Трагическое в произведениях русских и татарских писателей на основе произведения Л.Н. Толстого ‘А. Каренина’ и Г. Ибрагимова ‘ Молодые сердца’

Тема: Трагическое в произведениях русских и татарских писателей на основе произведения Л.Н. Толстого «А. Каренина» и Г. Ибрагимова » Молодые сердца»

Содержание

Введение

. Сравнительный подход к изучению русской и татарской литературы XIX — ХХ веков

. Л.Н. Толстой и татарская литература начала ХХ века

. Г. Ибрагимов — писатель, ученый, общественный деятель

. Трагическое в романе Л.Н.Толстого «Анна Каренина» и Г.Ибрагимова «Молодые сердца»

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Познать сущность какого-либо литературного явления невозможно без проведения аналогий, сопоставления его с другими, ему подобными или отличными от него, поэтому элементы сравнительного анализа присутствуют в каждом литературоведческом исследовании.

Сравнение творчества представителей различных культур всегда привлекало специалистов. Имея в арсенале бродячие сюжеты и одинаковые ситуации, авторы всегда по-своему реализуют их в своем творчестве.

Ряд ученых, таких как: Дима А., Дюришин Д., В.Р. Аминева, Гайсин Р.М., Кадыров О.Х., Нигматуллин Э.Г., Саяпова А.М. — обращается к сопоставлению индивидуализированных творческих практик, национальных художественно-эстетических традиций, исследованию конкретного национального литературного процесса, творчества писателя, идейно-эстетической концепции, метода, жанрово-стилистических особенностей произведений с привлечением возможностей компаративистики, в контексте иной национальной литературы. Приоритетным направлением сравнительного литературоведения становится изучение закономерностей в межлитературных отношениях, поиски системности в них.

В последние годы нашего столетия в сравнительных исследованиях русской и татарской литератур активно осваиваются процессы национальной и культурной идентификации. Деятельность известнейших русских и татарских писателей всегда подводила определенные итоги уходящему времени, направляла на новые пути и горизонты, учила добру. В творчестве находили отражение не только события, происходящие в определенный момент времени во всем мире, но и те, которые свойственны были только тому региону или стране, в которой работали авторы. В то же время нельзя рассматривать деятельность писателей только с точки зрения их культурной или национальной принадлежности. Любому писателю свойственны свои особенности использования богатств литературы. Татарские писатели 1-й трети ХХ в. творчески восприняли опыт русской классической литературы, ориентировались на него в решении стоящих перед ними специфических художественно-эстетических задач.

14 стр., 6594 слов

Лишний человек в произведениях русских писателей 19 века

Р Е Ф Е Р А Т НА ТЕМУ: «Лишний человек» в произведениях русских писателей XIX века» ученика 11 класса «Ж» средней школы №27 Малышева Андрея Москва 2002 И в мире был он одинок. Дж. Г. Байрон …и эти существа часто бывают одарены большими нравственными преимуществами, большими духовными силами, обещают много, исполняют мало или ничего не исполняют. Это не от них самих; тут есть fatum, заключающийся в ...

В своей работе мы в большей степени опирались на компаративистские исследования В.Р. Аминевой и Ю.Г. Ниматуллиной.

Актуальность нашего исследования определяется тем, что в нем впервые выявляется художественно-изобразительный потенциал авторов, служащий раскрытию трагического в произведении.

Объектом исследования являются романы Г. Ибрагимова «Молодые сердца» и «Анна Каренина» Л. Толстого.

Предметом исследования выступает трагическое в романах.

Цель работы: выявить структурно-содержательные особенности категории трагического в романах Л.Толстого и Г.Ибрагимова.

Задачи исследования:

систематизировать научно-критическую литературу, посвященную данной теме в литературоведении;

сопоставить тип конфликта и характер его разрешения в романах «Анна Каренина» и «Молодые сердца»;

охарактеризовать мотивы поведения героев;

сопоставить принципы и приемы психологического изображения, используемые писателями.

Структурно работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

1. Сравнительный подход к изучению русской и татарской литератур XIX — ХХ веков

15 стр., 7003 слов

1.Исследования отечественных ученых в суицидологии: школа а.Г. Амбрумовой

В отечественной психиатрии определение суицидального поведения дано А. Г. Амбрумовой: «Суицидальное поведение является следствием социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта и подразделяется на внутренние антивитальные переживания, пассивные суицидальные мысли, суицидальные замыслы, суицидальные намерения и внешние формы – суицидальная ...

Выделив и терминологически оформив три аспекта сравнительно-литературных исследований, В.М.Жирмунский приходит к выводу, что в сравнительно-исторических исследованиях нельзя останавливаться на уровне простого сопоставления сходных литературных явлений. Высшая цель компаративистики — историческое объяснение этих сходств. На зависимость типологического сходства литературных процессов от сходства исторических условий указывают и другие ученые (Н.И.Конрад, П.А.Гринцер, Д.Дюришин, И.Г.Неупокоева).

Однако сходства, возникающие между литературами разных регионов, зачастую нельзя объяснить ни «общим источником», ни сходством определенного комплекса исторических условий.

В своих исследованиях Аминева В.Р. утверждает, что в татарской литературоведческой науке первые опыты в области компаративных исследований были сделаны К.Насыри. Принципы и приемы анализа межлитературных взаимодействий складываются в 1920 — 1930-е гг. в книгах Г.Нигмати Г.Сагди, Г.Газиза, Г.Рахима и некоторых других ученых. Вопросы влияния русской литературы на татарских писателей начала ХХ в. освещаются в трудах Н.Вагапа, Г.Тулымбая, З.Шарки, И.Гази, Ф.Бурнаша, М.Гайнуллина, Х.Хисматуллина, И.Г.Пехтелева.

Вопрос о соотношении национального художественного опыта с инонациональным приобретает принципиальное значение при осмыслении своеобразия художественного метода писателей, жанрового облика татарской литературы начала ХХ в. Приемы и способы психологического изображения в произведениях Ф.Амирхана, Г.Ибрагимова рассматриваются литературоведами преимущественно в контактно-генетических связях с творчеством русских художников слова. Г.Халит устанавливает типологические параллели между русской и татарской литературами XIX — ХХ вв. на уровне тем, мотивов, образов, жанров, методов, настаивая на том, что типологическое сходство структуры и принципов развития характеров в произведениях русских и татарских писателей не является следствием простого «влияния» одной национальной литературы на другую. Это — процесс творческого усвоения, результатом которого стало создание оригинальной национальной формы психологического романа и повести. Типологические параллели указывают на линии потенциально возможных контактов.

17 стр., 8220 слов

ТВОРЧЕСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ПИСАТЕЛЯ КАК ОБЪЕКТ ИЗУЧЕНИЯ

  Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хотя бы немного зоркости. К. Паустовский    За что мы любим Пушкина? На этот вопрос, по-видимому, каждый ответит: за то, что он создал художественные шедевры, которые согревают душу. Значит, наш интерес к писателю вызван только тем, что он создатель, творец особой художественной реальности, которая почему-то становится интересной ...

Начало ХХ в. в татарской литературе отмечено существенными изменениями в типе художественного видения мира, способах мышления и самовыражения. В эту эпоху сосуществуют и активно взаимодействуют разные литературные направления: просветительский и критический реализм, романтизм, натурализм, модернизм. Поэзия и проза обогащаются новыми жанровыми формами, зарождается драматургия нового типа. В поэтике доминирует авторское начало. Типологическая близость с произведениями русской литературы 2-й половины ХIХ в. обнаруживается на уровне эстетических концепций, сходных тем и проблем, типов героев, системы образных средств.

Внимание литературоведов привлекают такие темы, как «Н.В.Гоголь и татарская литература» (М.Х.Гайнуллин, Х.Хисматуллин, Р.Башкуров); «М.Горький и татарская литература» (Х.Усманов, М.Х.Гайнуллин), «Л.Н.Толстой и татарская литература» (М.Х.Гайнуллин, Р.Мустафин, Р.Башкуров, Ф.И.Агзамов, М.С.Магдеев, О.Х.Кадыров и др.).

Закономерности восприятия творческого наследия русских художников слова осмысливаются сквозь призму категорий компаративистики.

В диссертационном исследовании Ю.Г.Нигматуллиной «Повести И.С.Тургенева 60 — 70-х годов и их традиции в татарской литературе начала ХХ века (И.С.Тургенев и Ф.Амирхан)» типологическое сходство творчества писателей, проявляющееся в жанрово-стилистических особенностях их произведений, принципах художественного воссоздания действительности, трактуется как явление, обусловленное воздействием традиций тургеневской повести на прозу Ф.Амирхана. Н.М.Валеев выявляет сходство сюжетной схемы «духовного испытания» в рассказах и повестях Ф.Амирхана с ситуациями нравственного суда в произведениях И.С.Тургенева, И.А.Гончарова, Л.Н.Толстого и подчеркивает «непрерывную изменчивость» и «гибкую вариативность» данной модели в творчестве татарского писателя.

3 стр., 1440 слов

Использование произведений татарских поэтов и писателей при формировании у дошкольников интереса к родному краю

Содержание: Введение...……………………………………………………………………………3 Глава I. Теоретические основы использования произведений татарских поэтов и писателей при формировании у дошкольников интереса к родному краю……...5 1.1. Психолого-педагогические основы формирования интереса к родному краю у детей дошкольного возраста……………...………………………………………5 1.2. Произведения татарских поэтов и писателей, как средство ...

Так, О.Х.Кадыров исследует своеобразие психологизма Г.Исхаки и приходит к выводу о творческом усвоении татарским писателем открытых Толстым способов постижения внутренней жизни человека: «черты сходства Толстого и Исхаки — это черты общетипологического плана, сходство в самом типе художественного мышления обоих писателей».

От генетического сравнения к типологическим обобщениям — такова логика рассуждений Э.Г.Нигматуллина о разных вариантах приобщения татарской литературы 1-й трети ХХ в. к общемировому литературному процессу. Э.Г.Нигматуллин доказывает, что творческие контакты татарских и западноевропейских писателей носили отнюдь не случайный характер: они были обусловлены созвучием художественно-эстетических взглядов, замыслов, сходным видением мира, поисками новых методов и приемов художественного изображения. Сравнительно-типологический метод применяет А.М.Саяпова, обращаясь к исследованию сходных явлений и процессов в русской и татарской литературах. Она прослеживает историю формирования татарско-русских литературных связей, характеризуя их как генетические и типологические.

Теоретико-методологические аспекты интересующей нас темы разрабатываются в трудах Ю.Г.Нигматуллиной. В монографии «Национальное своеобразие эстетического идеала» реализуется системно-комплексный подход к исследованию категорий, посредством которых устанавливается специфика национальной литературы, доказывается тезис об относительности «границ» между общечеловеческим, национальным и индивидуальным в художественном мышлении писателей. Особое место в историко-типологических сопоставлениях русской и татарской литератур занимает ее исследование «Типы культур и цивилизаций в историческом развитии татарской и русской литератур». К существенным итогам работы следует отнести расширение возможностей компаративистики, включение в проблематику сравнительного литературоведения цивилизационного и культурологического подходов.

В ряде работ тенденции и закономерности национального историко-литературного процесса конца XIX — ХХ вв. и творчество отдельных писателей анализируются в широком контексте культурно-исторического взаимодействия Запада и Востока. А.Г.Ахмадуллин объясняет многие достижения татарской литературы тем, что в ней осуществляется синтез национальных, восточных и западных традиций. В монографии «Дардменд и проблема символизма в татарской литературе» А.М.Саяпова применяет принципы герменевтики, включая художественное слово Дардменда и других его современников в контекст философско-эстетической мысли Востока и Запада. Выявляются многочисленные параллели между творчеством русских и татарских писателей, суфийской поэзией и символизмом ХХ в., демонстрирующие типологическое сходство разных художественно-эстетических систем.

16 стр., 7555 слов

Толстой смерть соната анализ

Извечные вопросы: любовь и ненависть, дружба и предательство, жизнь и смерть... Читая "Крейцерову сонату" Л. Толстого погружаешься в банальную ситуацию, такой знакомый всем из жизни сюжет и задаешь себе извечный вопрос: как так происходит, что люди ищут друг друга всю жизнь, наконец, находят, встречаются и радуются каждой минуте, проведенной вместе. Женятся по большой любви, искренне желая вместе ...

В последние два десятилетия в сравнительных исследованиях русской и татарской литератур активно осваиваются процессы национальной и культурной идентификации. Одним из приемов, помогающих воссоздать специфику и динамику национального художественного сознания, является описание контекстов, которые основываются на диалоге философии, литературы, культурологии. При таком подходе национальное предстает как система взаимовлияний и противоборств направлений, жанров, стилей. Например, Р.К.Ганиева считает, что творчество Г.Исхаки являет собой органический синтез философско-эстетических и литературных традиций Востока и Запада. С точки зрения ученого, художественный метод Ф.Амирхана — сложное синтетическое явление, вобравшее в себя художественно-эстетический опыт модернистских течений, обогативших художественную систему его реализма. Ю.Г.Нигматуллина прослеживает процесс формирования «запоздалого модернизма» в татарской литературе и изобразительном искусстве в широком контексте авангардистского искусства России и Западной Европы. Д.Ф.Загидуллина выявляет причины, стимулирующие возникновение в татарской литературе начала ХХ в. модернистских течений: одной из них является диалог с русским и западноевропейским модернистским искусством.

Таким образом, сравнительный подход к изучению русской и татарской литератур XIX — ХХ вв. обрел известную степень законченности в описании контактных связей и типологических сходств. Внешние и внутренние взаимосвязи одной национальной литературы с другой не противопоставляются типологическим схождениям, обусловленным общественно-историческими, литературными, психологическими и другими причинами.

11 стр., 5030 слов

Пути активизации общения заикающихся детей с использованием татарских фольклорных материалов

Пути активизации общения заикающихся детей (с использованием татарских фольклорных материалов Введение ХДК 376.63 : 398 (=343.21) ББК 74.3 : 82 (2Рос=Тат) Га 12 Научный редактор: Ханбиков Я.И., доктор педагогических наук, профессор Гафарова P.M. Пути активизации общения заикающихся детей (с использованием татарских фольклорных материалов). — Казань: Изд-во Института истории АН РТ, 2003. - 112 с. В ...

История изучения русско-татарских литературных связей свидетельствует о том, что татарские писатели 1-й трети ХХ в. творчески восприняли опыт русской классической литературы, ориентировались на него в решении стоящих перед ними специфических художественно-эстетических задач. Художественное мастерство русских писателей перенимается и воплощается в литературной критике, переводе, переложениях, в создании оригинальных произведений искусства. Обращаясь к различным формам сравнительного метода (историко-генетическому, сравнительно-историческому, историко-типологическому, сравнению по аналогии, синтетическому сравнению и др.), литературоведы решают разные задачи: воссоздают процессы интеграции, ассимиляции, рецепции, преемственности художественных ценностей в инонациональном контексте, показывают переход от сходств к различиям.

2. Л.Н. Толстой и татарская литература начала ХХ века

Культура, созданная гением Л.Н.Толстого, составляет достояние всего человечества. Обозначенная здесь проблема — проникновение Толстого в татарскую жизнь и татарскую культуру начала XX столетия, важнейшее место в которой занимала художественная литература. А через литературу на татарском языке, которая издавна выполняла важную просветительскую функцию в отношении близких по языку мусульманских народов страны, к Толстому приобщались все новые массы читателей.

Путь Толстого к своему читателю на татарском языке был необычайно долгим и трудным. Интерес татарской мысли к Толстому, попытки очертить вклад, сделанный им в художественную культуру своего времени, обозначились еще в 80-е годы девятнадцатого столетия. В начале XX века повышается интерес к Толстому как к художнику, открывшему новые формы психологического анализа, и как к борцу против несправедливости. В выступлениях крупнейших деятелей татарской мысли начала XX столетия Мусы Бигиева и Джамалетдина Валиди Толстой представлен как великий художник слова и правдоискатель. Появляются переводы повестей и романов Л.Н.Толстого на татарском языке.

В научной литературе издавна бытует мнение о личных связях, имевших место между русским писателем и зачинателем просветительского движения в Татарии Каюмом Насыри (1825-1902).

Использовав труды Толстого по педагогической и воспитательной деятельности и следуя его примеру, Каюм Насыри начал первым писать книги по воспитанию и учебники и посвятил всю свою жизнь просвещению татарского народа.

К широкой популяризации Толстого обращаются самые крупные, самые яркие деятели татарской культуры. Таков будущий депутат Государственной думы, а после эмиграции и депутат турецкого меджлиса — Садрутдин Максуди.

Газета «Реформа» в № 42 печатает отдельные рассказы Толстого и его биографию. А Фатих Амирхан, друг и соратник Габдуллы Тукая, пишет письмо Толстому об интересующих его проблемах, просит у него совет.

Поэт Сагит Рамиев посвятил памяти Толстого несколько статей в газете «Идел» («Волга»), перевел пьесу «Живой труп», написал элегию «Он умер».

Самый решительный шаг сделал Гаяз Исхаки, начав с моральной проповеди, так напоминающей аналогичные толстовские призывы к любви и всепрощению. Исхаки приобщается к художественно-философской традиции Толстого через свое, национально-особенное. Сходство Толстого и Исхаки — сходство в самом типе художественного мышления обоих писателей.

Бесспорнейший сам по себе факт ориентации Исхаки на Толстого, на его опыт первооткрывателя высших форм художественного психологизма в литературе рубежа двух столетий, зафиксированный, в том числе, и рукой Исхаки, отнюдь не исключает оригинальности татарского писателя, сделавшего эти общеэстетические достижения органическим свойством своего таланта.

Толстовское начало у Галимджана Ибрагимова проявляет себя иначе: он и спорит с Толстым, и восхищается его даром художника и мыслителя.

Статья Г.Тукая, которая появилась в 1906 году, называется «Национальные чувства», где Толстому отведено место центра в цепи самых выдающихся деятелей русской культуры.

Педагогические труды Тукая «Письма матери» напоминают «Письма родителям» Толстого. В 1910 году появилась книга Г.Тукая с вступительным словом о Толстом. Тукай восхищался Толстым на протяжении всей короткой жизни, в журнале «Искра», напечатал сатиру «Мнения знатных татар о Толстом». Смерть Толстого буквально потрясла поэта. В больнице перед смертью Тукай отправляет несколько стихов и письмо секретарю журнала «Сознание», которое очень впечатляет. Через 4 дня Г.Тукая умер, и стихи, в том числе и «Слова Толстого», появились, в дни похорон народного поэта Г.Тукая.

Как известно из истории, 9-10 марта 1919 года Сардар-Гайнан Ваисов, один из руководителей религиозного и политического движения протеста против национального и социального гнета (2-ая половина XIX — 1-ая четверть ХХ в.) встретился с писателем Львом Толстым в Ясной Поляне. У великого русского мыслителя после многочасовой беседы сложилось высокое мнение о Сардаре Ваисове как о философе, который обладает планетарным мышлением. Граф Лев Толстой оказывал ему моральную и материальную поддержку.

3. Г. Ибрагимов — писатель, ученый, общественный деятель

Писатель, ученый, общественный деятель Галимджан Гирфанович Ибрагимов родился 12 марта 1887 года в деревне Султанмуратово Стерлитамакского уезда Уфимской губернии (сейчас Аургазинский район Республики Башкортостан).

Первоначальное образование получил в сельском медресе и начальной русской школе. В 1906-1908 годы в Уфе он обучался в медресе «Галия».

Первый рассказ Ибрагимова «Изгнание Заки-шакирда из медресе» появился в 1907 году в газете «Эль-Ислах. Среди первых рассказов «Жертвы любви», «Судьба татарки» (первый вариант) и исторический труд «Культура древнего ислама».

В 1909 г. Г.Ибрагимов переезжает в Казань и решает посвятить себя литературному делу, а в 1912 году он публикует первое крупное произведение «Яшь йорэклэр»(«Молодые сердца»), принёсшее ему популярность. В этот период (1909-1912 гг.) в полную силу раскрывается его творческий потенциал. Он пишет рассказы «Яз башы» («Начало весны»), «Дингездэ («В море»), «Сею-сэгадэт» («Любовь-счастье» и др.) В 1915-1917 гг. Г.Ибрагимов преподает в медресе «Галия» в Уфе. В эти годы он пишет свои рассказы «Кетучелер» («Пастухи»), «Табигать балалары» («Дети природы» др.), роман «Безнец кеннэр» («Наши дни»); научно-педагогические работы «Грамматика татарского языка», «Новая литература», «Методика преподавания родного языка».

После Февральской революции в России в 1917 году Галимжан Ибрагим и Сайфи Файзи издают в Стерлитамаке татарскую газету «Ирек»(«Свобода»), а с сентября 1917 года — он редактирует татарскую газету «Безнен юл»(«Наш путь»).

В мае 1922 года вышел в свет первый номер литературно-художественного и общественно-политического журнала на татарском языке «Безнен юл», предшественника нынешнего издания «Казан утлары». Через этот журнал, созданный по инициативе Галимжана Ибрагимова, татарский читатель впервые ознакомился с произведениями Х. Такташа, Ш.Камала, Ш.Усманова, К. Наджми, А.Кутуя и других писателей.

Он являлся также одним из организаторов и редактором журнала»Магариф».

Г.Ибрагимов создает драму «Яца кешелар» («Новые люди»), повесть «Кызыл чачэклэр» («Красные цветы»), романы «Тирэн тамырлар» («Глубокие корни»), «Казакъ кызы» («Дочь степи»).

Самые известные произведения Г. Ибрагимова- «Судьба татарской женщины» «Дети природы», романы «Молодые сердца», «Наши дни». Среди научных работ — «Татарская грамматика» (1911), «Теория литературы» (1916), «Методика преподавания родного языка» (1918).

Г. Ибрагимов — один из лидеров и создателей Партии татаро-башкирских мусульманских левых эсеров. В 1918 году он — один из организаторов Комиссариата по делам мусульман Внутренней России. В 1920-24 — сотрудник Издательского отдела Центрального бюро Коммунистических народов Востока при ЦК РКП(б), преподаватель Коммунистического университета в Казани. В 1925-1927 председатель Академического центра при Наркоме просвещения, координатор перевода и издания на татарский язык сочинений В. Ленина.

Последние годы жизни (с 1927 г.) в связи с болезнью Г.Ибрагимов провел в Крыму (Ялте), где был арестован и перевезен в Казань. Скончался он 21января 1938 года в тюремной больнице. Реабилитирован посмертно.

Г. Ибрагимов удачно сочетал в себе черты талантливого художника, большого ученого-теоретика и блестящего организатора-практика. Он обладал характером борца-преобразователя и запомнился своим современникам как подвижник, человек, не боящийся и не избегавший никаких трудностей. При этом не внешние обстоятельства и не какие-либо привходящие причины, а высокое чувство патриотизма, горячая любовь к народу, страстное желание принести ему как можно больше пользы побуждали Ибрагимова браться за самые различные дела, вдохновляли его на самоотверженную деятельность, героизм и самопожертвование в работе.

Большая работа проведена за последние годы по собиранию, изучению и изданию творческого наследия писателя. Почти все художественные произведения Ибрагимова переведены и изданы на русском языке. В настоящее издано собрания сочинений писателя в 8 томах. Это наиболее полное издание литературного наследия Ибрагимова на татарском языке, в него наряду с художественными произведениями войдут критические работы и статьи, публицистика, труды по истории и филологии, а также письма. Оно, несомненно, поможет читателям всесторонне и наиболее полно представить богатое творчество и многогранную деятельность Г. Ибрагимова, явится достойным памятником выдающемуся писателю и революционеру.

4. Трагическое в романе Л.Н.Толстого «Анна Каренина» и Г.Ибрагимова «Молодые сердца»

Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой (1828-1910) создавал «Анну Каренину» в особый период своей жизни: для него настало время, как мы бы сказали теперь, переоценки ценностей. «Со мной случился переворот, — писал он в философском эссе «Исповедь», — который давно готовился во мне и задатки которого всегда были во мне. Со мной случилось то, что жизнь нашего круга — богатых, ученых — не только опротивела мне, но потеряла всякий смысл». Итак, Лев Николаевич отверг традиционно-размеренное существование русского образованного дворянина и приступил к поискам некоей альтернативы ему, незыблемых нравственных идеалов, в соответствии с которыми возможна жизнь иная, праведная. Как известно, в итоге это вылилось в особую религиозность Толстого (христианство, очищенное от догм и обрядов церкви).

«Анна Каренина» интересна именно как творческое отражение сложных духовных исканий автора.

Льва Николаевича как художника и философа всегда интересовали отношения между мужчиной и женщиной, которые в идеальном виде представляли для него залог вечного совершенствования души, а в искаженном, греховном, — вели к трагедии, распаду и смерти. Весь роман в принципе написан ради того, чтобы показать это.

Можно сказать, что автор передоверяет персонажам, как это обычно и бывает, свои черты, и главные герои-мужчины романа — Облонский, Каренин, Вронский и Левин — разные ипостаси Толстого: от трех первых он открещивается, запечатлевая неправедное в себе (дворянине, аристократе, помещике); в последнего — свое альтер-эго — в буквальном смысле вкладывает свою душу. Эти мужчины, кроме Левина, навсегда вписаны в некую замкнутую систему пошлых ценностей своего круга, их существование слепо и трагично. Поэтому женщины, разделяющие с ними жизненную дорогу, по-разному несчастливы («каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»).

Долли, жена Облонского, образец смирения и долготерпения, мать большого семейства, женский тип, симпатичный автору, живет с неверным мужем; Анна изменяет сама и доходит до самоубийства. Лишь у Кити — идеальный брак с духовно развитым Левиным.

Подлинный союз любящих сердец предполагает их объединение в одно, но его не может быть между бездуховными людьми. Естественно, такого высшего слияния не происходит и между Анной и Вронским, связанными только плотскими отношениями, и в этом — трагедия их судьбы.

Рассматривая тему трагического в романе, мы должны иметь в виду, что вообще представляет собой трагедия с точки зрения Толстого. Трагедия Анны и Вронского — это удел тех, кто живет неправедно. Их попытки добиться счастья оказываются тщетными, ибо не связаны с духовными устремлениями, которые одни только и позволяют вырваться из замкнутого пространства пошлости. Главная героиня, видя, как блекнет и умирает любовь к ней Вронского (появляется даже некая «молодая дама», предположительная разлучница), бросается под поезд, но и этот поступок — скорее импульсивный, чем обдуманный: «И в то же мгновение она ужаснулась тому, что делала. «Где я? Что я делаю? Зачем?» Она хотела подняться, откинуться; но что-то огромное, неумолимое толкнуло ее в голову и потащило за спину. «Господи, прости мне все!» — проговорила она, чувствуя невозможность борьбы».

С этой дорогой, с гибелью станционного рабочего, связан двойной сон любовников, предваряющий и предвещающий смерть героини. В одну и ту же ночь он, с небольшими различиями, снится обоим. Характерно, что тема Анны — Вронского связана с железом, с поездом, с достижениями техники, т.е. с неодухотворенными вещами, служащими и фоном действия, и орудием самоубийства грешницы. Тема же Левина связана прежде всего с живой природой (в прямом и переносном смысле), и озарение наступает у него после купания ребенка, разговора с женой, во время чудесной летней грозы, ливня, очищения всего и вся.

Гибель героини предсказывается не только смертью путейца и вызванными ею кошмарами, но и эпизодом на скачках, где Вронский губит чудесную, послушную и самоотверженную лошадь. Впрочем, это аллегория не только будущей смерти Анны, но и уже состоявшегося духовного ее падения.литература толстой ибрагимов трагический

В романе четко противопоставляется трагизм пошлой жизни пары Анна — Вронский и праведность четы Левина — Кити. Интрига произведения, в сущности, служит прежде всего для того, чтобы привести последнюю к моральному апофеозу, а первую — к поучительному несчастью. Повороты сюжета, второстепенные персонажи — все служит этому. Отметим, что Анна выступает, не сознавая того, спасительницей Кити от Вронского, принимая удар — греховную его любовь — на себя. Другой ее добрый поступок — улаживание отношений между Стивой Облонским и Долли, ссорой которых открывается роман. Таким образом, Анна многое налаживает в созданном писателем мире, но сама гибнет.

В «Анне Карениной» автор использует пушкинский прием «перекрестных характеристик», которые постоянно помогают художнику создавать ситуации, полные острого драматизма.

Нагнетание разнообразных мрачных сцен на протяжении всего романа Анны и Вронского создает нужное Толстому ощущение трагедии, греха и грядущего возмездия. Напротив — даже не слишком благоприятные коллизии взаимоотношений Левина и Кити разрешаются весьма счастливо.

Таким образом, трагическое в романе Толстого играет роль нравственную, роль «доказательства от противного, и противопоставляется лирическому — отношениям Левина и Кити. В этом плане мы можем назвать роман оптимистическим произведением, так как автор, изображая идеальную супружескую пару как альтернативу прелюбодеянию, прямо указывает, как избежать трагедии. Кроме того, сама трагедия для Толстого — искупление и возможность роста души (тема, излюбленная и Достоевским): возвышение через страдание и даже через смерть. Трагическое в «Анне Карениной» поставлено на службу нравственному посылу и призвано вызвать так называемый катарсис, но вовсе не страх или отвращение.

«Внутренние монологи», «психологический комментарий» — специфически толстовские художественные приемы, посредством которых писатель с особенной глубиной раскрывал внутренний мир героев. Эти тонко-психологические приемы насыщены в «Анне Карениной» таким напряженным драматическим содержанием, что не только не замедляют темпа повествования, а усиливают его развитие. Примером этой связи между тончайшим анализом чувств героев и остро-драматическим развитием сюжета, могут служить все «внутренние монологи» Анны Карениной. Вводя в диалоги между героями романа «психологический комментарий», раскрывающий тайный смысл слов, мимолетных взглядов и жестов героев, писатель не только не замедляет повествования, но сообщает развитию конфликта особенную напряженность.

Таким образом, в романе «Анна Каренина» Л.Толстой для ощущения трагизма использует перекрестные характеристики героев, антитезу в сюжетных линиях, аллегорические сюжеты, кольцевую композицию, внутренние монологи и психологические комментарии.

Зыя и Марьям, герои романа «Молодые сердца» (1912) Г. Ибрагимова, вершины романтических исканий и стремлений писателя, вступившие в конфликт с окружением, с враждебным миром, также мечтают о счастье и свободе любви. Но из-за неспособности смириться с действительностью и победить условности они неизбежно идут к гибели. «Противопоставляя протестующую личность угнетающей среде, Ибрагимов в определении ее духовной силы и красоты во многом шел от извечных критериев «чистой любви», — пишет Г. Халит. В романе «Молодые сердца» к культу природы и любви в творчестве Г. Ибрагимова добавляется и культ искусства. Свобода личности и душевная гармония, по мнению писателя, связаны с расцветом в природной жизни, противоположной действительности, подавляющей человека, культов любви и искусства.

Процесс ломки вековых устоев национальной жизни разрывал естественные связи поколений, разделял единый национальный мир на отдельные социально-идеологические сферы. В изображаемой писателями исторической ситуации герои, принадлежащие к молодому поколению, вынуждены решать проблему самоопределения: подчиниться устоявшимся формам жизни, законам и традициям своей среды или обособиться от них, противостоять им, обрести духовную и нравственную независимость.

Следовательно, оба автора в своих произведениях изображают кризисное состояние современного им общества, социальных, нравственных, идейных его оснований и тот раскол, взаимное непонимание, которыми этот кризис сопровождается. Трагедия человеческой разъединенности, столкновение различных жизненных систем, социально-идеологических позиций составляют конфликт произведений.

В романе Г.Ибрагимова «Молодые сердца», 1912, сыновья Джаляла-муллы выбирают второй путь. Зыя и Сабир предельно противоположны и в то же время уравнены как стороны распавшегося целого. Сквозь индивидуальные и типические различия, установленные между братьями, просматриваются универсальные оппозиции реального и идеального, материального и духовного, земного и небесного, разума и чувства. Принадлежность героев к двум полярным мирам обнаруживается в психологическом рисунке их характеров, в событийной линии романа, в мотивационной системе сюжета, в пространственных ракурсах произведения. Две противоположные «мировоззренческие установки» варьируются в жизненной позиции второстепенных персонажей романа (Усмана, Карима, Сафи, его брата Салима и др.).

Благодаря сюжетному параллелизму два противоположных типа поведения и мироотношения выступают как характерные приметы эпохи, сообщающие изображаемому конфликту широту, многозначность.

Этот сюжетный параллелизм, сюжетная антитеза являются общей чертой в изображении трагизма в романах Л. Толстого и Г. Ибрагимова.

Следование традициям русской литературы проявилось в обращении Г.Ибрагимова к такому приему психологического анализа, как разные типы внутренних монологов. В русской литературе внутренний монолог функционирует как индивидуальная концепция самоопределения и самораскрытия персонажа. Как и в романах Л.Н.Толстого, внутренние монологи героев татарских писателей приобретают диалогическую форму. Они передают разорванность сознания героя, акцентируют в душевной деятельности персонажа процессуальный и ценностный смысл, отражают видение и оценку содержания собственного сознания. Внутренняя речь, построенная на диалогах и позволяющая показать душевную жизнь человека в ее трагических конфликтах и противоречиях, драматизирует эпический текст, заряжая его энергией напряженного переживания царящей в мире дисгармонии.

Таким образом, раскрывая трагические противоречия жизни и сознания людей, татарский прозаик вслед за русскими писателями обращается к таким способам и приемам психологизма, как внутренние монологи, тяготеющие к исповедальности.

Как и в русской литературе ХIХ в., в произведениях татарских писателей сон представляет собой повествование, обнаруживающее в герое возможность иной жизни и иного человека: он утрачивает свою завершенность и однозначность, перестает совпадать с самим собой. Сон, подчеркивая причастность героев вневременному и внепространственному миру, формирует особую пограничную зону, которая приближает человека к последней черте бытия и предельно обостряет его отношения с собственной жизнью и смертью, с судьбой.

В сопоставляемых произведениях Л.Н.Толстого и Г.Ибрагимова сны во многом предвосхищают последующие трагические события. Но в романе Л.Н.Толстого значима психологическая мотивировка пророческого характера снов героев. В произведении татарского писателя прогностическая функция снов связана с идеей предопределенности судьбы человека, восходящей к религиозному учению — теологическому фатализму.

Оказываясь исходным пунктом для постижения того, что происходит с героями в реальной действительности, сны выступают в роли посредников между двумя планами бытия, предельно разводят их и в то же самое время максимально сближают.

Заключение

Одной из задач литературоведения является исследование межлитературного процесса, содержание, структура и формы которого отражают глубинные тенденции и закономерности как мирового, так и национального художественно-эстетического развития. Поиск универсалий, конституирующих единство разных национальных литератур, и выявление их уникальности и самобытности — две противоположные процедуры, которые совмещаются в рамках компаративистской методологии.

Проведя сравнительный анализ романов Л. Толстого «Анна Каренина» и Г. Ибрагимова «Молодые сердца», мы пришли к выводам:

Интерес к душевной драме личности, ее нравственным исканиям, диалектике внутренних конфликтов сближает русских и татарских писателей. Интерпретация психических структур, эмоций и переживаний дается в сопоставляемых произведениях в философско-этической и социально-психологической проблематике. Но если раздвоенность героев Толстого является прежде всего следствием неоднородности самой их природной сущности, то двойственность персонажей татарского автора порождена кризисным состоянием современной им действительности.

Сюжетный параллелизм, сюжетная антитеза являются общей чертой в изображении трагизма в романах Л. Толстого и Г. Ибрагимова.

Как в роман Л.Н.Толстого, так и Г. Ибрагимова внутренние монологи героев приобретают диалогическую форму. Они передают разорванность сознания героя, показывают душевную жизнь человека в ее трагических конфликтах и противоречиях, драматизирует эпический текст.

В русском и татарском романах сны выполняют сходные функции: являются средством самоуглубления и самоанализа; откликом на непосредственные впечатления; способом психологической индивидуализации характеров; имеют сюжетообразующее значение, приобретают символический трагический смысл.

Л. Толстой в романе «Анна Каренина» и Г.Ибрагимов в «Молодых сердцах» изображают кризисное состояние современного им общества, социальных, нравственных, идейных его оснований и тот раскол, взаимное непонимание, которыми этот кризис сопровождается. Трагедия человеческой разъединенности, столкновение различных жизненных систем, социально-идеологических позиций составляют конфликт произведений.

Список использованной литературы

1.Аминева В.Р. Своеобразие психологизма в произведениях русских и татарских писателей (сопоставительный аспект) / В.Р.Аминева // Магариф. — 2006. — № 4. — С.79-81.

2.Аминева В.Р. Типы диалогических отношений между национальными литературами (на материале произведений русских писателей второй половины ХIХ в. и татарских прозаиков первой трети ХХ в.) — Казань: Казан. гос. ун-т, 2010. — 476 с.

3.Аюпов С.М. Эволюция тургеневского романа 1856 — 1862 гг.: Соотношение метафизического и конкретно-исторического. Казань, 2001.

4.АхмадуллинА.Г. Дардменд и проблема символизма в татарской литературе. — Казань, 2001.

.Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 343.

.Валеев Н.М. В мире нравственных исканий: исследование. Казань, 1985. 120 с.

.Гайсин Р.М. Роль русской литературы в формировании реализма Фатыха Амирхана: Автореф. дис. … канд. филол. наук / Р.М.Гайсин; Башк. гос. ун-т им. 40-летия Октября. — Уфа, 1986. — 18с.

.Ганиева Р.К. Татарская литература: традиции, взаимосвязи. Казань, 2002. С. 95.

.Гуреева Н.В. Поэтика романа Толстого «Анна Каренина»: бессознательное, художественное время, цветовая образность: дис. … канд. филол. наук. Н.Новгород, 2006.

.Дима А. Принципы сравнительного литературоведения. — М., 1977.

.Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы: пер. со словац. М., 1979. 320 с.

.Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение / В.М.Жирмунский.- Л., 1969.

.Кадыров О.Х. Роль Л.Н.Толстого в становлении и развитии татарской реалистической литературы: дис. … д-ра филол. наук. Казань, 1996. С. 242.

.Лотман Ю.М. История и типология русской культуры. СПб., 2002.

.Миловидов В.А. Текст, контекст, интертекст: Введение в проблематику сравнительного литературоведения. — Тверь, 1998.

.Нигматуллин Э.Г. Диалог литератур: указатель переводов произведений русской литературы на татарский язык. Казань, 2002. 176 с.; Русско-татарские литературные взаимосвязи. С. 124-128.

.Нигматуллина Ю.Г. «Запоздалый модернизм» в татарской литературе и изобразительном искусстве. Казань, 2002. 176 с.

.Нигматуллина Ю.Г. Типы культур и цивилизаций в историческом развитии татарской и русской литератур. Казань, 1997. С. 101.

.Нигматуллина Ю.Г. Национальное своеобразие эстетического идеала /Ю.Г.Нигматуллина. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1970. — 212 с.

.Проблемы сравнительного и сопоставительного литературоведения Поволжья: сб. науч. ст. Чебоксары, 2010.

.Романтизм и реализм в литературных взаимодействиях. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1982. — 126 с.

.Русско-татарские литературные взаимосвязи: (проблемы сопоставительного исследования): библиографический указатель / сост. А.З.Хабибуллина, М.М.Сидорова. Казань, 1999. С. 71-124.

.Сайганов А. Татарские писатели-просветители и русская культура / А.Сайганов // Вопросы татарской литературы. — Казань, 1970.- Сб. 3.- С.5

.Сайганов А. У истоков эстетики реализма: Эстетика Ф.Амирхана и ее место в развитии татарской реалистической литературы. Казань, 1982.

.Саяпова А.М. Татарско-русские литературные связи в первой половине ХIХ в.: автореф. дис. … канд. филол. наук. Казань, 1982.

.Смирнов А.А. Функция компаративистики в современном литературоведении // Сравнительное литературоведение: теоретический и исторический аспекты: материалы Междунар. науч. конф. «Сравнительное литературоведение» (V Поспеловские чтения).

М., 2003. С. 17-22.

.Типы диалогических отношений между национальными литературами (на материале произведений русских писателей второй половины ХIХ в. и татарских прозаиков первой трети ХХ в.) / В.Р. Аминева. — Казань: Казан. гос. ун-т, 2010. — 476 с.

.Хасанов М.Х. Галимджан Ибрагимов. Казань, 1977. С. 38.

.Халит Г. Алдангы рус культурасы һəм татар əдəби хəрəкəте / Г.Халит //ХХ йөз башында татар əдəбияты. — Казан, 1954.