благородную смерть, личность-то свободна, хозяин — барин. Именно такая постановка вопроса искони называлась на Руси своевольством. И именно такой взгляд на смерть (как на нечто досадное, мешающие, лишнее, постыдное) мы наблюдаем в протестантских странах — в тех странах, где эвтаназия разрешена законодательно или ведутся дискуссии по ее легализации.

В православных и католических странах вопрос о смерти прежде никогда не выносился в плоскость личного “хочу — не хочу”. Смерть, болезнь и все, что происходит с телом человека, в православном христианстве считается напрямую относящимся и к его душе («по грехам и болезнь»).

Свобода человека здесь — это, прежде всего свобода от греха. Но, разумеется, человек по самой своей природе в процессе жизни не может избежать греха, который в результате и приводит его к смерти. На Руси никогда не было презрения к смерти, на Руси никогда смерти не боялись. Если для гедониста смерть — полная неизвестность и, возможно, абсолютный конец, то для верующего она — лишь смена формы бытия, закономерный итог всей жизни, переход в вечность. Разумеется, что постановка вопроса о “легкой смерти” в странах с многовековыми традициями такого взгляда на смерть невозможна. Если положение больного безнадежно, то при явных признаках приближающейся смерти священник читает отходную молитву — “Канон молебный при разлучении души от тела”. Кроме этого канона существует еще “Чин, бываемый на разлучение души от тела, когда человек долго страждет”.

Церковь полностью осуждает эвтаназию. «Наша жизнь является высочайшим даром Божиим, начало и конец которой находятся только в Его руках» (Иов, 12:10).

Те моменты нашей жизни, которые связаны с её началом и концом, а также моменты бессилия, боли и испытаний сокрывают в себе уникальную таинственность и составляют тайну, которая требует благоговейного отношения со стороны родственников, врачей и всего общества.

Отметим, что с христианской точки зрения идея «легкой смерти» воспринимается как посягательство на жизнь, которой может распоряжаться только сам Господь: «В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иов. 12:10).

Эвтаназия — это еще и вызов одной из основополагающих библейских заповедей «не убий».

Таким образом, для Церкви эвтаназия является формой убийства или самоубийства в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент. В последнем случае к эвтаназии применимы соответствующие канонические правила, согласно которым намеренное самоубийство, как и оказание помощи в его совершении, расценивается как тяжкий грех. К тому же для христианского сознания не существует бессмысленных страданий, которые можно было бы прервать из милосердия.

Существование боли в человеческой жизни, также как и любое испытание, является «содействием ко спасению» и даже порой «лучшее во здравие», согласно святому Григорию Паламе (EPE, Thessaloniki 1985, t. 9. p. 264).

Однако Церковь, признавая болезненность человеческой природы, всегда человеколюбно просит освобождения «от всякия скорби, гнева и нужды», а иногда даже молится об упокоении человека, находящего при смерти (например, молитва на исход души).

Мы, люди, должны молиться, а не решать жить или умирать.

Эвтаназия, несмотря на то, что всеми оправдывается как «достойная смерть», на самом деле является содействием самоубийству. Она есть соединением убийства и самоубийства.

Так называемое «право на смерть», которое составляет юридическое основание эвтаназии, может превратиться в угрозу для жизни тех больных, которые не могут оплатить свое лечение.

Исследования Университета Campus Biomedical показывают, что никто из тех, кто просит об эвтаназии, не делает этого только из желания умереть. Существуют три причины, которые вместе с тем являются и косвенной характеристикой современного общества: физическая боль, отчаяние, происходящее от исчерпания всех физических сил, и страх стать тяжким бременем для своих близких. Если бы больной был уверен, что хотя бы одна из этих причин, или даже все три, встречают любовь и участие со стороны медперсонала, родственников и друзей, он не был бы вынужден просить об эвтаназии.

Другое объяснение для тех, кто положительно относится к эвтаназии, состоит в том, что они воспринимают общество как полностью материальное, что жизнь не имеет никакой ценности, что она неразрывно связана только с внешней красотой, с физическим здоровьем и экономическим благополучием. Вследствие преобладания в некоторых современных обществах материалистического отношения к таинству нашего существования на нашей прекрасной планете распространяется тенденция к обесцениванию жизни. Следовательно, жизнь легко может отниматься и ставать объектом мучений и эксплуатации.

Вследствие узаконения эвтаназии в одних государствах, сразу же возникли злоупотребления и проблемы в других, одной из которых является так называемая «торговля смертью». Она совершается с помощью заранее организованного незаконного перемещения в другие государства тех лиц, которые желают эвтаназии, или по желанию тех, кто организовывают её для своих родственников. В апреле 2007 года итальянское правосудие начало расследование по причине поступивших сведений, что в стране налажены незаконные сети, которые, исполняя заказы родственников, желающих освободиться от своих богатых больных, на наследие которых они претендуют, перевозят их в Голландию или в Швейцарию, где им «законно» делают эвтаназию. Согласно тем же сообщениям, размер вознаграждения за это преступное деяние, которое называется «облегчением», находится в пределах от 3600 до 5100 евро.

Православие учит, что не существует ни малейшего сомнения в том, что мы обязаны с должным уважением относиться к человеческому телу, с самого момента его сотворения и до его физической смерти, потому что оно есть «храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои» (1 Кор. 6, 19).

А также, потому что «если кто растлит храм Божий», в котором живет Святой Дух, «растлит того Бог» (1 Кор. 3, 17).

Кроме того, это тело готовится к славе и нетлению после его воскресения, согласно обращенным к нам словам ап. Павла, «Тот, Кто воздвиг Христа из мертвых, оживотворит и тленные наши тела через живущего в нас Своего Духа» (Рим. 8, 11).

С тем же уважением к человеческому телу написано и «Учение Двенадцати Апостолов». Во второй его заповеди подчеркивается, что человеку запрещено отнимать жизнь в любом её виде и положении: «Вторая же заповедь учения не убий, не прелюбодействуй, не растлевай детей, не отравляй, не убивай дитя во утробе и родившегося не убивай». Дальше в «Учении Двенадцати Апостолов» подчеркивается, что детоубийцы и убийцы творений Божиих, избрали путь смерти и погубления души. Итак, очевидно, что для православных, убийство, аборт, детоубийство, также как и эвтаназия являются тяжелейшими грехами.

«Мы провозглашаем Любовь и Уважение к каждому человеку, независимо от национальности и религии, от его зачатия до самой его кончины. Для нас человеком является как зародыш, так и правильно осужденный на смерть. Советую тем, которые поддерживают эвтаназию, не закрывать глаза. Человек с момента своего рождения переживает смерть, иногда потерей любимого человека, иногда болезнью, иногда изменениями своего тела вследствие возраста. И только тот человек, который побеждает во Христе грех, побеждает и смерть. Вот – действительность. В мире, который живет без Христа, смерть является мучительной и непреодолимой действительностью. Что бы там высокопарно ни говорилось, каким бы сверхчеловеческим ни становилось общество, существуя без Христа, какие бы ни провозглашались и не писались права человека и политические свободы. …Мы всегда и всем проповедуем Христа распятого и воскресшего для спасения каждого человека, проповедуем, что жизнь наша в Его руках, что все то, что случается с нами, происходит для нашего спасения, что мы не имеем права исправлять Божьи планы, что эвтаназия, несмотря на то, что говорит о достоинстве, является феноменом упадка общества, феноменом игнорирования человека».

2.3 Правовые и этические проблемы эвтаназии

Говоря об эвтаназии, возникает два вопроса — моральный («Что можно сказать о характере человека, совершающего подобные действия?») и юридический («Должны ли подобные действия быть запрещены законом?»).

Намеренное умерщвление невинного всегда является нравственным злом. Эвтаназия — намеренное умерщвление невинного человека. Значит эвтаназия — нравственное зло.

Как известно, два вида убийства принимаются даже многими из самых рьяных противников эвтаназии — самооборона и наказание. Ни один из них не является несправедливым, по сути — ни один из них не является злом. Попытаемся привести аргумент в пользу того, что эвтаназия выходит за рамки несправедливого убийства на основании двух ключевых утверждений.

Первое — состояние некоторых людей таково, что им лучше умереть, чем продолжать жить. 

Второе утверждение заключается в том, что оказание помощи кому-либо в улучшении его положения всегда нравственно допустимо. 

Предполагаемое исключение из общего запрета на умерщвление, допускающее добровольную эвтаназию, действительно отличается от исключений смертной казни и защиты. Отличие в следующем: исключение наказания и защиты позволяет государственным властям реагировать на действия (были ли они абсолютно сознательны или же сделаны по неведению), создающие напряжение между частным благом виновного или вредного человека и общим благом покоя. Причиняемый виновному или вредному человеку вред (здесь — смерть) есть необходимое средство достижения общего блага. Из-за своих действий против общего блага такие люди теряют право на частное благо в той степени, которая необходима для восстановления общего. Ничего подобного нельзя сказать об эвтаназии. Здесь нет противоречия между благом страдающего, искалеченного или смертельно больного и общим благом. Нет ни одного действия с их стороны, на основании которого их смерти должны или даже могут быть объявлены расплатой за что-либо.

В основе общепринятого разрешения эвтаназии лежит принцип самоуправления, то есть утверждение, что каждый человек имеет право принимать свои собственные решения о действиях, которые влияют исключительно на него самого. Подобно гильотине, эвтаназия может попасть в руки людей менее человечных, чем ее изобретатели.

Говоря об эвтаназии, неизбежно приходится сталкиваться с понятием неизлечимости. Широко известно, насколько велика возможность ошибки, когда врачи строят свои прогнозы. К тому же понятие неизлечимости в большой степени зависит от средств и возможностей, имеющихся в данный момент их распоряжении. 

Разрешение применения эвтаназии как действия по намеренному умерщвлению безнадежно больных людей по решению врачей или согласию родственников неизбежно приводит:

• к криминализации медицины и к потере доверия общества к институту здравоохранения;

• к умалению достоинства врача и извращению его профессионального долга;

• к снижению темпов развития медицинского знания, в частности разработок методов реанимации, обезболивающих препаратов, средств для лечения пока еще неизлечимых заболеваний и т.п.;

• к распространению в обществе принципов цинизма, нигилизма и нравственной деградации в целом, что неизбежно при отказе от соблюдения заповеди “не убий”.

Даже в странах, поддерживающих эвтаназию, признают, что в большинстве случаев просьбы пациентов о смерти вызваны болью и депрессией. И зачастую облегчить моральные и физические страдания больного — задача, для врача вполне выполнимая. Стоит задуматься, чего на самом деле желает человек, когда говорит, что хочет умереть, ведь просьбы о смерти ежедневно слышат медики любой больницы. Боится ли он неизвестности, боли, одиночества, не хочет быть обузой для близких? Может быть, страдающий человек сможет воспользоваться болезнью как поводом подвести итоги своей жизни, сделать какие-то выводы, простить, примириться. Не пропустить этот момент — задача тех, кто рядом с ним.

Поэтому — Первое: эвтаназия (как пример умерщвления невинного) является моральным злом и не должна быть допустима законом, даже в случаях, указанных в общепринятом разрешении. Второе: общепринятое разрешение на эвтаназию угрожающе нестабильно. Один аргумент в ее пользу допускает умерщвление не только на основании общепринятых медицинских причин, но и в случаях депрессии, стыда и самопожертвования. Другой аргумент допускает эвтаназию не только для тех, кто хочет умереть, но и для тех, кто не хочет.

2.4 Россияне об эвтаназии

«Хорошая смерть» – вот как переводится на русский язык красивое греческое слово «эвтаназия», под которым подразумевается прекращение жизни безнадежного, испытывающего непереносимые боли больного по его собственной просьбе. В ряде стран эвтаназия признана правом человека: между ней и достойным уходом поставлен знак равенства. Согласно российскому законодательству, эвтаназия — это убийство. Как же общество относится эвтаназии?

Приведу результаты нескольких опросов населения, которые сведены в таблицы для наглядности. В апреле 2002 года независимый исследовательский центр РОМИР провел очередной опрос по всероссийской репрезентативной выборке. Опрос проводился среди 1500 респондентов в 94 населенных пунктах РФ (160 точек опроса, 40 субъектов Федерации).

В ходе исследования россиянам был задан вопрос, как они относятся к эвтаназии.

Такой же вопрос был задан жителям Екатеринбурга. Опрос проведен методом формализованных личных интервью в период с 9 по 12 ноября 2005г. Объем выборки – 200 человек.

Результаты в таблице:

Как вы считаете оправдана ли эвтаназия?

Вопрос

2002 год, Россия

2005 год, Екатеринбург

Эвтаназия не оправдана

20%

20%

32%

Эвтаназия не оправдана в большинстве случаев

12,5%

12%

Эвтаназия оправдана всегда

18,7%

18,5%

39%

Эвтаназия оправдана в большинстве случаев

20,4%

21%

В определенных случаях оправдана, а в определенных нет

15,6%

17%

29%

Затруднились с ответом

12.8%

11,5%

Результаты практически идентичные как в масштабах России, так и в пределах одного города — треть россиян не отвергают возможности эвтаназии.

Екатеринбужцам был задан еще один вопрос: Как Вы считаете, пришла ли пора российскому законодательству признать эвтаназию правом человека?

По такому же вопросу 24 ноября 2006 года Кадровый Дом «СуперДжоб» (www.superjob.ru) провел социологический опрос, на него ответили более 5000 граждан РФ от 18 лет и старше.

Результаты в таблице:

Необходимо ли узаконить эвтаназию

Вариант ответа

2005 г. Екатеринбург

2006 г. Россия

Да

31,5%

48%

Нет

45%

32%

Затрудняюсь ответить

23,5%

20%

Респонденты, признающие эвтаназию правом человека (ответили «да»), в своих комментариях чаще всего обращали внимание на следующее:

— каждый человек имеет право выбора: «на то человек и существо разумное, чтобы самому решать, пожить ли подольше или уйти из жизни, освободив себя от мучительных болей, а близких от ухода за ним»; «обрекать на мучения – жестокость, право выбора должно быть»; «если человек в ясном уме принимает решение умереть, то это его право»; «пора в России соблюдать права человека, и право на смерть – тоже право»;

— лучше принять смерть в случае неизлечимого заболевания, чем испытывать страдания и быть обузой для семьи: «это лучше, чем годами лежать, прикованным к койке, терпеть боли и мучать родных»; «я и сама не хотела бы вести жизнь растения и доставлять трудности близким»; «ожидание смерти намного хуже самой смерти»; «тяжко смотреть, когда мучается самый близкий человек. Тем, кто не сталкивался с этой проблемой, трудно это понять»;

— это приемлемо только при условии жесткого контроля за проведением этой процедуры: «нужно юридически правильно это оформить, чтобы эвтаназия не стала узаконенным убийством»; «эвтаназию можно признать правом человека, но есть опасность злоупотреблений и вредительства, в частности со стороны медперсонала: мошенничество и незаконные действия врачей, смерть по заказу третьих лиц и т. п.»; «да, хотя есть опасения, что могут быть злоупотребления»; «здесь важно, кто, при каких обстоятельствах и каким способом будет делать это; необходимо четко продумать механизм защиты человека от возможных преступных посягательств на его жизнь под предлогом «достойной смерти».

Участники опроса, выступившие против легализации эвтаназии в России (ответили «нет»), привели следующие аргументы:

— это противоречит религиозным и этическим нормам: «никто не волен лишать человека жизни, если эвтаназию разрешить, то мы перестанем быть людьми»; «жизнь дана Богом, и только Бог имеет право лишить человека жизни»; «я верующий и считаю, что человек не вправе вмешиваться»; «эвтаназия не признается ни одной религией, а в связи с тем, что в России возрождается духовность, вопрос об эвтаназии ставить преждевременно»; «у человека нет такого права»; «жизнь каждого человека бесценна!»;

— наша страна не готова к этому шагу, так как, скорее всего, последуют злоупотребления: «это решение приведет к необратимым последствиям, действиям против человеческой жизни»; «в нашей стране эвтаназию легко превратят в преднамеренное убийство в корыстных целях, без согласия самого человека»; «дельцы от медицины воспользуются правом на убийство одиноких и беззащитных людей»;

— больной в силу своего самочувствия может сделать неверный выбор: «больной человек, решивший подвергнуть себя эвтаназии, не всегда может адекватно оценивать ситуацию»; «болеющий человек не является выразителем свободной воли, он может попросить облегчить свой уход под влиянием момента. А вдруг диагноз – врачебная ошибка? Этим могут воспользоваться родственники, выражая свое мнение, а не желание больного»; «каждый человек до последней минуты хочет жить»; «многие люди, подписавшие согласие на данную процедуру, в последний момент меняли свое мнение».

Эвтаназия — это проблема не столько медицинского, сколько этического плана, поэтому неудивительно, что немалое количество респондентов не смогло дать однозначный ответ. Вариант «затрудняюсь ответить» выбрал каждый пятый участник опроса. Свои сомнения они изложили в комментариях:

«С одной стороны, тяжело смотреть на безнадежных людей, которые измучены болезнью и желают как можно быстрее избавиться от страданий, а им искусственно продлевают жизнь, а с другой стороны – не всякий сможет лишить человека жизни».

«Все зависит от ситуации. Это слишком щепетильный вопрос». «Человек, который хочет добровольно уйти из жизни, имеет на это право, но тем самым он невольно обрекает на убийство другого человека».

«С одной стороны, сказать эвтаназии «нет» — значит продолжить мучения людей, которые тяжело больны и хотели бы избавиться от этих мук, с другой стороны, дав зеленый свет эвтаназии, мы развязываем руки недобросовестным врачам».

«Затрудняюсь ответить, так как слишком сложно принимать это решение родственникам, даже если у больного нет шансов выжить».

Заключение

На данный момент в России эвтаназия официально запрещена, а само понятие «эвтаназия» относится скорее к разряду философских проблем, решением которых занимаются студенты гуманитарных вузов. Однако случай в Ростове дает все основания полагать, что проблема эвтаназии становится актуальной и в нашей стране. Не придется ли России, ориентирующейся на секулярный Запад, в скором времени признать право человека не только на жизнь, но и на «достойную смерть»? Но готово ли российское общество к обсуждению этой проблемы?

В дискуссии по проблеме эвтаназии сталкиваются два типа гуманизма — рациональный, стремящийся утвердить смысл жизни, основанный на «положительных» ценностях, отсутствии страдания, подкрепляемый правом личности на полную самодетерминацию, включая и самоубийство при помощи врача, и иррациональный гуманизм, отказывающийся признать деление ценностей на положительные и отрицательные, рассматривающий жизнь и смерть не в оппозиции, а в единстве, утверждающий самоценность каждого мгновения жизни.

Реальность сегодня такова, что эвтаназию применяют повсеместно, причем, независимо от того, разрешена она законом или нет. По данным Американской медицинской ассоциации, в больницах США ежедневно умирает 6 тысяч человек, большая часть которых уходит из жизни добровольно с помощью медперсонала. Обращает на себя внимание тот факт, что это решение принимал врач с семьей пациента, в то время как обязательным общепринятым условием эвтаназии является информированное добровольное решение самого больного.

Нищенское положение отечественного здравоохранения — важный объективный фактор популярности эвтаназии. Оно формирует мнение, что медицински дозволенная смерть и прекращение жизни выглядят достойнее мучительного созерцания того, как умирают безнадежные больные, которым общество не в состоянии помочь. Это способствует распространению в обществе цинизма, нигилизма и нравственной деградации в целом, что неизбежно при отказе от соблюдения заповеди «не убий». Квалифицированный врач должен учитывать, что просьба больного о смерти может быть обусловлена его депрессией, лишая возможности правильно оценивать свое положение. Трудно провести границу между самоубийством с посторонней помощью и вынужденной эвтаназией.

Когда речь идет о безнадежно больных людях, переживающих невыносимые муки, перед врачом встает нравственный выбор: продолжать поддерживающую терапию и тем самым обрекать больного на дальнейшие физические страдания или прервать такую жизнь? Может ли врач в таком случае брать на себя функции привратника судьбы? Естественно, этот вопрос должен решаться не только с морально-этических позиций, но и получить правовую оценку, поскольку злоупотребления и даже преступления в таких случаях не исключены. Следует отметить, что в России нет традиции правдиво информировать больного о тяжести его заболевания, врачи стараются щадить его психику. Как правило, ограничиваются информированием его родственников, хотя пациент имеет право знать свой диагноз. Именно сильные боли и вынуждают больного просить врача ускорить наступление смерти. Врач должен противостоять этим просьбам, предлагая обезболивающие средства, выбор которых сегодня достаточно широк. Другое дело, когда, например, человек длительное время находится в состоянии комы, когда шансов вернуть его в сознание уже нет, а прогрессивные медицинские технологии позволяют проводить длительную поддерживающую терапию. Многие ученые опасаются, что формальное разрешение эвтаназии может стать определенным психическим тормозом для поиска новых, более эффективных средств диагностики и лечения тяжелобольных, а также способствовать недобросовестности в оказании медицинской помощи таким больным. Реанимационная помощь требует не только больших материальных затрат, но и огромного напряжения физических и душевных сил обслуживающего медперсонала. Именно отсутствие надлежащего лечения и ухода стимулируют требования больного ускорить смертельный исход, что позволит врачу полностью прекратить всякое лечение и уход за ним. И в этом еще одна причина необходимости правового регулирования данного вопроса.

Право на жизнь, данное человеку в силу его рождения на Земле, не может быть оторвано от его права на достойную смерть. Сказано: «Страшнее ошибки в каком-то конкретном случае может быть только мнение, правильное сегодня, но ошибочное завтра. Это та ошибка, которую нельзя обнаружить в настоящем». Эти мудрые слова можно полностью отнести и к проблеме эвтаназии. Решение ее — общая задача врачей и юристов, философов и богословов, одним словом, ученых всего мира, в том числе и российских. Последнее же слово всегда должно оставаться за законом.

В заключение хотелось бы сказать: дай Бог, чтобы проблема легализации эвтаназии никогда не появилась в повестке дня нашего правительства.

Литература

1. Бобров О. Е. Поговорим об эвтаназии? Журнал «Самиздат»: 2003

2. Бито Ласло. Эвтаназия? Эвтелия! Счастливая жизнь – благая смерть. – Москва, Энигма. 2006.

3. Водовозов Алексей. Эвтаназия в России: нельзя, но можно; Мед Портал Rambler-Здоровье 27.10.2004.

4. Всеобщая декларация о биоэтике и правах человека (ООН, 2005).

5. Капинус О.С. Эвтаназия в свете права на жизнь: монография. — М.: ИД Камерон, 2006.

6. Капинус О.С. Эвтаназия как социально-правовое явление: монография. — М.: Буквоед, 2006;

7. Лопухин Ю. М. Биоэтика в России. Вестник Российской Академии Наук. 2004

8. Петров Александр. «Легкая смерть» шагает по Европе. НГ-Религии №23 (153) 15.12.2004 г

9. Покальчук Олег. Эвтаназия: невыносимая легкость. Зеркало недели / . 2005

10. Проект Федерального закона «О правовых основах биоэтики и гарантиях её обеспечения».

11. Сгречча Элио. Биоэтика (учебник), Изд. ББИ, 2003.

12. Силуянова И. В. Биоэтика в России: ценности и законы, (учебник для медицинских и фармацевтических вузов) М. 2004.

13. Христодул. Церковь и проблема эвтаназии. 2005.

33